Актуальные проблемы космического права

Пособие по космическому праву для специалистов космического профиля. Необходимость в нем вызвана тем, что на бывшей территории Советского Союза складывается новый тип международных отношений между некогда входивших в могучий единый космический комплекс стран, динамично меняется ситуация во взаимоотно... больше
71
Просмотров
Книги > Наука
Дата публикации: 2018-09-22
Страниц: 246


Пудовкин О.Л. Актуальные проблемы космического права г. Москва, 1999 1

ББК 67.93 М 43 Пудовкин О.Л. Актуальные проблемы космического права. – ЦИПК РВСН, 1999. –245 с. Пособие по космическому праву для специалистов космического профиля. Необходимость в нем вызвана тем, что на бывшей террито- рии Советского Союза складывается новый тип международных отно- шений между некогда входивших в могучий единый космический ком- плекс стран, динамично меняется ситуация во взаимоотношениях со странами дальнего зарубежья, усиливается тенденция проникновения частного капитала в процессы использования космического простран- ства. В пособии дано систематизированное изложение всех основных вопросов космического права, в том числе актуальных проблем, кото- рые обсуждаются в ООН и других международных организациях. Пудовкин Олег Леонидович Научные интересы в областях: систем- ный анализ, теория систем и управления, техногенное и космогенное засорение космоса, международное космическое право, геофизика, глобальные космиче- ские системы связи и навигации, управле- ние проектами, геополитика. Более 100 научных публикаций и 22 мо- нографий. Доктор технических наук, член- корреспондент Академии космонавтики и Академии военных наук. В космической отрасли с 1968 года: ВИКА им. А.Ф. Можайского, Командно-измерительный комплекс МО РФ, Научно-технический комитет РВСН, Военно-научный комитет Космический войск; вице-президент, главный конструктор, советник в организациях космической отрасли; эксперт космического кластера Фонда «Сколково». Доктор технических наук Пудовкин О.Л. e-mail: PudovkinOL@yandex.ru 2


ОГЛАВЛЕНИЕ Введение ……………………………………………………………... 7 1. Понятие, сущность, основные особенности и источники меж- дународного космического права ..……………….……. 16 1.1. Понятие, сущность, основные особенности междуна- родного космического права .…………………..……….. 16 1.2. Источники международного космического права ……... 21 1.2.1. Международные договоры ....…………………… 21 1.2.2. Международные обычаи ………………………... 23 2. Субъекты и объекты международного космического права. Космическая деятельность …………………….……. 25 2.1. Субъекты международного космического права ………. 25 2.2. Объекты международного космического права ……….. 29 2.3. Космическая деятельность .……………………………… 38 3. Космическое пространство. Делимитация воздушного и кос- мического пространства ………………….……………… 42 3.1. Космическое пространство как объект международного космического права ……….………….………………..… 42 3.2. Аспекты проблемы делимитации воздушного и косми- ческого пространства ………….………………………… 44 3.3. Анализ путей решения проблемы делимитации воздуш- ного и космического пространства ..……………….…… 56 3

4. Правовой режим космического пространства. Правовой ста- тус космонавтов и космических объектов …………….. 62 4.1. Правовой режим космического пространства и небес- ных тел ………………………………..………………….. 62 4.2. Правовой статус космических объектов …….…………. 73 4.3. Особый статус членов космических экипажей …….….. 81 5. Международно-правовые формы сотрудничества в освоении космоса ………………………………………………….… 91 5.1. Юридическое содержание принципа сотрудничества в международном космическом праве ………………….… 91 5.2. Сотрудничество государств в освоении космоса в рам- ках Организации Объединенных Наций ……………….. 94 5.3. Сотрудничество государств в освоении космоса в рам- ках международных межправительственных организа- ций ………………………………………………………... 104 5.4. Сотрудничество в освоении космоса в рамках междуна- родных неправительственных организаций …………… 117 5.5. Сотрудничество России в освоении космоса в рамках соглашений со странами СНГ …………………………... 123 5.5.1 Сотрудничество России со странами СНГ ..…... 123 5.5.2. Перспективы организации и осуществления космической деятельности России с участием стран СНГ ………………………………………... 127 6. Политико-правовые аспекты запрещения военного использо- вания космоса ……………………….………………… 132 6.1. Проблема полного запрещения военного использования космоса ……………………………………………………. 132 6.2. Политико-правовые аспекты ограничения военного ис- пользования космоса ……………….……………………. 136 6.2.1. Существующие нормы международного права, регламентирующие военное использование кос- моса ………………………………………….…… 136 6.2.2. Договор по космосу 1967 года …………..…..…. 138 4

6.2.3. Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны ….………….. 141 6.2.4. Договоры и соглашения, затрагивающие вопро- сы регулирования военно-космической деятель- ности …………………………………….………. 143 7. Актуальные вопросы кодификации и прогрессивного разви- тия международного космического права ……..…… 152 7.1. Непосредственное телевизионное вещание с помощью искусственных спутников …………………..…………… 152 7.1.1. Политические и правовые аспекты непосред- ственного телевизионного вещания 152 ..…….………. 7.1.2. Принципы использования государствами искус- ственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания .... 159 7.2. Дистанционное зондирование Земли с помощью искус- ственных спутников ……………………………………… 163 7.2.1. Политические и правовые аспекты осуществле- ния дистанционное зондирование Земли с по- мощью искусственных спутников ………….….. 163 7.2.2. Принципы, касающиеся дистанционного зонди- рования Земли из космического пространства ... 169 7.3. Использование в космосе ядерных источников энергии . 172 7.3.1. Правовые аспекты использования в космосе ядерных источников энергии ….……………….. 172 7.3.2. Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом простран- стве ……..………………………………………… 178 7.4. Использование геостационарной орбиты ………….…… 185 7.5. Засорение околоземного космического пространства продуктами деятельности человека …………………….. 191 7.5.1. Техногенная космическая обстановка …………. 193 7.5.2. Существующие нормы международного права, регламентирующие засорение околоземного космического пространства …………….………. 200 5

7.5.3 Перспективы международно-правового регули- рования засоренности космоса ……….………… 208 7.5.4. Международно-правовые аспекты реализации мероприятий по уменьшению (предотвраще- нию) засоренности космоса ……………….……. 211 8. Ответственность в международном космическом праве ... 217 8.1. Политические и правовые аспекты ответственности в международном космическом праве …….……………… 217 8.2. Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами ………….….… 222 9. Развитие норм космического права на национальном уровне 229 9.1. Правовое регулирование космической деятельности в России ……………………………………………..………. 229 9.2. Правовое регулирование вопросов исследования и ис- пользования космического пространства в США .…….. 237 9.3. Правовое регулирование космической деятельности в других космических державах …………….…………….. 241 Заключение .……………………………………………..…………... 245 6

Введение С запуском в СССР 4 октября 1957 года первого в истории циви- лизации искусственного спутника Земли началась эра практического исследования и освоения космического пространства. Освоение космоса представляет собой совершенно новую и чрез- вычайно специфическую сферу человеческой деятельности. С одной стороны, являясь направлением научно-технического прогресса, оно объективно должно стать одним из важнейших средств решения гло- бальных проблем человечества - энергетических, демографических и др., рационального использования богатств суши и Мирового океана, контроля и сохранения окружающей среды, повышения жизненного уровня населения, искоренения отсталости, болезней, голода и нищеты. С другой стороны - может привести к неисчислимым бедам. Все дело в том, как использовать достижения в области космонавтики. Начиная с запуска первого космического объекта Советский Союз, неизменно исходил в своей политике из необходимости освое- ния космоса исключительно в мирных целях. Но, даже будучи мирной, космическая деятельность затрагивает интересы всех стран и народов в силу своего глобального характера. Использование космической тех- ники позволяет решать важные научно-технические проблемы, возни- кающие на Земле. В этом заинтересованы все народы мира. Освоение космоса способствует прогрессу материальных условий жизни на нашей планете. Успехи на этом пути во многом зависят от сотрудниче- ства между государствами. Эти объективные факторы обусловили воз- никновение и развитие международного космического права. Советский Союз явился инициатором разработки международных соглашений, регулирующих космическую деятельность государств, осуществление широкого и равноправного сотрудничества в мирном освоении космоса и создания международных органов, необходимых 7

для этих целей. Впервые об этом было сказано в Заявлении Советского правительства от 15 марта 1958 года, которое было вынесено на об- суждение 13-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 13 декабря 1958 года Генеральная Ассамблея ООН учредила Специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Специальный комитет оказался нежизнеспособным, по- скольку делегация США и их союзников навязали неприемлемую для СССР резолюцию. Поэтому на 14-й сессии Генеральной Ассамблеи встал вопрос о создании нового комитета по космосу. 12 декабря 1959 года Генеральная Ассамблея ООН одобрила ре- золюцию 1472 (XIV) "Международное сотрудничество в области мир- ного использования космического пространства", в которой преду- сматривалось создание Комитета ООН по использованию космическо- го пространства в составе 24 государств. Однако из-за позиции США, срывавших налаживание равноправного сотрудничества, комитет без- действовал два года со дня своего учреждения. Создавшаяся ситуация стала предметом рассмотрения на 16-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в декабре 1961 года. В ходе пере- говоров между СССР и США во время сессии был выработан совмест- ный проект резолюции, к которому присоединились все остальные члены комитета. 20 декабря 1961 года Генеральная Ассамблея ООН единодушно одобрила резолюцию 1721 (XVI) "Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях". Резолюции 14-й и 16-й сессий Генеральной Ассамблеи ООН определили компетенцию Комитета ООН по космосу, ставшего вспо- могательным органом Генеральной Ассамблеи, перед которой он еже- годно отчитывается в своей деятельности. В 1962 году в его составе было образовано два подкомитета полного состава - Юридический и Научно-технический. По мере необходимости для изучения той или иной проблемы комитет может создавать рабочие группы. Таким образом, особенностью международного космического права является то, что его кодификация и прогрессивное развитие с са- мого начала осуществляются в рамках ООН. В марте 1962 года на первой сессии комитета в качестве органи- зационной основы его деятельности был утвержден важнейший прин- цип, согласно которому решение комитета принимается консенсусом, то есть на основе согласования точек зрения всех его членов без голо- 8

сования, что исключает возможность навязывания комитету решения с помощью "механического большинства". Правовое положение Комитета ООН по космосу и его практиче- ская деятельность свидетельствуют о том, что комитет представляет собой единственный межправительственный орган, который специаль- но занимается всеми проблемами, связанными с мирным освоением космического пространства. Ему принадлежит ведущая роль в научно- технической и правовой регламентации космической деятельности государств. Комитет призван быть центром международного сотруд- ничества при исследовании и использовании космического простран- ства в мирных целях. Зарождение международного космического права совпадает с началом практической деятельности государств в космическом про- странстве. Это - самая молодая отрасль современного международного права. Ее формирование продолжается и в настоящее время. Первый этап исторического развития международного косми- ческого права характеризовался принятием Генеральной Ассамблеей ООН ряда резолюций, касающихся правового регулирования космиче- ской деятельности государств. Первая резолюция Генеральной Ассамблеи, в которой нашли от- ражение основные принципы использования космоса в мирных целях, была единодушно одобрена всеми государствами - членами ООН 20 декабря 1961 года. Эта резолюция закрепила следующие принципиаль- ные положения: исследование и использование космического пространства осу- ществляется только на благо всего человечества; на космос и небесные тела распространяется международное право, в том числе и Устав ООН; космическое пространство и небесные тела не подлежат нацио- нальному присвоению. Основное значение указанных положений состоит в том, что они подтверждали общепризнанный принцип, обязывающий государства руководствоваться международным правом в любых своих отношени- ях, по поводу чего и где бы такие взаимоотношения ни возникали - на земле, в воздухе, на море или в космосе. В 1962 году советская делегация в Юридическом подкомитете представила проект декларации основных принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического простран- 9

ства. В его основу легли принципы мирного сосуществования госу- дарств, равенства, невмешательства и уважения государственного су- веренитета. В итоге большой и напряженной работы Генеральная Ассамблея ООН на своей 18-сессии 13 декабря 1963 года единогласно приняла Декларацию правовых принципов деятельности государств по иссле- дованию и использованию космического пространства. Декларация содержит следующие основные положения: международное право, включая Устав ООН, распространяется на космическое пространство и небесные тела; космическое пространство и небесные тела открыты для иссле- дования и использования всеми государствами в соответствии с меж- дународным правом и не подлежат присвоению государствами; деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства должна осуществляться в интересах под- держания международного мира и безопасности, развития междуна- родного сотрудничества и взаимопонимания; государства сохраняют юрисдикцию и контроль над космиче- скими аппаратами и над их экипажами во время их нахождения в кос- мосе. Положения декларации носили характер рекомендаций, поэтому зафиксированные в ней принципы должны были найти свое оконча- тельное закрепление в виде международного договора. Продолжая борьбу за принятие норм, регулирующих освоение космоса, Советское правительство 17 июня 1966 года представило в ООН проект договора о правовых принципах деятельности государств по исследованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. В 1966 году Юридический подкомитет приступил к разработке этого соглашения. Второй этап исторического развития международного косми- ческого права начался с единодушного приема Генеральной Ассамбле- ей ООН 19 декабря 1966 года Договора о принципах деятельности гос- ударств по исследованию и использованию космического простран- ства, включая Луну и другие небесные тела [резолюция 2222 (XXI)]. 27 января 1967 года в Москве, Лондоне и Вашингтоне договор был открыт для подписания и вступил в силу 10 октября 1967 года. В последующие годы были приняты и вступили в силу между- народные соглашения, имеющие исключительно важное значение для 10

процесса кодификации и регламентации деятельности государств в космическом пространстве: Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство – принято 19 декабря 1967 года, открыто для подписания 22 апреля 1968 года и вступило в силу 3 декабря 1968 года; Конвенция о международной ответственности за ущерб, причи- ненный космическими объектами - принята 29 ноября 1971 года, от- крыта для подписания 29 марта 1972 года и вступила в силу 1 сентября 1972 года; Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство - принята 12 ноября 1974 года, открыта для подписания 14 января 1975 года и вступила в силу 15 сентября 1976 года; Соглашение о деятельности государств на Луне и других небес- ных телах - принято 5 декабря 1979 года, открыто для подписания 18 декабря 1979 года и вступило в силу 11 июля 1984 года. Кроме того, были подготовлены, разработаны и приняты следу- ющие своды принципов: Принципы использования государствами искусственных спут- ников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания, принятые 10 декабря 1982 года [резолюция 27/92 Генераль- ной Ассамблеи]; Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства, принятые 3 декабря 1986 года [резолюция 41/65 Генеральной Ассамблеи]; Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве, принятые 14 декабря 1992 года [резолюция 47/68 Генеральной Ассамблеи]. На втором этапе развития международного космического права неоспорима была ведущая роль Советского Союза, которая характери- зовалась инициативой, настойчивостью и принципиальностью. Носила наступательный характер. Таким образом, начиная с 1962 года в рамках ООН были разрабо- таны и приняты пять универсальных международных договоров и че- тыре свода принципов, относящиеся к регулированию деятельности государств по исследованию и использованию космоса. 11

Ни одна отрасль права не складывалась с такой поистине "кос- мической" быстротой. Основная причина столь быстрого и успешного формирования космического права заключается в том, что его основ- ные принципы берут начало от общепризнанных принципов междуна- родного права, сформулированных в Уставе ООН и ряде других меж- дународных документов. На протяжении многих лет стало привычным исходить из того, что правовое регулирование космической деятельности осуществляет- ся преимущественно на международном уровне, где заключены ряд до- говоров и соглашений, возникла и развивается самостоятельная об- ласть международного права - международное космическое право. На этом фоне весьма незаметным остается развитие национального право- вого регулирования отношений, возникающих в связи с освоением космоса. В России, США, Великобритании, Швеции и некоторых дру- гих странах приняты национальные законы и другие нормативные акты по вопросам исследования и использования космического простран- ства. Конечно, объем российского внутригосударственного законо- творчества в этой области пока еще не может конкурировать с разма- хом международно-правового регулирования, однако однобокий под- ход с креном лишь в область международно-правовой регламентации космической деятельности ведет к игнорированию развития нацио- нального законодательства по космосу. Интерес к национальному регулированию космической деятель- ности обострился в 80-е годы в силу очевидности "коммерческого кре- на" космонавтики, широкого участия в космической деятельности частных фирм и корпораций. Отсюда - практическая необходимость внутригосударственного регулирования такой деятельности, соответ- ствующих прав и обязанностей, отношений с различного рода государ- ственными структурами в свете соблюдения Ст. VI Договора по космо- су (1967 г.) провозгласившей: "Государства - участники Договора несут международную от- ветственность за национальную деятельность в космическом простран- стве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осу- ществляется ли она правительственными органами или неправитель- ственными юридическими лицами, и за обеспечение того, чтобы наци- ональная деятельность проводилась в соответствии с положениями, со- держащимися в настоящем Договоре". 12

В целом, число стран, имеющих свои национальные законы по космосу, еще очень незначительно. Ныне, когда к космической дея- тельности в той или иной степени приобщились многие государства, необходимость решения этого вопроса является очевидной. По мере расширения сферы интересов международного сообщества в космосе, все более ощутимого их коммерческого и прикладного характера, воз- никает множество различных проблем, требующих решения в рамках внутринациональной юрисдикции. В настоящее время особое место занимает сотрудничество госу- дарств в вопросах исследования и использования космического про- странства в рамках соглашений между группами государств. Успешно функционируют международные правительственные и неправитель- ственные организации. Особый вид сотрудничества появился в резуль- тате распада СССР и образования СНГ, который связан со значитель- ной научно-технической взаимозависимостью государств в области освоения космоса. Реальная экологическая обстановка, вызванная засоренностью околоземного космического пространства продуктами деятельности человека, в настоящее время такова, что можно говорить о начале раз- вития третьего этапа космического права. Данный этап потребует переосмысления практически всех результатов кодификации. В про- тивном случае человечество может столкнуться со значительными проблемами в вопросах практической космонавтики. Возникновение науки международного космического права сле- дует отнести к началу 30-х годов XX столетия, когда в ряде стран по- явились первые работы, в которых ученые высказывали свои точки зрения по поводу возможности правового регулирования деятельности государств в космическом пространстве. Первым зарубежным исследованием, специально посвященным проблемам космического права, была работа известного чехословацко- го юриста В. Мандла, опубликованная в Германии в 1932 году. В Со- ветском Союзе таким ученым был член-корреспондент Академии наук СССР, профессор Е.А. Коровин, который в 1934 году одним из первых в мире высказал мысль о необходимости международного правового регулирования деятельности государств при освоении космического пространства. В конце 50-х годов он возглавил научную разработку в СССР проблем международного космического права. С этого времени 13

целая плеяда советских юристов-международников внесла существен- ный вклад в развитие мировой науки международного космического права, которая охватывает как проблемы общей теории, так и конкрет- ные вопросы правового регулирования космической деятельности. В 1961 году в Институте государства и права Академии наук СССР была организована проблемная группа по изучению правовых вопросов космического пространства, которая своей деятельностью внесла большой вклад в развитие советской доктрины космического права. В 1962 году этой группой был подготовлен к печати первый сборник статей "Космос и международное право" под редакцией Е.А.Коровина. В сборник вошли статьи видных советских юристов, в которых, в частности, рассматривались такие важные вопросы, как де- милитаризация и нейтрализация космоса, правовой статус космических объектов, формы международного сотрудничества в мирном освоении космического пространства и др. Первой советской специальной монографией по правовым во- просам освоения космоса явилась работа Ф.Н. Ковалева и И.И. Чепрова "На пути к космическому праву" (1962 г.). Эта книга представляет ин- терес с точки зрения теоретической разработки некоторых положений будущих международно-правовых актов, регулирующих космическую деятельность и принятых позднее на основе советских предложений. В дальнейшем появилась серия замечательных трудов в области космического права известных ученых, среди которых отметим Г.П.Жукова, Ю.М.Колосова, А.С.Пирадова, В.С.Верещетина, Э.Г.Васильева, В.Д.Бордунова, В.Н.Маркова, И.П.Блищенко, С.Г.Сташевского, С.В.Черкаса. Перечень фамилий можно продолжить. Отечественная наука космического права тесно связана с прак- тическими потребностями космонавтики и развития международного сотрудничества в этой области. Активное участие в развитии международного космического права принимают такие международные неправительственные органи- зации, как Международный институт космического права и Междуна- родная академия астронавтики, созданные в рамках Международной астронавтической федерации, а также Ассоциация международного права, Гаагская академия международного права, Институт междуна- родного права. Международный институт космического права, созданный в 1960 году, членами которого являются 400 юристов из 42 стран, вклю- 14

чая Россию, ежегодно проводят коллоквиумы по международному космическому праву, материалы публикуются. В ряде стран выходят периодические издания, посвященные меж- дународному космическому праву. Например, в США с 1973 года изда- ется журнал "Космическое право", в Германии с 1920 года - "Журнал воздушного и космического права", в Канаде с 1965 года - ежегодник Института воздушного и космического права при Макгиллском уни- верситете. Науке космического права предстоит большое будущее, по- скольку она неразрывно связана с бурным научно-техническим про- грессом в области космонавтики и все более активным использованием ее достижений для практических нужд человечества. Основами косми- ческого права должны владеть специалисты, работающие в области практической космонавтики. Особо это актуально для России, которая осуществляет космическую деятельность в условиях сложных взаимо- отношений внутри страны и с государствами ближнего и дальнего за- рубежья. Автор пришел к мысли о необходимости написания пособия по вопросам космического права после фундаментального изучения про- цессов оценки состояния космической обстановки, составным элемен- том которой выступает нормативно-политическая обстановка. В посо- бии с системных позиций рассматриваются отдельные понятия теории космического права ("объект", "субъект", "космическая деятельность" и др.), излагаются элементы "физического" обоснования решения важ- ных вопросов теории, рассматривается новый элемент в международ- ных отношениях - космическая экология. В процессе работы автор стремился внести в нее больше духа и традиций отечественной школы космического права, о чем свидетель- ствуют ссылки в конце каждого раздела. Особую благодарность автор выражает доктору военных наук Черкасу С.В. за предоставленный материал для написания отдельных глав работы, кандидату технических наук Кулику С.В. за предостав- ленные тексты международных правовых документов. 15

1. Понятие, сущность, основные особенности и источники международного космического права 1.1. Понятие, сущность, основные особенности международного космического права С самого начала космической деятельности оказалось, что лю- бой из ее видов может затрагивать интересы одного или нескольких иностранных государств, а большинство видов космической деятель- ности затрагивает интересы всего международного сообщества. Это повлекло необходимость, во-первых, разделить понятия правомерной и противоправной космической деятельности и, во-вторых, установить определенный порядок осуществления допустимой с точки зрения международного общения космической деятельности. Осуществление всякой космической деятельности, затрагиваю- щей интересы других государств, неизбежно приводит к возникнове- нию международных правоотношений. Носителями соответствующих прав и обязанностей в таких случаях становятся субъекты междуна- родного права. Признание того, что в процессе космической деятельности воз- никают международные правоотношения, содержались уже в резолю- ции Генеральной Ассамблеи ООН 1348 (XIII) от 13 декабря 1958 года. В ней отмечались "общая заинтересованность человечества в космиче- ском пространстве" и необходимость обсуждения в рамках ООН харак- тера "правовых проблем, которые могут возникнуть при проведении программ исследования космического пространства". 16

Разработка международно-правовых норм, регулирующих от- ношения, складывающиеся в процессе освоения космоса, первоначаль- но происходила на основе понятия космической деятельности как объ- екта правоотношения. Вместе с тем возникла необходимость в уста- новлении правового режима космического пространства - новой среды, в которой стало возможным осуществление деятельности человека. Международное космическое право в качестве новой отрасли современного международного права начало складываться в начале 60-х годов ХХ века в связи с осуществлением государствами космиче- ской деятельности, начало которой было положено запуском в Совет- ском Союзе 4 октября 1957 года первого в истории человечества ис- кусственного спутника Земли. Международное космическое право есть совокупность норм международного права, регулирующих космическую деятельность гос- ударств и международных межправительственных организаций и уста- навливающих международно-правовой режим космического простран- ства, Луны и других небесных тел. Специфичность групп норм и принципов международного кос- мического права определяется особенностями самого космического пространства как новой среды деятельности человека, а также особен- ностями космической деятельности, которая существенно отличается от деятельности в любой другой области. Космическое пространство имеет следующие особенности: только космическое пространство дает человеку возможность выйти за пределы земной среды в интересах дальнейшего прогресса цивилизации; в космическом пространстве находятся небесные тела, террито- рии которых никому не принадлежат и могут быть в перспективе ис- пользованы человеком; космос практически безграничен; в отличие от сухопутных территорий, Мирового океана и воз- душного пространства, космическое пространство не подлежит разде- лению на какие-либо зоны в процессе его использования; космическое пространство представляет особую опасность для деятельности в нем человека; в космосе и на небесных телах действуют физические законы, существенно отличающиеся от законов земных. 17

К особенностям космической деятельности следует отнести: осуществление с помощью принципиально новых средств ракет- но-космической техники; использование космоса в военных целях представляет собой ни с чем не сравнимую опасность; в результатах космической деятельности заинтересованы все без исключения государства, а осуществлять ее самостоятельно могут в настоящее время лишь несколько наиболее развитых в научном и про- мышленном отношении государств; запуски космических аппаратов и их возвращение на Землю мо- гут быть связаны с использованием воздушного пространства ино- странных государств и пространств открытого моря; космические запуски могут причинять ущерб иностранным госу- дарствам и их гражданам. Исходя из указанной специфики космического пространства и космической деятельности, правовая доктрина предлагала различные решения проблем, возникающих в связи с деятельностью человека в этой области. Отдельные юристы, обосновывая специфику международно- правового регулирования космической деятельности и режима косми- ческого пространства, в своих рассуждениях зашли столь далеко, что формулировали выводы либо о полной самостоятельности нового вида правоотношений и его изолированности от всей совокупности уже су- ществующих международных правоотношений, либо о необходимости ревизии существующего международного права под влиянием нового вида деятельности. Анализ характера и целей космической деятельности показыва- ют, что никакой исключительности с точки зрения общественных от- ношений в этой новой сфере человеческой деятельности нет. Между правом и внешней политикой существует неразрывная связь. Тесно связано с вопросами внешней политики и освоение космо- са. Руководящим началом в проведении государствами внешней поли- тики в любой области в наши дни должны служить принципы мирного сосуществования, которые, безусловно, применимы и к космической деятельности. Особое значение общие правовые принципы имели для космиче- ской деятельности в тот период, когда международное космическое 18

право находилось в начальной стадии своего формирования. Отсут- ствие специальных принципов должно было компенсироваться приме- нением общих принципов. Такой подход давал возможность отвергать необоснованные утверждения о "правовом вакууме" в сфере космиче- ской деятельности. Прогрессивные юристы с самого начала зарождения науки меж- дународного космического права исходили из того, что основные принципы и нормы международного права распространяются и на кос- мическую деятельность. Что касается ее специфики, то она подлежит учету в специальных нормах, которые, будучи основанными на обще- признанных основополагающих принципах и нормах, могут составить новую отрасль международного права, но не самостоятельную право- вую систему. Отечественная концепция международного права исходит из тесной взаимосвязи научно-технического прогресса и права. Прогресс науки и техники не может не отражаться на развитии международного права. Крупные научно-технические достижения всегда вызывали необходимость правового регулирования отношений между государ- ствами, связанных с использованием этих достижений, ввиду того, что последствия их применения могут приобрести региональный и даже глобальный характер. Однако международное право не только испытывает воздей- ствие научно-технического прогресса, но и, в свою очередь, оказывает влияние на развитие науки и техники. Принятие запретительных норм тормозит совершенствование одних видов техники, стимулирует раз- витие других, использование которых не подпало под действие этих запретов. Если с точки зрения науки о природе космос подчиняется своим особым закономерностям, то с точки зрения науки об обществе он должен подчиняться общим для всего человечества принципам, рас- пространяющимся на все виды деятельности. Международное право - это социальный исторический инстру- мент, существование которого обусловлено разделением мира на само- стоятельные государства. Регулированию этой системой права подле- жит всякая деятельность, если она затрагивает интересы более чем од- ного государства. Общепризнанные в каждую конкретную эпоху нор- мы международного права подлежат применению всюду, где действу- ют различные государства. 19

Правовой режим космического пространства и регулирование космической деятельности не могут быть оторваны от основных прин- ципов мира и мирного сосуществования государств. Они должны стро- иться с учетом актуальных проблем развития современных междуна- родных отношений. Теоретическая полемика ученых юристов завершилась офици- альным признанием государствами применимости международного права, включая Устав ООН, к космическому пространству и небесным телам [п.1а резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 г.]. Через год государства признали применимость меж- дународного права, включая Устав ООН, к деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства [преамбу- ла резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1802 (XVII) от 14 декабря 1962 г.]. Договор по космосу 1967 года уже содержал обязательные для применения нормы, согласно которым космическое пространство от- крыто для исследований и использования всеми государствами в соот- ветствии с международным правом (ст. I). Деятельность по исследова- нию и использованию космического пространства должна осуществ- ляться в соответствии с международным правом, включая Устав ООН (ст. III). Днем рождения международного космического права можно считать известную всем дату вступления в силу Договора по космосу 10 октября 1967 года. Отечественная юридическая наука исходит из концепции само- стоятельности новой отрасли международного права, однако в рамках общей системы международного права. Общность принципов международного космического права и международного права в целом позволяет утверждать, что первое явля- ется составной частью второго как единого целого. Специфичность принципов и норм космического права не дает возможности отож- дествлять его с другими отраслями международного права. Этим, в сущности, и определяется роль и место отрасли международного кос- мического права в общей системе международного права. Учитывая, что в ряде государств появляются правовые национальные нормы, ре- гулирующие внутренние правоотношения по поводу космической дея- 20

тельности, необходимо различать национальное космическое право и международное космическое право. Цели, методы регулирования и источники международного кос- мического права и общего международного права идентичны. Цель международного космического права как составной части современного международного права - обеспечение и поддержание международного мира, безопасности и сотрудничества государств, за- щита суверенных прав государств и интересов всего человечества пу- тем регламентации взаимоотношений субъектов международного пра- ва. В основе международного космического права, так же как и со- временного общего международного права, лежит идея мира и мирного сосуществования государств с различными социально-экономическими и политическими системами. Принципы и нормы современного общего международного права в целом и международного космического права как его отрасли имеют общедемократический характер. 1.2. Источники международного космического права Метод правового регулирования является единым для междуна- родного космического и общего международного права. Его суть со- стоит в согласовании воль государств относительно содержания кон- кретного правила поведения и признания его юридически обязатель- ным. Отсюда вытекает идентичность источников международного космического и общего международного права, основными из которых являются международный договор и международный обычай. 1.2.1. Международные договоры Международные договоры несут основную, решающую роль в процессе образования норм международного космического права. Одной из особенностей процесса нормативного образования в данной отрасли международного права является то, что он протекает в 21

основном в рамках ООН. Вторая характерная особенность процесса нормативного образования в международном космическом праве за- ключается в том, что в большинстве случаев принятие норм либо предшествует практике, либо происходит одновременно с ней, а не следует за практикой, как это имело место в других отраслях междуна- родного права. После принятия Генеральной Ассамблеей ООН в 1963 году Де- кларации правовых принципов деятельности государств по исследова- нию и использованию космического пространства в рамках Организа- ции Объединенных Наций было разработано пять общих многосторон- них договоров, в которых воплощены и развивались концепции, вклю- ченные в Декларацию правовых принципов: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (Договор по космосу) - принятый 19 декабря 1966 года, открытый для подписания 27 января 1967 года и вступивший в силу 10 октября 1967 года; Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (Со- глашение о спасении) - принятое 19 декабря 1967 года, открытое для подписания 22 апреля 1968 года и вступившее в силу 3 декабря 1968 года; Конвенция о международной ответственности за ущерб, причи- ненный космическими объектами (Конвенция об ответственности) - принятая 29 ноября 1971 года, открытая для подписания 29 марта 1972 года и вступившая в силу 1 сентября 1972 года; Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (Конвенция о регистрации) - принятая 12 ноября 1974 года, открытая для подписания 14 января 1975 года и вступившая в си- лу 15 сентября 1976 года; Соглашение о деятельности государств на Луне и других небес- ных телах (Соглашение о Луне) - принятое 5 декабря 1979 года, откры- тое для подписания 18 декабря 1979 года и вступившее в силу 11 июля 1984 года. 22

К договорным источникам международного космического права относятся также различные многосторонние и двусторонние соглаше- ния о сотрудничестве государств в освоении космоса. Все эти соглаше- ния специального характера основываются на общих для данной от- расли международного права принципах и нормах. Однако принятие перечисленных выше договоров никоим обра- зом не означает, что работа по кодификации и прогрессивному разви- тию космического права завершена. Существует ряд вопросов, настоя- тельно требующих регламентации. Несмотря на сравнительно молодой возраст космического права, в нем уже есть правовые принципы, сформировавшиеся в качестве обычая. 1.2.2. Международные обычаи Международный обычай - это правило поведения, которое в ре- зультате постоянного систематического применения признается юри- дически обязательным участниками международного общения. Основополагающим международным обычаем является то, что резолюции Генеральной Ассамблеи ООН носят рекомендательный ха- рактер, однако, принятые единогласно, они выражают согласованные позиции государств относительно содержания определенного образа действий, придерживаться которого желательно для международного сообщества в целом. Общие принципы международного космического права сформу- лированы в четырех резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН: Декларация правовых принципов деятельности государств по ис- следованию и использованию космического пространства, принятая 13 декабря 1963 года [резолюция 1962 (XVIII) Генеральной Ассамблеи]; Принципы использования государствами искусственных спутни- ков Земли для международного непосредственного телевизионного вещания, принятые 10 декабря 1982 года [резолюция 27/92 Генераль- ной Ассамблеи]; Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства, принятые 3 декабря 1986 года [резолюция 41/65 Генеральной Ассамблеи]; 23

Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве, принятые 14 декабря 1992 года [резолюция 47/68 Генеральной Ассамблеи]. Основополагающими принципами являются - свобода исследова- ний и использования космического пространства и небесных тел, не присвоение космического пространства и небесных тел и примени- мость общих принципов международного права. Существует ряд вспомогательных источников международного космического права, к которым относятся судебные решения и док- трины наиболее квалифицированных специалистов. Судебные решения. Вопросы, связанные с использованием и ис- следованием космического пространства и небесных тел, пока не яв- ляются предметом рассмотрения в Международном Суде ООН или третейских судах. До настоящего времени между государствами не возникало практических споров относительно применения и толкова- ния положений международного космического права. Однако статус Международного Суда ООН относит его судебные решения к вспомо- гательным источникам права. Доктрины наиболее квалифицированных специалистов. Вспомо- гательным источником международного космического права являются труды наиболее квалифицированных юристов, специалистов в области международного публичного права, и в первую очередь международ- ного космического права. Следует отметить большой вклад, который внесла в освещение и разработку теории космического права отече- ственная доктрина международного космического права. Дополнительная специальная литература: Ковалев Ф.Н.,Чепров И.И. На пути к космическому праву М., 1962. Международное космическое право. М., 1974. Международное космическое право: Учебник / Отв. ред. А.С. Пи- радов, М.,1985. 24

2. Субъекты и объекты международного космического права. Космическая деятельность 2.1. Субъекты международного космического права Согласно общей теории права, под субъектом права понимается обладатель прав и носитель обязанностей, лицо, участвующее или мо- гущее участвовать в правоотношениях. Правоотношение является об- щественным отношением, в котором деятельность субъектов урегули- рована правом. Возникающие на основе юридических норм права и обязанности друг без друга и вне связи друг с другом существовать не могут. В результате взаимодействия и реализации субъективных прав и обязанностей общественные отношения облекаются в правовую форму, упорядочиваются. Эти общие положения относятся к международному праву в це- лом и к международному космическому праву в частности, с учетом его особенностей и специфики. Под субъектом международного космического права понимается участник, в том числе потенциальный, международно-правового отно- шения по поводу деятельности в космическом пространстве или ис- пользованию космических технологий. Основными субъектами международного космического права яв- ляются суверенные государства как носители международных прав и обязанностей. Международная космическая правосубъектность госу- дарств не зависит от какого-либо акта или волеизъявления других участников международных отношений. Вторичными, производными субъектами международного коми- ческого права являются созданные государствами и праводействующие международные организации. Объем космической правосубъектности такими международными межправительственными организациями 25

ограничен, он определяется волей их государств-членов и фиксируется в международном договоре, на основании которого они учреждаются. При этом следует иметь в виду, что одни международные органи- зации (например, Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ), Международная организация связи через искус- ственные спутники Земли (ИНТЕЛСАТ), Европейское космическое агентство (ЕКА)) могут быть как субъектами международных космиче- ских правоотношений (в силу своей компетенции, определенной учре- дительными актами), так и субъектами международных правоотноше- ний вообще. В то же время другие международные организации не все- гда являются субъектами международных космических правоотноше- ний, так как для этого необходимо, чтобы государства-члены наделили их специальной компетенцией, зафиксированной в их уставах. Действующее международное право допускает возможность осуществления деятельности по исследованию и использованию кос- мического пространства как государствами в рамках международных межправительственных организаций, так и самими международными межправительственными организациями (см. ст. VI и XII Договора по космосу 1967 г., ст. VI Соглашение о спасении 1968 г., ст. XXII Кон- венции об ответственности 1972 г., ст.VII Конвенции о регистрации 1975 г., ст. XVI Соглашения о Луне 1979 г.). В отличие от суверенных государств, которые ipso facto (в силу самого факта) являются субъектами международного космического права, международные организации являются производными субъек- тами. Для того чтобы международная межправительственная организа- ция пользовалась правами и несла ответственность по Соглашению о спасении, Конвенции об ответственности, Конвенции о регистрации и Соглашения о Луне, должны быть соблюдены четыре непременных условия: организация должна официально заявить о принятии ею прав и обязанностей по соответствующему соглашению; большинство государств-членов этой организации должны яв- ляться участниками соответствующего соглашения; большинство государств-членов этой организации должны быть участниками Договора по космосу 1967 года; 26

организация должна осуществлять космическую деятельность (в случае Соглашения о спасении организация должна быть ответствен- ной за запуск космических объектов). Согласно Конвенции об ответственности, Конвенции о регистра- ции и Соглашения о Луне, государства-члены международных меж- правительственных организаций, осуществляющих космическую дея- тельность, обязались принимать все необходимые меры для обеспече- ния того, чтобы такая организация сделала заявление о принятии на се- бя прав и обязанностей по упомянутым договорам. ЕКА заявило 31 де- кабря 1975 г. о принятии на себя прав и обязанностей по Соглашению о спасении, 23 сентября 1976 г. - Конвенции об ответственности, 2 янва- ря 1979 г. - Конвенции о регистрации. Права и обязанности международных организаций по трем из названных договоров являются ограниченными по сравнению с права- ми и обязанностями государств-участников этих договоров. Так, ст.XXIV-XXVII Конвенции об ответственности относятся только к государствам. Это значит, что международная организация не может подписать эту конвенцию или присоединиться к ней, то есть стать ее официальным участником со всеми вытекающими из этого послед- ствиями. То же самое относится к Конвенции о регистрации и к Со- глашению о Луне. Согласно ст.XIII Договора по космосу 1967 года, практические вопросы в связи с осуществлением космической деятель- ности международными межправительственными организациями мо- гут решаться государствами-участниками договора либо с самой соот- ветствующей организацией, либо с одним или несколькими государ- ствами-членами этой организации. Данное положение также свиде- тельствует об ограниченной правосубъектности международных орга- низаций. Международное космическое право не исключает возможность осуществления космической деятельности неправительственными ор- ганизациями (юридическими лицами). Именно поэтому, согласно До- говору по космосу 1967 года, ст.VI, предусматривается международная ответственность государств за национальную космическую деятель- ность: "Государства - участники Договора несут международную ответ- ственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридиче- 27

скими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в настоящем Договоре. Деятельность неправительственных юридических лиц в космиче- ском пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна прово- диться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства - участника Договора. В случае деятельности в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, международной орга- низации ответственность за выполнение настоящего Договора несут, наряду с международной организацией, также и участвующие в ней государства - участники Договора". Следует подчеркнуть, что неправительственные юридические ли- ца не могу стать субъектами международного космического права. Их деятельность должна проводиться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства - участника Договора, не- сущего международную ответственность за соблюдение того, чтобы деятельность лиц проводилась в соответствии с положениями между- народного права. В 1984 году в США было принято законодательство, разрешаю- щее частным корпорациям запускать космические объекты. Координа- ция этой деятельности возложена на специально созданное при Мини- стерстве транспорта Управление коммерческого космического транс- порта. Частный капитал владеет техникой космической связи, исполь- зуемой в рамках Международной организации связи через искусствен- ные спутники Земли и Международной организации морской спутни- ковой связи. Все частные компании могут осуществлять свою деятель- ность только под контролем и с разрешения правительства их нацио- нальной принадлежности, а ответственность за их деятельность несут правительства. Таким образом, субъектами международного космического права являются только суверенные государства и международные межправи- тельственные организации, осуществляющие космическую деятель- ность. Некоторые юристы обосновывают точку зрения, согласно кото- рой отдельные индивиды (физические лица) могут обладать междуна- родной правосубъектностью. В частности, ссылаясь на ст.V Договора по космосу 1967 года, предлагается считать космонавта самостоятель- ным субъектом международного права. Однако ст.VIII Договора со- храняет юрисдикцию и контроль над экипажами космических объектов во время их нахождения в космическом полете. 28

Другие юристы склоняются к тому, чтобы субъектами междуна- родного космического права считать человечество в целом. Эта точка зрения опирается на концепцию "общего наследия человечества", нашедшую отражение в Соглашении о деятельности государств на Луне и других небесных телах. Такая позиция не учитывает современ- ных международных условий, основу которых составляет сосущество- вание государств с различными социально-политическими и экономи- ческими системами. В этих условиях невозможно представить себе че- ловечество в целом как носитель единых прав и обязанностей. Кроме того, не ясно, во взаимодействии с какими другими субъектами права могут реализовываться такие права и обязанности. 2.2. Объекты международного космического права Объект международного права - это все то, по поводу чего субъекты международного права могут вступать в международные правоотношения, то есть материальные и нематериальные блага, дей- ствия или воздержания от действий, которые не относятся исключи- тельно к внутренней компетенции государств. Таким образом, объектами международного космического права являются космическое пространство, небесные тела, космонавты, ис- кусственные космические объекты, наземные компоненты космиче- ских систем, результаты практической космической деятельности, космическая деятельность и т.д. Договорного понятия "космический объект" пока не выработано. Однако сложилась практика регистрации искусственных космических объектов в соответствии с Конвенцией о регистрации объектов, запус- каемых в космическое пространство 1976 года. Согласно конвенции, регистрации подлежат космические объекты, запускаемые на орбиту вокруг Земли или дальше в космическое пространство. При этом тер- мин "космический объект" включает также составные части космиче- ского объекта, средство доставки на орбиту и его части. В практической космонавтике под космическим объектом пони- мается тело, находящееся в космическом пространстве. К естествен- ным космическим объектам относятся звезды, планеты, астероиды, ко- меты, метеороиды и т.д.; к искусственным - космические аппараты, по- 29

следние ступени ракет-носителей и их части. Естественные объекты в космическом праве называются небесными телами. Следует полагать, что термин "космический объект" имеет более широкое значение, чем термин "объект международного космического права". Множество космических объектов объединяет все объекты, на которые направлена космическая деятельность субъектов, являющихся носителями предметно-практической деятельности, познания и источ- ником активности. Подмножество множества космических объектов, отличающееся наличием свойства вступления по ним субъектов в меж- дународные правоотношения, включает в свой состав объекты между- народного космического права. В целях раскрытия многообразия смыслового содержания поня- тия "космический объект" используем системно-кибернетический под- ход, согласно которому субъекты и объекты рассматриваются как субъекты и объекты управления. Субъекты управления при обеспечении решения целевых задач, связанных с космической деятельностью, в качестве объектов управле- ния имеют в распоряжении системы, которые обычно относятся к классу больших систем. Реализация целевого подхода к управлению процессами их эффективного применения предполагает рассмотрение пары "решающая система - внешняя (ситуационная) обстановка". При этом внешняя обстановка рассматривается как система, относительно которой в процессе поступления информации о ее изменении решаю- щей системой принимаются те или иные решения. Понятие "ситуация" <фр. situation - положение, обстановка, сово- купность обстоятельств> находится в полисемической связи с поняти- ем "обстановка". Поэтому для дальнейшего анализа космической дея- тельности введем и будем использовать термин "космическая обста- новка", так как термин "ситуация" наиболее приемлем при изучении систем в виде терминального представления <лат. terminus - предел, границы>. С системно-кибернетической точки зрения понятие "космическая обстановка" необходимо рассматривать как систему, которая пред- ставляет собой целостное образование, состоящее из взаимосвязанных (взаимодействующих) объектов, элементов, компонент, частей и обла- дающее свойствами, не сводимыми к свойствам этих объектов и не вы- водимых из них. 30

Данный подход определяет косвенным образом аспект сложно- сти, связанный с появлением у системы новых (эмерджентных <от лат. emergo - появляться, возникать>) свойств по сравнению со свойствами элементов. При этом по пространственному признаку космическая об- становка относится к классу больших систем. В качестве примера можно привести систему целевого примене- ния орбитальных группировок космических аппаратов, решающей свои задачи с широким использованием наземных средств управления и об- работки специальной информации, функционирующей в условиях воз- действия различных геофизических и других факторов. Рассмотрение большой динамической системы, которой является космическая обстановка, требует исследования системы относительно совокупности аспектов системного подхода. Первым из них является элементный аспект. В данном случае это означает, прежде всего, аргу- ментированное обоснование состава объектов системы. Под объектами <лат. objectum - предмет> космической обстанов- ки будем понимать: а) то, что существует вне нас и не зависит от нашего сознания, внешний мир, материальная действительность; б) явление, предмет, на который направлена какая-нибудь дея- тельность; в) предприятия, учреждения и организации, связанные с космиче- ской деятельностью. Так, например, к числу объектов можно отнести орбитальные группировки (ОГ) космических аппаратов (КА), геофизические поля и средства управления КА, предприятия, производящие ракетно- космическую технику (РКТ), и учреждения, готовящие специалистов по космическому профилю. Данный перечень можно продолжить. К системным (эмерджентным) свойствам, например, можно отне- сти свойства влияния совокупности техногенных космических тел, яв- ляющихся следствием космической деятельности и называемых также "космическим мусором", на надежность функционирования космиче- ских аппаратов. Введенное определение космической обстановки является базо- вым для проведения ее системного анализа и уяснения понятия оценки состояния обстановки, как наиболее важного в процессе формирования национальной политики в космосе. 31

Разработка концептуальной модели большой системы, которой является космическая обстановка, требует рассмотрения совокупности факторов, определяющих состав объектов. Фактор <лат. factor - дела- ющий, производящий> - причина, движущая сила совершающегося процесса или одно из основных его условий. Первую группу составляют факторы космического пространства, которые объединяют факторы, связанные с наличием на орбитах тех- ногенных космических тел, а также астрономические и геофизические. Под техногенными космическими телами понимаются отдель- ные предметы или части пространства, заполненные каким-либо веще- ством, находящиеся в околоземном космическом пространстве в ре- зультате прямой или опосредствованной деятельности человека. Техногенные космические тела (ТК-тела) включают в свой со- став: орбитальные группировки космических аппаратов; контролируемые инструментальными средствами причинно определенные по образованию ТК-тела; контролируемые инструментальными средствами причинно не- определенные по образованию ТК-тела; неконтролируемые инструментальными средствами ТК-тела. Понятию "контролируемость" соответствует наличие свойства доступности получения с помощью технических средств данных о находящихся на орбите техногенных космических телах, понятию "причинной определенности" - данных о причинах появления их на ор- бите. Таким образом, фактор наличия на орбитах техногенных косми- ческих тел связан с активно функционирующими орбитальными груп- пировками КА, а также ТК-телами, являющимися продуктами косми- ческой деятельности и влияющими на целевое применение космиче- ских средств. Астрономические факторы пассивно воздействуют на космиче- скую деятельность и включают в свой состав факторы: Солнца и плазменных сред; планет Солнечной системы и их спутников; звезд и галактик; комет, астероидов, болидов и метеорного вещества; неопознанных объектов. 32

Например, процессы на Солнце определяют состояние верхней атмосферы Земли, качество работы радиотехнических средств; наличие звездного каталога и его полнота - возможность проведения астронави- гации; знание метеорной обстановки - безопасность функционирования КА, а прогнозирование столкновений с Землей астероидов - возмож- ность возникновения катастроф глобального масштаба. Геофизические факторы также пассивно воздействуют на косми- ческую деятельность и включают в свой состав факторы: подстилающей поверхности Земли; атмосферы Земли; магнитосферы Земли; ионосферы Земли; радиационных поясов Земли; неопознанных объектов. Данные факторы влияют на точность определения орбит движе- ния и работоспособность бортовой аппаратуры космических аппаратов, качество процессов их управления и целевого применения, а также на другие элементы космической деятельности. Вторую группу составляют наземные факторы, включающие ан- тропотехнические, геофизические и экологические факторы. Антропотехнические факторы активно влияют на космическую деятельность и определяются состоянием: научно-исследовательских учреждений; организаций подготовки специалистов; организаций-производителей РКТ; центров испытания и применения РКТ; арсеналов и баз РКТ; полигонов и баз запуска ракет-носителей; районов посадки и падения космических объектов. Объекты, определяющиеся данными факторами, включают орга- низационные и технические структуры широкого целевого назначения, охватывают вопросы наличия необходимого научного и технологиче- ского потенциала, создание требуемой практикой инфраструктуры це- левого применения космических средств. Геофизические факторы влияют, например, на эффективность функционирования структур полигонов запуска, средств управления 33

КА и т.д. К ним относятся факторы состояния атмосферы, гидросферы и сейсмической активности на отдельных территориях Земли. Экологические факторы рассматриваются при анализе космиче- ской деятельности сравнительно недавно и вызваны необходимостью учета влияния процессов, связанных с ее осуществлением, на жизнен- ные интересы человечества. К ним относятся загрязнение участков по- верхности и атмосферы Земли элементами РКТ, а также влияние на изменение состояния геофизической обстановки. Особую группу составляют нормативно-политические факторы космической деятельности, которые объединяют военно-политические, правовые и собственно нормативные факторы. Военно-политическими факторами определяются направления и способы космической дея- тельности государственной власти внутри страны и в отношениях с другими государствами. Особой формой этой деятельности являются демонстрация возможностей, подготовка и ведение боевых действий в космосе, из космоса и с использованием космических средств в нацио- нальных (коалиционных) интересах. Правовыми факторами определя- ется совокупность устанавливаемых и охраняемых государствами и международными организациями норм и правил, регулирующих отно- шения в космосе и использование космоса. Нормативные факторы вво- дят узаконенное установление, признанный обязательным порядок взаимодействия, прежде всего организационно-технический, между государствами и организациями внутри государства. Поэтому они но- сят характер межгосударственный, национальный, ведомственный и внутриведомственный. При анализе состава объектов космической обстановки выявлены неопознанные объекты, к которым относятся неизученные и непознан- ные в настоящее время наукой процессы, явления и объекты. Введенная система факторов позволяет определить подмножества объектов, являющихся носителями элементов определения понятия космической обстановки. Рассмотренная совокупность объектов при- ведена в таблице 2.1. Все множество объектов космической обстановки можно записать в виде множества Ob = {Obij}, где индексы i и j опре- деляют номера групп и подгрупп объектов соответственно. Каждое подмножество объектов Obij характеризуется определен- ным набором количественных или качественных показателей - множе- ством состояний Qij. 34

Объекты космической обстановки Таблица 2.1 № п/п Наименование объектов Подмножества Объекты космического пространства 1 Техногенные космические тела Ob1 1.1 Орбитальные группировки КА Ob11 1.2 Контролируемые причинно определенные Ob12 техногенные космические тела 1.3 Контролируемые причинно неопределенные Ob13 техногенные космические тела 1.4 Неконтролируемые техногенные космиче- Ob14 ские тела 2 Астрономические Ob2 2.1 Солнце и плазменные среды Ob21 2.2 Планеты Солнечной системы и их спутники Ob22 2.3 Звезды и галактики Ob23 2.4 Кометы, астероиды, болиды, метеорное ве- Ob24 щество 2.5 Неопознанные объекты Ob25 3 Геофизические Ob3 3.1 Подстилающая поверхность Земли Ob31 3.2 Атмосфера Земли Ob32 3.3 Магнитосфера Земли Ob33 3.4 Ионосфера Земли Ob34 3.5 Радиационные пояса Земли Ob35 3.6 Неопознанные объекты Ob36 Наземные объекты 4 Антропотехнические Ob4 4.1 Научно-исследовательские учреждения Ob41 4.2 Организации подготовки специалистов Ob42 4.3 Организации производители РКТ Ob43 4.4 Центры испытания и применения РКТ Ob44 4.5 Арсеналы и базы РКТ Ob45 4.6 Полигоны и базы запуска и посадки косми- Ob46 ческих объектов 35

Окончание таблицы 2.1 № п/п Наименование объектов Подмножества 5 Геофизические Ob5 5.1 Атмосферные Ob51 5.2 Гидросферные Ob52 5.3 Сейсмические Ob53 6 Экологические Ob6 6.1 Загрязнение участков поверхности и атмо- Ob61 сферы Земли продуктами космической дея- тельности 6.2 Изменение геофизической обстановки Ob62 Нормативно-политические объекты 7 Военно-политические Ob7 7.1 Политические Ob71 7.2 Военные Ob72 8 Правовые Ob8 8.1 Международного космического права Ob81 8.2 Национальные правовые Ob82 9 Нормативные Ob9 9.1 Международные Ob91 9.2 Национальные Ob92 9.3 Межведомственные Ob93 9.4 Ведомственные Ob94 Структурный аспект системного подхода (архитектоника систе- мы) определяет способы связи и организации взаимодействия элемен- тов системы. Системные свойства космической обстановки проявляются в ре- зультате взаимного влияния рассмотренных объектов. Всякая реальная система существует в среде и может рассматри- ваться как подсистема некоторой более общей системы, содержащей в своем составе среду, окружающую данную систему. В связи с этим вы- деление системы из среды, как правило, связано с той или иной идеа- лизацией. В ряде случаев возникают затруднения даже с решением во- 36

проса о том, какие элементы следует относить к собственно системе, а какие - к среде. Решение данного вопроса при проведении тех или иных исследований должно быть подчинено задаче исследования или целевой задаче субъекта управления. При этом в выделяемую часть мира - систему включают те элементы, которые, вступая между собой в те или иные связи, формируют ряд характеристик, определяющих ее как целостное образование, противостоящее среде и взаимодействую- щее с ней. Следует обратить внимание на два аспекта этого взаимодействия. Во-первых, оно во многих случаях принимает характер обмена между системой и средой. Различают три основных вида такого обмена: веще- ственный, энергетический и информационный. Во-вторых, среда обычно является источником неопределенности для систем. Более то- го, при решении вопроса разграничения системы и среды к последней часто относят недостаточно изученные, плохо определенные элементы и факторы, включая и те, которые имеют внутрисистемный характер. Таким образом, космическая обстановка как система существует независимо от нашего сознания (хотя частично и определяется дея- тельностью человека). При решении целевых задач из состава ее объ- ектов выделяется ряд объектов, которые относятся к среде. Остальные объекты являются теми элементами, посредством которых субъекты решают свои целевые задачи. Например, в ряде случаев при управлении орбитальными группи- ровками космических аппаратов геофизические и метеорологические объекты можно отнести к среде, под которой следует понимать внеш- ний мир, в который погружена система, и влияние которого на систему может быть задано введением соответствующей формально описанной совокупностью входных воздействий. Из результатов проведенного анализа видно, что нормативно- политические объекты являются неотъемлемой составляющей косми- ческой обстановки, выступают в роли ограничителей деятельности субъектов и постоянно развиваются под воздействием других объек- тов. Особо следует подчеркнуть, что международные космические правовые объекты включают в свой состав все источники международ- ного космического права, которыми являются международные догово- ры и обычаи. 37

Из таблицы 2.1 достаточно просто можно выделить подмноже- ства объектов, которые являются (будут являться) объектами междуна- родного космического права. 2.3. Космическая деятельность В настоящее время не существует договорного определения по- нятия "космическая деятельность", что также вносит отрицательные моменты в практику международных правовых отношений. На интуи- тивном уровне деятельность человека по исследованию и использова- нию космического пространства (включая естественные небесные тела внеземного происхождения) можно назвать космической. Первое офи- циальное упоминание понятия космической деятельности (outer space activies) в международном документе встречается в резолюции Гене- ральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 года. В меж- дународном договоре оно впервые использовано в преамбуле Конвен- ции об учреждении Европейской организации по проектированию и созданию ракет-носителей (ЭЛДО) от 29 марта 1962 года. Использование термина "космическая деятельность" дает основа- ние считать, что государства не ограничивают его деятельностью ис- ключительно в космическом пространстве, но относят к нему и дея- тельность на Земле, если она связана с деятельностью в космическом пространстве. Из этого исходит и Договор по космосу 1967 года, уста- навливающий принципы деятельности государства и на Земле, если эта деятельность имеет отношение к исследованию и использованию кос- мического пространства (например, ст.VII Договора). Таким образом, в соответствии с результатами системного анали- за космической обстановки выделяются подмножества космических объектов. Часть из них определяет состав объектов международного космического права. На выделенные объекты направлена активность субъектов, которые могут не являться непосредственно субъектами международного космического права. Тогда под космической деятельностью будем понимать прямую и опосредствованную деятельность субъекта, направленную на косми- ческие объекты. 38

Особенностью космической деятельности является глобальность, которая не ограничивается национальными рамками государств, непо- средственно ее осуществляющих. Например, телевизионные передачи с помощью спутников непосредственно на бытовые телевизоры могут быть принять на 90% территории Земли; геодезические спутники обес- печивают обследование целых континентов; метеорологические спут- ники фиксируют явления природы, оказывающие влияние на погодные условия целых регионов и т.д. Представляется не случайным тот факт, что современное между- народное космическое право регулирует вопросы исследования и ис- пользования космического пространства. Международное право при- звано регулировать как режим самого космического пространства, так и возможные результаты космической деятельности, сказывающиеся на Земле. В Договоре по космосу 1967 года установлено, что результаты исследования и использования космического пространства являются "достоянием всего человечества". Юридическое содержание этого по- ложения заключается в том, что космическая деятельность должна осуществляться на благо и в интересах всех стран в соответствии с международным правом, включая Устав ООН, в интересах поддержа- ния международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопонимания: "Исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества. Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, от- крыто для исследования и использования всеми государствами, без какой бы то ни было дискриминации на основе равенства и в соответствии с меж- дународным правом, при свободном доступе во все районы небесных тел. Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, свободно для научных исследований, и государства содействуют и поощря- ют международное сотрудничество в таких исследованиях". Договор по космосу 1967 г., ст.I Поэтому в современной юридической литературе, при рассмот- рении вопроса определения космической деятельности, его решение связывают в каждом конкретном случае с соответствующими положе- ниями международных договоров, применимых к конкретному право- 39

отношению, то есть с правовым режимом использования космического пространства. В Российской Федерации исследование и использование косми- ческого пространства, в том числе Луны и других небесных тел, явля- ются важнейшими приоритетом государственных интересов. Закон Российской Федерации о космической деятельности обеспечил право- вое регулирование космической деятельности в целях развития эконо- мики, науки и техники, укрепления обороны и безопасности Россий- ской Федерации, дальнейшего расширения форм международного со- трудничества Российской Федерации. Закон Российской Федерации о космической деятельности, в от- личие от международных документов, вводит в ст. 2 понятие космиче- ской деятельности: "Для целей настоящего Закона под космической деятельностью по- нимается любая деятельность, связанная с непосредственным проведением работ по исследованию и использованию космического пространства, вклю- чая Луну и другие небесные тела. К основным направлениям космической деятельности относятся: научные космические исследования; использование космической техники для связи, телевизионного и ра- диовещания; дистанционное зондирование Земли из космоса, включая экологиче- ский мониторинг и метеорологию; использование спутниковых навигационных и топогеодезических си- стем; пилотируемые космические полеты; использование космической техники, космических материалов, кос- мических технологий в интересах обороны и безопасности Российской Фе- дерации; наблюдение за объектами и явлениями в космическом пространстве; испытания техники в условиях космоса; производство в космосе материалов и иной продукции; другие виды деятельности, осуществляемые с помощью космической техники". "Космическая деятельность включает в себя создание (в том числе разработку, изготовление и испытания), использование (эксплуатацию) кос- мической техники, космических материалов и космических технологий и оказание иных связанных с космической деятельностью услуг, а также меж- 40

дународное сотрудничество Российской Федерации в области исследования и использования космического пространства". Ст. 3 Закона определяет цели космической деятельности: "Целями космической деятельности являются: содействие экономическому развитию государства, повышению бла- госостояния населения Российской Федерации путем рационального и эф- фективного использования космической техники, космических материалов и космических технологий, а также расширения масштабов их использования; укрепление и развитие научно-технического и интеллектуального по- тенциала космической индустрии и ее инфраструктуры; содействие укреплению обороны и обеспечению безопасности Рос- сийской Федерации; дальнейшее совершенствование и накопление научных знаний о Зем- ле, космическом пространстве и небесных телах; развитие и расширение международного сотрудничества Российской Федерации в интересах дальнейшей интеграции Российской Федерации в систему мировых хозяйственных связей и обеспечения международной без- опасности". Приведенные статьи Закона Российской Федерации о космиче- ской деятельности иллюстрируют рациональное сочетание в нем инте- ресов национальных и мировых на основе применения принципов международного космического права. Дополнительная специальная литература Международное космическое право: Учебник / Отв. ред. А.С. Пи- радов, М.,1985. Нозари Ф. Космическое право. М., 1979. Пудовкин О.Л. Основы теории оценки состояния техногенной космической обстановки. М., МО РФ, 1997. 41

3. Космическое пространство. Делимитация воздушного и космического пространств Необходимость рассмотрения понятия "космическое простран- ство" вызвано сутью теории и практики международного космического права, парадоксальностью ситуации ссылок в международных доку- ментах на него, хотя в международной юридической практике опреде- ление понятия до сих пор отсутствует. Вместе с тем в Договоре по космосу 1967 года термин "космическое пространство" употреблялся 37 раз. 3.1. Космическое пространство как объект международного космического права Космическое пространство отличается от сухопутной территории, моря и воздушного пространств, прежде всего тем, что оно не поддает- ся разделению на какие-либо зоны в процессе его использования госу- дарствами. Находясь в полете, космические аппараты неизбежно про- ходят через все слои надземного пространства по мере удаления от Земли, а орбиты их движения пролегают над территориями многих государств. Это происходит как в силу закономерностей самого косми- ческого полета, так и по причине вращения Земли вокруг своей оси. Если бы государства условно разделили космическое простран- ство на секторы, расходящиеся конусообразно от их территориальных границ, и установили над этими секторами свой суверенитет, то во время космических полетов либо постоянно нарушался бы государ- ственный суверенитет, либо использование космоса в интересах науч- ного и технического прогресса было бы затруднено. Практическое 42

осуществление космических полетов находилось бы в зависимости от воли того или иного государства. Признание полного и исключительного суверенитета государств на космическое пространство могло бы сорвать программу освоения космоса из-за протестов государств по поводу нарушения их суверени- тета. На 13-й и 14-й сессиях Генеральной Ассамблеи ООН большин- ство выступавших высказались в том духе, что ни Парижская конвен- ция о воздушных передвижениях 1919 года, ни Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 года неприменимы к кос- мическому пространству. Продление суверенитета до бесконечности немыслимо. Поэтому Договор о принципах деятельности государств по ис- следованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, в ст.II зафиксировал: "Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежат национальному присвоению ни путем провозглашения на них су- веренитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами". В результате, с одной стороны, существует принцип неделимости космического пространства, с другой - продолжает существовать принцип государственного суверенитета на воздушное пространство. Различие правовых режимов двух слоев надземного пространства ста- вит вопрос об их высотном разграничении. Термин "космическое пространство" употребляется весьма широ- ко на практике, например, в одном только Договоре по космосу 1967 года использовался 37 раз. Вместе с тем в международном космиче- ском праве определение этого понятия отсутствует. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2222 (XXI) от 19 де- кабря 1966 г. Комитету ООН по космосу было поручено начать "изуче- ние вопросов относительно определения понятия космического про- странства и использования космического пространства и небесных тел". До настоящего времени вопрос об определении понятия космиче- ского пространства продолжает оставаться в повестке дня Комитета ООН по космосу и требует пристального рассмотрения, так как являет- ся одним из основополагающих в базовой терминологии предмета международного космического права. 43

Космическое пространство является составной частью объекта, определяемого синонимическим рядом понятий: "космос", "мирозда- ние", "вселенная" и "мир". В словарях их смысл раскрывается через понятие "мир", которое обозначает совокупность всех форм материи в земном и космическом пространстве, вселенную. Таким образом, все пространство вселенной складывается из объ- единения пространств земного и космического. Надземное простран- ство над территорией каждого государства состоит как бы из двух сло- ев с различными правовыми режимами. Все предложения, высказанные на официальном уровне, а также в науке международного космического права, относительно конкрет- ных путей делимитации можно подразделить на две группы. С одной стороны, предполагается найти естественный физический рубеж между воздушным и космическим пространством или установить границу в зависимости от высоты потолка полета самолетов. Другие считают, что рубеж найти невозможно, а необходимо предпринять политическое решение вопроса, то есть в договорном порядке закрепить границу на условной высоте. 3.2. Аспекты проблемы делимитации воздушного и космического пространства Рассмотрим основные аспекты, определяющие решение пробле- мы делимитации воздушного и космического пространства. а) Международный правовой аспект Международный правовой аспект состоит в том, что при решении задачи делимитации воздушного и космического пространства необхо- димо, с одной стороны, оградить от возможного нарушения принципа уважения полного и исключительного суверенитета государства на их воздушное пространство, а с другой - обеспечить свободу мирного ис- следования и использования космического пространства. 44

