Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 г

Учредитель – Виталий Кузнецов Основан в 2008 году С 2010 г. выходит 6 раз в год Издаѐтся при финансовой поддержке ООО Артель старателей «Западная» Главный редактор: Виталий Кузнецов Зам. главного редактора по связям с общественностью: Татьяна Логинова Зам. главного редактора по литературной кри... больше
26
Просмотров
Журналы > Творчество
Дата публикации: 2017-06-19
Страниц: 89
1

ISSN 2500-0276 № 3 /61/ май-июнь 2017  

Если даже всего два человека, разные – по возрасту, призванию, религии и духу, приходят к одной идее, то эта мысль уже заслуживает внимания. /В. Кузнецов/ I S S N 25 00 - 0 2 76  № 3 (61) май-июнь 2017 Учредитель – Виталий Кузнецов Основан в 2008 году С 2010 г. выходит 6 раз в год Издаѐтся при финансовой поддержке ООО Артель старателей «Западная»    Г л а в н ы й р е д а к т о р : В и т а л и й К у зн е цо в Зам. главного редактора по связям с общественностью: Т а т ь я н а Л о г и н о в а Зам. главного редактора по литературной критике: В а л е р ий К и р и ч е нк о Зам. главного редактора по международным литературным связям: Н и к о л а й Т и м о хи н Консультант по международным литературным связям: Ел е н а Думрауф-Шрейдер Заведующий отделом прозы: Ев г е н и я Р о м а н о в а Заведующий отделом поэзии: А л е к с ан д р К о б е л е в Заведующий отделом культуры: Т а т ь я н а Л а п а х т и н а W E B - м а с т е р с а й т а : П а в е л Р о с л а в с к ий  Литературный экспертный совет Б а й б о р о д и н Анатолий Григорьевич, прозаик, публицист, член Союза писателей России, главный редактор журнала СП России «Сибирь» /Иркутск/. Б а т р а ч е н к о Виктор Степанович, поэт, публицист, кандидат технических наук, доцент ВГПУ, зам. председателя правления общероссийского Союза военных писателей «Воинское содружество» /Воронеж/. Б и л ь т р и к о в а Елизавета Михайловна, поэт, член Союза писателей России /Улан-Удэ/. Б о р ы ч е в Алексей Леонтьевич, поэт, член Союза писателей России, кандидат технических наук /Москва/. Б р а г и н Никита Юрьевич, поэт, член Союза писателей России, доктор геолого-минералогических наук /Москва/. З о р к и н Виталий Иннокентьевич, профессор ИГУ, Заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, Союза журналистов России, действительный член Петровской академии наук и искусств /Иркутск/. К о р н и л о в Владимир Васильевич, поэт, прозаик, публицист, член Союза писателей России, Союза журналистов России, Международной Гильдии писателей /Братск, Иркутская обл./. Н е ч и п о р у к Иван Иванович, поэт, член правления Межрегионального союза писателей и исполкома Международного сообщества писательских союзов, Союза писателей России /Горловка, ДНР/. О р л о в Максим Томасович, поэт, член Союза писателей России / Братск, Иркутская обл./. Р у м я н ц е в Андрей Григорьевич, поэт, публицист, член Высшего творческого совета Союза писателей России, Народный поэт Республики Бурятия, действительный член Петровской академии наук и искусств /Москва/. С к и ф Владимир Петрович, поэт, секретарь правления Союза писателей России /Иркутск/. Х а р и т о н о в Арнольд Иннокентьевич, публицист, прозаик, член Союза российских писателей, Союза журналистов России, Заслуженный работник культуры РФ /Иркутск/. Ч е п р о в Сергей Васильевич, поэт, публицист, член Союза писателей России /Темрюк, Краснодарский край/. Журнал «Северо-Муйские огни» является авторским литературным изданием, ставящим себе целью духовное и творческое объединение свободных мыслителей и художников, творящих в духе любви к природе, людям, во имя процветания мирового экологического сообщества. Редакция вступает в переписку только с теми авторами, материалы которых приняты к публикации. За достоверность фактов несут ответственность авторы статей. Их мнения могут не совпадать с мнением редакции. Фото на страницах обложки: из архива редакции. Подписано в печать 15.06.2017. Адрес редакции и издателя: Формат А4. Стр. – 88. 671564, Бурятия, Северомуйск, улица Геологическая, 2. Печать офсетная. Бумага офсетная. Тираж 500 экз. Тел.: 8 9024582889; 8 9246503603 Отпечатано в ООО ПЦ «КОПИР», г. Новосибирск, улица Ленинградская, 102. Сайт: http://smogni2008.ru/ Е-мэйл для общих вопросов: [email protected] © Северо-Муйские огни, 2017 Связь с главным редактором: [email protected]

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Содержание Приветственная страница О б р а т н а я с в я з ь ………..…………………………………………………….………………………....…………3 Памяти Евгения Евтушенко Галина Иванова. «…любой из нас хоть чуточку Есенин»……………………………………...………………5 Анжелла Седых. «Под куполом поэзии» Евгения Евтушенко………………………………………………….8 К 80-летию со дня рождения писателя Валентина Распутина Владимир Скиф. Валентин Распутин……………………………………………………..……….…….……….9 В гостях у журнала Клуб поэтов «У Сербского»……………………………………...………………………………………………18 Татьяна Бравленкова, Виктор Цеберябов, Валерия Домрачева, Аида Акулова, Галина Гнечутская, Владимир Экспресс, Елена Вахрушева, Нина Жмурова, Иван Тузов, Нелли Чупина, Татьяна Безридная, Ирина Лебедева, Галина Кравец, Владимир Монахов, Максим Орлов ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Елена Попова. Если б не было войны…………………………………………………………………………26 Галина Ромадина. Живая нить воспоминаний…………………………………………………………...……27 Публицистика Михаил Спивак. Канада XX век. История фашизма………………………………………..…………………30 Владимир Гладышев. История «Дебошира». О военном романе Михаила Спивака………………….…….……32 Пр ивал на поэтич еск ой тр опе Презентация «под стук колѐс»………………………………………………..………………………………….34 Байкало-Амурские страницы Анатолий Подзарей. Мы строили БАМ не в белых перчатках….………………..…………………..……………36 Любовь Грищенко. Невеста. Рассказ………………...…………………….…………………………………….37 Зинаида Потарась. Из цикла «БАМ. Северомуйск»………………………………………………………………39 Проза Владимир Монахов. Свет тьмы-тьмущей. Эссе.………………………………………………………..…..……42 Александр Пшеничный. Маленькая икона, или... Рассказ………………………………………………………45 Артур Грюнер. Слепой мальчик. Рассказ………………………..………………………………………………48 Михаил Смирнов. Отец. Рассказ……………………………………………………..…………………..………51 Семѐн Биговский. Хроник. Рассказ……………..…………………………………………………………….…57 Ирина Иванникова. Я обязательно вернусь!.. Рассказ……..……………………………………………………60 Лев Григорян. Крылья. Аллегория……..……………………………………………………………..……….…62 Евгения Амирова. За два дня до победы. Рассказ……………………………………………………………….63 Александр Балтин. Рассказы…………………………………………………………………....……………….64 Поэзия Павел Рославский. «Посмотри...»…..……..……………………………………………………..……..…….…66 Никита Брагин. «Но память не фреска в покое пещер...»………………………………………………...……67 Эд Побужанский. «Зверѐк человечий душа...»………...….……..………...………….…….………..………….68 Алексей Борычев. Из новых стихов……………………………………………………………………………69 Анатолий Николин. «Я разольюсь по этой мѐртвой шири...»………….……………………………...……….70 Андрей Линник. «Монолог простого человека»…….…………………………………………...…………..….71 Максим Сафиулин. Из новых стихов………………….…………………………..……………………………72 Константин Былинин…………………………………………………….………………………………...……73 Виктор Дворецкий. «Судьбы моей хитросплетенье...»…………….………………………………………....…74 Андрей Турукин. Из рукописи книги «Давай упадѐм вверх...»……………….……….………………….…….75 Литературная студия «Вешняки»……………….……………………….……………..……………………....…76 Владимир Шилин, Сергей Филиппов, Наталья Коноплева-Юматова, Виктор Синельников, Сергей Простомолотов, Татьяна Кулакова, Марк Лосев, Владимир Любезный, Ефим Шкловский Поэз ия Д онбасса ………………………………………………………………………………………..……79 Василий Толстоус, Андрей Шталь, Марина Бережнева, Людмила Гонтарева, Анна Вечкасова, Иван Нечипорук, Владимир Карлов, Екатерина Ромащук, Елизавета Хапланова, Константин Коваль Поэтич е ск ая к ол онк а ……………………………………...……………………………………………....…83 Светлана Донченко, Ольга Козловцева, Александр Конопля, Анна Атрощенко, Света Аланова, Светлана Кургинян, Ольга Манушенко, Елена Зяблова, Елена Макарова, Вячеслав Башилов Твор ч еск ий совет жур нал а ……………………………………………………………………………...….88 2

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Литературе так же нужны талантливые читатели, как и талантливые писатели. Самуил Яковлевич Маршак   … самая лучшая критика – это письма читателей. Валентин Григорьевич Распутин   Слово о хор ошем журнале Тем друзья и хороши, что при любой возможности поделятся с тобою радостью. С их-то великодушием и попали мне в руки два экземпляра «Северо-Муйских огней». Как приятно среди писчего мусора встретить целый сборник авторов, движимых лишь стремлением, опять же по-дружески, поделиться своими сомнениями, удачами и ещѐ множеством навеянных обстоятельствами жизненных впечатлений. Впервые встречаю на полном серьѐзе авторский журнал, где на страже нравственности, художественности и мастерства трудится большой экспертный совет, где каждому автору гарантировано уважение, независимо от того, будет ли принято в печать его детище. Где ещѐ можно встретить такое множество новых имѐн, идей, жанров, столько искренности и чистоты?! Здесь свобода слова и приобретает великую свою значимость: я не встретил и, уверен, не встречу на страницах «Северо-Муйских огней» вседозволенности, пошлости и грязи, которые теперь встречаются почти повсеместно. Журнал читается «от корки до корки». Всѐ время ожидаешь, что встретится тебе нечто, для чего и берѐтся в руки перо. И ведь встречается! Незнакомые, авторы сразу становятся близкими и уважаемыми, понятными... Лидия Гронская, Сергей Чепров, Николай Тимохин, Никита Брагин, Иван Нечипорук... А каков Александр Кобелев! Это уже из категории талантов. Небольшой рассказ и небольшое дополнение в стихах, – и он уже мне близкий человек. А «Апрельский вальс» Ларисы Афанасьевой! Его даже в кавычки брать неудобно: Он читается прямо вместе с мелодией. Я его часто напеваю. Вот и появилась у нас возможность познакомиться с великим множеством творцов, отдавших перо Музе, и больше никому. Желаю журналу процветать. Желаю авторам беречь родной язык, любить жизнь такой, какая она есть. Олег ПЕНЬ КОВ, г. У солье -Сиб ирское. --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Здравствуйте, уважаемая редакция «Северо-Муйских огней. Ваш журнал отличается от многих изданий, он уникален. Неповторимость его, наверное, и в том, что в журнале есть «Приветственная страница». Ведь слово ПРИВЕТ – самое дружеское на всей планете! ПРИВЕТ – это солнце, вокруг которого водят хоровод единомышленники! Ты можешь отправить его человеку, которого никогда не видел и, может быть, не увидишь. Но, получив «ПРИВЕТ», он поймѐт, что есть человек на земле, который воспринимает этот мир как и ты: до слѐз радуется первой травинке, появившейся на свет от весеннего тепла, восторгается звѐздному небу, ощущая себя одновременно одиноким и в тоже время необходимым, сопричастным Вселенной. Сегодня пою: – Привет, крымчане! Привет писатели и поэты цветущего края! Привет бескорыстные и солнечные люди! Поняла, что вы такие, когда прочитала в рубрике «В гостях у журнала» (СМОг №5-2016) о вашем литературном братстве. Вы впервые учредили международный орден «За верность Мечте». Часто задавала себе вопрос, почему главной награды у поэта нет, награды «За верность Мечте»? И вот, благодаря вам, есть теперь орден и у романтиков! Никогда не бывала в Крыму, если судьба подарит возможность побывать там, буду рада, а если нет, то не расстроюсь, ведь дух крымской земли есть на страницах «Северо-Муйских огней». Из авторов, представленных в журнале, сложно кого-то выделить, и всѐ-таки хочется отметить поэзию Нузета Умерова. Слова в его поэзии наполненные и в тоже время «лѐгкие», «невесомые», которые несѐт к облакам на своих крылышках Сильфида. Ощущение, что стихи сочинил семилетний мальчик, в них душа ребѐнка. Чувствуешь своѐ присутствие в стихотворении «Дорога хромала на левую ногу...», – по пыльной дороге идѐт солдат, справа от него мальчишка Нузет, а сзади них – я. Обращаюсь с просьбой к поэту Константину Ефетову, чтобы стихотворение «Море – как женщина» он пел на всех встречах с читателями, и обязательно ночью на берегу Чѐрного моря. Пусть вокруг не будет людей, а вы всѐ равно пойте, ведь в этот миг жизненной силой будет наполняться весь мир! А слушатель? Самый главный он всегда незримо с нами, наш Бог! Еле на З ЯБ Л О В А, г. У с ол ье -Сиб ирс к ое. 3

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год О №2(60) Электронный вариант журнала №2 (60) прочитал от корки до корки. Замечательный номер! Как раз то, что нужно именно сейчас, когда недруги наши вновь и вновь пытаются переписывать историю. Даже выделить что-либо особо – трудно. Всѐ в тему и всѐ очень впечатляет. Именно такие воспоминания, письма тех страшных дней, поиски родственников, – все эти документальные и правдивые материалы самым непосредственным образом противостоят возможному искажению истории. Именно по ним, по таким вот источникам, а не из сухих цифр и фактов и коротких военных сводок можно по-настоящему понять всю трагедию человека воевавшего, трагедию его семьи, понять весь ужас войны и то, что пришлось испытать нашим отцам и дедам за эти неимоверно страшные четыре года. В учебниках истории, да и в художественных произведениях не найдешь такого откровенно личностного отношения к минувшим событиям, да и, честно говоря, не всегда поверишь. Очень многое намеренно героизировалось, что вполне понятно и оправдано. Мой отец тоже прошел войну, но рассказывал о ней очень мало. Фронтовики – люди мужественные и мудрые. Пережившие и перенесшие все тяготы и ужасы войны, они старались оберегать нас даже в своих рассказах от этих несвойственных человеку нормальному состояний и переживаний, считали и верили, что дети их больше никогда не увидят подобного, да и лучше, если не узнают о нѐм вовсе. Наши деды и отцы завоевали для нас это мирное небо, эту спокойную жизнь и хотели видеть нас только счастливыми и здоровыми. Сейчас, задним умом, я, конечно, понимаю, что надо было отца больше расспрашивать и даже записывать. Знать нам о войне просто необходимо. Они еѐ прошли и победили. Для них с войной было покончено навсегда. Но оказалось, что это совсем не так. История ничему не учит человечество. Странно и страшно, но войны не прекращаются ни на минуту, в разных точках земли кто-то кого-то убивает и сейчас. Разумом понимаешь, что глобальная война – это трагедия общечеловеческая, что вряд ли кто рискнет на подобное. Но опять же, видишь, сколь вокруг «отмороженных» и психически неуравновешенных. И с каждым днѐм тревожное предчувствие всѐ сильнее и сильнее сжимает душу. Понимаешь, что человек с тех грозовых лет очень сильно изменился. Мой отец добавил себе годы, чтоб попасть на фронт. Он рвался бить врага. И тогда таких было большинство. В мою бытность от армии не бегали. Было позорно не служить: тебя считали или больным, или сынком маменькиным. После уже вполне обычным делом стало «отмазывание» от армии любыми путями. Этого уже не стыдились, а гордились этим. Сейчас, правда, положение немного меняется, что служить идут, что стараются попасть в контрактники. Но нутром-то понимаешь, что здесь вовсе не моральная сторона и патриотизм играют основную роль, а чисто меркантильные интересы. Так легче устроиться по жизни. Так что тревожные предчувствия отнюдь не развеиваются, а только нарастают. Радует, правда, что в юношеской среде возрождается военно-патриотическое воспитание. И хорошо, если оно когда-либо достигнет хотя бы прежнего советского уровня. Это – одно из главных направлений формирования молодого поколения. Недавно я выступал в нашей библиотеке и поинтересовался, как часто школьники берут для прочтения книги о войне. Оказывается, крайне редко. И это настораживает. Это наш общий недогляд, упущение и родителей, и воспитателей, и учителей. И ответственных лиц высшего уровня. Да и кто же такое придумывает, чтобы из школьной программы убирать замечательные, неоценимые в воспитании патриотизма произведения, например, «Как закалялась сталь» и «Судьба человека», а вместо них предлагать истории о Гарри Потере?! Кого мы вырастим? Мы в детстве книгами о войне зачитывались, передавали их друг другу. Но первой книгой, которая меня потрясла до основания, над которой я не мог сдержать слѐз, была именно вещь документальная – «Блокадная книга» Д. Гранина и А. Адамовича. Сильнее книги о войне я не встречал. И в школьную программу для старших классов – включил бы обязательно. Вот почему такие материалы из нашего журнала просто необходимы не только сегодняшнему читателю, но и всем последующим поколениям. Их нужно печатать больше и чаще. Они не должны затеряться в потоках «легкого чтива», что массово выбрасывается нынче на прилавки книжных магазинов. Они не позволят ни переписать историю, ни забыть еѐ. С уважением, Сергей Чепров (член Союза писателей России, г. Темрюк, Краснодарский край). ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 28.04.2017, 16:25, "Reinhold Schulz" (Германия) Поздравляю с замечательным новым номером вашего журнала «Северо-Муйские огни»! Великолепно смотрится, а содержимое, как сундук с сокровищами. Начал читать, оторваться невозможно, всѐ интересно, написано талантливо и от души. Всем авторам и создателям огромное спасибо! Ваш Папа Шульц. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 29.04.2017, 05:54, "Konstantin Yemelyanov" (США) Прочитал с удовольствием ваш Победный и юбилейный номер СМОга. Все материалы подобраны в тему и читаются на одном дыхании. Редакция проделала огромную и кропотливую работу по составлению и оформлению номера. Уверен, что так считает большинство ваших читателей. Очень рад, что и мой очерк вписался в рисунок юбилейного номера! Для меня публикация в 60-м номере «Огней» – большая честь! Нам, русским американцам всегда интересно, чем живѐт наша первая Родина. Именно из таких стихов, прозы и публицистики мы и черпаем эту бесценную информацию. Жаль только, что на портал Мегалит Ваши свежие номера попадают с опозданием в полгода, а то и дольше. Но это не ваша вина. С нетерпением ожидаю новых выпусков журнала. Надеюсь, что и мои материалы найдут место на Ваших полосах! Дай Вам Бог здоровья, счастья, творческих успехов и также отметить и 100-й номер, а потом и 600-й! С уважением, Константин. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 02.05.2017, 04:37, "Татьяна Хатина" (Москва) Уважаемая редакция журнала «Северо-Муйские огни», я прочитала этот новый номер журнала (№2/60), в восторге от многих произведений ваших авторов. Особенно меня привлекла гражданская поэзия поэтов Донбасса, это авторы Виктория Полякова, Александр Товберг, Иван Нечипорук, Оксана Егорцева, Елена Мищенко, которые пишут щемящие и трогательные стихи, от некоторых строк пробегает мороз по коже! Вы так проникновенно отбираете произведения, что читать и узнавать авторов вашего журнала нужно обязательно, особенно в дни Победы нашей страны над фашизмом. Некоторые стихи трогают до слѐз, очень понравились прозаические рассказы о войне, о горе и бедах страны. Думаю, что такая гражданская лирика будет очень важна для школьников, чтобы они лучше представляли, какое это было непростое время – Великая Отечественная война. Спасибо Вам всем за такой святой и высокий потенциал журнала «Северо-Муйские огни»! С уважением, Татьяна Хатина. 4

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год П ам ят и Ев г ения Ев т у шенк о Галина ИВАНОВА г. Рязань Окончила Рязанский государственный педагогический институт (теперь РГУ им. С. А. Есенина) в 1974 году, работала учителем русского языка и литературы. С 1976 по 1996 год была заведующей научно-экспозиционным отделом музея С. А. Есенина в Константинове. В 1996 году в Московском институте переподготовки работников культуры получила диплом по специальности «Музеевед. Специалист литературного музея». Автор более 100 работ о поэтах и художниках. «...любой из нас хоть чуточку Ес енин»... – У Евтушенко нет таких стихов, – заявила я, когда во время экскурсии один из «особых» гостей есенинского заповедника доверительно прочитал мне «Письмо к Есенину». А в декабре 1977 года в ответ на мою просьбу прислать для выставки рукопись посвящѐнного Есенину стихотворения Евгений Евтушенко прислал мне именно эти строки: Письмо к Есенину слишком рано. Когда румяный комсомольский вождь Поэты русские, на нас, друг друга мы браним. поэтов, Парнас кулаком грохочет, российский и хочет наши души дрязгами усеян. мять, как воск, Но все мы чем-то связаны родным: и вылепить своѐ подобье хочет – любой из нас его слова, Есенин, не страшны, хоть чуточку Есенин. но трудно быть И я – Есенин, от этого весѐлым, но совсем иной. и мне не хочется, поверь, В колхозе от рожденья конь мой розовый. задрав штаны Я, бежать вослед как Россия, за этим комсомолом. более стальной, Мой комсомол, и, как Россия, менее березовый. с ним я в строю хожу, – Есенин, милый, кто в Братске строит, изменилась Русь, на Алтае сеет. но плакаться по-моему напрасно, Мой комсомол, и говорить, что к лучшему – боюсь, за ним бежать хочу ну а сказать, что к худшему – вы – Пушкин, опасно. Маяковский, Какие стройки, и Есенин. спутники в стране, Кто говорит, что ты не из борцов? но потеряли мы в пути неровном Борьба в любой, и двадцать миллионов на войне пусть тихой, и миллионы – но правдивости. на войне с народом. Ты был партийней стольких подлецов Забыть об этом, пытавшихся учить тебя партийности. память отрубив? Порою страшно жить, Но где топор, и горько это всѐ, что память враз отрубит? и силы нет сопротивляться вздору, Никто, и втягивает жизнь как русские, под колесо, так не спасал других. как шарф втянул когда-то Айседору. Никто, Но надо жить. как русские, Ни водка, ни петля, так сам себя не губит. ни женщины – Но наш корабль плывет. всѐ это не спасенье. Когда мелка вода, Спасенье ты – мы посуху вперѐд Россию тащим. Российская земля. Что сволочей хватает – Спасенье – не беда. твоя искренность, Есенин. Нет Ленина – И русская поэзия вот это очень тяжко. идѐт И тяжко то, что нет ещѐ тебя, вперѐд и твоего соперника – сквозь подозренья и нападки горлана. и хваткою есенинской кладѐт Я вам двоим, Европу, как Поддубный – конечно, на лопатки. не судья, но всѐ-таки ушли вы Евг. Евтушенко. 5

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Это было для меня потрясением не только от стыда перед тем давним посетителем музея за моѐ категоричное невежество, но и от благодарности поэту за то, что он не проигнорировал мою просьбу и поделился сокровенным – дорогими ему строчками, которые ещѐ долго нельзя было ни напечатать, ни показать ни на какой выставке. Но такие материалы можно было хранить в фондах музея, а в частных разговорах – узнать, что это стихотворение Евгений Евтушенко читал в Колонном зале Дома Союзов на юбилее Сергея Есенина в 1965 году, и тогда «румяные вожди», пытавшиеся всех «учить партийности», отключили микрофоны и прекратили трансляцию. Только в декабре 1987 года, когда, казалось, уже всѐ можно, на выставке, посвящѐнной Дню памяти Сергея Есенина, рядом с книгой стихов Евгения Евтушенко «Спасибо» с его дарственной надписью «Литературно-мемориальному музею с преклонением перед великим поэтом «золотой бревенчатой избы», удалось разместить этот автограф всѐ ещѐ нигде не напечатанного стихотворения. Да и то мой начальник перестал требовать убрать эти пять листков, лишь услышав от меня, что я напишу для его начальников объяснение только моей «вины», и убедившись в почти абсолютной неразборчивости почерка поэта. Но люди, каким-то чудом проросшие в наших «больших и малых зонах», переписывали эти гениально- неразборчивые строчки, а если не успевали переписать, просили меня об этом; и из пишущей машинки вылетали шурупы, не выдерживая количества просьб перепечатать эти стихи. А в начале августа 1995 года Евгений Евтушенко приехал в Константиново, как будто сделал подарок на мой день рождения (я родилась 7 августа). Вместе с «Рен-ТВ» он работал над созданием одного из фильмов двухгодичного цикла передач по своей антологии «Строфы века». Евгений Евтушенко удивительно вовремя выполнил своѐ обещание приехать в Константиново «не с толпой «писателей» и успел сделать съѐмки отреставрированного на средства «Инкомбанка» усадебного дома Лидии Ивановны Кашиной, пока Есенина не приравняли в экспозиции к сапогам Прона Оглоблина и не водрузили вывеску «Музей поэмы «Анна Снегина» и пока не заполонили есенинскую синь «писатели», на фоне которых гаснут родниковые глаза и души, наглядно демонстрируя процесс «умерщвления личности как живого». В то время перед столетием Сергея Есенина у меня была уймища работы в Константинове, в Рязани: два раза в неделю я уезжала в Москву. И когда я приехала из Москвы с сумкой муляжей для экспозиций музея, не решилась к нему подойти, догадываясь о напряженности его работы. Но в один из этих дней в музей Есенина приехал из Москвы фотограф Александр Ильич Стариков, и я попросила его сфотографировать Евгения Евтушенко в Константинове. Так появилась фотография Евгения Евтушенко с сыном на родине Сергея Есенина. (Евгений Евтушенко с сыном. Константиново. 1995 год, август. Фото Александра Старикова.) Проходя мимо Евгения Евтушенко и его съѐмочной группы, собиравшихся уезжать, я с ним только поздоровалась, улыбнувшись глаза в глаза и удивившись его непохожести на фото и на экране. В тот солнечный августовский день он был не меньше и не «больше, чем поэт», он был таким, как его стихи, и даже внешне «чуточку Есенин». Когда я на автобусе музея уезжала в Рязань (а потом в командировку в Москву), навстречу шѐл автобус «Рен-ТВ», возвращавшийся в Константиново. Так я уехала от реальной встречи, но эта встреча виртуально состоялась на страницах 32- полосного есенинского выпуска приложения к «Литературной газете» «ЛГ-Досье». Для этого номера я готовила тексты, привозила фотографии, рукописи, и, конечно, приехав в Москву, ошалело, взахлѐб рассказала редактору Владимиру Коркину, что Евгений Евтушенко в Константинове снимает о Есенине фильм. Владимир Федорович успел к выпуску номера дозвониться уже в Москве и до Евгения Александровича, и до съемочной группы «Рен-ТВ», предоставившей для есенинского номера «ЛГ-Досье» кадры из телевизионного фильма о Есенине. Как никто, Евгений Евтушенко всеобъемлюще определил Сергея Есенина: «Самый русский поэт», – и, отвечая на вопрос Владимира Коркина «Можно ли представить Есенина столетним?», только поэт так наглядно-образно мог сказать о другом поэте: «... древним старцем? Ни его, ни Маяковского. Это непредставимо. Пастернака – да. Он был, по моему ощущению, гостем из другого мира. Есенин же и Маяковский – плоть от плоти земной жизни: первый – из «золотой бревенчатой избы», второй – из революционной стихии. В Константинове во время съѐмок фильма о Есенине у меня вдруг родилась идея – прочесть монолог Хлопуши на вершине утѐса, что возвышается недалеко от Оки. Утѐс же оказался глинистым обрывом высотой метров 50-70. Когда я забирался на него, шевелился под ногами и мог поползти. Было ли страшно? Ещѐ как! Так вот. Есенин в конце жизни оказался на ползущем обрыве. И всѐ же очень жалко, что он ушѐл молодым. Но обрыв уже полз». Не решившись подойти к Евгению Евтушенко, я спрашивала о нѐм, о его работе в Константинове тех сотрудников музея, кто с ним общался. Рассказывали, что, узнав о периоде «партийной учебы» Есенина на Кавказе, он был поражѐн, что как бы почувствовал это, написав в том давнем своѐм стихотворении: «Ты был партийней стольких подлецов, пытавшихся учить тебя партийности». Говорил Евгений Александрович в связи с этим стихотворением и о том, что, прочитав документы о людоедской сущности вождя, пережил это до расстройства своего здоровья. Спросила и меня главный хранитель музея: «А почему Вы сами с ним не поговорили?» – «Если бы я ему понадобилась, он бы меня нашѐл». – «Вот Вы как себя цените. А он 6

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год спрашивал о Вас». – «Спрашивал?! Почему же Вы мне не сказали?! И причѐм здесь «цените»? Просто я не посмела «на бабочку поэтичного сердца взгромоздиться ни с галошами и ни без галош», я понимала, какая у него напряжѐнная работа, ведь на съѐмках каждая минута на счету. Зная настоящих поэтов и вспоминая о них, приходится констатировать, что настоящая поэзия всегда «на ползущем обрыве». Но «как бы на корню ни подрезали, в летописи песенной» России «всѐ равно еѐ не зачеркнуть». « Р о сс и я ! Я те б я л ю бл ю !» И демагогам не в угоду Я каждый день бросаюсь в бой И умираю за свободу, Свободу быть самим собой. Е. Евтушенко В начале апреля 2017 года Россия провожала в жизнь вечную Поэта космического масштаба Евгения Александровича Евтушенко. 5 апреля на последнюю встречу в жизни земной с ним, уже принадлежащим жизни вечной, пришла Америка. Накануне в Америке он просил своих близких помолиться и последний приют свой обустроить в Переделкине, где он всегда был рядом с Борисом Леонидовичем Пастернаком и в жизни, и в поэзии, и «слово, садом бормоча, цвело и зрело». И просил Господа привести к миру и к счастью две великие свободные страны: Россию и Америку. У свободных людей нет свободы для подлости!.. У свободных людей нет свободы от совести! ------------ Идут белые снеги, Как по нитке скользя... Жить и жить бы на свете, Но, наверно, нельзя. Чьи-то души бесследно Растворяясь вдали, Словно белые снеги, Идут в небо с земли. Идут белые снеги... И я тоже уйду... И я думаю, грешный, Ну, а кем же я был, Что я в жизни поспешной Больше жизни любил? А любил я Россию Всею кровью, хребтом, Еѐ реки в разливе И когда подо льдом, ------- Пусть я прожил нескладно, Для России я жил. ------- Быть бессмертным не в силе, Но надежда моя: Если будет Россия, Значит, буду и я. Апрель. Первого апреля – в это поверить нельзя, и не надо – ушѐл он «в небо с земли». А с неба – с самого начала месяца вместе с солнцем и вместе с дождѐм – срываются пролетающие снежинки. А снег повалится, повалится, И цепи я перегрызу, И жизнь, как снежный ком, покатится К сапожкам чьим-то там, внизу. 7

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Анжелла СЕДЫХ г. Киренск, Иркутская обл. Учитель русского языка и литературы, МХК. Член творческого совета журнала «Северо-Муйские огни». « П о д к у п о л о м п о э з и и » Е в г е н и я Е вт у ш е н к о Наверное, что-то должно быть в человеке апостольское, чтобы из него вышел тот шагист, прокламатор, «шестидесятник», поэт-глыба, имя которому «разный – натуженный и праздный, целе- и нецелесообразный, весь несовместимый, неудобный, застенчивый и наглый, злой и добрый». «От запада и до востока, от зависти и до восторга» – всѐ о нѐм... Именно так 5 лет назад я начинала статью «Северная надбавка» Евгения Евтушенко» к 80-летию великого поэта. Эти строки сейчас читаются иначе, появился привкус горечи. 1 апреля 2017 года не стало Евгения Александровича Евтушенко. Сказать, что судьба сыграла с ним злую шутку, конечно, непозволительно. Но этот день стал для многих поклонников его таланта грустным. Есть таковые и среди киренчан, я точно знаю. Меня с ним познакомил одноклассник. Читала мимо, и потому, кроме «Декабристских лиственниц», ничего навскидку тогда и не пришло на ум. Отыскав на моѐм же книжном стеллаже затѐртый сборник стихов «Присяга простору», он пролистал его довольно быстро и вдруг выпалил «Балладу о стерве». Не сразу пришла в себя, но долго играло в мозгу грассированное «р», нагло стучали каблучками «туфли из Гавра», отчѐтливо представлялись дерзкие «бюстгальтер из Дувра и комбинация с Филиппин». Много позже родилась своя баллада, но речь не о том. Потом друг пришѐл ко мне с какой-то домашней проблемой. Не заладился разговор с сыном, расстроился. И снова в руках оказалось это спасительное звено – стихи Евгения Александровича. Процитировал тогда «Отцовский слух». На лбу его пластами отложились... вечная служливость и страх за сына – тайный крест отцов. Прослезилась душа. Что делать – таков родительский долг: подталкивать к чему-то мирному, вселенскому своих детей. Поймѐт и он – Вот, правда, поздно слишком, Как одиноки наши плоть и дух, Когда никто на свете не услышит всѐ, что услышит лишь отцовский слух. Слушаем, да не слышим. А ведь он, Евгений Евтушенко, говорил обо всѐм открыто и не в угоду, не прикрываясь изысканностью, витиеватостью фраз, взывал к совести и состраданию... Рубил с плеча – и был тысячу раз прав! Нет, ни в чѐм не надо половины! Мне дай всѐ небо! Землю всю положь! Моря и реки, горные лавины мои – не соглашаюсь на делѐж! Сама я влюбилась в его «Балладу о русской игрушке», о малахольном ваньке-встаньке, простоватом на вид. «Из холстин дыроватых в той торбѐнке своей» бродяжка вынул перед ханом русского «Ивана». И тот прозрел, просветлел, понял, наконец, что Мы – народ ванек-встанек. Мы встаѐм – так всерьѐз. Мы от бед не устанем, Не поляжем от слѐз. Кто же ещѐ мог нас всех объединить, если надо, выругаться («Бляха-муха») ... Смотрел сквозь поколения и нѐс нас к Богу. Дай бог слепцам глаза вернуть и спины выпрямить горбатым. Дай бог быть богом хоть чуть-чуть, но быть нельзя чуть-чуть распятым. «Культовый, трибунный, эстрадный, современный». Каких только эпитетов не слышал он в свой адрес. Но был и останется незаменимым. Киренчане помнят его легендарный приезд в северный город. По долу памяти проносится старый Дом культуры с переполненным зрительным залом. Стояли молча, восхищѐнно вдыхали то исповедальный шѐпот, то напористый темперамент его гражданских, просторных, просто народных стихов... Сегодня всѐ, связанное с Евгением Александровичем, становится значительным. Не стало... Но в нас будут жить и его суховатый голос, и встревоженный взгляд, и неожиданные виртуозные кульбиты «под куполом поэзии», высоковольтные сюжеты, вавилонские столпотворения героев, в том числе и с 4-ой Мещанской улицы Москвы, где жил отец Евтушенко. Один замечательный философ сказал: «Душа по определению – христианка». Так вот, мы все, вне зависимости от места рождения, живѐм в этом луче понимания добра и зла. Очевидно, духовные ключи из источника по имени Евтушенко будут и поныне нас питать и оздоравливать. Пусть крепнет его поэзия в нас! Особенно теперь... О, если бы создать волну не поверху, а в глубину! 8

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год К 8 0 -лет ию с о д ня рожд ения пис ат еля Ва лент ина Р ас пу т ин а (1937-2015) На родине, как в космосе, не счесть Огня и леса, камня и простора, Всё не вместишь, не потому ли есть У каждого из нас своя Матера... С. Куняев Валентин Григорьевич Распутин родился 15 марта 1937 года в селе Усть-Уда Восточно-Сибирской (ныне Иркутской) области в крестьянской семье. Мать – Нина Ивановна Распутина, отец – Григорий Никитич Распутин. С двух лет жил в деревне Аталанке Усть-Удинского района. Окончив местную начальную школу, вынужден был один уехать за пятьдесят километров от дома, где находилась средняя школа (об этом периоде впоследствии будет создан знаменитый рассказ «Уроки французского», 1973). После школы поступил на историко- филологический факультет Иркутского государственного университета. В студенческие годы стал внештатным корреспондентом молодёжной газеты. В 1979 году вошёл в редакционную коллегию книжной серии «Литературные памятники Сибири» Восточно-Сибирского книжного издательства. В 1980-х годах был членом редакционной коллегии журнала «Роман-газета». Жил и работал в Иркутске и Москве. Титулы, награды и премии: Лауреат премии Иркутского комсомола им. Иосифа Уткина (1968), Почётный гражданин Иркутска (1986), Герой Социалистического Труда (1987), два ордена Ленина (1984, 1987), орден Трудового Красного Знамени (1981), Знак Почёта (1971), орден За заслуги перед Отечеством III степени (2007), орден За заслуги перед Отечеством IV степени (2002). Лауреат Государственной премии СССР (1977, 1987), премии им. Л. Н. Толстого (1992), премии Фонда развития культуры и искусства при Комитете культуры Иркутской области (1994), премии им. Святителя Иннокентия Иркутского (1995), Международной премии имени Фёдора Достоевского, премии Александра Солженицына (2000), Литературной премии им. Ф. М. Достоевского (2001), премии Президента Российской Федерации в области литературы и искусства (2003), премии им. Александра Невского «России верные сыны» (2004), Всероссийской литературной премии имени Сергея Аксакова (2005), премии «Лучший зарубежный роман года. XXI век» (Китай, 2005), премии Правительства России за выдающиеся заслуги в области культуры (2010), премии Международного фонда единства православных народов (2011), премии «Ясная поляна» (2012), Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности 2012 года (2013). …………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… Владимир СКИФ г. Иркутск Секретарь правления Союза писателей России. Лауреат Всероссийской литературной премии «Белуха» им. Г. Д. Гребенщикова (2013), Международной премии «Имперская культура» (2014), Всероссийской литературной премии имени Николая Клюева (2014), премии издательского дома «Российский писатель» (2014), ежегодной премии журнала «Наш современник» (2014), Международной литературной премии «Югра» (2015, за перевод «Слова о полку Игореве»). Советник губернатора по культуре Иркутской области. Член литературного экспертного совета журнала «Северо-Муйские огни». Валентин Распутин Везло мне в моей жизни по-всякому. Везло на хороших людей и на случайные встречи. И, конечно же, большим везением, а если говорить прямо – то великим счастьем я считаю свою женитьбу на Евгении Молчановой, младшей дочери известного иркутского поэта Ивана Ивановича Молчанова-Сибирского. Когда знакомился с ней, конечно же, не догадывался, что она – дочь писателя, и что у неѐ есть родная сестра Светлана Ивановна, которая замужем аж за самим Валентином Распутиным. Да и поначалу, когда между нами засверкали молнии любовных чувств, эта родственность никак не повлияла на наши отношения. Более того, мы ничего и никого не видели вокруг, а стремительно, сломя голову, летели в водоворот наших страстей, встреч и расставаний, трепетных свиданий и желания никогда не расставаться. Только потом уже до меня дошло, что у нас с Валентином Григорьевичем жѐны – родные сѐстры и что мы стали родственниками, то есть – свояками. И вот, как неотъемлемая часть нашей с Евгенией Ивановной жизни и любви, к нам ворвался ещѐ и Байкал. Валентин, Валя, а по-родственному – Валюша, – так все мы называем его в нашей большой семье – в начале семидесятых купил дачу на Байкале. Это оказался небольшой, но крепкий из широченных лиственничных брѐвен дом (их всего восемь в стене – и уже восьмое бревно идѐт под крышу) с летней кухней и стайкой (через несколько лет я эту стайку обобью изнутри саночной рейкой и получится замечательная деревенская баня). А пока Распутины вчетвером: Валя, Светлана, семилетний Серѐжа и маленькая Маруся уезжают летом на Байкал на желанную дачу. И вот именно здесь: то во флигельке, то в основном доме Валентин Григорьевич пишет свои великие повести «Прощание с Матѐрой», «Живи и помни», рассказы «Наташа», «Не могу!», «Что передать вороне?». 9

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Приведу небольшой отрывок из «Вороны», чтобы в который раз насладиться неповторимой поэзией распутинской прозы, отрывок, где В. Г. описывает свой, ставший ему родным, байкальский домик, его окрестности, Байкал и неразделимое с Байкалом небо: «Домишко мой был некорыстный: маленькая кухня, на добрую треть занятая плитой, и маленькая же передняя комната, или горница, с двумя окнами через угол на две стороны, из того и другого виден за дорогой Байкал. Третья стена, та, что под скалой, глухая, оттуда всегда несѐт прохладой и едва различимым запахом подгнивающего дерева. Сейчас этот запах проступал сильней – верный признак того, что погода сворачивает на урон. И верно, пока я одевался, солнечное пятно на полу исчезло совсем; выходит, солнце не приснилось мне ярким, а на восходе действительно могло быть ярким, но с той поры его успело затянуть. Было тихо; я не сразу после мучительного сна осознал, что тишина полная, какой в этом бойком месте, где стоит мой домишко, рядом с причалом и железной дорогой, почти не случается. Я прислушался снова: тишина была – как в праздник для стариков, если бы таковой существовал, и это меня насторожило, я заторопился на улицу. Нет, всѐ оставалось на месте – и вагоны, длинной двойной очередью в никуда стоящие с весны на боковых путях неподалѐку от дома, и большой сухогруз напротив на Байкале со склонѐнной к нему стрелой замершего портального крана, и сидящая на брѐвнышке у дороги старушка с сумками возле ног, с молчаливым укором наблюдающая за мной, не понимая, как это можно подниматься столь поздно... Байкал успокаивался. На нѐм ещѐ вздрагивала то здесь, то там короткая волна и, плеснув, соскальзывала, не дотянув до берега. Воздух слепил глаза каким-то мутным блеском испорченного солнца; его, солнце, нельзя было показать в одном месте, оно, казалось, растекалось по всему белѐсо-задымленному, вяло опушѐнному небу и блестело со всех сторон. Утренняя прохлада успела к этой поре сойти, но день ещѐ не нагрелся; похоже, он и не собирался нагреваться, занятый какою-то другой, более важной переменой, так что было не прохладно и не тепло, не солнечно и не пасмурно, а как-то между тем и другим, как-то неопределѐнно и тягостно...» Наверно, немного великих чудес на свете. Но то, что Валюша и Асланочка (так мы с лѐгкой руки нашей маленькой дочери Даши – стали называть Светлану Ивановну) в 1982 году подарили нам свой домик на Байкале – это, действительно, великое чудо! Хотя до оформления дарственной мы и так часто бывали у них в гостях со своими детьми. Старшей дочери Кате в 1977 году было десять лет, а дочь Даша только- только родилась. Валентин Распутин к тому времени написал свои выдающиеся, вызвавшие интерес во всѐм мире, произведения, а в 1978 году получил Государственную премию СССР за повесть «Живи и помни». Ему платили хорошие гонорары, и Распутины два раза отдыхали за границей: один раз в Болгарии на «Золотых песках», другой раз в Венгрии на озере Балатон, а потом купили дачу, поближе к Иркутску, – на 28 километре Байкальского тракта на берегу Иркутского водохранилища. А пока время для подарка ещѐ не наступило, мы в отсутствие Распутиных с радостью спешили на Байкал. Нас ждали грядки, которые надо было прополоть и полить, ждал чистейший, хрустальный родник, бьющий прямо из горы в распутинский двор. Издалека призывно манил великолепный байкальский пляж, туннели, в которых наверняка жили души русских каменотѐсов, ждал лес на горе, в котором водились белые грибы и чѐрные грузди. А какой на горе нас ожидал старинный французский маяк! Его железное нутро скрывало внутри себя волшебную винтовую лестницу и наверху нас ждала круглая площадка с крепким стальным ограждением, куда мы вместе с детьми забирались и обозревали наши светоносные байкальские окрестности. В то время, когда домик был ещѐ распутинский, мы с Валей по весне, вдвоѐм, выезжали на дачу садить картошку, править похилившийся забор, вкапывать новые столбы, менять прожилины на пряслах, вскапывать поле, пилить дрова, в общем, делать всѐ то, что и обязан делать деревенский мужик: содержать в порядке своѐ, пусть и не великое подворье. На даче мы жили несколько дней, поесть готовили по очереди. Помню завтрак приготовил Валя, а за мной числился обед. Эх, думаю, заварганю-ка я гречневую кашу с тушѐнкой. У нас всегда с собой были и крупы, и несколько банок улан-удэнской тушѐнки. Лучше неѐ тушѐнки не бывает! Валя копается во дворе, а я с вожделением готовлю обед. Сварил гречку да так много, так дивно насыпал крупы в кастрюлю! Заправил тушѐнкой, запах одуряющий. Вкусно. Сам еле сдерживаю себя, чтоб не наброситься на лучшее в мире блюдо! И вот гречневая каша разложена в тарелки, дымится родимая, зовѐт к себе. И тушѐнка приличными кусками торчит из каши. Иду во двор кликать Валю, потом сажусь на стул, улыбаюсь во весь рот и жду похвалы. Валя встал на пороге, потянул носом, сокрушѐнно качнул головой и говорит: – Лучше бы камней нажарил! Я опешил и долго вопросительно смотрю на него. Он, наконец-то, чуть улыбнулся, видя мой расстроенный вид и неописуемое удивление на лице, и продолжает: – В Чите на воинских сборах наелся я этой гречки на всю жизнь. Воротит от неѐ до сих пор. Три месяца кормили одной гречкой. – Валя, так давай из каши вынем тушѐнку и поешь одного мяса! – обрадовался я. – Да оно ведь тоже гречкой пропахло. Давай уж ты сам всѐ это ешь. Два дня я ел гречневую кашу с тушѐнкой, но она мне нисколько не надоела. Два дня – это всѐ-таки меньше, чем три месяца. Да и гречку я очень люблю. Разговорúть Валю было всегда не просто, да я и не старался нарушать его молчание или докучать своими расспросами. Работаем, молчим, обедаем – молчим, изредка перекинемся двумя-тремя словами и опять молчок. Ну, а если уж сам разговорится, то успевай слушай, да мотай на ус. Однажды он довольно подробно стал рассказывать о своей родословной. – Как-то, – начал вдруг Валя в час послеобеденного отдыха, – решил я отыскать своих прародителей – дедушек, бабушек, прабабушек. Узнал я, что в моей родове намешано множество разных кровей: есть польская кровь и цыганская, есть эвенкийская, возможно – тунгусская и, конечно же, – русская кровь. 10

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Рассказывает он про свою родословную, а я невольно думаю, что это всѐ не случайно в его судьбе, что слияние разных кровей, их столкновение и взаимообогащение дали такой невероятный всплеск таланта, такой удивительный полѐт мыслей и чувств, такое понимание происходящего на земле и в душах человеческих, что становится то сладко, то знобко от поистине гениальных страниц его повестей и рассказов. Ты каким-то болевым нервом, чуткой душою, сознанием ощущаешь мудрость и глубину каждого его слова, с придыханием ловишь неповторимую, восхитительную поэтику распутинского языка. – Моя прапрабабка, – продолжает Валентин, – цыганка – была взбалмошной, весѐлой и талантливой. Она пела в кабаках, и там еѐ высмотрел ссыльный польский студент. Он вечерами тихо сидел у столика с нехитрым ужином и наблюдал за красавицей-цыганкой. Сидел, страдал и дострадался до того, что влюбился в неѐ не на шутку и предложил красавице руку и сердце. В том, что она согласилась выйти за него замуж, ничего не было странного. Студент был молодым, красивым, мужественным и образованным. Произошло то, что произошло: они поженились, буйная цыганка нарожала ему кучу детей и сгинула из его жизни с проезжим купцом навсегда. Это была моя прапрабабка, а польский студент оказался моим прапрадедом. Он поднял детей, воспитал их, дал образование, вывел, как говорится, в люди. Одна из дочерей этого странного союза – впоследствии станет моей прабабушкой. Да, в моей коренной сибирской родове, в разных браках, как со стороны отца, так и со стороны матери были цыгане, поляки, эвенки и даже тунгусы, но основной стержень всегда составляли русские. Сидеть бы так бесконечно и слушать Валю, но мы идѐм ставить в заборе последнее прясло. А за вечерним чаем он поведал мне ещѐ одну историю, которая была посерьѐзней первых двух. Зашѐл разговор о читательских письмах, о том, как читают его произведения и что пишут многочисленные поклонники нашумевших в Отечестве повестей и рассказов уже известного по большому счѐту писателя Валентина Распутина. В то время некоторые его произведения уже стали экранизировать. Самым первым в 1969 году вышел в прокат короткометражный фильм Динары Асановой «Рудольфио» в главных ролях с Юрием Визбором (Рудольф) и юной девочкой Еленой Наумкиной (Ио). В 1978 году появился на экране блистательный фильм Евгения Ташкова «Уроки французского», а в 1979 году кинорежиссѐр Лариса Шепитько подготовила к съѐмкам сценарий фильма по знаменитой повести «Прощание с Матѐрой» с великолепной актрисой Стефанией Станютой в главной роли. К великому сожалению, случилось непоправимое: 2 июля 1979 года на 117-м км Ленинградского шоссе киносъѐмочная «Волга» на пути к городу Калинину врезалась в мчавшийся навстречу грузовик. Погибли Лариса Шепитько, оператор Владимир Чухнов, художник Юрий Фоменко и их ассистенты. Завершил работу над фильмом муж Ларисы Элем Климов, назвавший картину «Прощание» (1982). Бурятский кинорежиссѐр Александр Итыгилов снял в 1980 году фильм «Сколько стоит медвежья шкура», в который были приглашены Стасис Петронайтис, Борислав Брондуков и другие известные актѐры. Кинорежиссѐр Ирина Поплавская в 1981 году показала фильм, поставленный по трогательному и глубокому рассказу «Василий и Василиса», где собралось целое созвездие лучших русских актѐров: Ольга Остроумова и Михаил Кононов, Наталья Бондарчук и Майя Булгакова, Андрей Ростоцкий и Татьяна Догилева. За чаем я спросил у Вали: – Я знаю, что тебе пишут очень много доброжелательных и восхищѐнных писем. А есть ли письма, в которых тебя ругают? – Случается, – коротко ответил он. – Однажды пришло просто разгромное письмо. Это было после публикации повести «Живи и помни». В нѐм автор разносил меня в пух и прах, обвинял во всех смертных грехах, грозился обратиться с письмом в соответствующие органы за подрыв советской идеологии и с просьбой, чтобы меня наказали за разрушительную работу против СССР. – И что? Ты ответил? – коротко спросил я. – А зачем? – Валя замолчал – А подпись? Подпись была? И кто автор письма, он указал – кто он? – Некто Иванов Николай Петрович, фронтовик, орденоносец. – Тебе, наверно, стало худо от этого письма… – Было, конечно, очень неприятно. Но потом я привык. Такие письма теперь для меня – не редкость. – Да, странно. – Ничего странного. Мне-то понятно, кто водил рукой того же Иванова. – А где это письмо? – Я выбросил. Я всѐ выбрасываю. – Не надо заводить архива, над рукописями трястись... – процитировал я строку Бориса Пастернака. – Вот-вот. Без них легче. Так закончился этот и вправду неприятный для Валентина разговор. А вот насчѐт рукописей хочу рассказать следующую историю. Мужики в посѐлке порт «Байкал» с великим уважением относились к Вале. Некоторые изредка, стесняясь, заходили к нему занять три рубля на бутылку и Валя никому из них не отказывал. Как-то раз в моѐм присутствии постучали в дверь. Я готовил ужин, а Валя сосредоточенно сидел за рабочим столом. – Войдите! – глуховато сказал он Тихо-тихо, один за другим вошли три деревенских мужика и, как будто споткнувшись о взгляд Распутина, остановились у порога, но Валя приветливо воскликнул: – Проходите, что ж вы!? – И поднялся навстречу мужикам. – Да мы это... посмотреть на вас... Валя смущѐнно засмеялся: – Я же не афиша, проходите! 11