Интересам международного сотрудничества будет отвечать толь- ко такое разграничение воздушного и космического пространства, при котором будут достигаться обе эти цели, несмотря на существенные различия в правовых режимах. Согласно Договору по космосу, деятельность в космическом про- странстве должна осуществляться в интересах поддержания мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопо- нимания. В Чикагской конвенции о международной гражданской авиа- ции 1944 года, содержащей основные принципы воздушного права, сходное положение выражено лишь в качестве пожелания государ- ствам. Понятие "полный и исключительный суверенитет" предусматри- вает право государства проводить в воздушном пространстве над своей территорией такие оборонные мероприятия, которые оно сочтет адек- ватным для обеспечения своей безопасности, в той мере, в какой они не противоречат международным обязательствам данного государства. В частности, международное право не содержит норм, запрещающих полеты над своей территорией летательных аппаратов с ядерным ору- жием на борту или любым иным оружием массового уничтожения. В то же время Договор по космосу содержит четкое и однозначное за- прещение вывода такого оружия на орбиту вокруг Земли, а равно его размещение в космосе любым иным образом. Государства, выступающие за делимитацию, отмечают, что, хотя деятельность, осуществляемая ныне в космическом пространстве, не нарушает государственного суверенитета, некоторые новые виды дея- тельности в космическом пространстве, включая полеты кораблей мно- горазового использования типа "Шаттл", настоятельно требуют прове- дения четкого различия между сферами применения воздушного и космического права. Это поможет в будущем избежать каких-либо конфликтов. Государственный суверенитет больше не может восприниматься как неограниченный по вертикали. 45

б) Аспект осуществимости полета искусственного спутника Земли Аспект осуществимости полета искусственного спутника Земли (ИСЗ) давно изучен практической космонавтикой. Считается, что тело становится ИСЗ тогда и только тогда, когда оно совершило (может со- вершить) хотя бы один оборот вокруг Земли. При этом необходимо учитывать два основных фактора: наличие необходимой круговой ско- рости и сопротивление верхней атмосферы Земли. Если бы не было атмосферного сопротивления движению тел по орбите, то минимально необходимая круговая скорость для осуществ- ления полета ИСЗ в зависимости от высоты над поверхностью Земли рассчитывалась по формуле 0,5 W [ / r ] , ( 3.1 ) где  = 3,986 . 10 5 км3/с2- коэффициент, равный произведению гра- витационной постоянной на массу Земли; r = h + Rз - расстояние от центра Земли до тела на ор- бите; Rз = 6371 км - радиус сферы Земли; h - высота над поверхностью Земли. График зависимости значений минимальной круговой скорости w от высоты h. представлен на рис.3.1. Рис. 3.1. График зависимости круговой скорости полета W от высоты круговой орбиты h 46

Из приведенной зависимости видно, что скорость W на высотах менее 2000 км находится в пределе интервала 6,9 - 7,85 км/с. Первая космическая скорость соответствует значению скорости 7,85 км/с на высоте h = 0 км. Как известно, сила Rх сопротивления воздуха противоположна по направлению скорости движения объекта относительно воздуха, а ее величина определяется по формуле  v отн 2 R x  Cx Fm , ( 3.2 ) 2 где Сх - безразмерный коэффициент сопротивления воздуха (обычно принимают Сх= 2 - 2,5 ); Fm - площадь миделевого сечения спутника (т.е. площадь мак- симального сечения спутника, нормального к вектору скорости полета относительно воздуха);  - плотность воздуха; Vотн - абсолютная величина вектора скорости полета относи- тельно воздуха. Для проведения оценок можно полагать Vотн = w. Из приведенной зависимости видно, что сила сопротивления воздуха в значительной степени определяется скоростью полета, кото- рая на высотах практически учитываемого влияния атмосферы (до 700 км) составляет около 7 км/с. С высотой плотность  падает соглас- но зависимости, представленной на рис. 3.2. При движении по круговой орбите, в условиях воздействия ат- мосферы Земли, изменение среднего радиуса орбиты (снижение за ви- ток) определяется зависимостью r  4cr 2 , ( 3.3 ) где безразмерный коэффициент С связан с массой объекта mи вычисляется по формуле c  c X Fm / 2m . ( 3.4.) На рис. 3.3 представлено изменение высоты полета h искусствен- ного спутника Земли, находящегося изначально на высоте 200 км, в за- висимости от относительного времени  . 47

lg г/см3 -4 -6 -8 -10 -12 -14 -16 h,км -18 20 100 180 260 340 420 500 Рис. 3.2. Изменение плотности верхней атмосферы от высоты над поверхностью Земли h,км 200 180 160 140 120 100  0 0,02 0,04 0,06 0,08 0,1 Рис.3.3. Зависимость высоты полета h от относительного времени  при начальной высоте круговой орбиты 200 км 48

Относительное время  определяется произведением   ct , ( 3.5 ) где время t измеряется в солнечных сутках. Для обычных ИСЗ соотношение между размерами и массой та- кое, что коэффициент "с" имеет порядок 0,1 м3/кг.с2. Поэтому снижение за виток ИСЗ с таким коэффициентом "с" для высот круговых орбит менее 120 км превышает саму высоту. Следовательно - космический полет становится невозможен. В практической космонавтике был проведен ряд экспериментов с ИСЗ специальной конструкции, которые имели значительно мень- шую величину коэффициента. При этом высота полета составила 90 - 100 км. ИСЗ существовали на орбите несколько суток. Из рис. 3.3 видно, что начиная с высоты 120 км происходит "об- вальное падение высоты полета ИСЗ" и использование космических средств в орбитальном полете становится не рентабельным. Решением Международной авиационной федерации (ФАИ) условно принято счи- тать полеты космическими в том случае, если высота их не менее 100 км. В практической космонавтике фигурирует высота 110 км, ниже ко- торой считается для обычных ИСЗ полет невозможным. Другой особенностью космического полета является то, что ИСЗ может находиться в любой точке пространства, ограниченного по вы- соте значениями высот перигея и апогея орбиты, а в направлении се- вер-юг широтами обоих полушарий, равных значению наклонения ор- биты. Поэтому ИСЗ со значительным запасом механической энергии могут иметь высоту перигея ниже 100 км. в) Экологический аспект Экологический аспект связан с возможными изменениями в ре- зультате космической деятельности государств отдельных геофизиче- ских полей Земли и связанного с ними ущерба. Массовые пуски ракет-носителей (РН) сопровождаются выбро- сом большого количества продуктов сгорания, что иллюстрируют дан- ные, представленные в таблице 3.1. 49

Таблица 3.1 Состав и количество выбросов продуктов сгорания в атмосферу при запусках РН Тип Состав продуктов сгорания, т ракеты- Окислы Н2О СО СО2 Н2 HCl Al2O3 носителя N2 Зенит 115 98 186 2 Атлас- Центавр 51 23,5 45 0,9 Ариан-4 83 99 68 1,4 94 7,8 10,7 Энергия 1084 340 649 27 Шаттл 727 326 13 52 88 225 310 Для рассмотрения экологического воздействия ракетных про- дуктов сгорания на атмосферу Земли в зависимости от высоты выбро- сов целесообразно разделить ее на три слоя (сферы) тропосферу, стра- тосферу и ионосферу. Тропосфера - нижняя, основная часть атмосферы пространства от поверхности Земли до высоты 16 - 18 км в тропиках, до 10 - 12 км в умеренных и до 8 - 10 км в полярных широтах. Характеризуется разви- той турбулентностью, которая обеспечивает быстрое перемешивание загрязнений по горизонтали и вертикали. Стратосфера - слой атмосферы, находящийся над тропосферой и простирающийся до высоты 50 км. Со стратосферой практически совпадает озоносфера - слой с повышенной концентрацией озона, ко- торый надежно экранирует поверхность Земли и все живое от вредного воздействия солнечной коротковолновой ультрафиолетовой радиации. Максимальная плотность озона наблюдается в средних широтах на высоте 24 - 26 км. Характерной особенностью стратосферы являют- ся аэрозольные слои, оказывающие влияние на тепловой и динамиче- ский режим атмосферы. Ионосфера - простирается от высот 60 - 80 км до высоты около 400 км. В ней наблюдаются заряженные частицы (ионы и электроны), относительное содержание которых возрастает с высотой. Особенно- 50

стью ионосферы является ее способность влиять на распространение радиоволн различных частотных диапазонов. Основными вредными факторами, влияющими на состояние окружающей среды при пусках РН, являются большие выбросы про- дуктов сгорания при старте в приземном слое атмосферы (тропосфере), уменьшение концентрации озона в стратосфере и свободных электро- нов в ионосфере. Рассмотрим это влияние на примере наиболее мощных РН типа "Шаттл" и "Энергия". О степени воздействия продуктов сгорания ракетных топлив на тропосферу можно судить в сравнении с другими источниками загряз- нения. Двуокись углерода (СО2), находящаяся в атмосфере, влияет на радиационный баланс Земли, увеличение ее содержания может приве- сти к парниковому эффекту - повышению температуры воздуха и по- верхности Земли. Ежегодно с продуктами сгорания в тропосферу по- ступает около 20000 млн.т СО2 (от сжигания нефти - 8200, угля - 2300, газа - 2700, древесины - 1800 млн.т/год). Вклад двуокиси углерода, со- держащейся в продуктах сгорания ракетных топлив, в общий тропо- сферный баланс (около 1011 т/год) пренебрежимо мал даже при реали- зации перспективных грузоперевозок (около 3.104 т/год для 50 пусков РН типа "Шаттл" и "Энергия") и не может оказать влияния на процес- сы, протекающие в тропосфере. Окись углерода (СО). Природные источники окиси углерода (СО) - лесные пожары (11 млн.т/год) и выделения океанов (10 млн.т/год) - составляют лишь 5 – 10% от общего потока СО в тропо- сферу. Основным источником СО (300 млн.т/год) является неполное сгорание топлива в промышленных печах, котельных и автомобильных двигателях. Так, по усредненным подсчетам одна автомашина потреб- ляет в год 2 т бензина и выбрасывает в тропосферу 0,7 т СО. Следова- тельно, пуск одной РН типа "Шаттл" можно приравнять к годовой экс- плуатации 460 автомашин, т.е. даже при массовых пусках РН нет их заметного вклада в общее антропотехническое загрязнение тропосфе- ры. Вода, водород, молекулярный азот. Вода и водород вообще не оказывают вредного влияния на тропосферу. Молекулярный азот явля- ется естественной составляющей атмосферного воздуха, а выделяемый 51

при пусках РН аммиак разбавляется окружающим воздухом, и его кон- центрация быстро уменьшается до предельно допустимой. Хлористый водород и окись алюминия. К нежелательным ло- кальным последствиям в районе старта РН могут привести выбросы хлористого водорода и окиси алюминия, содержащиеся в продуктах сгорания некоторых носителей, в частности "Шаттла". Эти выбросы могут вызвать выпадение кислотных дождей, увеличение содержания в воздухе взвешенных частиц, токсичное загрязнение облачного покрова, изменение погодных условий на прилегающих к стартовой площадке территориях. Однако отмеченные эффекты кратковременны, поскольку турбулентные течения в приземной атмосфере приводят к быстрому перемешиванию выброшенных химических компонент и снижают их концентрацию до безопасного уровня. Следует отметить, что эти со- ставляющие выбросов образуются при сгорании твердых ракетных топлив и не характерны отечественным РН. Озонный слой. В отличие от низких слоев атмосферы, подвер- гающихся сильным турбулентным процессам, в стратосфере на высо- тах 15 - 50 км состояние газового состава практически неизменно, по- этому любое загрязнение этих слоев будет носить долговременный ха- рактер. На этих высотах важную экологическую роль играет озонный слой, который образуется путем фотодиссоциации кислорода и после- дующего взаимодействия его атомов с молекулами. Источником раз- рушения озона служит каталитическая реакция. Содержание озона в атмосфере весьма неоднородно вследствие различных скоростей озонообразующих и озоноразрушающих реакций на различных высотах. Из общей массы атмосферы Земли 5.1015 т на долю озона приходится 3.109 т. Если его привести к нормальным усло- виям (760 мм рт.ст., 0О С), то вокруг Земли в среднем получится слой толщиной всего 3 мм. Поэтому не следует удивляться, что озоносфера оказалась "болевой точкой" планеты. Вертикальные распределения приведенной толщины озона (мм/км), полученные путем наблюдений ряда исследователей, пред- ставлены на рис.3.4. На рисунке видны максимумы концентрации озона на высотах 23,5, 18,5 и 26 км, которые были обнаружены 10.10.46 г., 02.04.48 г. и 14.06.48 г. соответственно. Показаны реальные распределения озона на интервале высот от 0 до 60 км. 52

Приведенной толщиной слоя озона (общим количеством озона) определяется общее содержание озона в вертикальном столбе воздуха, если его привести к нормальному давлению 760 мм рт. ст. при темпе- ратуре 0О С. h, км 60 50 3 40 30 1 20 10 0 2 мм/км. 0 0,05 0,10 0,15 0,20 Рис. 3.4. Вертикальное распределение приведенной толщины озона (мм/км). Уайт-Сэндс. Приведены зависимости: 1 - данные на 10 октября 1946 года; 2 - данные на 2 апреля 1948 года; 3 - данные на 14 июня 1948 года. Озон сильно поглощает ультрафиолетовую радиацию с длинами волн 0,22 - 0,29 мкм. Коэффициенты поглощения озона в этом участке спектра настолько велики, что энергия солнечных лучей полностью по- глощается уже в самой верхней части слоя озона, на высотах 45 - 50 км. Ультрафиолетовые лучи обладают высокой биологической ак- тивностью: они убивают бактерии многих видов, вызывают загар и да- же ожоги человеческой кожи, способствуют образованию в организме витамина D и т.д. Однако полезными оказываются лишь небольшие до- зы радиации. Если бы не было озона, то биологически активные уль- трафиолетовые лучи совершенно изменили бы все биологические про- цессы, а может быть, и в целом органическую жизнь на Земле. В настоящее время считается доказанным, что в течение послед- них 20 лет происходит уменьшение общего содержания озона в атмо- 53

сфере Земли, и наиболее вероятной причиной этого является антропо- генное загрязнение стратосферы. Одним из источников такого загрязнения являются фреоны, ис- пользуемые в аэрозольных установках и в качестве хладоагента в хо- лодильниках и кондиционерах. Существует большое количество других веществ, выброс кото- рых в атмосферу приводит к разрушению озонного слоя. В частности, на озонный слой влияют продукты сгорания ракет- ного топлива. Они не соизмеримы по своей массе с промышленными загрязнениями, но в отличие от них выбрасываются ракетами- носителями в широком диапазоне высот атмосферы. И практически при полете любой РН в озонном слое возникает "окно", которое со временем затягивается. Озон разрушается в результате воздействия водяных паров, со- держащихся в значительных количествах в продуктах сгорания всех жидкостных ракетных двигателей, а также окислов азота, образующих- ся из азота и кислорода воздуха под воздействием высоких температур в факелах ракетных двигателей. Размеры таких "окон" возрастают, ес- ли в составе РН используются ракетные двигатели на твердом топливе. Кроме аналогичного образования окислов азота (из воздуха), в их ре- активных струях содержится большое количество хлористого водоро- да, который отнесен Венской конвенцией об охране озонного слоя (май 1985 г.) к особо активным озоноразрушающим веществам. Поэтому с экологической точки зрения для реализации больших грузопотоков в космос целесообразно использовать жидкостные РН. Рассмотрим динамику разрушения озонного слоя на примере пуска РН "Энергия". В следе ракеты диаметром несколько сотен метров озон разру- шается полностью на всех высотах практически мгновенно. Под влия- нием макротурбулентной диффузии выброшенные вещества переме- шиваются в столбе диаметром несколько километров за несколько ча- сов. Содержание озона в этом столбе на высотах 16-24 км уменьшается на 15-20 % через 2 часа, а затем происходит постепенное затягивание образовавшегося "туннеля". Облако ракетных выбросов в стратосфере через неделю достигает размеров несколько сотен километров. Макси- мальное разрушение озона в облаке происходит на высотах 24 - 30 км примерно через 24 дня после старта. С учетом компенсирующего по- ложительного эффекта общее содержание озона в районе пуска РН 54

"Энергия" (в пределах вертикального столба диаметром 550 км) снижа- ется через 24 дня на 1,7% или в массовом отношении уменьшается на 27 тыс.т. Для сравнения при пуске носителя "Шаттл" - на 2% или 32 тыс.т. Таким образом, одиночные пуски не оказывают существенного влияния на озоносферу. При массовых пусках РН может нарушиться равновесное состояние состава атмосферы Земли, особенно к северу от 40О с.ш. В заключение к сказанному можно добавить, что, исходя из осо- бой роли озона для жизни на Земле, озоносферу, простирающуюся на высоты до 60 км, для стран с большой территориальной протяженно- стью необходимо рассматривать как национальное благо, подлежащее охране этими государствами. Ионосфера. Запуски ракет-носителей также оказывают влияние на состояние ионосферы Земли. Еще в 60-е годы внимание специалистов привлекли необычные явления на этих высотах, происходившие при пусках мощных ракет- носителей. В ионосфере вблизи следа ракеты как бы образовывалась "дыра", которая затягивалась только через несколько часов. Впечатляющий эффект воздействия ракеты на ионосферу был зарегистрирован в мае 1973 г. при выведении на околоземную орбиту американской станции "Скайлэб". Запуск осуществлялся тяжелой РН "Сатурн-5", двигатели кото- рой работали до высот 300 - 400 км, а на эти высоты приходится мак- симум ионизации ионосферы. Было замечено, что при запуске станции концентрация электронов в ионосфере уменьшилась вдвое, причем площадь возмущения достигла 1 млн. км2. Так называемый «скайлэб-эффект» в ионосфере повторился при запуске астрофизической обсерватории РН "Атлас-Центавр" в сен- тябре 1979 г. Тогда образовалась ионосферная "дыра" площадью 1 - 3 млн. км2. Измерения показали, что 80% ионов и электронов исчезли в течение двух минут после прохождения ракеты. Время существования "дыры" достигает 1 - 16 часов. В результате появления "дыр" проявляются различные аномалии в области свечения ионосферы, распространения радиоволн и т.д. По- следствия массовых пусков РН на ионосферу остаются еще до конца не изученными. 55

Экологические аспекты воздействия космической деятельности на атмосферу Земли были проиллюстрированы посредством пусков ра- кет-носителей, как наиболее влияющих на экологию надземного про- странства. Другие виды космической деятельности также нельзя выво- дить за пределы исследований, например, маневры и сходы с орбиты полезных грузов. Анализ протекающих процессов в надземном пространстве по- казал необходимость пространственной суверенизации до высот 60 км, что обеспечивает контроль государствами (особенно с большой пло- щадью территории) своей части озоносферы, грубое нарушение кото- рой может привести к весьма пагубным последствиям и катастрофам национального масштаба 3.3. Анализ путей решения проблемы делимитации воздушного и космического пространства Проблема определения космического пространства самым непо- средственным образом оказывается связанной с решением задач меж- дународного космического права, с проблемой разграничения или де- лимитации, воздушного и космического пространства. С одной сторо- ны, необходимо обеспечить действие принципа уважения полного и исключительного суверенитета государств на их воздушное простран- ство, а с другой - обеспечить свободу мирного использования и иссле- дования космического пространства. В решении данного вопроса существует два противоположных по содержанию подхода: пространственный - в основе лежит необходимость делимитации воздушного и космического пространства; функциональный - в основе лежит отсутствие необходимости делимитации пространств. а) Пространственный подход Все предложения, высказанные на официальном уровне, а также в науке международного космического права, относительно конкрет- ных путей делимитации можно подразделить на две группы. 56

С одной стороны, предлагается найти естественный физический рубеж между воздушным и космическим пространством или устано- вить границу в зависимости от высотного потолка полета самолетов. Другие считают, что такой рубеж найти невозможно, а необходимо предпринять политическое решение вопроса, то есть в договорном по- рядке закрепить границу на условной высоте. В направлении нахождения естественного физического рубежа для решения проблемы было предложено несколько подходов: технический - опора на достижения аэрокосмической техники и уровень развития новейших технологий. В результате обеспечение су- веренитета ставится в зависимость от уровня технических достижений государств, который явно неодинаков. С одной стороны, отказ от ста- бильной границы суверенитета, которая будет подниматься все выше по мере совершенствования авиационной техники. С другой стороны, возвращение к устаревшим ошибочным теориям эффективности в деле обеспечения государственного суверенитета, которые противоречат общепризнанному принципу суверенного равенства государств; орбитальный - считать границей воздушного пространства ми- нимальную высоту орбиты свободно вращающегося вокруг Земли спутника (А.Б. Араухо, Уругвай, 1957 г.). При этом нужно определить эталоны ИСЗ и условий воздействия внешней среды на его движение; юрисдикционная линия Кармана - предложена Э.Хейли (США). Теодор фон Карман предложил установить верхнюю границу государ- ственной юрисдикции на высоте, равной приблизительно 83 км, где те- ло, движущееся со скоростью 7 км/с, не подвергается действию аэро- динамической подъемной силы и вместо нее действует центробежная сила. Решение проблемы политическим путем служит целям укрепле- ния как принципа полного и исключительного суверенитета государств на воздушное пространство, так и принципа не присвоения космоса. Оно находится в полном соответствии с практическими потребностями авиации, космонавтики и экологией. В направлении решения проблемы политическим путем было предложено несколько подходов: договорная граница - посредством консультаций и учета различ- ного рода факторов. Решением Международной авиационной федера- 57

ции (ФАИ) условно принято считать полеты космическими в том слу- чае, если высота их не менее 100 км. В практической космонавтике фи- гурирует высота 110 км, ниже которой считается для обычных ИСЗ по- лет практически нецелесообразен; промежуточная зона - установка между воздушным и космиче- ским пространством промежуточной зоны, соответствующей в право- вом отношении территориальным водам (Л.Тончич, Австрия). Проме- жуточная зона в космическом пространстве не выполняла бы таких функций, которые требуется обеспечить, так как зоны, расположенные между поверхностью Земли и космическим пространством, фактически будут принадлежать воздушному пространству, на которое распро- страняется полный и исключительный государственный суверенитет. Договорная граница с особыми правами - договорное закрепле- ние границы между воздушным и космическим пространством, с со- хранением прав пролета ниже ее в случаях также закрепленных дого- вором. Данное предложение было внесено СССР 20 июня 1979 года на рассмотрение Комитета ООН по космосу. В нем говорилось: "1. Надземное пространство выше 100/110 км над уровнем океана яв- ляется космическим пространством. 2. Граница между воздушным и космическим пространством подле- жит согласованию между государствами и последующему договорному за- креплению на высоте, не превышающей 100/110 км над уровнем океана. 3. За космическими объектами одних государств сохраняется право пролета над территориями других государств на высотах ниже 100/110 км над уровнем океана для выхода на орбиту и возвращения на Землю, на тер- риторию запускающего государства". 30 марта 1983 г. на XXII сессии Юридического подкомитета ООН по космосу советская делегация внесла рабочий документ, уточ- няющий предложения 1979 года. В нем из пункта 3 была убрана по- следняя фраза "на территорию запускающего государства", что позво- ляет космическим объектам возвращаться на Землю методом привод- нения в акваториях открытого моря. Уточнено также, что такие объек- ты пользуются правом "безвредного (мирного) пролета" над террито- риями других государств. 58

б) Функциональный подход Сторонники функционального подхода предлагают считать надземное пространство единым, в котором параллельно действуют два международно-правовых режима, регламентирующих космическую и аэронавтическую деятельность государств. При этом они, не учиты- вая реальных перспектив развития авиационной и космической техни- ки, исходят из того, что и в настоящее время, и в будущем космонавти- ку можно будет легко отличить от аэронавтики. М.Макдугал и Л.Липсон (США) утверждают, что в конечном счете "проблема границ превратится в проблему деятельности". Н.Хозенболл и П.Хартман (США) считают, что "космическую деятельность можно проводить и без решения вопроса о границах кос- моса", так как отсутствие понятия "космическое пространство" до настоящего времени не мешало осуществлять космическую деятель- ность. В дальнейшем международное космическое право будет успеш- но развиваться и без делимитации воздушного и космического про- странств. Пытаясь стереть какие-либо границы между воздушным и кос- мическим пространством, представители функционального подхода в своих рассуждениях отрицают "устаревший", с их точки зрения, прин- цип государственного суверенитета на воздушное пространство и пы- таются доказать необходимость создания единого аэрокосмического права. В этом плане характерны высказывания Н.Матта, который утверждает, что "следует установить единый правовой статус, приме- нимый ко всему надземному пространству, права и обязанности в ко- тором будут различаться в зависимости от целей воздушного или кос- мического корабля. Они будут определяться не научными соображени- ями, а функциями той деятельности, которую осуществляют государ- ства". За этим высказыванием, а также высказываниями других зару- бежных юристов нетрудно увидеть попытку закрепить в международ- ном праве отказ от государственного суверенитета, тезис его "устаре- лости" в век бурного научно-технического прогресса. Ряд юристов пытаются модернизировать принцип государствен- ного суверенитета. Так, например, голландский юрист Д.Гудхойс счи- тает, что суверенитет должен носить относительный характер. Он пи- 59

шет: "По-видимому, даже если сохранится принцип суверенитета в от- ношении воздушного пространства, деятельность в космическом про- странстве неизбежно приведет к дальнейшей трансформации принципа суверенитета, к замене концепции абсолютного суверенитета концеп- цией относительного суверенитета". Согласие с этими теориями означало бы попустительство агрес- сивным планам милитаристически настроенных государств, стремя- щихся решить свои задачи силовым методом, юридическое разоруже- ние государств перед лицом агрессора, лишение государств права на защиту своих национальных интересов в соответствии с принципом уважения государственного суверенитета. Отказ государств от суверенитета на воздушное пространство мог бы создать опасный прецедент и вызвать попытки подорвать право на суверенитет над сухопутными территориями и акваториями госу- дарств. Это сыграло бы отрицательную роль в борьбе народов за их национальную независимость, лишило бы международную обществен- ность платформы для отстаивания национального суверенитета. Однако принцип государственного суверенитета отнюдь не ис- черпал себя, а воздушное пространство является неотъемлемой частью государственной территории, оно неприкосновенно, и только сами гос- ударства вправе устанавливать его правовой режим. Особенно данный принцип становится актуален в связи с выходом на первый план эколо- гических проблем человечества. Проведенный анализ различных аспектов проблемы делимита- ции воздушного и космического пространства, определения понятия космического пространства показывает, что на первый план выдвига- ются политические вопросы, требующие привлечения теории между- народного права. Для естественных наук оказывается вполне достаточным нечет- кое определение космического пространства, которое определяет его как пространство, простирающееся за пределами земной атмосферы. При осуществлении космических полетов влияние атмосферы практи- чески ощущается на высотах до 700 км. Стремление исследователей найти граничную высоту связано не со свойством космического про- странства, а со свойством космического полета. Например, решением Международной авиационной федерации (ФАИ) условно принято счи- тать полеты космическими в том случае, когда высота их не менее 100 км. 60

Таким образом, ввести общепризнанное определение космиче- ского пространства с четкой границей по нижней высоте не представ- ляется возможным. Поэтому следует говорить только о границе между двумя элементами надземного пространства, в которых действуют принципы космического и воздушного международного права. Определяя на договорной основе границу делимитации между воздушным и космическим пространством, необходимо решать также вопрос экологического характера, связанный с суверенитетом госу- дарств на озонный слой, значение которого становится соизмеримым с национальной безопасностью. Верхняя граница озоносферы простира- ется до 70 км. Актуальным вопросом для освоения космического пространства является принятие международных документов, определяющих воз- можность пролета космических объектов на высотах ниже делимита- ционной границы над территориями суверенных государств. С учетом возрастания роли экологических проблем для жизни на Земле необходимо также оформить на правовой основе ответствен- ность субъектов космической деятельности на и над нейтральными территориями, например, акваторией мирового океана. Список используемой литературы Чекалин С.В., Шатров Я.Т. Влияние пусков транспортных кос- мических систем на атмосферу Земли. - Сб. Космос и экология. - М.: Знание, 1991. - с.21-31. Бурдаков В.П., Еланский Н.Ф., Филин В.М. Влияние запусков ракет "Шаттл" и "Энергия" на озоновый слой. - Вестник АН СССР, N 12, 1990. Матвеев Л.Т. Курс общей метеорологии. Физика атмосферы. - Л.: Гидрометеоиздат, 1984. - 751 с. Космонавтика: Энциклопедия / Гл. ред. В.П.Глушко -М.: Совет- ская энциклопедия, 1985. - 528 с. Международное космическое право / Отв.ред. А.С.Пирадов -М.: Международные отношения, 1985. - 205 с. 61

4. Правовой режим космического пространства. Правовой статус космонавтов и космических объектов 4.1. Правовой режим космического пространства и небесных тел Правовой режим космического пространства и небесных тел тесно связан с некоторыми общими принципами космической деятель- ности государств и должен рассматриваться в связи с этими принципа- ми. а) Принцип свободы исследования и использования космического пространства и небесных тел Признание принципа свободы исследования и использования космического пространства и небесных тел не означает оправдания произвола и беззакония в этой новой сфере человеческой деятельности. Свобода космоса для всех государств в настоящем и будущем может быть реализована только при строгом ограничении этой свобо- ды, которое диктуется общими интересами всех государств и вытекает из двух принципиальных положений общего характера, содержащихся в Договоре по космосу: "Исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех 62

стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества". Статья I "При исследовании и использовании космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, государства - участники Договора должны руководствоваться принципом сотрудничества и взаимопомощи и должны осуществлять всю свою деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, с должным учетом соответствующих интересов всех других государств - участников Договора". Статья IX В настоящее время интересы всех космических держав должны быть сосредоточены на там, чтобы космическая деятельность не при- вела к потере для человечества жизненно необходимых областей надземного пространства. Прежде всего, это относится к проблеме за- сорения околоземного космического пространства (ОКП) техногенны- ми космическими телами, что требует незамедлительного принятия уже сейчас соответствующих международных правовых актов. б) Принцип распространения на деятельность по исследованию и использованию космического пространства и небесных тел основных принципов международного права, включая Устав ООН Положение о том, что "международное право, включая Устав ООН, распространяется на космическое пространство", впервые было включено в резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 года. Свое окончательное закрепление это положение нашло в ст.I и III Договора по космосу. "Государства - участники Договора осуществляют деятельность по исследованию и использованию космического пространства, в том числе Луны и других небесных тел, в соответствии с международным правом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержа- ния международного мира и безопасности и развития международного со- трудничества и взаимопонимания". Статья III В приведенной статье имеются в виду, прежде всего основные принципы международного права, закрепленные ныне в таких доку- 63

ментах, как Устав ООН, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества меж- ду государствами в соответствии с Уставом ООН, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Содержащиеся в этих документах основные принципы между- народного права выступают в качестве общих по отношению к специ- альным принципам международного космического права, закреплен- ным в Договоре по космосу 1967 года и в других многосторонних со- глашениях по космосу, разработанных в рамках ООН. В свою очередь, принципы международного космического права являются общими по отношению к нормам международных соглашений по космосу научно- технического характера. Последние должны соответствовать как ос- новным принципам общего международного права, так и принципам международного космического права. в) Принцип частичной демилитаризации космического пространства и полной демилитаризации небесных тел Согласно действующим договорам и принятым резолюциям, ре- гламентирующим космическую деятельность, виды военной деятель- ности в космосе можно разделить на три большие группы. 1. Разрешенные международным правом: использование разведывательных спутников и дистанционных датчиков космического базирования для целей контроля; использование систем связи, навигации и метеорологических средств; использование военного персонала для научно- исследовательских или каких-либо мирных целей. 2. Не оговоренные международным правом: создание и развертывание в космосе противоспутникового ору- жия и информационных систем для него; проведение военно-прикладных космических эксперименталь- ных исследований, за исключением испытаний комплексов систем ПРО (РЛС, пусковых установок, противоракет) и средств воздействия на природную среду; 64

испытание в космосе оружия, не являющегося оружием массо- вого поражения, в том числе на новых физических принципах; создание и развертывание в космосе средств оптико- электронного и радиоэлектронного подавления. 3. Несовместимые с международным правом: размещение ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения на орбите вокруг Земли, на небесных телах или на орби- тах вокруг таких тел; испытание ядерного оружия в космическом пространстве; размещение военных баз и проведение военных испытаний или маневров на небесных телах или на орбитах вокруг них; разработка, испытание, развертывание систем ПРО космическо- го базирования или их компонентов с использованием РЛС, пусковых установок противоракет; военное или враждебное использование средств воздействия на природную среду в космическом пространстве; создание помех дистанционным датчикам космического базиро- вания, а также некоторым радиолиниям космической связи. Вывод из проведенного анализа норм и принципов международ- ного космического права очевиден - что касается космического про- странства в целом, в том числе "ближнего космоса", то здесь пока не существует полного запрета военной деятельности. Среди частных мер, ограничивающих военное использование космоса, важнейшее значение имеет обязательство участников Договора по космосу не вы- водить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом. В соответствии с общепринятым толкованием термин "оружие массового уничтожения" охватывает такие виды оружия, как ядерное, химическое, биологическое, и другие сравнимые с ними по разруши- тельному и поражающему действию виды оружия, в том числе и те, ко- торые могут быть созданы в будущем. Размещение всех этих видов оружия на орбите вокруг Земли или "каким-либо иным образом" в космическом пространстве запрещено. 65

Вместе с тем за пределами этих запретов остаются существую- щие и разрабатываемые виды оружия, которые не охватываются поня- тием "оружие массового уничтожения". Этой цели могло бы служить предложение СССР о заключении Договора о запрещении размещения в космическом пространстве оружия любого рода и Договора о запре- щении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли. Радикально решение проблемы полного запрещения любой военной деятельности в космосе возможно только на путях все- общего и полного разоружения. Известно, что одной из основных причин засорения ОКП явля- ются испытания оружия, разрабатываемого по военным программам. Одной из первых программ, вызвавших международный резонанс, яви- лось создание США системы дальней связи "Уэст Форд". При проведении эксперимента в 1963 году от секретного КА с международным обозначением 1963-14А был отделен на высоте около 3200 км контейнер диаметром 152 мм и длиной 508 мм, который поро- дил 400 млн. медных волокон-диполей длиной 17,7 мм, толщиной 0,018 мм и весом около 0,04 мг каждый. г) Принцип запрещения национального присвоения космического пространства и небесных тел Впервые этот принцип был сформулирован в резолюции Гене- ральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 года. Договор по космосу 1967 года окончательно закрепил его в следующей юриди- ческой форме: "Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами". Статья II Статья Договора устанавливает запрет лишь на те виды и спо- собы использования космического пространства и его частей, которые представляют собой присвоение, постоянное овладение, обращение в собственность. Временное занятие отдельных участков космического пространства и небесных тел (например, мест нахождения спутников на геостационарной орбите или участков размещения станций на Луне) 66

не запрещено международным космическим правом. Принцип не при- своения не исключает также осуществления суверенных прав госу- дарств в отношении своих граждан и космических аппаратов, находя- щихся в космическом пространстве. Рассмотренный принцип усиливает международную ответствен- ность государств за свою деятельность в космическом пространстве. д) Сохранение суверенных прав государств на запускаемые ими космические объекты и находящиеся на них экипажи В отличие от небесных тел естественного происхождения (таких как Луна, планеты, астероиды и пр.) под космическими объек- тами в международном космическом праве подразумеваются создан- ные человеком искусственные спутники Земли, автоматические и пи- лотируемые корабли, станции, ракеты-носители и т.д. Международное космическое право регулирует деятельность с момента их запуска и сооружения в космическом пространстве (в том числе на небесных те- лах). До этого момента деятельность по их созданию и подготовке за- пуска находится в сфере внутригосударственного права, если об этом нет специальной договоренности между государствами (например, в случае совместного создания или запуска космического объекта не- сколькими государствами). Однако в случае его посадки за пределами территории запускающего государства возникающие при этом отноше- ния между государствами регулируются нормами международного космического права. Впервые порядок международной регистрации космических объектов был установлен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1721 В (XV) от 20 декабря 1961 года. В резолюции говорилось о том, что Генеральная Ассамблея ООН: "1. обращается с просьбой к государствам, производящим запуск ап- паратов на орбиту или дальше, незамедлительно предоставлять Комитету по использованию космического пространства в мирных целях информацию через Генерального секретаря для регистрации запусков; 2. предлагает Генеральному секретарю вести общедоступную реги- страцию информации, представляемой в соответствии с пунктом 1". В соответствии с этой резолюцией государства, запускающие космические объекты, с 1962 года стали направлять в ООН на добро- 67

вольной основе информацию о космических объектах, запущенных ими "на орбиту и дальше". Таким образом, в число регистрируемых в ООН космических объектов не входят метеорологические и геофизиче- ские ракеты. Отдел по вопросам космического пространства Секрета- риата ООН заносит получаемые от государств сведения в специальный реестр, а копии этих сведений рассылаются всем государствам - членам ООН. С вступления в силу Конвенции о регистрации объектов, запус- каемых в космическое пространство (15 сентября 1976 г.), националь- ная и международная регистрация космических объектов для участни- ков этой конвенции приобрела обязательный характер. С регистрацией космического объекта связаны определенные юридические последствия, как для самого космического объекта, так и для его экипажа. Договор по космосу устанавливает, что права собственности на космические объекты "остаются незатронутыми" как во время их нахождения в космическом пространстве, так и после их возвращения на Землю: "Государство - участник Договора, в регистр которого занесен объ- ект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во вре- мя их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле. Права собственности на космические объекты, запущенные в космиче- ское пространство, включая объекты, доставленные или сооруженные на небесном теле, и на их составные части остаются незатронутыми во время их нахождения в космическом пространстве или на небесном теле, или по возвращении на Землю. Такие объекты или их составные части, обнаружен- ные за пределами государства - участника Договора, в регистр которого они занесены, должны быть возвращены этому государству - участнику Догово- ра; при этом такое государство должно по требованию представить до воз- вращения опознавательные данные". Статья VIII Понятия суверенитета и юрисдикции не равнозначны. Суверенитет есть полная независимость государства в его внутренних делах и в ведении внешней политики. Юрисдикция представляет собой одно из проявлений, один из аспектов суверенитета. Под юрисдикцией в международном космиче- 68

ском праве следует понимать установление законами государства пра- ва и полномочия на осуществление не только судебной (чаще всего отождествляется с понятием юрисдикции), но также и исполнительной власти в отношении лиц и объектов, находящихся в космическом про- странстве и на небесных телах. В международном космическом праве термин "контроль" имеет двоякий смысл. С одной стороны, он может рассматриваться как один из элементов юрисдикции, ее составной частью. С другой стороны, право контроля в области космической деятельности может означать право на управление космическим объектом и руководство его экипа- жем в техническом отношении. Принцип имеет исключительное значение для международного контроля над процессами, которые могут привести к необратимым по- следствиям в ОКП. е) Принцип международной ответственности государств за национальную деятельность в космосе и за ущерб, причиненный космическими объектами Договор предусматривает международную ответственность гос- ударств за все виды национальной деятельности в космосе и устанав- ливает международную ответственность за ущерб, причиненный ис- кусственными объектами. Поэтому, если в какой-либо стране частные компании будут допущены к деятельности в космосе, то международ- ную ответственность за их деятельность должны нести соответствую- щие государства. Данный принцип закреплен в Конвенции о международной от- ветственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 года и стал весьма актуален в наше время, когда стало реально повре- ждение космических объектов техногенными космическими телами и нанесение ущерба падающими на Землю космическими объектами, особенно с ядерными источниками энергии на борту. Предполагается, что из-за пробоя оболочек техногенными кос- мическими телами прекратили активное функционирование КА "Па- геос", "Геос-2", "Космос-954", "Космос-1275". При столкновении с МТКК "Челленджер" частицы краски размером около 0,2 мм на лобо- вом стекле образовался кратер глубиной 3 мм, а в результате аналогич- 69

ного события на иллюминаторе станции "Салют-7" возник кратер глу- биной 4 мм. В связи с этим при создании международной орбитальной станции "Фридом" вопросу защиты от возможного воздействия техно- генных космических тел отводится значительное внимание. Подобные события начали проявляться при кратковременном нахождении в космосе баллистических ракет, что может иметь весьма тяжелые последствия для цивилизации. По сообщению ИНФО-ТАСС во время учебного пуска 13.02.1998 г. в полете бесследно исчезла аме- риканская баллистическая ракета “Минитмен”. Наиболее распростра- ненной версией является то, что произошло столкновение с каким-то обломком, то есть элементом “космического мусора”. ж) Принцип предотвращения потенциально вредных последствий экспериментов в космическом пространстве и на небесных телах Развитие космических средств немыслимо без проведения натурных экспериментов на орбите. Соблюдение принципа требует от государств исключения из их программ тех, которые могут быть по- тенциально опасными для человечества. Проведенные американцами натурные экспериментальные ис- следования в космическом пространстве, сопровождавшиеся активным воздействием на космическую среду, имеют достаточно давнюю исто- рию. Начало им было положено на рубеже 60-х годов, когда США провели целую серию такого рода экспериментов в рамках реализации программ "STARFISH", "SEASTAR" и "WESTFORD". Тогда были осуществлены: целая серия космических ядерных взрывов, приведшая к формированию искусственных радиационных поясов Земли и суще- ственным помехам в КВ радиосвязи, произведен выброс в космос мил- лионов медных иголок-диполей, повлекший за собой ряд подобных эффектов, а также ряд других активных воздействий на ионосферу. С тех пор подобные "операции" прочно вошли в практику аме- риканской космической деятельности. 70

з) Принцип содействия международному сотрудничеству в мирном исследовании и использовании космического пространства и небесных тел В последнее десятилетие практическое применение принципа привело после серии совместных дискуссий между космическими агентствами Европы, Японии, США и России к созданию Координаци- онного комитета по космическому мусору. Комитет обозначил 4 обла- сти совместной деятельности: измерения - общая деятельность в сфере как функционирующих, так и разрабатываемых средств измерения для получения информации об объектах искусственного и естественного происхождения в ОКП; окружающая среда и базы данных - описание и моделирование метеорного и техногенного загрязнения ОКП, накопление данных и до- ступ к ним; испытания и защита - разработка конструкций и технологий за- щиты космических аппаратов от метеоритов и осколков, методов их защиты; снижение засоренности - анализ всех мероприятий, проводимых с целью снижения или предотвращения создания космического мусора, или снижение создаваемой им опасности. В настоящее время проблему засорения техногенными космиче- скими телами (ТК-телами) околоземного космического пространства нельзя решить отдельным государством, так как она по своей сути яв- ляется общечеловеческой, не имеет национальных границ. При проведении оценки состояния техногенной космической об- становки важнейшей задачей является прогнозирование ситуаций столкновения космических кораблей с ТК-телами. За последнее время, например, регулярно проводятся защитные упреждающие маневры МТКК "Шаттл" от возможного столкновения с техногенными космиче- скими телами (например, полеты STS-44, STS-57, STS-61, STS-71). Решение задачи подобного прогнозирования в настоящее время можно эффективно решать с использованием средств контроля косми- ческого пространства США (NORAD) и России (ЦККП). Комитет развернул активную работу по разработке на уровне Генеральной Ассамблеи ООН международного документа, который поставил бы серьезные заслоны процессам засорения космоса продук- тами деятельности человека. 71

и) Принцип оказания помощи экипажам космических кораблей в случае аварии, бедствия или вынужденной посадки Рассматриваемый принцип нашел свое первоначальное отраже- ние в Декларации правовых принципов деятельности государств по ис- следованию и использованию космического пространства, принятой 13 декабря 1963 года [резолюция 1962 (XVIII) Генеральной Ассамблеи]. Был закреплен в Соглашении о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое про- странство, принятом 19 декабря 1967 года, открытым для подписания 22 апреля 1968 года и вступившим в силу 3 декабря 1968 года. В статье 2 данного Соглашения Договаривающиеся Стороны приняли на себя обязательства: "Если в результате аварии, бедствия, вынужденной или непреднаме- ренной посадки экипаж космического корабля приземлился на территории, находящейся под юрисдикцией Договаривающейся Стороны, она незамед- лительно примет все возможные меры для его спасения и оказания ему всей необходимой помощи. Она будет информировать власти, осуществившие запуск, а также Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о принимаемых ею мерах и о достигаемых результатах. Если помощь вла- стей, осуществивших запуск, помогла бы обеспечить быстрое спасение или в значительной мере способствовала бы эффективности операций по поиску и спасению, власти, осуществившие запуск, будут сотрудничать с Догова- ривающейся Стороной в целях эффективного проведения операций по поис- ку и спасению. Эти операции будут поставлены под руководство и контроль Договаривающейся Стороны, которая будет действовать в тесной и посто- янной консультации с властями, осуществившими запуск". Рассмотренные принципы международной космической дея- тельности проверены временем и явились важнейшим звеном развития международного сообщества по пути мирного использования космиче- ского пространства. Многолетний опыт теоретической и практической работы юристов создал фундамент для плодотворной прогрессивной деятельности в будущем и оперативном реагировании на происходя- щие события в настоящем. В соответствии с международными принципами космической деятельности были сформулированы и отечественные национальные 72

принципы, которые нашли прямое отражение в Законе Российской Фе- дерации о космической деятельности, статья 4: "Космическая деятельность осуществляется в соответствии со сле- дующими принципами: содействия поддержанию мира и международной безопасности пу- тем использования достижений космической науки и техники; поощрения привлечения внебюджетных средств в космическую дея- тельность при сохранении государственного контроля за их использованием и обеспечения гарантий соблюдения государственных интересов Россий- ской Федерации; обеспечения безопасности космической деятельности и охраны окружающей природной среды; равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества Российской Федерации в области космоса; международной ответственности Российской Федерации за осу- ществление космической деятельности; рационального сочетания и сбалансированного развития космиче- ской техники и космических технологий, применяемых в научных, социаль- но-экономических целях, в интересах обороны и безопасности Российской Федерации (далее - космическая техника двойного назначения). Не допускается космическая деятельность, запрещенная междуна- родными договорами Российской Федерации". 4.2. Правовой статус космических объектов В широком смысле множество космических объектов объединя- ет все объекты, на которые направлена космическая деятельность субъектов, являющихся носителями предметно-практической деятель- ности, познания и источником активности. Подмножество множества космических объектов, отличающееся наличием свойства вступления по ним субъектов в международные правоотношения, включает в свой состав объекты международного космического права. Современное международное космическое право регулирует в основном деятельность, связанную с космическими объектами, огра- ниченными подмножеством техногенных космических тел. При этом для обозначения подмножества используется термин "космические объекты". 73

Напомним, что под техногенными космическими телами пони- маются отдельные предметы или части пространства, заполненные ка- ким-либо веществом, находящиеся в околоземном космическом про- странстве в результате прямой или опосредствованной деятельности человека. Техногенные космические тела (ТК-тела) включают в свой со- став: орбитальные группировки космических аппаратов; контролируемые инструментальными средствами причинно определенные по образованию ТК-тела; контролируемые инструментальными средствами причинно не- определенные по образованию ТК-тела; неконтролируемые инструментальными средствами ТК-тела. В дальнейшем при изложении материала будем использовать термин "космический объект", подразумевая при этом множество ТК- тел, как это введено в международные правовые документы. Современное международное космическое право регулирует де- ятельность, связанную с космическими объектами, с момента их запус- ка или сооружения в космическом пространстве (в том числе и на небесных телах). До этого момента деятельность по их созданию и подготовке запуска находится в сфере внутригосударственного права, если об этом нет специальной договоренности между государствами (например, в случае совместного создания или запуска космических объектов несколькими государствами). После возвращения на Землю космический объект, как правило, вновь подпадает под действие наци- онального права. Однако в случае его посадки за пределами террито- рии запускающего государства, возникающие при этом отношения между государствами, регулируются нормами международного косми- ческого права. Впервые порядок международной регистрации космических объектов был установлен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1721 В (XV) от 20 декабря 1961 года. В резолюции говорилось о том, что Генеральная Ассамблея ООН: " 1. обращается с просьбой к государствам, производящим запуски аппаратов на орбиту или дальше, незамедлительно предоставлять Комитету по использованию космического пространства в мирных целях информацию через Генерального секретаря для регистрации запусков; 74

2. предлагает Генеральному секретарю вести общедоступную реги- страцию информации, предоставляемой в соответствии с пунктом 1". В соответствии с этой резолюцией государства, запускающие космические объекты, с 1962 года стали направлять в ООН на добро- вольной основе информацию о космических объектах, запущенных ими "на орбиту и дальше". Таким образом, в число регистрируемых в ООН космических объектов не входят метеорологические и геофизиче- ские ракеты. Отдел по вопросам космического пространства Секрета- риата ООН заносит полученные от государств сведения в специальный реестр, а копии этих сведений рассылает всем государствам - членам ООН. С вступлением в силу Конвенции о регистрации объектов, за- пускаемых в космическое пространство 1976 года, национальная и международная регистрация космических объектов для участников этой конвенции приобрела обязательный характер. В соответствии со статьей IV Конвенции о регистрации: "1. Каждое государство регистрации представляет Генеральному сек- ретарю Организации Объединенных Наций в ближайший практически осу- ществимый срок следующую информацию о каждом космическом объекте, занесенном в его регистр: а) название запускающего государства или запускающих государств; b) соответствующее обозначение космического объекта или его реги- страционный номер; с) дату и территорию или место запуска; d) основные параметры орбиты, включая: i) период обращения, ii) наклонение, iii) апогей, iv) перигей; е) общее название космического объекта. 2. Каждое государство регистрации может время от времени переда- вать Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций дополни- тельную информацию относительно космического объекта, занесенного в его регистр. 3. Каждое государство регистрации уведомляет Генерального секре- таря Организации Объединенных Наций в максимально возможной степени и в ближайший практически осуществимый срок о космических объектах, относительно которых оно ранее представило информацию и которые, бу- 75

дучи выведенными на орбиту вокруг Земли, больше не находятся на этой орбите". В соответствии с конвенцией термин "государство регистрации" означает запускающее государство, в регистр которого занесен косми- ческий объект, а термин "запускающее государство" означает: государство, которое осуществляет или организует запуск кос- мического объекта; государство, с территории или установок которого осуществля- ется запуск космического объекта. Конвенция исходит из того, что каждый космический объект может быть занесен в национальный регистр только одной страны. В случае, когда имеются два или более запускающих государств, они совместно определяют, которое из них зарегистрирует этот объект. Например, спутник "Магион", разработанный и изготовленный в Чехо- словакии и выведенный на орбиту в 1978 году советской ракетой- носителем, был зарегистрирован в Чехословакии и от ее имени - в ООН. Регистрация космических объектов, запускаемых международ- ной организацией западноевропейских стран (Европейским космиче- ским агентством), ведется по поручению этой организации Францией. В соответствии с Принципами, касающимися использования ядерных источников энергии в космическом пространстве, принятыми 14 декабря 1992 года [резолюция 47/68 Генеральной Ассамблеи]: "1. Любое государство, запускающее космический объект с ядерны- ми источниками энергии на борту, своевременно информирует заинтересо- ванные государства в том случае, если на этом космическом объекте появ- ляется неисправность и возникает опасность возвращения радиоактивных материалов на Землю. Эта информация представляется в соответствии со следующим форматом: а) параметры системы: i) название запускающего государства или государств, включая адрес органа, с которым можно связаться для получения дополнительной информации или помощи в случае аварии; ii) международное обозначение; iii) дата и территория или место запуска; iv) информация, необходимая для наиболее точного прогнозиро- вания времени нахождения на орбите, траектории и района падения; v) общее назначение космического аппарата; 76

b) информация о радиологической опасности ядерного источника(ов) энергии: i) тип ядерного источника энергии: радиоизотопный / реактор; ii) возможная физическая форма, количество и общие радиоло- гические характеристики топлива и зараженных и/или активированных ком- понентов, которые могут достигать Земли. Термин "топливо" обозначает ядерный материал, используемый в ка- честве источника тепла или энергии. Эта информация передается также Генеральному секретарю Органи- зации Объединенных Наций. 2. Информация в соответствии с приведенным выше форматом пред- ставляется запускающим государством, как только неисправность обнару- жена. Она обновляется, насколько это практически возможно, и частота рас- сылки обновленной информации возрастает по мере приближения предпо- лагаемого времени вхождения в плотные слои атмосферы Земли, с тем, что- бы международное сообщество было информировано о ситуации и распола- гало достаточным временем для планирования любых мероприятий на национальном уровне, которые могут представиться необходимыми в дан- ной ситуации. 3. Обновленная информация передается также Генеральному секре- тарю Организации Объединенных Наций с той же частотой". Принцип 5 С регистрацией космических объектов связаны определенные юридические последствия, как для самого космического объекта, так и для его экипажа. Статья VIII Договора по космосу гласит: "Государство - участник Договора, в регистр которого занесен объ- ект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над такими объектами и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небес- ном теле. Права собственности на космические объекты, запущенные в кос- мическое пространство, включая объекты, доставленные или сооруженные на небесном теле, и на их составные части остаются незатронутыми во вре- мя их нахождения в космическом пространстве или на небесном теле, или по возвращении на Землю. Такие объекты или их составные части, обна- руженные за пределами государства – участника Договора, в регистр ко- торого они занесены, должны быть возвращены этому государству - участ- нику Договора; при этом такое государство должно по требованию предста- вить до возвращения опознавательные данные". 77

Из Договора также следует, что права собственности на косми- ческие объекты остаются незатронутыми как во время их нахождения в космическом пространстве, так и после их возвращения на Землю. Иными словами, космические объекты и их составные части во время пребывания в космосе и после их возвращения на Землю принадлежат тем же государствам, юридическим или физическим лицам, которым они принадлежали до полета. Термины "юрисдикция" и "юрисдикция и контроль" широко применяются в современном международном праве и национальном законодательстве многих стран. Понятия суверенитета и юрисдикции не равнозначны, хотя и тесно связаны между собой. Объем властных прав и полномочий, вы- текающих из юрисдикции, более узкий по сравнению с правами и пол- номочиями, присущими суверенитету в целом. Если под суверените- том понимается полная независимость государств в его внутренних де- лах и во внешней политике, то под юрисдикцией - право производить суд, решать правовые вопросы. Юрисдикция представляет собой одно из проявлений, один из аспектов суверенитета. Под юрисдикцией в международном космическом праве следует понимать установленные законами государств права и полномочия на осуществление не только судебной (чаще всего отождествляется с по- нятием юрисдикции), но также и исполнительной власти в отношении лиц и объектов, находящихся в космическом пространстве и на небес- ных телах. В Договоре по космосу термин "юрисдикция" стоит рядом с другим термином - "контроль". Оба они часто употребляются в между- народном космическом праве для обозначения единого понятия. По- добное применение этих терминов известно и в других отраслях меж- дународного и внутреннего права. Иногда термин "контроль" в анало- гичном смысле употребляется в юридических документах и самостоя- тельно. В международном космическом праве термин "контроль" имеет двоякий смысл. С одной стороны, он может рассматриваться как один из элементов юрисдикции, ее составная часть. С другой стороны, пра- во контроля в области космической деятельности может означать право на управление космическим объектом и руководство его экипа- жем в техническом отношении. В этом, втором смысле данный термин становится специфичным именно для космического права. 78

Поскольку территория и население относятся к главным компо- нентам государства, естественно, что среди прочих возможных основа- ний осуществления юрисдикции наибольшее признание в междуна- родном праве получили принципы территориальности и гражданства. В первом случае речь идет главным образом об осуществлении юрис- дикции в пределах определенной территории; во втором - о юрисдик- ции, основой которой является гражданская принадлежность физиче- ских лиц или национальность юридических лиц. В международном морском и воздушном праве принципы территориальности и граждан- ства нашли отражение в определенных юридических моделях: ранее широкое распространение имели теории, приравнивавшие морское судно к "плавучей территории" государства, а воздушное судно - к его "летучей территории"; ныне в ряде международно-правовых докумен- тах говорится о "национальности" морских и воздушных судов. В дей- ствующих нормах международного космического права термин "наци- ональность космического объекта" не используется. Осуществление юрисдикции и контроля над космическими объектами и их экипажами, согласно ст.VIII Договора по космосу, связывается не с национальной принадлежностью космического объекта или гражданства членов его экипажа, а непосредственно с актом регистрации космического объекта в определенном государстве. Юрисдикция государства регистрации в отношении и космического объекта, и любого его экипажа во время их нахождения в космическом пространстве и на небесных телах выступа- ет тем самым как исключительная, превалирующая над всеми другими возможными основаниями (например, по принципу гражданства). В ст.VIII Договора по космосу говорится не об осуществлении юрисдикции и контроля, а об их "сохранении" за государством реги- страции космических объектов. Это не означает, что носителем прав юрисдикции и контроля над космическим объектом и его экипажем до полета, во время полета и после его завершения обязательно должно быть одно и то же государство. Употребление выражения "сохранение" юрисдикции и контроля в данном контексте имеет целью подчеркнуть, что при нахождении в космическом пространстве объект и его экипаж не оказываются в правовом вакууме, не утрачивают автоматически правовой связи с Землей, не переходят в распоряжение какой-то надго- сударственной власти. Обычно в качестве государства регистрации вы- ступает то государство, где был создан и запущен космический объект и гражданами которого являются находящиеся на нем космонавты. 79

Данное общее правило не исключает случаев, когда до полета и после его завершения космические объекты и их экипажи (или отдельные члены таких экипажей) могут находиться под юрисдикцией и контро- лем иных государств, чем государство регистрации. Таков, в частности, случай, когда полет совершает международный экипаж, членами кото- рого являются граждане разных стран. В этом случае во время нахож- дения в космическом пространстве на всех членов международного экипажа, независимо от их гражданской принадлежности, распростра- няются юрисдикция и контроль государства регистрации, хотя до со- вершения космического полета и после его окончания члены такого экипажа в силу принципов территориальности и гражданства находят- ся под юрисдикцией и контролем различных государств. Распространение юрисдикции государства регистрации на "лю- бой экипаж" космического объекта означает исключительную компе- тенцию государства, в котором зарегистрирован космический объект, в отношении как своих, так и иностранных граждан, входящих в состав международного экипажа. Государства, граждане которых участвуют в совместном космическом полете, могут договориться об ином порядке осуществления юрисдикции в отношении своих граждан. Однако при отсутствии такой специальной договоренности вся полнота власти по поддержанию правопорядка на борту космического объекта принадле- жит государству регистрации. Другой важный вывод, вытекающий из ст.VIII Договора по кос- мосу, заключается в том, что юрисдикция и контроль государства реги- страции в отношении экипажа не ограничивается только рамками са- мого космического объекта. В тексте статьи говорится о юрисдикции и контроле над экипажем космического объекта, а не над экипажем, находящимся на борту космического объекта. Юрисдикция и контроль государства регистрации распространяется на членов экипажа не толь- ко во время их пребывания на борту космического объекта, но и при их выходе в открытый космос, нахождении на небесном теле за пределами своего корабля или станции. Можно предположить, что потребуется уточнение статьи в бу- дущем. Например, при создании международных поселений в космосе, где вопросы осуществления законодательной, судебной и исполни- тельной власти потребуют специального регулирования. 80

Правовой статус космических объектов определяет также и нор- мы ответственности запускающих государств. Так в Договоре по кос- мосу в статье VII говорится: "Каждое государство - участник Договора, которое осуществляет или организует запуск объекта в космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, а также каждое государство - участник Договора, с территории или установок которого производится запуск объекта, несет международную ответственность за ущерб, причиненный такими объектами или их составными частями на Земле, в воздушном или в космическом про- странстве, включая Луну и другие небесные тела, другому государству - участнику Договора, его физическим и юридическим лицам". 4.3. Особый статус членов космических экипажей а) Порядок осуществления юрисдикции и контроля при выполнении пилотируемых полетов На нынешнем этапе освоения космоса, когда международные космические полеты, как правило, непродолжительны, полномочия государства регистрации в области юрисдикции и контроля находят практическое выражение (помимо технического управления полетом) главным образом в определении прав и обязанностей командира и чле- нов экипажей. В процессе выполнения программы полета командиру корабля предоставляется дисциплинарная власть по отношению ко всем лицам, находящимся на борту космического корабля. Предостав- ление международным космическим правом одинакового статуса кос- монавтов всем лицам, совершающим космический полет, не исключает того, что внутригосударственное право может четко разграничить пра- ва и обязанности членов экипажа и наделить командира корабля спе- циальными властными правами и полномочиями в целях выполнения полетного задания, обеспечения безопасности персонала, поддержания дисциплины и порядка на борту корабля. Учитывая условия космиче- ского полета, объем властных функций командира космического ко- рабля должен быть не меньше (а при длительных полетах, возможно, 81

большим), чем тот, которым обладает командир воздушного или капи- тан морского судна. В России в настоящее время приняты следующие наименования должностей в составе космических экипажей: командир корабля, борт- инженер, космонавт-исследователь. В экипажах американских кораб- лей "Спейс Шаттл" обязанности распределяются следующим образом: командир, пилот, один или несколько специалистов по программе по- лета. Международное космическое право исходит из того, что поря- док осуществления юрисдикции и контроля определяет само государ- ство путем издания соответствующих законов или других норматив- ных актов. Так, в США в связи с подготовкой к полетам космического ко- рабля многоразового использования "Спейс Шаттл" в 1980 году была опубликована инструкция Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). В соответствии с инструкцией на командира космической транспортной системы возлагалась ответственность за поддержание порядка и дисциплины, обеспечение безопасности всего персонала на борту "Спейс Шаттл", а также за сохранность самого корабля и всех его элементов. С этой целью командиру разрешено использовать все необходимые средства, включая применение физической силы, в от- ношении, как граждан США, так и граждан других государств, нахо- дящихся на борту корабля. Инструкция устанавливает также подчиненность командира ру- ководителю полета в центре управления полетами, определяет состав экипажа, порядок замещения должности командира при чрезвычайных обстоятельствах, а также этапы полета, во время которых командир осуществляет свои функции. В инструкции имеется ссылка на уголовное законодательство США, согласно которому нарушение положений этой инструкции или невыполнение приказов командира влечет за собой штраф до 5 тыс. долл. или тюремное заключение сроком до одного года. 82

б) Особый статус космонавтов – "посланцы человечества в космос" Хотя число людей, совершивших космические полеты, уже пре- высило сотню и непрерывно растет длительность пребывания человека в космосе, полеты в космос еще далеки от того, чтобы стать буднич- ным делом. Опасность и риск, связанные с космическими полетами, огром- ное напряжение умственных и физических сил, которое требует от космонавтов, и, наконец, общечеловеческое значение выполняемой ими миссии объясняет, почему в Договоре по космосу (ст.V) космонав- ты характеризуются как "посланцы человечества в космос". Из статьи не вытекает, однако, ни признание человечества или космонавтов субъектами международного права, ни придание космо- навтам какого-либо наднационального статуса. Практика свидетель- ствует, что космонавты, совершая полеты даже в составе международ- ных экипажей, выступают в первую очередь как представители опре- деленных стран, что не умаляет общечеловеческого значения их дея- тельности по освоению космоса. Данное положение ст.V Договора следует рассматривать в тес- ной связи с другими его статьями, где речь идет об охране жизни и здоровья космонавтов во время их пребывания в космосе, так и при аварийной посадке на Землю. Именно в этих целях государства - участники Договора по космосу обязались рассматривать космонавтов как посланцев человечества в космос, и именно в этом контексте упо- мянутое положение Договора может иметь определенные юридические последствия. Из рассматриваемого положения Договора по космосу не выте- кают другие юридические обязательства, кроме тех, которые прямо за- фиксированы в Договоре и в других источниках международного кос- мического права. Предваряя конкретные обязательства, изложенные в последующем тексте ст.V Договора, это положение отражает также тот факт, что исследование и использование космического пространства должно осуществляться на благо и в интересах всех стран, как это за- фиксировано в ст.I Договора по космосу: "Исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех 83

стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества". Определение космонавтов как посланцев человечества в космос, с одной стороны, налагает на них обязательства не заниматься деятель- ностью, несовместимой с интересами всего человечества, а с другой стороны, обязывает государства принимать все возможные меры для охраны их жизни и здоровья. в) Обеспечение безопасности космических полетов. Оказание возможной международной помощи космонавтам Безопасность космических полетов, прежде всего, зависит от надежности используемых технических средств, правильности прини- маемых решений, должного медико-биологического обеспечения. Определенную роль в повышении безопасности космических полетов и правовой охране жизни и здоровья космонавтов может сыграть между- народное космическое право. Ныне действующие правовые нормы в этой области относятся главным образом к оказанию возможной меж- дународной помощи космонавтам, терпящим бедствие в космическом пространстве, а также в случае их аварийного приземления на чужой территории. Статья V Договора по космосу предусматривает: "При осуществлении деятельности в космическом пространстве, в том числе и на небесных телах, космонавты одного государства - участника Договора оказывают возможную помощь космонавтам других государств - участников Договора". Взаимопомощь, о которой говорится в приведенной статье До- говора по космосу, подразумевает как совершение активных действий по оказанию помощи тем, кто терпит бедствие, так и предоставление им возможности укрыться на космическом корабле или станции другой страны. Так в Соглашении о Луне (ст.10, п.1) отмечается: "Государства-участники принимают все возможные меры для охраны жизни и здоровья лиц, находящихся на Луне. В этих целях они будут рас- 84

сматривать любого человека, находящегося на Луне, как космонавта в смысле Статьи V Договора о принципах деятельности государств по иссле- дованию и использованию космического пространства, включая Луну и дру- гие небесные тела, а также как члена экипажа космического корабля в смысле Соглашения о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство". Не случайно в приведенных статьях международных соглаше- ний говорится о "возможной" помощи космонавтам других стран. Из- вестно, что практическая реализация международных спасательных операций в космосе в нынешних условиях - дело чрезвычайно сложное как с технической, так и с организационной точки зрения. На научно- техническое решение этих вопросов был нацелен, в частности, проект "Союз - Аполлон", в ходе реализации которого разрабатывались и ис- пытывались в условиях реального космического полета совместные средства сближения и стыковки космических кораблей разных стран. Как уже упоминалось, одной из форм взаимопомощи в космосе при наличии соответствующих технических возможностей может стать укрытие космонавтов, терпящих бедствие, на корабле или станции дру- гой страны. В Соглашении по Луне в ст.10, п.2 говорится: "Государства-участники предоставляют терпящим бедствие лицам, находящимся на Луне, право укрытия на своих станциях, сооружениях, ап- паратах и других установках". Право укрытия на кораблях и станциях, находящихся на орбитах вокруг Земли, прямо не упоминается в действующих соглашениях, но можно предположить, что оно подразумевается в ст.V Договора по космосу, где говорится об оказании "возможной помощи" космонавтам других стран. При этом необходимо четко различать право укрытия, связанное с охраной жизни и здоровья космонавтов, и так называемое "право по- сещения". В соответствии со ст.XII Договора по космосу: "Все станции, установки, оборудование и космические корабли на Луне и других небесных телах открыты для представителей других госу- дарств - участников настоящего Договора на основе взаимности. Эти пред- ставители заблаговременно сообщают о проектируемом посещении, чтобы позволить провести соответствующие консультации и принять меры макси- 85