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Один мужик двинулся в комнату, где стоял стол с рукописью, а второй сдѐрнул с ног сапоги и стал разматывать длинные белые портянки. Тут и я не выдержал: – Господи! Зачем вы разулись? Мужик в не до конца развѐрнутых портянках шагнул в комнату, портянки потянулись за ним. Третий толкнул его в спину и засмеялся: – Ну, ты! Рыбный расстегай! И тут мы все громко расхохотались. Мужики подошли к столу и стали смотреть в Валину рабочую тетрадь. Один, присмотревшись, вдруг произнѐс: – А это что за линии? Зачем вы их чертите? Другой, видимо с более острым зрением, тоже наклонившись, почти вскричал: – Дурень! Это же строчки. – Какие строчки? И все они сгрудились у стола, начали охать и удивляться менее чем бисерному почерку Распутина, который можно рассматривать разве что через увеличительное стекло. Я вспомнил немецкий журнал «Freie Velt» («Свободный мир»), в котором был помещѐн фотоочерк о Распутине «Валентин Распутин – сибирский характер» (№2, 1978), где среди десятка фотографий я обнаружил фото распутинской рукописи с возлежащей на ней лупой. Там, сквозь лупу, мельчайшие буковки были чуть виднее, чем в рукописи. В конце концов, мужики обозрев и писателя, и рукопись, удалились, унося в кармане драгоценные для них шесть рублей, которыми Валя наградил их за смелость. Нынче не посѐлок, а сам порт Байкал разрушен до основания. Уничтожен почти весь могучий байкальский флот. Часть судов распилена и в виде металлолома продана в Китай, остальная часть приватизирована частными лицами. Напротив нашего дома на погрузучастке красовались три мощнейших немецких портальных крана. Флот и портальные краны работали бесперебойно, то осуществляя северный завоз, то перевозя грузы на БАМ, то на другую сторону Байкала, в Бурятию. Погрузучасток был заставлен железнодорожными контейнерами, завален каменным углѐм и лесом. Краны мы называли «гансами», поскольку их производила знаменитая немецкая фирма «GANS». И они почему-то очень часто работали по ночам. Я однажды сочинил короткую эпиграмму: В порту «Байкал» стальные краны, Покой Распутина поправ, С акцентом явно иностранным Грохочут, головы задрав. Помню, Глеб Пакулов, спустившись с горы прямо во двор к Валентину, громко прочитал это четверостишие, выделяя особой интонацией слова «с акцентом явно иностранным» и исподтишка погрозил Гансам кулаком. – Да, – согласился Валя, – если они грохочут все вместе, то уж тут точно не до сна. Зато теперь ни кранов, ни флота, ни погрузучастка – чисто. Теперь напротив нашего дома расположился завод по разливу байкальской воды. Но он тоже, как многие заводы в стране, почти не работает. У него трое хозяев и они, построив завод, теперь воюют между собой, пытаясь достаточно прибыльное, если бы не междоусобицы, предприятие с итальянским оборудованием отобрать друг у друга. В 1982 году, когда уже мы с женой стали полноправными хозяевами байкальского домика, Валя со своим гостем из Болгарии писателем Кириллом Мончиловым приехал на Байкал. Договорился с Глебом Пакуловым, чтобы он на своей лодке свозил их на 94-й километр Кругобайкалки за синей ягодой, голубикой. Взяли с собой и меня. У Глеба была хорошая лодка «Сарепта» с мотором «Вихрь», на которой мы вчетвером и отправились за ягодой. Надо сказать, что Валя не рыбак, не охотник, но совершенно удивительный грибник и ягодник. У него есть рассказ «По ягоды», посвящѐнный друзьям-ягодникам писателю Альберту Гурулѐву и издателю Николаю Есипѐнку. И есть ещѐ другой рассказ «Век живи – век люби» про мальчика Саньку, который по незнанию набрал голубики в цинковое ведро, а взрослые, видя это и зная, что нельзя собирать ягоды в такое ведро, не подсказали Саньке заменить его – в цинке ягода очень сильно окисляется и ею можно отравиться. Это рассказ о человеческой чѐрствости, о постижении взрослого мира подростком со светлой, доверчивой, незамутнѐнной душой, о тех первых душевных ранах, которые рубцуются, но и тогда ещѐ долго не заживают. Итак, мы мчимся в лодке по Байкалу, взяв под ягоду горбовики, съестные припасы, бутылку водки, а я прихватил с собой фотоаппарат и зачем-то любимую на тот момент книгу Василия Белова «Воспитание по доктору Споку». Глеб ещѐ в лодке заявил, что за ягодой не пойдѐт: – Я ваш извозчик. Буду лодку караулить да с удочкой сидеть, может, омуля или харюзка поймаю вам на уху. – Мы тебе выпить нальѐм, ты уж лучше поспи, – пошутил Валя. – Я когда выпью, – не остался без ответа Глеб, – совершаю подвиги. – Бросаешься на амбразуру? – усмехнулся Распутин. – Да! Вот только все амбразуры в порту «Байкал» остались. Приплыли на 94-й, выгрузились, запалили костерок и сели перекусить. Достали огурцы, помидоры, варѐные яйца, хлеб ну и, конечно же, горячительное. Болгарин вынул из рюкзака кружок плоской, приплюснутой, как блин, колбасы, оказавшейся твѐрдым болгарским сервелатом. Глеб с любопытством взял в руки колбасу, понюхал, покрутил перед собой и обратился к Мончилову: – Вы что, всей Болгарией на ней сидели? 12

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Наконец-то мы перекусили, попили духмяного чайку и по узкой тропе стали подниматься по распадку вверх, в глухую тайгу. Я знаю, как Валя собирает ягоду. Он, во-первых, редко пользуется совком, зато берѐт ягоду двумя руками да так легко, быстро и аккуратно, что еле успеваешь следить за его почти молниеносными движениями. И пока я набираю кружку, он таких ссыпал в горбовик примерно четыре. По тайге он двигается ловко, расторопно, бесшумно. Пока мы с Кириллом Мончиловым, как два медведя, в одном направлении ломимся по распадку, он уже взлетел на перевал и спустился вниз. Бродим мы часа три- четыре. Тяжелеет горбовик, но ещѐ не полон. Валя зовѐт нас из-под высокой лиственницы, где обнаружил самое ягодное место. – Я уже набрал свой горбовик, добирайте и вы. Тут место хорошее ещѐ и для привала: сухой мох, валѐжина удобная – можно присесть. Мы с Кириллом минут двадцать обираем рясные кусты, но уже еле стоим и падаем на мхи. Валя разжигает костѐр, разворачивает пакет со снедью, я лезу в рюкзак и всѐ содержимое вываливаю на таѐжную траву: конфеты, хлеб, сало, свежие дачные огурцы. Вместе с едой из рюкзака выскальзывает книжка Василия Белова. – А это что? – показывает на книгу Валя. – Как что? Василий Белов. «Воспитание по доктору Споку». – Ты что же, на ягодах читать собрался? Я смущаюсь и бормочу, что, мол, да! – на привале собирался почитать. – Кто же с книгами за ягодой ходит, чудак-человек, – шутливо ворчит Валя, запаривая смородиновым листом закипевший на костерке чай, – хотя Белову бы это понравилось. Даже в глухой сибирской тайге он воспитывает своих читателей по доктору Споку. – Володя – лучший в вашей стране читатель. Таких во всей Болгарии не сыщешь, – добавляет Мончилов, – меня в тайге точно не читают. – И меня тоже, – смеѐтся Распутин. Потом своим друзьям-ягодникам Гурулѐву с Есипѐнком он поведал эту историю и те при случае меня спрашивали, какую книгу я теперь читаю на ягодах? За ягодами мы, конечно же, ходили не один раз. И чаще всего поначалу путь начинался на лодке. Ездили на лодке и с известным иркутским фольклористом Валерой Зиновьевым, и с отчаянным, могутным лесничим Виктором Николаевичем Носыревым, которому портовские мужики дали прозвище медведь- сохатый. Носырев не построил, воздвиг! – рядом с Глебом Пакуловым такой же, как и он сам, могучий дом, перевезя с нежилой кругобайкальской станции здание заброшенной начальной школы. Как-то в середине сентября, когда мы с Валей выкопали картошку, Носырев со своей женой Натальей причалил почти у самого дачного дома и позвал нас за брусникой. Мы охотно откликнулись, собрались, взяли горбовики, сели в лодку и Носырев, что есть духу, рванул в открытое море. Буквально через полчаса нашего пути поднялся страшный ветер и начался шторм. Байкал опасен своей непредсказуемостью, неожиданностью. Не успели мы оправиться от первых порывов шквалистого ветра, как Байкал уже раскачался, и вокруг нас заходили громадные, величиной с двухэтажный дом волны. Лодка ухнула в бездну, потом взлетела на гребень волны, на лице у Носырева не дрогнул ни один мускул. Он только игриво заулыбался и направил лодку поперѐк волны. Мы опять взлетели наверх и опять с обмирающим сердцем покатились вниз, казалось – на дно Байкала. Я потерял дар речи и молча вцепился в борт лодки, Валя тоже молчал, а Наташа закричала: – Виктор! Ты что делаешь? Ты думай, кого везѐшь! Ну-ка, прижимайся к берегу! Носырев, как будто еѐ и не слышал и продолжал разрезать гребни волн и то опускаться вниз, то подниматься вверх по крутым водяным горам. Тут уж и Валя не выдержал: – Витя, давай к берегу! Там, если перевернѐмся, то, может, и выплывем. Носырев выбрал вдали пологое место, лихо причалил среди шумного прибоя. Мы выбрались из лодки бледные, с дрожащими от напряжения ногами и молча сели на крупные прибрежные булыги. Носырев бодро возвестил: – Вот мы и на земле. Извините, ребята! Я, вообще-то, опытный штурман, так что не надо было волноваться. А теперь вперѐд за брусникой, – и он почти бегом кинулся в тайгу. – Сумасшедший! – сказала Наталья и мы, чуть-чуть оклемавшись, двинулись за нашим «сохатым» в лес. Байкал бушевал недолго, часов пять. За это время мы набрали отборной, спелой, чѐрно-красной брусники и без новых приключений вернулись в родную гавань. А с Носыревым мы больше за ягодой не ездили. Неповторимое, неизгладимое впечатление у меня осталось от той поездки. Теперь ни в чью лодку не сажусь. А Виктор Иванович Носырев ведь так и погиб в Байкале. В девяностых годах, в самый разгар перестройки, его затѐрло вместе с лодкой весенним, взбесившимся байкальским льдом. Весной мы приезжаем на Байкал и копаемся то в огороде, то в доме, стараясь поскорее придать жилой вид нашему байкальскому пристанищу. Как-то в середине девяностых в начале мая я, как всегда, переехал на пароме в порт «Байкал» и направился в сторону своего дачного дома. Идти мне совсем недалеко от причала, менее километра. Подхожу к дому, вижу группу ликующих людей, разливающих по бокалам «Шампанское» и кричащих «Ура!» Иду мимо них, чтобы открыть калитку и вдруг меня кто-то из них спрашивает: – Вы Распутин? – Нет, не Распутин. – Жалко. Нам деревенские сказали, что это его дом. – Да, это был его дом, а теперь мой. – А это правда, что он здесь жил и писал свои книги? – Правда. 13

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Они снова закричали «Ура!» – А мы из Питера. Выпейте с нами «Шампанского» и давайте сфотографируемся. – Но я же не Распутин. – А кто вы? Родственник. – Родственник... И снова туристы грохнули «Ура!» Любопытно, что писатель Сергей Есин в своей книге «На рубеже веков. Дневник ректора» описывает эту короткую историю, но не совсем точен в фактах. Вот цитата из «Дневника ректора»: «Вечером сидели в штабной комнате... Сначала читали стихи по кругу. Прозаиков пропускали. Прозаики отыгрывались байками. Самые занятные о Распутине. Вокруг него уже создаѐтся прижизненный миф. Есть изба на Байкале, где он написал «Живи и помни». Потом эту избу вроде бы перекупил иркутский же поэт Владимир Петрович Скиф. Так вот, подходит раз В. П. к избе, а возле неѐ стоят туристы и пьют из бутылки шампанское. – Вы Распутин? – Нет, я не Распутин. – А это тот дом, в котором он писал? – Да, дом именно этот. А за что вы ребята пьете? – За то, что добрались сюда...» Сергей Николаевич, уточняю: дом был не куплен у Распутина, а подарен им нашей семье. Вот и всѐ. А остальное – про туристов и про «Шампанское» – правда. В 1974 году, когда мы с Валей ещѐ не породнились, я впервые побывал у него в байкальском доме и был очарован Байкалом настолько, что едва вспомнил себя: кто я и что со мной? Я испытал непередаваемый восторг от сближения с Байкалом, я поразился той светоносности, которая переполняла Байкал и всѐ, что его окружало: распадки и горные тропинки, сбегавшие по крутизне близлежащих скал, дома и деревья, небесную глубину и хрустальную прозрачность его божественной воды, снежные вершины Хамар-Дабана и утреннюю свежесть первой молодой травы. С неба сбежал яркий весенний день. Он распахнул свои крылья над Байкалом, обнял нежным теплом посѐлок, спешащих в школу детей, теплицы, первые чѐрные грядки, рассаду в горшочках, улыбчивые лица людей, дорогу вдоль Байкала, ручеѐк, бежавший прямо из горы в распутинском дворе, и самого Валентина Григорьевича с его простыми человеческими делами, которыми он занимался в тот день, и где у Байкала были свои заботы, а у Распутина – свои. Байкальский день Валентину Распутину Байкальский день! Ах, как он разгорался! Ах, как он плавил слиток Ангары! Его лучи оранжевою краской Раскрашивали дачные дворы. Его лучи – нектаром благодатным Одаривали почки и цветы. Из крепких ульев – над селом нарядным Летели пчѐлы в дачные сады. Байкальский день. Натянута верѐвка. Хозяйки сушат дачное бельѐ. Дотошный день. Посажена морковка, Чтоб дети летом хрумкали еѐ. В искрящемся, ликующем затоне Байкальский лѐд на иглы разделѐн, И у Байкала – тянутся ладони: Осыпать мир холодным хрусталѐм. Мне кажется Вселенную разбудит Гремучая байкальская волна... В тугую грядку Валентин Распутин Бросает золотые семена. Он Слово Вдохновенное посадит, Которое не зарастет быльѐм... Хорошей жатвы, мудрый наш писатель, Тебе в байкальском домике твоѐм! Осень 1997 года сохранилась в моей памяти не только потому, что отличалась от других удивительно тѐплой, воистину летней погодой, а ещѐ и тем, что я никогда так по сумасшедшему не работал, как в эту осень. Стояло нежное бабье лето. Нагретый воздух чиркали прозрачные осенние стрекозы, в нашем 14

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год «оазисе», как в райском саду пели, верещали синицы, таинственно ворковали лесные голуби, которых в Сибири называют «тутурский поп». Даже ворона не каркала, а пела «Кр-р-он, кр-р-он!», что в переводе означало: «Рай со всех сторон!» От моего дома до Хамар-Дабана ширился Байкал, ровный и спокойный, в нѐм спала ясная небесная бирюза. Ощущение было такое необыкновенное, что казалось, будто небо и Байкал поменялись местами. Природа, словно обманутая, подкидывала мне во двор свои волшебные подарки. Видимо, ничего не понимая, что с ними происходит, заново расцвели одуванчики, жарки и колокольчики, загорелся малиновым пламенем багульник. Трава и не думала жухнуть и желтеть, а напротив, зеленела даже на дорожках. Хотя ночью, украдкой, по щекам распадков, ударяли первые морозцы, и щѐки-склоны начинали краснеть, пламенеть, будто стесняясь, что сладко спали и прокараулили появление резвых ночных разбойников. Я приехал на дачу копать картошку, рассчитывал прожить на Байкале три дня, а прожил целый месяц. Картошку я выкопал быстро, накопал аж три куля, поскольку огородик у нас небольшой и этой картошки нам хватает до нового года, а там уж мы, примерно столько же, прикупаем до грядущего лета в деревеньке Ширяево, что находится в 35 километрах от Иркутска. Но чаще всего картошку, да и не только картошку, а бывает, что и капусту, и морковку нам дарят мои земляки Куклины – Валентина и Николай. С ними я учился в одной школе в посѐлке Харик. Или – бывший председатель Ширяевского колхоза Корнилов Василий Георгиевич, с которым мы встретились у Куклиных и впоследствии – подружились. Итак, выкопал я картошку, просушил еѐ под уютным сентябрьским солнцем, и решил отдохнуть хотя бы денѐк после трудов праведных. На другой день приготовился ехать в Иркутск, как вдруг почувствовал, что во мне что-то назревает. Всѐ моѐ существо впитывало в себя бархатную осеннюю благодать, внутри меня что-то кустилось и трепетало, мне хотелось, броситься в янтарные леса, лезть на горячие скалы, обнимать цветы и деревья, лететь над Байкалом. И стали являться стихи. Они даже мешали друг другу, толкаясь во мне, каждое норовило проскочить вперѐд, они перебивали и затмевали друг друга, и я старался их не упустить, не потерять, успокаивал, раскладывал по уголкам души и, как лѐгких птиц, выпускал на белый лист бумаги. Разгорается осень моя удалая, Расставляет молельные свечи берѐз. И рябина горит, и калина пылает, И черемухи куст полыхает до звѐзд. Разгорается осень кровавым пожаром, Разбегается под гору тѐмный багрец. Но в урѐмах таѐжных не пахнет угаром, Лишь сияет тайга, как роскошный дворец. Кое-где среди мхов сохранилась черника, Голубицы последняя капля дрожит, В золочѐной траве багрянеет брусника И гранатовой россыпью в руки спешит. Пламенеет тайга, разгорается осень, По распадкам карминная льѐтся листва. У природы своей ты прощения просишь, Но она красотой затмевает слова. Это была моя байкальская «болдинская осень», да простят меня поэты и критики, потому что словосочетание «болдинская осень» стало метафорой, обозначающей небывалый творческий подъѐм, случившийся в небольшом временном отрезке. И вправду, за месяц я написал тридцать восемь стихотворений. Так вот, когда я уже дописался до ручки, со мной произошло невероятное. Шла последняя неделя моего пребывания на Байкале, и тут в одну из ночей на даче приключилась довольно странная история. В очередной раз я работал до двух часов ночи. Дописал стихотворение «Флоксы», отложил в сторону бумагу и ручку, расстелил постель и лѐг поспать. Не засыпалось. Более того, в кромешной темноте, прямо над собой, я услышал долгий, воистину живой звук натянутой струны. Звук был не громкий, но очень тревожный. Прошло полминуты, снова раздался звук струны, потом ещѐ и ещѐ, раз за разом чудились невероятные, странные, медленно уходящие в темноту звуки. Я поднялся с кровати, звуки продолжали являться из ниоткуда и тревожить всѐ моѐ существо. Неужели, думаю, я схожу с ума? Дописался. А струна продолжала звучать. Тогда я встал, вышел на улицу и стал искать эту непостижимо звучащую субстанцию. Было тихо, даже Байкал едва шелестел в тѐмном космическом пространстве. Может быть, это гудит берѐза, которая прижалась к распутинскому флигельку, или позванивает сам флигелѐк, вспоминая неторопливого хозяина, его шаги и слова. Послушал берѐзу, потрогал еѐ. Но берѐза молчала. Флигелѐк тоже не издавал ни звука. Я ведь, вправду, как полоумный, стал исследовать всю проволоку, какую подвешивал на гвоздь, вбитый в стену дома возле мастерской. Но это же не струна, а свѐрнутая в мотки проволока. Как она может звучать? Промаялся я до четырѐх часов утра в поисках отгадки, но так еѐ и не отгадал. Когда я вернулся в дом и лѐг в кровать, струна зазвучала снова с той же последовательностью, с тем же тревожным, загадочным наставлением: прислушаться к ней и задуматься... О чѐм? Может быть, о смысле жизни, о поэзии, о вере и неверии, о любви и предательстве... 15

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Полежав ещѐ минуты три, я встал, включил свет, сел к чистому листу и почти без помарок написал стихотворение: Я ночью, пробудившись ото сна, Лежу один во тьме несокрушимой. В ночи звучит негромкая струна... Откуда этот звук непостижимый? Быть может, это Ангелы во тьме, Создателем отпущенные к миру, В предутренней осенней кутерьме Несут мою истерзанную лиру. А, может, это у меня – Господь С души покровы тѐмные срывает. Наверно, он, обретший кровь и плоть, Струну небес негромко задевает. А, может, сон – царапает сосна? Поводит ворон крыльями из жести? Наверно, эта странная струна – Забытых предков тайное известье. Их слово заповедное – во мне, Их вера мне передалась в наследство. Вновь наяву, а может быть, во сне Под звук струны я проживаю детство. И кажется – расходится стена. И светлячками бездна расцветает. Звучит над бездной вещая струна, И над струною Ангелы летают. Совершенно опустошѐнный, в пятом часу утра я лѐг спать. Уронил голову на подушку, прислушался. Струна перестала звучать, и я с облегчением заснул. Прошла неделя. Я вернулся домой, вывез картошку и успел на наш знаменитый праздник русской духовности и культуры «Сияние России». В доме литераторов мне случилось прочитать несколько стихотворений, среди которых была и «Струна» – гостям праздника и Валентину Распутину, который вѐл в Доме литераторов вечер встречи. После того, как закончился вечер, Валя похвалил меня за стихи и подарил только что изданную книгу «В ту же землю». Эта книга и особенно одноимѐнный рассказ потрясли меня настолько, что я долго ходил с кровоточащим сердцем и не мог найти покоя несколько дней. Каким же надо обладать даром, какой несоизмеримой ни с чьей болью за своѐ Отечество и таким пронзительным чувством сопереживания с родной землѐй и еѐ людьми, чтобы так горько, так больно рассказать о происходящем с нами и со страной! И ещѐ меня поразил необыкновенный рассказ-загадка «Видение» о звучащей тѐмными, осенними ночами струне, которая, по всей вероятности, являлась совестливому писателю для осмысления душевных болей и тягот, для постижения нашего несовершенного бытия на увенчанной Господними красотами, но истерзанной русской земле. Во мне полыхнуло что-то, сравнимое с шоком, потому что со мной неделю назад произошла подобная история на Байкале, только моя струна звучала однажды ночью, а его струна – еженощная: «Стал я по ночам слышать звон. Будто трогают длинную, протянутую через небо струну и она откликается томным, чистым, занывающим звуком. Только отойдет, отзвучит одна волна, одноголосо, пронизывающе вызванивается другая. Я лежу, полностью проснувшись, весь уйдя во внимание, охваченный тревогой, и вслушиваюсь: чудится это мне или не чудится? Но почудиться может однажды, дважды, а не каждую ночь с редкими перерывами. Чудиться может и днѐм, а днѐм этого не бывает. Я отчѐтливо слышу возникающий где-то надо мной от нарочитого и осторожного прикосновения струнный звук, растекающийся затем в слабое, печальное гудение. Я не знаю, он ли будит меня, или я просыпаюсь чуть раньше, чтобы слышать его от начала до конца. Странно, что ни разу мне не удалось взглянуть на светящийся циферблат маленького будильника, стоящего совсем рядом, на столике, – достаточно повернуть голову, чтобы проверить, в одно ли время я просыпаюсь. Вызванивающийся, невесть откуда берущийся, невесть что говорящий сигнал завораживает меня, я весь обращаюсь в слух, в один затаившийся комок, ищущий отгадки, и обо всѐм остальном забываю. Страха при этом нет, а то, что повергает меня в оцепенение, есть одно только ожидание: что дальше? Что это? – или меня уже зовут?..» А какая в рассказе, как будто кистью художника, и одновременно ощущениями поэта, явлена картина осени, описание которой во всей еѐ совершенной красоте подвластна была разве что Александру Сергеевичу Пушкину. И, наверно, не случайно здесь упомянута строка из его стихов: «Люблю и я «пышное природы увяданье»... Да и как не любить его, если весь год для того, кажется, и набирался, наливался, готовился, чтобы выставить под приспущенное, тоже словно отяжелевшее небо дивный разукрас земли, освобождающийся от бремени. Горячо рдеют леса, тяжелы и душисты спутанные травы, туго звенит, горчит воздух и водянисто переливается под солнцем по низинам; дали лежат в 16

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год отчѐтливых и мягких границах; межи, опушки, гребни – всѐ в разноцветном наряде и всѐ хороводится, важничает, ступает грузной и осторожной поступью... И всѐ роняет, роняет семена и плоды, устилая землю. «Бабье лето» теперь помолодело: весна вдвигается в лето, а лето в осень, в сентябре ещѐ зелено, ядрѐно, крепко, осенью и не пахнет, а снежный саван между тем приготовляется без промедления. Через неделю после Покрова ударит мороз, а потом будет мокнуть, ворочаться с боку на бок, томиться. А потом и вовсе обсохнет. И весь на опоздках сохранившийся убор густо полетит-заметелит крупным пестряным сеевом, обнажая всесветную чуткую печаль. В эти дни чаще всего вспоминают Бога. Тут и наступает самая близкая, самая желанная мне пора: моя осень. Та, что приходит после дождевых и ветровых трѐпок, высквоженная, облетевшая и тихая, прошедшая через волнения и боли, смирившаяся, уже и полуобмершая. Остывающее солнце ещѐ пригревает, воздух кажется застывшим, последние листочки срываются и падают медленно, выкланиваясь и крылясь; земля порыжела и пригнула к себе травы, в высоком дремлющем небе медленно и важно проплывают большие птицы, оставшиеся на зимовку. Сладко пахнут дымы, стелющиеся понизу, тенѐтится высохшая и выбеленная паутина, вода в реке глянцево замирает, затихает ночной звездопад, обронив летние светлячки; избы по деревням стоят присадисто – точно пустили на зиму корни. И вся тяга вниз, к земле... Солнце заходит с бледненьким заревом и подолгу дремлют сумерки, подсвечиваясь дневным настоем. Это особая, неразгаданная пора; в эту пору, когда сезонное отмирает, рождается что-то вечное, властное, судное...» Это был самый короткий во всѐм творчестве Распутина и, действительно, самый мистический, глубокий, философский рассказ, где писатель перемещается в пространстве и во времени таким образом, что видит себя в себе и тут же наблюдает себя со стороны. В то же время он размышляет о происходящем реально, спокойно и даже буднично, как может писать только Валентин Распутин: «В такие мгновения, когда возникает и удаляется стонущий призыв, я ко всему готов. И кажется мне, что это моѐ имя вызванивается, уносимое для какой-то примерки. Ничего не поделаешь: должно быть, подходит и мой черѐд. Сколько раз за тридцать с лишним лет своей сочинительской работы я заигрывал с этим чувством готовности, воображая его услужливым, при котором бы ничего не менялось. Я входил в роль, самоотверженно и вполне искренне играл еѐ, всѐ существо моѐ умело меня убедить, что до отмеренной мне черты простирается бесконечная даль с бесконечным же вкушением радостей жизни. Но теперь-то я знаю, что обман в бесконечность кончился, никого из оставшихся в нашем корню старше меня нет, и глаза мои всѐ чаще обращаются вовнутрь, чтобы различить прощальный пейзаж. Я способен ещѐ на сильное чувство, на решительный поступок, ноги мои могут вышагивать легко, и наслаждение от ходьбы я не потерял, но что же лукавить: свежим силам возобновляться неоткуда, и всѐ, что предстоит впереди, – это жизнь на сухарях. Всѐ чаще застаю я себя в одиночестве в стенах, уже ставших мне знакомыми, но не мною выбранных, а точно бы какою-то силою под меня подставленных. Я нахожу там любимые предметы, собственные вещи, чтобы легче было привыкнуть, но никто из родных ко мне не заходит, и я не жду их, а долгими часами смотрю в огромное, во всю стену, окно на одну и ту же картину. И картина знакомая, только я никак не могу припомнить, откуда она. Я много ездил, многому из увиденного отдавался с такой любовью, с такими умилѐнными слезами, что готов был раствориться в нѐм вслед за теми, кто, добавляя красоты и неги, растворились там до меня. Может быть, это что-то из мимолѐтного и яркого прошлого, из зрительных впечатлений, оставивших оттиск в душе, – не знаю. И это что-то из осени, совсем поздней осени. Вот и за широким окном из комнаты, в которую я неизвестно как попадаю, я вижу эту же пору поздней просветлѐнной осени, крепко обнявшей весь расстилающийся передо мною мир. Где, в каком краю эта картина так легла мне на душу, чтобы являться снова и снова, я, повторю, не помню. А может быть, нигде и не встречалась, а непроизвольно составилась под пером самописца в моѐм сознании: мало ли понастроил я картин за тысячи часов, отданных фантазии, – и, как знать, не наступает ли такой момент, когда фантазия способна разыграться не по вызову, не от умственных усилий, а самостоятельно и, осмелев, сделать меня своим героем. Я вижу себя в небольшой, вытянутой к окну комнате с двумя боковыми стенами. На месте лицевой стены окно от пола до потолка, на месте задней дверь, огромная и высокая, двустворчатая, с лепными квадратами в три яруса и двумя фигурными медными ручками; за такой дверью тоже должно находиться что-то огромное. Но мне почему-то ни разу не приходило в голову заглянуть за неѐ. Моѐ место у окна в низком легком кресле, старом и продавленном, с обрывающимися подлокотниками. Кресло из моей домашней обстановки, оно из тех вещей, неведомо как здесь оказавшихся, которые примиряют меня с этой комнатой. Его давно следовало отправить на свалку, но я привыкаю к вещам и боюсь с ними расставаться. Слишком много в них меня. И когда я проваливаюсь в кресле чуть не до пола, мне кажется, что я удобно устраиваюсь в себе...» Через несколько дней мы ехали с Валей на его дачу, что расположена на 28-м километре Байкальского тракта, и заговорили о струне. Я снова прочитал ему свои стихи и спросил: – Валя, как же так случилось, что мы почти в одно и то же время написали об одном и том же? Валя улыбнулся и, как всегда, легко отшутился: – В этом виноваты наши жѐны! Может быть, это и так. Но я-то думаю, что не случайно мне так легко пишется в распутинском доме. Многое в этих стенах и во дворе мне напоминает о нашем давнем совместном бытовании то весенними, то летними днями, а то и скороспелой осенью. Вот рябинка, которую он посадил. А вот скамеечка между двух лиственниц, тоже сделанная его руками. Рябинка за эти годы вытянулась и превратилось в высокое с кистями красных ягод дерево. А одна ветка изогнулась таким образом, что ушла в сторону от материнского ствола и распласталась над скамейкой, засыпая еѐ по осени длинными, узкими, багряными листьями. Здесь он любил сидеть вечерами с кружкой горячего, до черноты заваренного чая и долго, неотрывно смотрел на Байкал, поднимающий свои валы, как живые мысли. В этом доме Валя во всѐм, куда ни глянь! Его мистическое присутствие, его дыхание, человеческое тепло и сила таланта – они, несомненно, какой-то ощутимой частью живут в его бывшем доме. Я это знаю, я верю в это. 17

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Клуб поэто в «У Сербского» при библиотеке «Русская поэзия 20-го века им. В. С. Сербского», г. Братск, Иркутская обл. Библиотека русской поэзии 20-го века имени В. С. Сербского в марте отмечала свой четвертьвековой юбилей. 25 лет она функционирует в фондах города Братска. Эту уникальную для страны библиотеку в течение полувека собирал один человек – Виктор Соломонович Сербский. Ещѐ при жизни, в 1992 году, он подарил своѐ собрание городу Братску, а в 1993 открыл при библиотеке поэтический клуб. Небольшое помещение, уставленное полками со сборниками стихов, стало пристанищем десятков поэтов нашего города и многих гостей, приезжающих со всех концов страны и зарубежья. И все оставляли и оставляют здесь свои автографы, которых уже около семи тысяч. За 25 лет вышло в свет шесть сборников поэтического клуба и три книги, посвящѐнные В. С. Сербскому и его библиотеке, а многие поэты издали собственные сборники. Виктор Соломонович написал более десяти книг. Он сочинял стихи, писал эссе об истории своего собрания, собирал и редактировал коллективные сборники стихов о Братске и поэтов Озерлага. Со временем от клуба «У Сербского» отделились по месту жительства два литературных объединения, но наш поэтический клуб по-прежнему объединяет всех пишущих. Все мы очень разные, и, хотелось бы сказать, самобытные, но об этом судить читателям нашей подборки. Галина ГНЕЧУТСКАЯ, библиотекарь би блиотеки «Русская поэзия 20-го века им. В. С. Сербского» …………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… Виктор СЕРБСКИЙ (1933-2011) Сербский Виктор Соломонович родился 1 мая 1933 года в тюрьме, в Верхнеуральском политизоляторе, где находилась в заключении его мать. 13 октября 1937 года его родители – Евгения Тиграновна Захарьян (1901-1937, уроженка Тифлиса) и Соломон Наумович Сербский (1906- 1937, уроженец Бердичева), убеждённые троцкисты, были расстреляны в Магадане, а четырёхлетний мальчик попал в детский дом во Владивостоке. В 1950 году он с серебряной медалью окончил школу, в 1955 году – Иркутский горно-металлургический институт. С 1955 года работал в Норильске на металлургическом комбинате мастером, начальником участка, начальником цеха. С 1967 года в Братске, в «Братскгэсстрое» – директором Центрального Механического завода. С 1976 на Братском заводе отопительного оборудования был начальником производственно-диспетчерского отдела, затем зам. директора по производству. Награждён медалями «За трудовую доблесть», «За доблестный труд», «Ветеран труда». Дважды избирался депутатом Совета народных депутатов города Братска. В 1989 году В. С. Сербский был одним из инициаторов создания отделения общества «Мемориала» в городе Братске. Разыскивая в приоткрывшихся архивах НКВД-КГБ сведения об обстоятельстве ареста и гибели своих отца и матери, Виктор Соломонович смог, уже будучи взрослым, впервые получить копии тюремных фотографий своих родителей и несколько казённых документов. Эти материалы легли в основу книги – «Беседы с портретами родителей». В. С. Сербский являлся членом Союза российских писателей, членом Ассоциации библиофилов России, был принят в Международное Пушкинское общество. Награждён премией «Интеллигент провинции» иркутского филиала Российского фонда культуры (2001), Почётной грамотой мэра города Братска (2003). В 2005 году В. С. Сербскому была присуждена премия «За подвижничество» Фонда имени Дмитрия Лихачёва. В 2008 году В. С. Сербскому присвоено звание Почётного гражданина города Братска. Умер В. С. Сербский 9 января 2011 года. Похоронен в Братске. 21 июня 2013 года состоялось долгожданное событие в культурной жизни Братска – торжественное открытие мемориальной доски на доме по ул. Приморской, 49, где жил и собирал свою библиотеку В. С. Сербский. Библиотекари Всю самостоятельную жизнь Я покупал книги стихов, Собрав к старости Крупнейшую во всем мире Личную библиотеку поэзии На русском языке. Я предложил еѐ городу Братску, И глава администрации Принял моѐ предложение. Я стал библиотекарем «Без специального образования». А какое специальное образование Имели мои родители? «Из изолятора и ссылки (вот их университеты. – В.С.) Сербский и Захарьян провезли в лагерь большое количество литературы и из неѐ значительную часть контрреволюционной (сочинения Троцкого и произведения других контрреволюционеров – Каменева, Рязанова и проч.). Обладая значительным количеством литературы, Сербский и Захарьян организовали на прииске им. Берзина свою нелегальную библиотечку и обслуживали ею находящихся там троцкистов, используя это как одно из средств сплачивания своих кадров. Книги, принадлежащие им двоим, были во время обыска изъяты у десятка других троцкистов, находящихся на этом прииске... Для своих контрреволюционных целей Сербский и Захарьян использовали не только имеющуюся у них антисоветскую литературу они превращали в орудие распространения контрреволюционных взглядов, сопровождая высказывания классиков марксизма своими контрреволюционными комментариями». (Дело № Р-8786, т. 1, л. 108-109) Начальное библиотечное Образование Я получил в ОЛП им. Берзина, Но пошѐл «другим путѐм». Поэзия – мой Бог. И я мечтаю обратить в свою веру Всѐ разумное человечество. 18

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Татьяна БРАВЛЕНКОВА Как будто бы кто-то прознал, что солнце без должного пыла, как будто бы платьем весна *** в пути за сугроб зацепилась. Здесь аура непревзойдѐнных мыслей, Здесь царство рифм и музыки стиха... Бессмертным гимном в воздухе повисли *** Отжившие свою судьбу века. Вклинился день этот серый в вешние дни маятой. И, обнажая головы, приходят Верить тебе иль не верить – Сюда сегодня, в залы, стар и млад, всѐ прояснится потом. И дух благоговения нисходит, Тех обещаний отрава И возрождает прошлого уклад, в сердце надеждой легла. Правы мы были, неправы – Вселяя веру, дарует надежду правда больней, чем игла. И светлый мир поэзии людей. Нам уж и небо с овчинку, Не верь тому, о чѐм твердят невежды где-то лампада, что день… Мир книг... Найдѐшь ли на Земле мудрей! Вытри досады слезинки, вытри и туфли надень. Выйдем – пусть тучи увидят *** глаз твоих грустных укор, Сроднились образы стиха и, расступившись в обиде, С Земной любовью и красой, солнцу расчистят простор. Душистой шляпкою грибной, В мир опрокинется нежность, Цветком, берѐзовой косой... может быть, выдержим мы, С чуть слышным цокотом копыт, что салютует подснежник Тем холмиком, где прадед спит, корчам проказы-зимы. Журчаньем мшистого ручья, Весенним клекотом грача И входит в душу, чтобы та _____________________________________________ Во век не ведала греха. *** Валерия ДОМРАЧЕВА Есть, несомненно, есть иной Посыл и жизни, и любви И, предназначенный судьбой, Г а да ни е на р о ма шк е Вершит творения свои. Он приходит ко мне под утро, Знать, от того и не понять Чисто выбрит. Порою мысли и дела Из жизни выбит. Людей, что могут сострадать Что конкретно хочет – помню смутно. Дворняжке, жаждущей тепла. Он бросает свою рубашку Весьма устало. _____________________________________________ И одеяло С меня срывает, как лист с ромашки. Виктор ЦЕБЕРЯБОВ И так небрежно мой день разрубит, А посему – Не достанься же никому! О тс т упл е н ие В итоге: любит, ещѐ раз любит... Была нестерпимо сильна бузой обновлѐнного мира О би да в начале апреля весна в сезон, что капелью постиран. Моя обида приходит молча, И ветреность вешнего дня без приглашения. была долгожданной и милой. Рассмотрю-ка еѐ воочию, И переменой маня, установлю отношения. в застенках груди сердце билось. Как никак, двадцать лет Стучало, дрожа: «Вот сейчас! терпимся. Теперь – для потом ни секунды!». Я ей шлю приглашения, а в ответ: И мысли, мечтами сочась, «Заскочила отметиться!» роились, сознанье окутав... А пока не время, мне не звони, Да вдруг полоснула метель пережди, перемелется. по сердцу и каплям игривым, Всѐ равно ведь после любви срывая надежды с петель Встретимся... и вдаль уносясь белой гривой. 19

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Аида АКУЛОВА *** Кричат над городом вороны, В ответ им вороны кричат. Торжественно и похоронно *** Их крики в сумерках звучат. Знаешь, она непонятная, вся в себе. И голые вершины сосен Сидит здесь и щѐлкает твои нервы. Напомнят, что окончен бал... Могла бы не врать, не скрывать, послать. Но в них просвечивает просинь – Однако сидит и талдычит, Ведь это же февраль настал! Что ты лишь первый, Кому говорит о надобности писать. Чернил! Чернил! Себя узнавать. Тонуть не в вине, а в текстах, Но нет, не плакать! Чтоб все еѐ боли в тебе находили место. Глаза сверкают, я спешу. А рядом беззвучно плачет твоя невеста, И надо мной не надо каркать: Погрязшая в неизбежности тебя ждать. Я жить пытаюсь. Я пишу! _____________________________________________ *** У меня нет ни крыльев за спиной, Ни, тем более, безупречного характера, Но сегодня необычное преломление Владимир ЭКСПРЕСС солнечных лучей Даровало мне нимб. А значит, я должна быть ангелом. Вопреки всему остальному. *** Извините, обидел. Я того не хотел. *** Вот покинул обитель Город казался ѐмкостью, И теперь не у дел. Куда высыпались люди. Разогнался за златом, Вороны кричали на нас Да пустая сума. С бесконечного неба. Погрустневшим закатом И ты, наконец, рассказал, Осень сходит с ума. Что такое вечность. Наши с нею потери И ты сожалел о том, На весах наравне. Почему в ней не был. Осень мне не поверит, Я улыбнулась. Спросила Я достанусь Зиме. Ещѐ о чѐм-то, А Зима, словно шулер, Но ты не услышал уже В рукаве два туза, Моего вопроса. Обмишурит, обжулит Рассказ оказался неверным, За глаза и в глаза. И вечность неба Я бы мог суахили Тебе показала путь Бормотать в тишине. От стихов до прозы. И тогда бы ожили Все кто были во мне. Но дымящимся мясом _____________________________________________ Мимо жизни поток. Захлебнувшийся в плясе В пол упал потолок. Извините, обидел Галина ГНЕЧУТСКАЯ Я хозяйку-судьбу. Время – ангел-хранитель, Ей назначит судью. Зной Мы бродили в поисках тени *** Между старых домовых торцов. Тянется не кончается Среди вязов и белой сирени. впору уже отчаяться Среди хижин и пышных дворцов. и рѐбрами ромба выпирает жалость, как из дворняжки, Нас палящее солнце томило что лапами к хвосту в клубок, И мешало ровно дышать. а надо такую малость, Ночью в окна Венера светила, счастья не на бумажке. До утра не давала спать. На подушке к виску висок. Всѐ пройдѐт. Неужели и это И снова изжогу лета Наше чувство одно на двоих? лечить, накапав осени Как пройдѐт долгожданное лето, дождями, и марафетом Испытания нам подарив. не признавать – что бросили. 20

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Елена ВАХРУШЕВА Ночь. Носителей языка, И «индейцев», и «бледнолицых», Разбудила сирена. «Как? Что случилось?» – «Да, блин, Зарница!» Б ар аб аш ки Караул! У меня завелись Барабашки! Хорошо, хоть не подхожу С Домовыми не путать! Домовые в семье Ни «спецназу» и ни «разведке». А «растяжку» – изображу: Уважают хозяев. А это – компашка, У которой проказы одни в голове! Обмотаю нитками ветку! Их занятье любимое – спицу запрятать, Белый-белый песок. Байкал. Подпилить, обломить или просто согнуть, Пароходик гудит протяжно. Довести до того, что готова заплакать, Ждѐм Распутина. Обещал. Похихикать – Возьми! – и в диван запихнуть! Собираем в подарок яшму. Барабашки – большие приятели моли! Нам ещѐ попалось стекло, Хорошо представляю, как ночью – одни Отшлифованное волнами. Эту моль, у балкона открытого стоя, Не приехал. Не повезло. Уезжая, берѐм на память. «Кис-кис-кис, цып-цып-цып!» – норовят заманить. А другие – стоят с транспарантами, вроде Получилось, что каждый ждал «Справа – Беби-альппака», «А вот кашемир!», Исцеляющей встречи с детством. «Вот мохер на десерт!». Интересно, а моль им Я должница твоя, Байкал – Чаевые даѐт за устроенный пир? Завяжи узелок на сердце. _____________ «Summer Town» – англоязычный лагерь для взрослых и Милым вечером мы посидели с подругой, – подростков, основанный сыном В.Распутина. Как рождение внучки отметить без слѐз? Замечаем: пропали пинетки из сумки! Видно, вместе с клубком, Барабашка унѐс! _____________________________________________ «Барабашек твоих зовут Сонька и Машка!» – Мне подруга, прощаясь, сказала в сердцах. Ерунда! Мои кошки скромнее монашек! Нина ЖМУРОВА И какой интерес им в каких-то клубках! В сѐ н а чи нае т с я с л ю б ви Л а ге рь на Б а йк ал е Всѐ начинается с любви: «Как посмела!» да «Кто сказал?», Улыбка, взгляд, сердец влеченье. Надоели. И кушать хочется. Росток, цветок – дитя земли, В ―Summer Town‖ лечу, на Байкал. И чувства светлого рожденье. Поработаю переводчицей. Еѐ не стоит торопить, Здесь всего два отряда. В одном И не нужна ей полутонность. Все «ковбоев» изображают, Она сумеет окрылить, А «индейцы» живут в другом. Не самообман и не влюблѐнность. И «ковбоям» жизнь осложняют. Сильнее ветра и воды, Я теперь – Покахонтес. За то, Идѐт к тебе, не зная брода. Что связала «индейцам» знамя. Сильнее боли и беды, Выцветало оно потом А счастье – выше небосвода. На каком-то главном «вигваме». Прощать умеет, верить, ждать, Не могла и представить тогда, На помощь позови – примчится. Что английским смешно гордиться, Терпенья ей не занимать, Что «нить к сердцу» – не просто слова, Она из пепла возродится. Что «путь к сердцу» – укажут спицы. Она ранима и хрупка, Что признание получу А если надо, смелой станет. Не за English – им все владеют И поступь нежности легка, В совершенстве или чуть-чуть, Не оскорбит и не обманет. А вязать-то не все умеют! Надѐжность, радость и тепло Подарит, сердце обогреет. Лев довязан, набит травой Коль чувство светлое пришло, И к шесту прикреплен за лапы. Открой объятия скорее! В «казино» – с добычей такой – Мы отыгрываем палатку! 13.11.2016 21

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Иван ТУЗОВ твой дух, устал... Передохни. Пройдѐт. И ударенья расставляй вернее – тебе ведь ни ошибок, ни сомнений прощать не станут. Всякий идиот *** Шѐл первый дождь в моѐм апреле! покрутит пальцем у виска – да что там! Весна!!! Забросив все дела, Твоих бессонниц вечная работа – Я ждал, надеялся и верил, в полове слово верное искать, И ты, желанная, пришла! и брать, найдя, за шкварник, как щенка, В объятьях нежных, в страсти пылкой и в мутные пока ещѐ глазища Своим любимым назови! заглядывать – ну где ещѐ отыщешь Вино игристое в бутылке лекарства от беспамятства... Пока Пьянит порывами любви. ещѐ живѐшь – таи себя внутри, Виват безумству! Миг прекрасный! не знай о скользком крае перекрѐстка. О, как блестят твои глаза! Вон, пуховик уляпала извѐсткой – В огне лампады, в день ненастный похоже на мишень, пойди сотри... Нас повенчали небеса! *** _____________________________________________ Мотив возвращения в лирике Икс. И лета, и ветра, и писем. И странно: нигде не присутствует слово «вернись», Нелли ЧУПИНА хоть автор к началу зовѐт постоянно. Как будто забыт некий тайный предмет, заветное чувство, что жаждет прощенья, *** как будто на поиски скрытых примет Март-протальник, март-грачевник! направлено вечно само возвращенье. Как ещѐ тебя назвать? Зимобор и привередник, Сердечное «Ты». Осторожное «Вы». Акварелей благодать! Таинственный список немых адресатов. Высокая память живой синевы, Звон капелей суетливый, что в мир беспощадный швырнула когда-то. Воробьиную возню, Ручейковые разливы, Разухабистость твою _____________________________________________ Принимаю, словно песню! Поучаствую и я – В меховом пальто мне тесно Ирина ЛЕБЕДЕВА С середины февраля! *** *** Усталые деревни, разрушенные сѐла, Время уходит на цыпочках. глухие полустанки. Не хочешь – не вспоминай. Разбитые дороги, глаза слепых оконцев Навесит на прошлое бирочки – и труб печных останки. Где ад был, а где рай. И чей-то пьяный шѐпот невнятно Примем с улыбкой сдержанной ночь терзает; видать, по жизни тризна. Прежних мечтаний посул. И цепенеет тело. И кажется печальный Так боязно стать отверженным, смысл жизни атавизмом. Когда у судьбы прогул. Ставьте в судьбе многоточия. *** Пусть что-то произойдѐт. Артист прилаживал саксофон, У времени полномочия – Похожий на морского конька, Каждому ставит зачѐт. Провѐл по мундштуку языком, На вкус опробовал звук слегка. _____________________________________________ Его товарищ взял контрабас, Легко погладил рукою гриф. Раздался стонущий тихий глас, Как будто волны шумят о риф. Татьяна БЕЗРИДНАЯ А тут латунный морской конѐк Взыграл и резко, и глубоко. И звук метался, как огонѐк, *** Хрустальным облаком высоко. Так радуйся, покуда не в петле, И в цепкий ритм вдруг ворвался бас, а на земле зависла, как компьютер... Разбился, снова собрался в звук. Пусть обесцвечен или бесприютен – Глухим пунктиром пел контрабас, он никакой сегодня не атлет, Заполнив музыкой всѐ вокруг. 22

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Галина КРАВЕЦ Владимир МОНАХОВ З а п ре тно е м е с то *** вечность Голые окна без штор... пишет письма Двери давно не мыты... Пол до доски избитый... камнями Что я здесь делаю? Что? по камням Выспренним слогом прочесть Строчку из найденной книжки. *** В плюшевом стареньком мишке Призраки прошлого здесь. живу на Не возвращаться сюда дне неба Правильным было решенье. птицы Десятилетий сплетенье, отпевают Словно стремнины вода, Тащит на самое дно Детских воспоминаний... *** Слышится голос мамин. Отогреваясь Крутится, словно кино, вешними водами Рваная лента мгновений, Земля дышит Богом... Ждущих который год: Вот она, только войдѐт, И атакуем! Жженье *** Где-то в глазах, в груди... Красота ночных звѐзд Воздух не то что спѐртый, делает меня добрым – Воздуха нету просто! готов дать взаймы... ... Лучше не заходи! Нет у двора ворот, *** Ветер сквозной гуляет, раздвинешь шторы, Клѐны мои встречают а там будущее, строит глазки Всех, кто сюда войдѐт. с дальней стороны двора... Лучше не заходи! Нет козырька над крылечком... Думала, всѐ будет вечно? _____________________________________________ Встала б с другой ноги И не пришла б сюда. Это запретное место. Как дрожжевое тесто Максим ОРЛОВ Память... Кристалликом льда В сердце кольнѐт так больно Что-то из давних дней. *** Словно в театре теней Настало времечко итожить... Ты наслаждаешься ролью. Влюблялся чаще, чем любил. Манит упрямо двор. То без причин себя треножил, Всѐ там теперь иное. то истощался сердца пыл. Детских качелей каноэ Целится в сердце в упор. Не сожалею ни на йоту, себя не буду яро клясть – любовь не превращал в работу, *** когда повелевала страсть. Может быть, это Бог Слѐзы льѐт по несбывшимся тайнам? Как будто собраны все камни Этот дождь нескончаемый льѐт, и белых нет в шкафу одежд, Чтобы встреч не случилось случайных. но не закрыты ещѐ ставни Этот ветер, сплетая ветвей для всех несбывшихся надежд. Намокающих плети, 2017 Гонит тучи и бьѐт всѐ сильней В бубны труб водосточных из жести. Это память стучит по окну *** Неумолчною дробью. Когда строитель мертель* затворяет Примагничен мой взгляд во тьму И по корыту кельмою скребѐт, Сквозь стекло. На дождь. Исподлобья. Конечно же, доподлинно он знает: Всѐ не зря – дождь помеха для встреч. Растворный камень прочность наберѐт. Значит, сверху кому-то виднее. Почему бы камин не разжечь, Когда поэт сонеты сочиняет Пред огнѐм всѐ былое бледнее. И сотни слов порой переберѐт, Мой камин из далекой мечты. Конечно, он доподлинно не знает, И остался мечтою наивной. Что с детищем его произойдѐт. Я стою у запретной черты. ______________ На лице ни слезы. Капли ливня. * Мертель — (устар.) раствор. 23

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год П оложение к 22 июня 1941 года ……………………………………………………………………………… Германия К 22 июня 1941 года у границ СССР было сосредоточено и развѐрнуто 3 группы армий (всего 181 дивизия, в том числе 19 танковых и 14 моторизованных, и 18 бригад). Поддержку с воздуха осуществляли 3 воздушных флота. В полосе от Гольдапа до Мемеля на фронте протяжѐнностью 230 км располагалась группа армий «Север» (29 немецких дивизий при поддержке 1-го воздушного флота) под командованием генерал- фельдмаршала В. Лееба. Входящие в еѐ состав дивизии были объединены в 16-ю и 18-ю армии, а также 4-ю танковую группу. Директивой от 31 января 1941 года ей ставилась задача «уничтожить действующие в Прибалтике силы противника и захватом портов на Балтийском море, включая Ленинград и Кронштадт, лишить русский флот его опорных баз». На Балтике для поддержки группы армий «Север» и действий против Балтийского флота немецким командованием было выделено около 100 кораблей, в том числе 28 торпедных катеров, 10 минных заградителей, 5 подводных лодок, сторожевые корабли и тральщики. Южнее, в полосе от Голдапа до Влодавы на фронте протяжѐнностью 500 км располагалась группа армий «Центр» (50 немецких дивизий и 2 немецкие бригады, поддерживаемые 2-м воздушным флотом) под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Бока. Дивизии и бригады были объединены в 9-ю и 4-ю полевые армии, а также 2-ю и 3-ю танковые группы. Задачей группы было: «Наступая крупными силами на флангах, разгромить войска противника в Белоруссии. Затем, сосредоточив подвижные соединения, наступающие южнее и севернее Минска, возможно быстрее выйти в район Смоленска и создать тем самым предпосылки для взаимодействия крупных танковых и моторизованных сил с группой армий «Север» с целью уничтожения войск противника, действующих в Прибалтике и районе Ленинграда». В полосе от Полесья до Чѐрного моря на фронте протяжѐнностью 1300 км была развѐрнута группа армий «Юг» (44 немецкие, 13 румынских дивизий, 9 румынских и 4 венгерские бригады, которые поддерживались 4-м воздушным флотом и румынской авиацией) под командованием Г. Рундштедта. Группировка была разбита на 1-ю танковую группу, 6-ю, 11-ю и 17-ю немецкие армии, 3-ю и 4-ю румынские армии, а также венгерский корпус. По плану «Барбаросса» войскам группы «Юг» предписывалось: имея впереди танковые и моторизованные соединения и нанося главный удар левым крылом на Киев, уничтожить советские войска в Галиции и западной части Украины, своевременно захватить переправы на Днепре в районе Киева и южнее обеспечить дальнейшее наступление восточнее Днепра. 1-й танковой группе предписывалось во взаимодействии с 6-й и-17-й армиями прорваться между Рава-Русской и Ковелем и через Бердичев, Житомир выйти к Днепру в районе Киева. Далее, двигаясь вдоль Днепра в юго-восточном направлении, она должна была воспрепятствовать отходу оборонявшихся советских частей на Правобережной Украине и уничтожить их ударом с тыла. Помимо этих сил на территории оккупированной Норвегии и в Северной Финляндии — от Варангер- фьорда до Суомуссалми — была развѐрнута отдельная армия вермахта «Норвегия» под командованием генерала Н. Фалькенхорста. Она находилась в непосредственном подчинении верховного командования германских вооружѐнных сил (ОКВ). Армии «Норвегия» ставились задачи — захватить Мурманск, главную военно-морскую базу Северного флота Полярный, полуостров Рыбачий, а также Кировскую железную дорогу севернее Беломорска. Каждый из трѐх еѐ корпусов был развѐрнут на самостоятельном направлении: 3-й финский корпус — на кестеньгском и ухтинском, 36-й немецкий корпус — на кандалакшском и горнострелковый немецкий корпус «Норвегия» — на мурманском. В резерве ОКХ находилось 24 дивизии. Всего для нападения на СССР было сосредоточено свыше 5,5 млн чел., 3712 танков, 47 260 полевых орудий и миномѐтов, 4950 боевых самолѐтов. Советский Союз На 22 июня 1941 года в приграничных округах и флотах СССР имелось 3 289 850 солдат и офицеров, 59 787 орудий и миномѐтов, 12 782 танка, из них 1475 танков Т-34 и КВ, 10 743 самолѐта. В составе трѐх флотов имелось около 220 тысяч человек личного состава, 182 корабля основных классов (3 линкора, 7 крейсеров, 45 лидеров и эсминцев и 127 подводных лодок). Непосредственную охрану государственной границы несли пограничные части (сухопутные и морские) восьми пограничных округов. Вместе с оперативными частями и подразделениями внутренних войск они насчитывали около 100 тысяч человек. Отражение возможного нападения с запада возлагалось на войска пяти приграничных округов: Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского. С моря их действия должны были поддерживать три флота: Северный, Краснознамѐнный Балтийский и Черноморский. Войска Прибалтийского военного округа под командованием генерала Ф. И. Кузнецова включали в себя 8-ю и 11-ю армии, 27-я армия находилась на формировании западнее Пскова. Эти части держали оборону от Балтийского моря до южной границы Литвы, на фронте протяжѐнностью 300 км. Войска Западного особого военного округа под командованием генерала армии Д. Г. Павлова прикрывали минско-смоленское направление от южной границы Литвы до реки Припять на фронте протяжѐнностью 470 км. В состав этого округа входили 3-я, 4-я и 10-я армии. Кроме того соединения и части 13-й армии формировались в районе Могилѐв, Минск, Слуцк. Войска Киевского особого военного округа под командованием генерала М. П. Кирпоноса в составе 5-й, 6-й, 12-й и 26-й армий и соединений окружного подчинения занимали позиции на фронте протяжѐнностью 860 км от Припяти до Липкан. Войска Одесского военного округа под командованием генерала Я. Т. Черевиченко прикрывали границу на участке от Липкан до устья Дуная протяжѐнностью 480 км. Войска Ленинградского военного округа под командованием генерала М. М. Попова должны были защищать границы северо-западных районов страны (Мурманская область, Карело-Финская ССР и Карельский перешеек), а также северное побережье Эстонской ССР и полуостров Ханко. Протяжѐнность сухопутной границы на этом участке достигала 1300 км, а морской – 380 км. Здесь располагались – 7-я, 14-я, 23-я армии и Северный флот. Следует отметить, что, по мнению современных историков, явного качественного превосходства техники у вермахта не было. Так, все имевшиеся на вооружении Германии танки были легче 23 тонн, в то время как у РККА имелись средние танки Т-34 и Т-28 весом свыше 25 тонн, а также тяжѐлые танки КВ и Т-35 весом свыше 45 тонн. 24

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год П ервый период войны (22 июня 1941 — 18 ноября 19 42) 18 июня 1941 года некоторые соединения приграничных военных округов СССР были приведены в боевую готовность. 13–15 июня в западные округа были отправлены директивы НКО и ГШ («Для повышения боевой готовности…») о начале выдвижения частей первого и второго эшелонов к границе под видом «учений». Стрелковые части округов первого эшелона, согласно этим директивам, должны были занимать оборону в 5–10 км от границы; части второго эшелона, стрелковые и механизированные корпуса, должны были занять оборону в 30– 40 км от границы. Военно-политическое руководство СССР в 23:30 21 июня приняло решение, направленное на частичное приведение пяти приграничных военных округов в боевую готовность. В директиве предписывалось проведение только части мероприятий по приведению в полную боевую готовность, которые определялись оперативными и мобилизационными планами. Директива, по существу, не давала разрешения на ввод в действие плана прикрытия в полном объѐме, так как в ней предписывалось «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Эти ограничения вызывали недоумение, последовали запросы в Москву, в то время как до начала войны оставались уже считанные минуты. Однако, по сути, директива № 1 от 21 июня реально всего лишь (и прежде всего) сообщала вероятную дату нападения Германии – «1. В течение 22-23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, Приб. ОВО, Зап. ОВО, КОВО, Од. ОВО». Также данная директива предписывала частям БЫТЬ в полной боевой готовности, а не ПРИВЕСТИ части в полную боевую готовность. Таким образом, директива № 1 подтверждает, что до неѐ в части западных округов уже ушли приказы и директивы о приведении частей в боевую готовность – директивы НКО и ГШ от 12–13 июня, и телеграммы ГШ о приведении в полную боевую готовность от 18 июня. Директива № 1 самим содержанием своим говорит о том, что она вовсе не даѐт команду на приведение частей западных округов в боевую готовность. Цель данной директивы – всего лишь сообщение достаточно точной даты и напоминание командованию округов «быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников». Просчѐт во времени усугубил имевшиеся недостатки в боеготовности армии и тем самым резко увеличил объективно существовавшие преимущества агрессора. Времени, которым располагали войска, не получившие от своего командования в округах приказов от 15–18 июня, для приведения в полную боевую готовность, после получения директивы № 1, оказалось явно недостаточно. На оповещение войск для приведения их в боевую готовность вместо 25–30 минут ушло в среднем 2 часа 30 минут. Дело в том, что вместо сигнала «Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 г.» объединения и соединения получили зашифрованную директиву с ограничениями по вводу плана прикрытия. Впрочем, тот же Баграмян вполне справедливо пишет, что ГШ не мог отдавать прямой приказ о введение в действие «плана прикрытия» в той ситуации июня 1941 года. Таким образом, приведение частей западных округов в боевую готовность должно было пройти поэтапно, в течение нескольких дней начиная с 13–15 июня, когда в округа пришли подписанные 12–13 июня директивы НКО и ГШ о начале «учений» для частей этих округов и выдвижении их на рубежи обороны согласно планов прикрытия. Однако открытое и скрытое невыполнение командованием западных округов (особенно в Белоруссии) директив от 12–13 июня и привело к срыву приведения этих округов в боевую готовность. В этих условиях даже соединения и части первого эшелона армий прикрытия, имевшие постоянную боевую готовность в пределах 6–9 часов (2–3 часа – на подъѐм по тревоге и сбор, 4–6 часов – на выдвижение и организацию обороны), не получили этого времени. Вместо указанного срока они располагали не более чем 30 минутами, а некоторые соединения вообще не были оповещены даже о директиве № 1. Задержка, а в ряде случаев и срыв передачи команды были обусловлены и тем, что противнику удалось в значительной степени нарушить проводную связь с войсками в приграничных районах. В результате штабы округов и армий не имели возможности быстро передать свои распоряжения. Жуков заявляет о том, что командования западных (Западный особый, Киевский особый, Прибалтийский особый и Одесский) приграничных военных округов в это время выдвигались на полевые командные пункты, в которые должны были прибыть как раз 22 июня. Также Г. К. Жуков указывает в своих «Воспоминаниях и размышлениях», что за несколько дней до нападения части западных округов действительно получали приказы о начале выдвижения к рубежам обороны (под видом «учений») к границе. Эти приказы (Жуков назвал их «рекомендациями») исходили от наркома обороны С. К. Тимошенко к командующим западными округами. На севере Балтики осуществление плана «Барбаросса» началось вечером 21 июня, когда немецкие минные заградители, базировавшиеся в финских портах, выставили два больших минных поля в Финском заливе. Эти минные поля, в конечном счѐте, смогли запереть советский Балтийский флот в восточной части Финского залива. Боевой и численный состав Вооружѐнных Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941 год) Личный состав Стрелковое оружие Арт. вооруж. Танки Самолѐты Боевые корабли Мех. транспорт Всего 5 434 729 7 983 119 117 581 23 106 24 488 910 528 571 Исправно 18 691 21 030 Материалы использованы из Вики педии 25

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Елена ПОПОВА г. Усть-Кут, Иркутская обл. Корреспондент газеты «Диалог-ТВ». Руководитель детского литературного клуба «Амфир». Член Союза писателей России. Автор 6 книг стихов для детей и взрослых. Член творческого совета журнала «Северо-Муйские огни». Если б не было войны... Июнь. Лето в самом разгаре. Небо безоблачно и наполнено голубизной. Ярко светит солнце, которое не торопится садиться за горизонт, а, едва скрывшись за дальними сопками, встаѐт, согревая теплом нежащуюся в его лучах Землю. Но сон планеты чуток: она ещѐ помнит прогремевшие ранним утром 22 июня залпы орудий, известивших о начале Великой Отечественной войны. Всѐ меньше и меньше остаѐтся в живых очевидцев кровавой бойни, когда весь советский народ – от мала до велика – встал на защиту своего Отечества. Не щадит время и тех, кто родился в военное лихолетье, так и не успев увидеть ушедших на фронт отцов, но хранит о них вечную память. Ах, если бы не война, всѐ могло быть по-другому!.. Казалось, воздух был пропитан тревогой, предчувствием чего-то ужасного и необратимого. Войну не ждали, но к ней готовились. Каждые год по три месяца проводились военные сборы. Младший лейтенант- политрук Яков Локшин в июне 1941 года поехал на переподготовку, поехал и не вернулся, оставив вдовой молодую жену, у которой через несколько месяцев родилась дочь. Малышку назвали Людой, вместе с матерью она вынесла все тяготы и невзгоды, а спустя много лет Людмила Яковлевна Локшина поведала историю знакомства еѐ родителей и оборванной окаянной войной любви. Мама Людмилы Яковлевны Локшиной Лидия Михайловна Руковишникова работала учителем в Осетровской школе, куда была распределена после учительских курсов. В Осетрово она и познакомилась со своим будущим мужем, Людиным отцом. «Он был родом из Куйбышева (ныне Самара) – рассказывает Людмила Яковлевна, – красивый, добрый». На тот момент ему было 28 лет, он отслужил в армии, окончил Куйбышевский торговый институт, успел завести семью. Но, если людям суждено встретиться, от судьбы не уйти. Так сложилось, что первая его семья распалась, а он поехал, «куда глаза глядят». Яша рванул в Сибирь: чем дальше, тем лучше, залечивать душевные раны. Держал путь в Якутск. Наверное, так никогда и не встретился бы с коренастой устькутяночкой, да лето на Лене короткое, навигация вскоре закончилась, парню надо было зимовать и устраиваться на работу. Лидия же, напротив, была молоденькой семнадцатилетней девчонкой. Внешне не поражала красотой, но, как отметил Яков, «она была не красивая, нет, а чертовски симпатичная». Он не мог не влюбиться в эту невысокую изящную сибирячку, носил еѐ на руках, а бывало, тихонько напевал: «Скоро ты будешь, ангел мой, моею маленькою женой...». И сдержал слово, в 1939 году они поженились. В Якутск, куда первоначально стремился приезжий кавалер, всѐ же поехали, но прожили там всего лишь несколько месяцев: главу семьи перевели в Киренск начальником торгового отдела «Ленурса», а вскоре призвали на военные сборы, после которых они больше не встретились. Кто же знал, что так всѐ получится?.. Лидия Михайловна поехала провожать мужа. Пароход долго тащился по реке, отпуская молодым последние часы счастливой семейной жизни. Наконец пристал к берегу. Яков спустился по трапу, вошѐл в здание пристани. Через несколько минут, бледный, уже успокаивал готовую расплакаться Лидочку: «Беда! Началась война. Но мы придѐм, обязательно придѐм. Разобьем немцев и вернѐмся. Ты, главное, береги себя и малыша». У него даже и вещмешка не было – коробка из-под патефона, в которую собрали необходимые вещи. Но какое это имело значение, когда Родина в опасности? Лида верила, что Яша вернѐтся. От него даже пришли несколько писем, пока был в дороге да в учебке. В сентябре 1941 года его, как и многих других новобранцев, перебросили под Москву. 27 октября, приняв удар врага на себя, у деревни Кузовлево Подольского района они вступили в свой последний неравный бой. Даже сейчас, спустя почти век, поле битвы, ставшее нашим солдатам братской могилой, изрыто ямами, его невозможно вспахать, земля смешалась с искорѐженным металлом и человеческой плотью. Вокруг – шумят, словно поют колыбельную погибшим бойцам, ели... Война унесла жизни и подольских курсантов, и сибиряков. Вечная им память. После прямого попадания снаряда в блиндаж погиб и младший политрук 193-й стрелковой дивизии Яков Локшин, погиб, так и не узнав, что у него родится девочка, дочка. И только через 50 лет она отыскала место захоронения отца. Пришедшую похоронку долго скрывали – после родов Лида тяжело заболела. Да и поправившись, никак не могла прийти в себя от свалившегося на неѐ горя. Надо было как-то жить, поднимать дочь. Лидия Михайловна была привлекательной молодой женщиной, пробовала устроить личную жизнь, но подросшая Людмилка папкой никого назвать так и не смогла. Да и недолго длилось то относительное благополучие, которое позволило какое-то время не думать о завтрашнем дне. Застрелился отчим. Тогда мама и открыла правду Людочке: «Ты не плачь, он тебе не отец». Память о настоящем отце – фотографии и письма, — человеком, пришедшим в чужую семью, были уничтожены. Новая беда застала их в Якутске. Ни продуктов, ни денег не было. На палубе теплохода, куда маму и дочь пустили из милости, доплыли до Киренска. Все их пожитки уместились в сундуке – тяжѐлом, громоздком. И как его донесли? Но мир не без добрых людей, помогли. Маленькая Люда каждое лето жила у бабушки и дедушки в деревне Подкаменка. Ребятишки ели корешки, сосновые шишки. Никто не сидел без дела, все работали. По весне на таратайках вывозили навоз на поле. Людмила Яковлевна помнит: «Пот ручьѐм бежит, гнус, а мы полем, 26

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год поливаем, рыхлим, тяпаем...» Косили, ставили зароды. Казалось, что так и надо, труд ещѐ никого не испортил. Жили у тѐток, маминых сестѐр – у тѐти Ларисы, а потом у тѐти Вали. Всем семейством (у сестѐр были дети) ютились в одной комнатке. Бедная женщина долго не могла оправиться от выпавших на еѐ долю испытаний. От переживаний началась экзема, руками делать ничего не могла. Так и мучилась, а потом, когда съехали в отдельную комнатку – раз, и прошло. Людмила ходила в школу. Из всего класса, насчитывающего 30 учеников, было всего две девочки. Остальные, мальчишки – детдомовские, с родными их разлучила война. Понемногу приспосабливались. Люда обедала у матери в столовой, куда в голодное и холодное время ей посчастливилось устроиться, делала там уроки. Лидия Михайловна вытрет краешек стола, накормит дочку и дальше работать. Да и хлопот с девчонкой не было: училась на «4» и «5», понимала, что отца нет, пробиваться в жизни нужно самой. После всех перипетий вернулись в Усть-Кут. Был уже 1955 год. Люда пошла по материнским стопам (это проклятая война заставила мать уйти в торговлю), стала педагогом. Училась в Ставрополе. Много чего было. Пережила и хвалу, и хулу. Но верно говаривала мать: «Прежде всего нужно оставаться человеком». Л. М. Руковишникова прожила долгую жизнь. До конца своих дней старалась быть полезной другим. История еѐ первой любви так и осталась недописанной, некоторые страницы безжалостно вырваны войной. А если б не было войны? Не было бы лишений, страданий, порушенных семей, разбросанных судеб. Всѐ случилось бы совершенно иначе! Любящие родители, счастливая семья. И красавец Яша прижимал бы к себе свою непоседливую дочурку и целовал бы в курносый носик... Галина РОМАДИНА г. Тула Архитектор, художник-дизайнер. Автор 5 книг малой прозы: «На ладонях вселенной», «Пролей любовь», «Тайны Чѐрного леса», «Гуровские истории», «Земляки». Живая нить воспо мина ний Память опять возвращает меня в те далѐкие годы, когда посѐлок Новогуровский начинал только формироваться. Прошло всего несколько лет от минувшей войны сорок первого года. Люди радовались добытой, завоѐванной свободе и вдохновлѐнные победой с энтузиазмом начали восстанавливать города, строить заводы и лечить раненую землю, очищая еѐ, матушку, от осколков, мин, боевых снарядов и вражеских останков. На строительство спиртзавода и завода Железобетонных изделий приезжали люди со всех уголков Советского Союза. Они ехали от голода и нищеты из разорѐнных войной деревень и были счастливы иметь работу и получить в бараке комнату. Бараки строились очень быстро и рассчитаны были на восемнадцать лет эксплуатации, а простояли, к нашему удивлению, до двадцать первого века. Последний барак был снесѐн в 2015 году, а надо было бы его сохранить, как музейный экспонат послевоенного времени под открытым небом, со всеми предметами быта. А быт был настолько прост, что диву даѐшься. В комнате вдоль стен стояли солдатские железные кровати для членов семьи. Возможно, приезжим их выдавали со склада. Самодельные кухонные столы и табуреты, кто умел, тот делал сам, а многие заказывали плотникам за символическую плату. Самодельные вешалки для одежды были прикрыты полотняной занавеской. Ложки, вилки, кружки из алюминия не так давно вышли из обихода. В лихие девяностые годы так подчистили бытовые ретро-предметы, что теперь эти предметы днѐм с огнѐм не найдѐшь. А когда появились первые самодельные кушетки, то казалось, что семья разбогатела. Я часто задаю себе вопрос: как мы, дети, могли выжить в таких условиях, и никто не говорил о защите детства, и молодым мамам не платили пособия на воспитание детей. Оплачивали больничный лист: месяц до родов, месяц после родов – всѐ! А дальше приходилось выживать, работать и надеяться на светлое будущее. А детишки росли, и их было много. Бедные, но счастливые. Это сейчас посѐлок утопает в садах, а тогда, после войны, такого не было. Маленькие детишки, которые родились и жили в бараках, не знали, какая бывает смородина или вишня. И вот однажды нашло на нас озарение – пойти в дальний овраг и поискать там смородину, дабы я знала, как она выглядит. И так получилось, что собрались идти все дети, которые постарше. А куда девать маленьких? И решили взять их с собой. Вначале вели их за руку. Пройдя метров сто, детишки устали и начали канючить, и ничего не оставалось, как взять их на закорки. Получился смешной отряд из разновозрастных детей. Почему мы решили, что там есть смородина... трудно сказать. Лазали по оврагу с уверенностью, что она здесь есть. И действительно нашли один невзрачный куст возле ручья. Как смородина сюда попала, одному Богу известно. Смородины, можно сказать, на кусточке не было, но по одной маленькой ягодке всѐ-таки нашли. Домой мы плелись, таща на себе малышей, уставшие, голодные, но довольные походом. И сейчас слова, «мы из одного барака» произносится старожилами с такой нежностью и значимостью, словно мы породнились в те годы навсегда. 27

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Всѐ же здорово жить! И во всѐм возвышаться над мелким, над прошлым, прощать нехорошее, что возникало на какое-то время, и прощать обязательно. *** В бараке №2 по улице Лесной жили люди пережившие войну. Они жили рядом, работали, воспитывали детей, вечерами собирались на ступеньках крыльца, выходившего во двор, мужчины курили крепкий доморощенный табак, хмурились, кашляли и вспоминали войну. Она бередила незажившие раны прошлых военных лет. Здесь же пристраивались и ребятишки и, примолкнув, слушали, внимательно всматриваясь в рассказчика. После войны мало кто носил ордена. Говорили, что обесценились, во время войны уж очень щедро их давали. Но в награждении есть особая исключительность. Когда пришла война, целые миллионы простых советских людей сделали сообща для победы столько, что привычной мерой уже не измеришь. Невозможно измерить цену жизни и смерти. «Как я надену орден, – говорил Кирилл, – если нет в живых моего друга. Он был достойнее меня». Комната его соседствовала рядом с нашей комнатой в бараке, и иногда можно было услышать, как Кирилл, вставая с кровати, кашлял, стонал и проклинал войну, которая оставила глубокие следы на его теле, да и в душе тоже. Он был высокий, грузный и, видимо, от болезни немного сутулился. Родился Кирилл в деревне Орловской области и, когда началась война, совсем юным ушѐл добровольцем на фронт, приписав себе лишний год. Зачислили его к одному из старейших командиров, который в лесном военном лагере готовил молодых парней к работе в партизанских отрядах. Партизанское движение во время Великой Отечественной войны было очень масштабным и хорошо организованным. Контролировалось оно органами и имело цели, составленные и описанные лично Сталиным. Партизан насчитывалось порядка миллиона человек, и было сформировано большое количество подпольных отрядов. В центральных областях – Смоленской, Орловской, Московской, Тульской... базой формирования стали истребительные батальоны, в состав которых входило большое количество бойцов, бежавших из плена и из окружения. Они примыкали к партизанским отрядам, что значительно повышало их боеспособность. После военной подготовки молодых солдат отправляли на пополнение в партизанские отряды. Линия фронта быстро приближалась к центру, и бои становились всѐ ожесточѐннее. В тех местах, что не были заняты немцами, создавались народные ополчения, чтобы не дать врагу войти в родной город. Кирилл Федотѐнок пробыл три месяца в военном лагере. Он ходил за командиром по пятам, просил, чтобы тот отправил его в боевой отряд. Но командир не отправлял, он хотел поберечь этих молодых ребят, чтобы им удалось научиться чему-то, накопить в себе опыт войны, опыт хитрости, ловкости, злости, который им пригодился бы потом, хотя бы для того, чтобы дойти до Берлина. Но как это сделать. Они не понимают этого и рвутся на фронт. И всѐ же Кириллу удалось упросить своего начальника написать приказ о его назначении, чему молодой человек был безмерно рад. Рано утром, на попутной военной машине, он уехал в боевой партизанский отряд. Народу в отряде было немного, и командир, глядя на Кирилла, был искренне рад пополнению. Видно было, что этот молодой крепкий парень пришѐлся командиру по душе и внушал доверие. Он заложил руки за спину и, глядя себе под ноги, на время задумался, потом спокойно, но чѐтко сказал: «Завтра вечером двое пойдут в разведку – Кирилл и Иван. Утром зайдѐте ко мне, получите задание». Лес вокруг стоял грозный, пугающий, с чѐрно-серыми тенями и, словно звери с выгнутыми спинами на фоне луны, прижимающимися к земле редкими кустами. Иван хорошо ориентировался в лесу, быстро вывел Кирилла на лесную тропинку, которая петляла, а порой пропадала и опять появлялась. Они шли молча. Командир приказал парням узнать, где в настоящий момент остановились немцы, выведать их маршрут следования и как далеко они продвинулись за последние сутки. Были указаны точки на карте, где и с кем они должны встретиться. Им выдали по обрезу и по гранате. В тылу врага может случиться и непредвиденная встреча. Вот с этого момента и началась боевая жизнь партизана Кирилла, это было его первое боевое крещение. Встречаясь по намеченному маршруту с нужными людьми, ребята собрали достаточно информации за несколько дней и, возвращаясь в отряд, решили сократить свой путь. В одном из оврагов в ночи они наткнулись на какое-то укрепление. Ребята резко остановились и, укрывшись в кустах, стали изучать ситуацию. Возле одного из блиндажей спиной к ним стоял немец и, чиркая зажигалкой, пытался прикурить или время посмотреть на часах. Иван толкнул Кирилла в бок и дал знак: нужно что-то делать. Недолго думая, он, как дикая рысь, прыгнул на немецкого солдата, а Кирилл, тем временем, словно его несла какая-то неведомая сила, шмыгнул в блиндаж. За столом спал над картой немецкий офицер. Кирилл выдернул из-под него карту и нанѐс, как ему показалось, лѐгкий удар по затылку, заткнул рот своей огромной рукавицей, забрал все бумаги со стола и сунул их за пазуху. Всѐ происходило тихо и быстро. Немец вытаращил глаза, не понимая, что происходит. Крутого начальника они прихватили с собой, а солдата оставили лежать скрючѐнным возле блиндажа. Он не подавал признаков жизни. Ребята со своими трофеями уже скрылись в темноте, когда в немецком лагере поднялся шум и в небо полетели ракеты, но догнать их было невозможно, да и ночного леса, который чѐрной стеной стоял за оврагом, немцы боялись больше огня. Это для Кирилла была удачная вылазка, и ему сразу было оказано большое доверие. По доставленным в отряд документам было проведено много успешных операций, что помогло в ходе боѐв придержать немцев под Тулой. Партизанский отряд и Тульский рабочий полк, не жалея сил, самоотверженно сражались рядом с Красной армией, помогая отстоять город. Были потери, были и награды. В декабре, в самые лютые морозы, наша армия пошла в наступление. Немецкие подразделения терпели поражение по всему фронту, Тульская земля стала для немецких солдат полигоном смерти. 28

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Партизанские отряды работали в тылу врага. Сведения, добытые партизанами, были настолько ценны для фронта, что сам товарищ Сталин подписывал приказы о награждении партизан-героев. Кирилл, не жалея себя, затаив в себе ненависть к фашистам и боль о потере родных, брался за самые сложные и экстремальные операции, рискуя жизнью. Ему ничего не стоило взять «языка» и, протащив его несколько километров, доставить целѐхоньким в штаб командира отряда. У него не хватало терпения смотреть, как обречѐнный немец, спотыкаясь, тащится по болотным кочкам. Он был готов в любую минуту пустить пулю фашисту в затылок, когда тот падал на землю. Кирилл, как клещами, хватал его своей ручищей за шиворот и закидывал за спину и, добравшись до места, бросал его, как мешок, к ногам командира. Командир любил этого грубоватого юношу и прощал ему подобные шалости. Но не всегда заканчивалось всѐ так красиво, бывали и ранения в коротких боях, когда нарывались на немецкую засаду. Но часто и сами делали засаду при дислокации немецких отрядов. Вот тогда-то бывало жарко. Приходилось Кириллу и в госпитале лежать не один раз, но после выписки он возвращался в отряд к своему командиру. Солдаты вермахта не могли понять, почему противник воюет малыми группами, стреляет из засады? Они говорили, что от этой партизанской войны немецкая армия несѐт большие потери, чем в открытых боях. Здесь, в России, русские продолжают фанатично бороться за идею. Много немецких составов было спущено партизанами под откос, взрывали немецкие склады с оружием и продовольствием, а немецкие карты наступлений, добытые ими, передавались в командные посты Красной армии, что помогало нашим бойцам наносить точные удары по немецким базам. Немцы отступали. Фашисты, предатели – полицаи, предвидя близкий конец, творили ужасные зверства, рвали и метали, разыскивая партизан и расстреливая мирных жителей. Однажды отряд шесть часов отбивал атаку немцев, а девочки, их было три в отряде, Дуся, Надя и Валя, подносили из землянок патроны, гранаты. И только под утро отряд перешѐл линию фронта и соединился с частями Красной Армии третьего Украинского Фронта. У Кирилла были радостные минуты и после войны, но такую радость, как выход с оккупированной территории и встреча с советскими войсками, он испытал ещѐ один только раз в жизни – это день Победы 9 мая 1945 года. За всю войну партизаны вывели из строя около миллиона немцев, их союзников и полицаев. По официальным данным партизанами было уничтожено: 58 бронепоездов, 12 тысяч мостов, 65 тысяч автомашин, 20 тысяч эшелонов, 10 тысяч паровозов, 110 тысяч вагонов и более тысячи самолѐтов. Но главным достижением партизан было отвлечение на себя более 10% личного состава противника, действующего на оккупированной территории. И одним из этих славных партизан был наш земляк – Кирилл Федотѐнок. После объявления Победы солдаты стали собираться домой счастливые, грудь в орденах. Они радовались от предвкушения встреч с любимыми и родными. Только Кирилл сидел грустный, держа на коленях пустой походный мешок. Победа радости ему не принесла. Кирилл думал, что, когда он воевал, он был нужен, он был в коллективе, его любили товарищи, уважал командир, и вдруг он сидит один, никому до него нет дела. Командир, видя его состояние, присел рядом и тихонько спросил: – Кирилл, что с тобой? Почему такой хмурый? На, покури, – и протянул ему папиросу, зажѐг спичку, прикурил сам и дал прикурить Кириллу. – Я не знаю, как сказать. Вроде и рад, что война закончилась, и в то же время не знаю, что дальше делать. – Почему? Домой вернѐшься, женишься, детки народятся, работать будешь, и жизнь заиграет другими счастливыми красками. – У меня нет дома, и ехать мне некуда. Все в семье погибли, дом сгорел, сестѐр в Германию отправили, и о них я ничего не знаю. – Да... – командир задумался. И вдруг словно проснулся, хлопнул Кирилла по плечу и доверительно произнѐс: - Слушай, друг, поедем ко мне. У меня дочь взрослая, я еѐ за тебя замуж выдам. Не пожалеешь! За такого парня любая девка замуж с радостью пойдѐт. Ну, как? Согласен? Кирилл пожал плечами, а командир продолжал: – Что думать? Собирайся и веселее, – он резко поднялся и пошѐл, улыбаясь, – у меня ещѐ дел полно. Пока! Кирилл задумался: если решиться и принять предложение командира, то нужно что-то делать. Подарок купить невесте, может, перстенѐк какой или платок расписной... может, гостинец? А вдруг она мне действительно понравится, и чего доброго влюблюсь? Да чем чѐрт не шутит, когда Бог спит? С такими мыслями Кирилл стал собирать свои вещи. Ему казалось, что жизнь сама диктует, что ему делать и направляет по тому пути, от которого он не в состоянии отказаться. Он давно уже душой прикипел к своему командиру и в трудных ситуациях переживал за него, как за отца родного, и места себе не находил, когда тот лежал в госпитале, даже в Бога начал верить и молитву вспомнил «Отче наш», которую выучил по настоянию бабушки Насти. Вот как получается, а теперь он меня как сына родного к себе домой вести хочет. В вагоне было шумно, накурено, где-то гармошка играла, кто-то грустил, а кто-то от радости и выпитого вина плакал. Колѐса тоже стучали в такт настроению то радостно, то грустно на поворотах. Вагон был полон и на тесноту никто не жаловался. В бою было хуже, и спать приходилось стоя, набившись толпой в стужу в какой-нибудь деревенский дом или в землянку, чтобы отогреться. Кирилл с командиром сидели рядышком. Командир, не умолкая, рассказывал ему о своѐм доме, о семье, о речке, о рыбалке, вспоминал друзей своей молодости и с особой теплотой говорил о своей жене и дочке. Кирилл слушал, кивал головой и вспоминал свою деревню, комок подкатывал к горлу, и он спешно закуривал. «Ничего уже не вернѐшь, – думал он. – Жаль, не успел у мамы попросить прощения, что без спроса ушѐл на фронт, без еѐ родительского благословения. Но всѐ-таки выжил я в этой мясорубке, я чувствовал всем сердцем, что мама молится за меня, просит Бога защитить меня. Прости меня, мама! Царствие тебе небесное». Слезинка непрошено скатилась к носу, он незаметно смахнул еѐ и посмотрел в окно. За окном мелькала разбитая войной Родная Земля и необъятные Небеса. 29

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Мих аил СПИВАК г. Виннипег, Канада Заместитель главного редактора журнала «Новый Свет». Член Союза журналистов России. Автор романов: «Тыловые крысы, или Армейская одиссея Сѐмы Шпака» (2008), «Дебошир» (2010), «Приключения дона Мигеля Кастильского и визиря Иерусалимского в Испании» (2012), «Мужской взгляд на любовь» (2013). В 2010 году стал главным редактором общественно-политической газеты «Перекрѐсток Виннипег», издаваемой в канадской провинции Манитоба. С 2014 года – член жюри Всеканадского детского литературного конкурса «Пишем и говорим по-русски». Автор публикаций и выступлений на канадском радио «Голос Альберты» и «Мегаполис Торонто», неоднократно приглашался в прямой эфир. Лауреат литературных премий: имени Вениамина Блаженного (2015), имени Н. В. Гоголя «Триумф» (2016), имени Григория Сковороды (2016). Канада XX век. История фа шизма П о п ы т к а в л а с т и д и с т а н ц и р о ва т ь с я П р е д ыс то ри я Конец XIX – начало XX веков ознаменовали собой мировой рост в развитии технологий и взлѐт промышленной индустрии. Появились новые средства связи – радио. Газеты активнее заполняли информационное пространство. Передовым державам стало тесно в их границах, и, как следствие, их военно-промышленные комплексы стали наращивать мускулатуру, представляясь наиболее веским аргументом в предстоящем переустройстве мира. Трагедия заключалась в том, что рост «тела» опережал ментальное и психологическое созревание общества, отсутствовали внутренние сдерживающие рычаги. Поражения в Первой Мировой войне породили миллионы обездоленных, крайне озлобленных и решительно настроенных людей. Многие в те годы не желали власти над собой династических правителей, которые и после поражения своих стран, остались вполне обеспеченными людьми. Пример: германский кайзер Вильгельм II после революции 1918 года и отречения, вывез в изгнание 23 вагона мебели. А что народ? Ему подавай вождя из их социально близкой среды – такого же пламенного, жѐсткого, бескомпромиссного, как и толпы его последователей. Рухнула монархия Российской империи, пала и кайзеровская Германия. На том вираже истории Россию занесло сильнее – прямо в объятия большевистского террора. Европа хоть и бурлила, подогреваемая агентами Коминтерна, но ещѐ на полтора десятка лет получила отсрочку и относительную стабильность. Последовавший в 1920-х годах финансовый рост и диверсификация производства, казалось, сгладил острые социальные углы. Но Великая Депрессия в начале 1930-х похоронила надежды на близкое «светлое будущее». Ф аш и зм и е го пе р в ые ус пе хи Италия и Германия, выбрав путь фашизма, демонстрировали миру образцовый порядок. Германских безработных отправили строить автобаны, как мера борьбы с отсутствием трудоустройства. Социал- демократов объявили главными предателями, чьи действия привели к поражению в войне. Реваншистские настроения, как отдушина для масс, из идеи воплотились в реальные действия. Беспроигрышная еврейская карта ещѐ не была разыграна антисемитами – первыми в топке нацизма сгорели немецкие коммунисты. Фашизм так устроен: сначала он пожирает врагов режима, затем собственных друзей, а потом – сам себя. Это мы знаем сейчас, глядя в прошлое. А в середине 30-х годов фашизм чеканил шаг под ореолом романтического освободительного движения. Германия для всех стала наглядным примером. По Версальскому мирному договору она была унижена и обобрана, но под водительством нацистов решительно отвергла притязания извне, снова обретя гордость. Все это происходило до массового геноцида, до ужасов концлагерей, до разорѐнных войной городов. Не удивительно, что у идеи фашизма нашлось много последователей по всему свету. В и нн ип е г – ро ди на к ан ад ско го ф аш и зм а Мировой финансовый кризис прошлого века болезненно ударил по Канаде. Возник неминуемый вопрос: кто уничтожил стабильность, кто хитро манипулировал финансами, доведя народ до нищеты? Ответ подсказала Европа с еѐ полуторатысячелетней историей антисемитизма. Канадские фашисты – микроскопические маргинальные партии – не изобрели ничего нового. Они копировали заокеанских сторонников. Появившийся в Виннипеге «Канадский союз фашистов» (позднее переименованный для краткости в «Канадский Союз»), создавался по подобию британских единомышленников. В отличие от немецких фашистов и их последователей из канадской франкоязычной провинции Квебек, фашисты провинции Манитобы не считали антисемитизм пунктом своей программы, ставя во главу угла теорию корпоративизма. Впрочем, попытка дистанцироваться от антисемитизма оставалась только на словах. Лидером манитобских фашистов стал 17-летний Чарлз Брандел, он же Чак Крэйт. Организация издавала собственную газету «Удар молнии» (The Thunderbolt). 30

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год К 1931 году центральная Канада была представлена наибольшей в стране еврейской общиной – 19193 еврея жило в Манитобе, что составляло 2,4% от общего населения провинции, и было больше, чем в Онтарио или Квебеке. Многие евреи, подвергавшиеся преследованиям в царской России, бежали в Канаду и осели в Виннипеге, где процветали, традиционно обладая хорошим образованием и владея различными профессиями. Не только представители Канадского союза фашистов выступали против евреев. Таковой была политика на всех уровнях общественного устройства. Многие учреждения провинции были пропитаны духом антисемитизма даже после Второй Мировой войны. В 1946 году осквернили местную синагогу. В 1948 году лыжный клуб «Буревестник» (Puffin Ski Club) отказал в приѐме 11-летнему еврейскому мальчику с формулировкой «евреи агрессивны, и могут захватить клуб». В том же году в прессе появилась информация о том, что евреи не проживают в районе Виннипега Wildwood Park, обжитом средним классом, и в элитном районе Tuxedo. Эти районы преимущественно населялись богатыми англосаксами, а евреи там считались персонами нон грата, как и на Виктория-Бич, популярной летней зоне отдыха. Когда еврей купил там летний домик, местная газета призвала соседей «сохранить пляж свободным от нежелательных элементов». Ф р ан ко я з ы чн а я Ка на да по ро дил а м е с тно го « ф ю ре ра» До начала Второй Мировой войны, канадское правительство сквозь пальцы смотрело на появление в стране фашистов, в какой-то мере даже разделяя их взгляды на еврейский вопрос. Не скрывал антисемитских взглядов Фредерик Блэр (Fredrick Blair) директор Иммиграции в 1930-40-х годах. В XIX веке Канада активно принимала евреев. С 1850 по 1920 в страну их въехало 190 тысяч, преимущественно из Восточной Европы. Однако с 1922 по 1948 годы, когда евреи, преследуемые нацистскими палачами в Германии и на подконтрольных ей землях, отчаянно нуждались в помощи, когда на кону стояло не улучшение жизни, но еѐ сохранение, Канада впустила только 5000 евреев. Официально правительство ссылалось на тяжѐлое финансовое положение, подорванное Великой Депрессией, но в те годы для некоторых стран квоты на иммиграцию не изменились или даже были повышены. Канадские фашисты повторяли клевету и мифы о еврейском народе, в частности, упоминали «Протоколы сионистских мудрецов», состряпанные царской охранкой в Российской империи, как якобы доказательство захватнических планов евреев. По информации The Manitoba Historical Society уже в ходе Второй Мировой войны высокопоставленный канадский чиновник, на условиях анонимности, отвечая на вопрос «Сколько евреев после войны следует пустить в Канаду», сказал: «Ни одного, и то будет много». Виннипежские фашисты хоть и сформировались первыми, как подобие партии, но не смогли достичь размаха, соизмеримого с квебекским. На пике своей популярности, виннипежский филиал Канадского Союза насчитывал около 200 человек, но и тех растерял, оставшись с 30-ю адептами. Остальные последовали за лидером монреальских фашистов Адриеном Аркандом, который провозгласил себя «канадским фюрером». Его конгресс в Торонто собрал примерно 4000 доморощенных наци. Сам Арканд курировал несколько газет, преимущественно антисемитской направленности. Он предлагал депортировать евреев из Канады и создать наподобие Рейха конгломерат с британскими фашистами. Если сравнивать разные регионы Канады начала и середины XX века, то во французской части антисемитские настроения были особенно сильны. Там преднамеренно нагнетался страх о «еврейской экспансии и поглощении других народов». В Квебеке газеты пестрили заголовками «Еврей – вор. Остерегайся его» (David Rome, Clouds In the Thirties, Anti-Semitism in Canada 1929-39, 12 vols.), «Еврей – отвратительное существо, мечтающее о мировом господстве». Многие политики провинции Квебек одобряли подобные высказывания. Летом 1936 года мэр Квебека Джозеф-Эрнест Грегуар (Joseph-Ernest Grégoire) рекомендовал 20-тысячной толпе антисемитскую газету «Патриот». Также антисемитские настроения в провинции подогревались Национальным союзом (региональной националистической партией во главе с премьером Квебека Морисом Деплюсси), католической церковью и общественной боязнью коммунизма. Эхо квебекского фашизма, хоть и в меньшей степени, накрыло всю Канаду. В 1939 году премьер Британской Колумбии Томас Дафферин Паттуло (Thomas Dufferin Pattullo) заявил, что его провинция будет принимать беженцев, но не евреев (Abella and Troper, None is Too Many). Некоторые гостиницы размещали таблички: «Евреи и собаки не требуются». По Канаде катилась волна вандализма: разрушались еврейские надгробия, горели еврейские магазины, стены зданий пестрили оскорбляющими евреев граффити, и были случаи избиения евреев. Появились квоты для принятия евреев на различные работы и на поступление в университеты. Евреи были ограничены селиться в некоторых районах, лимит существовал и на посещение некоторых клубов и курортов. Бытовой антисемитизм настолько сильно укрепился в Канаде, что опрос, проведенный в 1948 году, выявил: большее число канадцев возражают против еврейской иммиграции, чем против иммиграции немцев. Это после Второй Мировой войны, в которой Канада выступала на стороне антигитлеровской коалиции и понесла значительные потери в живой силе и технике; это после документального подтверждения геноцида и преступлений нацистов в концентрационных лагерях. Что уж говорить о 30-х годах?.. Н е рв ы у п р ав и те л ьс т ва сд ал и Канадским фашистам всѐ-таки досталось от правительства. Не за антисемитские выпады, которые, как мы видели выше, даже если не одобрялись, то и не порицались, как минимум. Канадские власти испугались за свою судьбу. Германские успехи на первом этапе войны выглядели грандиозно. К середине 1940 года вся Европа склонила голову перед Гитлером. Последний оплот демократии Великобритания держалась исключительно благодаря природному противотанковому рву, именуемому Ла-Маншем. Однако на материке британские и французские стратеги были биты германскими войсками, побросали всѐ тяжелое 31

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год вооружение и чудом унесли ноги из Дюнкерка. Появилась реальная, как тогда казалось, угроза высадки германского десанта на британских островах. Канадские политические элиты вдруг осознали, что доморощенные наци не такие безобидные, как это казалось раньше. Пятая колонна, которая в случае безоговорочной победы Гитлера на европейском театре боевых действий, может стать авангардом фашизма в Канаде. Не забудем, что с 1939 года между СССР и Германией существовал пакт о ненападении. То есть в 1940 году реальных противников у Гитлера на материке не было. Канадское правительство в сентябре 1939 года принимает новую оборонную доктрину (Defence of Canada Regulations), как свод правил Акта о Войне (War Measures Act). Жѐсткие меры были направлены против целого ряда политических партий и движений. Отключив временно демократические институты, наиболее активных представителей этих партий без суда и следствия арестовывали и отправляли в лагеря для интернированных. Под действие Акта попали не только фашистские партии Канады, но и коммунисты. Их работа была запрещена, как и деятельность дружественных коммунистам партий: Young Communist League, the League for Peace and Democracy, the Ukrainian Labour Farmer Temple Association, the Finnish Organization of Canada, the Russian Workers and Farmers Clubs, the Polish Peoples Association and the Croatian Cultural Association, the Hungarian Workers Clubs and the Canadian Ukrainian Youth Federation. Некоторых коммунистов держали под арестом до 1942 года, пока из СССР и западных союзников окончательно не сформировалась антигитлеровская коалиция. Громким стал арест монреальского мэра Камиллена Худа (Camillien Houde), выступавшего против франкоканадского национализма, оставаясь при этом канадским националистом. Различие заключалось в том, что франконы грезили мировым доминированием в союзе с Британией, а чисто канадские националисты противились любой военной коалиции с зарубежными державами и выступали резко против боевых действий за пределами Канады – следовали политики изоляционизма. Полицейские схватили Худа 5 августа 1940 года на выходе из ратуши и увезли в неизвестном для его семьи направлении – в лагерь Патавава. Там заключѐнного № 694 определили на лесопилку. Худ поплатился за то, что уклонялся от записи на военную службу. На свободу он вышел через четыре года. Сел до конца войны и квебекский фашист Адриен Арканд за «заговор с целью свержения государственного строя». Ловчее других фашистов оказался вождь виннипежских наци Чак Крэйт. Вместо тюрьмы, он отправился служить на флот наводчиком орудия. Его часть располагалась в Шотландии, где молодой человек нашѐл время для амурных дел – познакомился со своей будущей женой. По возвращении в Канаду он работал добытчиком золота и учителем. Вообще, случаи возврата бывших арестантов в политику не редки. Каммилен Худ после освобождения снова стал мэром Монреаля и оставался им на протяжении десяти лет. Адриен Арканд баллотировался на федеральных выборах 1949 и 1953 годов, оба раза финишировал вторым. Впрочем, нацистское прошлое ему никто не ставил в вину. Претензии лишь были за попытку государственного переворота. Таковы порой зигзаги демократии. Владимир ГЛАДЫШЕВ г. Николаев, Украина Владимир Владимирович Гладышев. Доктор педагогических наук, профессор Николаевского национального университета имени В. А. Сухомлинского. Автор 23 пособий и монографий, свыше трѐхсот статей, четырѐх романов. Имеет свыше пятисот статей в разных изданиях не по специальности. История «Дебошира» О военном романе Михаи ла Спивака Михаил Спивак, с которым я недавно «интернетно» познакомился благодаря известному николаевскому писателю, профессору И. М. Старикову, живѐт в Канаде. Пообщавшись со Спиваком по скайпу, выяснил интересный для меня факт его биографии: оказывается, «по семейным обстоятельствам» в 2005 году Михаил Анатольевич несколько месяцев прожил в Николаеве. И хотя он называет главную улицу нашего города «Советским проспектом», не смог вспомнить название супермаркета «Пятый Океан», возле которого жил, заморский писатель искренне, как мне показалось, восхищается старым краеведческим музеем и центром Николаева. Поэтому у меня есть все субъективные основания считать этого, немало поколесившего по свету, писателя «немножко» николаевцем! Михаил переслал мне электронной почтой свой роман «Дебошир», изданный в 2012 году в Канаде. Прочитал на одном дыхании. Пусть привыкшего к «массовой литературе» читателя не обманывает вроде бы легковесное название – роман «Дебошир» не о «золотой молодѐжи» или о чѐм-то подобном. Это роман о войне. Которая, как я 32