мальной предосторожности для обеспечения безопасности и во избежание помех для нормальных операций на установке, подлежащей посещению". В ст.15, п.1 Соглашения по Луне: "Каждое государство-участник может убедиться в том, что деятель- ность других государств-участников по исследованию и использованию Лу- ны осуществляется в соответствии с положениями настоящего Соглашения. В этих целях все космические аппараты, оборудование, установки, станции и сооружения на Луне открыты для других государств-участников. Эти гос- ударства-участники в разумно заблаговременные сроки сообщают о плани- руемом посещении, чтобы позволить провести соответствующие консульта- ции и принять максимальные меры предосторожности для обеспечения без- опасности и избежания помех для нормальных операций на установке, под- лежащей посещению". Все станции, установки, оборудование и космические корабли на Луне и других небесных телах открыты для посещения представи- телями других государств на основе взаимности и при соблюдении определенных условий (предварительное извещение). Право посещения в международном космическом праве носит строго ограниченный характер. Оно относится к обмену научным пер- соналом и проверке выполнения запрета военной деятельности на Луне. Не распространяется на орбитальные космические станции и другие космические объекты за пределами Луны и других небесных тел. В юридической литературе совершенно справедливо высказыва- лись предложения о том, чтобы прямо запретить не только несанкцио- нированные посещения орбитальных кораблей и станций, но и совер- шать маневры по подлету, сближению, осмотру и т.д. кораблей и стан- ций другой страны в пределах установленных зон безопасности. Эти меры содействовали бы уменьшению степени риска, связанного с неза- планированными операциями в космосе. Обеспечение непрерывной и высококачественной связи косми- ческого объекта с центром управления полетом и наземно- измерительным комплексом является непременным условием нор- мальной работы экипажа космического объекта в обычной обстановке и становится жизненно важным фактором в аварийной ситуации. Рас- пределением полос радиочастот на международной основе для различ- ных видов космической деятельности с целью предотвращения взаим- ных помех и нарушений радиосвязи уже на протяжении многих лет за- 86

нимается Международный союз электросвязи (МСЭ) и подчиненные ему органы. Регламенты радиосвязи, вырабатываемые на всемирных административных радиоконференциях МСЭ, приобретают силу меж- дународного договора и в части, касающейся космической радиосвязи, должны рассматриваться как один из источников международного космического права. Вопросы правовой защиты средств радиокомму- никаций между космосом и Землей органически входят в комплекс правовых мероприятий, направленных на обеспечение безопасности космических полетов, охрану жизни и здоровья космонавтов. На повышение безопасности космонавтов направлено и обяза- тельство участников Договора по космосу, незамедлительно информи- ровать друг друга или Генерального секретаря ООН об установленных ими явлениях в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, которые могли бы представлять опасность для жизни или здоровья космонавтов. В ст.V Договора по космосу говорится: " Государства - участники Договора незамедлительно информируют другие государства - участники Договора или Генерального секретаря Орга- низации Объединенных Наций об установленных ими явлениях в космиче- ском пространстве, включая Луну и другие небесные тела, которые могли бы представить опасность для жизни или здоровья космонавтов". Речь идет о таких явлениях, как, например, солнечные вспышки и связанное с ними резкое изменение радиационной обстановки в кос- мосе. Своевременная информация такого рода может иметь большое значение для принятия мер безопасности: отсрочка полета, возвраще- ние космонавтов на Землю, запрещение выхода в открытый космос и т.д. Действующие нормы международного космического права наиболее детально регламентируют вопросы спасения и возвращения космонавтов в случае их вынужденной посадки за пределами запу- стившего их государства. Соглашение о спасении 1968 года и Договор по космосу 1967 года обязывают государства принимать все возможные меры для спа- сения и оказания необходимой помощи экипажу космического кораб- ля, приземлившегося на чужой территории в результате аварии, бед- ствия, вынужденной или непреднамеренной посадки. 87

Такому экипажу должны быть обеспечены безопасность и неза- медлительное возвращение "государству, в регистр которого занесен их космический корабль" (ст.V Договора по космосу) и (ст.4 Соглаше- ния о спасении). Ни в том, ни в другом документе не фигурирует критерий граж- данства как основание для возвращения космонавта государству, граж- данином которого он является. Следовательно, международный эки- паж, оказавшийся в бедственном положении, должен быть возвращен не по принципу гражданства его отдельных членов, а в полном составе, исходя из указанных выше критериев. Если потерпевший аварию экипаж космического корабля ока- жется в открытом море или на территории, не принадлежащей никако- му государству, например в Антарктиде, то в соответствии с Соглаше- нием о спасении государства, которые в состоянии это сделать, долж- ны оказать, в случае необходимости, помощь в проведении операций по поиску и спасению такого экипажа. Как уже упоминалось, вопросы, связанные с осуществлением юрисдикции в отношении космонавтов, совершивших вынужденную посадку на территории другого государства, пока еще не урегулирова- ны специальными нормами международного космического права. В более отдаленной перспективе, по-видимому, возникнет задача созда- ния международной спасательной службы для проведения операций, как в космосе, так и на Земле. На нынешнем этапе эта проблема не вы- шла за рамки обсуждения в различных международных организациях, например Международной астронавтической федерации. Обязанности государств по спасению и возвращению космонав- тов, предусмотренных Соглашением о спасении, отличаются от их обя- занностей по спасению и возвращению космических объектов. В пер- вом случае соответствующие статьи соглашения продиктованы, преж- де всего, соображениями гуманности, желанием государств всеми до- ступными средствами помочь "посланцам человечества в космос", ока- завшимся в аварийной ситуации. Во втором случае обязанности госу- дарств вытекают из принципа ст.VIII Договора по космосу: "Права собственности на космические объекты, запущенные в кос- мическое пространство, включая объекты, доставленные или сооруженные на небесном теле, и на их составные части остаются незатронутыми во вре- мя их нахождения в космическом пространстве или на небесном теле, или по возвращении на Землю". 88

В соответствии со ст.5, п.2 Соглашения о спасении космические объекты и их составные части спасаются и возвращаются только по просьбе представителей властей, осуществивших запуск: "Каждая Договаривающаяся Сторона, которая осуществляет юрис- дикцию над территорией, на которой обнаружен космический объект или его составные части, по просьбе властей, осуществивших запуск, и с помо- щью этих властей, если их попросят, принимает такие меры, которые она сочтет практически осуществимыми для спасения этого объекта или его со- ставных частей". В соответствии со ст.5, п.5 Соглашения о спасении расходы по обнаружению и возвращению покрываются за счет властей, осуще- ствивших запуск: "Расходы, понесенные при выполнении обязанностей по обнаруже- нию и возвращению космического объекта или его составных частей, в со- ответствии с пунктами 2 и 3 настоящей статьи, покрываются властями, осу- ществившими запуск". Соглашение обязывает государства информировать власти, осу- ществившие запуск, и Генерального секретаря ООН об обнаружении на своей территории или на территории, не находящейся под юрисдикци- ей какого-либо государства, иностранного космического объекта или его составных частей. При этом согласно п.3 этой же статьи, власти, осуществившие запуск "по требованию должны предоставить до их возвращения опознавательные данные". В п.4 ст.5 Соглашения о спасении особо оговариваются случаи, когда есть подозрения (основания) полагать о вредности космических объектов: "Договаривающаяся Сторона, имеющая основание полагать, что кос- мический объект или его составные части, обнаруженные на территории, находящейся под ее юрисдикцией, или спасенные ею в каком-либо другом месте, являются опасными или вредными по своему характеру, может уве- домить об этом власти, осуществившие запуск, которые незамедлительно принимают эффективные меры под руководством и контролем упомянутой Договаривающейся Стороны для устранения возможной опасности причи- нения вреда". При разработке Соглашения о спасении в ООН длительное вре- мя обсуждался вопрос о том, обязано ли государство возвращать лю- 89

бой иностранный космический объект, в том числе и тот, который ис- пользовался для деятельности, несовместимой с международным пра- вом. Прямого ответа на этот вопрос в соглашении не содержится. По мнению многих юристов-международников, к таким космическим объ- ектам положения Соглашения о спасении неприменимы. Дополнительная специальная литература: Василевская Э.Г. Правовые проблемы освоения Луны и планет. М., 1974. Василевская Э.Г. Правовой статус природных ресурсов Луны и планет. М., 1978. Руднев А.И. Международно-правовой статус космических стан- ций. М., 1982. Международное космическое право: Учебник/ Отв. ред. А.С. Пирадов, М.,1985. Черкас С.В. Современные политико-правовые проблемы военно- космической деятельности и основы методологии их исследования. М., МО РФ, 1995. 90

5. Международно-правовые формы сотрудничества в освоении космоса 5.1. Юридическое содержание принципа сотрудничества в международном космическом праве Исследование и использование космического пространства ныне не мыслимо без широкого и разностороннего сотрудничества госу- дарств. Сотрудничество в этой области занимает видное место в со- временных международных отношениях. Важную роль в развитии межгосударственного сотрудничества в космосе играет международное космическое право. Воздействие права на научно-техническое сотрудничество выра- жается, во-первых, в создании общего правового режима космоса, обеспечивающего наиболее благоприятные условия для развития со- трудничества государств, и, во-вторых, в регулировании конкретных отношений между государствами, возникающих при проведении ими совместной научно-технической деятельности. Особая роль международного сотрудничества в области космиче- ских исследований и их практического применения диктует необходи- мость четкого выявления юридического содержания принципа межго- сударственного сотрудничества с точки зрения международного кос- мического права. Осуществление международного сотрудничества в разрешении различных международных проблем провозглашено в Уставе ООН в качестве одной из основных целей Организации Объединенных Наций (п.3 ст.1). Впоследствии принцип сотрудничества государств вошел в число семи основных принципов международного права, единогласно подтвержденных всеми членами ООН в Декларации о принципах меж- 91

дународного права, касающихся дружественных отношений и сотруд- ничества между государствами в соответствии с Уставом ООН [резо- люция Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV) от 24 октября 1970 г.]. Согласно этой Декларации сотрудничество государств друг с дру- гом, независимо от их политических, экономических и социальных си- стем, в различных областях международных отношений является меж- дународно-правовой обязанностью. Вместе с тем такой обязанностью в Декларации провозглашается не всякое сотрудничество, а лишь то, которое соответствует Уставу ООН, то есть сотрудничество, осуществляемое при соблюдении других общепризнанных принципов международного права. Это отражено в самом названии принципа - обязанность госу- дарств сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом ООН. При раскрытии содержания этого принципа в Декларации особо подчеркивается его обязательный характер применительно к задачам поддержания международного мира и безопасности. При перечислении конкретных видов сотрудничества в Декларации указывается, что оно должно осуществляться в соответствии с принципами суверенного ра- венства и невмешательства во внутренние дела государств. Общий принцип сотрудничества, установленный международным правом, и условия его осуществления полностью применимы к межго- сударственным отношениям, связанным с исследованием и использо- ванием космического пространства в мирных целях. В Договоре по космосу 1967 года принцип международного со- трудничества вошел в преамбулу как основополагающий: "желая содействовать развитию широкого международного сотрудни- чества, как в научных, так и в юридических аспектах исследования и ис- пользования космического пространства в мирных целях, полагая, что такое сотрудничество будет содействовать развитию вза- имопонимания и укреплению дружественных отношений между государ- ствами и народами", государства - участники Договора его подписали. В ст.I Договора по космосу сказано: "Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, свободно для научных исследований, и государства содействуют и поощря- ют международное сотрудничество в таких исследованиях". 92

В ст.IX подчеркивается: "При исследовании и использовании космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, государство - участник Договора должен руководствоваться принципом сотрудничества и взаимной по- мощи ". Ряд положений Договора по космосу вытекают из принципа со- трудничества и детализируют его. К числу таких положений можно отнести: обязанности учитывать соответствующие интересы всех других государств при осуществлении деятельности в космосе (ст.IX); не создавать потенциально вредные помехи деятельности других государств (ст.IX); оказывать возможную помощь космонавтам других государств (ст.V); на равных основаниях рассматривать просьбы государств о предоставлении им возможности для наблюдения за полетом космиче- ских объектов (ст.X); информировать все страны о характере, ходе, месте и результатах своей деятельности в космическом пространстве (ст.XI) и некоторые другие положения. Как и в других областях международных отношений, принцип сотрудничества в космическом праве должен трактоваться прежде все- го как обязанность государств сотрудничать друг с другом в деле под- держания международного мира и безопасности при освоении косми- ческого пространства. В остальном этот принцип предполагает лишь обязанность максимально благоприятствовать и содействовать разви- тию широких контактов и проведению совместных работ по изучению и использованию космоса в мирных целях. Что касается конкретных прав и обязанностей в области научно- технического сотрудничества по исследованию и использованию кос- моса, то они могут вытекать только из договоров, специально заклю- ченных с этой целью государствами и международными межправи- тельственными организациями. Исходя из своих потребностей, интере- сов и возможностей, государства путем взаимного согласования и до- говоренностей, закрепляемых в международных договорах, определя- ют характер и степень своего участия в тех или иных международных проектах и программах освоения космоса. В этих договорах принцип 93

сотрудничества конкретизируется и наполняется реальным содержани- ем. Среди международных форм сотрудничества в освоении космоса можно выделить следующие основные формы: сотрудничество государств в освоении космоса в рамках Органи- зации Объединенных Наций; сотрудничество государств в освоении космоса в рамках между- народных межправительственных организаций; сотрудничество в освоении космоса в рамках международных не- правительственных организаций; сотрудничество государств на основе двухсторонних (многосто- ронних) соглашений. Сотрудничество государств на основе двухсторонних (многосто- ронних) соглашений характерно для практики проведения конкретных работ и исследований, связанных с космической деятельностью. В качестве примера можно привести заключение межправитель- ственного соглашения, предусматривающего запуск с территории СССР с помощью советских ракет-носителей спутников, спроектиро- ванных и изготовленных в Индии. В результате его действия первый индийский искусственный спутник Земли "Ариабата" был запущен с территории СССР 19 апреля 1975 года. Особый вид сотрудничества появился в результате распада СССР и образованием СНГ, который связан со значительной научно- технической взаимозависимостью государств в области освоения кос- моса. 5.2. Сотрудничество государств в освоении космоса в рамках Организации Объединенных Наций Организация Объединенных Наций приступила к рассмотрению вопросов исследования и использования космического пространства в мирных целях вскоре после запуска первого искусственного спутника Земли. Советский Союз явился инициатором разработки международ- ных соглашений, осуществления широкого и равноправного сотрудни- чества в мирном освоении космоса и создания международных орга- нов, необходимых для этих целей. Впервые об этом говорилось в Заяв- 94

лении Советского правительства от 15 марта 1958 года, которое было внесено на обсуждение 13-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (док. ООН А/3818). Организация Объединенных Наций, выступая в качестве центра согласования действий государств в достижении общих целей, одной из которых является освоение космоса, выполняет возложенные на нее функции через свои главные и вспомогательные органы. а) Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций Ведущая роль в развитии сотрудничества государств в исследо- вании и использовании космического пространства принадлежит Гене- ральной Ассамблее ООН. Начиная с 1958 года, Генеральная Ассамблея постоянно рассматривает как политико-правовые, так и научно- технические проблемы освоения космоса, однако наиболее значитель- ные успехи достигнуты ею именно в области правового регламентиро- вания космической деятельности. Генеральную Ассамблею по праву считают центром международного сотрудничества государств в обла- сти разработки норм международного космического права. Важным первым шагом явилось принятие Генеральной Ассам- блеей в 1963 году Декларации правовых принципов деятельности госу- дарств по исследованию и использованию космического пространства. В последующие годы в рамках Организации Объединенных Наций были разработаны пять общих многосторонних договоров, в ко- торых воплощены и развивались концепции, включенные в Деклара- цию правовых принципов: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела - принят 19 декабря 1966 года, открыт для подписания 27 января 1967 года и вступил в силу 10 октября 1967 года; Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство - принято 19 декабря 1967 года, открыто для подписания 22 апреля 1968 года и вступило в силу 3 декабря 1968 года; 95

Конвенция о международной ответственности за ущерб, причи- ненный космическим объектами, принята 29 ноября 1971 года, открыта для подписания 29 марта 1972 года и вступила в силу 1 сентября 1972 года; Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, принята 12 ноября 1974 года, открыта для подписания 14 января 1975 года и вступила в силу 15 сентября 1976 года; Соглашение о деятельности государств на Луне и других небес- ных телах, принято 5 декабря 1979 года, открыто для подписания 18 декабря 1979 года и вступило в силу 11 июля 1994 года. Организация Объединенных Наций осуществляла контроль за подготовкой, разработкой и принятием четырех следующих сводов принципов, включая Декларацию правовых принципов: Декларация правовых принципов деятельности государств по ис- следованию и использованию космического пространства, принятая 13 декабря 1963 года [резолюция 1962 (XVIII) Генеральной Ассамблеи]; Принципы использования государствами искусственных спутни- ков Земли для международного непосредственного телевизионного вещания, принятые 10 декабря 1982 года [резолюция 27/92 Генераль- ной Ассамблеи]; Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства, принятые 3 декабря 1986 года [резолюция 41/65 Генеральной Ассамблеи]; Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве, принятые 14 декабря 1992 года [резолюция 47/68 Генеральной Ассамблеи]. Решающая роль Генеральной Ассамблеи в формировании и раз- витии международного космического права проявляется: в создании Комитета ООН по использованию космического про- странства в мирных целях (Комитет ООН по космосу); в формировании задач по изучению и разработке правовых про- блем освоения космического пространства; в принятии рекомендаций в адрес специализированных учрежде- ний ООН и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ); 96

в одобрении рекомендаций Комитета ООН по космосу относи- тельно вопросов правовой регламентации космической деятельности государств; в одобрении проектов соглашений по космосу, разработанных в рамках Комитета ООН по космосу; в разработке проектов отдельных статей этих соглашений непо- средственно на сессиях Генеральной Ассамблеи (в Первом комитете); в призыве к подписанию всеми государствами одобренных Гене- ральной Ассамблеей соглашений по космосу; в участии абсолютного большинства государств в рассмотрении вопросов освоения космоса на сессиях Генеральной Ассамблеи. б) Комитет по использованию космического пространства в мирных целях 13 декабря 1958 года Генеральная Ассамблея ООН учредила Специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях, который оказался нежизнеспособным, поскольку деле- гация США и их союзников навязали Генеральной Ассамблее резолю- цию, в соответствии с которой в Комитет, состоящий из 18 членов, во- шли лишь 3 социалистических государства (СССР, Польша и Чехосло- вакия), в то время как развитым капиталистическим странам и их со- юзникам по военным блокам было предоставлено 12 мест. В свете это- го от участия в работе комитета отказались СССР, Польша, Чехослова- кия, Индия и Египет. Было ясно, что без участия СССР деятельность Специального ко- митета не могла иметь перспектив. Поэтому на 14-й сессии Генераль- ной Ассамблеи встал вопрос о создании нового комитета по космосу с непременным участием СССР. 12 декабря 1959 года Генеральная Ас- самблея ООН одобрила резолюцию 1472 (XIV) "Международное со- трудничество в области мирного использования космического про- странства", в которой предусматривалось создание Комитета ООН по использованию космического пространства в составе 24 государств (Австралия, Австрия, Албания, Аргентина, Бельгия, Болгария, Брази- лия, Великобритания, Венгрия, Египет, Индия, Ирак, Италия, Канада, Ливия, Мексика, Польша, Румыния, СССР, США, Франция, Чехосло- вакия, Швеция, Япония). 97

К сожалению, единодушное принятие Генеральной Ассамблей резолюции о создании Комитета ООН по космосу не гарантировало успешной работы этого органа. Из-за позиции США, срывавших нала- живание равноправного сотрудничества, комитет фактически бездей- ствовал два года со дня своего формального учреждения. Создавшееся в связи с этим положение стало предметом рассмот- рения на 16-й сессии Генеральной Ассамблеи в декабре 1961 года. В ходе переговоров между СССР и США во время 16-й сессии был выра- ботан совместный проект резолюции, к которому присоединились все остальные члены комитета. 20 декабря 1961 года Генеральная Ассам- блея единодушно одобрила резолюцию 1721 (XVI) "Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях". Согласно этой резолюции состав комитета расширился до 28 государств (в комитет дополнительно вошли Гана, Монгольская Народная Республика, Сьерра-Леоне, Чад). В 1984 году членами коми- тета являлись уже 53 страны, представляющие различные социально- политические системы и географические районы. Резолюции 14-й и 16-й сессий Генеральной Ассамблеи ООН определили компетенцию Комитета ООН по космосу. В резолюции 1472 (XVI) от 12 декабря 1959 года предусматрива- ется, что комитет будет выполнять следующие задачи: " А. Составлять, по мере необходимости, обзоры в области междуна- родного сотрудничества и изучать практически осуществимые меры по пре- творению в жизнь программы использования космического пространства в мирных целях, какие могут быть соответствующим образом предприняты под эгидой Организации Объединенных Наций, включая среди прочего: I. Содействие продолжению на постоянной основе исследований кос- мического пространства, проводимых в рамках Международного геофизи- ческого года; II. Организацию взаимного обмена и распространения сведений об использовании космического пространства; III. Поощрение национальных научно-исследовательских программ в области изучения космического пространства и оказание всемерной помощи и содействия в их осуществлении; В. Изучать характер правовых проблем, которые могут возникнуть при исследовании космического пространства". На сессии Комитета ООН по космосу в 1962 году в качестве про- цедурной основы деятельности комитета и его органов был утвержден 98

важнейший принцип, согласно которому все решения в рамках комите- та и его органов принимаются только с согласия всех его членов без проведения голосования (метод консенсуса). Комитет ООН по космосу, являющийся вспомогательным орга- ном Генеральной Ассамблеи, перед которой он ежегодно отчитывается о своей деятельности, состоит из двух подкомитетов полного состава - Юридического и Научно-технического, которые были образованы в 1962 году. По мере необходимости для изучения той или иной пробле- мы комитет может создавать рабочие группы. Например, в рамках ко- митета образовывались рабочие группы по навигационным спутникам, по спутникам непосредственного телевизионного вещания, по дистан- ционному зондированию Земли с помощью спутников и др. В Юридическом подкомитете Комитета ООН по космосу осу- ществляется основная деятельность по разработке проектов многосто- ронних международных соглашений, регулирующих деятельность по исследованию и использованию космического пространства. Именно в Юридическом подкомитете сконцентрированы основные усилия по со- гласованию позиций государств и достижению взаимоприемлемых ре- шений. Фактически подкомитет является центральным рабочим орга- ном по разработке принципов и норм международного космического права. Успехи Комитета ООН по космосу в научно-техническом со- трудничестве менее значительны, чем в правовой области, однако и в этой сфере достигнуты определенные результаты. В настоящее время деятельность Научно-технического подкомитета осуществляется по следующим основным направлениям: обмен информацией о космиче- ских исследованиях, координация космической деятельности в рамках ООН, технические аспекты дистанционного зондирования Земли из космоса, подготовка кадров, особенно в развивающихся странах, ис- пользование космических транспортных систем и др. Правовое положение Комитета ООН по космосу и его практиче- ская деятельность свидетельствуют о том, что комитет представляет собой единственный межправительственный орган, который специаль- но занимается проблемами, связанными с исследованием космического пространства. Ему принадлежит ведущая роль в научно-технической и правовой регламентации деятельности государств по исследованию космического пространства. Он призван быть центром для междуна- 99

родного сотрудничества при исследовании и использовании космиче- ского пространства в мирных целях. в) Секретариат ООН По мере расширения деятельности Организации Объединенных Наций в области исследования и использования космического про- странства в рамках Секретариата ООН выделилось несколько подраз- делений для оказания административной, правовой и технической по- мощи Генеральному секретарю ООН, Комитету ООН по космосу и другим органам. Среди таких подразделений можно выделить Отдел по вопросам космического пространства Департамента по политическим вопросам и делам Совета Безопасности, специальную группу Юриди- ческого департамента, Отдел по науке и технике и Отдел ресурсов и транспорта Департамента по экономическим и социальным вопросам, эксперта ООН по применению космической техники в Отделе по во- просам космического пространства и др. г) Генеральный секретарь ООН Все разработанные в рамках Организации Объединенных Наций соглашения по космосу наделяют Генерального секретаря ООН доста- точно широким кругом полномочий в области координации сотрудни- чества в освоении космоса. Так, на Генерального секретаря ООН возложены: сбор и распространение информации о космической деятельности государств (ст. XI Договора по космосу); ведение реестра, содержащего сведения о запускаемых космиче- ских объектах, и обеспечение к нему открытого доступа (ст. II, III, V, VI Конвенции о регистрации); сбор и распространение данных о явлениях, представляющих опасность для жизни и здоровья космонавтов (ст. V Договора по кос- мосу), и действиях государств по спасению и оказанию помощи космо- навтам в случае аварии, бедствия, вынужденной или непреднамерен- ной посадки (ст. 1, 2, 3, 5 Соглашения о спасении); 100

назначение, в случае необходимости, председателя комиссии по расследованию претензий по Конвенции об ответственности (ст. XVI, XIX) и др. Генеральный секретарь ООН является также депозитарием Кон- венции о регистрации и Соглашения о Луне. д) Специализированные учреждения ООН Многие специализированные учреждения ООН играют важную роль в развитии международного сотрудничества государств в освое- нии космоса. Специализированные учреждения ООН способствуют ко- ординации деятельности государств в специальных областях, опреде- ляемых в Уставе ООН и их учредительных актах, которые представля- ют международный интерес и не затрагивают проблем общего полити- ческого правового характера. Наибольший вклад в организацию сотрудничества государств в исследовании и использовании космического пространства вносят сле- дующие специализированные учреждения: Международный союз электросвязи (МСЭ); Всемирная метеорологическая организация (ВМО); Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО); Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО); Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ); Международная организация гражданской авиации (ИКАО); Международная морская организация (ИМО); Международная организация труда (МОТ). Международный союз электросвязи (МСЭ) осуществляет раз- работку регламентов, распределяющих диапазоны радиочастот для космической связи, изучение возможностей включения космических систем в мировую систему электросвязи, исследование экономических аспектов космической связи, обмен информацией об использовании спутников в целях дальней связи и т.д. Деятельность МСЭ регламентируется следующими соглашения- ми: 1. 1992 МСЭ - Устав и Конвенция Международного союза элек- тросвязи. 101

Открыты для подписания 22 декабря 1992 года в Женеве. Вступили в силу 1 июля 1994 года. Депозитарий - Генеральный секретарь МСЭ. 2. 1974 БРЮС - Конвенция о распространении несущих программ сигналов, передаваемых с помощью спутников (Брюссельская конвен- ция). Открыта для подписания 21 мая 1974 года в Брюсселе. Вступила в силу 25 августа 1979 года. Депозитарий - Генеральный секретарь Организации Объединен- ных Наций. 3. 1982 МСЭ - Международная конвенция по электросвязи. Открыта для подписания 6 ноября 1982 года в Найроби. Вступила в силу 1 января 1984 года. Депозитарий Генеральный секретарь МСЭ. 4. 1992 МСЭ-ВАКР - Заключительные акты Всемирной админи- стративной конференции радиосвязи, посвященной выделению частот в некоторых частях спектра (ВАКР-92). Открыты для подписания 3 марта 1992 года в Малага- Торремолиносе. Дата вступления в силу - 12 октября 1993 года. Всемирная метеорологическая организация (ВМО) занимается проблемами сотрудничества в метеорологии. Она одобрила идею со- здания всемирной службы погоды и в последнее время уделяет особое внимание изучению возможности использования спутников для гло- бального сбора метеорологических данных. ВМО с постоянным местом пребывания в Женеве (Швейцария) проводит координацию работы национальных метеорологических служб, осуществляющих сбор, обработку и распределение метеороло- гической информации. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) в области космоса имеет задачи приме- нения космической связи в целях повышения образовательного уровня, распределения информации, социального развития и расширения куль- турного обмена. Этому способствуют Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредствен- ного телевизионного вещания, принятые 10 декабря 1982 года [резо- 102

люция 27/92 Генеральной Ассамблеи]. Согласно данной резолюции це- ли и задачи международного непосредственного телевизионного веща- ния формулируются в следующей редакции: "1. Деятельность в области международного непосредственного теле- визионного вещания с помощью спутников должна осуществляться таким образом, чтобы она была совместима с суверенными правами государств, включая принцип невмешательства, а также с правом каждого искать, полу- чать и распространять информацию и идеи, как это зафиксировано в соот- ветствующих документах Организации Объединенных Наций. 2. Такая деятельность должна способствовать свободному распро- странению информации и знаний в области культуры и науки и взаимному обмену ими, содействовать развитию образования, социальному и экономи- ческому развитию, особенно в развивающихся странах, повышать качество жизни всех народов и обеспечивать досуг при должном уважении политиче- ской и культурной ценности государств. 3. Соответственно эта деятельность должна осуществляться таким об- разом, чтобы она была совместимой с развитием взаимопонимания и укреп- ления дружественных отношений между всеми государствами и народами в интересах поддержания международного мира и безопасности". Международная организация гражданской авиации (ИКАО) и Международная морская организация (ИМО) рассматривают созда- ние системы навигационных спутников для обеспечения решения сво- их функциональных задач. Большое значение для развития международного сотрудничества в освоении космоса имеют конференции ООН по исследованию и ис- пользованию космического пространства в мирных целях. Задачи конференций заключались в анализе состояния, определе- ния перспектив и путей совершенствования сотрудничества в освоении космоса и использования достижений космической науки и техники в интересах прогресса всего человечества с учетом особых нужд разви- вающихся стран. I конференция по космосу состоялась в 1968 году. Генеральная Ассамблея ООН определила в качестве целей ее работы: рассмотрение практической пользы от космических исследований на основе научно-технических достижений и того, в какой степени гос- ударства, не ведущие космические исследования, особенно развиваю- 103

щиеся страны, могут извлечь из этого пользу, в особенности образова- ния и развития; изучение возможностей, которые имеются у государств, не веду- щих космических исследований, для международного сотрудничества и деятельности, связанной с космическим пространством, принимая во внимание ту роль, которую может играть Организация Объединенных Наций. Основной круг вопросов, которые рассматривались на конферен- циях, касался расширения сотрудничества в мирных целях в области связи и навигации, метеорологии и изучения природных ресурсов Зем- ли с помощью спутников, космической биологии и медицины. 5.3. Сотрудничество государств в освоении космоса в рамках международных межправительственных организаций Какой-либо универсальной межправительственной международ- ной организации, занимающейся вопросами исследования и использо- вания космоса, не создано, хотя о необходимости такой организации говорилось в выступлениях некоторых делегаций на сессиях Комитета ООН по космосу, а также в трудах отдельных юристов. В настоящее время практическими вопросами международного сотрудничества в этой области занимаются ряд международных организаций в рамках своей компетенции. Европейское космическое агентство (ЕКА) (Еuropean Space Agency, ESA) В начале 60-х годов западноевропейские страны приняли реше- ние проводить в области проблем исследования и использования кос- мического пространства политику, независимую от США. Считая, что сила заключается в единстве, шесть европейских гос- ударств (Бельгия, Франция, Германия, Италия, Нидерланды и Объеди- ненное Королевство) в ассоциации с Австрией объединились и подпи- 104

сали 29 марта 1962 года Конвенцию об учреждении Европейской орга- низации по созданию ракетоносителей (ELDO), которая вступила в си- лу 29 февраля 1964 года. Сделано это было для того, чтобы создать пусковую систему, независимую от двух великих космических держав того времени. Таким же образом десять европейских государств (Бельгия, Да- ния, Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Испания, Швеция, Швейцария и Объединенное Королевство) 14 июня 1962 года подписа- ли Конвенцию о создании Европейской организации космических ис- следований (ESRO), которая вступила в силу 20 марта 1964 года. Парт- неры этой организации решили объединить усилия с целью разработки спутниковых программ. В конце 1968 года было принято принципиальное решение о сли- янии в будущем всех существующих в Западной Европе космических организаций и о создании единой организации - Европейского косми- ческого агентства. Процесс создания ЕКА затянулся из-за разногласий между государствами по вопросам финансирования и распределения постов в руководстве организации. Конвенция о создании Европейского космического агентства (ЕКА) с приложениями была открыта для подписания 30 мая 1975 года в Париже. Вступила в силу 30 октября 1980 года. Депозитарий - Франция. Конвенция о создании Европейского космического агентства бы- ла открыта для подписания только государствам - членам Европейской конференции по космосу. Другие государства могут впоследствии при- соединиться к Конвенции лишь с согласия всех государств-участников. К десяти европейским странам-учредителям (Бельгия, Дания, Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Испания, Швеция, Швейца- рия и Объединенное Королевство) 31 декабря 1975 года присоедини- лась Ирландия, 1 января 1987 года - Австрия и Норвегия, а Финляндия стала ассоциативным членом. Кроме того были подписаны контракты о сотрудничестве с Канадой. В соответствии со ст. II Конвенции деятельность ЕКА направлена на обеспечение и развитие сотрудничества европейских государств в освоении космоса и на практическое применение достижений космо- навтики в мирных целях. Для выполнения этих задач Европейское космическое агентство: 105