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год понимаю, для автора, ставшего в последние годы одним из канадских экспертов по истории фашизма, была, есть и будет Великой Отечественной? Богом забытое поселение с выдуманным автором названием. Житомирская область, деревенька Крапино, в которой некогда жили одни евреи. «Еврейское местечко» – вот чѐм была деревушка до революции. В смутные и кровавые времена революции и Гражданской войны многие коренные жители... пропали... Кто куда... Коллективизация, тридцатые годы с их репрессиями и «чистками» – сытой и спокойной жизни у обитателей деревушки, как это можно понять из рассказа о ней, почти не было. Слишком уж сильно дул «ветер истории», сметая людей и целые семьи, словно пылинки... Население местечка стало смешанным. В Крапино война пришла быстро и страшно: занявшие еѐ немцы сразу же заставили оставшихся в деревне евреев копать себе могилу. Хозяйственно – благо, опыт большой имели – рассчитали, какой должны быть длина, ширина и глубина... Когда братская могила была готова – началась казнь женщин и детей. Мужчин практично мыслящие «новые хозяева» временно оставили в живых, чтобы они работали на вермахт. Беззащитных людей казнили не немцы – их с остервенением, стараясь выслужиться и показать свою преданность победителям, убивали «местные». Которые, оказывается, всю жизнь ненавидели соседей, которых теперь люто катуют, а не просто убивают... Вот так, с разделения на людей и нелюдей кровавой рекой началась война в Крапино. Жену главного деревенского забияки и дебошира, здоровяка Герша Шнапера, казнили у него на глазах. Сделали это полицаи, ставшие презираемые односельчанами до войны мальчишки-сопляки и долгие годы умело скрывавшие своѐ звериное нутро недобитые бандиты времѐн гражданской войны. Герш, обладавший огромной физической силой, готовился дорого продать свою жизнь. Он выбирал момент, чтобы забрать с собой на тот свет как можно больше немцев и полицаев – однако понимавший толк в «рабочей скотине» немецкий офицер приказал использовать силача вместо лошади: Герша запрягли в телегу, и он весь день возил брѐвна. Произвол и насилие, патологическая жестокость и звериная хитрость отличали тех мерзавцев, которые выбрали дорогу полицаев. Михаил Спивак убедительно доказывает: ущербные от рождения завистники, не сумевшие стать уважаемыми людьми, они с детства затаили ненависть к односельчанам и вымещали свою неполноценность на беззащитных. «Последние времена, когда живые завидуют мѐртвым»... Герш Шнапер сумел сбежать. Конечно, он мог бы осуществить побег намного раньше, но Герш терпел издевательства, чтобы спасти зверски истязаемую нелюдями девушку Соню, первую – до войны – красавицу деревни. Небольшой партизанский отряд, беспощадная месть врагам и потери, личная трагедия на фоне трагедии страны и народа – обо всѐм этом повествует Михаил Спивак, рассказывая читателю о «персональной войне» Герша Шнапера. С большой выразительностью и глубоким психологизмом описывает автор страшные месяцы борьбы за жизнь, в которой горстке храбрецов противостояла немецкая военная машина и презираемые теми же немцами подонки-полицаи. Роман «Дебошир» с полным основанием можно назвать приключенческим, остросюжетным романом – то, что сейчас называется «экшен», в этом произведении и в самом деле представлено в избытке! Одновременно – это психологический роман, в котором автор глубоко и точно мотивирует поведение своих героев. Хотя некоторые из них, может показаться на первый взгляд, очень близки к «людям-схемам»: и говорят лозунгами, и мыслят излишне «прямолинейно». Но ведь в те годы частенько и так бывало, что обычные человеческие чувства прятались глубоко-глубоко, а на первый план выходили «идеи»? На мой взгляд, Михаил Спивак создал убедительное художественное произведение о войне и человеке на войне. Можно ли считать его роман историческим? Как я понял, фактической основой образа главного героя стала история прадеда писателя, которого, как выяснилось из переписки с автором, правнук почти не помнит – «остался смутный образ»... Дочь главного героя, ставшая санитаркой в годы войны, – это бабушка автора, которая рассказывала о своей молодости и об отце. Трагически погибающая в романе Сонечка – это, как говорит автор, «образ собирательный. Все зверства случились с разными девушками местечка, но в романе их страдания в основном сфокусированы на одной девушке...» К счастью, реальная «Сонечка» жива до сих пор, автору даже довелось пообщаться с ней в скайпе! Получается ли, что Михаил Спивак написал автобиографический роман? Со слов автора: «Действительно, в романе некоторые персонажи имели реальные прототипы и отдельные события имели место в истории. Но фактами я оперирую по собственному усмотрению, перемешивая с вымыслом. Автобиографический ли роман – точно нет». Конечно, «Дебошир» не свободен от, так сказать, «погрешностей» самого разного свойства, включая языковые. Сказывается влияние иностранного языка. Но, повторю, свыше четыре сотни страниц романа я просто «проглотил». Местами смеялся, местами перехватывало горло... В писательской среде время от времени вспыхивает дискуссия, тему которой можно примерно обозначить так: «А имеют ли право писать о войне люди, которые не прошли еѐ дорогами?» Иногда слышишь категорическое «нет». Трудно согласиться с такой точкой зрения. «Память сердца» не зависит от возраста, от внешних факторов – тут всѐ определяет именно душа. Михаил Спивак представил на суд читателя своѐ понимание войны. Представляется, что авторская концепция войны и человека на войне весьма убедительна благодаря занимательному сюжету, глубокому психологизму и несомненным художественным достоинствам романа «Дебошир», который, уверен в этом, обязательно найдѐт своего читателя. 33

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год  Презентация «под стук колѐс» О журнале «Северо-Муйские огни» знают многие российские читатели, любители современной отечественной литературы. Земля нынче слишком быстро слухом полнится... но лучше, как говорится, один раз увидеть, в руках подержать, почувствовать запах типографской краски настоящего журнала, с друзьями радостью творчества поделиться. Как сделать это необычно, интересно, ярко? Задумаемся... О презентациях журнала в губерниях, столице, заграницей наслышаны. А тут такое событие подвернулось! Отпечаталось на страницах аж восемь усольских авторов-поэтов! Так уже сложилось исторически, литературное печатное слово всегда связано с дорогой, с Московским трактом и ТрансСибом. В Усолье – это Н. Г. Чернышевский, А. П. Чехов, известный писатель А. Ф. Березовский, автор романа «Бабьи тропы», который работал помощником начальника станции «Ангара». С железнодорожного вокзала начинались большие ударные комсомольские стройки, где трудились романтики, поэты-энтузиасты. Они отлично строили, писали светлые стихи, публикации о прекрасных «Голубых городах»... «Северо-Муйские огни» как свет в конце самого большого тоннеля, к нему стремятся читатели, летят на огонѐк. Каждый номер журнала – поезд дальнего следования, где публикации как станции в пути. Они разные, интересные, ни одну не хочется пропустить. Вот это и натолкнуло на мысль провести презентацию 59-го номера СМОг на вокзале, в зале ожидания. Это надо было видеть... как минуту назад дремавшие под стук колѐс и тарабарщину диспетчера пассажиры, услышав первые строчки, вдруг ожили, встрепенулись, и уже после каждое выступление поэтов провожали аплодисментами. Поэзию Усолья представили члены городского литературного объединения А. Голубев, Л. Юрьева, Г. Дроздовская, С. Ермолин, В. Астапенко, О. Пеньков, В. Савина. Приехавший из соседнего города Ангарск на представление журнала заместитель главного редактора по литературной критике В. Кириченко поздравил собратьев по перу с достижением, увлечѐнно рассказал об истории журнала, о главном редакторе. Внимательно слушали пассажиры, узнавая для себя новые литературные страницы, новых писателей и поэтов. Но что ценнее и дороже всего, слушали стихи и огорчались, узнав, что нельзя приобрести журнал. Вся эта идиллия закончилась словами диспетчера: «На четвѐртый путь прибывает ускоренный электропоезд до станции «Зима». Валерий Туровец, руководи тель лито бъеди нения им. Ю. П. Аксаментова, г. Усолье-Сибир ское …………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… Олег ПЕНЬКОВ Валентина АСТАПЕНКО *** И ва н - ч а й Омар Хайям, изведав жизнь вполне, Знал толк в законах, в женщинах, в вине... Он рос на поле брошенном, Но места нет в строках его стихов Где был лесоповал; Для гор и в них влюблѐнных чудаков. И ветер цветь роскошную, Как море, волновал. О, если бы познал Омар Хайям Поток лилово-розовый, Величие и красоту Саян, Смывая берега, Тогда б, влюблѐнный в горы, как пацан, Среди стволов берѐзовых Омар Хайям воспел Хамар-Дабан! Ручьями пробегал. ……………………………………………………………………………………… ……………………………………………………………………………………… Анатолий ГОЛУБЕВ Валерий ТУРОВЕЦ *** *** Иду тропинкой, снегом тающей, Смирись, ты должен постоянно Весны не замечая новь. Со дня рождения и присно Звездой сорвавшейся, сгорающей Расплачиваться покаянно Мне кажется твоя любовь. Всем, что ты сделал в этой жизни. Мне кажутся зигзагом молнии Чем дольше век твой, человече, Все наши встречи. Навсегда Тем долг твой будет тяжелей. Сгорит сейчас в ночном безмолвии Дела твои, как в храме свечи... Моя звезда. Моя звезда. Не поленись, не пожалей. 34

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Сталий ЕРМОЛИН Галина ДРОЗДОВСКАЯ *** Розовая юность Здравствуй, моя роща, Ангара-река! Романтика юности – розовый свет. Ветерок полощет Гудки поездов и прощанье вокзалов. В небе облака. Промчалось полвека безудержных лет, Светятся берѐзки И это так много, и как это мало! В радужных лучах, И первые встречи, и первая страсть. Вербочек серѐжки Любовь разрывала порой нас на части. Пухлые торчат. И в этой любви была каждая часть Полна сладкой муки и горького счастья. Свеж, душист багульник, Мы верили твѐрдо, что всѐ впереди. Весел шум сосны, Мечтали и в спорах зря копья ломали. Звон плывѐт разгульный, Но вот скорый поезд растаял вдали, Молодой весны. И мы как всегда на него опоздали. Уголочек малый, Свой жизненный путь мы пытались найти Вновь воскрес как прежде, И строили с юным апломбом расчѐты. И в душе усталой И было немало на нашем пути Ожила надежда. Коварных ухабов, падений и взлѐтов. В кругу сослуживцев, друзей и родни Промчат буйством красок и зимы и лета, ……………………………………………………………………………………… Но юности нашей мятежные дни Останутся в памяти розовым цветом. Виктория САВИНА ……………………………………………………………………………………… *** Как ароматен воздух травами родными! В ромашке каждой – музыка земли, Лидия ЮРЬЕВА А нынче травы выросли густыми Целительною силой налились. Здесь шелест насекомых, пчѐл жужжанье, *** Шмелей над цветоносами полѐт, Россия моя – из кусочков земли. Стрекоз полупрозрачных трепетанье. И в каждом – меня частица. Здесь сенокос который год идѐт. И те, что со мною, и те, что вдали, Пропитанное солнцем жарким сено, Сумели в единое слиться. Благоухает, словно бы елей. Я пред землѐю преклоню колено, И если однажды не станет меня, И напою водою косарей. И пихтой посыплются сенцы, Кормилица-земля, твоѐ терпенье Из этих частичек составит земля Лишь только женщине дано понять. Моѐ неделимое сердце. Густые травы – таинство рожденья, Земле и женщине дается имя – Мать!.. ……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… Ф о т о : о р г а н и з а т о р ы и у ч а с т н и к и а к ц и и ; в е д у щ и й – В а л е р и й Т у р о в е ц (2 7 . 0 4 . 2 0 1 7 г . ). 35

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Стук колѐс ж/д состава Ночь пробудит, и волна До вершин хребтов достанет, – Содрогнѐтся тишина. Эхом горы отзовутся, И в ответ раскаты нам – Песней юности вернутся Про дорогу – БАМ. В. Кузнецов Анатолий ПОДЗАРЕЙ г. Протвино, Московская обл. Анатолий Иванович Подзарей – автор книги «Мы строили БАМ не в белых перчатках» (Протвино, 2008). Участвовал в строительстве восьми тоннелей Байкало-Амурской магистрали. Прошѐл путь от рядового инженера до руководителя крупного подразделения – тоннельного отряда №16 Управления строительства «БАМтоннельстрой». Работал на строительстве (с 1975 г.) 12 лет и все годы вѐл дневниковые записи.       Из д окуме нтальной пове сти «Мы строили БАМ не в бе лых пе рчатках»   Белые озѐра Рассказ В тридцати километрах от Северомуйска, вниз по реке Муякан, в огромной долине находится каскад озѐр, образовавшихся от весенних разливов. Озѐр много и в зимнее время. Когда пролетаешь на вертолѐте над Муяканом, то внизу видны белые пятна замѐрзших поверхностей озѐр на фоне зелѐной тайги. Местные охотники так их и назвали – Белые озѐра. Озѐра знамениты тем, что в них водится много рыбы, а в береговых лесах – различного зверя. Эти места являются промысловыми для охоты и имеют большие запасы хвойной древесины для разработки. Поэтому, по мере развития работ на строительстве промплощадок у Северо-Муйского тоннеля и в самом тоннеле, древесину мы получали из лесосек в Муяканской и Муйской долинах. В течение многих лет здесь располагались наши бригады по заготовке древесины. Они по мере разработки леса перемещались вниз по долине и постепенно перешли с Муяканской в Муйскую долину и удалились от Северомуйска на расстояние до ста километров. Белые озѐра стали Меккой для любителей рыбалки и охоты. Много лет подряд на эти озѐра профком тоннельного отряда и «Общество рыбаков и охотников», возглавляемое заядлым охотником Владимиром Ильичей Журбиным, организовывали коллективные выезды на отдых. Впервые я побывал на этих озѐрах в начале декабря 1975 года. Как раз были выходные праздничные дни (День Конституции) и любители зимней рыбалки организовали на озѐра два автомобиля «Урал». Поехали двадцать семь человек, я в их числе. Было очень холодно. Мороз обжигал дыхание. Я удивлялся смелости рыбаков: они, не обращая внимания на собачий холод, смело двигались к цели. Ехали несколько часов по замѐрзшей реке, и тогда лишь добрались до озѐр. Подъехали к большому зимовью к вечеру, подготовили дрова, растопили печь. На нарах разместились все участники рыбалки. Я не имел рыбацких снастей, но было ружьѐ, которое я взял с собой. Вечером обошѐл несколько озѐр. Ребята рассказали, что данное зимовье стоит со времѐн войны: местные рыбаки заготавливали воблу для нужд фронта. Большое зимовье, добротно построенное, хорошо сохранилось до сих пор, в рядом расположенном амбаре мне даже показали остатки сетей. Провели первую ночь в тепле. Утром все высыпали на лѐд и целая армия рыбаков начала готовить снасти и ледорубами долбить лунки во льду. Из глубины озера вода со вздохом заполняла лунки, и рыбаки опускали в них удочки – началась царская рыбалка. Один за другим рыбаки вытаскивали из лунок на лѐд огромных щук. Я таких ещѐ не видел! Они были сплошь огромные, длиною до метра. Рыбины изгибались на льду и тут же замерзали, превращаясь в поленья. У всех клевало, и вскоре по всему небольшому озерцу, которое называлось Амбарчик, около каждого рыбака образовывались горки мороженой рыбы, в основном, щуки. Был солнечный день, ослепительно блестел снег, на фоне которого горки рыбы и рыбаки, увлечѐнные рыбалкой, представляли уникальное зрелище. Я запомнил эту картину на долгие годы. Мы провели на озѐрах три дня. Рыбаки загружали рыбу в мешки, и в день отъезда автомашины были заполнены до отказа уловом и людьми. 36

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год В следующий раз мы поехали на Белые озѐра с начальником ТО-11 Сергеем Смирновым. Это было в марте 1977 года. Поездка была интересной. Мы выехали на машине «УАЗ-469» (№10-10) в 17 часов сначала на строящийся аэродром, который находился в пяти километрах от Северомуйска на плоской вершине ближайшей сопки. Походив по аэродрому, решили проехать на Белые озѐра, где находилась бригада лесорубов, возглавляемая бригадиром Юрой Никитиным. Солнце уже скрылось за сопками, но было ещѐ очень светло, и мы, прыгая по ухабам таѐжной дороги, осторожно пробирались вперѐд. Впереди таяла в тумане Муяканская долина. По обеим сторонам тянулись гольцы двух хребтов: Северо-Муйского и Муяканского. Зрелище было неповторимое. Дорога петляла по склонам сопок. Мы проезжали мари, редколесье, тайга была чахлой. Потом опускались вниз, где уже лес был густой. Ехали по дороге, прочищенной бульдозером. Сопки были покрыты снегом, на котором было множество следов зверей: лося, кабарги и волка. Через час езды мы спустились в ущелье. Всѐ замерло в тишине и ожидании. Опускался вечер. На одном из поворотов дороги, перед нами открылся вид на реку Муякан. Вдали мы увидели среди тѐмной тайги светлые пятна этих необычных Белых озѐр. На нашем пути возникло новое препятствие – бурная речушка Аркум, которую пришлось преодолеть с разгона по каменному руслу. Через полчаса заметили огонѐк между больших сосен – это был табор наших лесорубов. Подъехав вплотную, увидели большую поляну, изрытую гусеницами трелѐвочного трактора, штабеля брѐвен. На краю поляны бревенчатый домик, над входом горела электрическая лампочка от маленькой передвижной электростанции. В окне заметили фигуры до пояса раздетых ребят. У дома стоял трелѐвщик и бегали собаки со щенками. В самом домике было жарко от натопленной печи. Вдоль стен – нары, на которых спали лесорубы. На столе чисто вымытая посуда, в углу комнаты – фотоувеличитель. Стены украшали цветные журнальные фотографии красивых девушек. Среди них висела большая картина, нарисованная известным ленинградским художником Андреем Яковлевым, который прожил у ребят целую неделю. На картине изумительно точно передан профиль машиниста трелѐвщика Виталия Турьева. Ребята пригласили нас попить чай. На печке в большой кастрюле варился суп. В коридорчике висели рюкзаки, ружья, связки рыбы. Мы поговорили с ребятами, остались довольны их работой, порядком в доме и на деляне. Поздно вечером уехали обратно в Северомуйск. Потом, в течение нескольких лет я всегда приезжал к лесорубам, привозил с собой корреспондентов разных газет, инструкторов райкома партии, операторов Московской центральной кинохроники. Много раз приезжал на охоту и рыбалку один и с сыном Владимиром. Очень интересные были походы в гольцы у Белых озѐр за мумиѐм. Эти походы организовывали три человека: я, председатель профкома тоннельного отряда №22 Петр Святошенко и горный инженер – мастер спорта по туризму на байдарках Яков Саранчев. Все трое – большие фанаты тайги и охоты. О походах будут отдельные рассказы. В общем, вокруг Белых озѐр я исходил и объездил на трелѐвщике сотни километров и знал эти места хорошо вместе с охотничьими угодьями и местными охотниками. 9 марта 1977 года, Северомуйск Любовь ГРИЩЕНКО г. Усть-Кут, Иркутская обл. Родилась в Киеве в 1954 году. В 1975 году по комсомольской путѐвке приехала в Усть-Кут строить БАМ. Стихи и прозу пишет со школьных лет. Автор книг «Сказки для больших и маленьких», «Хочу сказать», «Мгновенья жизни нашей». Невеста Рассказ Этого таѐжного Бамовского посѐлка на карте нет. Скоро здесь построят больницу, магазин, детский сад, столовую. А пока что он состоит из трѐх недостроенных бараков и шести сборно-щитовых домиков. До города ведѐт разбитая мощной техникой грунтовая дорога. Посѐлок родился совсем недавно, ему только четыре месяца, и работают в нѐм на девяносто процентов приехавшие с Украины. Поэтому песенная украинская речь звучит наравне с русской. Народ, здесь проживающий, молодой, не женатый, весѐлый и бесшабашный. Хотя пока в новорожденном посѐлке отсутствуют самые необходимые удобства: электричество и тепло, летом эта проблема не волнует никого, кроме начальства. Всех жителей волнует только одно: грозно надвигающаяся эпидемия свадеб. Поселковое начальство, понимая, что эпидемию не остановить, решает задачу на удивление просто. В строящемся бараке для будущей семьи выделяется комната в двенадцать квадратных метров и предлагается либо ждать, пока барак достроится, либо доводить до ума жильѐ самим. Новоселья ждать долго, в новом бараке в наличии только стены и потолок. И будущие молодожѐны устанавливают окна и двери, настилают полы, белят и красят в свободное от работы время, приводя в порядок своѐ первое семейное гнѐздышко. 37

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Сегодня свадьба, женятся экскаваторщик Саша и большеглазая штукатур Маша. Поскольку из родни никто на свадьбу не приедет – неделя дороги в одну сторону отбивает всякую охоту к поездке – приглашены только самые близкие друзья. В щитовом домике наряжают невесту. Весь подобающий случаю убор уже на Маше. На кровати разложены имеющиеся косметические возможности девчоночьей бригады штукатуров. Подруги полны энтузиазма добавить невесте как можно больше красоты с помощью теней, помады, туши и румян. Но Маша испугано трясѐт головой: – Девочки, не надо меня красить, вдруг я расплачусь? И что тогда? Маша и правда легко расстраивается по пустякам, и еѐ оставляют в покое. Невесте в этот великий день хочется побыть одной. В сердце царит такой сумбур, что она едва сдерживает слѐзы. Самая близкая подруга Вера выпроваживает из комнаты свадебных добровольцев, и Маша облегчѐнно вздыхает. Она смотрит на часы. Вот-вот должен прийти Саша. И сегодня они станут законными мужем и женой. Как бы пережить этот день? Сердце колотится так громко, что его стук отзывается в ушах. Невеста пытается улыбнуться своему отражению в зеркале. Всѐ же хорошо. Они с Сашей любят друг друга, и женитьба – их обоюдное решение. Но тогда почему она так волнуется? Невеста выглядывает в окно. Вся еѐ бригада в полном составе изнывает возле домика в ожидании жениха. Да что же не идѐт Саша? Уже пора ехать. До города по разбитой дороге ехать долго, не опоздать бы. Все уже в сборе. Нет только виновника торжества. И тут вспоминается однажды услышанная история, потрясшая еѐ до глубины души, о том, как жених отказался от невесты в день свадьбы. Неужели и Саша передумал? Холод пронизывает всѐ еѐ существо. Да нет, не может быть, Саша не такой. Он еѐ никогда не обманет и не предаст. Сейчас придѐт, улыбнѐтся, прищурит глаза и скажет ей самые замечательные слова. Заходит Вера. – Маша, уже пора ехать. Где твой Сашка носится? – подруга видит слѐзы в глазах невесты. – Да ладно, не реви. Никуда он не денется, сейчас явится твоѐ сокровище. Маша согласно кивает головой и отворачивается к стенке, прикусив губу, боится расплакаться. Через открытое окно в комнату залазит жених. – Ты что, через дверь дорогу забыл? – возмущается подруга, - У нас, между прочим, дверь имеется. – Со стороны двери заслон из желающих получить выкуп за невесту, а мне торговаться некогда, так я по-тихому с тылу. Какая ты красивая! Ты прости меня, я, чтобы успокоиться, в тайгу побежал, а часы дома оставил. Вот и пробегал лишнее время. Прощаешь? Маша кивает головой. Ей хочется расплакаться, теперь уже от счастья, но она стесняется. – Да, прощаю. Вера, выглянув в дверь, сообщает: – Опоздаем, точно опоздаем. Сюда ты смог прошмыгнуть, а с Машкой как? Наши девчата не выпустят тебя без выкупа, даже не надейся. А они торгуются долго! Маша испугано смотрит на своего избранника. – Не волнуйтесь, девчата, выход всегда есть. Вперѐд! Жених легко подхватывает невесту на руки и вышагивает из окна через низкий подоконник. Никто из уличной толпы не замечает этого ловкого манѐвра. Саша ставит девушку на землю и шѐпотом командует: – А теперь бегом к машине, чтоб не догнали! Ухватившись за руки, жених с невестой бегут к украшенной лентами машине. Толпа гостей замечает этот манѐвр слишком поздно – беглецы уже успели забраться вовнутрь. – А выкуп, так не честно! Подбежавшие к машине девчата явно разочарованы. Друг жениха отдаѐт девушкам приготовленные заранее конфеты, и машина срывается с места. По тряской и пыльной дороге Саша и Маша мчатся к своему счастью. Торжественная регистрация через час, водитель опытный, они успеют. Саша внимательно смотрит в лицо своей избранницы и спрашивает: – Ты плакала? Почему? У Маши опять дрожат слѐзы на ресницах: – Я думала, что ты уже не придѐшь, – говорит она срывающимся голосом. – Как ты могла обо мне даже подумать такое? – он достаѐт из кармана носовой платок. – На, вытри слѐзы. Мы с тобой теперь вместе навсегда. Маша вытирает глаза и опять всхлипывает. Жених чмокает еѐ в щѐку: – Ну что, плакать не будем? – Никогда! – улыбается невеста. – Вот именно! – важно говорит Саша, и они заливаются смехом. На долгие годы это станет их паролем и отзывом. В трудное время испытаний обязательно один говорил: – Плакать не будем? И каждый раз звучал отзыв: – Никогда! И два голоса сливались в один: – Вот именно! 38

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Зинаида ПОТАРАСЬ г. Улан-Удэ, Бурятия Строитель Байкало-Амурской магистрали. Из цикла «БАМ. Се ве ромуйск» Слава строителю Строителя считаю самым главным человеком в мире. Всѐ, что стоит на земле, воздвигнуто строителем. В нашей стране эпохальной стройкой после Трансиба является БАМ. Мы, построившие БАМ, чувствуем особую гордость: это наше поколение оставило на земле грандиозный след. После нас остались 4300 км железнодорожных путей, стоят города, посѐлки, мосты, тоннели. Мы оставили после себя следующим поколениям развитую инфраструктуру. Несмотря на создавшееся сегодня тяжѐлое положение в городах и посѐлках, будущее за зоной БАМа. Как в любом деле все тяготы выпадают на рядовых членов общества, так БАМ вытянул простой рабочий человек: лесорубы, монтажники, путейцы, строители, водители, механизаторы. Никто не умаляет заслуги изыскателей, проектировщиков, командного состава. Без их ума, таланта не был бы осуществлѐн грандиозный проект. Естественно, работу рядового строителя нужно грамотно организовать. Тут самым нужным и важным звеном является бригадир. Каким организатором он себя покажет, так и бригада будет справляться с поставленной задачей. Наш БАМ взрастил немало героев труда из этой прослойки рабочего класса. Мы все отлично знаем Бондаря Александра Васильевича – бригадира комсомольско-молодѐжной бригады монтѐров пути СМП-581 треста «Нижнеангарсктрансстрой». Путеукладчик бригады Бондаря Александра торжественно встречали на разъездах и станциях, на которых укладывались передаточные звенья пути между строительными организациями, а также серебряные звенья пути, означавшие завершение основных этапов строительства БАМа. Золотое звено, соединившее западный участок БАМа с восточным, было уложено 1 октября 1984 года на станции Куанда. Мне дважды посчастливилось встречать эту знаменитую бригаду с чашей белой пищи в руках: на 1-м разъезде и на станции Окусикан. Но сегодня мне хочется вместе с вами вспомнить не столь знаменитого, но не менее известного бригадира монтѐров пути СМП-597 треста «Нижнеангарсктрансстрой» Малова Разбронислава, нашего Славу. Самым сложным участком строительства БАМа является покорение нашего Северомуйского хребта. Из-за тяжелейших условий проходки строительство тоннеля продолжалось 24 года. Столько времени БАМ ждать не мог. Было принято решение строить обходной путь по Северомуйскому хребту с 40-градусным уклоном. Строил этот путь СМП-597 под руководством начальника поезда Б. З. Заволынич. Техническая сторона этого строительства, его сложность и многогранность, этапы строительства описаны во многих трудах. О существовании замечательной книги «Сопричастность» я узнала совсем недавно от табельщицы нашего 2-го участка Татьяны Тягуновой. На основе статей заслуженного художника РСФСР, лауреата Государственной премии РСФСР имени И. Е. Репина Яковлева А. А. очень душевно и взволнованно написано в этой книге: «...надо было на участке всего в 26 километров построить 12 мостов, проложить более 50 водопропускных труб, взорвать 3 миллиона кубометров скальных пород и отсыпать их в полотно дороги. Чего только стоило сделать просеку под обход. В тайге взял бензопилу – и вали подряд стоящие стеной деревья. Тоже не просто, но привычно. Тут же совсем другое дело. На такой высоте деревья редкость, зато сплошные заросли кедрового стланика. Сквозь них можно пробиться только с топором. И делать это пришлось при 45-градусных морозах на сильном ветру, по пояс в снегу. Но бамовцы не отступали никогда, чудо-богатыри сделали всю огромную работу вовремя. Путь на восток был проложен». Стланик рубили ребята нашего СМП-597, комсомольско-молодѐжная бригада Мельникова Александра под руководством начальника 3-го участка Черникова Владимира. Они же потом проложили водопропускные трубы. Энергичный напористый бригадир молодой бригады, каким был Саша и грамотный, надѐжный руководитель, как Владимир Степанович – залог несомненного успеха в любой работе. Сам обходной путь проложили ребята с 1-го участка, наши монтѐры пути. Как ребята вели прокладку, сколько вынесли на своих плечах, знают их непосредственные руководители, начальник участка Мавренко Сергей, мастер пути Сима Дмитрий, вложившие в общее дело немало рвения и желания добиться успеха. Во главе бригад стояли надѐжные, опытные бригадиры. Одним из них был Слава Малов. Хотелось бы здесь много о нѐм рассказать, перечислить все его награды. Но зачастую почему-то так складывается, что поезд под названием жизнь уносит человека раньше времени, оставив в людской памяти лишь светлый след. Я очень надеюсь, что друзья, коллеги, прочитав эти строки, непременно вспомнят интересные ситуации, которыми была богата его яркая, непродолжительная жизнь, про его награды, и мы сможем полным рассказом отдать дань памяти прекрасного человека. Кто хоть раз в те времена увидел Славу, запомнил его всегда улыбающимся, неунывающим рубахой- парнем. Душа компании, где бы он ни появлялся, сразу заряжал всех энтузиазмом. Хотя в те времена его имя 39

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год гремело у нас в тресте, он никогда не задавался, оставался простым парнем с открытой душой. Мастер на все руки, безотказный трудяга, завоевал уважение как руководства, так и соратников по бригаде. До тонкостей знал работу монтѐра пути, чувствовал состояние земляного полотна. Свободно ориентировался в работе с подвижными железнодорожными механизмами. Помимо своих прямых обязанностей, как монтѐра пути и бригадира, мог легко выполнить любую другую работу, с которой неизбежно сталкивались при строительстве путей. Надо произвести мелкие срочные сварочные работы, Слава справлялся. Да мало ли забот у бригадира! Человек слова, если пообещал, значит, сделает. Завершилось строительство обходного пути. 20 марта 1983 года мы торжественно встречали первый поезд на станции Окусикан с почѐтными пассажирами. Событие имело союзное значение. Поезд преодолел Северомуйский хребет и пришѐл в Муйскую долину, огласив «долину смерти» победным гудком. Молодые бамовцы своей энергией, энтузиазмом преодолели стихии, победив в этой схватке, изменили вековечное определение долины, построив дорогу жизни. Ярко, красочно, как подобает художнику российского значения, описана встреча поезда в названой книге «Сопричастность» по статье Яковлева Андрея Алексеевича: «Торжественная встреча поезда и митинг назначены на 16 часов. Это знали все, да разве усидишь в такой день дома? С полудня на автобусах, «вахтовках», вездеходах, самосвалах, мотоциклах, пешком люди стали прибывать из поселка. Заснеженная долина, окруженная ослепительно сверкающими горами, празднично расцветилась ярким узором. В редколесье и на порубках вдоль крутых склонов насыпи кое-где уже занялись костерки. Пахнувшие хвоей голубые дымки доносили аппетитные ароматы жарящихся шашлыков. У высокой, обтянутой кумачом трибуны, там, где насыпь заканчивалась широкой площадью, украшенной стягами и транспарантами, из орсовских фургонов выгружались столы, ящики, коробки, лотки с пирогами, тортами и прочей праздничной снедью. К триумфальной арке из массивных сосновых брусов, обвитых алыми лентами, приближался путеукладчик: бригада Александра Бондаря вела укладку последних звеньев рельс. Как красиво они работали! Несмотря на то что окружившая их толпа, особенно ребятишки и фотолюбители, явно мешали им, мне показалось, они довольны таким наплывом восхищенных зрителей. Четкость, предельная слаженность, какая-то особая грациозность движений, красота «мизансцен» превращали работу в искусство. Да, на них стоило посмотреть. Сегодня, 20 марта 1983 года они уложат под этой аркой с надписью: «Разъезд Окусикан» очередное «серебряное звено». Сверкающее посеребренными рельсами, оно плавно опускается на промерзший щебень. Дорога пришла и к нам. Разъезд Окусикан готов принять первый поезд. Он ждет его. Народ все прибывает. Время приближается к намеченному сроку и сейчас, наверное, в Северомуйске не осталось никого. Подошли автобусы с почетными гостями, прибыло начальство. С помоста и лестниц трибуны смели снег, кинооператоры установили свои камеры, фотокорреспонденты расчехлили объективы. Симпатичные, розовощекие девчушки, одна в русском, другая в бурятском национальных костюмах, поверх которых наброшены бамовские полушубки, дышат в замерзшие ладошки и стучат модными сапожками по шпалам. Огромный пышный каравай с солонкой, прикрытой вышитым полотенцем, лежит на капоте урчащего газика. Все готово к встрече». Девчушкой в русском национальном костюме была Леночка Андриянова. В бурятском национальном костюме и в унтах, с приготовленной традиционной белой пищей в чаше ожидала поезд я. Встретив путеукладчик бригады Бондаря Александра, ждѐм с трепетом первый поезд. Андрей Алексеевич настолько ярко описал настроение ликующего народа, что лучше описать картину происходившего невозможно: «– Ура! Ура-а-а! Тысячеголосье рвануло воздух, как взрыв, и слилось с протяжным гудком. Наш поезд, наш первый поезд, украшенный флагами, с огромным, даже отсюда различимым портретом В. И. Ленина на головном локомотиве показался на перевале. Медленно и осторожно, как ребенок, делающий первые шажки, шел он на головокружительной высоте вдоль скалистых гор по самому краю пропасти. – Ура! – кричали мы ему, а он отвечал нам пронзительными гудками, и звук их был подобен победному кличу, которого никогда еще не слыхали эти горы. Всех захлестнула ликующая радость. Возле локомотива северомуйцы качали машинистов, почетные пассажиры высоко взлетали рядом. Потом их на руках, над толпой понесли к трибуне. На ней уже был развернут огромный транспарант «Мы покорили тебя, Северомуйский хребет!». Ребята, забравшись на стрелу автокрана, скандировали: «Даешь БАМ! Вперед на Кадар! Победа!» И все кричали: «Ура!». Гремела музыка, хлопали пробки, пенилось шампанское, расплескиваясь серебряной пеной на серебряных шпалах». Весь рассказ я читала с огромным восторгом. Было чувство, что я снова нахожусь на Окусикане, волнуюсь, как тогда, как будто мне опять предстоит встречать первый поезд. Столько народу приехало, корреспонденты из центральных газет, телевидение. Не дай Бог споткнуться, упасть, ещѐ зима не сдала свои права, скользко. Читая эти строки, невозможно было вновь не ощутить ту атмосферу торжества не только нашего СМП- 597, но всех сопричастных людей. Какое меткое слово нашѐл Андрей Алексеевич для названия своего рассказа «Сопричастность». Героями дня наряду с бригадой Бондаря Александра были, конечно же, наши монтѐры пути. Действительно, с огромным удовлетворением дальше читаю строки про нашего монтѐра пути Андрея Строганова из бригады Малова Славы. Я знаю Андрея как скромного, молчаливого и при этом очень ответственного парня, заслуживающего несомненного уважения, человека-трудягу. Читаю дальше, начинаю сомневаться, а про Андрея ли идѐт речь. Да, про него пишет автор. Но в то же время обнаруживаю в рассказе характерные черты, которые Андрею не присущи. Мы же столько лет прожили в одном посѐлке, 40

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год друг друга знаем лучше, чем своих родственников на Большой земле. Невольно приходит мысль: а не спутал ли автор Андрея со Славой Маловым? Героем рассказа легко представляется по описанию именно Слава. Но портрет то Андрея Строганова, сомнений нет. Дошла до места, где автор описывает молодожѐнов: «Неожиданно толпа на рельсах расступилась. Грациозно подобрав пальчиками в тонких прозрачных перчатках край фаты, в длинном белом платье шла по серебряным шпалам девушка. Поверх свадебного ее наряда на плечи был накинут полушубок, а в левой руке она держала веточки расцветшего багульника. Ее белые туфельки на высоких каблучках ступали по серебряным шпалам, как по ступеням дворцовой лестницы. С трогательной неловкостью ее поддерживал идущий рядом парень в строгом черном костюме. Полушубок и шапку он бросил на рельсы. С легкостью приподнял над шпалами свою суженую и к портрету Ленина легли хрупкие веточки с нежно-фиолетовыми лепестками. – Это наши, – сказал Андрей. – С Васей Каем мы в одной бригаде, а Ольга геодезист. – Горько! – крикнул он. – Горько! – заорали мы все. – Горько! – подхватили внизу. Невеста погрозила нам кулачком. А жених не заставил себя упрашивать. Никогда еще я не пил шампанское за счастье новобрачных, стоя на крыше железнодорожного вагона. – Будьте же счастливы, друзья!» Хоть прошло много лет, в этот момент я вспомнила одно утро в бригаде, в которой я работала. Мы вышли на работу после праздника нашего посѐлка по встрече поезда на Окусикане, делились впечатлениями от праздника. Девчата, подруги наших молодожѐнов, рассказывали, как прошла свадьба. Как сейчас, услышала взволнованный голос Раи Маловой, когда она рассказывала про своего мужа Славу. Тогда я в первый раз узнала, что в посѐлок приехал настоящий художник из Ленинграда писать портреты наших знаменитостей. Как история знает множество интересных казусов, происходивших когда-либо со знаменитостями, так и тут произошѐл, на мой взгляд, такой же казус у знаменитого художника А. А. Яковлева с нашим Славой. О встрече художника со Славой было заранее договорено. А Раино возмущение во всеуслышание состояло в том, что Славе пришлось отправить на встречу со знаменитым художником своего друга и соратника по бригаде, а кого именно я тогда не обратила внимания, также как и на причину замены. Рае, конечно, было лестно, что знаменитый художник собирается писать портрет еѐ мужа, и этот портрет будет висеть, возможно, в Третьяковской галерее, да и в других музеях страны. БАМ тогда гремел на весь Союз. Но жизнь по-своему распорядилась. Наша бригадирша с сожалением утешала еѐ, и сказала: – Ну, раз такое дело, пусть теперь портрет Андрея висит в музеях. Ведь нельзя же теперь что-то исправить. На том разговор и закончился. Вот такая история произошла с нашим Славой, которую я услышала из уст его жены Раи, оказавшись невольной слушательницей. Андрей, надѐжный товарищ, скромный работяга, не менее кого-либо заслужил, чтоб его портрет написал художник. Андрей Алексеевич Яковлев мог выбрать любого парня из бригады Славы Малова, и не ошибся бы, они – бамовцы, вынесшие на плечах все тяготы первопроходцев. Видно, Бог так сверху расположил благоприятно звѐзды для Андрея Строганова в те далѐкие дни. Впереди наш поезд ждал 18-тысячный обходной путь, который был более безопасен для следования поездов. В разы вырос грузооборот, дорога требовала бесперебойных поставок строительного материала. Со строительством этого обходного пути наши ребята также справились с достоинством. Бригаде Малова Славы, имеющей за плечами бесценный опыт прокладки первого обходного пути любые преграды были преодолимы. Но это уже было следующей страницей в жизни Славы, следующим этапом строительства БАМа. Жизнь плетѐт свою удивительную канву, вплетая в судьбу людей порой яркие нити, поворачивая события и людей, попавших в этот водоворот, на свой лад. И только по прошествии большого отрезка времени, с высоты прожитых лет человеку открываются события в другом ракурсе. Опять же, как будто сама жизнь подкидывает те или иные события, то и дело поднимая одеяло жизни то в одном, то в другом месте. И всѐ же – неизвестно, насколько в истинном свете открылась вся картина. 14.08.2016 г. От редакции. В ноябре 1985 года было начато сооружение нового обхода (его длина 64 км, уклон до 18 м/км), которое закончилось в 1989 году. По этому обходу разрешалось грузовое и пассажирское движение, но скорость составов не превышала 50 км/ч. Этот обход функционирует и в настоящее время, однако со времени введения в строй Северомуйского тоннеля движение по нему прекращено, за исключением рабочего поезда Таксимо — Новый Уоян, ходящего дважды в сутки. Северомуйский обход зарезервирован для разгрузки основного пути БАМа и для поддержания работы магистрали в случае какой-либо аварии в тоннеле. 41

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Рас с кажите любую жиз нь, и вы расс каже те мир.   Владимир МОНАХОВ г. Братск, Иркутская обл. Член редколлегии международного поэтического альманаха «45-я параллель» (Ставрополь, Россия). Автор более 10 книг стихов и прозы. Дипломант всероссийского конкурса русского хайку в 1998 году. В 1999 году награждѐн Пушкинской медалью Международного Пушкинского общества (Нью-Йорк). Лауреат премии имени Владимира Максимова (за серию лирико-философских эссе, опубликованных в журнале «Юность», 2006). В 2009 году за «Русскую сказку» вручена национальная премия «Серебряное перо». Свет тьмы-тьмущей Эссе Он жил своим умом. Из эпитафии. 1. – Одни пишут о том, что видят, другие лишь о том, что знают! – любил повторять мой коллега по журналистскому цеху Георгий Богдановский. Сам ли он придумал этот афоризм или, как человек начитанный, подцепил у кого-то из умных авторов, я так и не удосужился спросить. Но мне нравился этот постулат, благодаря которому я знал: дураки пишут лишь когда видят всѐ вокруг, а умные берутся за перо, когда понимают суть происходящего изнутри. Дураки снаружи, мы – внутри. Но однажды моя самоуверенность была поколеблена. Я выпустил крохотную книжечку верлибров «Завещание пейзажа/ Правда лица», которая заканчивалась, как мне казалось, такими проникновенными строками: КАК МНОГО ДЛЯ ЖИВЫХ ЗНАЧИТ СМЕРТЬ – ТАК НИЧЕГО ДЛЯ МЕРТВЫХ НЕ ЗНАЧИТ ЖИЗНЬ. Я гордился этой почти библейской, соперничающей в Екклезиастом формулой бытия небытия, и мои немногочисленные читатели с восторгом спотыкались об это двухстишие и несли своѐ восхищение автору, который знал, о чѐм пишет. Автор действительно думал, что знает, что проник в суть проблемы бытия небытия. Но однажды книжечку прочитал известный современный поэт Виталий Кальпиди и тоже споткнулся об эти строки. Но не восхитился, а выжурил меня в своѐм отклике: «Не пишите того, чего не знаете наверняка», – был категоричен поэт. Обвинение, что я пишу о том, чего не знаю, стало самым жестоким оскорблением для меня. А разве я не знаю? А откуда знает Кальпиди, что всѐ может быть не так, как увиделось мне? Дискуссии не получилось. Поэт не спорил – он бросил реплику и забыл. А я остался наедине с самим собой, и восторг первооткрывателя сменился на унижающее каждого пишущего сомнение. 2. – Там что-нибудь есть? – тревожился умирающий. – Там что-нибудь осталось? – поинтересовался у него первый встречный на том свете. Из дневника. Меня всегда смущала гробовая тишина того света, где прячется от живых всѐ прошлое мѐртвых. То подлинное прошлое, которое прожили наши предки, не жалкая взвесь истории, которую лучше всего окрестить вымыслом правды. Ощущая душой тишину того света, я всем сердцем возненавидел формулу равнодушных, считающих, что всѐ тайное становится явным. Разве это проблема бытия?! Явное становится тайным – вот ущерб просвещению, которым ничем нельзя восполнить. Все видели, все присутствовали, все участвовали – прошло каких-то пятьдесят лет, и в хрониках начинается бесстыдная путаница. Через тысячу, через пятьсот, даже через сто лет невозможно восстановить детали прошедшей жизни, а нам подсовывают лишь возможные варианты событий, с помощью которых предприимчивые щелкоперы сумели обеспечить себе вполне сносную жизнь. А всѐ потому, что мѐртвые молчат! Их не интересует наша жизнь. Они прошли свой путь, который они боятся доверить ныне здравствующим по каким-то ведомым только им причинам, и мысль русского философа Николая Фѐдорова, что когда-то воссоединятся и живые и мѐртвые, выглядит как плод художественного воображения. Есть ощущение (молчи поэт Кальпиди!), что мѐртвые воссоединятся с ныне здравствующими и теми, кто придѐт на их смену, только на том свете. И здесь проблема не только в неумении воскрешать (современные возможности генной инженерии уже подвели нас к практике, что теоретически возможно восстановить человеческую цепочку в обратном направлении) – этому устремлению сопротивляются сами мѐртвые. Как когда-то античные греки, зная о существовании отрицательных чисел и, заподозрив, что исследования с ними могут привести науку к разрушительному состоянию бытия, запретили себе ими заниматься. Недаром Бог, о котором говорят и верующие, и атеисты, никогда не проявляет себя на этом свете, а только на том. И хотя мы убедили себя, что Бог разлит во всѐм здесь и сейчас, но как реально действующее лицо – Отец, Сын и Дух – он неотрывно находится за порогом смерти. Всегда в прошлом и 42

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год только в прошлом. Хотя для Бога, как считает Библия, мѐртвых нет. Но разве только для одного- единственного Бога? 3. Мы шли, не ведая преграды. О горизонт споткнулся лишь слепой. Из дневника. Впервые я попал на кладбище в возрасте четырѐх лет. Хоронили моего отца Василия Тимофеевича, 26 лет от роду. Моя детская память не смогла запечатлеть и сохранить это событие, если бы не фотография: я прижался к заплаканной матери, стоящей у края могилы. Это было в 1959 году. С тех пор на кладбище я свѐз сначала маму, а следом за ней бабушку, двух самых дорогих для меня людей прошлого. И тогда я почувствовал, что нахожусь ближе всех к смерти. Нет, я не чувствовал еѐ дыхания, она не заглядывала мне в глаза, но я впервые понял, что теперь меня у неѐ некому отпросить; не немногие, которые могли выйти вперѐд вместо меня, это сделали. И теперь за моей спиной уже прятались мои дети и внучка, даже не подозревая, какую борьбу ведѐт их отец и дед. А я стал избегать мѐртвых, всячески уклоняясь от участия в похоронах. И когда я не хоронил знакомого мне человека, то продолжал жить с ощущением, что он где-то рядом, но не попадается мне на глаза. Часто было так, что в случайных встречных видел черты тех, кто давно умер. Это происходило у меня со многими умершими людьми, в похоронах которых я не принимал участия, но никогда с теми, кого мне пришлось хоронить самому. Я никогда не встречал женщин с обликом мамы или бабушки. – Ты ведѐшь себя вызывающе! – упрекала не раз жена, женщина терпеливая. – Если ты не ходишь на похороны, то кто же к тебе придѐт? – Тот, к кому я не приду, сделать для меня этого не сможет, – пытался я отшутиться. – А те, кто крепок жизнью, любят провожать в последний путь. – А что ты скажешь на том свете, когда встретишься со своими знакомыми, которых не проводил? Ведь они тебя об этом спросят. – Господи, неужели нам не о чем будет поговорить? Может, они захотят послушать мои стихи, которые я написал после их кончины... – Сомневаюсь, что их будут интересовать стихи человека, который уклонился от долга. Но я не внял этим предупреждениям. И меня до сих пор не встретить на похоронах. 4. Разве свет на всех один, а тьма у каждого своя?! Из дневника. Второе посещение кладбища я запомнил на всю жизнь. В родительский день меня туда повела бабушка Феня, у которой после смерти отца я жил. Повела на могилу своего батюшки Степана, погибшего в Великую Отечественную войну. Мой прадед не воевал, а попал под бомбежку, был тяжело ранен и скончался на руках у родных. Его похоронили недалеко от дома, на кладбище, где кроме жѐсткой травы, что выбрасывали окрест колючие семена, ничего не росло. Да и могилы сохранялись с трудом: песчаные холмики, если их не укрепить досками или камнем, быстро рассыпались. Мимо кладбища проходила дорога, по которой мы ездили в город на базар, по ней же и возвращались. Кладбище стало для меня привычным, непугающим. Мы даже частенько играли с пацанами среди могил. Но это днѐм, а ночью оно приобретало зловещий вид, и люди старались попасть домой засветло. Не столько было страшно на самом деле, сколько от всевозможных баек и страшилок, которые детское воображение всегда редактировало в сторону жути. В родительский же день на кладбище было людно. Жизнь осветлялась солнцем, и от обилия еды, выставленной у могил, на душе становилось празднично. Бабушка вела меня к какому-то только ей известному месту, за пригорок, где людей не было. Могилы здесь разрушены, кресты повалены, часто встречались кучи мусора. Но вот бабушка остановилась, отпустила мою руку и стала крутиться на одном месте в поисках могилы. – Да где же она? Да что это такое? – бормотала она, перебегая от холмика к холмику. – Вот Фѐдор, вот баба Матрѐна, вот их сын Микола... А где ж ты, тату? – спрашивала кого-то неизвестного бабушка. – Что за наказание? И вдруг бабушка упала на колени перед кучей полуистлевших венков и стала оттаскивать их в сторону. А под ними обнаружился маленький, почти сравнявшийся с землей холмик, и баба Феня, зарыдав в полный голос, от чего я весь сжался, стала голыми руками нагребать со всех сторон песок к этому холмику. Она стонала, причитала, но продолжала стаскивать со всех сторон горячий песок. Я уже заметил, как за еѐ руками тянулись тонкие струйки крови от ранящих пальцы повсюду разбросанных колючек. Но бабушка, словно не ощущала боли. Между стонами я слышал, как она молила прощение у своего отца, сообщала о матери моей, которая в двадцать три года стала вдовой, и что теперь она живѐт с внуком Вовой, а дочь опять вышла замуж... Когда холмик подрос, бабушка на секунду остановилась передохнуть. И увидела меня, стоящего рядом. К своему изумлению, она обнаружила, что внук улыбается. Тут же ловким движением она дернула меня за руку, и я очутился рядом с ней на коленях. – Греби! – властно сказала бабушка. – Это ещѐ зачем? – попытался я сопротивляться. – Греби! – повторила она, но, увидев, что я не собираюсь этого делать, взяла за шкирку и ткнула лицом в горячий песок. 43

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Я заплакал, попытался подняться и бежать, но жѐсткая рука бабушки Фени держала меня крепко. И мне ничего не оставалось, как нагребать песок на могильный холмик. Вскоре я почувствовал, как злая колючка впилась в палец, и вскрикнул от боли. Баба Феня тут же взяла мою руку, освободила палец от колючки, отсосала появившуюся кровь. Потом разложила припасѐнную для поминок еду. Это была уже другая, хорошая бабушка. – Ешь! – протянула она мне большой кусок пирога. Я с жадностью схватил его, лишь бы больше не нагребать этот проклятый песок. А бабушка протягивала мне то яичко, то колбаску, и я ел. Ел жадно, как будто в последний раз. А она говорила – о своей жизни, о жизни моей матери, рассказывала и обо мне. Потом прислушивалась к чему-то и согласно кивала: «Да, тату, ты прав! Спасибо тебе за совет». Я ел и видел перед собой ту самую лучшую бабушку, которая изредка целовала меня в лоб или по возвращении с базара протягивала красивый, большой, в виде коника, пряник. А когда меня кто-нибудь обижал на улице, бросала всѐ и вступалась за своего единственного внука. Я жил в жѐстком драчливом мире, где бабушка не раз полосовала меня лозой, но она же была и моей защитницей от любой угрозы извне. Когда шли с кладбища с пустыми котомками (что не съели, раздали нищим), я потянул бабушку за руку и спросил: – Ты когда с дедом Степаном разговаривала, что он тебе сказал? – Сказал, чтобы тебя берегла пуще ока! – А почему я этого не услышал? – А потому что ты его не слушал. – Но я же рядом сидел! – Рядом – да не вместе! – ответила бабушка. 5. Как тесен этот свет, Но тот еще теснее. Одна опора в смерти – Большинство! Из дневника С тех пор я много раз бывал на кладбищах. Но почему-то только то давнее посещение могилы прадеда Степана врезалось в мою память. Что-то важное, значительное произошло со мной в тот день, что понять мне предстояло на протяжении всей жизни. Сколько раз я бродил между могильных плит новых и забытых кладбищ! Сидел у могилы отца, затем плакал над памятником матери, оставался один на один с холмиком бабушки. Я внимательно слушал тот свет, но никогда до меня не доносилось ничего из запредельного мира. И тогда я обиделся. Я обиделся на тот свет и решил больше не ходить вслед за покойниками. И стал себя прятать от того света, спасаясь, цепляясь за этот, где есть в изобилии всѐ: воспоминания, мечты, радости, где есть прошлое, настоящее и будущее. Я убедил себя, что жизнь нам дана для того, чтобы мы могли мечтать о бессмертии. Декларировал в стихах: «Я – памятник себе: душа в заветной плоти!», «Переживу ХХ век!», «Я умру в глубокой старости!» И дразнил Бога. И вслед за Ницше повторял «Бог умер!». А потом стал поддерживать и другую теорию: «Бог не жил!». Он только хочет родиться, поэтому утаскивает нас на тот свет, где воедино сливаются все человеческие души, а после смерти последнего человека родится Бог. Рождение Бога и будет тем самым Апокалипсисом, но мы его уже не увидим. Апокалипсис для того света. Так я жил в состоянии богоборчества, пока однажды не получил странное послание. Восемь стихотворных строчек, которые я сам записал странным, непривычным для меня почерком: «Миленький мой сыночек, хотя ты меня не просил, всѐ равно я тебе помогаю из последних смертельных сил. И когда свой жизненный круг завершишь, то смерть не ругай, а сколько есть силы дочкам из небытия помогай!». Я был несказанно удивлен сначала текстом, а затем почерком: моя рука пишет быстро, обрывисто, неряшливо, а тут был округлый женский почерк. И я бросился искать письма мамы. Когда нашѐл, для меня уже не было тайной, чьѐ послание я держал в руках. Это говорила со мной мама в доступной для меня форме стиха. Не скажу, что я был потрясѐн, но я впервые понял, что тот свет заговорил со мною. Он решил наконец-то открыть мне простую истину, что всем своим прошлым помогает жить этому свету. Это для живущих смерть – непреодолимая преграда. А для мѐртвых, как говорили древние, жизнь и смерть – это одно и тоже. Это единое состояние бытия с небытием. Мѐртвые, познав эту истину, боятся, что весь ход нашей жизни приведѐт к разрушению единства бытия и небытия, ведь одинаково не могут, этот свет без того и тот свет без этого. Вселенская катастрофа – утрата не только этого света, но и того тоже, поскольку они не могут жить и погибнуть в отдельности, а только вместе. Поэтому, когда мы думаем о современном этом мире, одновременно мы думаем и о современном том мире. Вопрос совершенно даже не в том, чтобы дать физические параметры того мира, – это здравствующим не по силам – но нам нужно чѐтко держаться границ, которые нас разделяют и через которые мы можем (кто может) вести диалог двух миров, которые, как выяснилось, оба созидательны. 6. Ещѐ Декарт заметил, что поэты, не обременѐнные доказательствами, делают гораздо больше открытий, чем учѐные, которые вынуждены всѐ время свои прозрения подтверждать опытами и наблюдениями. Мне давно кажется, что простые люди прозорливее многих учѐных. Они задолго знают такие истины, которым лишь много лет спустя учѐные находят объяснения, причѐм чаще всего пытаясь опровергнуть заблуждения простых людей. 44

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Александр ПШЕНИЧНЫЙ г. Харьков, Украина Пшеничный Александр Владимирович, год рождения – 1955, харьковчанин. Образование высшее экономическое. Литературную деятельность начал в 2009 году с публикации миниатюр, очерков и эссе в интернет-журналах. Постоянный автор общероссийской газеты «Моя семья», украинской республиканской журнал-газеты «Публика». Публиковался в журналах «День и ночь», «Метаморфозы», «Юный натуралист», «Экология и жизнь», «Колесо жизни», «Мир животных», в газетах «Литературная Россия», «День литературы», в периодических изданиях Украины, России и Беларуси. Автор электронных книг «Синие цыганские глаза» (2017), «Три уловки ловеласа» и «Соседи в полосочку» (2016). Дипломант Первого международного литературного конкурса «Последняя волна» и Международного литературного конкурса журнала «Метаморфозы». Маленькая икона, или П р о ф е с с и и , к о т о р ы е н а с в ы б и ра ю т Рассказ Тонкий, слегка заострѐнный нос. Изящная линия небольшого, почти детского рта над узким подбородком. Белое худощавое лицо в серебре волос, похожих на ореол одуванчика. Хозяйка парикмахерской в фашистской Германии это лицо описала удивительно точно – маленькая икона. Кажется, вот-вот закрытые веки распахнутся, и тонкие нордические губы покойницы прошепчут: «Саша!? Где я?» – Все попрощались? – нетерпеливый работник ритуальной службы быстрым взглядом осмотрел родственников и соседей умершей. Я поцеловал в лоб покойницу и прикоснулся пальцами к перекрестию длинных узких парикмахерских ножниц, лежащих на красной подушечке у изголовья: «Спи спокойно, Мария! Из нашего мира ты ушла Мастером». Чѐрный автобус медленно исчез за углом, я присел на скамейку возле подъезда. Из чаши памяти высыпалась крупа воспоминаний. – Александр? Меня зовут Мария Тимофеевна. Ваш телефон подсказали соседи, – слегка суховатый, но приятный женский голос просил отремонтировать телевизор. Я пришѐл немного раньше и в тамбуре столкнулся с выходящим от клиентки пожилым вальяжным мужчиной. Его лицо показалось знакомым. – Бывший профсоюзный босс на пенсии. По привычке ходит ко мне стричься, – улыбнулась Мария Тимофеевна. – Кстати, хотите я и вас подстригу, пока всѐ готово? Не в счѐт ремонта, а за компанию. Вам будет к лицу короткая стрижка. Через полчаса я с интересом рассматривал себя в зеркало. Последний раз так коротко я стригся ещѐ в младших классах школы. Непривычно, но лучше, чем я ожидал. Даже небольшое декольте на макушке выглядело не так броско. Удивлѐнная жена, тщательно рассмотрев меня со всех сторон, огласила вердикт: «Стричься теперь будешь у этой женщины». Мария Тимофеевна над моей прической работала только старыми ножницами. Однажды в мелькании лезвий я успел рассмотреть необычное клеймо: «KOHL HAUL GERMANY» Я поблагодарил Марию Тимофеевну за работу и не удержался от любопытства: «Чувствую, вы не случайно стали парикмахером? А ваши ножницы? Они действительно из Германии?» – Вы правы, Саша! – Мария Тимофеевна снова вынула ножницы из футляра и бережно провела по кромке лезвия пальцем. – Впервые желание стать парикмахером пришло ко мне в момент, когда за позолоченным столиком Гитлера в его вагоне я рассматривала причѐски дам на картинах. Настоящих картин я до этого не видела, только иконы. А ножницы? В сорок пятом мне подарила их парикмахер, которая стригла Вильгельма II – кайзера Германии. Они стали моим счастливым талисманом. – В вагоне Гитлера!? Кайзер!? Вы шутите? – я оторопело снова уселся на табурет. Но парикмахер не шутила. За чаем она рассказала мне историю пути к профессии, принесшей ей столько радости и удовлетворения. Но и историю, полную горести и страданий. Отец Марии по фамилии Кадук – потомок немцев, которых Екатерина II пригласила на Кубань осваивать новые земли. В начале прошлого века он переехал с братьями в Новую Водолагу Харьковской губернии, там они основали и обжили хуторок Кадукивка. После революции отец строил паровозоремонтный завод (нынешний завод им. Малышева), работал на нѐм сначала рабочим, а потом инженером. Никогда он не говорил детям об их немецком происхождении. Перед войной отца арестовали по доносу и отправили в лагеря под Магаданом. Только в 1953 году его реабилитировали, и в кабинете следователя отец случайно встретился с доносчиком − бывшим сослуживцем. Отец замахнулся на человека, искалечившего его жизнь, палкой и сильно ударил. Следователь сделал вид, что ничего не заметил. В этот же день работник госбезопасности показал отцу протоколы его допросов. Экспертиза установила, что следователь НКВД умышленно оставлял в протоколах четыре незаполненных строки. И после подписи отца дописывал его «признания» в шпионаже на пользу Германии. Войну семья встретила без кормильца, а в сорок втором семнадцатилетней Марии вручили повестку на принудительные работы в Германии, подписанную секретарѐм сельсовета. Она не расставалась с ней всю войну. Кто-то из родственников дал в дорогу котомку с сухарями и три дойчмарки. Два года Мария работала на небольшой фабрике у французской границы. Вместе с тремя землячками она сортировала одежду, оставшуюся после уничтожения евреев в концлагерях. Работницы отделяли шерстяные и хлопчатобумажные вещи, отрезали от сорочек манжеты и воротники, борты пиджаков, карманы и пуговицы. Затем сырье прессовали и отправляли на другую фабрику для переработки. 45

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Изнурительный труд за тарелку супа и бесконечные штрафы: даже за смотрение в окно во время работы. На адрес фабрики приходили письма от родственников девушек с Украины. Хозяйка вручала их Курту, своему помощнику, с просьбой передать их работницам. Но Курт рвал и выбрасывал письма, считая, что так остарбайтеры быстрее забудут родные места и Отчизну. Девушки случайно узнали о подлости Курта и предъявили немцу ультиматум: или он впредь отдает им письма, или они расскажут хозяйке фабрики о его недобросовестности и воровстве. В последней надежде евреи прятали золотые кольца и украшения в карманах и складках одежды. Все рабочие, нашедшие ценные вещи, кроме фотографий, были обязаны сдавать их хозяйке. Но Курт хитрил и часто оставлял кольца и цепочки себе. Девушки победили и вскоре получили весточки из родных мест. Однажды Мария увидела рыдающую хозяйку фабрики. Еѐ сын попал в плен к американцам. – В Сибири можно жить? – обливаясь слезами, спросила хозяйка. – Там сильно холодно? Мороз в сорок градусов, это как? – Люди везде живут и ко всему привыкают. Вы столько наших людей в плен взяли. Это расплата, но ещѐ не полная, – ответила Мария. От одного слова «Сибирь» немцы дрожали от страха и холода. Через полтора года Марию выкупили соседи хозяина фабрики – сапожник и его жена. Они жили в большом доме и держали магазин одежды на первом этаже. Хозяин учил русский язык, читал Ленина и неплохо относился к остарбайтерам. Но когда в конце сорок четвѐртого Мария заболела двухсторонним воспалением легких, сапожник сказал: «Ваш Ленин говорил – кто не работает, тот не ест. Нетрудоспособных я кормить не буду. Завтра отправляю тебя в институт на лечение». О научно-исследовательском институте в пятнадцати километрах от городка все знали как о преисподней ада. В нѐм проводили медицинские опыты над людьми. По распоряжению властей военнопленных и остарбайтеров отправляли на лечение только в этот институт-живодерню. Никто не выходил из него живым. В одном из кирпичных бараков этой лаборатории смерти Марии вводили в вену мутный светло-серый препарат. С каждым днѐм подопытной становилось хуже. Пальцы на конечностях скрючились, девушка часто теряла сознание. Воду Мария пила из кружки, прижав ободок запястьями. Туалет в пятнадцати метрах, но на поход с двумя палками уходило больше часа. Однажды ей ввели двойную дозу препарата. Мария очнулась только утром, за высокой каменной перегородкой она услышала голос женщины-врача, отчитывающей медсестру: «Если бы я не привела еѐ (Марию) в чувство, она умерла бы этой ночью. Из-за твоей невнимательности мог провалиться эксперимент...» Незадолго до болезни Мария познакомилась с двумя пожилыми женщинами − русскими эмигрантками. Как-то Мария с девушками из фабрики выкопали в поле немного картофеля, испекли его в костре и уселись в пролеске возле дороги обедать. Мимо проходили две пожилые дамы в шляпках. Они спросили по-немецки: «Что вы здесь делаете?». Девушки им что-то ответили, а Мария сказала подругам по-украински: «Шляются непонятно зачем, поесть спокойно не дадут». В ответ старушки перешли на русский язык. Оказывается, они переехали в Германию ещѐ в 1916 году. С тех пор женщины иногда приходили к Марии и помогали ей продуктами. Вечером в бокс пришѐл молодой красивый мужчина в белом халате, осмотрел Марию и сказал: «Я тебя вылечу. Но процедура будет болезненной. Согласна?» Мужчина и медсестра раздели Марию донага и укутали тело – скелетик, обтянутый кожей – тремя шерстяными одеялами, а сверху живой кокон обмотали клеѐнкой. Рядом на электрической плите постоянно кипела литровая кружка чая. Девушке вложили в рот малюсенькую, похожую на пшѐнное зернышко, таблетку и медсестра полдня поила с ложечки больную кипящим чаем. Внутри всѐ пекло, словно свинец расплавленный вливали. Когда, наконец, развернули одеяла, вытерли мокрое тело, боль утихла и девушку уложили спать. Утром Мария почувствовала, как по сжатым судорогой пальцам забегали мурашки. После четырѐх процедур Мария могла самостоятельно ходить и сжимать пальцы. Перед выпиской из института она спросила у доктора-красавца: «Почему вы меня вылечили?» Он улыбнулся: «Хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Шучу». Потом оглянулся и прошептал: «Русские друзья просили тебе помочь...» В распахнутом белом халате он казался Марии ангелом с крыльями. Марии выписали документы, по которым она могла вернуться к месту жительства и работы. Сесть в вагон, чтобы добраться до Карлсруэ, девушка не смогла. Люди в рабочем поезде висели даже на поручнях вагонов. В середине поезда напротив Мария заметила вагон без единого пассажира. И никого вокруг. «Будь что будет», − подумала девушка, поднялась по ступеням и замерла у открытых дверей. Свет от позолоченных лепнин потолка и рам картин на стенах коридора заставил прищурить глаза. Посередине вагона на резном столике у двух больших зеркал в окладах лежал какой-то предмет, похожий на большую расчѐску. Мария подошла к столику. На нѐм действительно лежала женская расчѐска, инкрустированная золотом и драгоценными камнями. Девушка заворожено рассматривала картины на стенах вагона. Какая красота! Наверное, в такой роскоши живут короли и монархи. Но больше всего глаз восхищали изящные причѐски дам на картинах. Неужели их создают обыкновенные люди, земные парикмахеры? Вот бы мне такому научиться! Кто-то прикоснулся к плечу, Мария оглянулась. – Ваш аусвайс, фройляйн, – два здоровенных жандарма с нагрудными бляхами на блестящих цепях настороженно рассматривали худющую девчонку с гривой густых, но немытых волос. – Русиш остарбайтер? – один из жандармов недоуменно показал развернутый документ другому и пристально посмотрел в лицо Марии. Она кивнула. Неожиданно взрыв дикого хохота сотряс пространство вагона. Жандармы смотрели друг на друга и тряслись от смеха. Они легли на пол, положили рядом автоматы и катались по полу, судорожно дрыгая ногами. 46

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Мария недоуменно смотрела на двух огромных трясущихся мужчин у еѐ ног. Наконец, один из них притих и сел на пол, размазывая слѐзы по лицу. Оба встали и подошли к Марии. – Вы знаете, чей это вагон, фройляйн? – спросил ближний верзила. – Нет. – Вы имеете честь находиться в вагоне нашего фюрера! Хайль Гитлер! – жандармы вскинули руки в нацистском приветствии. – Никому ничего не говорите. Это в ваших и наших интересах. Жандармы вывели Марию на перрон и даже помогли втолкнуть в вагон другого поезда. Живот сводило от голода. За вокзалом в Карлсруэ Мария села на скамейку и достала три дойчмарки, подаренные родственницей в родном селе. Она хотела купить хлеб в булочной через дорогу. Рядом с булочной в витрине парикмахерской красовались фото дам с восхитительными причѐсками. Какая-то внутренняя сила подтолкнула Марию к парикмахерской, ей нестерпимо захотелось быть похожей на девушку с рекламного фото за стеклом, отдалѐнно похожую на неѐ. – Этих денег хватит, чтобы сделать причѐску? – остарбайтерка показала марки молоденькой девушке в белом халатике, оказавшейся стажеркой. Девушка посмотрела на голову Марии, потом на еѐ одежду и предложила пройти не в зал, а в подсобное помещение парикмахерской. Через некоторое время она принесла Марии бутерброд с колбасой и чай: «Поешьте, пожалуйста!» Хозяйка парикмахерской усадила Марию в кресло: «Вам будет к лицу высокая прическа. Согласны?» Запах мыла, духов, приятная лѐгкость вымытых волос, атмосфера парикмахерской ввели Марию в состояние блаженства и минутного счастья. Причѐска действительно оказалась к лицу, в зеркале она напоминала красивую молодую даму на картине вагона Гитлера. – Как ваша фамилия, – неожиданно спросила хозяйка. – Кадук!? (по-немецки: дряхлый, слабый). Уверяю вас – вы немка. Но сами того не знаете. Вы не дряхлость, а само совершенство. Удивительно красивые черты лица. Нордические. Вы... вы маленькая икона. Как жаль, что я не смогу повесить ваше фото в окне парикмахерской. Я хочу подарить вам это, – хозяйка вынула из ящика стола ножницы с длинными лезвиями и клеймом «KOHL HAUL GERMANY». – Возьмите на память, они вам пригодятся. Поверьте моему опыту и интуиции. Когда-то я стригла самого кайзера Вильгельма II, и он поцеловал мне руку. Много позже, уже перед смертью, отец рассказал Марии об истории его рода. Хозяйка парикмахерской не ошиблась. В жилах Марии текла германская кровь. Американцы наступали, и линия фронта неумолимо приближалась. По улицам городка глашатаи на велосипедах кричали в рупоры распоряжение властей: всем остарбайтерам срочно явиться на пункт сбора для отправки вглубь Германии. За неповиновение и укрывание восточных работников – расстрел. Знакомый жандарм посоветовал Марии не приходить на сборный пункт, а спрятаться на территории фабрики, на которой она ещѐ недавно работала. Но предупредил: «Найдут – приказ расстрелять я выполню». Десять дней Мария с подружками скрывалась в подвале фабрики. За день до прихода американцев девушки вышли из подвала и подошли к воротам барака, чтобы выйти в город и попытаться найти хотя бы немного продуктов. Дверь неожиданно распахнулась, и в барак вошѐл огромный эсэсовец. Он взглянул на девушек и приставил палец к зубам. Эсэсовец прошѐлся по бараку и вышел, закрыв дверь ключом. Мария слышала, как он доложил командиру: «В помещении никого нет». Когда в городок вошли американцы, хозяин-сапожник предложил Марии остаться в его бездетной семье на правах дочери: «После смерти всѐ достанется тебе. Соглашайся». Но Мария не согласилась. Немцы не любили советских людей. Для них они были всего лишь «русиш швайн». Но и советские не любили немцев. Особенно плохо к остарбайтерам относились дети – воспитанники гитлерюгенда. Мария называла их выродками. На Родине бывших остарбайтеров объявили предателями и относились как к врагам народа. На работу никто не брал. А как трудоустроишься, если даже паспорт не выписали? Выручила повестка, выданная сельским старостой на принудительные работы в Германию. Мария носила еѐ с собой. Староста по-прежнему работал в сельсовете. О нѐм девушка рассказала милиции. Пособника фашистов проверили и немедленно выгнали с работы. Он умер одиноким, всеми презираемый. На какое-то время Марию приютила родная тѐтка из пригорода Харькова. Однажды в безуспешных поисках работы девушка увидела объявление − парикмахерской, недалеко от Южного вокзала, требуется уборщица. Заведующий парикмахерской привѐл Марию к главному начальнику конторы бытового обслуживания. Человек без паспорта мог работать только с его разрешения. Через приоткрытую дверь кабинета Мария услышала: «Уборщицей? Разрешаю». В этой парикмахерской работали только евреи. Ещѐ недавно в Германии Мария перебирала и сортировала вещи их расстрелянных собратьев. Вечерами с подругами она рассматривала семейные фотографии, вынутые из карманов жертв. А сейчас она мысленно благодарила соплеменников убитых евреев, принявших еѐ на работу. В мужском зале в одном ряду работало четыре парикмахера-левши, а напротив – четыре правши. В зеркалах казалось, что все они стригут одной рукой. Три года Мария исправно мыла полы и выполняла все поручения мастеров, а на четвѐртый заведующий сказал уборщице: «Мария, не всю жизнь тебе мыть полы. Присматривайся к работе мастеров. Спрашивай, не стесняйся. Я их предупредил, они помогут советами. Это твой шанс». Еврейские мастера открыли Марии тайны профессии. И даже фамильные секреты, о которых ни в одном учебнике не прочитаешь. 47

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год К тому времени у Марии появился паспорт. Помог тот самый начальник из высокой конторы. Вскоре ей доверили первого клиента. За процессом стрижки наблюдал сам заведующий. Клиента Мария стригла ножницами, подаренными парикмахершей из Карлсруэ. Осмотрев клиента, заведующий довольно улыбнулся: «Волновался ужасно. Если бы у тебя не получилось, достриг бы сам». Мечта Марии сбылась. В зале установили ещѐ одно кресло в ряду левшей – для нового мастера. Шаг за шагом Мария поднималась по лестнице профессионального мастерства. Однажды тот самый большой начальник предложил ей место в парикмахерской напротив обкома партии – мечта многих и многих парикмахеров города. Сырное место. На долгие годы еѐ клиентами стали работники партаппарата, чиновники облисполкома, дикторы телевидения, городской бомонд. Случалось так, что после стрижки второго секретаря обкома в ещѐ тѐплое кресло усаживался известный в городе цеховик с раздутыми от денег карманами. Нувориш спрашивал, сколько уплатил за стрижку ответственный партийный работник и платил в десять раз больше. Много раз под присмотром милиционера Мария подстригала председателя облисполкома в его кабинете. И каждый раз тряслась от страха и неуверенности – вот-вот еѐ личное дело проверят органы и обязательно всплывѐт работа в Германии, поползут слухи, а с ними и доносы... Как-то в парикмахерскую неожиданно приехал офицер на роскошной чѐрной «Волге». По согласию начальства он привѐз знаменитого мастера в кабинет важного генерала. Мария щѐлкала ножницами с клеймом немецкой фирмы у головы генерала, а он в это время говорил Марии: «Я до судорог ненавижу немцев. Всех до единого». – У меня было тысяча причин тоже ненавидеть немцев, – призналась мне Мария Тимофеевна. – Как можно любить людей, ставивших на живых людях опыты? Но не все немцы достойны моей ненависти. Стажѐрка парикмахерской накормила меня, а хозяйка подарила ножницы, которые привели в любимую профессию. Эсесовец на фабрике спас от расстрела. У немцев многому можно поучиться. Настоящие чистокровные немки симпатичны. Но породистых немцев в Германии мало. Они сами об этом говорят. А обычные немки некрасивы, но ухожены. Дома волосы никогда не моют – только в парикмахерских. Там же делают прически. Никогда не видела немок без причѐсок, даже в поле. Там они работают в специальных деревянных башмаках, а после обмывают ноги и обувают туфельки. Так же и с одеждой. Это всего лишь маленькая часть их культуры, как сейчас говорят, менталитет. Мария Тимофеевна ничего не ответила генералу, но незаметно сменила ножницы на другие. – Не люблю работать в начальственных кабинетах, – откровенничала она. – Чувствуешь себя крепостной в барских покоях. Детей у меня нет. Муж скончался рано. Был похож на того самого спасителя-врача из института под Карлсруэ. Времени подножку не подставишь. Если со мной что-то случится, то рекомендую мою ученицу Викторию. Она недалеко от нас работает. Талантливая девочка. В жизни женщины две сакральные даты – свадьба и похороны. На них она должна выглядеть бесподобно. Думаю, мою последнюю просьбу Вита исполнит. А ножницы я заберу с собой... Вот уже год, как я стригусь у Виктории. Однажды из еѐ кресла вышел тот самый бывший профсоюзный босс, с которым я столкнулся в тамбуре Марии Тимофеевны. Я улыбнулся. Привыкшим к обжигающему горькому кофе со жжѐным сахаром, все остальные напитки кажутся теплым столовским чаем. Артур ГРЮНЕР г. Кѐльн, Германия Слепой мальчик Рассказ Наша семья прибыла в Восточный Казахстан из Украины уже вскоре после Постановления Правительства от 28 Октября 1941 года, согласно которому в связи с началом войны с фашистской Германией все немцы, проживавшие в СССР, должны были быть высланы в восточные районы страны. Переселение привело к потере практически всего нажитого, так что на новом месте приходилось приспосабливаться к жизни с большими трудностями, не имея к предстоящей зиме ни запаса продовольствия, ни зимней одежды, и это в условиях, когда здесь, в горной и лесистой местности в преддверии Сибири, на большой реке Бухтарме – притоке Оби, морозы зимой, по словам местных жителей, достигают 35-40 градусов. Но ещѐ большие трудности возникли, когда уже со второго месяца пребывания стали забирать в трудовую армию мужчин. Один за другим из семьи исчезли глава семейства, учитель Рейнгольд Карлович, 17-летний брат матери Гельмут, а затем и 16-летний старший сын Гарри. Мама Амильда осталась одна с тремя детьми: Лѐвой одиннадцати, мной – шести и Эрнстом – трѐх с половиной лет. А затем пришѐл приказ о мобилизации на лесные работы и женщин. 48

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Амильда была в особенно затруднительном положении, потому что она в отличие от других немецких семей, не имела никого из стариков – родственников, на которых могла бы оставить детей. Оба деда погибли ещѐ во время революции, а бабушек злая судьба увела в неизвестность. Но в последний момент ей крупно повезло, потому что дальнейшая отправка женщин со сборного пункта в лес задержалась на два дня из-за проблем с транспортом. Женщинам-немкам, собранным со всего района и размещѐнным в вестибюле райцентровского клуба «Горняк», был зачитан приказ о том, что они мобилизованы на трудовой фронт для скорейшей победы над фашистской Германией, и подчеркнуто, что любая отлучка будет рассматриваться как побег и караться по законам военного времени. Амильда, у которой уже в первую ночь от забот об оставленных детях, казалось, готова была расколоться голова, сумела незаметно от выставленной охраны выйти из клуба, вернуться в село и вопреки приказу и, казалось бы, здравому смыслу, забрать детей с собой. Ей помогло и то, что еѐ примеру последовали ещѐ десятка три женщин, которые в день, когда прибыл транспорт, заявили офицерам в голос, что с детьми они согласны ехать куда угодно, а без детей не сдвинутся с места. Всесильным офицерам тылового фронта ничего не оставалось, как разрешить забрать детей с собой в лес, «скорей подохнут», как в состоянии крайнего раздражения, что такое, казалось бы, простое дело, как отправка женщин на лесные работы, осложнилось непредвиденными обстоятельствами, выразился один из них. В числе тридцати шести женщин и четырнадцати детей наша семья попала в бывший лагерь для заключѐнных, на лесоучасток Большая Яма на самом «краю цивилизации», так как дальше дороги не было, были только горы и за горами Китай. Благодаря поистине героическому поступку матери мы, дети, сумели выжить в тот самый трудный год. Женщинам-одиночкам было трудно в лесу, а женщинам, обременѐнным детьми, ещѐ больше, хотя оставить детей одних среди чужих людей было бы морально ещѐ трудней, а детям – смерти подобно. Это показал уже следующий день, когда Лѐва, три дня тому назад, в день, когда маму забрали, в свои одиннадцать, по приказу бригадира совхоза возивший уполномоченного на санях в соседнее село, оказался утром в бреду, в холодном поту и с высоченной температурой за сорок. Мама народными средствами, которые ещѐ надо было добыть, сумела вылечить, или во всяком случае, не допустить развития у него смертельного в то время воспаления лѐгких, а затем вместе со своими подругами по несчастью успевала не только целыми днями по пояс в снегу валить вековые пихты и лиственницы, но и заботиться о нас, детях. Через два года женщинам, мобилизованным на этот лесоучасток, а стало быть и нам, детям, опять повезло, так как мы были внезапно отпущены обратно в село, где среди местных жителей шанс на выживание значительно возрастал. Причина такого поворота событий выяснилась уже через неделю. Оказывается, барак на лесоучастке, в котором мы жили, понадобился для чеченцев, высланных сюда ещѐ более жестоко, чем нас, немцев, три года тому назад. Вот уж поистине, удача привалила за счѐт несчастья другой угнетаемой в то время народности. Мама, оставленная с детьми скотиной-комендантом на лесоучастке («выбирайся сама, как знаешь, раз забрала их с собой»), сумела морозной зимой преодолеть с нами эти семьдесят километров, которые, казалось, навечно отделяли нас от мира, и выбраться в сравнительно большое село со школой, необходимой для нас, детей. Здесь она ещѐ несколько лет работала на выгрузке леса молевого сплава из воды, пока не получила работу, не связанную со снегом, холодной водой и бесконечным потоком брѐвен. Дело в том, что в трѐх километрах за селом располагался детский дом для четырѐхсот с лишним воспитанников. Директором детдома был прогрессивный педагог, старавшийся облегчить однообразную жизнь детей и обеспечить им будущее. Одним из таких мероприятий было то, что он купил двадцать швейных машин и организовал швейный цех для обучения швейному делу девочек старшей возрастной группы, а заодно и самообеспечения детей более разнообразной одеждой. Но для хорошо задуманного дела он не мог найти преподавателя. Тогда старик-фельдшер, лечивший нас двоих младших на дому от малярии, и видевший нашу маму всѐ свободное время сидящей за швейной машиной, которую она сумела привезти с собой ещѐ из «дома», как говорили в то время все переселенцы, посоветовал директору взять на работу эту женщину. Вопрос о переводе директор детдома решил с комендантом сам. Так наша мама со своими четырьмя классами церковно-приходской школы, говорившая по-русски с некоторым акцентом, который еѐ речь не портил, но всѐ же с первых слов давал понять, что она далеко не сибирячка, стала педагогом-инструктором Амильдой Августовной этого швейного цеха. Занять и много лет успешно работать в этой должности позволил ей природный такт, всегда вежливое обращение с людьми и огромный жизненный опыт. Швейную машину «Зингер» отец выписал из Германии, как говорили в семье, специально для нее, когда ей, первому ребенку в семье, исполнился всего лишь год. С семи-восьми лет она под руководством матери обшивала себя и всех пятерых сестѐр, которые появлялись на свет каждые 2-3 года, а выйдя замуж и получив из дома только эту машинку, обшивала всех своих четырѐх пацанов, и в трудные годы шитьѐм для соседок помогала мужу, учителю начальных классов, удерживать семью на плаву. С еѐ помощью старшие девочки-воспитанницы стали осваивать специальность кройки и шитья, и вскоре дети стали ходить не в той серой и невзрачной одежде, которую раньше получали с какого-то центрального склада, а девочки в разноцветных платьях, кофточках и юбках, и мальчики в рубашках и костюмчиках, сшитых по индивидуальной мерке, или как бы мы сейчас сказали, по индивидуальному заказу, что было огромной радостью для детей. Но не этот факт является темой настоящего рассказа. Наша мама почти ежедневно, приходя на работу или уходя домой, видела на скамейке у мальчукового корпуса одиноко сидящего слепого мальчика. При разговоре с ним она выяснила, что зовут его Васей, что он слепой с детства, родителей не помнит, что дети к нему относятся хорошо, но со временем они разговаривают с ним все реже. Маме было жаль его, поэтому она однажды во время летних каникул взяла нас с собой на работу, познакомила с ним и поручила нам опекать его. Васе, как и мне, было десять лет, но вследствие малоподвижного образа жизни он был 49

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год значительно полнее, если не сказать, что очень полный и грузный. Сначала мы встречались с ним в детдоме, а затем с согласия воспитателей пригласили погостить у нас. Мама, как и старший брат Лѐва, были целыми днями заняты на работе, а мы с Эрнстом были предоставлены себе самим. Теперь же у нас была забота о Васе. Мы рассказывали ему о нашем доме, о животных во дворе, вспоминали и рассказывали разные истории, происходившие с нами или с этими животными. Иногда он ночевал у нас, иногда мы отводили его на ночь обратно в детдом. При этом мы проходили большим лугом, усеянным множеством полевых цветов. Мы рвали эти цветы, давали ему их в руки. Он осторожно ощупывал их, а мы рассказывали ему, как они называются, как выглядят, какие имеют краски. Он запоминал их через осязание и запахи. Вася радовался общению с нами, потому что в детдоме у детей, с которыми он прожил бок о бок уже несколько лет, интерес заниматься с ним постепенно уменьшился, и он чувствовал себя очень одиноким. В летние дни мы с братом любили купаться в речке, протекавшей в полукилометре от нашего дома за небольшим островом, служившем жителям села парком для воскресного отдыха. На этот остров и на речку мы неоднократно ходили и с Васей, взявши его за руки. Во время прогулок мы рассказывали ему о растительности, цветах, кустарниках и деревьях, обо всем, что видели сами. Было заметно, что Васе эти прогулки и рассказы очень нравились. Но однажды мы с братом пережили с Васей на нашей речке самые ужасные минуты нашей жизни. Мы с Эрнстом, как всегда, купались, а Вася сидел на берегу, плавать он не умел, и в воду заходить не решался. Кому-то из нас пришла идея завести его немного в реку, пусть и он тоже немного поплещется в теплой, как парное молоко, воде. Вначале всѐ шло хорошо, Вася стоял по пояс в воде на том месте, куда мы его поставили, улыбался во весь рот, радовался воде в этот яркий, знойный солнечный день, захватывал пригоршнями воду и поливал себе грудь и плечи, а мы плавали поблизости. Но вот Вася сделал, очевидно, шаг, поскользнулся на глинистом грунте, и вдруг провалился в яму, которых было множество в нашей коварной речке. В этих ямах, расположенных, как правило, вблизи берега, была ещѐ та особенность, что вода в них закручивалась, и попавшему в этот водоворот было нелегко из него выплыть. Для нас с братом эти круговороты были незаметны, просто нужно было сделать несколько более сильных гребков, но для человека, не умеющего плавать, да ещѐ слепого, и в силу этого чрезвычайно напуганного, это могло кончиться плохо. Так и в этот раз, мы вдруг заметили, что наш Вася барахтается в воде, и его всѐ больше сносит в коварный водоворот. Мы оба ринулись к нему, и тут случилось ужасное – он схватил меня и потянул вниз. Не знаю, чем бы всѐ это кончилось, но я успел крикнуть Эрнсту, подплывавшему к нему с другой стороны, чтобы он помогал мне, но при этом не давал бы Васе возможности ухватить себя. Достаточно того, что я был скован его руками, намертво обхватившими меня. Только за счѐт работы ног я мог удерживать себя и Васю на плаву. В этот момент я почувствовал, что тонущий человек в панике так может обхватить спасателя, что тот не способен будет плыть, и тогда могут утонуть оба. Общими усилиями мы подтянули Васю ближе к берегу, затем вывели из воды и положили на траву. Отдышавшись и успокоив Васю, мы пошли домой. У нас дома мальчик от пережитых волнений совсем ослаб, отказался от еды, прилѐг и уснул. Он спал до прихода с работы мамы, которой мы рассказали о происшедшем. Мама очень расстроилась, не осудила нашу затею дать ребѐнку возможность поплескаться в речной воде, однако, была недовольна тем, что мы в какой-то момент оставили его без должного внимания. Затем она сказала нам, что мы все должны быть рады тому, что всѐ благополучно обошлось, и впредь нужно быть более предусмотрительными. В оставшиеся каникулярные дни мы с Васей к речке больше не ходили, но уделяли ему повышенное внимание, читали ему книги, гуляли и рассказывали об окружающем нас мире. Осознание того, что мальчик мог утонуть, ощущение того, что утопающий обхватил тебя железной хваткой и неотвратимо тянет на дно, это ощущение ещѐ долго вызывало у меня мурашки между лопатками. Хорошо, что Эрнст в свои семь лет был физически развитый мальчик и плавал «как рыба». Ему удалось вытолкнуть нас к краю водоворота, после чего мы с ним вместе вытащили сразу в несколько раз отяжелевшего Васю на берег. Сейчас, по прошествии многих лет, понимаю, как могла переживать мама. Ведь кроме нас троих на берегу не было ни одного человека, кто мог бы помочь, а стало быть, и ни одного свидетеля. Нас с братом, немцев, находящихся под присмотром спецкомендатуры, могли обвинить в том, что мы сознательно утопили слепого русского мальчика. Последствия могли быть ужасными, причѐм не столько для нас, сколько для мамы. Но мама сказала, что Господь Бог был снова на нашей стороне, и в нашей жизни продолжало светить солнце. По окончании каникул наше общение с Васей не прекратилось, хотя возможностей для встреч стало меньше, а ещѐ через полгода его перевели в другой, специализированный детский дом, в котором была школа для слепых. Мы были рады за Васю, тому, что у него теперь появилась возможность учиться читать и писать. Общение с ним позволило нам с братом по иному смотреть на мир, по новому оценивать наши возможности в этом мире, радоваться тому, что мы оба здоровы, что природа не обидела нас, не наделила несчастьем, каким страдают люди с таким ужасным физическим недостатком, как полная слепота. Образ Васи, рассудительного и спокойного мальчика, радовавшегося жизни даже в такой ситуации, в какой он оказался, с детства слепой, да к тому же ещѐ и лишившийся родителей, научил нас ещѐ больше ценить то, что ежедневно и ежечасно давала нам мама. Мама, ценой собственной свободы, а может быть, и жизни, не бросившая нас, когда мы были ещѐ совсем маленькими, потому что трудно было в то жестокое время предугадать, какой оборот примет в глазах офицеров НКВД еѐ самовольная отлучка и привоз детей на сборный пункт. Мама, постоянно опекавшая и заботившаяся о нас до конца своей жизни. Жаль, что мы с братом принимали еѐ заботу о нас как что-то само собою разумеющееся, а когда осознали и появилась потребность выразить ей нашу благодарность, которую каждый из нас всѐ-таки носил в душе, было уже поздно. Осталась только добрая память, как о маме, так и о слепом мальчике Васе. 50

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Мих аил СМИРНОВ г. Салават, Республика Башкортостан Печатался в СМИ Респ. Башкортостан, московских изданиях, Интернет-изданиях и мн. др. Лауреат Международного литературного фестиваля «Русский Stil – 2010», Международного конкурса Национальной литературной премии «Золотое перо Руси – 2010», Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А.Н. Толстого, Международной премии «Филантроп» 2016 год и др. Обладатель Знака особого отличия «Серебряное перо Руси», звания «Серебряное перо Руси», награждѐн медалью «Русский STIL», медалью им. Ф. М. Достоевского «За красоту, гуманизм, справедливость», медалью им. Льва Николаевича Толстого «За воспитание, обучение, просвещение». Член товарищества детских и юношеских писателей России, Международного творческого объединения детских авторов. Член творческого совета журнала «Северо-Муйские огни». Отец Рассказ После уроков Володя, уложив тетрадки и учебники в холщовую сумку, заторопился домой. Сегодня суббота, и отец, может быть, расскажет продолжение очередной истории о войне, если у него будет настроение. Выбежав из школы, Володя быстрым шагом направился в конец посѐлка, где стоял их барак. Ребята, обгоняя его, закричали: – Вовка! Пошли с нами в карьер. С гор кататься. – Не могу я. Домой тороплюсь. Скоро папка придѐт. Нужно уроки до него сделать. Я с вами завтра покатаюсь. И пошѐл по узкой тропинке вдоль дороги, на ходу растирая зябнущие уши. Отец по любому морозу ходил без рукавиц и шапки. Володя любил подражать отцу. Его неторопливой, тяжѐлой походке. То, как он, по любому морозу ходил без рукавиц и шапки. Володя во всем хотел походить на отца, перенимая все его привычки. Ох, и попадало ему от матери, если замечала на улице в расстегнутом пальто и без шапки. Сегодня он торопился. Суббота – это их с отцом день. Вечером мать уложит младших братишек и сестрѐнку спать, а они вдвоѐм останутся сидеть на низкой скамеечке у раскаленной печки. В комнате темновато от сумерек, отблески огня будут освещать лица, играть на стенках небольшой кухоньки. Отец, задумчиво глядя в огонь, начнѐт рассказывать окончание истории, как он раненый выходил из окружения. Володя, притулясь к его крепкому надѐжному плечу, внимательно станет слушать, ловя каждое слово и представлять себя на месте отца. Это у них было заведено давно. С тех пор, как отец вернулся с войны. Правда, первое время Володя не мог упросить отца что-нибудь рассказать. Отец не любил вспоминать о войне. Хмурил густые брови, отмахивался и отправлял Володьку учить уроки, а Володя не понимал, почему отец молчит. У других как выпьют, так начинают сразу хвалиться, стучать кулаком в грудь, рассказывать о разных своих героических подвигах. Отец же молча уйдѐт в комнату, присядет у открытой печки и курит одну за другой свои самокрутки да папиросы. Или ляжет на кровать, отвернѐтся к стене и тоже молчит, вздыхает... Мать в такие минуты никого из ребят к нему не подпускала, говоря, что отцу сейчас трудно. Задумавшись, Володя не заметил, как дошѐл до барака. С трудом распахнув промѐрзшую дверь, он оказался в длинном коридоре. Редкие тусклые лампочки освещали с обеих сторон висящие на вбитых гвоздях корыта, детские ванночки и старые вещи, закрытые двери. За одними тишина. Из другой комнаты доносилась музыка патефона. Из третьей слышалась брань подвыпившего соседа. Володя шагал в конец барака, где была их квартира. Повсюду были запахи. Кто-то варил щи из квашеной капусты. Кто готовил пирожки с калиной. Еѐ запах забивал все остальные. А у кого-то пахло жареной картошкой на настоящем сале. У него заурчало в животе. Хотелось есть. Распахнув дверь, Володя почувствовал едва уловимый запах чего-то вкусного, так может пахнуть только копчѐная селѐдка, которую отец очень любил. У порога Володя сбросил с ног старенькие подшитые отцом валенки. Забросил шапчонку на полку. Мать качала на руках маленького пищащего Славика. Приложив палец к губам, она, кивая, показала на стол у окна. На нѐм под холстинкой дожидался обед. Володя, растирая красные от мороза руки, поспешил к столу. Откинув полотенце, он увидел чѐрный хлеб, картошку в мундире, несколько луковиц и блюдечко с янтарным подсолнечным маслом. – Мам, а куда же ты селѐдку-то положила? – Тише, Володенька, тише. Славик приболел. Пока картошечку так поешь, помакай в маслице. А отец придѐт, достанем и селѐдочку. Вот уж он обрадуется! Нам сегодня из города гостинец, селѐдку копчѐную привезли. Ты поешь и садись за уроки. Батя с работы придѐт, устроим маленький праздник. Ладно, сынок? – Ладно. Чего уж там. Конечно, папку подождѐм. Как без него ужинать-то? Нельзя. Он почистил пару картошек, отхватил ножом краюху хлеба. Круто еѐ посолил и начал есть, стараясь жевать долго, чтобы было вкуснее. Закончив, потом ладошкой сгрѐб со стола крошки и кинул в рот. Отец всегда делал так. И обратно накрыл холстиной кастрюлю и хлеб. Всѐ, обед закончен. На край стола он выложил книги и тетрадки. Достал ручку, чернильницу-непроливайку. Пора приниматься за уроки. Несколько раз прочитал про себя басню. Повторил тихо, шѐпотом, рассказал матери с выражением. Мама кивала, улыбаясь. Старательно выводя буквы, выполнил упражнения по письму и взялся за примеры. Пришлось труднее. Над задачками Володька сидел долго. По нескольку раз пересчитывая каждый пример, пытаясь сообразить... Но всѐ-таки и с ними справился. Не зря отец научил, как нужно пользоваться таблицей умножения на пальцах. Этот способ 51

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год его не раз выручал. Выучив уроки, Володя сложил книжки и тетрадки в сумку, повесил на вешалку, чтобы сумку не достала малышня. На улице похолодало. Стѐкла внизу покрылись морозными узорами. Словно вырос еловый сказочный лес с белыми, узорчатыми, кружевными ѐлочными ветвями, нарисованными на стекле. Он дотронулся до них губами. Ух, как холодом обожгло! Он подышал на стекло, образовалось круглое окошко наружу. Через него было видно, как по протоптанной в снегу дорожке торопятся редкие прохожие, закрывая варежками нос и щѐки. Ветви деревьев и кустов, растущих рядом с бараком, покрылись пушистым инеем. Летняя печка, стоящая в палисаднике, обзавелась толстым снежным одеялом. Везде снег. В сараюшку нужно сбегать. Угля на вечер принести. Отец любит, если в комнате тепло, печка раскалена. Ему нравилось, когда все улягутся спать, присесть у растоплѐнной печки и глядеть на живой огонь. Володя заметил, что в такие минуты у отца на лице исчезали морщинки, уходила из глаз задумчивая печаль. Он сидел, подолгу глядя, как на кусках угля играют язычки пламени, перебегая с места на место. Володя присядет рядом, прижмѐтся к тѐплому боку отца и сидит, не шевелясь, словно боясь спугнуть отцовские воспоминания. Бывало, что, сидя с ним вдвоѐм, они говорили о домашних делах, о новых покупках, школе. Володя в такие минуты чувствовал себя взрослым человеком, раз с ним советуется отец. Он с гордостью посматривал в угол, где стояла кровать малышни. Вот, мол, как мы о вас с отцом заботимся! Задумавшись, не заметил, как подошла мать: – Сынок, сбегай в магазин за хлебом и папиросами для отца. Там, наверное, уже наша очередь подошла. Встанешь за дядей Колей. Он для себя и для нас очередь занимал. Славик заболел, и я не смогу сходить. А Юра с улицы прибежит, я его за уроки посажу, а потом проверю, как он выучил. Хорошо? – Ладно, мам. Я быстро слетаю. Потом приду, нужно воды и угля натаскать. На улице морозит, ночью совсем холодно будет. Нужно печку сильно протопить, а то за ночь всѐ тепло уйдѐт наружу. – Ах ты, маленький мой хозяин! Ну, весь в отца. И лицом, и характером. Молодец, сынок. Володя гордый, что его назвали хозяином, быстро одевался. Пальтишко нагрелось, стало тѐплым. Надвинул валенки. Нужно было их поставить поближе к печке. Взял шапку, авоську. Открыв дверь на улицу, охнул от мороза. Холодный воздух перехватывал дыхание. Не глядя по сторонам, он торопливо побежал по скрипучему снегу, закрывая ладошками уши. У магазина услышал глухое роптание толпы. По обрывкам разговоров понял, что хлеба на всех не хватит. Изворачиваясь, он змейкой скользнул внутрь. Приметив соседа, протиснулся к нему, радуясь, что успел. Ещѐ два-три человека, и всѐ, остался бы без хлеба. Продавщица тетя Аня, увидев Володю, хриплым голосом крикнула: – Малец! А что мамка сама не пришла? В такой мороз тебя прислала? – Она со Славкой дома осталась. Заболел, сильно температурит. Сказала, чтобы я за хлебом сходил. Вот я и пришѐл. – Ну и зря. Тебя затискают. Хлеба привезли мало, а народу много. И крикнула, что хлеб кончается. Поднялся крик. Люди, простоявшие снаружи полдня на морозе, ломанулись в магазин, тесня друг друга. И с такой силой прижали Володю к прилавку, что он закричал. Рѐбра заболели. Дышать стало трудно. Он дергался во все стороны, стараясь освободиться, вдохнуть, но становилось только хуже. Толпа сильнее и сильнее прижимала его к краю прилавка. Теряя сознание, Володя, словно сквозь вату, услышал крик тети Ани. Чья-то рука его дернула вверх на прилавок. Над ним, махая гирей, стоит продавщица и кричит в толпу: – Разойдись! Мать вашу! Расступись, собаки! Мальца чуть не задавили. Кто сейчас дѐрнется, сразу гирей прикончу. Бугаи чѐртовы. Пацана не пожалели. Наклонившись к Володе, она спросила: – Ну что? Очухался? Давай твою авоську, я ваш паѐк складу. – Теть Ань, а как я отсюда теперь выберусь? – По головам полезешь. Ничего, ничего! Выдержат. Смогли придавить, теперь пусть терпят. Ничего с их дубовыми головами не случится. Держи-ка свою авоську покрепче. Бабы разойдитесь, у Малаховых четверо мал-мала-меньше. Да как толкнѐт Володю сверху на толпу! Люди его словно мешок, передавая с рук на руки через головы, вынесли на улицу. Володя оказался в сугробе, крепко прижимая к себе авоську с хлебом. Стараясь не стонать от боли, медленно пошагал домой. В этот момент он представлял себя на месте отца. Тогда отец целый день, раненый в плечо, один выходил из окружения. Падал. Поднимался. Из последних сил шѐл к своим. Вот уж ему было больно! Намного больнее, чем мне сейчас. Он шѐл и думал об отце, не замечая, что ручонки, торчащие из коротковатых рукавов, замерзают. Дрожь пробегала по телу. То ли оттого, что случилось в магазине, то ли от холода, который, кажется, становился всѐ сильнее и злее. Не говоря матери, что случилось, стараясь не показывать боль, он пошѐл за водой к колонке, вокруг которой образовалась большая наледь. Оскальзываясь и падая, Володя с трудом ухватился за рычаг. Отдышался. Налил в ведро воды и осторожно присев на корточки, съехал с пригорка. Затем пошѐл в сараюшку за углѐм. Здесь было отцовское и Володино царство. В нѐм они пилили, строгали, мастерили для дома и соседей всякую мелочѐвку: вешалки для одежды, скамеечки, а то и табуретки, если кто попросит. Даже для малышни кровать соорудили. Загляденье. Крепкая, из горбылей. Володя работал с отцом на равных! Отец его приучал к работе. Объяснял, показывал, работая вместе с ним. Стружки пахнут замечательно, вкусно. Володя с усердием старался всѐ перенять, запомнить. Поглядел на заготовки лыж, зажатые в струбцинах. Погладил их рукой. Ещѐ недельку так полежат, а потом начнѐм их дальше делать. Отец всегда говорит, что ни к чему деньги тратить, если что можно сделать своими руками. Хорошо здесь. Деревом пахнет, смолой. Едва уловимый запах скипидара в воздухе. Уходить 52