вырабатывает и координирует долговременную общую европей- скую космическую политику всех государств-членов и каждого госу- дарства в отдельности; разрабатывает и претворяет в жизнь европейскую космическую программу; координирует выполнение общей европейской космической про- граммы и национальных космических программ путем включения национальных программ в общую программу, особенно в области при- кладного использования космической техники; вырабатывает и проводит соответствующую промышленную по- литику. Перед агентством поставлена задача интернационализации кос- мических программ государств-членов и координации их националь- ной космической политики. Конкретные методы и формы выработки единой общей космической программы и политики ограничивают пра- ва государств-членов, в частности, в области сотрудничества с другими странами. ЕКА приданы функции наднационального характера. Кроме научных программ, которые направлены, в основном, на базовые исследования, результаты работы ЕКА предназначены для ин- дустриального развития и производства как ракет-носителей из семей- ства АРИАН, так и прикладных спутников, таких как ECS, Marecs и Meteosat, которые управляются коммерческими компаниями (Арианэс- пас) или международными организациями (Евтелсат, Инмарсат и Евметсат). Главное управление ЕКА находится в Париже (Франция), там же находится офис Генерального директора и там же заседает Совет Агентства, состоящий из представителей стран-членов, вместе с раз- личными комитетами, которые занимаются научной программой, ин- дустриальной политикой, международными отношениями, админи- стративными и финансовыми вопросами. Главное управление включает в себя также различные директора- ты по программам и административные отделения с персоналом около 400 человек. ЕКА имеет целый ряд учреждений (ESTEC, ESOC, ESRIN и EAC), а также космодром в Куру во Французской Гвиане, связующий офис в Вашингтоне в США и офис в Брюсселе для контактов с Евро- пейским Сообществом. 106

Европейский центр по космическим исследованиям (ESTEC) располагается в Нордвиге в Голландии и является самым крупным из учреждений Агентства. Половина его персонала работает в различных департаментах Технического директората и специализируется на дисциплинах, свя- занных с космической инженерией, а остальной персонал является ча- стью исследовательских групп, занимающихся проектами по созданию космического корабля. ESTEC управляет научными, телекоммуникационными програм- мами, программой наблюдения Земли и исследования по микро- гравитации, а также обитаемой орбитальной инфраструктурой и проек- тами автоматических платформ, осуществление которых возложено на европейскую индустрию. На ESTEC также возложена задача разработ- ки программ по научным и прикладным спутникам будущего, а также разработка необходимых для них технологий. ESTEC - штаб-квартира Директората по космической науке, ко- торая является связующим звеном между ЕКА и внешними научными организациями, инструменты и опыты которых используются на спут- никах ЕКА. Успех центра был возможен благодаря объединению усилий и опыту специалистов по различным передовым технологиям, исследо- вателей и специальных проектных групп. Европейский космический операционный центр (ESOC) в Дармштадте (Германия) обеспечивает нормальное функционирование космических аппаратов на орбите. Управление космическими аппаратами с момента их запуска и в течение всего полета осуществляется из пункта управления полетом ESOC с помощью девяти наземных станций. Операционный центр получает и обрабатывает научную и метео- рологическую информацию, результаты съемки поверхности Земли и обрабатывает сигналы коммутационных средств связи. Группы специ- алистов ESOC в количестве около 300 человек также участвуют в про- ектных исследованиях, касающихся наземного сегмента в различных программах ЕКА. Европейский институт космических исследований (ESRIN) в Раскате, недалеко от Рима, с 1966 по 1972 год был исследовательским центром. 107

Основная задача ESRIN заключается в управлении данными, по- лученными с помощью спутников дистанционного зондирования (например, ERS-1, ERS-2, Landsat, NOAA, MOS-1 и др.). Обеспечивает их архивацию и распространение. ESRIN отвечает за целый ряд банков данных и обработку инфор- мации, которую ЕКА представляет в распоряжение научного и аэро- космического сообщества, координацию разработки информационных систем и управление документацией ЕКА. Европейский центр астронавтов (EAC) в Кельне в Германии занимается подготовкой астронавтов. Космодром Куру во Французской Гвиане был выбран в качестве "европейского космического порта" благодаря его близости к экватору. Европа решила использовать Куру для ракетостроителей после первого запуска ракеты "Диамант". В 1975 году существующие европейские структуры перешли в собственность ЕКА и в космическом центре Гвианы стали строить пус- ковой комплекс ELA-1 для ракет-носителей "Ариан -1, -2 и -3". Для "Ариан-4" создан пусковой комплекс ELA-2, "Ариан-5" - пусковой комплекс ELA-3, территориально занимающий площадь около 21 квадратного километра. Европейский космический порт занимает территорию в 96000 гектаров и имеет персонал около 1100 человек. Деятельность ЕКА подразделяется на две категории в зависимо- сти от того, в какой степени они интересуют каждого партнера. Поэто- му программы, которые осуществляются в рамках общего бюджета и бюджета по научной программе, являются обязательными; они вклю- чают основные мероприятия Агентства (исследования будущих проек- тов, технологические исследования, совместные технические инвести- ции, информационные системы и программы подготовки кадров). Все страны-члены делают вклад в эти программы в соответствии с их национальным доходом, и каждая страна обладает в этом плане правом голоса. Что касается объема представляемых ресурсов, то решения здесь принимаются на основе единодушия, в то время как для других решений достаточно лишь простого большинства или большинства в две трети голосов. Другие программы, которые называются факультативными, ин- тересуют только некоторых участников, поэтому они сами решают, в 108

какой степени они будут участвовать в них. Факультативные програм- мы распространяются на такие области, как исследование Земли (ме- теорология, дистанционное зондирование, климатология, геодезия), те- левизионная связь (связи от точки до точки, видео и зональное радио- вещание, а также релейные системы передачи данных) и космический транспорт («Ариан» и «Гермес»). Проекты космических станций и платформ («Спейслаб», «Евре- ка», «Колумбус»), а также исследования по микрогравитации финанси- руются добровольными вкладчиками. Для осуществления своих программ ЕКА тратит основную массу своего бюджета на контракты, которые заключаются с промышленно- стью в странах-членах. Политика гарантирует для каждой страны получение в плане от- дачи за ее инвестиции как соответствующую финансовую отдачу, так и соответствующую долю результатов технологических исследований. Таким образом, каждая бухгалтерская единица, которую выплачивает страна-участник в бюджет Агентства, распределяющего промышлен- ные контракты, должна вернуться в конце концов в ту же страну. Международная организация космической связи "Интерспутник" Во время проходившей в августе 1968 года Конференции ООН по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях девять социалистических государств выдвинули предложение о создании открытой международной организации связи через искус- ственные спутники Земли "Интерспутник". Однако из-за позиции ряда западных держав, предложение не получило поддержки. В результате представители правительств Болгарии, Венгрии, ГДР, Кубы, Монголии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии 15 ноября 1971 года в Москве подписали Соглашение о создании между- народной системы и организации космической связи "Интерспутник", которое вступило в силу 12 июля 1972 года. Депозитарий - Российская Федерация. Международная организация космической связи "Интерспутник" основывается на принципах уважения суверенитета и независимости государств, невмешательства и равноправия всех стран, а также взаим- 109

ной помощи и взаимной выгоды. Деятельность "Интерспутник", как отмечается в соглашении, направлена на развитие экономических, научно-технических, культурных и других отношений посредством осуществления связи через искусственные спутники Земли. "Интер- спутник" представляет собой открытую международную организацию. Целью организации является координация усилий государств- членов по проектированию, созданию, эксплуатации и развитию си- стемы связи через искусственные спутники Земли. "Интерспутник" насчитывает сегодня в качестве своих полно- правных равноправных членов 22 суверенных государства независимо от их политического устройства и уровня социально-экономического развития. Такое изменение организации положительно отразилось на ее внешнеполитическом авторитете. В настоящее время "Интерспут- ник" выступает активным и признанным субъектом мирового телеком- муникационного сообщества; он имеет статус наблюдателя в ООН и МСЭ. Руководит деятельностью "Интерспутник" Совет, в состав кото- рого входит по одному представителю (имеет один голос) от каждого члена организации. Совет на ежегодных сессиях рассматривает вопро- сы общей политики, утверждает планы создания, эксплуатации и раз- вития системы связи, определяет технические требования на земные станции и дает разрешение на включение земных станций в систему связи, утверждает план распределения каналов и определяет тариф за передачу единицы информации, выбирает генерального директора и утверждает структуру и штаты дирекции, а также рассматривает дру- гие вопросы. Постоянный исполнительный и административный орган "Интер- спутник" - дирекция, которая находится в Москве. Генеральный дирек- тор представляет организацию по всем вопросам, вытекающим из Со- глашения. Штат дирекции комплектуется из граждан государств- членов с учетом профессиональной компетенции и справедливого гео- графического представительства. После происшедших преобразований в странах Центральной и Восточной Европы "Интерспутник" в сжатые сроки перешел к коммер- ческой эксплуатации своей спутниковой системы. Широкий доступ к космическому комплексу получили страны, не являющиеся членами организации. 110

Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) Международная организация морской спутниковой связи (англ. INMARSAT, сокр. от International Maritime Satellite). По мере интенсификации деятельности по изучению Мирового океана, развитию судоходства и рыболовства ощущались значительные трудности в обеспечении морской связи. Посредством традиционных способов эта острая проблема не могла быть решена. Радикальное улучшение морской связи стало возможным с использованием искус- ственных спутников Земли. В 1966 году Межправительственная морская консультативная ор- ганизация (ИМКО) приступила к изучению вопроса о возможности со- здания глобальной системы морской спутниковой связи. В ноябре 1972 года СССР внес проект документа, в котором со- держится предложение о создании Международной организации мор- ской спутниковой связи (ИНМАРСАТ). Разработка учредительного акта ИНМАРСАТ проходила в усло- виях острой политической борьбы. Для принятия итоговых документов потребовалось провести три сессии конференции, посвященной учре- ждению новой организации. В результате Конвенция о Международ- ной организации морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) с прило- жением и Эксплуатационное соглашение о Международной организа- ции морской спутниковой связи с приложением были открыты для подписания 3 сентября 1976 года в Лондоне. Вступили в силу 16 июля 1976 года. Депозитарием является Генеральный секретарь ИМКО. Учредительные документы ИНМАРСАТ состоят из межправи- тельственной Конвенции о Международной организации морской спутниковой связи, в которой определены принципиальные положения создания организации, и Эксплуатационное соглашение, регламенти- рующее технические и финансовые вопросы и подписываемого либо от имени правительств, либо от имени назначенных им государств или частных компетентных организаций. Для участия в Эксплуатационном соглашении в Советском Союзе при Министерстве морского флота было создано Всесоюзное объеди- нение "Морсвязьспутник", которое является самостоятельной хозрас- четной организацией. 111

В соответствии с Конвенцией целью организации является обес- печение космического сегмента, необходимого для улучшения морской связи в интересах совершенствования системы оповещения о бедстви- ях и обеспечения охраны человеческой жизни на море, повышения эф- фективности работы судов и управления ими, совершенствования служб морской общественной корреспонденции и возможностей ра- диоопределения. В Конвенции специально отмечается, что организация осуществ- ляет свою деятельность в соответствии с общепризнанными принци- пами и нормами международного права. Создание организации пре- следует исключительно мирные цели. Сторонами Конвенции могут быть все государства без какой бы то ни было дискриминации. По со- стоянию на январь 1985 года участниками Конвенции являлась уже 41 страна (СССР в том числе). Межправительственная конвенция и Эксплуатационное соглаше- ние должны рассматриваться в совокупности, поскольку положения, содержащиеся в этих документах, взаимно согласованы, они вступили в силу одновременно, и только их совместное изучение дает действи- тельное представление об ИНМАРСАТ. Носителями прав и обязанностей по Конвенции являются госу- дарства. Что касается Эксплуатационного соглашения, то его субъек- тами могут быть либо государства (и тогда сами принимают обязатель- ства, присущие организациям, и несут ответственность как участники этого Соглашения), либо назначенные правительствами государств компетентные национальные организации. В соответствии с Конвенцией органами ИНМАРСАТ являются ассамблея, совет и директорат во главе с Генеральным директором. В состав ассамблеи входят все стороны Конвенции. Очередные сессии ассамблеи созываются один раз в два года. Ассамблея рассмат- ривает вопросы деятельности организации, определяет политику ИН- МАРСАТ и рекомендации совету, принимает решения по рекоменда- циям совета, обеспечивает соответствие деятельности организации по- ложениям Конвенции и Устава ООН, решает вопросы, касающиеся взаимоотношения ИНМАРСАТ с государствами и другими междуна- родными организациями и т.д. (ст.12 Конвенции). Каждая сторона Конвенции имеет в ассамблее один голос (ст.11, п.1). Решения по вопросам принимаются большинством присутствую- щих и голосующих сторон. 112

В состав совета входят 22 участника Эксплуатационного согла- шения, в том числе 18 представителей входят в совет по принципу наибольшего финансового вклада в организацию, а 4 представителя избираются дополнительно для обеспечения справедливого географи- ческого представительства в совете. Совет несет ответственность за обеспечение космического сег- мента, необходимого для реализации целей организации наиболее эко- номичным и эффективным способом, определяет требования к морской спутниковой связи, порядок выдачи разрешений на доступ к космиче- скому сегменту, финансовую политику (ст.15). Решения на сессиях совета, проводимых не реже трех раз в год, принимаются на основе процедуры так называемого взвешенного голо- сования. Вес голоса представителя в совете не должен, как правило, превышать 25 % общего числа голосов участников этого органа. Если долевой взнос какого-либо участника превышает это число, то послед- ний предлагает другим участникам взять на себя оплату этого излишка или его части, что привело бы к увеличению веса их голосов. Если дру- гие участники не берут на себя предложенный им излишек или покры- вают его не полностью, то вес голоса обладателя излишка может быть и выше 25 % на оставшуюся нераспределенной часть (п.3 ст.14). Вопрос о голосовании в совете был одним из самых сложных и спорных. В своей деятельности совет должен стремиться к принятию ре- шения путем единогласия. Если же единогласие не может быть достиг- нуто, то решения по вопросам существа принимаются большинством участников в совете, которые представляют не менее двух третей об- щего количества взвешенных голосов всех участников и групп участ- ников, представленных в совете. Решения по процедурным вопросам принимаются простым большинством присутствующих и голосующих представителей. Причем в этом случае каждый представитель имеет один голос. Исполнительным органом ИНМАРСАТ является директорат, воз- главляемый генеральным директором, который назначается на шесть лет. Создание Международной организации морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) представляет собой важный вклад в осуществле- ние сотрудничества государств в исследовании и использовании кос- мического пространства. 113

Международная организация связи через искусственные спутники Земли (ИНТЕЛСАТ) Международная организация связи через искусственные спутни- ки Земли (англ. INTELSAT, сокр. от International Telecommunications Satellites - международные связные спутники). ИНТЕЛСАТ была создана в 1964 году, когда 17 государств под- писали межправительственное Соглашение о временных условиях со- здания глобальной коммерческой системы с помощью искусственных спутников, содержащее основные организационные принципы функ- ционирования системы, и Специальное соглашение, подписанное пред- ставителями правительств или уполномоченных национальных органи- заций связи, в котором определялись технические и финансовые усло- вия работы системы. Интересы США в ИНТЕЛСАТ представляет национальная част- ная корпорация КОМСАТ. В литературе отмечались серьезные недостатки соглашений 1964 года (Временных соглашений), среди которых можно выделить следу- ющие: 1. Членами ИНТЕЛСАТ могут быть только страны, входящие в Международный союз электросвязи. 2. Официально руководящим органом ИНТЕЛСАТ является вре- менный комитет, состоящий из 18 представителей, хотя в ИН- ТЕЛСАТ входило более 70 государств. Количество голосов в комитете находится в прямой зависимости от доли вложенного капитала. Такая система голосования приводила к тому, что США имели в комитете 53% голосов. 3. Реальным владельцем и руководителем системы ИНТЕЛСАТ является американская частная компания КОМСАТ, которая действо- вала в качестве управляющего при проектировании, строительстве и содержании космической части системы. 4. Согласно Временным соглашениям ИНТЕЛСАТ не является юридическим лицом. 5. ИНТЕЛСАТ представляла собой скорее не международную ор- ганизацию, а некоторое акционерное общество с участием иностранно- го капитала. На протяжении почти девяти лет международный консорциум связи через искусственные спутники функционировал на основе Вре- 114

менных соглашений. После длительных споров, вызванных недоволь- ством участников ИНТЕЛСАТ принципами деятельности системы свя- зи с фактически неограниченной гегемонией США, было открыто для подписания 20 августа 1971 года в Вашингтон Соглашение о Между- народной организации спутниковой связи (ИНТЕЛСАТ) с приложени- ями и Эксплуатационное соглашение о Международной организации спутниковой связи с приложением, которое вступило в силу 12 февраля 1973 года. Депозитарий - Соединенные Штаты. В настоящее время в организацию входит более 100 стран. Главной целью ИНТЕЛСАТ является осуществление на коммер- ческой основе проектирования, сооружения, эксплуатации и техниче- ского обслуживания глобальной системы связи с помощью искус- ственных спутников, "используемой в международных целях и доступ- ной для всех государств без какой-либо дискриминации" (ст.II и III Со- глашения). Однако членство в Международном союзе электросвязи осталось как и прежде условием принятия в организацию ИНТЕЛСАТ. В ИНТЕЛСАТ космический сегмент принадлежит тем, кто фи- нансирует проектирование, строительство и функционирование систе- мы. Владельцы космического сегмента полностью контролируют всю систему, даже если они не занимаются сооружением наземных стан- ций. Распределение каналов спутников связи и других услуг осуществ- ляется пропорционально вкладу государств-членов. Общие вопросы, относящиеся к деятельности ИНТЕЛСАТ, ре- шаются периодически собирающейся ассамблеей, где представитель каждой страны имеет один голос. Текущие вопросы решаются правле- нием, в котором представлены только те страны, чья квота превышает 1,5%. В правление входят 27 директоров, располагающих числом голо- сов, пропорциональных квоте страны (или стран), которую они предо- ставляют. Наибольшие квоты имели в 1985 году США (25,1%), Вели- кобритания (10,8%), Франция (5,98%), Бразилия (4,23%), Япония (3,68%), ФРГ (3,16%), Италия (3%) и Испания (2,58%). Таким образом, структурные изменения в ИНТЕЛСАТ не поколебали господствующе- го положения США в этой международной организации связи. 115

Арабская организация спутниковой связи (АРАБСАТ) Арабская организация спутниковой связи (ARABSAT, сокр. от англ. Arab Satellite Telecommunications Organization). Соглашение об Арабской организации спутниковой связи (АРАБСАТ) было открыто для подписания 14 апреля 1976 года (среда, 14 раби аль-ахар, 1396 год), в Каире. Вступило в силу 16 июля 1976 го- да. Депозитарий - Лига арабских государств. В состав АРАБСАТ входит 21 государство из числа Лиги. Главная цель АРАБСАТ заключается в создании, эксплуатации и обслуживании системы дальней связи для всех членов Лиги арабских государств. Организация может оказывать техническую и финансовую помощь арабским странам в создании наземных станций космической связи, содействовать проведению исследований в области космической науки и техники и т.д. В организационную структуру АРАБСАТ входят главный орган, совет директоров и исполнительный орган. В состав главного органа входят министры связи (или их заме- стители) государств-членов. Решения по основным вопросам прини- маются двумя третями голосов членов, присутствующих на заседании и участвующих в голосовании (при этом каждый член имеет один го- лос). Решения по процедурным вопросам принимаются простым боль- шинством голосов. Главный орган АРАБСАТ определяет всю деятельность и поли- тику организации. Он имеет достаточно широкие полномочия. В част- ности, этот орган определяет планы развития организации, рассматри- вает и принимает проекты расширения и совершенствования космиче- ского сегмента, устанавливает правила и стандарты создания и функ- ционирования наземных станций и т.д. Главный орган также утвержда- ет доклады совета директоров, выбирает принципы взаимоотношений АРАБСАТ с другими организациями, рассматривает споры и претен- зии. Совет директоров состоит из девяти членов, пятеро из которых избираются в зависимости от финансового вклада страны в бюджет ор- ганизации, а четверо избираются главным органом на два года с после- дующей заменой из числа оставшихся членов. Каждый член совета 116

имеет один голос. Совет директоров призван осуществлять планы, ре- шения, рекомендации, определенные главным органом АРАБСАТ. В рамках исполнительного органа, возглавляемого генеральным управляющим, функционируют несколько секторов и административ- ных подразделений, необходимых для выполнения задач, стоящих пе- ред АРАБСАТ. 5.4. Сотрудничество в освоении космоса в рамках международных неправительственных организаций Многостороннее сотрудничество в рамках неправительственных организаций охватывает самые различные сферы человеческой дея- тельности, что позволяет говорить о международных неправитель- ственных организациях как о важном элементе современных междуна- родных отношений. Об этом свидетельствует, в частности, деятель- ность международных неправительственных космических организа- ций, таких как Комитет по космическим исследованиям (КОСПАР), Международная астронавтическая федерация (МАФ) и созданные в ее рамках Международная астронавтическая академия (МАА) и Между- народный институт космического права (МИКП). Эти организации не представляют собой форму сотрудничества государств, поскольку их создателями и членами являются не государ- ства, а научные общества, учреждения и отдельные ученые. Возникли такие организации раньше международных межправительственных космических организаций и некоторое время были единственными ор- ганами, где могли встречаться ученые разных стран, занимающиеся проблемами космонавтики. В рамках международных неправительственных организаций не проводится никаких космических исследований и экспериментов, но их деятельность способствует широкому обмену информацией, обсуж- дению различных научных проблем и укреплению международного со- трудничества. 117

Комитет по космическому исследованию (КОСПАР) Комитет по космическому исследованию (англ. COSPAR, сокр. от Committee on Space Research). КОСПАР был создан по инициативе Международного совета научных союзов (МСНС) в октябре 1958 года для продолжения осу- ществления мероприятий по сотрудничеству в освоении космоса после завершения Международного геофизического года. После проведения Международного геофизического года именно через КОСПАР было положено начало эффективному международно- му сотрудничеству в изучении космоса. Хотя КОСПАР был учрежден позднее МАФ, он фактически явился первой организацией неправи- тельственного характера, специально созданной в результате начала практического освоения космоса в целях поощрения и развития меж- дународного сотрудничества в исследовании и использовании косми- ческого пространства. В резолюции МСНС, на основании которой был создан КОСПАР, отмечалось, что основная задача новой международной ор- ганизации - "предоставление ученым всего мира возможности широко- го использования спутников и космических зондов для научных иссле- дований по результатам исследований на основе взаимности". Цель КОСПАР - содействие прогрессу в изучении космического пространства в международном масштабе. КОСПАР занимается глав- ным образом результатами фундаментальных научных исследований, полученных с помощью ракет, спутников и космических аппаратов. Членами КОСПАР являются академии наук и другие научные учреждения 35 стран, а также 13 международных научных союзов. Ученые Советского Союза неизменно принимали участие в работе ко- митета с 1959 года. Высшим руководящим органом КОСПАР является общее собра- ние. В промежутках между общими собраниями научно- организационной деятельностью КОСПАР руководит исполнительный совет, в состав которого входят президент, два вице-президента и че- тыре члена, образующие бюро и избираемые на три года, а также пред- ставители международных научных союзов, входящих в МСНС и яв- ляющихся членами КОСПАР. 118

В рамках КОСПАР действует особый, характерный только для этой организации, порядок избрания должностных лиц. В уставе КОС- ПАР специально закреплено, что один из вице-премьеров избирается из числа кандидатов, представленных Академией наук СССР, а другой - из числа кандидатов, представленных Национальной академией наук США. Два члена бюро избираются из списка кандидатов, предложен- ного одним вице-президентом, два других - из списка, предложенного другим вице-президентом. Президент избирается из кандидатов, вы- двинутых исполкомом или непосредственно общим собранием. В КОСПАР имеется семь междисциплинарных научных комис- сий:  изучение из космоса поверхности Земли, метеорологии и климата;  изучение из космоса системы Земля - Луна, планет и малых тел Солнечной системы;  изучение из космоса атмосфер Земли и планет, включая модели ат- мосфер;  изучение космической плазмы в Солнечной системе, включая маг- нитосферы планет;  астрономические исследования из космоса;  космическая биология;  материаловедение в космосе. Кроме того, в КОСПАР образованы следующие группы:  космические исследования и проблемы развивающихся стран;  потенциально вредное воздействие на окружающую среду экспери- ментов, проводимых в космосе;  технические проблемы использования аэростатов;  динамика искусственных спутников и космических зондов. КОСПАР поддерживает широкие плодотворные контакты с меж- дународными организациями, деятельность которых связана с осу- ществлением международного сотрудничества в исследовании и ис- пользовании космического пространства. В 1961 году КОСПАР получил консультативный статус при Ко- митете ООН по космосу. КОСПАР издает информационный бюллетень и труды проходя- щих регулярно сессий. 119

Международная астронавтическая федерация (МАФ) Международная астронавтическая федерация (International Astronautical Federation, IAF). Датой возникновения МАФ считается 1950 год, когда представи- тели астронавтических обществ из Австрии, Аргентины, Великобрита- нии, Дании, Испании, Франции, ФРГ и Швеции созвали в Париже 1-й Международный астронавтический конгресс и решили учредить меж- дународную организацию, занимающуюся проблемами космических полетов. Организационно МАФ оформилась в 1952 году на 3-м Междуна- родном астронавтическом конгрессе в Штутгарте, когда впервые был принят Устав МАФ. В начале 80-х годов членами МАФ являлись 63 национальные организации (главным образом астронавтические и ра- кетные общества) из 35 стран. СССР стал членом МАФ с 1956 года и был представлен в ней Советом по международному сотрудничеству в области исследования и использования космического пространства при АН СССР ("Интеркосмос"). Деятельность МАФ направлена на то, чтобы способствовать раз- витию астронавтики в мирных целях, содействовать распространению информации о космических исследованиях, сотрудничать с националь- ными и международными организациями по техническим и социально- правовым вопросам освоения космоса, поощрять общественный инте- рес к этим проблемам, проводить международные астронавтические конгрессы, симпозиумы, коллоквиумы и т.д. МАФ рассматривает широкий круг конкретных технических про- блем (в том числе вопросы, касающиеся создания двигателей, констру- ирование космических аппаратов), а также различные социально- политические и правовые аспекты исследования и использования кос- мического пространства. Это единственная неправительственная орга- низация, охватывающая столь широкий и разнообразный спектр про- блем, возникающих в связи с освоением космоса. В МАФ существуют три категории членов. В первую категорию, которую составляют национальные члены, входят астронавтические общества различных стран. Вторую категорию составляют университе- ты, институты, лаборатории, деятельность которых связана с подготов- кой кадров или проведением исследований в области астронавтики. 120

Третья категория - это международные организации, цели которых со- ответствуют задачам МАФ. В тех случаях, когда какое-либо государ- ство представлено в МАФ несколькими национальными организация- ми (как, например, США, ФРГ, Франция и др.), лишь одна из этих ор- ганизаций имеет право голоса. Высшим органом МАФ является генеральная ассамблея, состоя- щая из представителей членов, имеющих право голоса. В промежутках между заседаниями генеральной ассамблеи дея- тельностью МАФ руководит бюро, в состав которого с правом голоса входят президент, пять вице-президентов и последний вышедший в от- ставку президент МАФ. Президенты Международной астронавтиче- ской академии и Международного института космического права, а также генеральный советник МАФ являются членами бюро без права голоса. В уставе МАФ специально подчеркнуто, что избрание руководя- щих органов Международной астронавтической федерации должно осуществляться с учетом вклада стран в исследование и использование космического пространства и принципа справедливого географическо- го представительства. Начиная с 1959 года МАФ проводит ежегодные международные астронавтические конгрессы, которые привлекают широкое внимание ученых и специалистов многих государств. Международной астронавтической федерации представлен кон- сультативный статус при ЮНЕСКО и ЭКОСОС, а также статус наблю- дателя при Комитете ООН по космосу. В 1960 году в рамках МАФ и под ее руководством были учре- ждены две новые научные организации - Международная астронавти- ческая академия и Международный институт космического права. Уставы этих организаций были одобрены на XI конгрессе МАФ, позд- нее в них вносились изменения. Международная астронавтическая академия (МАА) Международная астронавтическая академия (International Academi of Astronautics, IAA). МАА способствует проведению научных заседаний, исследова- ний и подготовке докладов по проблеме развития астронавтики. Она 121

также публикует журнал и другие научные издания, присуждает пре- мии и медали. Академия была создана на основе индивидуального членства. Она состоит из лиц, которые широко известны своими заслугами в об- ласти космонавтики. В настоящее время в академии насчитывается свыше 600 ученых более чем из 30 стран. В академии существует две категории членов - члены и члены- корреспонденты. И те и другие считаются академиками, но право голо- са имеют только члены. Члены академии избираются пожизненно. Высшим руководящим органом академии является совет попечи- телей, состоящий из президента, четырех вице-президентов, последне- го вышедшего в отставку президента и других 12 членов. В рамках академии создано несколько научных комитетов. Международный институт космического права (МИКП) Международный институт космического права (International Institute of Space Law, IISL) был создан вместо существовавшего ранее Постоянного правового комитета МАФ в 1960 году. Институт ставит своей задачей изучение правовых и социологи- ческих аспектов космической деятельности, организацию ежегодных коллоквиумов по космическому праву, которые проводятся одновре- менно с конгрессом МАФ, проведение исследований и подготовку до- кладов по правовым вопросам освоения космоса, публикацию различ- ных материалов по космическому праву, присуждение премий и т.д. Институт занимается также вопросами преподавания космического права. Институт является единственной неправительственной органи- зацией, в которой обсуждаются правовые, политические и социальные проблемы освоения космоса. Институт создан на основе индивидуального членства. Члены ин- ститута избираются пожизненно, однако если какой-либо член инсти- тута не поддерживает с ним рабочих контактов более трех лет, то его имя не упоминается в списке членов института. В составе института в настоящее время около 400 ученых почти из 50 стран. Работу института возглавляет совет директоров из 16 человек. Из их числа избираются президент, 2 вице-президента, секретарь и казна- чей. Совет проводит заседания дважды в год - весной и осенью. МИКП 122

финансируется за счет субсидий и пожертвований, а также доходов от его публикаций. МИКП осуществляет представительство МАФ в Юридическом подкомитете Комитета ООН по космосу. Начиная с 1956 года - времени проведения первого коллоквиума по космическому праву - институт ежегодно публикует сборники до- кладов, представляемых на организуемые институтом коллоквиумы. 5.5. Сотрудничество России в освоении космоса в рамках соглашений со странами СНГ Нынешнее развитие политической и экономической ситуации на геополитических пространствах бывшего СССР и мира требует расши- рения взаимовыгодного международного сотрудничества стран СНГ. Особенно это относится к космической деятельности, так как в услови- ях распада единой космической отрасли по принципам национальной принадлежности возникли проблемы рациональных форм межгосудар- ственного сотрудничества в вопросах освоения космоса и необходимо- сти сохранения организационного единства космического комплекса бывшего Союза. 5.5.1 Сотрудничество России со странами СНГ К настоящему времени, несмотря на процессы политической и экономической дезинтеграции в отношениях между бывшими респуб- ликами в составе СССР, все же достигнут ряд серьезных соглашений, регламентирующих эти отношения применительно к космической сфе- ре деятельности, включая военно-космическую деятельность (ВКД). Первые два из них были подписаны 30 декабря 1991 года в городе Минске. Соглашение "О совместной деятельности по исследованию и ис- пользованию космического пространства" было подписано Азербай- джаном, Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Россий- ской Федерацией, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном и с 123

некоторыми поправками Украиной. Документ определил необходи- мость проведения космической деятельности на основе межгосудар- ственных программ, создания Межгосударственного совета по космосу и долевого финансирования ВКД. Соглашение между государствами - участниками СНГ по Страте- гическим силам определило, что в состав Стратегических сил включе- ны объединения, соединения и части Военно-космических сил (ВКС). Весьма важным в деле сохранения космической инфраструктуры бывшего СССР явилось соглашение "О порядке содержания и исполь- зования объектов космической инфраструктуры в интересах выполне- ния космических программ", подписанное Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Российской Федерацией, Та- джикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном и Украиной 15.05.92 г. в Ташкенте. Подписанное Соглашение определило: объекты космической инфраструктуры являются собственностью государств, на территории которых они расположены; ВКС России было передано право пользования недвижимым, пользования и владения движимым имуществом объектов инфраструк- туры. Особое место занимает соглашение "О средствах систем преду- преждения и контроля космического пространства", подписанное 6.07.92 г. в Москве. Оно позволило сохранить одну из систем мирового значения, реально обеспечивающую решение задач космической эко- логии. Например, оценки состояния техногенной обстановки. Соглашение определило права на собственность средств СПРН (системы предупреждения о ракетном нападении) и СККП (системы контроля космического пространства), порядок применения данных систем: средства СПРН и СККП являются собственностью государства, на территории которых они размещаются; управление боевым функционированием средств СПРН и СККП осуществляется централизованно с командных пунктов этих систем. Выходной информацией СПРН и СККП обеспечиваются все государ- ства; при создании национальных средств СПРН и СККП стороны ор- ганизуют взаимодействие с существующими системами; 124