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год не хочется. Ещѐ раз по-хозяйски огляделся, и, набрав в закутке в ведро брикеты угля, пошѐл домой. Скоро должен придти отец. – Мам, мам! Давай папке сюрприз устроим? Он домой придѐт, сядет ужинать, ты ему огурцы и картошку поставь, и всѐ. А потом селѐдку положим, когда он уже кушать начнѐт. Ох, как он ей обрадуется! – Тогда беги в сарай. Набери из бочки огурчиков и капусты. Соседка немного маслица постного дала, капусточку заправим. Устроим нашему отцу праздник. А ты сиди, уроки повторяй. Пробегал по морозу. Ещѐ не хватало, чтобы заболел, как Слава. Вовка отправился в сарай. С трудом открыл примѐрзшую крышку люка и спустился по лесенке в холодную темноту. Наощупь набрал в кастрюльку капусты, огурцов. Вылез наружу. Взял огурчик для себя, не утерпел. Ух, как он был хорош! Холодный, хрустящий, вкусный, аж зубы ломит. Крепкий. С привкусом укропа, смородиновых листьев, кореньев. Огурцы хранились в бочке, сделанной отцом. Соседки завидовали матери, говоря, что им бы такого мужа. Нет уж! Он один у нас такой. – Мам, можно я возьму папину книжку поглядеть? – Володенька, осторожней с ней будь. Не порви. Ты же знаешь, как отец еѐ бережѐт. Володя об этом знал. Эту книгу, как делать всякую пищу, отец привѐз с войны. И очень берѐг еѐ. Книжка была большая, толстая. Старая книга, некоторые слова с твѐрдым знаком на конце. Но главное – картинки. Сколько всякой красивой еды там было нарисовано! Володя сел за стол около окна. Раскрыл, и осторожно начал перелистывать, подолгу останавливаясь на страницах с рисунками. Хмуря брови, как отец, он шевелил губами, стараясь правильно прочесть и понять незнакомые слова. Он решил, что скоро научится готовить красиво и много, когда будут в магазине разные продукты. Вот отец обрадуется! И братишки, и мама, и все-все. Иногда, под настроение, отец детей баловал. Съездит в город, привезѐт с рынка кусочек мяса и начинает колдовать у плиты. В такие моменты он не подпускал к себе никого, даже мать. Сам моѐт, режет, отбивает, жарит, парит. Из выдвижного ящичка в стареньком буфете достанет какие-то порошки, травки, корешки. Мурлыкая под нос, перемешивает, пробует, чмокая губами. По комнате разносятся ароматы, язык проглотишь. Наконец приглашает за стол. Расставит тарелки, ложки разложит. Медленно несѐт большое, закрытое крышкой блюдо, торжественно ставит на середину стола. Откроет. Ребятишки, притихнув, ждут. Отец не торопясь разложит еду по тарелкам. А сам сядет у печки, жмурясь и улыбаясь, наблюдает, как ребятишки жуют, счастливо поглядывая на него. В такой день отец редко садился за стол. Всѐ делалось для ребятишек и мамы. Для отца было большой радостью видеть, как они всѐ съедали, а потом старательно возили корками хлеба по тарелкам, собирая вкусную подливку. Отец немного печалился, потому что, поев, дети не вылезали из-за стола, а долго и молча, изредка облизываясь, смотрели на него. Отец кивал, вздыхал и разводил руками. Хорошая еда почему-то очень быстро кончается. Потом сгребѐт всех в охапку, повалит на кровать и начинает рассказывать свои нескончаемые сказки да истории. Редко ему удавалось устраивать такие праздники. Работал он много, а с продуктами в семье было туговато. И всѐ же, хоть чем-нибудь, но отец всегда старался их побаловать. Принесѐт пяток яиц. И напечѐт их в печке, в золе. Коричневые, вкусные... Володя мельком взглянул на окно. Темнеет. Нужно печку посильнее растопить. Нагреть воды, чтобы отец помылся после работы. В печку, вниз, подложил щепок и бересты, а сверху – небольшие кусочки угля. Огонѐк весело побежал по щепкам, береста скручивалась. Совком с длинной ручкой набросал на неѐ уголь, огонь с каждой секундой набирал силу. Вскоре в печке загудело, вокруг распространяя жар и горьковатый запах угля. Володька подбросил брикетов, поставил на плиту ведро с водой. Мать собирала на стол. Вареная в мундирах картошка, три пупыристых огурца, на боку одного прилипла веточка укропа. Капуста с маслом, и две очищенных луковицы. Чѐрный хлеб крупными ломтями. В солонке – соль, крупная, серая, хорошая. Отдельно на газете – копчѐная, словно позолочѐнная, селѐдка. Две длинных тѐмных молоки пластами лежали отдельно – это только для отца. Отец любит селѐдку. Сколько мать его не просит похлебать хоть немного супа, так нет. Дай картошку! И всѐ тут. В коридоре послышались шаги, шум, топот. С грохотом на своей тележке с подшипниками проехал дядя Семѐн, инвалид. Соседи по бараку возвращаются с работы, а дядя Семѐн – из пивнушки. Хлопали двери. Гомон, ребятишки бегали по коридору. Барак оживал. Со звоном упал с гвоздя таз. Это безногий дядя Семѐн сшиб его. Такая у него привычка. Володя прислушивался к шагам. Отца он сразу узнавал по его походке. Вот раздались неторопливые тяжѐлые шаги. Так мог ходить только его отец. Подождал, когда шаги приблизились, распахнул дверь. Вошѐл отец, держа на руках закутанных по самые глаза малышей Галинку и Шурку: – Пополнение принимаете?– раздался весѐлый голос отца. – Так точно! Принимаем! Володя вытянулся в струнку, стараясь говорить солидно, басом. – Докладывай, заместитель. Что произошло в моѐ отсутствие? – продолжал шутить отец. – Всѐ ли в порядке? Не было ли каких происшествий? Вольно! – Все на месте. Потерь нет. Уголь и воду натаскал. Уроки с Юркой выучили. Паѐк получил. Только Славик у нас заболел. Температурит. А так больше никаких происшествий не произошло. – Мать! Слышишь? А почему, Володь, не расскажешь, как тебя в магазине чуть не задавили? Выдержал атаку? – Мелочи, товарищ командир. Всѐ заживѐт как на собаке. Все трудности преодолены. – Геро-о-ой, – улыбаясь, сказал отец. – Представим к награде. Он вынул из кармана конфету в красном фантике: – Вот тебе. – Володенька, сынок, а что там произошло? Почему мне не сказал? А я тебя ещѐ после этого в погреб, да за водой... Где болит? 53

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год – Нормально всѐ, мам. Чуть-чуть прижали, делов-то. Я прорвался! – Мать, мне сейчас продавщица рассказала вот что. Если бы не она, то нашего Володьку бабы там могли задавить, как котѐнка. Анка схватила гирю, бросилась на них, защитила пацана. Выручила. Отчаянная баба. Не побоялась. Не зря на фронте в разведке была. Молодец она! А ты, Вовка, в другой раз будь осторожней. Понятно? Не лезь на рожон, соблюдай тактику и стратегию. – Есть соблюдать тактику и стратегию! Пап, давай я ребят раздену, а ты пока помойся. Вон вода на плите, ведро. Сейчас я тебе полью. Скрестив руки на груди, мама с улыбкой глядела на них. Володя развязал путаные узлы, размотал шали, стянул с ребят пальтишки и отправил их в дальний угол на лавку, чтобы не мешались. Отец, раздевшись по пояс, стоял, наклонившись над тазом. Володя подождал, пока он отмоет от мазута руки, сменил воду и принялся осторожно тереть мочалкой его спину, покрытую кривыми шрамами. Тѐмно-бурые рубцы шли от самой шеи, изгибались и заканчивались на середине спины. Володя не представлял себе, как с такими ранами, без воды и еды, папка весь день по жаре брѐл по бездорожью. Лишь бы добраться к нашим, а вокруг стрельба, взрывы. Танки подбитые горят. Дым валит из них чѐрный. Шальные пули свистели вокруг. А он шѐл, не обращая внимания, что творится вокруг. Вот он у нас какой, отец! Володя смыл пену тѐплой водой, подал отцу полотенце. Тот растѐрся, накинул на плечи рубашку, медленно прошѐл в комнату. Сел во главе стола: – Ну, главнокомандующий? Чем войско кормить будешь? Чувствую, пахнет вкусно. Мать откинула холстинку со стола, но при этом оставила копчѐную селѐдку прикрытой. – Э, Аннушка! А что ты там от меня такое прячешь? Давай-ка, выкладывай на стол. Показывай, не скрывай. Увидев селѐдку, отец зажмурился от предвкушения: – Вот уважила, так уважила. Где же ты еѐ достала? Из города привезли? Кто? Ух, ты хозяюшка моя. – Сказал он и приобнял мать. – Молодец, порадовала! Да ещѐ с молоками... Ты у нас просто героиня- добытчица. – Ты ешь, Ваня, а ребят я после накормлю, что останется. Пусть пока поиграют. Наиграются вдоволь, набегаются. Проголодаются, и я их покормлю. Сейчас ты ребят не заставишь сесть за стол. – Не заставишь, говоришь? Гляди, Аннушка, как их нужно заманивать кушать. Даже звать не придѐтся. Сами мигом прибегут. Ставь табуретки к столу. Он начал приготовления. Аккуратно очистил картошку. Ладонями раздавил головку лука и в комнате сразу образовался резкий, вкусный запах. Селѐдку порезал крупными кусками. Взяв один, начал есть, аппетитно причмокивая и обсасывая каждую косточку, рассматривая еѐ. При этом хрустел огурцом, луком. Откусывал от ломтя хлеба куски. Заедая всѐ капустой, отец охал от удовольствия. – А молоки – это для наших деток! Малыши не выдержали. Увидев, с каким аппетитом ест отец, они быстро забрались на табуретки, стоящие у стола, и стали уминать всѐ подряд, что под руку попадалось. Молоки исчезли моментально. Володя терпел, терпел, и тоже не выдержал. В животе урчало от запахов, и он вместе с ребятами принялся за еду. – Ну что, Аннушка? Видишь теперь, как надо их заманивать? А ты говоришь, что не хотят. Им на стол сейчас положи булку хлеба с солью, так они и еѐ вмиг сметут. Глазом не успеешь моргнуть. Здесь главное не что ешь, а как ешь. Понятно? Наконец отвалились от стола, оставив после себя пустые тарелки и горки мусора. Ребятишки побежали играть в свой угол. Володя сказал матери, что всѐ уберет сам. Мать пошла нянчиться со Славиком, а отец сел на скамеечку около печки, закурив папиросу. Шумы жизни в бараке стали затихать. Соседи загоняли расшалившихся ребят по комнатам. Пора было готовиться ко сну. Мать занималась с ребятами, укладывая их в кровать. Сегодня отец обещал рассказать продолжение истории про войну. Пока он ушѐл к малышне с очередной сказкой, Володя выключил свет, сел на отцовское место у печки. В ту же позу, в какой обычно сидел отец: облокотясь на одно колено и задумчиво глядя на огонь. Он с нетерпением ждал, когда отец доскажет сказку малышам. Потом поднялся, сел на лавку у окна и стал смотреть в окно, там была темнота. Два фонаря освещали тусклым светом пустынную улицу. Отец прошѐл на своѐ место у печки. Володька повернулся к нему. Ожидая, позовѐт его отец или нет. Отец молча, не глядя на Володю, прикурил папиросу и по кухоньке поплыл резкий запах табака. Курил и, как обычно, глядел на огонь, задумавшись о чѐм-то своѐм. Бросил недокуренную папиросу в печку, повернулся к Володе. Тот не шевелясь, сидел на лавке. Отец, внимательно поглядел на него и тихо, жестом руки позвал к себе. Володя понял этот жест. Сердечко его затрепетало, и он медленно пошѐл к отцу. – Садись, – сказал папа. – Ну, так вот... Когда мы... – Наши доблестные шахтеры... – говорила чѐрная тарелка. – Аннушка, мать! – сказал отец. – Выключи радио. Донеслись тихие шаги, было слышно, как мать выдернула вилку из розетки, и Володя почувствовал, что она обняла их и шѐпотом сказала: – Ванюша, долго не засиживайтесь. Хорошо? – Ладно... Как Славик? – Немного полегче, – сказала мать, – ничего, всѐ будет нормально. Не волнуйся. Я пошла, что-то наш малыш захныкал. Они услышали, как мать присела на кровать и начала тихо напевать, укачивая и успокаивая Славика. Отец сидел, смотрел на огонь в печке, курил едкую махорку, о чѐм-то думая. Потом повернулся к Володе: 54

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год – Грудь-то болит, сынок? – А-а-а, ерунда! – махнул рукой Володя. – Ты же нас приучил, если тяжело, больно или плохо, всегда думай о близких, тогда полегчает. Это же правда, пап? – Да, Вовка, так и есть, – сказал отец, выбросил окурок, достал из кармана жестяную баночку, свѐрнутую газету, быстро скрутил новую цигарку, прикурил и взглянул на сына. – Я прошѐл всю войну, думая о родителях, нашей мамке, тебе, и знаю, что вы оберегали меня от смерти. – Ты же далеко был от нас, – сказал Володя и, прижавшись к отцу, незаметно прикоснулся к большому уродливому шраму на спине. – Пап, я не понял, как – берегли? Володя видел, как сошлись густые брови, образуя на переносице злую насупинку, взгляд стал каким- то тяжѐлым, жѐстким, чужим – не тем, как всегда смотрел на них, а страшным, обжигающим. – Пап, не смотри так, не надо. Лучше скажи, как могли тебя беречь? Отец затянулся, выпустил едкий дым и медленно сказал: – Знаешь, Вовка, трудно и сложно это объяснить. Ты сейчас не поймѐшь. С Аннушкой, нашей мамкой, мы прожили после свадьбы всего месяц или два, а потом меня призвали в армию. Она осталась жить с моими родителями. Сначала меня отправили учиться в полковую школу, затем дивизионную. Хотели послать на офицерские курсы, но я отказался, сославшись на маленькое образование. Так и остался старшиной. Командиром у нас был толковый, умный мужик. С ним нашѐл как-то общий язык. Он старался мне помогать, ну и я платил ему той же монетой. Через несколько месяцев пришло письмо, где мамка написала, что ты родился. Ух, как я обрадовался, Вовка! Не знаю, каким образом, но командир об этом прослышал. Вызвал к себе и сказал: – Слушай, Иван. Иди в канцелярию и оформляй отпуск. Съездишь домой, родителей, жену с сыном повидаешь. Мне очень хотелось съездить на побывку, но стал отказываться. Говорил, что много дел останется незавершѐнным, но командир голос повысил и уже в приказном порядке строго так: – Старшина, слушай мою команду! Взять документы – и в путь. Не могу тебе объяснить, но если ты сейчас не съездишь, может так получиться, что не скоро ещѐ домой попадѐшь. Ничего не спрашивай, а быстро выполняй мой приказ. Всѐ, свободен! На поезде, попутках, а где и пешком я торопился домой. Всю дорогу мечтал, как буду тебя нянькать. Чуть ли не бегом бежал по деревенской улице, когда добрался. Открыл дверь, сбросил вещмешок и остановился, словно вкопанный, глядя, как наша мамка тебя кормила. А ты лежал на руках и только покряхтывал, причмокивая. Всѐ сразу бросились обниматься, а я мамку крепко-крепко прижал, смотрю на тебя, а ты будто почувствовал, что папка вернулся. Агукать начал, улыбаться ртом беззубым. Подхватил, лицом прижался, а от тебя материнским молоком пахнет, и сам ещѐ малюсенький, а потом захныкал, когда задел тебя щѐкой небритой. Губѐнки кривишь, слѐзы на глазах... – Пап, пап, – перебил Володя, – я это помню. – Нет, Вовка, ошибаешься. Ты же грудной был... – Помню, помню... – упрямо твердил Володя. Отец взглянул на него, прижал к себе худенького Володю и снова отвернулся к печке, наблюдая за пляшущими язычками пламени. – Да, не удалось мне вволю с тобой понянькаться и в родном доме побывать: наступила пора назад возвращаться. Взял я листок бумаги, прижал к нему твою кроху-ладошку, обвѐл еѐ чернилами и сунул в карман, чтобы всегда о тебе помнить. Моя мать сняла с себя иконку, надела мне и сказала: – Береги еѐ, Ваня. Она беду отведѐт. Не потеряй. И, перекрестив, поцеловала. Со всеми попрощался, нашу мамку поцеловал, тебя, пахнущего молоком, вдохнул, чтобы не забыть этот запах, и вышел, сказав, чтобы меня не провожали. Понимаешь, Вовка, словно камень на душе лежал. – Почему? – тихо спросил Володя, прижавшись к отцу. – Предчувствия были нехорошие, – снова нахмурился отец. – Какие? – Плохие, Вовка, плохие, – подумав, сказал отец. – Вернулся в часть, а через три недели началась война. – Расскажи, пап. – Тяжело вспоминать, да и не люблю, – сказал отец и, просыпая махорку на пол, свернул цигарку и прикурил. – До сих пор снятся ребята. Из тех, с кем я был с самого начала войны, наверное, единицы в живых остались. Да и они разбросаны судьбой во все стороны. Сколько раз искал, так никто и не отозвался. Многих потеряли за первые дни войны, очень многих. Страх, неразбериха, растерянность была. Фашисты беспрерывно бомбили, десант в тыл сбрасывали. Мы не понимали, что творится. Порой казалось, что эти выродки со всех сторон наступали. Нам отдали приказ, чтобы отходили на восток, а куда именно, никто не знал. Так и шли, отбиваясь. А фашисты то сзади, то с флангов на нас пѐрли или вообще впереди оказывались. Жутко было, непонятно... – Пап, ты говоришь, что было страшно, а у самого-то вон сколько орденов и медалей на гимнастѐрке! Значит, ты хорошо воевал? – Все воевали. Бились за нашу землю, за матерей и отцов, за детей своих. Дрались, себя не жалея, чтобы войну выиграть. И мы смогли победить, хоть и очень много людей погибло. Но вначале было страшно. Убивали наших солдат, в плен попадали, в окружение... – И ты, пап, находился в окружении? – перебил Володя. – Да, довелось, – медленно, с неохотой, сказал отец. – Первый раз угодили в конце июня сорок первого года, потом на следующий год пробивались с тяжѐлыми боями, а последний раз попали, когда Венгрию освобождали. Нас тогда в болото заманили, и мы три дня не могли из него выйти, такой ураганный 55

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год огонь вели фашисты, что нельзя было голову поднять. Когда помощь подоспела, оказалось, что от всего полка лишь рота осталась, да и то почти все были ранены. Вот так-то, Вовка... – Пап, расскажи, а? – стал просить Володя. – Ты ни разу об этом не говорил. Отец поморщился, словно от боли, растѐр лицо ладонями, шумно выдохнул: – Не хочу вспоминать. Тяжело... – Ну пап! Хотя бы как в первый раз попал... Отцовский взгляд из-под густых бровей сделался колючим, будто чужой человек рядом сидел. Он глухим голосом начал рассказывать, изредка замолкая: – Летом жара стояла несусветная. Мы отступали от самой границы. Нашу часть почти полностью разбили, а остальные получили приказ отходить на восток. А куда? Место назначения никто не знал. Просто – на восток. Творилось что-то невообразимое. Давят фашисты, прорывают оборону... Стрельба ни на минуту не прекращалась. Меня ранило под ключицу. Осколок вышел со спины, вырвало кусок мяса. Санитары остановили кровь, замотали – и всѐ. Сказали, что надо срочно в госпиталь. А где его искать-то? Никто об этом не знал. И мне пришлось ещѐ два дня идти со своим подразделением. От жары началось нагноение, стал бредить от высокой температуры. Очнусь, а мне говорят, что я какого-то Вовку звал и с ним разговаривал, а сам шѐл в это время вместе со всеми. Знал, если упаду, уже не смогу подняться. В следующий раз очнулся, ткнувшись головой в спину солдата. Все стояли, пропуская колонну санитарных машин. Наши остановили одну, кое-как затолкали меня в переполненный кузов, и я сразу потерял сознание. Пришѐл в себя от громких взрывов. Фашистские самолѐты, несмотря на то, что на машинах были нарисованы красные кресты, сбрасывали на колонну бомбы. Такая карусель в воздухе крутилась, что смотреть было жутко. Все лежали и ждали, попадут в нас или нет. Это, Вовка, хуже всего. Оружия мы не имели, только документы находились с нами. Лишь у меня наган лежал на всякий случай. – Какой случай? – Лучше застрелиться, чем в плен попасть к фашистам, – сказал отец и замолчал, задумавшись. Володя осторожно к нему прижался. Тихо, чтобы не заметил отец, ладошкой нащупал на спине глубокий шрам и начал его гладить, едва касаясь пальцами. – Проклятые фашисты весь день за нами охотились. Повезло, что на пути встретился лесочек. Машины, уцелевшие после бомбежек, быстро в нѐм скрылись. Ближе к вечеру ещѐ появились новые машины с тяжелоранеными. Водители сказали, что мы попали в окружение. Посовещавшись, решили прорываться ночью. Единственный шанс, что пробьѐмся к нашим. Пока не стемнело, нас санитары перевязали, мѐртвых похоронили в лесу, подлатали машины и стали ждать. После двенадцати ночи, когда стало темно, колонна тронулась в путь. Выехали на дорогу, словно язвами, усеянную воронками от бомб и снарядов. Без света, тихо поехали на восток. Тридцать или сорок машин было, и в каждой битком лежали раненые. Ты представляешь, Вовка, сколько везли наших бойцов? Уйма! Колонна растянулась по дороге, и вдруг раздались выстрелы из танковых орудий, словно нас специально ждали. Подожгли первую и последнюю машины, а затем не торопясь начали расстреливать всю колонну, будто в тире. Видно было, как всѐ ближе и ближе к нам разлетались машины от взрывов, вспыхивая как свечи. Жутко в кузове лежать и ждать своей очереди... В нашей машине ехал молоденький лейтенант. Он заметил при всполохах, что в одном месте можно прорваться. Закричал шофѐру, чтобы тот выворачивал в степь. Машина съехала с дороги, за нами ещѐ одна успела выскочить – и все. Остальных накрыло снарядами. Только мы и увидели, как в воздух взлетали обломки от машин и то, что осталось от наших солдат. У меня до сих пор эта картина стоит перед глазами... Снова отец замолчал. Володе было видно, как дрожали его руки, стараясь удержать баночку с махоркой. Володя забрал еѐ, оторвал кусочек газеты, свернул цигарку, провѐл по краешку языком и помог отцу прикурить. Тот сделал несколько глубоких затяжек и, обжигаясь, выбросил окурок в печку, продолжая молчать. Глядя на огонь, Володя терпеливо ждал, стараясь не потревожить отца. Незаметно свернул ещѐ одну цигарку и положил ему на ладонь. Отец вздрогнул от неожиданности, с недоумением взглянул на самокрутку и опять закурил, забыв, что только сейчас выбросил окурок. Долго он сидел, не шевелясь, потом продолжил свой рассказ: – Гнали мы в степь. Лежали в кузове, ударяясь друг о друга, и терпели, стараясь не застонать от боли. Думал, что удалось вырваться, и вдруг почувствовал сильный удар, и я куда-то в темноте полетел. Потом ещѐ удар обо что-то острое – и потерял сознание... Очнулся от солнечных лучей, бьющих в глаза. Стал подниматься, и не получается. В грудь что-то упѐрлось и колет. Приподнял голову и вижу, как чья-то винтовка своим штыком – и откуда она взялась, не пойму? – пропорола мне плащ, гимнастерку и, проткнув иконку, уперлась в грудь. Тогда я повернулся медленно на бок и, изгибаясь, как червяк, еле-еле поднялся на ноги. Смотрю, а вокруг все, кто со мной в кузове находился, мѐртвые лежат. В озере лишь одно крыло виднелось от машины. Медленно развернулся, а позади высоченный обрыв, с которого мы упали. Я лежал-то с краю и первым вылетел из кузова, поэтому и остался в живых, а на других взглянуть было страшно. Разбросало их по всему берегу. Стон услышал, когда хотел взобраться на обрывистый берег. Потом кто-то меня тихим голосом позвал. Посмотрел, а в стороне от всех лежит сержант. Рукой пошевелил, чтобы я подошѐл. Добрался до него, и страшно стало от его вида. Показал он на мой наган и зашептал: мол, застрели. – Да ты что, сержант? – сказал ему. – Сейчас тебя чем-нибудь перемотаю, и потихонечку начнѐм выбираться. Потерпи, до своих дотянем, а там сразу в госпиталь. Он стал опять шептать, а на губах пена кровавая пузырилась: 56

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год – Старшина, я уже не жилец. Отдай наган и уходи. Доберѐшься до наших, расскажи, что произошло. Оставь и иди. Плохо мне. Немного жить осталось. Наши где-то рядом. Если останешься в живых, отомсти за нас. Уходи... Отдал я наган. Попрощался, зная, что больше не увидимся, и побрѐл. Кое-как взобрался на обрыв, оглянулся, а он уже и не дышит, и оружие не понадобилось. Стоял на краю, Вовка, и не знал, что делать. Пустота внутри. Один остался. И так тошно было на душе, хоть волком вой! Хотел уже назад спуститься, взять оружие и... И тут словно кто-то в сердце кольнул. Как же вы останетесь без меня, как жить будете? Не выдержал, взвыл по-звериному, любым способом, хоть ползком, решил добраться до наших. Я обязан был выжить, обязан был вернуться домой, чтобы ты сиротой не остался. Оглядываться начал по сторонам. Определил по солнцу, где восток находился, и пошѐл, а к ногам будто гири привязаны, и с каждым шагом они всѐ тяжелее и тяжелее. Иногда прямо на ходу терял сознание. Очнусь – и вижу по следам, что на одном месте топтался. Снова на солнце взгляну и бреду на восток. Вокруг везде стрельба шла, разрывы снарядов слышны, мѐртвые лежали, танки, машины горели, и я в этом аду весь день двигался в сторону наших. Ночью добрался до своих. Смутно помню, как сразу меня на машине отправили в госпиталь. Потом рассказывали, когда стали снимать с меня одежду, весь персонал сбежался. Всѐ, начиная от сапог и заканчивая плащом, было превращено пулями в решето, а на мне врачи не нашли ни одной царапины – кроме той, первой, раны. Когда узнали, откуда я вернулся, вообще удивились. Из той колонны добрался я один живым. Врачи заметили перед операцией мой сильно сжатый кулак. Долго мучились, чтобы пальцы разогнуть, а когда получилось, увидели в ладони свернутый листок бумаги, на котором был рисунок детской ручонки. Получается, Вовка, что ты меня вывел из окружения, словно за руку держал. Кто был со мной в тот день, все погибли. Их не пересчитать. А за всю войну? Воевали и умирали, чтобы всех фашистов уничтожить. За нашу землю дрались, за всех родственников. Для того чтобы мы вот как сейчас могли сидеть у печки и разговаривать. Воевали, чтобы вам мирно жилось. Понял, Вовка? А теперь иди. Разбередил ты мне душу своими расспросами. Я немного ещѐ посижу, потом мамке помогу. – Чем поможешь? – спросил Володя, вставая и тихо направляясь в комнату. – Понянькаюсь с малышом, чтобы мамка отдохнула, – донесся голос отца. – Хочу наверстать упущенное, если получится. Иди, сынок, иди... Семѐн БИГОВСКИЙ г. Чебоксары, Чувашия Семѐнов Алексей Владимирович. Родился и живѐт в Чебоксарах. Публиковался в журналах «Буква» (Кабардино-Балкария) и «Десятая Муза» (Саратов). В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. Хроник Рассказ Деревенская улица была заполнена шумом и криками, солнечные лучи прореживали пыльные клубы, играя светом. Лето увядало, а день клонился к закату. Толпа детей издевалась над дедом: – Вова-хроник, Вова-хроник, Вова-хроник! Маленькие черти резвились вокруг старика, прыгали и смеялись, сплетая странный театр из узоров теней. Дети смеялись. Старик плакал и смеялся вместе с ними. – Живые? Живые. Ребятки, живые, – неслышно себе под нос лепетал он. – Живые ребятки, живые... – мальчишки не слышали его. – Толик, Сеня, Митя, Ванечка, Коленька, живые ребятки. Дети кружились вокруг деревенского дурачка, а старик крутил у головы правой рукой, будто крутя ручку мясорубки. – Вова-хроник, Вова-хроник, Вова-хроник! – Живые... Живые! Ребятки, живые. Но мальчики его не услышали, кроме одного, он остановился и спросил, играясь: – Вова-хроник, а почему ты ТАК говоришь про нас? Дед остановился и подошѐл к мальчику, среди морщин блестели почти высохшие слѐзы. – Вы все умрѐте, Митенька, вы все умрѐте, – старик притронулся к щеке мальчишки, проверяя настоящий ли он. – Я Серѐжа! *** Обычное, деревенское, жаркое, пыльное лето. Тѐплыми ночами мотоциклы рыщут по улицам лучами фар, а ранние зори – пахнут парным молоком. Взрослые – сразу на работу, а вечером – в свой огород. Дети помогают по хозяйству днѐм, а ближе к закату высыпают на улицы. 57

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год В выходной вечер молодѐжь развлекается танцами, старики – разговорами, а дети – просмотром кино. Ленты были одни и те же, местный клуб был стар: деревянный пол, фанерные складные стулья. Фильмы знали уже наизусть, порой выкрикивая отдельные фразы ещѐ до озвучивания их актѐрами. В клубе работает молодой механик – Вася, по кличке Биата, потому что во время прохождения «Олимпиады-80» он умудрился сделать три ошибки в одном слове, написав на афише: «Олембиата 80». Вася недавно вернулся из армии и хотел в город, но пока жил в родной деревне: помогал старикам. Вместе с ним в каморке киномеханика обретался Деда Вова. Когда-то он сам крутил кино, но теперь стал слишком стар и лишь иногда помогал Васе, но чаще был где-то рядом. Вася вышел из клуба и закурил: к вечернему сеансу он уже подготовился, осталось дождаться. Он был парнем рослым: под два метра, рыже-жѐлтые вихры взвивались чубом над выпуклым и высоким лбом, веснушки на пол-лица, огромный нос картошкой и лѐгкая ухмылка, всѐ лицо его было крупным и мясистым. Его слегка пижонистый характер выдавали неуместные к рубашке белые кроссовки, покрашенные какой-то краской, отчего те светились в полной темноте. Вася закурил папиросу и затянулся, внимание его привлекли крики: толпа мальчишек издевалась над Дедом Вовой, парень нахмурился и оглянулся. У клуба, на жердях ограды, сидели трое из местной шпаны. – Слышь, Корявый, – окликнул он старшего. Паренѐк быстро подбежал. – Это что такое? – спросил Василий, ткнув в толпу детей, дразнивших Деду Вову. – Ну, так это... они ж городские, приезжие, – ответил Корявый. – А ты чо? Объяснить им не мог? – Вася в упор посмотрел на паренька. Колька Корявый уставился на Васю пустыми голубыми глазами, нижняя губа его отвисла, а рот был приоткрыт, затем губы сжались, в глазах загорелась мысль, лицо стало злым и озабоченным. – Щас я им наваляю, – сказал он и повернулся к пацанам. Те уже спрыгнули с изгороди, один даже схватил палку. – Не надо, – Вася остановил его. – Скажи, пусть вечером приходят в клуб, я им новое кино поставлю, интересное, которое они не видели никогда. – Угу. Колѐк Корявый подбежал к толпе мальчишек, окликнул парочку и начал что-то сбивчиво им говорить. Вася-механик всѐ так же стоял в двери клуба, он улыбнулся городским пацанам и подмигнул им. Мальчишки заулыбались и побежали дальше по своим делам. Вася подошѐл к Деду Вове и взял его за руку. Они медленно пошли к дому старика, тот начал уже успокаиваться. Пришли, ручка ворот подалась нехотя, Вася толкнул дверь, и они вошли во двор, а в дом поднялись по невысокой лестнице через летнюю кухню. В доме было свежо и темно, лишь распахнутое окно отбрасывало солнечный прямоугольник на коричневые, блестящие от многих лет доски пола. Вася усадил деда на диван, сам прошѐл за печку к сундуку. Из него достал темно-коричневый, парадный пиджак, из шкатулки, обѐрнутой тряпкой, – небольшой орден. «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» – прочитал Вася, орден поймал тонкий косой луч и блеснул красным знаменем. Молодой механик бережно снял с деда старую одежду, слегка умыл и причесал. Дед в это время смотрел на большую синюю раму на тѐсаной, бревенчатой стене – из неѐ на него смотрели десятки небольших чѐрно-белых фотокарточек: жена, сыновья, брат, сѐстры, сослуживцы. Вася суетился по дому, а пол скрипел под его весом. Старик сидел смирно, погрузившись в себя, Вася уже переодел его, остались только ботинки, он вышел во двор, чтобы начистить их. Старик разглядывал луч солнца, в котором клубилась, извивалась домашняя пыль в бесконечном движении. Часы тихо тикали, в коридоре шумел Вася, где-то совсем рядом жужжала неуловимая муха. Наконец Вася вошѐл с ботинками в руках, они блестели от крема, дед уставился в них и будто бы даже разглядел в блике себя. *** В тот вечер в клубе было тесно – в зал набились городские мальчишки и деревенские. Механик Вася был на удивление нарядно одет: умыт, причѐсан, в рубашке и ботинках. Ещѐ удивительнее выглядел Деда Вова. Вася собрал его к показу: серая кепка, коричневый пиджак, на нѐм висел единственный орден, с развевающимся красным знаменем. Старик выглядел напряжѐнным, левая его рука была слегка согнута и почти не двигалась, а правую он вытянул по швам. Вася посадил его отдельно от всех в проходе, возле первых рядов на свой мягкий стул. Последними подтянулись Колѐк Корявый и его товарищи, они же по знаку Васи выключили свет. В зале стало шумно, Вася громко свистнул, и мальчишки затихли, Колѐк не преминул раздать пару затрещин. В зале деревенского киноклуба стало темно, луч кинопроектора разрезал пыль, а тишину разорвал сухой треск аппарата. Зазвучал глубокий, низкий голос: «Внимание! Говорит Москва! Передаѐм важное правительственное сообщение! Граждане и гражданки Советского Союза, сегодня в четыре часа утра без всякого объявления войны германские вооружѐнные силы атаковали границы Советского Союза! Началась Великая Отечественная война советских народов против немецко-фашистских захватчиков! Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!» Зазвучала песня, которую мальчишки слышали уже много раз: Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой С фашистской силой тѐмною, С проклятою ордой. 58

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Все замерли, в тишине зала отчѐтливо было слышно старика: – Пусть ярость благоро-о-одная... – дед сбивался, не успевал за ритмом. Серьѐзный Колѐк Корявый подпевал шѐпотом, оглядываясь на Деда Вову. Он знал, что дед – ветеран и служил в войну кинохроникѐром. Там его ранило, потому левая рука его не слушалась и почти иссохла, правой же он часто крутил у головы, изображая движение ручки кинокамеры. Зачем он так делал – никто не знал, из семьи у него уже никого не осталось, только двоюродные племянники, которые приезжали редко. Дед Вова тихо тянул песню, изредка выкрикивая отдельные слова, воображаемую ручку кинокамеры он уже не крутил. Кадры официальной кинохроники закончились. Вася-киномеханик повозился некоторое время и вставил другую плѐнку. – А вот фильм, который снимал Деда Вова, когда служил кинохроникѐром на войне, – сказал Василий. Пыль завертелась быстрее, музыки на этот раз не было, звука тоже, только чѐрно-белое кино. На кадрах молодые ребята в военной форме толкались, шутили и улыбались, каждый старался выйти вперѐд, оператор обходил их то с одной, то с другой стороны. – Живые. Ребятки, живые, – неслышно себе под нос лепетал старик. Но в тишине деревенского клуба его слышали все. Дети замерли и смотрели на экран не отрываясь. – Живые ребятки, живые. Толик, Сеня, Митя, Ванечка, Коленька, живые ребятки. Камера перешла кому-то в руки, и они увидели на экране – молодого, бравого парня, он, улыбаясь, отдал честь. Дед Вова так же вскинул правую руку к козырьку кепки. Юный смуглый парень улыбался во весь рот, его лицо и глаза светились. Приглядевшись, в нѐм смутно можно было узнать Деда Вову. – Ура-а-а! – старик внезапно закричал, тихо, но все услышали. Внезапно на экране мелькнула тень, взлетели комья земли, камера упала, множество ног пробежало перед камерой, а на заднем фоне лежал парень – оператор. Камеру кто-то поднял, на мгновение снял лежащего на земле парня, а затем побежал куда-то вместе со всеми. – Ура-а-а! За Родину! Вперѐд, ребятки! – старик кричал, надрывно, но тихо. Ещѐ один взрыв, по экрану пробежали тени, камера упала снова, на этот раз прямо в землю, несколько мгновений все рассматривали клочок земли под треск киноаппарата, чѐрный кадр, белый экран. Всѐ стихло, белый луч проектора кружил пылинки в воздухе. Старик плакал, раскрасневшийся киномеханик Вася подбежал к нему и стал успокаивать – он уже пожалел о своей затее. Из губ старика нѐсся бессвязный лепет: – Ребятки... Ура-а! Пустите. С ними. Пустите. Надо! Должен. Вася сгрѐб старика и повѐл его в каморку. Мальчишки сидели притихшие. Кое-кто из городских покраснел, но в темноте этого не было видно. Колѐк Корявый гордился дедом Вовой и жалел его: когда-то в их районе он был известным человеком, о нѐм писали в местных газетах. Но вот Дед Вова постарел, остался без жены и слегка тронулся умом, приглашать его на праздники перестали, но деревенские всѐ же берегли его. Вот только городские, приезжие, не знали его истории. *** Деревенская улица была заполнена гамом и криками, солнечные лучи прореживали пыльные клубы, играя светом и тенью. Лето уже увяло, а день ещѐ не торопился к закату. Толпа мальчишек играла в войнушку, а следом за ними бежал старик, крутя правой рукой невидимую ручку кинокамеры. Дед Вова-хроник воображал себя оператором и бежал вслед за ребятами. Дети смеялись. Старик плакал и смеялся вместе с ними. – Живые? Живые! Ребятки, живые, – неслышно себе под нос лепетал старик. – Живые ребятки, живые... – мальчишки не слышали его. – Толик, Сеня, Митя, Ванечка, Коленька, живые. Ребятки! Дед видел, что пока он крутит ручку камеры – они живы. Когда он снимал своих ребят на настоящей войне, им всегда везло, а в тот раз... Он не смог. Его ранило, и он не пошѐл с ними в атаку, и все погибли, все. Не уберег. Не помог. Но сейчас – он рядом с ребятками, с ними. Он снимает их, и они живы, он сбережѐт их. Живыми. Уже много лет жизнь пробегала перед глазами Деда Вовы кадрами чѐрно-белой кинохроники. 59

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Ирина ИВАННИКОВА г. Рязань Окончила медицинский университет, работает врачом. Публиковалась во многих журналах, коллективных сборниках и альманахах. Автор 3 книг стихов и прозы. Лауреат международной литературной премии «Златая цепь» (поэзия для детей, 2015). Я обязательно вернусь!.. Рассказ Этот рассказ посвящѐн человеку удивительной судьбы – двоюродному брату моего дедушки. Память потомков – детей и внуков участников Великой Отечественной Войны – прочно сохранит эту историю, как и тысячи других – необыкновенных и трагичных, героических и прозаичных, таких разных и вместе с тем похожих... Объединяет их одно – сложная и многострадальная военная эпоха, перед лицом которой чувства и мысли людей оказались обнажены до предела, а единственное стремление – победить – было смыслом жизни. Василий Дмитриевич – мой двоюродный прадед – родился в 1917 году. В конце тридцатых годов прошлого века, казалось, ничто не предвещало беды для Советского Союза. Окончив Военно-морское училище, Василий по распределению уехал служить в Севастополь. Вскоре он встретил Светлану – добрую, скромную девушку. Они поженились, а спустя год грянула война. Василий не мог рисковать жизнью молодой супруги и уговорил еѐ покинуть Украину. Он сообщил жене адрес родной деревни, расположенной в рязанской глубинке, и Светлана отправилась в дальний путь. Василий со спокойной душой отпустил супругу, зная, что еѐ приютит и обогреет его старшая сестра Татьяна. Никто тогда и представить не мог, что война уже предначертала молодожѐнам разлуку навсегда... Татьяна оказалась гостеприимной хозяйкой и с радостью поселила Светлану в своей избе. Женщины сразу подружились, несмотря на значительную разницу в возрасте. Светлана устроилась учительницей в местную школу. Работа отвлекала еѐ от постоянных, гнетущих переживаний. А в свободное время женщина писала письма «дорогому Васе». Василию, тем временем, было не до писем. Когда немцы окружили русские войска в Севастополе, молодой офицер получил контузию в бою. Придя в себя от болевого шока, он понял, что захвачен в немецкий плен. Русских военнопленных разместили в здании школы. Надзор за ними поначалу был организован плохо, некоторым посчастливилось сбежать в первую же ночь. В числе этих везунчиков оказался и Василий. В побеге ему помогла русская женщина – бывшая учительница, которая состояла у немцев на принудительных работах. Она же вызвалась спрятать беглого в своѐм доме. К утру немцам стало известно о побеге. Вооружившись автоматами, они приступили к подворным обходам. – Аусвайс! * – прокричал один из них, упираясь дулом автомата в грудь женщины. Привычным решительным жестом она протянула подготовленные заранее документы. Затем немцы потребовали провести их в дом и показать подворье. – У меня никого нет! – процедила сквозь зубы женщина. – Ищите! Последнее слово она произнесла с такой убедительной холодностью, сопроводив его широким, будто приглашающим, жестом левой руки, что немцы ей поверили. Опустив дуло автомата, главный из налѐтчиков коротко скомандовал группе покинуть двор. Женщина всѐ ещѐ оставалась для них ценной работницей, расправляться с которой они не спешили. Отсидевшись у своей отважной спасительницы несколько дней, Василий под покровом ночи в компании четырѐх таких же беглых, как и он, товарищей покинул оккупированное немцами поселение. Молодые бойцы решили во что бы то ни стало вновь примкнуть к русским частям. Вскоре им это удалось. Но возвращение к «своим» вовсе не оказалось таким триумфальным, как предполагали товарищи. У русских командиров были все основания не доверять «бывшим пленным» и даже заподозрить в них крамолу шпионажа. Так Василий попал в штрафбат с прохождением испытательного срока, а кому-то из «вновь примкнувших» светила тюрьма. На передовой морской офицер провѐл в общей сложности всю первую половину войны. Удача, казалось, улыбалась и покровительствовала ему. Но в марте 1944 года разрывной снаряд угодил аккурат в левую половину груди Василия. Спустя месяц Татьяна и Светлана получили «похоронку». – Не верю я, Танечка, не верю! Жив мой Вася! – причитала молодая вдова, рыдая в голос на плече такой же безутешной Татьяны. – Крепись, Светка! Война же... война! – только и смогла вымолвить золовка. Пока женщины оплакивали безвременно усопшего, Василий медленно приходил в себя в военно- полевом госпитале. Проникающее ранение грудной клетки едва не стоило ему жизни: несколько рѐбер раздробилось в крошево. И теперь, после череды сложнейших операций, сердце пульсировало под самой кожей, всѐ ещѐ багровеющей заживающими рубцами. Спас Василия опять-таки случай. По счастливому стечению обстоятельств, в госпиталь, переполненный «безнадѐжными» больными, нагрянул с визитом профессор из Киевского медицинского института. До приезда выдающегося хирурга врачи прочили Василию неизбежную и скорую гибель. Талантливый врач безотлагательно приступил к операции, которая, к удивлению русских коллег, завершилась успешно. Василию суждено было перенести шестнадцать (!) подобных операций – и каждая из них проводилась его добрым другом из Киева. Позже одарѐнный хирург будет возить с собой Василия – в числе восьми других уникальных пациентов – по советским городам и весям, где доктор зачитывал студентам-медикам свои занимательные лекции, сопровождая теоретический материал «наглядными живыми примерами». Однако Василий не спешил сообщать родным о своѐм чудо-исцелении. На то были весомые причины: перед каждой новой операцией профессор предупреждал пациента о возможной смерти в ходе хирургического вмешательства. 60

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год – Операция технически крайне сложная, но необходимая. Организм ваш серьѐзно подорван военными испытаниями, здоровье слабое... Вы согласны на операцию? – снова и снова вопрошал доктор. – Конечно, согласен! – без раздумий отвечал Василий. – Раз однажды судьба уберегла, то и впредь убережѐт. Наверно, ему действительно помогали выжить не только золотые руки хирурга, но и непоколебимая уверенность в благосклонности судьбы. Больше года провѐл Василий на больничной койке. Нестерпимые боли в груди постоянно мучили молодого мужчину. Для их облегчения ему регулярно вводили морфий – другого обезболивающего средства в арсенале врачей не было. Неожиданно для себя Василий вскоре почувствовал, что не может обойтись без наркотического препарата и дня, о чѐм честно признался хирургу. – Сразу отказаться от морфия ты не сможешь, будем постепенно уменьшать его дозу и частоту введения, – заключил доктор. – Нет, я хочу сразу! – решительно заявил Василий, немало удивив многоопытного хирурга. Именно Василий предложил провести последнюю – шестнадцатую – операцию без морфина. Сегодня это звучит дико, но тогда доктор мог предложить своему храброму пациенту единственную альтернативу – алкогольный наркоз. Пришлось согласиться – слишком велико было желание распрощаться с морфиновой зависимостью!.. И вот, победа над самим собой одержана: несколько мучительных недель – и Василий вновь почувствовал себя здоровым человеком! Так совпало, что это маленькое личное торжество духа и силы воли над обстоятельствами произошло одновременно с другим, грандиозным и долгожданным событием – Победой Советского Союза над фашистской Германией! Всенародное ликование с головой накрыло и Василия. Спустя пару месяцев, когда состояние «сложного» пациента окончательно стабилизировалось, хирург позволил Василию вернуться домой. «Вот и знакомая калитка: изба, сарай – всѐ целѐхонько, слава Богу!» На крыльце сидел паренѐк и что-то увлечѐнно читал. «Это, конечно, Георгий – сын Татьяны. Как возмужал!» – мысленно отметил Василий. – День добрый! – окликнул он племянника. Георгий с удивлением поднял глаза и подошѐл к калитке, недоверчиво вглядываясь в лицо гостя. – Ну что же, не узнаѐшь? На вот, держи, угощайся! – Василий протянул парнишке краюху белого хлеба. В деревне к тому времени давно позабыли не то что вкус, но самый вид хлеба, и Георгий в крайнем смущении принял подарок. – Беги к мамке и скажи ей, что Василий вернулся. Татьяна была в огороде и мыла в тазу только что собранные на грядках огурцы. – Мамка, мамка, дядя Василий приехал! – запыхавшись от радости, возвестил Георгий. Встряхнув мокрыми руками, Татьяна не сразу ответила. Подозрительно посмотрев на сына, она недовольно произнесла: – Жорка, ты чего болтаешь? Совсем, что ли, с ума сошѐл?! И в этот момент она заметила в руках паренька ломоть белого хлеба. Сердце женщины упало. «Верно, от Васьки кто-то, сослуживцы бывшие», – только и успела подумать женщина и понеслась к калитке. Увидев брата – живого, но сильно изменившегося, – она рухнула в его объятия и зарыдала. – Васенька, как же так? Нам «похоронка» прошлой весной пришла, мы все глаза выплакали, смирились, помянули тебя... Хотя Светка так и не поверила в твою гибель, всѐ ждала, ждала... – Где она? – с робкой надеждой в голосе спросил Василий. – Уехала к родне в Севастополь... Да, впрочем, что я рассказываю – сейчас тебе еѐ письмо дам. Светлана сообщала, что сразу устроилась работать учительницей и наладила... личную жизнь. «Познакомился со мной недавно вдовец – видный мужчина, на войне левой руки лишился, – и стал меня убеждать, что негоже мне, такой молодой, одной жить. Я ему отвечаю: «Есть у меня семья – муж на войне пропал». А он: «Многим война жизнь попортила, семьи разрушила... У меня жена медсестрой работала – погибла при бомбѐжке, а я вот жив, хоть и калека. А где теперь твой муж? Лежит где-нибудь в безымянной могиле...» Задели меня его слова, но ничего не ответила. Встретились мы, два побитых войной человека, и решили жить по-семейному – расписались на днях. И вроде, Таня, и любви к нему нет (по-прежнему люблю Василия), а как-то успокоилась я, улыбаться начала. Муж мне хороший достался: заботливый, работящий... Только ты, родная, знай – не верю я в гибель Васеньки, сердце не обманешь!» Василий украдкой смахнул с ресниц скупую слезу. – Ты знаешь что, – деловито начала Татьяна, – давай-ка пиши ей, милок, ответ! Сорвѐтся и прилетит к тебе наша голубка! – Нет, – сказал, как отрезал, Василий. – Теперь у неѐ семья, она счастлива. Пусть считает меня погибшим... Татьяна лишь всплеснула руками, но, зная упрямый нрав брата, спорить не стала. – Вот ведь ты какой человек гордый, не хочешь бороться за свою любовь! – упрекнула она. Василий рванул на груди рубашку. – А это ты видишь? – с чувством произнѐс он. Татьяна, раскрыв рот, уставилась на изуродованную грудь брата, неестественно вздымающуюся слева бугром при каждом ударе сердца. – Я инвалид, и моѐ состояние гораздо более плачевное, чем у еѐ мужика без руки... Больше к этой теме они не возвращались. Чужая душа, как известно, потѐмки. И даже если Василий пронѐс через всю жизнь трепетно хранимую в глубинах своего измученного сердца любовь к Светлане, он вряд ли признался бы в этом. С каждым днѐм мужчина ощущал, как физическая крепость и сила постепенно возвращаются в его искалеченное молодое тело. Вскоре Василию повстречалась женщина – вдова Валентина, с малолетним сыном от первого брака. Обоюдная симпатия быстро переросла в прочную душевную привязанность. Как человек, истосковавшийся за годы войны по заботе, нежности и уютному семейному очагу, он не замедлил с предложением. Хотелось жить дальше, раз сама судьба подарила такой шанс. Одна за другой у супругов родились дочери – Люба и Наташа. Разве мог мечтать Василий, обречѐнный когда-то на худшие ожидания в военно-полевом госпитале, что испытает – и не единожды – радость отцовства?! Василий Дмитриевич прожил интересную и долгую жизнь, завершив свой земной путь в 78 лет... 61