стороны обязуются сохранять и развивать систему и кооперацию в проведении НИР, ОКР, производстве аппаратуры, подготовке кадров; финансирование осуществляется государствами-участниками и определяется отдельными договоренностями. Подписаны и менее масштабные документы: двусторонние со- глашения России (в лице ее Министерство обороны) с Казахстаном, Украиной и Узбекистаном, регламентирующие вопросы использования объектов космической инфраструктуры. Среди них наиболее важными являются для России двухсторон- ние соглашения с Казахстаном по космодрому "Байконур". Соглашение "О порядке использования космодрома "Байконур", было подписано 25.05.92 г. в Москве, и определило: объекты космодрома являются собственностью Республики Ка- захстан (на ее территории). Россия и Казахстан передают право поль- зования недвижимым, пользования и владения движимым имуществом - Стратегическим силам СНГ (ВКС ); состав передаваемых объектов и условия их использования опре- деляются соглашениями между ВКС, РКА, МО и АКИ РК, главой Ле- нинской городской администрации; в случае прекращения деятельности Стратегических сил статус космодрома определяется соглашением между МО РФ и МО Казахста- на; долевое участие Казахстана в финансировании расходов на со- держание и эксплуатацию не более 6% от объемов РФ, выделяемых на эти цели. В соглашении "О порядке использования испытательных полиго- нов" от 22.01.93 г. Россия и Казахстан определили правовой режим эксплуатации полигонов Республики Казахстан, право пользования и владения движимым и недвижимым имуществом указанных полигонов Договаривающимися Сторонами. Проведение всех видов работ на по- лигонах осуществляется на основании графиков, утверждаемых МО Сторон. Финансирование содержания и развития испытательных поли- гонов осуществляется Россией и Казахстаном при долевом участии во взаимосогласованных объемах. В соглашении "Об основных принципах и условиях использова- ния космодрома "Байконур" от 28.03.1994г. определен статус объектов космодрома, порядок их отчуждения в пользу России в виде аренды сроком на 20 лет с последующим автоматическим продлением срока 125

действия Соглашения еще на 10 лет (если не поступит письменного за- явления одной из сторон о денонсировании). После вступления в силу данного Соглашения, в соответствии со статьей 5.2, в трехмесячный срок было предписано заключить договор аренды. В результате проведенной работы космодром "Байконур" про- должает функционировать, хотя программа "Буран" скорее всего ока- залась безвозвратно потерянной для содружества. Соглашения с Украиной не позволили в полной мере сохранить космическую инфраструктуру на ее территории, особенно в части обеспечения управления орбитальными группировками космических аппаратов. Не вдаваясь подробно в вопросы лигитивности перечисленных юридических актов, следует лишь отметить наличие в них так называ- емых "серых зон" и даже противоречий, способных в значительной степени повлиять на перспективы сотрудничества России со странами "ближнего зарубежья" в ходе осуществления космической деятельно- сти. Так например, оговорка Украины, явившаяся условием подписа- ния ею Соглашения о совместной деятельности по исследованию и ис- пользованию космического пространства, предусматривающая сотруд- ничество в том числе и в интересах обеспечения обороноспособности, юридически открывает ей доступ ко всей информации военного харак- тера, получаемой с использованием российских космических средств. Авторы текста Соглашения и первые политические лица, его подписывающие, вероятнее всего были весьма далеки от мысли отно- сительно возможности беспрепятственного распространения такой ин- формации, предложив соответствующую редакцию его преамбулы. Та- кого рода юридические издержки могут в значительной степени осложнить и отношения России со своими партнерами в рамках СНГ, и обусловить трудности организации космической деятельности, и даже иметь негативные последствия в плане соблюдения международных обязательств России как правоприемницы СССР. Многообразие форм политических, экономических и военных от- ношений России со странами СНГ на фоне нынешней неопределенно- сти их дальнейшего развития не позволяют пока достаточно адекватно сформулировать наиболее реальный (с точки зрения сегодняшней практической пригодности) вариант сотрудничества в космической об- ласти. Однако предпочтение, с точки зрения наличия заинтересован- ных партнеров (в первую очередь, наиболее развитых государств СНГ 126

таких как Беларусь, Казахстан и Украина), с большой степенью веро- ятности может быть отдано варианту сотрудничества России с другими странами СНГ в рамках двусторонних соглашений, направленных на предоставление этим странам услуг в области обеспечения космиче- ской деятельности. По мнению ряда ученых, занимающихся проблемами организа- ции космической деятельности СНГ, необходима активная, кропотли- вая и целенаправленная работа в направлении обеспечения условий для налаживания в перспективе сотрудничества России со странами СНГ в рамках равноправного многостороннего соглашения по типу известной Конвенции об организации Европейского космического агентства. Только такое Соглашение будет способно обеспечить эффективное развитие космической отрасли, сохранение и приумножение суще- ствующих отечественных политических, научно-технических и воен- ных паритетов и приоритетов среди стран мирового сообщества. Кроме того, оно, с одной стороны, предполагает, а с другой - будет способ- ствовать налаживанию и укреплению экономических и политических контактов внутри самого СНГ, что в конечном счете определит буду- щее России в космической области. 5.5.2. Перспективы организации и осуществления космической деятельности России с участием стран СНГ а) Базовый вариант "Базовый вариант" организации сотрудничества России со стра- нами СНГ при осуществлении космической деятельности: "Сотрудничество России с другими странами СНГ в рамках двусто- ронних соглашений, направленных на предоставление этим странам услуг в области космической деятельности", ориентирован на неблагоприятное развитие политической ситуации внутри Содружества, характерное, впрочем, для нынешнего периода отношений внутри СНГ. При этом принципы осуществления такого со- трудничества должны предусматривать: 127

обеспечение максимальных выгод для России от такого сотруд- ничества в военной, политической, научно-технической и экономиче- ской областях; организацию сотрудничества на сугубо реалистичной основе - лишь в тех областях, которые будут выгодны как для России, так и для ее партнеров; однозначное документальное закрепление ответственности сто- рон (включая конкретные механизмы такой ответственности) за нару- шения положений, содержащихся в соглашениях о сотрудничестве. Двустороннее сотрудничество России со странами СНГ должно регламентироваться по отдельным направлениям космической дея- тельности, а именно: эксплуатация объектов космической инфраструктуры (полигонов, пунктов управления, центров и пр.); развитие аэрокосмических отраслей промышленности, разработка и производство РКТ; предоставление космических услуг в области связи, навигацион- ного, гидрометеорологического и топогеодезического обеспечения, ди- станционного зондирования Земли; комплектование военно-космических частей, а также требуемых невоенных формирований необходимыми кадрами; обеспечение космической деятельности (материально- техническое, финансовое и т.п.); осуществление взаимных расчетов между государствами при осуществлении космической (военно-космической) деятельности. Указанные направления в различной степени приемлемы для раз- ных государств. Так, например, третье и пятое направления характерны лишь для государств, на территориях которых расположены объекты космической инфраструктуры (Казахстан, Украина, Узбекистан); вто- рое направление - для государств, на чьих территориях расположены промышленные предприятия аэрокосмического комплекса (Украина, Беларусь); третье и шестое направления, в той или иной степени харак- терны практически для всех государств, с которыми осуществляется сотрудничество. Двусторонние соглашения России со странами СНГ по вопросам сотрудничества в области космической деятельности должны таким образом содержать положения, регламентирующие, в частности: цели и задачи сотрудничества на оговоренный период; 128

виды совместной деятельности в ходе сотрудничества, права и обязанности сторон в процессе ее осуществления; порядок осуществления сотрудничества (если возможно - в виде специальной программы на оговоренный период); порядок координации процесса сотрудничества, а также разреше- ния спорных ситуаций в ходе его осуществления; порядок взаимных расчетов между сторонами в ходе осуществле- ния сотрудничества; ответственность сторон за невыполнение взятых на себя обяза- тельств в соответствии с соглашением. б) Вариант создания единой организации Перспективный вариант организации сотрудничества России со странами СНГ состоит в том, что "Государства СНГ должны заключить многостороннее соглашение, регламентирующее их взаимоотношения друг с другом в рамках единой ор- ганизации", например, некоторого аналога Европейского космического агентства. Такой вариант сотрудничества реален лишь в будущем, при усло- вии политической и экономической стабилизации на пространствах бывшего СССР, обеспечивающей общность интересов в космосе, и по- нимание того факта, что эффективная космическая деятельность станет возможной лишь в условиях консолидации усилий государств СНГ и других стран, обладающих космическим потенциалом или потребно- стями в космических услугах. Принципами многостороннего соглашения, регламентирующего в этом вопросы сотрудничества в ходе осуществления космической де- ятельности, могут стать: общность интересов сторон и их равноправие (в рамках вклада в осуществление деятельности) в плане участия в такой деятельности и использования ее результатов; существование единой программы, координирующей интересы и усилия государств, входящих в СНГ в плане осуществления космиче- ской деятельности. При этом такая программа должна быть отделена от 129

национальных программ государств-участников Соглашения, в первую очередь в финансовом отношении; создание некоторого органа, координирующего космическую де- ятельность в соответствии с интересами всех государств; законодательное закрепление ответственности сторон за резуль- таты осуществляемой ими деятельности в рамках единой программы. Рассмотренные выше направления сотрудничества в случае за- ключения многостороннего соглашения приобретают общий характер для всех государств его подписавших. Конкретизация интересов каж- дого из них в отношении таких направлений осуществляется в рамках единой программы. Многостороннее соглашение по сотрудничеству в области кос- мической деятельности, таким образом, должно содержать положения, регламентирующие, в частности: долгосрочные цели сотрудничества, решаемые при этом задачи (в рамках указанных направлений), права и обязанности сторон при его осуществлении; международную ответственность государств-участников согла- шения за результаты космической деятельности, осуществляемой ими совместно; соотношение индивидуальной и совместной космической дея- тельности государств, в том числе - вопросы координации националь- ных космических программ (при появлении таковых) с общей про- граммой в рамках соглашения; по возможности единую промышленную политику, обеспечива- ющую космическую деятельность Содружества, ее приоритеты, необ- ходимость поддержания здоровой конкуренции между производителя- ми РКТ, гарантии эффективности техники; порядок предоставления результатов деятельности государствам участникам, их права и обязанности в отношении ее дальнейшего рас- пространения; порядок взаимных расчетов сторон и их ответственность за невы- полнение взятых на себя обязательств. В качестве выводов из результатов рассмотрения вариантов со- трудничества в рамках СНГ следует сделать несколько замечаний: 1. В интересах сохранения космического потенциала бывшего СССР, на нынешнем этапе социально-экономического развития как России, так и других государств, входящих в состав Содружества, 130

необходимо вести дело к заключению серии двусторонних (как наибо- лее реальных) соглашений между Россией и заинтересованными госу- дарствами в составе СНГ, регламентирующих прежде всего россий- скую космическую деятельность в условиях территориального расчле- нения действующей космической инфраструктуры. 2. В ходе проведения переговоров и консультаций по вопросам сотрудничества России и стран СНГ в области космической деятельно- сти необходимо стремиться к достижению понимания потенциальными партнерами их возможных интересов в области космической деятель- ности. Для этого могут быть использованы и дипломатические каналы, и научные обмены, и средства массовой информации, и зарубежные партнеры России (прежде всего в лице ведущих западных стран). 3. Поскольку в настоящее время в силу целого ряда причин поли- тического, экономического и правового характера перспективы заклю- чения многостороннего соглашения (например, аналогичного Конвен- ции о создании Европейского космического агентства), эффективно ре- гламентирующего космическую деятельность в масштабах СНГ, весь- ма ограничены, необходимо сосредоточить усилия на подготовке паке- та документов для такого соглашения и его обсуждения с заинтересо- ванными странами в ходе двусторонних контактов России по космиче- ской и оборонной проблематике. Дополнительная специальная литература Верещетин В.С. Международное сотрудничество в космосе. М., 1977. Каменская Е.П. Космос и международные организации. М., 1980. Международное космическое право: Учебник/ Отв. ред. А.С. Пи- радов, М.,1985. Космонавтика: Энциклопедия / Гл. ред. В.П. Глушко -М.: Совет- ская энциклопедия, 1985. - 528 с. Черкас С.В. Современные политико-правовые проблемы военно- космической деятельности и основы методологии их исследования. М., МО РФ, 1995. 131

6. Политико-правовые аспекты запрещения военного использования космоса 6.1. Проблема полного запрещения военного использования космоса В области обеспечения международного мира и безопасности особое место занимает проблема предотвращения распространения гонки вооружения на космическое пространство, а в более широком плане - недопущение использования космоса для совершения любых враждебных действий. II Конференция ООН по исследованию и ис- пользованию космического пространства в мирных целях, проходив- шая с 9 по 21 августа 1982 года в Вене, отметила в заключительном до- кладе: "Сохранение мира и безопасности в космическом пространстве имеет огромное значение для международного мира и безопасности. Предотвра- щение гонки вооружения и враждебных действий в космическом простран- стве является одним из основных условий развития и продолжения между- народного сотрудничества в области исследования и использования косми- ческого пространства в мирных целях". Одним из факторов, содействующих предотвращению использо- вания космоса в ущерб мирному сосуществованию государств, являет- ся современное международное космическое право. Советскому Союзу принадлежала ведущая роль в разработке норм международного космического права, призванного обеспечить освоение космоса в соответствии с общепризнанными принципами между государствами и предотвратить использование техники в ущерб 132

интересам народов. Однако деятельность СССР (а затем и России) по- стоянно наталкивалась на стремление США завладеть господством в космосе. Доктрина военно-космического господства стала популярной в США уже в конце 50-х годов. "Тот, кто обладает превосходством в космосе, будет иметь превосходство на Земле", - заявил президент США Дж.Кеннеди. Эту же мысль проводил и президент Л.Джонсон. 4 июля 1982 года президент США Р.Рейган провозгласил директиву о национальной космической политике на ближайшее десятилетие. Со- гласно этому документу вся американская космическая деятельность подразделялась на программу исследования гражданского назначения и программу "национальной безопасности". При этом администрации Рейгана и Буша настаивали на "широкой" трактовке положений Дого- вора о ПРО 1972 года и дали практический толчок в рамках работ по созданию СОИ, которые продолжают вестись и в настоящее время. В последнее время как военные, так и гражданские исследова- тельские центры США активно занимаются изучением проблем, свя- занных с начинающейся "новой революцией в военном деле". В докла- де, подготовленном Центром стратегических и бюджетных оценок США в октябре 1996 года, говорилось, что основой "новой революции в военном деле" станет "создание принципиально новых, высокоэф- фективных информационных систем, разведывательно-ударных ком- плексов большой дальности, боевых беспилотных средств, а также полномасштабное распространение военных действий на информаци- онную сферу и космическое пространство". Обосновывается создание космического оружия. Поэтому борьба за мирный космос продолжает- ся. Она становится общей задачей всех миролюбивых сил. В погоне за военным превосходством, как и не раз в прошлом, США выступают зачинщиками создания новых видов вооружений, на этот раз их космических разновидностей. Полное запрещение военного использования космического про- странства означает его демилитаризацию и нейтрализацию. Под нейтрализацией территорий в современном международном праве понимается договорное запрещение ее использования для веде- ния военных действий или для поддержки военных операций. Понятие демилитаризации территорий охватывает договорное запрещение размещать на ней военные объекты и содержать воору- женные силы в мирное время. 133

Очевидно, что кардинальным решением вопроса о полном запре- щении военного использования космоса явилось бы заключение меж- дународного соглашения, которое содержало бы обязательства по де- милитаризации и нейтрализации этого пространства. Полное запреще- ние военного использования космоса в конечном счете связано с все- общим и полным разоружением, с запрещением ядерного оружия. За- прещение, например, межконтинентальных баллистических ракет, ба- зирующихся на Земле (МБР) или на подводных лодках (БРПЛ), озна- чало бы крупный шаг в деле ограничения военного использования кос- моса, так как они являются средствами доставки ядерных боеголовок через космос (время нахождения в космическом пространстве состав- ляет до 10-15 мин.). Программа демилитаризации и нейтрализации космического про- странства впервые была изложена в советских предложениях от 18 марта и от 30 апреля 1957 года, внесенных советской делегацией в подкомитет Комиссии ООН по разоружению. Данные документы были озаглавлены "Предложение по вопросу о сокращении вооружений и вооруженных сил и запрещении атомного и водородного оружия" и "Памятная записка Советского правительства по вопросу о проведении частичных мероприятий в области разоружения" соответственно. В документе от 18 марта 1957 года предлагалось заключить меж- дународную конвенцию о сокращении вооружений и вооруженных сил и запрещении атомного и водородного оружия. Причем Советский Союз, закончивший к тому времени создание первых в мире МБР, вы- сказался за то, чтобы с момента вступления в силу предлагаемой кон- венции и впредь до полного запрещения атомного и водородного ору- жия, обладающие им государства, обязались "не применять этого ору- жия, включая ракетное оружие с атомными и водородными зарядами". Считали бы это оружие для себя запрещенным. В советском предложе- нии предусматривалось установление эффективного международного контроля за запрещением использования управляемых ракет в военных целя. "Одновременно с изъятием атомного и водородного оружия из вооружений государств, - говорилось в документе, - устанавливается международный контроль над управляемыми ракетами с тем, чтобы все типы таких ракет, пригодных для использования в качестве носите- лей атомного и водородного оружия, применялись исключительно в мирных целях". 134

В документе от 30 апреля 1957 года Советское правительство предложило всем государствам, представленным в подкомитете Ко- миссии ООН по разоружению, отказаться от применения ядерного оружия всех видов, что "обезглавило" бы межконтинентальные балли- стические ракеты и практически положило бы начало использованию ракет-носителей исключительно в мирных целях. При этом СССР постоянно исходил из принципа равенства и одинаковой безопасности. Это был первый этап борьбы СССР за мирный космос, который позволил на втором этапе добиться конкретных результатов в деле ограничения его военного использования. Важную роль в ограничении военного использования космоса иг- рает Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, который был открыт для под- писания 5 августа 1963 года в Москве. Договор вступил в силу 10 ок- тября 1963 года. Депозитариями являются Российская Федерация, Со- единенное Королевство и Соединенные Штаты. Положения Московского договора стали широко признанными нормами международного права, относящиеся не только к области разоружения, но и к области регулирования деятельности государств по использованию космоса. В ст. I Договора содержится обязательство государств-участников "запретить, предотвратить и не производить любые испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядер- ные взрывы в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем: ... в атмосфере; за ее пределами, включая космическое про- странство; под водой, включая территориальные воды и открытое мо- ре". С Московского договора начался реальный процесс кодификации в области международного космического права и запрещения военного использования космоса. 135

6.2. Политико-правовые аспекты ограничения военного использования космоса 6.2.1. Существующие нормы международного права, регламентирующие военное использование космоса Нынешняя военно-космическая деятельность, строго говоря, весьма слабо регламентируется международным правом, в том числе и космическим. Это обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, относительно недавнее и ограниченное использова- ние космического пространства, в том числе и в военных целях, пока еще не обусловило признанной всеми необходимости развития исчер- пывающих правовых норм военно-космической деятельности. Во-вторых, до настоящего времени юридически не определен и в международном праве не закреплен термин "военно-космическая дея- тельность". Многообразие толкований данного термина определяется тем, что такая деятельность, особенно осуществляемая в мирное время, может рассматриваться как обеспечивающая интересы человечества (с точки зрения поддержания стратегической стабильности и междуна- родной безопасности). В то же время ее дестабилизирующие функции способны вывести международное сообщество на качественно новый виток гонки вооружений со всеми вытекающими отсюда негативными военно-стратегическими, политическими, технико-экономическими и прочими последствиями. В-третьих, в международном космическом праве отсутствует од- нозначная и исчерпывающая интерпретация понятия "деятельность в мирных целях". Так, например, военная разведка из космоса вполне может рассматриваться как деятельность в мирных целях, содейству- ющая делу предотвращения военной экспансии посредством обеспече- ния международного сообщества исчерпывающей информацией о си- туациях в "горячих точках" планеты. Рассматривая существующий режим исследования и использова- ния космоса в военных интересах, следует все время помнить о том, что одним из основных принципов международного права является принцип "что не запрещено - то разрешено". Однако, несмотря на это и указанную выше индифферентность международного космического 136

права в отношении военно-космической деятельности, можно все же разделить последнюю на три категории: разрешенную (оговоренную), запрещенную и не оговоренную международным правом. К разрешенной категории военно-космической деятельности от- носятся следующие виды деятельности: использование разведывательных спутников и дистанционных датчиков космического базирования в интересах национального и международного контроля соблюдения договоров и соглашений; использование космических систем связи, навигации и метеоро- логического обеспечения военного назначения; использование военного персонала для научно- исследовательских или каких либо иных мирных целей. К категории запрещенных видов деятельности в космосе отно- сятся: размещение ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения на орбитах вокруг Земли, на небесных телах и орбитах вокруг таких тел; испытания ядерного оружия в космическом пространстве; размещение военных баз и проведение военных испытаний или маневров на небесных телах или на орбитах вокруг них; разработка, испытания и развертывание систем ПРО космическо- го базирования или их компонентов; военное или враждебное использование средств воздействия на природную среду в космическом пространстве; создание помех дистанционным датчикам космического базиро- вания, а также некоторым радиолиниям космической связи. Третья категория - виды военно-космической деятельности не оговоренные международным правом. Естественно, что ее наполнение весьма условно в силу упомяну- того выше правового принципа "что не запрещено - то разрешено". Тем не менее, опираясь на существующий уровень развития военного дела и его ближайшие перспективы, все же можно выделить некоторые кон- кретные виды деятельности в космосе и из космоса, которые относясь к рассматриваемой категории, обуславливают появление проблем в по- литике и дипломатии. Рассматриваемая категория не оговоренных международным пра- вом видов военно-космической деятельности включает: 137

создание, испытание и развертывание противоспутникового ору- жия (в условиях отсутствия единого понимания сущности этого терми- на, зачастую заводящего в тупик как двусторонние, так и многосторон- ние переговоры по космосу); проведение военно-прикладных космических экспериментов, за исключением испытаний систем и компонентов ПРО и средств враж- дебного воздействия на природную среду (в условиях большой неопре- деленности относительно возможности юридически обоснованного подтверждения военно-прикладной или враждебной направленности таких экспериментов); создание и развертывание в космосе средств оптико- электронного и радиоэлектронного подавления. Несмотря на свое недавнее происхождение, положения по кон- тролю над вооружением, касающиеся космического пространства, в целом составляют логически последовательный, хотя и весьма слабый правовой режим. Его основу составляют два договора: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 года; Договор об ограничении систем противоракетной обороны, за- ключенный между СССР и США в 1972 году. До заключения Договора о космосе статус космического про- странства вытекал по аналогии из права, применимого к незанятым территориям и открытому морю. Луна и планеты, на которые не было территориальных притязаний, рассматривались как res nullius , а про- межуточное космическое пространство - как res extra commercium. 6.2.2. Договор по космосу 1967 года Исходя из принципов Устава ООН, этот Договор заложил основы режима контроля над вооружениями в космическом пространстве и тем самым - военно-космической деятельности, объявив его "достоянием всего человечества". Эта концепция нашла свое конкретное выражение в положении о том, что "...космическое пространство не подлежит национальному присвоению", а свобода доступа ко всем его частям га- рантируется всем государствам на равноправной основе. 138

Договор также предусматривает всеобъемлющий контроль за космическим объектом со стороны запускающего его государства, а также ответственность такого государства за всю свою национальную деятельность по исследованию и использованию космоса, независимо от того, осуществляется ли она правительственными, неправитель- ственными или международными юридическими лицами или органи- зациями. Тем самым, в определенной мере Договор обеспечил право- вую основу для ограничения или запрещения любой категории военной деятельности в космосе по взаимной двусторонней или многосторон- ней договоренности между государствами. В широком плане в Догово- ре декларируется обязательство в отношении "поддержания междуна- родного мира и безопасности, развития международного сотрудниче- ства и взаимопонимания". В развитие этой идеи конкретные положения Договора не запрещают военной деятельности в космическом про- странстве, хотя в ст.4 на нее налагаются некоторые ограничения в плане контроля над вооружениями. В ходе разработки Договора пред- полагалось, что в любое время в будущем государства смогут в соот- ветствии с принципами и нормами международного права дополнить эти запреты, с тем, чтобы в конечном счете космическое пространство стало свободным от оружия любого рода, но в то же время - обеспечи- вало бы деятельность стабилизирующего характера. Немаловажным шагом стало введение в Договор правового поня- тия "размещение". Было особо оговорено, что запрещается "...размещение оружия массового поражения путем вывода на орбиту вокруг Земли, установки на небесных телах, либо ... каким либо иным образом в космическом пространстве". Вскоре, однако, было признано, что упущен один из видов размещения - пролет через космос (частично орбитальные ракеты), затем, через некоторое время еще один - разме- щение оружия на космических кораблях многоразового использования. Однако, лаконичная формулировка ст.4 Договора, где фигурируют слова "...каким-либо иным образом", строго говоря, решает эти про- блемы. Конкретно запрещенные Договором по космосу вооружения - это "ядерное оружие и другие виды оружия массового поражения". Хотя для оружия массового поражения нет исчерпывающего определения, Договаривающиеся Стороны пришли к соглашению, что такие виды космических вооружений, как противоспутниковые системы, системы 139

ПРО и анти-ПРО, а также средства защиты спутников не будут подпа- дать под эту категорию. Более жесткие ограничения предусмотрены для исключения ми- литаризации Луны и других небесных тел. Кроме декларирования ис- пользования последних исключительно "в мирных целях" Договором предусмотрен запрет на "... создание военных баз, сооружений и укреплений, испытания любых типов оружия и проведение военных маневров". В то же время Договор разрешает использование военного персонала в мирных целях в соответствующих местах. Имеет место точка зрения относительно того, что вторая часть ст.4 Договора разрешает в рамках определения "в мирных целях" лю- бое военное использование космоса, не являющееся агрессивным в плане не спровоцированной агрессии с применением оружия. Однако такое толкование противоречит превалирующей в мире правовой точке зрения и не соответствует принятым нормам правового толкования, примером чего может служить не милитаризация относительно хорошо освоенной Луны. Существует еще один немаловажный аспект Договора, нуждаю- щийся в особом освещении в связи с рассматриваемыми проблемами. Помимо определения запрещенных действий, возможны ситуации, ко- гда возникают сомнения в отношении того, кто несет за них ответ- ственность. В соответствующих статьях Договора нет, например, по- ложения о том, что государство должно нести ответственность за за- прещенные действия своих неправительственных юридических лиц, если какое-либо из них участвует в космическом запуске с территории другого государства. Невозможность возложить ответственность в этих случаях может быть особенно пагубна для Договора в контексте воен- но-космической деятельности, если к тому же, государство, осуществ- ляющее запуск, не является участником этого Договора. Таким образом, Договор по космосу является, пожалуй, един- ственным международным документом, где наиболее "подробно" рас- сматриваются вопросы контроля над космическими вооружениями и космическая деятельность в военном аспекте вообще. 140

6.2.3. Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны Положения Договора по ПРО в основном касаются запрещения противоракетных систем наземного базирования, т.е. систем, имеющих лишь относительное космическое применение. Тем не менее, краткое положение, запрещающее создание, испытания и развертывание систем или компонентов ПРО космического базирования имеет непреходящее значение в плане регламентации военно-космической деятельности и предотвращения гонки космических вооружений. С момента заключения Договора по ПРО в 1972 году стало оче- видным, что противоракетная оборона должна быть обороной косми- ческого базирования, или по меньшей мере иметь компоненты косми- ческого базирования. Поэтому самыми важными стали те аспекты до- говора, которые относятся к космосу. Поскольку соответствующие по- ложения были сформулированы весьма кратко и сжато, со временем, неизбежно возникли вопросы их толкования. Судя по публичным заяв- лениям представителей СССР и США, а также - по результатам много- летних советско-американских переговоров и консультаций в области ограничений космических вооружений, важные вопросы толкования рассматриваемых положений пока не поддаются успешному решению в рамках Постоянной консультативной комиссии - органа, специально созданного для этой цели и формирования рекомендаций в плане обес- печения эффективности Договора по ПРО. В качестве иллюстраций вопроса толкования запрещающих по- ложений Договора, относящихся к области космических вооружений, интересен анализ дискуссий относительно значений терминов "компо- нент", "создание", и "испытания". "Камнем преткновения" здесь являются Согласованные заявления в связи с Договором, особенно Заявление "D", затрагивающее вопрос о консультациях в связи с появлением систем и компонентов ПРО, осно- ванных на иных, чем это указано в Договоре, физических принципах. Если задаться целью радикально распространить режим контроля над вооружениями на космическое пространство, то Заявление (D) вообще не соответствует ни духу, ни букве Договора. Более того, оно отменяет некоторые его положения. Действительно, если в случае появления во- оружений, основанных на новых физических принципах требуются 141

консультации, то это означает приостановление действия запретитель- ных положений Договора (юридическая практика знает такие случаи). Более того, проблемы в деле конструктивного применения Дого- вора усугубляются трудностями толкования упомянутых выше терми- нов ("компонент", "создание", "испытания"), содержание которых ме- няется по мере развития технологии в силу самой природы этих поня- тий. Так, например, при определении термина "компонент" использо- ваны слова "...состоящая в настоящее время", что с юридической точки зрения указывает на возможность запрещения и других устройств в рассматриваемом качестве и неоднозначность понимания. В статье также не говорится, являются ли компонентами лишь полностью уком- плектованные технические устройства (ракеты, пусковые установки или РЛС) или же этим термином также охватываются поддающиеся идентификации, но не полностью укомплектованные части этих устройств или по американскому определению - "подкомпоненты", от- крывающие путь отработки космического оружия ПРО по частям. О термине "создание". По словам одного из авторов текста Дого- вора Д.Смита "... обе стороны исходили из понимания того, что запрет на создание распространяется на деятельность, осуществляемую после того, как компонент по завершении этапа лабораторных разработок вступает в стадию натурных испытаний, где бы она не осуществлялась. В противном случае возникли бы трудности в осуществлении контроля национальными техническими средствами". Отсюда следует, что, например, эксперименты в космосе по отработке оружия ПРО или его отдельных элементов не запрещены Договором; запреты начинаются с момента испытаний готового образца компонента противоракетной си- стемы. По мнению Д. Смита "толкование русскими термина "создание" соответствует именно этому определению". Однако, судя по заявлению одного из советских авторов Договора по ПРО, "...разграничительная линия (применительно к тому, что запрещается Договором) должна проходить в зависимости от способности национальных технических средств определять, какие именно системы являются системами, свя- занными с противоракетной обороной". Как говорится, комментарии здесь излишни. Что касается термина "испытания" применительно к вопросу предотвращения появления в космосе оружия (интерпретации Ст. 5 Договора), Соединенные Штаты склоняются в пользу такого его тол- 142

кования, согласно которому испытания компонентов представляют со- бой всего лишь "демонстрацию" и что, следовательно, они не запреще- ны Договором. По словам Д.Абрахамсона "... существенная демонстра- ция технологии может проводиться без нарушения запретов, содержа- щихся в Договоре по ПРО". Сегодняшняя реальность подтверждает жизненность такого подхода американской стороны к трактовке и со- блюдению Договора по ПРО в виде, удобном для отработки космиче- ских вооружений. Таким образом, в практику соблюдения Договора по ПРО как-то незаметно вошли новые слова для конъюнктурного толкования его за- претительных положений. "Подкомпонент" - это нечто меньшее, чем "компонент", "исследование" - нечто меньшее, чем “создание”, "демон- страция" - нечто меньшее, чем "испытание". Однако, контроль над вооружениями - это вопрос не лингвисти- ки, а политической воли. Являются ли приемлемыми военные про- граммы, явной целью которых является создание систем космического оружия (пусть даже в противоракетном варианте), если даже они и поддаются контролю с использованием национальных технических средств? Следует ли обеим сторонам продолжать осуществлять экспе- рименты в космосе с использованием систем слежения и наведения, предназначенных для отработки средств, обеспечивающих применение космического оружия, или любые другие эксперименты, связанные с уничтожением там различного рода целей? От ответов на эти вопросы зависят и сдерживающие начала Договора по ПРО. Пока же Договор остается весьма посредственным "инструментом" регулирования (даже на двусторонней основе) военной деятельности в космосе. 6.2.4. Договоры и соглашения, затрагивающие вопросы регулирования военно-космической деятельности В таблице 6.1, взятой из работы Черкаса С.В., представлены ос- новные многосторонние и двусторонние соглашения (включая рас- смотренные в предыдущих пунктах), регламентирующие те или иные аспекты военно-космической деятельности, а также конкретные норма- тивные положения этих документов, их затрагивающие. Несколько слов в качестве комментария к этим данным. Договор о частичном запрещении ядерных испытаний 1963 года, запретив любые ядерные взрывы в космическом пространстве, приоб- 143

рел гораздо большее значение в области контроля над космическими вооружениями, чем это предполагалось в момент его заключения. Так, известно, что электромагнитный импульс (ЭМИ) от ядерного взрыва является весьма эффективным средством для вывода из строя спутни- ков, однако запрещение ядерных испытаний в космосе не позволяет с достаточной точностью определить как эффективность такого оружия, так и средств защиты от него. В настоящее время ядерные взрывы в космическом пространстве рассматриваются в качестве источника энергии для рентгеновских лазеров. Запрет на ядерные взрывы в кос- мическом пространстве служит гарантией того, что испытания такого оружия нельзя провести не нарушая норм международного права. Формулировки Договора 1963 года ясно и недвусмысленно за- прещают ядерные взрывы любого вида и мощности в космосе, являясь, наряду с формулировками Договора о космосе в части запрета на раз- мещение там ядерного оружия, весьма эффективным препятствием для гонки космических вооружений. Другие многосторонние и двусторонние договоры представлен- ные в таблице 6.1 применительно к рассматриваемой проблемной об- ласти, характеризуются статьями документов, представленных в графе "Содержание статей, регламентирующих ВКД". Хочется надеяться, что читатель сам, обращаясь к ней, составит самостоятельное представление о тех аспектах военно-космической де- ятельности, которые могут при неблагоприятной военно-политической ситуации вызвать трения и взаимные упреки на уровне политиков и дипломатов. Дополнительная специальная литература: Черкас С.В. Современные политико-правовые проблемы военно- космической деятельности и основы методологии их исследования. М., МО РФ, 1995; Международное космическое право: Учебник/ Отв. ред. А.С. Пи- радов, М.,1985. Колосов Ю.М. Борьба за мирный космос. М., 1968. Колосов Ю.М., Сташевский С.Г. Борьба за мирный космос (пра- вовые вопросы). М., 1984. 144