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Лев ГРИГОРЯН г. Москва Григорян Лев Арменович, 1980 г.р. Пишет рассказы, сказки, стихи. Публиковался в журналах «Дарьял», «Веси», «Огни Кузбасса», «Наша улица», альманахах «Атланты», «Подсолнушек», «Восхождение», «Новый Континент», сборниках издательства «Бѐркхаус» и др. В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. Крылья Аллегория Она была необычной кошкой. Ведь обычные кошки любят покой и уют или, в крайнем случае, ловят мышей. А ей хотелось летать. Долгими часами она сидела на подоконнике, поджав хвостик, и тоскливо глядела в голубое небо. Ей представлялось, как однажды она выпорхнет в окошко и, широко расправив крылья, полетит вдаль... Полетит мимо серых унылых домов, поднимется вверх над зелѐной аллеей могучих клѐнов, обгонит стайку шаловливых воробьѐв... И тогда она увидит – увидит сверху, своими глазами, как огромен и прекрасен мир! Сердечко еѐ сладостно трепетало при этих мыслях. Ведь она так любила весь мир, так хотела обнять его весь, или хотя бы просто увидеть! Но вот беда – у неѐ не было крыльев... И вечерами она вздыхала (незаметно, как умеют вздыхать только кошки, когда их никто не видит) и легонько спрыгивала с подоконника обратно в комнату. В душе еѐ теснилось разочарование. Но она говорила себе: «Завтра! Завтра обязательно случится чудо! У меня вырастут крылья, и я смогу летать!» Успокоенная этой мыслью, она отправлялась спать, но дни шли за днями, а чуда не случалось. Всѐ горше и горше делалось кошке. И вот, в один особенно солнечный день, она решила для себя, что больше не подойдѐт к окну. Никогда. Лучше не видеть ей этого неба, дразнящего своей недостижимой синевой, этого солнца, смеющегося золотыми лучами, этих берѐз и клѐнов, на которых вьют гнѐзда озорные пичужки. Последний взгляд бросила кошка в окно. Последний долгий-долгий взгляд. А затем отвернулась, чтобы спрыгнуть с подоконника, и вдруг замерла. В зеркале напротив она увидела своѐ отражение. И оно поразило еѐ! В самом деле, было чему удивиться: ведь на спине у неѐ красовались два больших сильных крыла! Как же она не замечала их раньше? Или они появились только сейчас? – Чудо! – воскликнула кошка, вне себя от счастья. – Я верила в чудо – и оно свершилось! Она плавно поднялась в воздух, взмахнула крылами и облетела комнату. Это было ни с чем не сравнимое чувство. Крылья уверенно держали еѐ в воздухе, и кошка наконец поверила, что мечты еѐ сбылись. Оставалось только вылететь на волю. По-кошачьи плавными движеньями она добралась до форточки, царапнула коготками задвижку, и вот – пожалуйста! Весь мир перед ней! Форточка распахнулась, и свежий ветер, напоѐнный ароматом весны, рванулся в комнату. – Раз, два, три! – воскликнула кошка, на миг зажмурилась (для храбрости) – и выпорхнула наружу. Сказка стала былью, мечты – явью. Кошка летела над домами, всей грудью вдыхая пряные весенние запахи. Лучи солнца нежно ласкали еѐ тело, а прохладный ветерок бережно обдувал крылья. Кошка смотрела вниз – и не могла наглядеться. Мир оказался намного прекраснее, чем она могла себе представить. Такой разноцветный, весѐлый, бескрайний! Внизу порхали пѐстрые бабочки, нарядной листвой шевелили деревья, звонко смеясь, играли дети... – Как же я вас всех люблю! – кошка не могла сдержать переполнявшее еѐ счастье... ...И вдруг всѐ померкло. Острая боль пронзила еѐ крыло, в глазах у неѐ потемнело, а уши заложило от резкого грохота. И вот уже, кувыркаясь на лету, кошка падает вниз. Что случилось? Она не могла понять – ведь только что всѐ было так сказочно-прекрасно! И лишь упав на землю, кошка увидела человека. Человек опустил ружьѐ. Из ружья струился дымок... Слава богу, кошка не разбилась – все кошки падают на четыре ноги, поэтому им не так страшна высота. Но сердце еѐ было разбито, а крыло порвано пулей. – Ух ты! – удивился человек. – Дитя Чернобыля! А я думал – фазан. Он грубо схватил кошку за шкирку, а затем, одним резким движением, сломал ей оба крыла. «Зачем? Зачем же ты так?» – хотела спросить кошка, но не могла говорить – слѐзы душили еѐ. Ей было не жаль крыльев. Но нестерпимо жаль ей было того мира, который она так любила, бескрайних просторов, разноцветных бабочек, весѐлых детей... А больше всего ей было жаль человека. Ведь она знала, верила – однажды у неѐ снова вырастут крылья. И она снова взовьѐтся ввысь. А вот человек не сможет взлететь никогда. Никогда. 62

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Евгения АМИРОВА г. Омск Член областного литературного объединения имени Якова Журавлева. В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. За два дня до победы Рассказ Во сне перед его глазами цвела черѐмуха... Дед Славка ощущал пьянящий запах до головокружения, он плыл куда-то в бескрайнюю даль легко и свободно. Радость бытия жила в каждой клеточке старого, израненного тела. Внезапно жгучая боль в груди перечеркнула недавние блаженство и покой. Дед Славка открыл глаза. Шестьдесят лет подряд в этот день ему снится один и тот же сон: весна сорок пятого, почти нетронутое войной местечко под Берлином, разлитый аромат белых кружев и он сам – крепкий, двадцатилетний солдат, сражѐнный очередью из немецкого автомата недобитого фрица за два дня до Победы. Полгода госпиталей, а до этого – три ранения и двенадцать орденов и медалей дополняли его послужной список. Друг Назар на себе тащил Славку до санбата, сам рискуя попасть под пули, пока разъярѐнный Сашка с бойцами уничтожал залѐгших невдалеке немцев. Славка выжил, врач вытащил две пули, но третья... Она засела возле самого сердца. Трогать еѐ было опасно. Три раза, уже после войны, врачи укладывали деда в госпиталь, но каждый раз операция откладывалась по неизвестным деду причинам. Пуля крепко вросла в дедову плоть и покидать тело деда Славки не собиралась. Так и жил дед с «подарком» под сердцем. Давно умерла жена, дочь уехала за границу, выйдя замуж за аккуратного немца. А дед Славка, оставшись один, тихо доживал свой век. Раз в году надевал боевые награды, выходил в городской парк, встречался с немногочисленными друзьями, ряды которых постоянно редели, по возвращении выпивал сто грамм «фронтовых», пел «Катюшу» и «Землянку», и скупые слѐзы, крадучись, падали на его боевые награды. Ушѐл из жизни в прошлом году его старый боевой друг Назар, зимой покинули этот мир Силантий и задиристый Сашка, и дед осиротел. Дочь не раз уговаривала отца уехать в Германию, но сама мысль быть похороненным в немецкой земле вызывала у деда чувство лютого протеста и неподдельного гнева. Дед хотел жить и умереть в России. Сухопарый, поджарый и высокий, с лѐгкой искринкой в синих глазах дед был прекрасным собеседником, но поговорить стало не с кем. Соседи отгораживались от жизни железными дверями, оконными решѐтками. С дедом вежливо здоровались, но и только. Правда, Степан, живший в квартире над стариком и работающий в милиции, забегал перекинуться словом. Время сегодня тянулось медленно. Заварив чай, дед перекусил, вынул из шифоньера парадную форму с блестевшими орденами, повесил еѐ на дверцу. Ордена звякнули, напоминая о героическом прошлом. Не торопясь, дед прикрепил медаль «К шестидесятилетию Победы», полученную накануне, рядом с боевыми наградами, полюбовался. Затем присел и задумался. Перед глазами проносились картины войны в разрывах бомб и визге пуль. Одна пуля свистела особенно настойчиво, заглушая остальные звуки. Дед прислушался. Протяжно звенел звонок. Дед вспомнил, что сегодня должны принести пенсию и президентскую надбавку ветеранам, и пошѐл открывать дверь. На пороге стояли двое парней: молодые, накачанные, в одинаковых кожаных куртках, с бритыми затылками. Их можно было принять за близнецов, если бы не глаза. У первого – тусклые, скучающие, ничего не выражающие глаза, у второго – проворного живчика, – заискивающий взгляд и нахальная улыбка. – Ну, здорово, дед! Не ждал? – в растяжку заговорил первый, лениво пережѐвывая жвачку. Шагнул в комнату, оттесняя деда к стене. Он был выше деда на голову. Обвѐл сумрачным взглядом комнату, и глаза его сузились. Второй уже хлопотал возле дедовой формы, с любопытством разглядывая ряды орденов и медалей. – Вы чего, сынки удумали? – запричитал дед. – Берите, что хотите, ордена не трогайте! – Да что с тебя возьмѐшь, пень трухлявый! – вступил в разговор «проворный», – вот ордена – это вещь! Мы тебе, дед, хорошую цену дадим, нас благодарить будешь! Куда тебе в них красоваться, еле на ногах стоишь! А так будешь в День Победы сидеть дома да халву есть! Во, блин! Да тут две «Славы»! Дед, накинем ещѐ тыщонку! Дед Славка вдруг неожиданно для парней выпрямился. Глаза его сверкнули стальным отливом, и внезапно прорезавшимся громовым голосом он гаркнул: – Смирно! С вами, подонками, говорит гвардии рядовой Вячеслав Игнатьевич Доронин! Кругом! К выходу марш! Я боевыми орденами Родины не торгую! Парни опешили ровно на одну минуту. Первым пришѐл в себя «тусклый»: – Глянь, Вован, а дедок ещѐ до сих пор воюет! Что ж ты, такой прыткий, третью «Славу» не получил? Мы бы их комплектом загнали. А так – недокомплект, дешевле выйдет, ну да мы – не в накладе. Бери, дед, деньги, и разойдѐмся по-хорошему! С этими словами «тусклый» лениво положил на стол две тысячных бумажки. «Проворный уже свернул пиджак с наградами, и оба парня двинулись к выходу, обронив напоследок: – Живи, дед, и помни нашу доброту! Дед Славка стоял в немом оцепенении. Щѐлкнул замок в старой двери, отделив недалѐкое прошлое от пустого будущего. На дрожащих ногах, превозмогая враз накатившую усталость, старик дошѐл до шкафа и вытащил из потайного места орденские книжки. Остро кольнуло в груди, но не отпустило, как прежде, а заныло, мучительно засвербило старой болью. Перехватило дыхание, на лбу выступил холодный липкий пот. Прижимая к груди, как бесценную реликвию, свою последнюю ниточку с прошлым, дед с трудом добрался до дивана и рухнул, как подрубленное дерево. Теряя сознание, потянулся к телефону и набрал знакомый номер... Старик молча умирал. Пуля, что так долго сидела возле сердца, наконец, зашевелилась и медленно поползла к намеченной цели. Через десять минут в дверь ворвался прибежавший с работы Степан. Он быстро вызвал «скорую». Дед слабел на глазах, на губах показалась сукровица, но ни Степан, ни приехавшая «скорая» уже ничем не могли помочь старому солдату. Дед Славка умер через полчаса, сжимая в руках свои дорогие награды. Последнее, что почувствовал он – далѐкий запах цветущей черѐмухи... 63

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Александр БАЛТИН г. Москва Член Союза писателей Москвы, автор 84 книг (включая собрание сочинений в 5 томах), свыше 2000 публикаций в более чем 100 изданиях России, Украины, Беларуси, Казахстана, Италии, Польши, Словакии, Израиля, Эстонии, США. Лауреат международных поэтических конкурсов, стихи переведены на итальянский и польский языки. Рассказы Ф ил ьм л и в н я Вертикальные стрелы жары смиряет серо-оливковая тень: туши туч ползут медленно, туго задевая вершины многоэтажек, никак не способных повредить им. – Уходить пора, – говорит тоненькая мать кудлатого малыша, который носится с девочкой, чуть постарше. – Или прятаться, – улыбается в ответ седобородый пожилой отец девочки. Дети на площадке глядят вверх – медленное движение фиолетово-лиловых громад завораживает почище всякой игры. Темнеет среди дня – будто властный вечер, опережая события, задѐргивает шторы. – Ливень нужен, – одышливо говорит толстяк на скамейке возле подъезда. – А то от этой жары... – Вздохнѐм свободней, – отвечает моложавый сосед лет пятидесяти, допивая пиво, и ставя бутылку около ножки. Им не зачем уходить. – Да, не зачем, – речѐт толстяк. – Отсюда можно посмотреть фильм. Фильм будет снят великолепно, и то, что режиссѐр не известен, не отменяет его грозной, роскошной красоты. Вода низвергается стеной: будто высокие дома распороли, наконец, драгоценные мешки туч; вода закипает в мощных природных котлах, рвѐт клоки пространства, закручивает их жгутами. Фонтан в обширном дворе растворяется в синевато-стальной бездне, и маленькая эстрада занята выступленьем водяных артистов. Всѐ блестит, растекается, хлещет; всѐ плавно, закруглено – стихия не знает углов. Мощные кроны тополей сливаются в гигантскую массу: будто сверх-повар готовит зелѐные щи. Ветки сбивает водой, и низвергаются они, вереща, как живые. – Ну и фильм! – восхищается толстяк. Навес над подъездом велик, и, хотя ступеньки заштрихованы, а через пять минут и вовсе закрашены чѐрным, перед скамейкой сохраняется часть серого асфальта. – Не засекает, – зевает сосед. Мальчишка глядит из окна – ему хочется выпрыгнуть и поплыть, он мечтает о плаванье-полѐте, но, будучи семилетним уже, знает, что нельзя, что мечта редко обретает плоть яви. Некто, приоткрыв дверь лоджии, курит, пуская седые кольца, смотрит на литую мощь влаги, вспоминая юношеское увлечение кино, представляя, как выглядело бы водное представление в эстетской картине с замечательной, вынимающей фрагменты яви с мускульным натяжением жизни, операторской работой. Эфиопская жара позабыта, смена декораций, продиктованная природной мудростью, оправдана и сильна. Горы туч – единственная форма гор, знающая визуальное движение; они плывут, мерно покачиваясь, они несут водное известие дальше. Ливень переходит в дождь, но некто, продолжающий курить у приоткрытой лоджии, успевает подумать, что соседний дом похож на новый Ноев ковчег, в котором воистину всякой твари по паре: стариков, бывших сидельцев, скучных тѐток, мечтательных мамаш, упоительных деток, неудачников, пьющих мудрецов, бездельников, жирно живущих за родительский счѐт. Дождь сочится, точно плачет о прошлом могуществе: о! византийская мощь ливня! о! имперская роскошь его оснастки! Тут порфирия – зал с пятибашенным грозным шкафом, где хранятся облачения басилевса, иные из которых убраны камнями так густо, что не гнутся даже; дождь плачет над своей судьбой, оплакивает себя. Он исчезает, растворяется в воздухе. Сеть сверкающих каменьев висит в воздухе, и бессчѐтно алмазов переливается на листве. Богатство, за которое не надо платить – угрызениями совести, раскаянием, муками одинокого сердца. Дети выбегают – и счастье прыгать по лужам сверкает чисто, как воздух, вымытый июльской грозою... К о м му нал ьн а я ка н та та Вороны роняют круглые шарики грая, и медленно плывущий белый пух – тополиный июньский снег – контрастирует с ними, звонкими... Двор, образованный суммой домов, есть часть сложной, разветвлѐнной лабиринтом системы – и несложно заплутать среди бесчисленных переходов, арок, тупичков, ежели не знаешь чѐткого алгоритма пути. Один из домов жѐлт, громоздок, напоминает старинную хребтообразную крепость; голуби на карнизах его – что ноты, но мелодия не звучит, не звучит... Дом наполнен коммуналками, и жизнь в нѐм густа, быт – что крепкозаваренный, настоянный чай, не то борщ, сваренный столь круто, что ложка стоит в нѐм, не падая. Скрипят, стреляют половицы паркета; двери массивны, а потолки высоки – и любо ребѐнку вглядываться в тонкие трещинки, представляя географическую карту несуществующей страны, мечтать. 64

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год На втором этаже живѐт часовщик – дядя Костя – и ребѐнок порой отправляется в гости к нему: пошуровать. – О, заходи, – приветствует его старый, с желтоватым пергаментным лицом часовщик, и ребѐнок, немного робея, проходит к пузатому комоду, из какого выдвигается ящик, наполненный блѐсткими – колесатыми и с камешками – деталями, и, зачарованный, перебирает их, тихо бормоча что-то... Пожилая болгарка на четвѐртом этаже гадает, и пѐстрые карты быстро мелькают в худых склеротических пальцах, обнажая скрытую схему чьей-то судьбы. – Маш, рассольник выкипает! – режет воздух крик, и спешит заболтавшаяся хозяйка, спешит по длинному, коленчатому коридору на огромную кухню, где четыре плиты организуют пространство, как дома организуют двор. В пасти колонки синие языки пламени – трепещут они, как крохотные флажки... А сковородок! кастрюль! Скарб людской должен бы характеризовать хозяев – да нет, всѐ похоже: подумаешь – сковородка обожжена сверх меры, да не вычищена кастрюля... Володька – в истѐртом пальто, подвязанным сальной, перекрученной верѐвкой, с худым, волчьим лицом – заходит к Вальке-сестре – тихой алкоголичке. – Буишь? – А то! Пьют из грязных, щербатых чашек сладкое тягучее пойло – портвейн, принесѐнный Володькой, дымят Беломором, пускают ядовитую – по загубленным жизням – слезу. Витѐк – сын Олега: атлета, мастера спорта по толканию ядра – катит по коридору на трѐхколѐсном велосипеде и распевает что-то, пока Любка – мать – не заорѐт на него, или не позовѐт ужинать. Густо дана жизнь, мазки еѐ пестрят, золотятся, чернеют... Ребѐнок во дворе слушает вороний грай, мечтая собрать блѐсткие шарики в коробочку... Качели скрипят, и две девочки в песочнице строят нечто. ...гроб вынесли из подъезда, установили на табуретах; старуха рыдала, гладя лоб дорогого покойника; полукругом стояли люди, и ритуальный автобус был запылѐн. Мальчишки семи и девяти лет глядят на похороны с лестничной площадки. – А умирают навсегда? – спрашивает младший. – А то, – басит тот, кто постарше в ответ. – Страшно? – Ещѐ б... – А давай поклянѐмся не умирать никогда! – Давай, – соглашается младший. Летнее солнце подчѐркивает запылѐнность окна. Что дому чья-то конкретная смерть? Чужая трагедия? Провал в смертный проран? Массивный – стоит он вторую сотню лет; видавший так много смертей, свадеб, радостей, горя, будто пронизанный токами времени, хранит он в себе густую-густую плазму необъяснимой жизни, хранит надѐжно – будто и впрямь противореча проискам смерти. Н е ж н ый ян т ар ь В нежный янтарь детских воспоминаний одевался маленький скверик напротив подъезда, из которого выходил первые десять лет жизни: и мерцал оный янтарь зыбко, красиво, не отчѐтливо. А скверика нет – вероятно, и не было: славный камень пошутил: есть только детская площадка – пѐстрая, как все подобные ныне, красивая, с горкой, различными качелями, разноцветной каруселью (а тогда дощатая была, и сквозь щели досок мелькала серая земля)... Дом огромен: всего пять этажей, но строили сто с гаком лет назад, прочность закладывая вековую; и, торцевой частью выходя на улицу, тянется он в глубину двора, длится долго... По этой асфальтовой речке нѐсся на первом своѐм велосипеде, как на быстрой лодке; нѐсся, впервые усевшись на него, захваченный скоростью, и, не зная, как тормозить, вылетел на проезжую часть, рухнул, испугавшись, всей силой маленького тела, и – скрежетали тормоза, кто-то ругался, болел разбитый локоть... Огромные окна дома, высокие; тут были коммуналки – с трѐхметровыми потолками, стреляющими, толстыми половицами, общим телефоном в коридоре на тумбочке, и аппарат был склеен липкой лентой. Зевластая пасть колонки играла синим огнѐм, точно показывала зубы; а обширное нутро кухни было разделено тумбочками на сегменты. Отец возвращается с работы, выбегаешь встречать... Вешалка возле двери, отец снимает куртку, вешает еѐ, улыбается тебе, шестилетнему... ...Морг, из которого хоронили папу, находится поблизости, можно дойти пешком, но не хочется, ибо воспоминания тяжелее свинца; а на детской площадке нет никого поутру, и садишься на скамейку, куришь, стряхивая пепел в урну, из которой торчит скомканная газета с перемятыми событьями летнего дня. Жили на первом этаже. Окна ныне забраны витыми решѐтками – а как было у вас? Не вспомнить, вся жизнь прошла. Ходили на третий этаж в гости к часовщику дядя Косте; заглядывал ты в дверь, спрашивая: – Мозя? – А, давай, давай! – восклицал он. Они пили с мамой чай, а ты выдвигал ящики, заполненные блестящими механизмами, перебирал их, иногда не больно накалывая палец, вертел в руках шестерѐнки, сжимал пружинки. Ещѐ заходили в гости к старой болгарке, дочке опального поэта; и ширма в еѐ комнате была раскрыта павлиньим хвостом. Сидишь, куришь. Дома громоздятся, и дворы скручены причудливыми гирляндами тропок. Дверь открывается – и вы выходите с отцом: он ведѐт тебя за руку, что-то рассказывая – о далѐких странах? О книгах? Музыке? Вы идѐте – медленно, ибо воскресный день – вдоль дома, глядящего на вас суммою окон, – идѐте в парк, где есть пруд, и можно покормить уток, а можно – взять лодки напрокат. И ты, сидящий на скамейке, забывший про сигарету – смотришь вслед двоим, медленно растворяющимся в перспективе. 65

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Край любимый! Сердцу снятся Скирды солнца в водах лонных. Я хотел бы затеряться В зеленях твоих стозвонных. Се р г е й Е с е н и н Поэзия принадлежит к народному воспитанию. Ва с и л и й А н д р е е в и ч Ж у к ов с к и й Павел РОСЛАВСКИЙ г. Москва Выпускник МГСУ. Работал архитектором, реставратором, дизайнером. В настоящее время занимается графическим дизайном. Автор книги стихов «Маршрут 99». WEB-мастер сайта «Северо-Муйские огни». «П осм от ри...» Я приехал проститься с мечтой Что осталось мне – гордость и мрак, Танцевать под луной, обниматься с хандрой Семь дней – неделя пути. Да искать новый повод для драк. Сквозь историю мчится душа. Нежность рядом, но скрыта широкой спиной. Всѐ ноет, стонет в груди, Предвкушения вихрем кружат! В е рь Вот! Вот он, город-герой, Всѐ такой же: красив и румян. Посмотри, Я приехал проститься с мечтой, Как плавно движется еѐ рука Под ритмы вальса. Что запутал сомнений бурьян! Она всегда была с тобой строга, Любила сальсу. Летний вальс Посмотри На лик еѐ улыбки под луной. Когда из-за спины зовѐт война, Пред ней мальчишка А небо нам даѐт последний шанс, С поклоном просит стать его женой. Я не могу не думать, как стройна Ты всѐ постишься? Твоя душа, как нежен летний вальс. Посмотри Я не забыл солѐный вкус слезы, В еѐ глаза, в них отражѐн твой страх – Упавшей ночью на моѐ плечо. Ты не уверен. В ту ночь ты положила на весы А вальс вот-вот заменит буйство драк, Стремление и маленький значок. И шанс потерян. Ты вслух считала раны на душе – Посмотри, Зарубки прошлого и тайных мук. Как пропадает с музыкой душа. Сомнения устроили фуршет. Прощай, любимый! В бреду ты не скрывала свой испуг, Она уносится быстрей стрижа На свет Та'Пину. И, каясь, призывала отложить Посмотри Слова, обняться и прожить без слѐз Ей вслед, закрой глаза и засыпай. Хотя бы день. И молча сторожить. Грусти по небу. В сознании остался стук колѐс – Ты не хотел еѐ руки, ступай Состав ушѐл на фронт в последний бой. Без королевы. А мы лежим, не спим и ждѐм чудес, Посмотри, Не слыша шума на передовой. Пустая зала, и погашен свет. Вернѐтся ль наш израненный боец? Лишь след улыбки, Слабея с каждым днѐм, хранит завет Под звуки скрипки. Нежность Вспомни Нежность рядом, она не моя. До одури заразный смех цикад, Позади я оставил обманчивый взгляд. Мечты о рае, Каждый шаг и попытка понять И некогда чужой укромный сад Расставляют надежде всѐ больше преград. В тени сарая. Что осталось мне – только мой сон, Верь И разучи давно забытый вальс, Где прощается с домом какой-то чудак, Закрой калитку. Накрывая брезентом газон. Пусть остаѐтся за забором фальшь – Он увидел меня – рука сжалась в кулак. Верни улыбку. 66

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Никита БРАГИН г. Москва Член Союза писателей России. Доктор геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник Геологического института Российской Академии наук. Публиковался в журналах «Российский колокол» (Москва), «Лит-э-Лит» (Москва), «Чайка» (Балтимор, США), «Природа и свет» (Москва), в газетах «Интеллигент», «Графоман», «Про нас», а также в многочисленных сборниках, выходивших по итогам литературных конкурсов. Автор 5 книг стихов. Член литературного экспертного совета журнала «Северо-Муйские огни». «Н о пам ят ь не фре ск а в пок ое пещ ер ...» *** Я хочу быть стоном надломленной ели, И не верится уже дальним звоном колокола в метели, в ужасы пророчеств – неутешным плачем у колыбели на последнем рубеже на исходе дня, лето всѐ короче, – потому, что в этом снова и снова, город обронил парик, и легко, и чисто, и проще простого платье бросил наземь, – сквозь пустую речь прорастает слово в горле дозревает крик – и зовѐт меня. вырвать всѐ и разом! Но меня не тронут пьяные слѐзы, Город – матовый кристалл и надрыв, и вопли, и кровь с навозом, в золотой оправе! и вообще я не верю в соборность колхоза, Неужели час настал мне другое ближе, – роду и державе? одинокость креста над речным разливом, Проступили шрамы слов и негромкий, но вольный шелест нивы, на твоих скрижалях, и согбенная скорбь надмогильной ивы – когти бронзовых орлов в ней я родину вижу. рукояти сжали! Вижу вал земляной – то в некошеных травах, Город – горькая строка то под белым снегом, и в детских забавах, – грянувшего грома! вот что вижу я у тебя, держава, В этот миг твои века под кольчугой. станут невесомы, И не надо вычурных толкований, в белокаменном ковше завываний, истерик и целований – растекутся мѐдом, в наше время играть и сорить словами и расплачутся в душе не заслуга. твоего народа! Воздух, терпкий как вино, Город-камень золотая осень... Сколько будет нам дано? Город-камень, город-крест, Всѐ, что ни попросим! крепость золотая, Город, вымытый дождѐм, словно древний палимпсест, радугой увенчан... я тебя читаю Начинайте! Что мы ждѐм? про себя и по слогам, Занавес – и вечность! сквозь гранит и гравий, сквозь базарный шум и гам на остывшей лаве. *** Ах, если бы я всѐ простил и забыл Посмотри – на белый свет достоинства наших кумиров! сквозь узор дешѐвый Ушѐл бы в излом аббевильских рубил, проступает шрифт газет, во рдяный галоп Альтамиры, лозунги Хрущѐва, и охрой чертил бы природную злость, и сквозят, и режут глаз и похоти древнюю жажду, правдой полуголой и детскую нежность, как жжѐную кость, подзабытый новояз, на своды накладывал дважды! мѐртвые глаголы. Ах, если бы выразить каждый отщеп Но осыпались трухой под траурным слоем кострища, ветхие обои, увидеть под пеплом и землю, и хлеб, закружился лист сухой в ладони – и пламя, и пищу, в небо голубое, и слышать былое, как музыку сфер, льѐтся талая вода, и видеть, как вечные Альпы... заливает мрамор, Но память не фреска в покое пещер, всходит ясная звезда а кровью алеющий скальпель! над бессонным храмом. 67

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Эд ПОБУЖАНСКИЙ г. Москва Эд Побужанский родился 19 апреля 1968 года в г. Черновцы (Украина). Детство и юность провѐл в Молдавии. Служил в армии. Окончил факультет журналистики Молдавского государственного университета и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А. М. Горького (поэтический семинар Юрия Кузнецова). Дебютировал в 1992 году поэтическим сборником «Светосплетенья». Автор 3 книг стихов. Основатель и главный редактор издательства «Образ». В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. «Зв ерѐк че лов ечий д у ша …» Город Ты уходишь... ты, кажется даже, ушла – Город, обутый в стоптанные троллейбусы, отплеснув фиолетово почерк. медленно двигался на юго-запад Ты ушла. И зверѐк человечий душа слизывал бережно, как эскимо, виновато потерю лопочет... афишные тумбы в шоколаде имѐн, звякал медью в ушанки вокзальных нищих, Ф ре н д у лузгал спринт-лотерею и думал, что он вполне столица. Пошли мне весточку с собакой вестовой, А к ночи стихал и только (Дай, Джим... Джимэйл, на счастье лапу дай!) жѐлтых светофоров Я должен быть уверен, что с тобой оторванные пуговицы И бог, и блог, и мама, и вай-фай. выкатывались на перехлѐсты улиц... Мне скучно, френд! Пришли хотя бы твит, Добавь под фотку пустяковый лайк... Два дня в селе... Печь-мазанка чадит, Мама Да за окном собак недружный лай... Сорок седьмой... Голодуха Отчуждение держит в осаде село. Дед говорит: прорвѐмся! А слова А тихий ребѐнок мама, на февральском ветру горячи боясь обронить, и безвкусны – прижимает как блин из киоска фаст-фуда. к ребру Мы всѐ дальше, кукурузный початок... и ты хоть весь рот раскричи – Словно наше прошлое в нас последний снаряд... отмирает подспудно. Так давай, наконец, обойдѐмся без флуда. Лицо Помолчим. А как жилось мне этот год? Как всем: спалось и елось О лампочке и нравилось невпроворот впадать в себя, как в ересь. А мне тебя вернуть – И слово слабое рвалось Что лампочку ввернуть! в заветную немилость, Думал, дурак, я так... а по ночам в гнезде волос Но где-то замкнул контакт. лицо твоѐ светилось... О д и н о ч е с т во Письма В этом доме – Ощущение страсти, но больше – спины снова чистом и пустом – в прямоте твоих медленных писем. слышно, как в шкафу Ты уходишь – так входят в натужные сны на выходной рубашке перебором податливых чисел. вянут маки... В подбородок Ты уходишь – так сжатой резинкой губ смотрит стол прикасаются к жару чумного, мутным глазом торопясь не спастись... Только что я смогу недопитой без тебя – обречѐнный на слово?! битой чашки... 68

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Алексей БОРЫЧЕВ г. Москва Член Союза писателей России. Кандидат технических наук. Лауреат литературной премии Арсеньева (журнал «Литературный меридиан», номинация «Поэзия», 2013). Награждѐн литературной медалью «А. С. Грибоедов», дипломом «За верное служение отечественной литературе» (СП РФ). Член литературного экспертного совета журнала «Северо-Муйские огни». Из нов ы х ст ихов Медитативное Последний отблеск былого горя Закатной каплей стекал с зеркал, Когда приходят злые сроки, Крестом могильным на косогоре Я растворяю дни во снах... Он под луною сиял, сверкал. Опять горчит моя весна, И снова так невнятны строки! Но встречный отблеск иного счастья Лучом рассветным попал в трюмо! И стронций падает с небес. ...А шар крутился, а мир вращался, Драконы объедают солнце. Сплетая новых миров руно! И вместо снега – стронций, стронций... И на земле, и на судьбе! У с н у вш и й д о м Лучатся стронцием леса, А солнце – сгинуло, пропало... Солнце выстрелило в окна Всего и сразу стало мало, Алой дробью тишины И заболели небеса! И пробило сумрак комнат, Где бродили чьи-то сны, Отрок Эмма нуил Танцевал сквозняк, который Лепетал: «Молчи, молчи», Смотря однажды в огонь заката, И опущенные шторы Печальный отрок Эммануил, Тлели в пламени ночи... Подумал: «Как мне мила Геката И стылый сумрак сырых могил! Где под лунным покрывалом, Как варение, густа, К чему мне солнце? К чему мне пламя? На гардинах расцветала, Зачем на свете полно огней?.. Созревала темнота. Остынет солнце... Истлеет память, И мир погибнет в плену теней. И, усталая, сонлива, (Только лунный свет затих!) Забыв былое, уйду в Иное, Переспелая, как слива, И стану снова – небытием, Темнота упала с них. И будет воля моя со мною Творить просторы иных проблем, ...И в окно бросала полночь Ароматы снов лесных, Но станут лучше и плоть, и души, Синим пламенем наполнив – У тех, кого я воссоздаю. Ожиданием весны – Как он прекрасен, как он послушен – Мой мир, не так ли? – в нѐм как в раю!» Эти комнаты пустые, Где давно никто не жил... ...Наивный отрок! Упрямый отрок! Зачем стоишь ты среди зеркал? Двери так и не впустили Зеркальный мир ведь навеки проклят! Ни одной живой души Другого мира ты не искал! С давней осени... Что запредельно – всегда бесцельно! На даче За амальгамой стихает свет, До весны уснуло всѐ. И снова праздник – как понедельник, А теперь! ...теперь иначе – А в отраженьях – простора нет! Оборвался зимний сон: Но был упрямым, тот отрок странный, – Солнце выстрелило в окна С былым прощаясь, ушѐл туда, Алой дробью тишины, Где в точку – время, и в луч – пространство И рассеял сумрак комнат Преобразились, и навсегда! Самый первый день весны. 69

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Анатолий НИКОЛИН г. Мариуполь, Украина Николин Анатолий Игнатьевич – поэт, прозаик, эссеист. Родился в 1946 г. в Екатеринбурге. Окончил факультет русской филологии Донецкого государственного университета. Автор более десятка книг стихов и прозы. Член-корреспондент Крымской литературной академии. Лауреат Литературной премии им. Марка Алданова (2015). Лонг-лист Бунинской премии (2016). «Я разо лью с ь по эт ой м ѐрт в о й шири...» *** И скучно жизнь свою влачит, Сегодня день такой короткий: И в скудости своей молчит, Вот два часа – и уж темно. Как осень на исходе дня... И кто-то ласковый и кроткий Вот отчего так грустен я. Вдруг заглянул в моѐ окно. То ль низкий мусульманский месяц, *** То ль бледноликая луна. Зачем пришѐл ты, поздний гость, А может, на секунду встретясь, Неужто выплакаться всласть? Подняться к звѐздам и, авось, Простые люди – Он, Она... Там удержаться и не пасть. И что бы там не затевалось, О чѐм поѐшь ты в тишине, И что б не увядало там – Сверчки и те за садом спят, – Пускай бы только допевалось, Неужто снова о себе, Чтоб сладко плакалось словам. Как много, много лет назад? И ничего от них не нужно Ни мне, ни вам, ни небесам. *** Лишь тихо, нежно и послушно И ничего, что я устал, Всплакнуть о том, что слышишь сам. И ничего, что ты устала. Припоминаю: юг, вокзал, И мы с тобой бредѐм с вокзала. *** Я никого с собой не звал Повсюду давка, беготня Ни в дождь, ни в ветреную зиму, И плавится асфальт от зноя. И ночи снеговой обвал Кто ты и как нашла меня – Лишь мне единому под силу. Надежда, Катя или Зоя? Я никого не звал с собой – О чѐм ты с грустью говоришь, И, значит, не покинет друга Прощаясь у калитки сада? Тот, кто весѐлый и хмельной Вздыхаешь, мучишься, молчишь… В путь напросился без испуга. А больше ничего не надо! И плакать будет недосуг Тому, кто пожалел сиротку. *** «И взглянул я, и вот светлое облако...» И, крепко выругавшись вслух, Откр. Иоанна Богослова Он на ветру отвяжет лодку, Холодный ветер с северо-востока И, прыгнув, вѐсла задерѐт, Так тело леденит, как будто умер я. Потом отпустит и отчалит. И где теперь мой дом, моя семья – И громко песню запоѐт, Не знаю я. Далѐко, да, далѐко. И чьѐ-то сердце опечалит. А сам я где? Не там ли, где в пустыне Сияющей припухлость налилась Такою белизной, как будто пролилась *** Там чаша с молоком иль сливками густыми. Но отчего так грустен я, И кто к кому спешит, очей не подымая, Как будто свет к исходу дня, Я – к облаку иль облако ко мне Как будто жалоба в ночи, Пешком, на Валаамовой ослице, на коне, Когда кричишь себе: «молчи»! К ограде ада иль к запретам рая? – Но не унять тебе ни слов, Бог знает где, Бог знает кем и как Я разольюсь на этой мѐртвой шири, Ни мыслей, грустный птицелов, Как будто жили мы, как будто мы не жили... Какими бредишь целый век – Пусть будет так. Пусть вечно будет так. О том, как скучен человек 70

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Андрей ЛИННИК г. Харьков, Украина Член Межрегионального союза писателей, Всеукраинского творческого союза «Конгресс литераторов Украины», Союза русских писателей Восточного Крыма, литобъединения «Стражи весны». Член художественного совета и пресс-службы Харьковской областной организации ВТС «КЛУ» и МСП. Руководитель поэтической студии «Кастальский ключ». Автор книги стихов «В начале пути» (Харьков, 2014) и свыше 800 публикаций в периодических изданиях, антологиях и альманахах. Лауреат литературной премии имени «Молодой гвардии». Лауреат и дипломант многих международных и всеукраинских поэтических конкурсов и фестивалей. «Моно лог прост ог о чел ов ек а » Встреча с Севастополем На исходе мая Сонет Стремился я к морю, своей надрываясь мечтой, Ведь был так давно здесь. Я опьянѐн цветением акаций, Звалась та эпоха «застой». Но близится к концу душистый месяц май. Без малого тридцать минуло стремительных лет И лето красное поѐт: «Меня встречай! И вот в Севастополь, как в юность, Пришла пора для смены декораций». беру я билет. Пух тополей кружится в белом танце. Июньское утро. Наш поезд ползѐт между скал, Синички тинькают: «Весну не забывай!» Змеѐй извиваясь, туннелей минуя оскал. Чириканье весѐлых воробьиных стай... Танцует диск солнца, У темы этой много вариаций. мелькая меж кромками гор, Я встречу лето, как встречают зрелость, И моря блеснул вдалеке бирюзовый простор. В заботах и трудах не покладая рук. Мы в город въезжаем, Как маем надышаться мне хотелось! вчеканенный в память мою. Мгновенье – и я на вокзале близ порта стою. Но жизнь летит стрелой, год совершает круг. О город прекрасный, ты – Всему есть свой черѐд, своя граница. гордость Великой Страны! Лишь молодость, как май, не возвратится. Но где же Страна? И кому без неѐ мы нужны? Руси Триединой увидим ли славу опять? Табличка «Выхода нет» И мне остаѐтся надеяться, верить и ждать... Сонет И к горлу невольно уже подступает комок, «Выхода нет» – лаконична табличка в метро. И ветер морской холодит поседевший висок. Было бы странно увидеть табличку иную. Кто же страну на колени поставил родную? Верю… Может, в своѐм исказил еѐ зеркале тролль? Долго мы шли и протоптано множество троп, И к нам придѐт великая Россия, Верили, строили... Всѐ неужели впустую?! И снова будет Триединой Русь. «Что же нам делать?» и «Кто виноват?» – Иуды сколько бы ни голосили, негодуем. Обретши веру, зла не убоюсь. Мы повторили судьбу Вавилонов и Трой. Что ж так трагична страны нашей странная роль? Горький смех Веник мы свой, распустив на отдельные прутья, Да, быть семи пядей не нужно, Поняли поздно: легко и сломать, и согнуть их. Понять чтобы: дело – труба! Нынче и рады б назад – да потерян контроль. Когда-то ведь жили мы дружно: Вот и маячит табличка пророчеством горьким... Поехать я мог в Ашхабад, Господи Боже, спаси нас, упрямых и гордых! Я ездил свободно в Тбилиси, В Москву – да хотя бы куда! А нынче – любой независим, М о н о л о г п ро с т о г о ч е л о ве к а Повсюду одни господа. Товарищей нет и в помине, Никогда я не буду богатым: Распался Советский Союз. Не под той, знать, звездой уродился. В своей «незалежной» пустыне Потому бобылѐм, неженатым Друзей своих бывших боюсь. И живу. И, наверно, смирился. Мозги мне полощут усердно: Мне противны жлобы-нувориши, Мол, НАТО, – спаси, помоги! Им народ – всѐ равно, что отбросы. Россия – не просто соседи, Опасаюсь порою за «крышу»: А якобы наши враги. Не «снесло» бы от вечных вопросов А я «нерушимый» припомню «Кто во всѐм виноват?» и «Что делать?», «Республик свободных союз». А ещѐ – «Кто нас вывести сможет?»... Живѐтся теперь нелегко мне. Не хватает Мазая нам Деда!.. ...И горько, сквозь слѐзы, смеюсь. И, возможно, Сусанина тоже. 71

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Максим САФИУЛИН г. Усть-Илимск, Иркутская обл. Руководитель творческого объединения «СТИМУЛ». Автор 2 книг стихов и малой прозы. Публикации: хрестоматия для ст.шк. возраста «Вечные чувства в стихах современных поэтов», «Союз писателей», «Лауреат», «Пегас», «Золотой томик поэзии», «Новый Енисейский литератор» и др. Композитор, автор-исполнитель, играет любые мелодии на расческе и газете. Руководитель Народного ансамбля «Русская песня», вокального профиля Школы творческих открытий «Я – артист», преподаватель Школы Искусств №1. Лауреат международных конкурсов-фестивалей в России, Италии, Испании, США, Франции, Польше, Германии. Лауреат литературной премии «В поисках правды и справедливости». Финалист международной литературной премии им. А. Ахматовой и Гомеровской премии. Награжден медалью «За активную гражданскую позицию и патриотизм». Звание «Лучший творческий деятель России» (национальная общественная награда «Будущее России»). Член жюри городских конкурсов. Инициатор проведения, сценарист, ведущий культурно-значимых проектов в городе. Из нов ы х ст ихов Дети, не зна вшие войны Какое это счастье, дети, В е с н а – п о ра т е п л а и с ве т а Что мы не ведали войны. Не знали никогда на свете, Снег стал чернеть активнее и чаще, Как взрыв возник из тишины. Узрев приход чарующей весны. Стал воздух вдруг живой и настоящий, Стрельбы, смертей, убитых судеб И птицы вновь в природу влюблены. И ужас душных лагерей, Где жили и погибли люди, И я влюблен. Влюблен самозабвенно Что не обняли матерей. И в синь небес, и в теплоту поры. В наш бедный век для всех нас очень ценно Кто добывал для фронта воду, Любить, беречь природные дары. А сам был беден и раздет, И кто сражался за свободу Пора весны – пора тепла и света, Страны, которой больше нет. Пора надежд и новых теплых встреч. Нет той страны и нет тех жизней, Тебя, Весна, благодарю за это. Но память оставляет след И вас прошу природу поберечь. О тех, кто всѐ отдал Отчизне, Чтоб мы смогли прожить без бед, Беречь всѐ то, что стало так привычно, Всѐ то, что в жизни окружает нас. Чтоб мир настал на белом свете – Создать опять уже проблематично, Великий мир для всей страны. Не отбирайте у Природы шанс. Какое это счастье, дети, Что мы не ведали войны. П а м я т и Е вг е н и я Е вт у ш е н к о *** Ушѐл поэт – Евгений Евтушенко. Нет, ничто с Россией не сравнится! Ушѐл в века – легко, почти во сне, Мне Россия, как родная мать! В мир солнечного, яркого оттенка, Только ей одной могу гордиться Как яркий слог, что был так близок мне. И еѐ одну лишь воспевать. Увы, но с ним мы были незнакомы, Это небо и леса, и реки, Хоть земляки, почти с одной земли, Чистые, бескрайние края И в мирном состоянии истомы В сердце и душе моей навеки В кругу родных и тех, кем был любим, Родина великая моя! Ушѐл поэт, чьи строки не старели, Подвиги отцов наших и дедов Уход его, как жизнь неповторим... В памяти с почтением храним, Уйти в День смеха – 1 апреля, Мы, войны в реальности не ведав, Да так, чтоб вся страна гордилась им. За покой «спасибо» говорим. И я горжусь, что знал того поэта, Тем, кто яро за покой сражался И пусть поэт совсем не знал меня, И в отваге был неудержим Но в тех стихах его так много света, Кто погиб и кто в живых остался, И грелся я душою у огня Чтоб сберечь России рубежи От строк его, где есть и пыл, и пламя, И другой мне родины не надо, Где есть любовь и прелесть тишины... Я одной лишь Родиной горжусь! Спасибо Вам и светлая Вам память Ты – моя надежда и награда, За все дела благие для страны. Милая моя, святая Русь! 72

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Константин БЫЛИНИН г. Челябинск Член областного литературного клуба «Светунец» им. Вячеслава Богданова при СП России. Член Комитета литературных объединений Челябинской области «Литера Артель». Лауреат второй степени 13-х и 14-х «Каслинских литературных чтений» (2014-2015). Дипломант второй степени всероссийского литературного конкурса «Моя Родина» (номинация поэзия, 2014). Лауреат первой степени 11-го областного литературного конкурса «Прекрасен наш Союз» (2015). Автор 2 книг стихов: «Нарисованный город без лиц» (2013), «Переход» (2016). *** З а щ и т н и к а м Б ре с т а Над кромкой дня лесные птицы Дрожит земля и небосвод. листают в небе облака, Наш мир качается над бездной, где будут звѐздные петлицы ещѐ один советский взвод напоминать закат полка. оставил звѐздам взгляд железный. На тѐмно-синие границы Здесь нет стреляющих лесов, прольѐтся ночь и тишина, крутых вершин с дыханием ветра, и память, будто бы страницы, здесь Брест и тысяча бойцов мой дед листает у окна; на рубеже родного метра. А там деревья в гимнастѐрках Ещѐ не взят восточный форт, лежат за выжженной избой, а Минск на каменных коленях пока земля встаѐт в осколках последний вымолвил аккорд в огромный рост над головой! снарядом, замедляя время! У Холмских северных ворот Безымянный до гроба растянулся выстрел, Скажи мне зелѐное поле: ещѐ один зелѐный взвод «Где имя осталось моѐ? за горизонт душою вызрел. В твоѐм ли широком просторе, Стоит берѐзовая тишь. я выронил жизнь и ружьѐ»? Лежат немецкие солдаты, И шепчутся стройные травы, вчера прошедшие Париж и плачут, и мне говорят: и Европейские палаты. «Вон там, у речной переправы, Над Брестом в облачный горошек Лежишь, безымянный солдат». склонился синий небосвод. Земля почувствовала кожей, Ветеран как за неѐ полѐг народ. Седое небо оцарапано рассветом, а дворник разметает тишину В плену осенних листьев и глядит при этом Я помню не эти холодные стены, на лавочку, вместившую войну: не сталь паутины в окне, Еѐ лицо в прокуренных морщинах, а парк и фонтана летящую пену, на голове застыли облака и ветер на жѐлтой листве. густых волос и взгляд наполовину Я помню столицу и запах муската, сочится исподлобья старика, и дым сигарет на губах, а тень войны колышется, как поле, и шелест берѐзовых рощ за Арбатом, в котором зеленеет батальон, и ужин с тобой при свечах. откуда в сорок пером вышли двое, Я помню весѐлые лица прохожих, не помнящие собственных имѐн. и пасмурный день в сентябре, И только нити солнечного света и то, что боишься до дрожи ползут к ногам, чтоб мир соединить меня потерять на войне. хотя бы с тенью, с тенью силуэта – Я помню не эти холодные стены, ту, что солдат отбросил покурить. не стул, где пытали меня, а помню наш отпуск и музыку Вены В 1941 году... летящую с паперти дня. Склонились седые осины Я помню не свастику красных повязок над жѐлтою рябью полей, на правом плече у солдат – где небо врастало в низины, я помню природу и горы Кавказа, скрываясь в сердцах сыновей. когда разорвался снаряд. Здесь были живые окопы И ты меня помни в простой гимнастѐрке, с глазами советских солдат. в ушедшем со мной сентябре, Дождя серебристые стропы и Мамины слѐзы за узенькой шторкой, натягивал красный закат... и наш поцелуй во дворе. 73

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Виктор ДВОРЕЦКИЙ г. Н.Новгород Писатель, публицист, поэт, философ. Окончил ГИИВТ (Н.Новгород), служба в СА – корреспондент-организатор военной печати, внештатный корреспондент «Северного комсомольца» (г. Архангельск), руководитель поэтического объединения «Начало» (Н.Новгород), автор научно-популярных статей. Автор книг «Практикум по обмену квартир в теории вариантах» (социология) и «Логика жизни»(философия). Имеется 6 законченных романов, несколько повестей и рассказов. В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. «Су д ьб ы м оей хит рос п лет ень е...» Настроение И как мелкие осколки оземь звякнула, умолкла, Диван, ковѐр и тѐртые обои, разорвав судьбу на части, часов размерен ход и лад. застилая болью свет. Пара цветков и занавесей струи И не знавшие потери, граничат, охраняя мой уклад. лишний срок себе отмерят и забудут, кто был рядом – Бетонной памятью ступени на параде это их судьбе ответ. вверх понеслись – одна к одной стоят. Вот дверь моя и будто бы в засаде Ведь утрачивает время звонок висит, немного тень тая. силу посланного семя, где в глазах подбитой птицы А там за дверью тот же всѐ диван, уже виден смерти блик. ковѐр, распятый в свете серых окон, Вверх смотрю и вижу стаю, обоев полинялых караван, что над ней, кружась, летает, где время расписалось так жестоко. но не знает жуткой боли и не слышит этот крик. И прошлого безумная игра на потолок осела тонкой сеткой. Мне хотелось повернуться Как по ладони острая игла и над птицею нагнуться, прошлась морщинами старухи, но кокетки. чтобы боль рукой своею снять с еѐ разбитых крыл. Мир, пробежав по кругу, вновь стоит Но небесную бродягу на том ковре, что стелется к дивану. я не стал терзать надеждой, И зелень подоконника таит что поднимется как прежде вопрос, который ждѐт. Но всѐ молчит - ввысь, где след еѐ остыл. лишь скрипы половиц, да шѐпот крана в ванной. В е ч е р у м о ря Обманчива спокойствия окраска – Баллада не выпросишь у моря янтаря. И в горизонт уходит синьки краска, Это был обычный вечер – темнеющей стопой поводыря. миг, когда рождались свечи: эти маленькие кисти – А на закате розовым отливом брызги вечного огня. летят по небу перья облаков. Что горят всегда с надеждой, И в синеве, твердеющей на диво, возвращая безмятежность проснѐтся звѐздный перелив оков. и мелькают в отраженьях И дремлет море – тихо и бездонно, словно ищут там меня. приглядываясь к блескам маяка. Ну а я пленѐн погодой Спустилась ночь, и шелестели сонно и гулял под сенью свода его солѐные бока. средь кустарников дремучих и высоких буйных трав. *** Слушал мира начертанье Кто искажает эти тени как знакомое преданье, творенья дня и темноты? что дарило чудо жизни, Судьбы моей хитросплетенье, не показывая нрав. чужой – лишь горечь немоты. Но взметнулось поднебесье – Испепелив весь свет до праха, эхом сорванная песня измерив бытность небытиѐм, и с болотистой трясины ждѐт, как последняя рубаха стая птичья поднялась. спадѐт, и мы в тот миг умрѐм. Дробь визжала, дробь кусала А те полоски полусвета и разить совсем устала – и полутени неглиже только выпавшей монетой ворчливо призовут к ответу чья-то жизнь вниз пронеслась. нас, вмиг потерянных уже. 74

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Андрей ТУРУКИН г. Ангарск, Иркутская обл. Родился в 1977 году в Ангарске, образование высшее, юридическое. Пишет стихи и прозу. Руководит молодѐжной литературной студией «Янус». В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. Из ру к описи к ниг и «Дав ай у пад ѐм в в ерх…» Отблески О стали и пламени Отблески Солнца, длинные тени, Сила на силу и сталь – на сталь, Сонного озера блѐсткая гладь... Сталью снаряд гвоздил. Ветер нечаянно дождик отменит. Кто-то сгорел, а казалось – встал, Кажется: вот оно. Можно поймать Чтобы набраться сил. Чувство покоя. И пусть оно кратко, В стали рождалась живая душа, Всѐ же смогу я его ухватить, Зная лишь гнев и боль... Чтобы, к нему возвращаясь украдкой, Дизель осипший жаром дышал, Снова частицею целого быть. Танк разгоняя в бой. Пламя на пламя и дух – на дух, Гостья Предков завет храня: Каждый, кто выжил, бьѐтся за двух, Как всегда, легко, без стука Что не ушли из огня. Распахнѐтся дверь. Каждый, кто выжил, и дальше пойдѐт, Осень, старая подруга, Кровью чертя межи. Здравствуй, что ж теперь. Вражьей, своей ли – как повезѐт, Проходи на кухню. Чаю? Но мир этот должен жить! Будешь шоколад? По тебе всегда скучаю, Танго Да совсем не рад. Сердце билось, словно танцуя, Но заходишь ежегодно, И был танец горяч и груб. Так что всѐ равно. Я нежданные поцелуи Погоди, поставлю воду. Рвал с твоих пересохших губ. Притворю окно. Рвал отчаянно, понимая, Сядем с чаем, в уголочке, Что не может такого быть, И опять начнѐм И я снова иду по краю, Жечь мосты и ставить точки. Но хочу ли я всѐ забыть? Каждый о своѐм. Я надеялся, что начало А затем о деле срочном. Нам подарит шальная ночь, Вспомнишь невзначай, И упруго в висках стучала И растаешь сном полночным, Кровь, сметая сомненья прочь... Не допив свой чай... Ночь пропала в туманной дали, И рассвет заглядывал в дом, Где мы всѐ ещѐ танцевали *** В ритме жѐстком, быстром и злом... Я пѐс. Вся жизнь моя в служенье – Хранить, следить, оберегать. Я Вам служу. Но Вы в смятенье, С н е ж н а я к о ро л е ва Ведь смею я о Вас мечтать. Вариация на тему Я точно знаю, моѐ место Медленно стекает воск по свечке, На коврике у Ваших ног. Застывая мягкою волной. Никто дурной, клянусь Вам честью, Мальчик собирает слово «вечность». Не ступит шагу на порог. Безмятежный. Равнодушный. Мой. Я пѐс. Мой век куда короче, «Вечность» – это, право, слишком долго, Но будь он вовсе никакой, Но совсем не значит «навсегда». И светлым днѐм, и тѐмной ночью, Режут руки хрупкие осколки, Беречь я буду Ваш покой. Попадают в кровь частицы льда. Я пѐс. И Вас люблю всем сердцем. Всѐ. Закончил, и теперь с опаской Жалей об этом, не жалей... Смотрит: получилось или нет? С себя бы шкуру снял, поверьте, Я молчу, прощаясь с этой сказкой, Чтоб стало Вам чуть-чуть теплей. Улыбаясь Вечности в ответ... 75

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Л и т е р а т у р н а я с т у д и я « В е ш н я к и » , г . М о с к ва Литературная студия «Вешняки» была организована в 1977 г. членом Союза писателей, Союза журналистов СССР Юрием Ильичѐм Каменским. Студия существует при библиотеке им. А. С. Неверова (заведующая Синюкова Людмила Васильевна, гл. библиотекарь и куратор студии Татьяна Григорьевна Чибадина), район Вешняки. Гостями студии были Булат Окуджава, Анатолий Алексин, Римма Казакова, Маргарита Алигер, Лев Аннинский и многие другие известные писатели, поэты и литераторы. С 2000 г. студией руководит Виктор Александрович Синельников. …………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… Владимир ШИЛИН Играла земляника с нами Родился в 1936 году в Москве. В довольно странную игру, Поэт и литературовед. Ведь как любые горожане, В студии с 1981 года. Автор поэтических сборников и «Словаря Мы были ей не по нутру. литературоведческих терминов» (2009). Пишет стихи для детей. Печатается в литературных периодических изданиях. То появлялась земляника, То исчезала вдруг опять, *** Сначала отыщи поди-ка, Сколько звонкой удали Потом попробуй-ка сорвать. В жизни видел я, На просторах Суздали, Так, собирая понемножку, В Муромских краях! Мы выходили все втроѐм Красок оторочку Из леса с маленьким лукошком, Смело брал у них, Искусанные комарьѐм. Чтобы вставить в строчку, Иль оправить стих. И те забавные походы За земляникой в ранний час, Русские просторы, Нас убеждали, что природа Неба синева, Так просто ничего не даст. Говорок нескорый, Звонкие слова. ………………………………………………………………………………… Отраженья в речках – Нива да копна, Кружево крылечка, Наталья КОНОПЛЕВА -ЮМАТОВА Кисея окна. Родилась в 1946 году в Москве. В студии с 1979 года. Финалист премии «Наследие 2014», Так же, как когда-то, национальной литературной премии «Поэт года 2014» и «Поэт года 2015». Автор 6 книг стихов. Совершают труд Парни и девчата, – Все на поле тут. Ж и зн ь Вон пасѐтся стадо, Вон стеною рожь, – Как в поезде едешь: Что для сердца надо, увидел, на что посмотрел. Всѐ всегда найдѐшь. А что пропустил, то растает вдали безвозвратно. ………………………………………………………………………………… Летит твой курьерский, попутчик любой, кто подсел. Сергей ФИЛИППОВ Надолго ль? Родился в 1953 году в Москве. Кто знает! Окончил Московский институт химического машиностроения И чем обменялись приватно. (МИХМ). В студии с 2012 года. Победитель ежемесячного поэтического конкурса журнала Как в поезде едешь: «Эр-фольг» (июнь, 2015), призѐр конкурса (2-е место) к 135- то станция, то перегон. летию А. А. Блока журнала «Эдита». Печатался во многих литературных изданиях России и зарубежья. Как много проспал или взглядом скользнул, не вникая. *** Конечная станция? Мы на природу выезжали. Что о ней! – В лес заходили. Неспроста, Как рубикон. Целеноправлено искали Важней, что собрал по дороге В нѐм земляничные места. и кто окликает. Кому ты был нужен, Там ползали на четвереньках, остался ли в памяти тех, Обшарив всѐ от сих до сих, Попутчиков прежних, И набирали помаленьку хватило ли сердца на всех... Одно лукошко на троих. 76

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Виктор СИНЕЛЬНИКОВ Татьяна КУЛАКОВА Родился в 1935 году в Москве. Научный исследователь в области экономики, энергетики и Строитель, журналист, автор интеллектуальных и спортивных экологии. Поэт, прозаик, художник, композитор. В студии игр. Руководитель студии «Вешняки». «Вешняки» с 2001 г. Автор романа в стихах «Татьяна» – продолжение «Евгения Онегина». Два ангела Д ве с т ро ф ы и з ро м а н а Метался ангел днѐм и ночью С земли до горнего предела, И вдруг увидел он собрата, *** Который отдыхал на туче. А мне сегодня выпал случай В стихах воспеть язык родной! Он подлетел к нему с вопросом: Тебя – «великий и могучий», «Ты что бездельничаешь, братец?» Богатый, гибкий и живой! А тот спросил в ответ с улыбкой: Ведь ты свободным построеньем, «Зачем ты мечешься, несчастный?» Работу сделав наслажденьем, Меня всѐ время выручал «Нет, я счастливый», – молвил первый, – И мысли многие спасал «Несу людские просьбы к Богу». От тех преград, что строит Муза; «А я», – второй ему ответил, – И предоставить был готов «От них жду Богу благодарность»... Бесчисленное войско слов Во имя нашего союза!.. ………………………………………………………………………………… Тобой стоит земля моя, Да сохранит Господь тебя! Сергей ПРОСТОМОЛОТОВ *** Родился в 1953 году в Москве. Живут проблемы наши вечно... Окончил театрально-режиссѐрское отделение МГИК. Работал Но жаждем перемен меж тем актѐром, режиссѐром в различных театрах России. Неугомонно и беспечно, Двадцать пять лет был директором и художественным Порою без нужды совсем! руководителем творческих коллективов московского колледжа телекоммуникаций университета связи и информатики. И, полные благих порывов, Заслуженный связист РФ. Все стихотворения являются Меняем время перерывов, текстами песен на собственную музыку и могут исполняться Названья улиц, городов, под гитару. Часы движенья поездов, Режим чиновничей работы... Ну, словом, как нарочно, там, Первая любовь Где это досаждает нам, Плодя никчѐмные заботы, Посвящается О. Н. И мы в отечестве своѐм Впустую часто устаем. Мы вспоминаем поневоле вновь и вновь, Вам повезло, коль с вами это было, ………………………………………………………………………………… То чувство под названием любовь, Которое впервые вас пленило. Марк ЛОСЕВ Как отголосок юношеских дней, (1946-2016) Она звучит в душе моей, как скрипка, Родился в Москве, окончил Московский электротехнический Та первая девчоночья улыбка, институт связи. Автор многих научных трудов и изобретений. Становится дороже и милей. Один из лучших поэтов студии, Марк Лосев не часто печатался, но тонко чувствовал, понимал и любил поэзию. В его стихах есть всѐ, что присуще большим поэтам: лиризм, любовь к Тогда не знали вы, что влюблены, жизни и людям, тонкое понимание природы, философское Тогда слова все были непонятны, осмысление мира и сущности бытия. И лишь с еѐ потерей безвозвратной, Вы осознали, что разорены. *** Но улыбнѐтся вопреки всему рассвет, Простуженный вечер, конец октября. Когда еѐ вы встретите случайно, В холодной купели небес И через пропасть пережитых лет, Над стылой землею погасла заря, Вновь сердцем прикоснѐтесь к этой тайне. Туманом оплавился лес. А тайна та окажется простой, Пожухла стерни золотая скрижаль, Что первая любовь нам дарит вечность, Обрывками жѐлтых страниц И жаль, что нашей жизни быстротечность, Кружится листва, и до горечи жаль Всѐ не дает нам обрести покой. Покинувших родину птиц. 77

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Они разлетелись из брошенных гнѐзд, Ефим ШКЛОВСКИЙ И с ними, тревоги деля, (1926-2016) В мерцающем свете задумчивых звѐзд Один из самых одарѐнных поэтов студии. Писал лирические, духовные стихи, басни, романсы, которые Скользит по орбите Земля. звучали на радио. Публиковался в России и за рубежом. В безмолвии космос по лету грустит, Сияньем луны просветлѐн. Лишь тихо над шаром земным шелестит Натали Пушкиной Последними листьями клѐн. Как много сплетен с именем твоим И где-то в пространстве от Солнца вдали, Нам наплели – Которую тысячу лет потомкам легковерным. Блуждает любовь в межпланетной пыли Но ты всегда При свете хвостатых комет. была любима им, И он, твой муж, Лишь редких счастливцев на нашей Земле не верил слухам скверным. Она посещает порой, Сплетая их руки в простуженной мгле Нет, я не эссеист, И хмурой осенней порой. не пушкинист, Но знаю – выше ты Им жѐлтый ковѐр расстилает трава, любой хулы и лести. И прямо с пожухлой стерни И для меня Возносятся к звѐздам простые слова, твой облик также чист, Которые шепчут они. Как для него, певца любви и чести. Январь 1988 г. Уйдут в архив завалы клеветы. ………………………………………………………………………………… Что клевета? Когда в чаду сомнений За честь твою Владимир ЛЮБЕЗНЫЙ и «гений красоты» (1949-2014) На смерть пошѐл Ветеран студии «Вешняки». Пользовался большим авторитетом его бессмертный гений. и уважением студийцев. Автор многих стихов и поэтических миниатюр. Зачем? *** Единый разум наш! Р. С. Поярковой Всевышний разум наш! Друзья уходят тяжело Зачем здесь на Земле Туда, откуда нет возврата, решил ты раздробиться Нам завещав души тепло Своим подобием?! Чтоб вышел ералаш?! И память по минувшим датам. Ведь множеству голов с Тобою не сравниться. С собой уносят в смертный час Мечты, сомнения и муки, Здесь каждая И обессиленные руки, безумная башка, Что прежде обнимали нас. Себя считая родственницей Бога, Уйдут, а нам нести в рассвет Готова строить – До края собственной могилы из себя божка, Их теплоту, их добрый свет, Чтоб властвовать Их нерастраченные силы. в своей семье двуногой. Зачем Тебе здесь Слезою поминальных свеч вечная вражда, Оплакав друга, словно брата, Борьба за власть, Мы будем жить надеждой встреч за славу, за богатство?.. В местах, откуда нет возврата. Зачем Тебе болезни и нужда, И секс, как спорт, *** и ложь и святотатство?! Победно встав на высоту, Не упивайся достиженьем. И вдруг раздался Возможно, что победу ту глас под небесами: «Я разум вам послал! Признает время пораженьем. Зачем?.. Решайте сами». 78

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год ПОЭЗИЯ ДОНБАССА………………………………………………………………………………………………… Василий ТОЛСТОУС Андрей ШТАЛЬ г. Макеевка г. Краматорск (оккупированный ВСУ) Член Межрегионального союза писателей. Член Межрегионального союза писателей. *** Ч е т ы ре вс а д н и к а а п о к а л и п с и с а Всѐ будет. Всѐ случится. Можешь губы кусать, но иди и смотри: Непременно. Бог срывает печати, а слѐз больше нет, Замру не раз от пенности волос. И по кромке последней Донецкой зари Но приглядись: Мчится всадник на огненно-рыжем коне. из крепкого полена Здесь вчера побывали Антихрист с Чумой, творит безумец Зря ль кровавые мальчики ходят вокруг? торс, колпак и нос. Здесь трясѐтся в полынной степи гумконвой, Полки идут по жниве и посевам. Как трясутся костлявые руки старух. На свежий труп слетелось вороньѐ. Дымится танк, покачивая зевом Эти мѐртвое время, и голод, и плач разбитой пушки. По твоей ли, а может, по общей вине? Иволга поѐт. Вслед за рыжим уже отправляется вскачь Ей нужно в краткой жизни отгнездиться Чѐрный всадник на чѐрном-пречѐрном коне. и обучить премудростям птенцов. Ей наплевать, По сердцам человечьим елозит вражда, что корчится столица, Зреет в стынущих ранах холодная месть. а запад неестественно пунцов. Остаѐтся немного совсем подождать Безумец ладит голову и руки, Будет всадник последний, а там уже – Смерть. рисует удивлѐнные глаза, стучит, Решили совместить и кто-то в душу эти стуки Как уголь ископаемый пластами мне, словно гвозди, силится вонзать. Под сердцем – скорбь, кручина и вина. Над гробиком единственного сына Лишь час езды, и там, за блокпостами, рождается игрушка из бревна, Мгновенно возвращается война. и смотрит, замерев, наполовину А здесь гопак и люди в «вышиванках», войной опустошѐнная страна. Из Киева приехавший артист, Всѐ будет. И девочка, раздавленная танком, Всѐ случится. И странный «бытовой сепаратизм». Непременно. Любовь опять, наверное, придѐт. Кому обстрелы, а кому – колядки! Увидит и кленовую подмену Увы! Реальность наша такова: о нас уже не помнящий народ. Мир крайне неустойчивый и шаткий, Аресты, но сначала – торжества! После войны В е с е н н е е о б о с т ре н и е История не пишется с улыбкой – она скользит над реками из слѐз. «Растаял» асфальт, дороги пораскисали. Ушедших войн заржавленной ошибкой На площади митинг: дьявол выводит паству. она застыла в поле у берѐз. Весна прибывает строго по расписанию, Проходит блокпост и не предъявляет паспорт. Упрямый ветер, время распыляя, перенося по свету тишину, Соцсети кипят, пугают большой войною. спадѐт, когда от края и до края Сезон рецидивов, новое обострение. переметѐт барханами войну, Последняя жертва варварской паранойи – а из земли, с недавних пор безлюдной, Из памяти стѐртый, но миро пустивший Ленин. опять пробьются клейкие ростки. Стремиться к солнцу беспредельно трудно, Безумные дни, здесь нет никаких гарантий и вниз – корням, осколкам вопреки. На завтрашний день, Летучий пепел, путник вездесущий, а тем паче – дожить до лета. и медной гильзы прозелень в земле, Ты слышишь, уже не знают, что такое души, как громко стучат на тебя куранты? скрывая кости белые в золе... Волнуется Чацкий и просит подать беретту. 79

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Марина БЕРЕЖНЕВА Теперь пусть радует гроза г. Донецк оранжевым разрядом тока. Член Союза писателей ДНР. Пускай тяжѐлые идут машины по вечерней трассе. Донецк. Апрель 2015 Мы забываем про войну – их гул не страшен, не опасен... Снова грохочет в окраинах: Град или мина? Мы забываем о войне, Очень привычно и буднично – мы забываем, забываем... Проза дончан. О жѐсткой танковой броне, Сонный покой «перемирия» о беженцах в июне-мае, Снова отринув, Марс-непоседа, похоже о развороченных телах Опять заскучал. на площади кровавом блюде Как он живѐт и о безжалостных словах Уже год? Наш Донецк, в зазеркалье, – должны забыть... Но не забудем. В страшной и муторной сказке, В гражданской войне. Весь этот год *** Псы войны воду Леты лакали, Лечь в траву и закрыть глаза. След оставляя кровавый Вжаться раной открытой в почву. На чистой волне. Снились алые паруса. Оказалось – земля кровоточит. День ото дня Отличается сводкой военной Тих Господь... Только он с креста Солнце в зеницах, видел мир без прикрас и фальши. Но соль от беды на губах. Ветер уксусом жѐг уста, Нет для меня беспокойнее шли иуды победным маршем. Трепетной птицы бесценной, Птицы-весны, Сквозь меня прорастѐт трава. Затаившейся в здешних садах. Мир с войною в хмельном застолье. Мы теряем в бою слова, Донецкая августовская чтоб разлиться немою болью... Глядят, сквозь окровавленные маски, Зноем напившись, ярится бессонница. На нас остекленевшие глаза. Отзвуки «плюсов» бредут по квартире. Третье уж лето военное клонится _____________________________________________ В осень, а всѐ лишь Е2-Е4. Клетки–квадраты давно уж пристреляны, Не говоря о фигурах постарше, Анна ВЕЧКАСОВА г. Краснодон Пешек в размен – ещѐ полные горсти, И не испытаны нами все горести, И не оплаканы нами все павшие, *** Те, кто прилѐг среди выжженной зелени. До боли сжимаю руки. Август асфальтами плавит терпение, В окно проревел раскат. Август – подвешен над минными «минскими», Сканирую кожей звуки: В чаше зенита – столпотворение, гроза, «ураганы», «град»?.. Звѐзд, перемешанных с душами близкими. И вновь задрожали стены. _____________________________________________ Диспетчер даѐт добро. Летим, не включив сирены, там – раненая в бедро. Людмила ГОНТАРЕВА г. Краснодон Член Межрегионального союза писателей, Она родилась в рубашке. Союза писателей ЛНР, Союза писателей России. Везѐм еѐ через дым с бессменным шофѐром Сашкой, что стал мне почти родным. *** Когда закончится война, я упаду ничком на землю. *** Пусть зарыдают в проводах Возможно, забуду не скоро я: ветра – я больше не приемлю смертельной объят пеленой мой город. Осталась «скорая» испуга в солнечных глазах у края передовой. бинтованных крест-накрест окон. 80

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Владимир КАРЛОВ В застывшем безводном мареве г. Дзержинск (оккупированный ВС У) работали за троих. Член Межрегионального союза писателей. Смотрели ночами в зарево, не ведая: кто и чьих... *** Пора отсеяться давно, Последние силы изношены Но, сна и отдыха не зная, И думали – смерть обойдѐт. С тревогой видим мы одно – Убитый. И ранена. Брошены? Три года длится посевная. Кто помнит – меня поймѐт. Кряхтя, земную пашут твердь Разнокалиберные бочки _____________________________________________ И торопливо сеют смерть, Зерном свинцовым, пулестрочки. Кому-то символы войны, Иван НЕЧИПОРУК Кому-то символы свободы, г. Горловка В полях истерзанных видны Член Межрегионального союза писателей, Союза писателей России. Стальных штыков шальные всходы. В верхах всѐ делится земля, Низа же, сонмом поколений, *** Вот в эти самые поля, МСК Ложатся в виде удобрений. Чего бы ни просили у небес, О чѐм бы ни мечтали мы ночами *** (Когда истории сиюминутный срез Неся реалий тягостное бремя, Чугунными истоптан сапогами), Мы мимовольно, мыслями скользя, Но всѐ что нынче происходит с нами – Заглядываем в будущее время, Необратимый жизненный процесс. В которое заглядывать нельзя. Из времени в котором мы с тревогой - Не думать о возврате к старым дням, Ложимся спать, с тревогою встаѐм, Когда беды ничто не предвещало. Идѐм разбитой танками дорогой, Оставить всѐ как есть, махнув устало, Под реактивно-залповым огнѐм. Отдав прошедшее полуночным теням... Реалиями, трепетной синицей, И новый мир из рваного металла, Зажаты мы в безжалостных руках, Как данность с упованием принять. А хочется взлететь свободной птицей, но держат они пальцы на курках. В заморские, заоблачные дали *** Нас, не спросив согласия, ведут, Поэт всегда – тринадцатый апостол. А дали бы нам волю,- но едва ли, Елена Крикливец Нам ничего так просто не дадут. И потому так много алой краски Не верьте, что творцом быть очень просто, Разлили те, кто против и кто за, Что творчество – тщета и суета, Глядят, сквозь окровавленные маски, Всего лишь связка мысли в три нахлѐста... На нас остекленевшие глаза. Поэт всегда – тринадцатый апостол! _____________________________________________ Не должен быть апостол без Христа! Сдирая безразличия коросту, Расплѐскивает душу по листам. Екатерина РОМАЩУК г. Горловка И сквозь погосты на помосты поступь... Член Межрегионального союза писателей. Когда поэт – тринадцатый апостол, Ему никак не избежать креста. *** Остановите землю – я сойду, *** В дурдоме смерти потеряв рассудок. Не жизнь – одна сплошная аллегория, На Украине нынче как в аду, И чувствами нас нелегко пронять, Где – чтобы выжить – нужно стать Иудой. Но нам без страхов не прожить ни дня, Где самая тревожная история – Зашиты рты у тех, кто выбрал рай. «О полном прекращении огня». Их жизни сломлены, а ноги перебиты. Нажмите «паузу» – пусть кончится игра, Страх вызревает стопудовой гирею, Придуманная дьявольскою свитой. А следом боль кругами по воде... Остановите кто-нибудь войну, Наш оптимизм с годами поредел, Еѐ абсурдность перешла границы! Когда заходит речь о перемирии, А если «нет»... то дайте я засну, Мы априори знаем – быть беде! И пусть мне прежний мир хотя бы снится. 81

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год *** Г о ри т за к а т . . . Мой город охрип от молитв, Червлѐным знаком красится закат – Мой город оглох от бомбѐжек, не чѐткий признак нового крушенья. Мой город сегодня безлик... Внутри зеркал... пустуют отраженья. Прошу, защити его, Боже! В тиши дворцов готовится парад... Голодный, как брошенный пѐс, Подковы счастья сбиты с полпути И часто дрожит от озноба. И колесница порохом набита...* Мой город, уставший от слѐз, Горит закат – и празднует Эрида, Ещѐ уповает на Бога. накинув на Распятье палантин, Калека, бессильный на вид, победу – торжество среди огня. Но тлеет в нѐм дух поколений. Под куполом надежд звучит акафист... Мой город стоит на крови... Свой дом покинул белокрылый аист, За то, что не стал на колени. Оставив небо в черни воронья. _____________________________________________ Пророков нет. Лишь челядь и тузы. И всѐ предсказано... давно... бубновой картой... Искра` вчерашнего – окно в горящем Завтра. Елизавета ХАПЛАНОВА В огне найти ли капельку росы? г. Макеевка Безумствует разбитый «Колизей»... Председатель Макеевского отделения Межрегионального союза писателей, руководитель городского литобъединения Несут венки к обломкам шумной сцены, им. Николая Хапланова. Где призрак вдохновлѐнного Родена хватает суть развязок и потерь*. Но никому не спрятать в маскхалат А город мол ится своѐ лицо, ступив однажды в Вечность. Из воспоминаний очевидца: «...19 января 2015 года, Горит закат... и каждый им помечен. в праздник Крещения Господня, мы выехали на аварию в посѐлок Октября. Там загорелся газопровод В тиши дворцов готовится парад... высокого давления. Ребята с большим трудом устранили серьезнейшую аварию. Но тогда меня _____________________________________________ потрясло происходящее совсем рядом... Недалеко от места аварии располагается ставок, где в тот момент проходил обряд водокрещения. Продолжается обстрел... над головами молниеносно несутся Константин КОВАЛЬ снаряды... в двух шагах от людей горит газопровод... г. Дзержинск (оккупированный ВС У) А люди, жители нашего города, смотрят в небо, Член Межрегионального союза писателей. крестятся с молитвой на устах и входят в освящѐнный водоѐм. Тогда я подумала: «Наш народ, такой народ, *** победить невозможно!»... Варвары приходят не с востока, Крещенским холодом, Их костры обуглили закат. Не о том ли бойкие сороки Позѐмкой белою... Неустанно воронам трещат. Сырым убежищем – Тот год запомнится. Приглашают чѐрных на забаву – Летят над городом, Юной плотью в поле пировать Смеясь над верою, И оклады храмов православных Снарядов полчища... На фалеры римские менять. А город – молится. Жечь пергамент «Игорева Слова», Зло коверкать богоданный стих И в день Крещения И скакать в награбленных обновах К обряду вечному На подспудных капищах своих. Идѐт народ честной – И души полнятся Но когда умолкнет ор и топот Церковночтением И стрела опустится в горит, и чудом вечера... Солнца лик явится на востоке А рядом – снова бой. И надеждой землю озарит. И город – молится... Затишье Накрыта истина Пластом насилия... Вчера кровавый лунный глаз По-воровски, слегка прищурясь, Но души веруют, Цеплялся к окнам, и не раз, Что Свет откроется! – Но, Слава Богу, влезть раздумал. С такими мыслями, И силой сильною, Вздохнули форточки домов, И светлой мерою Рассветный птах в кустах защѐлкал. И дворник отмахнул метлой Наш город молится! Листву с деревьев, не осколки. 82

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Светлана ДОНЧЕНКО Ольга КОЗЛОВЦЕВА г. Краснодар г. Ряжск, Рязанская обл. Член Союза писателей России, автор 5 книг стихов и прозы. Член Союза писателей России. Кавалер ордена Серебряного Орла, ордена «Золотая Звезда». Руководитель литературного объединения «Вдохновение». Награждена дипломом и медалью «Литературный Олимп», Автор 3 книг стихов. Публиковалась во многих Рязанских и медалью им. Нобелевского лауреата Ивана Бунина, дипломом Московских литературных изданиях. «Недаром помнит вся Россия» с вручением медали «М. Ю. Лауреат Международного поэтического конкурса имени Лермонтов». Николая Рубцова «Звезда полей». Руководитель Южно-российского творческого объединения «Серебро Слов». Родительский дом За бесценок свой дом отдали, 22 июня 1941... Не смогли мы его сберечь. Капали звѐзды, как слѐзы с небес – Наклонилась сирень в печали, Плакала Вечность. И цветной полушалок – с плеч. Кровью багряной окрасился крест. Но с огнѐм воевали щепки, Бесчеловечность Не хотел догорать сундук. Словно заря над страною взошла – Мы искали себе прощенья, Плакали жѐны. Топора провожая стук. И отголоском великого зла – И не стали мы жить богаче, Вой прокажѐнных. Только память открыла суд. Это беда так кричала в ночи - А берѐзы обиду прячут Горькой вдовою. И меня на свидание ждут. Капали звѐзды, и шли палачи Во дворе и темно, и пусто. Страшной войною... Одинокий фонарь притих И следит за дорогой грустно В ожиданье шагов моих. Победный майский день Сколотить бы сундук дубовый Да насыпать туда монет. Победный май тревожит душу силой Мне купить бы свой домик снова Любви народной к памяти отцов. Да найти там забытый след. В Великий праздник над святой могилой Фашизм сломивших праведных борцов, Спустя года, века и многолетья, Ч е ре м у х а Как в сорок пятом, горестно скорбеть На улице серо, и сыро. Народ наш будет. Солнце на рассвете Тропинки листвой занесло. В девятый майский день благоговеть Черѐмуха странницей сирой Пред памятью бессмертной станет вечно, Скребѐтся ветвями в стекло. А может дождик слѐзы лить скорбя. На рваной промокшей одежде И приносить к могиле будут свечи Заплаты углами пестрят. Потомки наши, этот день любя... Родимая, где же твой прежний В цветах белоснежных наряд? Стучишь, как незваная гостья, Встреча Устав на исходе пути. Прекрасный Ангел на твоѐм плече И резко срывают лохмотья Сидел легко, изящно, как на троне. С тебя проливные дожди. Плясало пламя с ветром на свече, Ни удали прежней, ни силы. Тень слизывала буквы на шевроне. Неужто и юность моя, А ты стоял печальный, целый час, Похожею странницей сирой В пустом, звенящем тишиною, храме. Стоит за окном у меня? Делили скорбь с тобой иконостас И дым, рождѐнный в сладком фимиаме. *** Про Ангела не знал ты, он не в счѐт. Господи! Взлетел он вдруг, задев крылом распятье, Пошли любовь взаимную, Встречая твой в горах погибший взвод, На любовь меня благослови. Раскрыв всем душам тѐплые объятья. Может быть, Все встали дружно за твоей спиной, сама я позавидую Светились лица истинным восторгом. Этой удивительной любви. Миг встречи им дарован был земной, И тебе молиться Последствие беседы с мудрым Богом. пуще прежнего Вернулся Ангел на твоѐ плечо, Стану от зари и до зари. Свеча слезой застыла восковою. Господи! Ты продолжал молиться горячо, Мы в этом мире грешники, Не ведая про тех, кто за спиною. Но любовь святую подари! 83

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Александр КОНОПЛЯ Анна АТРОЩЕНКО п.г.т. Буды , Харьковская обл., Украина г. Гомель, Беларусь Член Межрегионального союза писателей, всеукраинского Член Союза писателей Беларуси, Международного союза творческого союза «Конгресс литераторов Украины», писателей и мастеров искусств, Белорусского союза творческой ассоциации литераторов «Слобожанщина», а также журналистов. Автор 17 книг стихов и прозы. международного клуба православных литераторов «Омилия». Автор 6 книг стихов. *** Вечер заглянет в чужое окошко, Двадцать второе июня День расставаться не хочет опять. Чѐрной вестью из радио льются А чернота – обнимает дорожку, Днѐм воскресным стальные слова. И прогоняет домой всех ребят. Сквозь границу фашисты к нам рвутся, Старый садок одиноко чернеет, Словно сорная в поле трава! И не поѐт там давно песню птах. Всѐ застыло: минуты и люди. А небосвод, как девчонка, алеет, Старый ворон сидит на столбе. Тихо колышет звезду в небесах. Что же с Родиной нашею будет?! И тишина обнимает просторы, Кто же выживет в этой борьбе?! В небе высоком сверкает луна. Воскресенье, и солнышко светит. Вновь нарисует умело узоры, Чтобы скорее пришла к нам весна... Озорные детишки снуют. Но в июне закончилось лето, 18.09.2016 И на фронт эшелоны пойдут! П о д ру ж к е Перед боем Не грусти, моя родная, Мне б пожить ещѐ маленько... доброта спасѐт людей. Повидать детей, жену, Луч надежды засверкает, Вновь услышать запах хлеба, будет сердцу веселей. Лечь в лохматую копну. Чтобы горести, ненастья Смерть не прячется в окопах, обошли дом стороной, Не боится пуль и мин. Помолись. И птица счастья Мне б у ивы за рекою позовѐт вновь за собой. Фыркать вместе с лошадьми. Не грусти, моя подружка, А ещѐ б, хоть раз, церквушку распахни окно скорей. Чуть живую увидать. У лесочка, на опушке, Позади снаряды рвутся, вновь поѐт нам соловей. Впереди – фашистов рать. 5.09.2016 Ангел милый, будь со мною, Не оставь в объятьях зла! *** Мне б смотреть, как мама доит – Звѐзды льются торопливо Струйки белого тепла. Из волшебного челна. А луна мигнѐт игриво – Пехоте и бежит луч до окна. Затеряется на крыше, Эх, рассвет хмельной и хмурый! Станет ноченька черней! Эх, взъерошенная степь! Ветерок листок колышет, Мы кряхтим без перекура – бродит тихо средь ветвей. Ждѐм непрошенных гостей. Рой, солдатская лопата, Ночь спешит вновь на свиданье, Защити, окоп, меня, Сердцу будет веселей. Полружья у нас на брата Звѐзд волшебное мерцанье Затаится у дверей... И шинельная броня. 17.01.2017 Нынче в картах козырь крести, И свистеть умеет смерть, Далеко моя невеста, Т ри о л е т Сапоги – не мой размер. Не говори мне, что любовь ушла, Нынче жизнь качают травы, В душе остался огонѐк надежды! Лижет пятки ей земля, Счастливая всегда с тобой была, Нынче немец – как отрава Не говори мне, что любовь ушла. Для родного ковыля. Пускай, воспоминанья, как игла, Красивая сегодня, как и прежде! Нынче спирт похож на воду – Не говори мне, что любовь ушла, Страх мешает охмелеть. В душе остался огонѐк надежды! Мы воюем за свободу, А за нами – смерти плеть! 24.01.2017 84

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Света АЛАНОВА Светлана КУРГИНЯН г. Минск, Беларусь г. Тольятти, Самарская обл. Гуринович Светлана Михайловна, родилась в 1974 г. в г. Минск, Кургинян Светлана Ильинична, 1960 г.р., родилась в Германии окончила БГПУ им. М. Танка, факультет русской филологии. (г. Стендаль), образование высшее – специалист по техн. Публиковалась в журналах «Неман» (2014), «Северо-Муйские переводу (англ. язык), перед выходом на пенсию работала огни» (2016), а также на сайте «День литературы». библиотекарем ЦБС г. Шарыпово Красноярского края. Член городского поэтического клуба «Вдохновение». *** Дождь зажигательно играет джаз, Н о ч н о е о т к ро ве н и е вообразив карниз роялем. Но слушатель в столь поздний час Мне показалось, что стучатся в двери... не только редок – уникален. Прислушалась, а это – просто шум дождя. А ночь – вся магия и плен – Возможно, в это кто-то не поверит, прозрачно-чѐрной кружится пластинкой, Но я представила, немного погодя, во вскрытые иглою русла вен Что этот дождь, уже последний летний, летят-поют ноты-дождинки. Окажется рассказчиком ночным, Когда-то, ночь и дождь, решив, Избрав меня хранителем своим что я твой ненаказанный обидчик, Для необычных тайных откровений. языческий обряд союза совершив, являют мне мое двуличье. Чем эта исповедь так тронула меня? Сначала дождь нашѐптывал несмело Их темнота и тишина, О том, что лето быстро пролетело, и шорохи, и песнопенье И просто не хватает светового дня. теперь меня лишают сна, но – слава им! – не вдохновенья. О том, как птицы, долго совещаясь, Летят на юг. Вернутся только по весне, Какой бы не предстала ночь, И нас, людей, почти не замечают каких чудес бы не наколдовала, И оставляют с холодом наедине. какую песню не завѐл бы дождь – печальных шествий или карнавала – Звук постепенно нарастал и вскоре на линии луча зрачка Напоминал мне маленький потоп. и на волне любого звука – И закружил меня калейдоскоп с твоим лицом из прошлого мечта Чужих, но удивительных историй! и имени твоих обид заглавных буква. Про первые шаги и первые слова, Так что тебя играет дождь, Про школьный бал и про звонок последний... а ночь мне сыплет яд бессонниц... А дальше – годы поиска, не год, не два... …………………………………… Как бег с препятствиями многолетний. ...Боюсь, верней, чем я и моя дочь, подобной музыки ты не найдѐшь поклонниц. Про невезение в делах сердечных И чьѐ-то первое признание в любви... Ах, как хотелось слушать бесконечно *** Волнующую речь «ночного визави»! Пред очи мне явилась Ночь, пряча таинственно лицо Я продолжала слушать с упоеньем под маскою серебряной луны. Про всѐ, происходящее вокруг... Рук линии очерчены были Невероятно, но обычный стук ярчайшими из звѐзд, Мне подарил такое вдохновенье! ладони, как пергаменты, хранили печати иероглифов созвездий – Дождь барабанил вплоть до самого утра язык влюблѐнных и поэтов. – Без паузы ни на одно мгновенье, Читай же еѐ тайные признанья: И мне понравилась безмолвная игра скрыв лик, она открыла душу. С ночным дождѐм – игра воображенья. Менестрелевою грустью неба В нависшей предрассветной тишине в миг покидания луны напоена, Ночной фонарь дорогу освещает... клюю подушечками пальцев крошки хлеба Я ласковое лето провожаю засохших тел планет, половина Под шум дождя, в каком-то полусне. из которых смертна, ибо влюблена, Пусть не хватает светового дня, другая – потому что нелюбима Пусть птицы ненадолго улетают, Тобой, Когда-нибудь, я это точно знаю, мой Бог, Такой же дождь расскажет про меня. жестокий и неверный, из всех сошедших и приидущих Когда-нибудь... единственный и первый Кому-нибудь... непоколебимо. Тому, кто просто научился слушать. 85

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Ольга МАНУШЕНКО Елена ЗЯБЛОВА г. Санкт-Петербург г. Усолье-Сибирское, Иркутская обл. Сотрудник библиотеки. Стихи публиковались в «Библиотечной Преподаватель музыки и танца в школе искусств. Руководитель газете», альманахе «Моя талантливая Русь» и в петербургском хореографического коллектива «Белореченька». Пишет стихи альманахе «Рог Борея». и музыку, публиковалась в общероссийском журнале «Книжки, В 2012 году совместно с поэтом Викторией Федотовой издана нотки и игрушки...». Автор 2 книг стихов. книга стихов «Время и вечность». Член творческого совета журнала «Северо-Муйские огни». *** *** Ты приехал такой загорелый, Я знаю, есть художник во Вселенной, Природе настроенье создаѐт. Улыбнулся, в глазах – васильки. Сегодня ночка барышней степенной Подошла я к тебе королевой По звѐздным улочкам пройдѐт. И тихонько коснулась руки. А завтра сильной Амазонкой станет, Ты откуда такой появился? Навстречу выйдет храброму «Стрельцу», Пахнут волосы ветром и пылью. Взорвутся звѐзды, гром внезапно грянет, Из романа? Иль, может, приснился? Победы славной пожелав бойцу! Сон однажды становится былью. Весну-красу от холода спасает, Траву, листочек в зелень окунѐт, Знаю, губы – сухи и горячи, Волшебной кистью тучи раздвигает, А рука – и сильна, и нежна. Глаза лазурью небу подведѐт. Мой охотник, солдат удачи, Я подруга твоя и жена. А осенью вальсирует с рябинкой, С берѐзками заводит хоровод, Ты приехал такой загорелый, С графиней – грациозною осинкой, Улыбнулся, в глазах – васильки. Танцует менуэт, кадриль, гавот. И нечаянно сердце согрелось И в благодарность всем прекрасным дамам От тепла твоей сильной руки. Шкатулку с украшеньями несѐт, И осыпает лес червонным златом, С закатом серенаду пропоѐт. *** Поречье! Милый уголок, Я знаю, есть художник во Вселенной! Ростовская земля, Природе настроенье создаѐт. Ты от меня сейчас далѐк, Он автор всех шедевров непременно. Но сердцем помню я: Он счастье человечеству даѐт! Там низкий домик у пруда И ива старая в саду, *** Сирень цветѐт, как и тогда, Неба синь, тайга и речка, В далѐком призрачном году. Тишина, покой, мой друг, Там всѐ приветливо-родное, Бьѐтся радостно сердечко Как много лет назад, От красы такой вокруг. Вновь яблони цветут весною, Здесь под каждым древом тайна, А осень кружит листопад. Под любым кусточком клад, И вновь я вспоминаю Гриб в плаще старинном, странном, Те прежние года, Встрече нашей очень рад. Тот луг, тот пруд, то поле, Где детство провела. Ветерок сорвал с бутона Ничто мне не заменит Лѐгкий шѐлковый платок, Любимый уголок, Озаряет мир икона, – И снова сердце бредит, Распускается цветок. Томится и поѐт. Нет не сказка, быль всѐ это, – Небо, речка и тайга! 1988 Вдохновение поэтам Мир природы на века! *** Поречье ты моѐ родное, *** Простое русское село Ты есть на планете – далѐкой и близкой, Возле Великого Ростова, Ты есть на планете далѐкий, но близкий. На древнем озере Неро. Ты есть – это значит бездонное небо. Не знаю, чем ты полюбилось, Ты есть, и в душе распускается верба... Чем душу бередишь мою, Ты есть в каждой строчке стихов-откровений. Но знаю, что бы ни случилось, Ты – музыка сердца, ты есть – вдохновенье! В тебе я Родину пою. На крыльях Пегаса лечу в поднебесье. 1993 Далѐкий, но близкий, ты стал моей песней! 86

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год Елена МАКАРОВА Вячеслав БАШИЛОВ г. Пенза г. Тверь Родилась в 1987 году. Окончила Пензенский государственный Родился в 1954 году в г. Калинин (ныне Тверь). педагогический университет им. В. Г. Белинского. Окончил Калининский политехнический институт и Тверской Преподаватель иностранных языков, переводчик. государственный технический университет. Дипломант городского конкурса молодых поэтов Специализировался по информационным и компьютерным «Вдохновение» (2005), лауреат фестиваля Д. Злобиной (2008), технологиям в системе управления. Двадцать лет занимался победитель 12-го купринского конкурса «Гранатовый браслет» общественной деятельностью. Член тверских литературных (2012). Член пензенских литературных объединений «Поиск», объединений «Ковчег» и «Роса». «Берега», «Ясень». Автор 3 книг стихов и малой прозы. В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. В журнале «Северо-Муйские огни» публикуется впервые. К ру г и н а во д е Кафе Лгать по телефону некрасиво, Прислушаюсь к лету даже если хочется слегка... За столиком скромным, Я бросаю камушки с обрыва. В кафе незаметно Под обрывом жѐлтая река. На стеклах оконных Камушки с обрыва сразу тонут, Рисую портреты, оставляя на воде круги. На миг забываясь. Мне сейчас не хочется до дому: А музыка где-то, мне сейчас домой не по пути. Меня чуть касаясь, Ложится на плечи. А круги бесследно исчезают – Кафе полусонно... чуть пошли и нет уже кругов! И теплится вечер И, как прежде, речка протекает, У стѐкол оконных. как и жизнь, меж старых берегов. Я спущусь с обрыва прямо к речке, Новый день постою немного у реки... Жаль, что чувства так недолговечны, Смотри-ка, как утро рождается: как вот эти водные круги! К ресницам моим прикасается И гладит небесной ладонью. Не нужно чужим, посторонним Последний акт Подглядывать. Окна открой, А я не тот, кого Вы ждали. Впусти незатейливый рой Не драма, но унылый факт! Лучей, ветра, солнца и света. Мы пьесу наспех отыграли, Я в лѐгкое платье одетая, и наступил последний акт. Шагаю в задуманный день. И даже пугливая тень В нѐм нету слов и слѐз печальных, – Не прячет полуулыбку... Всѐ по-английски и молчком. Немая сцена, взгляд прощальный на всѐ, про всѐ и обо всѐм. Тарханы Не будет зрителей. Мы оба Просторы дивные, раздолье играем в театре для двоих, И пух мохнатых тополей. не стоит горевать особо Душе поэта здесь привольно, в последний для ухода миг. Так много пролетело дней... Свободный вечер ждѐт за дверью. Душа наполнилась свободой, Финита. Занавес закрыт. И белым дымом облака А сердце, несмотря на вечер, Плывут в созвучии с природой. ещѐ о прожитом грустит... Мне эта музыка близка. *** *** Никогда не спешите выбрасывать Тѐмная ночь, устаревшую личную вещь. Приглушѐнные свечи. Никогда не спешите отказывать День яркоглазый другу старому в радости встреч. Накинул на плечи Посмотрите на эти премудрости Звѐздного неба шаль. трезвым взглядом со стороны. Поступью дня Если даже вам станут ненужными, – Босоногие тени вещи старые сохрани. Ищут гармонию Существует известная притча: Нитесплетений не спешите в колодец плевать, Новых оттенков души. может, Вам он ещѐ пригодится, Жизнь бы с гармонией сшить... а воды будет негде набрать. 87

Северо-Муйские огни №3 (61) май-июнь 2017 год    Творческий совет журнала  Александрова Александра Александровна (Кр асноярск) Астраханцев Геннадий Дмитриевич (Ангарск, Иркутская обл.) Буров Юрий Николаевич (Санкт-Петербург) Березенков Николай Васильевич (Ангарск, Иркутская обл.) Белавинский Николай Алексеевич (Санкт-Петербург) Головизина Ольга Павловна (Липецк) Гуто вская Е лена Николаевна (Северомуйск, Б урятия) Долбышева Ольга Николаевна (Черемхово, Иркутская обл.) Д р о з д о в С е р г е й Д м и т р и е ви ч ( С е р п у х о в , М о с к о в с к а я о б л . ) Е фим о ва Т амара Владимировна (Северомуйск, Б урятия) Жилкин Анатолий Михайлович (Иркутск) Забарова Светлана Викторовна (Санкт-Пе тербу рг) Зяблова Елена Викторовна (Усолье -Сибирское, Иркутская обл.) К аретнико ва Наталия Владимировна (Москва) Линник Ольга Владимировна (Омск) Левшина Любовь Фёдоровна ( Северомуйск, Бурятия) М о р г у н о в Ю р и й Ми х а й л о в и ч ( Ш у ш е н с к о е , К р ас н о я р с к и й к р ай ) Мирошникова Галина Николаевна (Усть-Муя, Бурятия) Медведев Иннокентий Петрович (Братск, Иркутская обл.) Н и к и ф о р о в С е р г е й Г а в р и л о в и ч ( А н г а р с к , И р к ут с к а я о б л . ) Нефёдоров Николай Парфентьевич (Иркутск) Подзарей Анатолий Иванович (Протвино, Мос ковская обл.) Попов Иван Сергеевич (Северомуйск, Бурятия) Попова Елена Алексеевна (Усть -Кут, Иркутская обл.) Попова Евгения Владимировна (Новосибирск) Рославский Павел Викторович (Москва) Сайферт Ирина Алексеевна (Таксимо, Бурятия) Смирнов Михаил Иванович (Салават, Башкортостан) Тим о ш енко Надежда Михайловна (Ангарск, Иркутская обл.) Т к а ч е н к о М и х а и л П е т р о в и ч ( А н г а р с к , И р к у т с к ая о б л . ) Ш е р с т н ё в А н а т о л и й Ю р ь е в и ч ( С е в е р о м у й с к , Б ур я т и я ) Эхтибаров Фархад Гюлаббас-оглы ( Северомуйск, Бурятия)   Секретарь правления Совета П е р е м и т и н а ( Г а л ю т е в а ) Л и л и я А л е к с а н д р о в н а Председатель правления Совета Л о г и н о в а Т а т ь я н а Б о р и с о в н а  Из Устава журнала «Северо-Муйские огни» Общие положения к Уставу  Журнал «Северо-Муйские огни» является авторским литературным изданием, ставящим себе целью духовное и творческое объединение свободных мыслителей и художников, творящих в духе любви к природе, людям, во имя процветания мирового экологического сообщества.  Цели Журнала полагаются в публикации и широком распространении подобного рода литературных произведений как известных писателей, так и начинающих, акцентирующих своё творчество на укреплении отношений природы и человека.  Журнал «Северо-Муйские огни» создан в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и является некоммерческим изданием, объединяющим физических и юридических лиц, занимающихся литературным и другим творчеством, признающих Устав и цели Журнала. 1. Основные цели и задачи  1.1. Основные цели: •всестороннее развитие культурных связей, сотрудничества между писательскими организациями и союзами на основе развивающихся литературных процессов в России; поддержка и развитие литературных процессов; •укрепление взаимного сотрудничества и участие в процессах, происходящих в сферах культуры, искусства, образования, спорта; •участие в процессах укрепления духовных ценностей гражданского общества; •оказание творческо-практической помощи различным литературным объединениям, содействие в становлении гражданского общества и утверждение принципа социальной справедливости, содействие утверждению равноправия представителей разных национальностей, проживающих в России, взаимного уважения их интересов и ценностей; • создание необходимых условий для свободного развития новой высокодуховной литературы на основе многонациональной языковой культуры; •развитие и укрепление возможностей литературной деятельности для начинающих писателей.  1.2. Основные задачи: •осуществлять любую незапрещённую законодательством России деятельность для выполнения уставных целей; •осуществлять издательскую деятельность; •участвовать во всех литературных процессах в любых формах их интерпретации; •осуществлять периодическую публикацию всех форм литературных произведений; •сотрудничать с литературными объединениями, писательскими союзами, обществами. 88

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями
Prev
Next

Отзывы