145

146

147

148

149

150

151

7. Актуальные вопросы кодификации и прогрессивного развития международного космического права 7.1. Непосредственное телевизионное вещание с помощью искусственных спутников 7.1.1. Политические и правовые аспекты непосредственного телевизионного вещания Решение практических вопросов непосредственного телевизион- ного вещания с помощью искусственных спутников Земли совпало с обострением идеологической борьбы государств с различными соци- альными системами, стремлением прогрессивных сил человечества по- ставить достижения науки и техники на службу гуманизму и во благо человеку. В Советском Союзе космическая связь рассматривалась как каче- ственно новый этап в развитии электросвязи. Большое значение потен- циальных возможностей космической электросвязи было признано международным сообществом уже в 1961 году, то есть всего через че- тыре года после запуска первого искусственного спутника Земли. В ре- золюции 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 года Генеральная Ассамблея ООН выразила мнение, что "как только это будет практически осуще- ствимо, связь с помощью спутников должна стать доступной всем гос- ударствам на всемирной основе, исключающей дискриминацию". В ноябре 1965 года представители социалистических стран, со- бравшиеся на совещание по исследованию космического пространства в мирных целях, признали целесообразным разработать совместными 152

усилиями проект международной системы дальней связи и телевиде- ния с использованием спутников Земли. Важным этапом в развитии международного сотрудничества в области космической электросвязи явилась I Конференция ООН по ис- следованию и использованию космического пространства в мирных целях (Вена, август 1968 год). В документах конференции отмечалась существенная роль Международного союза электросвязи в выработке международных регламентов в области космической связи, в том числе в деле распределения диапазонов частот для будущих систем связи, ре- гистрации частот с целью избежания интерференций между службами связи и создания условий, гарантирующих использование орбит, в частности геостационарных орбит. Согласно Регламенту радиосвязи, являющемуся неотъемлемой частью Международной конвенции электросвязи, радиовещательная спутниковая служба определяется как радиослужба (служба передачи и приема посредством радиоволн изображений и звуков), в которой сиг- налы, передаваемые или ретранслируемые космическими станциями, предназначены для непосредственного приема населением. При этом поясняется, что термин "непосредственный прием" включает как инди- видуальный прием (с помощью простых бытовых установок, и в част- ности установок с небольшими антеннами), так и коллективный прием (с помощью приемных установок, которые в некоторых случаях могут быть сложными и иметь антенны больших размеров, чем используемые для индивидуального приема), предназначенный для использования группой населения в одном месте или с помощью распределенной си- стемы, обслуживающей ограниченную зону. Международный союз электросвязи (МСЭ) в 1978 году выделил для радиовещательной спутниковой службы соответствующие полосы частот и определил, что станции радиовещательной спутниковой службы должны устанавливаться и эксплуатироваться в соответствии с соглашениями и планами, принятыми на конференциях МСЭ. Одно- временно было установлено, что должны использоваться всевозмож- ные технические средства, позволяющие максимально уменьшить из- лучение на территории других стран, если нет предварительного со- глашения с этими странами. Подчеркивая принципиально важную роль МСЭ в международ- ном сотрудничестве по организации и координации космической элек- 153

тросвязи, нельзя не отметить и весьма существенную роль, которую играет в этой области Организация Объединенных Наций. Это объясняется рядом факторов. Прежде всего, космическая электросвязь является неотъемлемой составной частью широкого использования космоса для самых разно- образных практических целей. Без связи космические объекты мертвы. Но и электросвязь в космосе - это не самоцель, а средство обеспечения самых разнообразных задач, решаемых с помощью космической тех- ники. Поэтому международное сотрудничество в области космической электросвязи должно основываться на общих принципах и нормах международного космического права, которые кодифицированы в До- говоре о принципах деятельности государств по исследованию и ис- пользованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года. К таким общим принципам космической деятельности относят- ся, в частности, принцип запрещения национального присвоения ча- стей космического пространства, свободный доступ каждого государ- ства ко всем районам космоса, международная ответственность госу- дарств за национальную космическую деятельность и др. Все это спра- ведливо и в отношении организации космической электросвязи. Отсю- да и роль ООН в этой области, поскольку международное космическое право вот уже на протяжении двух с лишним десятилетий формируется в основном под эгидой ООН, и прежде всего в рамках Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Роль ООН в организации космической электросвязи связана и с тем, что всякая космическая деятельность должна осуществляться в соответствии с международным правом, включая Устав ООН. Это по- ложение отражено в ст.III Договора по космосу: "Государства - участники Договора осуществляют деятельность по исследованию и использованию космического пространства, в том числе Луны и других небесных тел, в соответствии с международным правом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержа- ния международного мира и безопасности и развития международного со- трудничества и взаимопонимания". Будучи проблемой глобального характера, международное со- трудничество в области космической электросвязи неразрывно связано со всем комплексом международных вопросов, которые постоянно находятся в поле зрения ООН, включая, прежде всего вопросы под- 154

держания международного мира и безопасности, разрешения междуна- родных проблем экономического, социального, культурного и гумани- тарного характера и др. Наконец, ООН играет, как известно, координирующую роль по отношению к своим специализированным учреждениям, многие из ко- торых заинтересованы в вопросах космической электросвязи. Среди них: Международный союз электросвязи (МСЭ); Всемирная метеорологическая организация (ВМО); Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО); Международная организация гражданской авиации (ИКАО); Международная морская организация (ИМО) и т.д. Из признания роли ООН в организации космической электросвя- зи вытекает и признание того, что международное сотрудничество в данной области должно основываться не только на принципах косми- ческого права, но и на более широких общепризнанных принципах об- щего международного права. Среди них принципы: неприменение силы или угрозы силой в отношениях между гос- ударствами; мирное урегулирования споров, невмешательство во внутренние дела суверенных государств; сотрудничество в соответствии с Уставом ООН, суверенное ра- венство государств, добровольное выполнение международных обяза- тельств. Одним из важнейших направлений использования космической электросвязи явилось создание систем телевизионного вещания через искусственные спутники Земли. Однако несанкционированное ино- странное непосредственное телевизионное вещание (НТВ) может по- влечь за собой серьезные отрицательные последствия политического, социального, экономического и иного характера на территории приема таких передач. Генеральная Ассамблея ООН в 1966 году поручила Комитету ООН по использованию космического пространства в мирных целях изучить вопросы, относящиеся к различным последствиям осуществ- ления космической связи. 155

В 1967 году Генеральная Ассамблея ООН из всех вопросов кос- мической связи особо выделила проблему НТВ, поручив Комитету ООН по космосу изучить ее с учетом текущих и прогнозируемых со- бытий. В 1968 году Комитет ООН по космосу принял резолюцию об об- разовании Рабочей группы по непосредственному телевизионному ве- щанию с целью изучения всех его аспектов, включая социальные, культурные, правовые и т.д. Инициатива в образовании Рабочей груп- пы принадлежала Канаде и Швеции. С поддержкой такого подхода к проблеме выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН представи- тель СССР. Рабочая группа по НТВ провела в 1969 - 1974 годах пять сессий. На III сессии группы были предложены конкретные документы, направленные на выработку международно-правовых норм, регулиру- ющих спутниковое вещание. Делегация СССР внесла документ под названием "Примерные положения общих принципов использования искусственных спутников Земли для непосредственного радио- и телевизионного вещания", деле- гация Франции - документ под названием "Предлагаемые принципы регулирования прямого вещания через спутники связи". В выводах доклада III сессии Рабочей группы по НТВ признава- лась потенциальная ценность спутникового вещания для расширения потока информации. К сожалению, в нем не отмечалась необходимость проведения различий между допустимой и недопустимой информаци- ей. Рабочая группа по НТВ также обсуждала вопрос о содержании передач. На ее сессиях отмечалось, что каких-либо единых общих кри- териев в данном вопросе не существует. Развивающиеся государства проявляли заметную настороженность в отношении возможного появ- ления в руках развитых держав нового мощного средства пропаган- дистского воздействия на население. Советский Союз придерживался точки зрения о срочной необ- ходимости регламентирования вопроса о содержании передач НТВ. В 1966 году советский представитель подчеркнул важность правовых ин- струментов, предотвращающих использование НТВ вопреки интересам мира. Таким образом, с пониманием отнесясь к озабоченности, прояв- ляемой развивающимися странами, и учитывая их позицию, Советский Союз ставил вопрос шире, заботясь о сохранении мира во всем мире, а 156

не только о предотвращении возможного отрицательного воздействия НТВ на положение внутри отдельных государств. Отметив, что НТВ затрагивает вопросы национального сувере- нитета, и выразив опасение в связи с возможностью его использования в целях пропаганды войны и усиления международной напряженности, чехословацкий представитель на сессии Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу в 1967 году впервые сформулировал неко- торые правовые принципы осуществления космической связи, а имен- но: равное право всех государств использовать космическое про- странство для целей связи; ответственность государств за использование космоса в целях осуществления космической связи; использование космического радио- и телевизионного вещания в интересах международного мира и безопасности; уважение суверенного равенства государств при осуществлении космического радио- и телевизионного вещания. В Первом комитете Генеральной Ассамблеи ООН в том же году представитель ЧССР развил далее эти принципы, подчеркнув необхо- димость учета не только государственного суверенитета, но и государ- ственной безопасности. Выступая за разработку деталей правил осу- ществления НТВ, чехословацкий представитель подчеркнул, что в их основе должны лежать такие принципы, как равенство, отсутствие дис- криминации, укрепление международного мира и безопасности, содей- ствие международному прогрессу и сотрудничеству. При рассмотрении правовых аспектов НТВ возникает вопрос о праве государств осуществлять эту деятельность. Одни юристы на пер- вое место ставят суверенное право государств контролировать на своей территории прием иностранных передач, другие сущность суверените- та в этой области видят в праве государств вести со своей территории любые передачи. При этом большинство ученых обоих направлений исходят из физической природы радиоволн и воздушного простран- ства, через которое они неизбежно проходят, не поддаваясь "таможен- ному контролю". Существо вопроса следует усматривать не в прохождении ра- диоволн через иностранное воздушное пространство, а в содержании той информации, которую они несут. Если государства обладают суве- ренитетом в области организации связи на своей территории, то они не 157

являются абсолютно суверенными в деле распространения междуна- родной массовой информации. С другой стороны, они обладают несомненным правом самосто- ятельно решать вопрос о том, какого рода иностранная массовая ин- формация может достигать их населения. Отсюда вытекает и их право противодействовать распространению на своей территории той массо- вой информации, содержание которой не было согласовано на между- народном уровне. Международно-правовой принцип невмешательства во внутрен- ние дела государств, входящие, по существу, в его внутреннюю компе- тенцию, дает основание утверждать, что вещание на иностранные гос- ударства может рассматриваться в качестве вмешательства во внутрен- ние дела этих государств не только в зависимости от нарушения техни- ческих стандартов вещания, но и в зависимости от самого содержания вещательных программ. Согласно Декларации о принципах междуна- родного права, касающихся дружественных отношений и сотрудниче- ства между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года, принцип невмешательства включает неотъемлемое право каждого гос- ударства "выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме со сто- роны какого бы то ни было другого государства". III сессия Рабочей группы по НТВ признала применимость к спутниковому вещанию некоторых существующих международно- правовых принципов, подтвердив отсутствие "правового вакуума" в этой сфере международных отношений. Вместе с тем некоторые деле- гации выразили мнение, что эти принципы и юридические документы должны быть дополнены принятием конкретных общих принципов, которые способствовали бы налаживанию телевизионных передач с помощью спутников в соответствии с интересами всех государств. В августе 1972 года министр иностранных дел СССР обратился к Генеральному секретарю ООН с просьбой включить в повестку дня 27-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в качестве самостоятельного пункта вопрос "О разработке международной конвенции о принципах использования государствами искусственных спутников Земли для непосредственного телевизионного вещания". Обсуждение на 27-й сессии предложения Советского правитель- ства показало, что большинство государств считает необходимым по- ложить в основу деятельности по использованию государствами искус- 158

ственных спутников Земли для непосредственного телевизионного ве- щания принципы уважения суверенитета, невмешательства во внут- ренние дела, равенства и взаимной выгоды. Что касается "свободного потока сообщений", то члены ООН заявили о намерении обеспечить его "на основе строгого соблюдения суверенных прав государств". Принятая сессией резолюция в преамбуле содержала многие важнейшие положения советского документа, представленного на сес- сии. Однако сессия ограничилась только рекомендациями о разработке принципов НТВ в целях заключения международного соглашения или соглашений, разработка которых была поручена Комитету ООН по космосу. Единственной делегацией, голосовавшей против, была деле- гация США, проповедующая принцип полной и ничем не ограничен- ной свободы в деле распространения информации. В 1981 году Комитет по космосу в основном завершил разработ- ку принципов НТВ, передача которых на одобрение Генеральной Ас- самблеи ООН блокировалась делегацией США, использовавшей в этих целях принцип консенсуса. На 37-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе группы развивающихся государств текст принципов был оформлен в виде проекта резолюции. 10 декабря 1982 года резолюция 37/92 была принята 107 голосами. Против нее проголосовали 13 делегаций, в том числе США, Англия, ФРГ, Япония. 7.1.2. Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания В резолюции 27/92 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1982 года были одобрены Принципы использования государствами ис- кусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания. Генеральная Ассамблея отметила роль резолюции 2916 (XXVII) от 9 ноября 1972 года, принятой по инициативе Советского Союза. В ней были подчеркнуты необходимость разработки принципов исполь- зования государствами искусственных спутников Земли для междуна- 159

родного непосредственного телевизионного вещания и важность за- ключения соответствующего международного соглашения или согла- шений. Ссылки на резолюции 3182 (XXVIII) от 18 декабря 1973 года, 3234 (XXIX) от 12 ноября 1974 года, 3388 (XXX) от 18 ноября 1975 го- да, 31/8 от 8 ноября 1976 года, 32/196 от 20 декабря 1977 года, 33/16 от 10 ноября 1978 года, 34/66 от 5 декабря 1979 года, 35/14 от 3 ноября 1980 года и 36/35 от 18 ноября 1981 года, в которой было постановлено рассмотреть на тридцать седьмой сессии вопрос о принятии проекта принципов использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного веща- ния, показывают сложность и кропотливость работы по подготовке итогового документа, проведенной за десять лет после отмеченной 27- й сессии. Принципы использования государствами искусственных спут- ников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания излагаются в приложении к резолюции. Целями и задачами НТВ являются: свободное распространение информации и знаний в области культуры и науки, взаимный обмен ими; содействие развитию образования, социальному и экономиче- скому развитию, особенно в развивающихся странах; повышение качества жизни всех народов и обеспечение досуга при должном уважении политической и культурной ценности госу- дарств. В резолюции особо было подчеркнуто, что "деятельность в области международного непосредственного телеви- зионного вещания с помощью спутников должна осуществляться таким об- разом, чтобы она была совместима с суверенными правами государств, включая принцип невмешательства, а также с правом каждого искать, полу- чать и распространять информацию и идеи, как это зафиксировано в соот- ветствующих документах Организации Объединенных Наций". В разделе целей и задач НТВ также отмечается, что "деятельность должна осуществляться таким образом, чтобы она бы- ла совместимой с развитием взаимопонимания и укрепления дружественных отношений между всеми государствами и народами в интересах поддержа- ния международного мира и безопасности". 160

Таким образом, отвергается неограниченная "свобода" в области распространения информации с использованием НТВ. Принципы определяют применимость международного права: "Деятельность в области международного непосредственного телеви- зионного вещания с помощью спутников должна осуществляться в соответ- ствии с международным правом, включая Устав Организации Объединен- ных Наций, Договора о принципах деятельности государств по исследова- нию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 27 января 1967 года, применимые положения Междуна- родной конвенции электросвязи и ее Регламента радиосвязи и международ- ных документов, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами и прав человека". В соответствии с принципами для государств закрепляется "равное право осуществлять деятельность в области международного непосредственного телевизионного вещания с помощью спутников и санк- ционировать осуществление такой деятельности лицами и организациями, находящимися под его юрисдикцией", и открытость доступа к технологиям вещания без дискримина- ции на условиях, взаимно согласованных всеми заинтересованными сторонами. В плане международного сотрудничества отмечается, что "особое внимание должно уделяться нуждам развивающихся стран в деле использования международного непосредственного телевизионного вещания с помощью спутников в целях ускорения их национального разви- тия". Принятый документ подтверждает также, что "любой международный спор, который может возникнуть в результа- те деятельности, охватываемой настоящими принципами, должен разре- шаться с помощью установленных процедур мирного урегулирования спо- ров, согласованных сторонами в споре, в соответствии с положениями Уста- ва Организации Объединенных Наций". Особо важным является принцип, устанавливающий ответ- ственность государств за деятельность в области международного НТВ, осуществляемую самими государствами или под их юрисдикци- 161

ей, и за соответствие любой такой деятельности принципам, изложен- ным в принятой резолюции. Узловым положением является обязанность проведения кон- сультаций между государством вещания и государством приема пла- нируемого НТВ и заключения соглашений или иных договоренностей, служащих основанием для начала осуществления НТВ. По существу, это является выражением принципа предварительного согласия госу- дарства на передачи НТВ, предназначенные для его территории. Такие соглашения и договоренности должны соответствовать надлежащим документам Международного союза электросвязи (в части технических требований) и принципам, изложенным в данной резолюции. В документе особо подчеркивается роль Организации Объеди- ненных Наций, которая должна сделать максимально открытый доступ к информации о деятельности в области НТВ: "В целях содействия международному сотрудничеству в исследова- нии и использовании космического пространства в мирных целях государ- ства, осуществляющие деятельность в области международного непосред- ственного телевизионного вещания с помощью спутников или санкциони- рующие ее осуществление, должны в максимально возможной степени ин- формировать Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о характере такой деятельности. По получении этой информации Генераль- ный секретарь должен незамедлительно и эффективно довести ее до сведе- ния соответствующих специализированных учреждений, а также обще- ственности и международного научного сообщества". Принятие принципов использования государствами искусствен- ных спутников Земли для международного непосредственного телеви- зионного вещания имеет большое значение для предотвращения попы- ток воздействия на государства и их население методами и в форме несовместимыми с общечеловеческими принципами (пропаганда ра- сизма, войны, культов религиозных запрещенных сект и т.д.). При этом отметим, что НТВ является уникальным средством ве- дения информационной войны, которую в США рассматривают в каче- стве одной из основных компонент во взглядах на "новую революцию в военном деле" до 2020 года. Напомним, что на 37-й сессии Генераль- ной Ассамблеи ООН 10 декабря 1982 года за резолюцию 37/92 прого- лосовало 107 стран. Против нее проголосовали 13 делегаций, в том числе ведущие державы мира - США, Англия, ФРГ, Япония. 162

Поэтому предстоит еще борьба за превращение принятых прин- ципов, носящих характер рекомендаций, в обязательные для соблюде- ния договорные нормы, то есть за принятие на базе этих принципов международной конвенции. Общность позиций миролюбивых стран в этом вопросе является хорошей основой для его успешного решения. 7.2. Дистанционное зондирование Земли с помощью искусственных спутников 7.2.1. Политические и правовые аспекты осуществления дистанционного зондирования Земли с помощью искусственных спутников Искусственные спутники позволяют наблюдать за состоянием поверхности Земли и окружающей ее среды и, в отличие от авиацион- ных средств, обеспечивают большую широту обзора и оперативность в повторных наблюдениях одних и тех же районов, дают возможность фиксировать динамику происходящих процессов. Определение понятия дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) содержится в нескольких международных документах. В Конвенции о передаче и использовании данных дистанцион- ного зондирования Земли из космоса, заключенной между социалисти- ческими государствами 19 мая 1978 года: "Термин "дистанционное зондирование Земли из космоса" означает наблюдение и измерение энергетических и поляризационных характеристик собственного и отраженного излучения элементов суши, океана и атмосфе- ры Земли в различных диапазонах электромагнитных волн, способствующие определению местонахождения, описанию характеристик и временной из- менчивости естественных природных параметров и явлений, природных ре- сурсов Земли, окружающей среды, а также антропогенных объектов и обра- зований". Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства, принятые 3 декабря 1986 года [резолюция 41/65 Генеральной Ассамблеи], содержат следующее определение: 163

"термин "дистанционное зондирование" означает зондирование по- верхности Земли из космоса с использованием свойств электромагнитных волн, излучаемых, отражаемых или рассеиваемых зондируемыми объекта- ми, с целью лучшего распоряжения природными ресурсами, совершенство- вания землепользования и охраны окружающей среды". ДЗЗ широко используется в научных и народнохозяйственных интересах. Например, с целью получения данных для прогнозирования залегания полезных ископаемых, о состоянии лесного, травяного, лед- никового покровов, сельскохозяйственных угодий, рыбных запасов, о загрязнении окружающей среды, для получения метеорологических данных и сведений о стихийных бедствиях (ураганах, тайфунах, навод- нениях, лесных пожарах и др.) с целью выяснения нанесенного ими ущерба или предупреждения об их приближении. В США успешно используется для решения задач ДЗЗ система на базе космического аппарата "Лэндсат", в России - космического ап- парата "Ресурс-Ф", позволяющего получать высококачественные цвет- ные снимки с интегральной разрешающей способностью, не превыша- ющей 5 метров. На сессии Научно-технического подкомитета ООН по космосу в 1978 году советская делегация распространила документ, посвященный вопросам дистанционного зондирования Земли средствами космиче- ской техники, в котором указывалось, что накоплен опыт, позволяю- щий приступить к созданию постоянно действующей космической си- стемы для изучения Земли и окружающей среды. В документе подчер- кивалось, что сотрудничество государств в области ДЗЗ должно разви- ваться на основе равенства и уважения суверенного права всех госу- дарств распоряжаться своими природными ресурсами и информацией о них. В России материалы ДЗЗ используются для решения научных и практических задач в области геологии, водной, рыбопромысловой и других отраслей деятельности. Использование данных ДЗЗ дает боль- шой экономический эффект. Поскольку в получении материалов дистанционного зондирова- ния заинтересованы многие государства, а осуществлять соответству- ющую космическую деятельность могут лишь некоторые из них, большое значение приобретает международное сотрудничество в обла- сти ДЗЗ. В связи с тем, что некоторые данные, относящиеся к территори- ям государств, могут стать источниками информации, нежелательной 164

для ее передачи третьим странам, вокруг вопроса о порядке распро- странения данных ДЗЗ развернулась острая борьба. Большое внимание проблемам ДЗЗ было уделено на II Конфе- ренции ООН по исследованию и использованию космического про- странства в мирных целях (Вена, 1982 г.). Большинство делегаций на конференции отмечали полезность и ценность дистанционного зондирования Земли с помощью спутников. Полученные с помощью спутников данные позволяют точнее предска- зать урожай, лучше использовать лесные и другие ресурсы, определять расположение месторождений полезных ископаемых. Ряд стран выра- зили озабоченность в связи с тем, что может возникнуть такое положе- ние, когда данные ДЗЗ, относящиеся к одному государству, будут ис- пользоваться в коммерческих или иных целях другой стороной. Поэто- му отмечалась важность заключения соглашений о принципах, регули- рующих использование данных дистанционного зондирования. Многие делегации указывали на опасность использования дан- ных ДЗЗ в военных целях или для вмешательства в осуществление странами своих прав в отношении их территорий и природных ресур- сов. Обоснованность этих опасений была очевидна. Так, средства массовой информации США сообщили о передаче Англии данных, по- лученных с американских спутников, об обстановке в районе Мальвин- ских (Фолклендских) островов во время англо-аргентинского конфлик- та 1982 года, а также данных по Ливану в интересах проведения агрес- сии Израиля. В связи с этим развивающиеся страны считали важным отразить в докладе Конференции необходимость разработки принципов дистан- ционного зондирования Земли, чтобы исключить возможность переда- чи третьим сторонам данных, получаемых одним государством и отно- сящихся к территории другого государства, без предварительного со- гласия на это со стороны последнего. Делегация США не поддержала это предложение, желая обеспечить "свободный рынок" для данных, получаемых с помощью системы дистанционного зондирования "Лэнд- сат". Это свидетельствовало об экспансионистском характере политики США в области прикладного использования космической техники и необходимости закрепления принципа, запрещающего использовать данные ДЗЗ в ущерб интересам зондируемых государств. 165

В соответствии с рекомендацией, содержащейся в резолюции 2733 С (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН, Научно-технический под- комитет Комитета ООН по космосу в 1971 году принял решение об учреждении Рабочей группы по дистанционному зондированию Земли с помощью спутников. Результаты деятельности этой группы в 1971- 1973 годах подтвердили необходимость достижения договоренностей по научно-техническим, экономическим и организационным аспектам дистанционного зондирования Земли и принятия соответствующих правовых принципов. Против разработки международно-правового ре- жима ДЗЗ выступили США и некоторые их союзники. Однако благода- ря совместным усилиям СССР и других государств в 1973 году удалось активизировать направление деятельности Юридического подкомите- та, что выразилось, в частности, во внесении рядом государств (СССР, Аргентина, Бразилия, Франция) проекта международного соглашения о принципах использования дистанционного зондирования Земли с по- мощью спутников. С учетом дискуссии в Юридическом подкомитете Советский Союз уточнил свою позицию и внес на рассмотрение Комитета ООН по космосу предложение закрепить принцип предварительного согла- сия зондируемого государства на распространение определенной кате- гории данных ДЗЗ о его территории. Согласно этому принципу за каждым государством признается право заявить, что определенные виды первичных данных и интерпре- тированной информации ДЗЗ, относящихся к его территории, могут быть преданы гласности или переданы третьим государствам, их юри- дическим или физическим лицам только с явно выраженного согласия государства, сделавшего такое заявление. Указанное заявление может относиться к первичным данным ДЗЗ с разрешением на местности 50 метров и лучше и интерпретированной информации ДЗЗ, полученной на основе этих данных. В 1978 году между социалистическими странами была заключе- на Конвенция о передаче и использовании данных дистанционного зондирования Земли из космоса. В статье IV Конвенции говорилось: "Договаривающаяся Сторона, располагающая относящимися к тер- ритории другой Договаривающейся Стороны первичными данными дистан- ционного зондирования Земли из космоса, с разрешением на местности лучше 50 метров, не предает их гласности и не передает их кому бы то ни 166

было без явно выраженного на то согласия Договаривающейся Стороны, ко- торой принадлежат зондируемые территории, а также не использует их и любые другие данные каким бы то ни было образом во вред этой Договари- вающейся Стороне". США и их ближайшие союзники выступили против междуна- родно-правовых ограничений в деле распространения и использования материалов ДЗЗ. Их позиция - установление режима "свободного рын- ка" данных ДЗЗ, цель - не допустить выработки любых международно- правовых соглашений, которые могли бы помешать бесконтрольному использованию космической техники в ущерб законным интересам всех других членов международного сообщества. Свою позицию они обосновывали тем, что в космическом пространстве якобы существует ничем не ограниченная свобода действий и что государства будто бы вправе осуществлять там практически любую деятельность без каких- либо ограничений. В основу рабочего документа США, представленного в ООН в феврале 1975 года, был положен принцип, согласно которому государ- ства, осуществляющие дистанционное зондирование территорий дру- гих государств, имеют право бесконтрольно пользоваться полученны- ми данными. Представленный США документ предусматривал, что "государство, получающее непосредственно со спутников данные о природной среде Земли, представляет данные заинтересованным госу- дарствам, международным организациям, отдельным лицам, научным и другим обществам на своевременной, справедливой и не на дискри- минационной основе". Для расширения возможностей государств, ор- ганизаций и частных лиц воспользоваться сведениями, полученными путем ДЗЗ, государства должны публиковать каталоги или другие со- ответствующие издания, содержащие указание о доступности данных, полученных ими со спутников. В документе США ничего не сказано ни о суверенных правах государства на свои природные ресурсы, ни о каких-либо ограничени- ях, вытекающих в связи с этим в отношении дистанционного зондиро- вания иностранной территории. Особо яростное противоборство со стороны США и их ближай- ших союзников встретило требование ряда государств установить в международных отношениях норму, закрепляющую принцип предва- рительного согласия зондируемого государства на распространение данных и информации ДЗЗ. 167

Как заявил представитель США в Комитете ООН по космосу: "Соединенные Штаты рассчитывают на использование данных ди- станционного зондирования международными пользователями и поощряют это. Мы планируем продолжать нашу политику не дискриминационного от- крытого распространения данных типа "Лэндсат". Мы будем по-прежнему снабжать данными иностранных пользователей в соответствии с политикой цен, применяемой к внутренним пользователям Соединенных Штатов. ... Первичные данные, получаемые при помощи "Лэндсат", может купить лю- бая страна мира либо в форме магнитных лент, либо в так называемом ил- люстрированном цветном изображении с внесенными уже поправками на ошибки по измерению и использованию". Принцип свободы распространения данных ДЗЗ поддержал ряд государств: Япония, Швеция, ФРГ, Италия, Нидерланды. Они сосла- лись на то, что введение ограничительного режима распространения данных и информации ДЗЗ может якобы осложнить международное сотрудничество в данной области и создаст исключительные преиму- щества для зондирующего государства, которое пользуется "монополи- ей" на эти данные и может "утаить" их от государства, к территории которого они относятся. Проблема осуществления ДЗЗ в экономических целях получила широкое освещение в юридической литературе. По вопросу о право- мерности осуществления дистанционного зондирования территорий иностранных государств среди ученых существуют две точки зрения. Незначительная их часть признает противоправность зондиро- вания иностранных территорий без согласия соответствующих прави- тельств. Сторонники концепции указывают, что "хотя ДЗЗ представля- ет собой деятельность, осуществляемую не на территории зондируемо- го государства, ее последствия оказывают влияние на международные отношения зондируемого государства и таким образом ущемляют су- веренные права этого государства". Основной порок концепции в том, что абсолютизируется принцип уважения государственного суверени- тета в ущерб практической заинтересованности всех стран в деле изу- чения Земли из космоса. Большинство специалистов считают, что ДЗЗ с помощью косми- ческих средств является правомерной деятельностью. Таким образом, проблема ДЗЗ является исключительно сложной. Существующие подходы к ее решению весьма противоречивы и во многом взаимно исключают друг друга. 168

Принцип, согласно которому государства, осуществляющие ди- станционное зондирование территорий других государств, имеют пра- во бесконтрольно пользоваться полученными данными, практически не учитывает суверенные права государств на свои природные ресурсы и безопасность. Абсолютизация экономических аспектов приводит к значительным осложнениям в деле изучения Земли из космоса. На этом фоне наиболее взвешенными были предложения Советского Союза и его союзников, определяющих принцип предварительного согласия зондируемого государства на распространение определенной катего- рии данных ДЗЗ о его территории. В результате сложных переговоров между государствами и об- суждения проблемы на уровне Генеральной Ассамблеи ООН только 3 декабря 1986 года удалось принять резолюцию 41/65 Генеральной Ас- самблеи, в которой определяются Принципы, касающиеся дистанцион- ного зондирования Земли из космического пространства. 7.2.2. Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства В резолюции 41/65 Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 года были одобрены Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства. В преамбуле Генеральная Ассамблея ООН отметила роль резо- люции 3234 (XXIX) от 12 ноября 1974 года, в которой она просила Ко- митет по использованию космического пространства в мирных целях и его Юридический подкомитет рассмотреть вопрос о правовых послед- ствиях дистанционного зондирования Земли из космоса, а также резо- люций 3388 (XXX) от 18 ноября 1975 года, 31/8 от 8 ноября 1976 года, 32/196 А от 20 декабря 1977 года, 33/16 от 10 ноября 1978 года, 34/66 от 5 декабря 1979 года, 35/14 от 3 ноября 1980 года, 36/35 от 18 ноября 1981 года, 37/89 от 10 декабря 1982 года, 38/80 от 15 декабря 1983 года, 39/96 от 14 декабря 1984 года и 40/162 от 16 декабря 1985 года, в кото- рых она призвала к подробному рассмотрению правовых последствий дистанционного зондирования Земли из космоса с целью разработки проекта принципов, касающихся дистанционного зондирования. 169

Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космоса, начинаются с подробного определения терминов, что весьма актуально в плане практического и теоретического проведения работ по рассматриваемой проблеме. Среди них: "а) термин "дистанционное зондирование" означает зондирование поверхности Земли из космоса с использованием свойств электромагнитных волн, излучаемых, отражаемых или рассеиваемых зондируемыми объекта- ми, с целью лучшего распоряжения природными ресурсами, совершенство- вания землепользования и охраны окружающей среды; b) термин "первичные данные" означает необработанные данные, ко- торые получаются с помощью аппаратуры дистанционного зондирования, установленной на борту космического объекта, которые передаются или до- ставляются на Землю из космоса посредством телеметрии и в виде электро- магнитных сигналов, фотопленки, магнитной ленты или какими-либо дру- гими способами; с) термин "обработанные данные" означает материалы, полученные в результате такой обработки первичных данных, которая необходима для обеспечения возможности пользоваться этими данными; d) термин "проанализированная информация" означает информацию, полученную в результате интерпретации обработанных данных, дополни- тельно введенных данных и сведений из других источников; е) термин "деятельность по дистанционному зондированию" означает эксплуатацию космических систем дистанционного зондирования, станций по приему и накоплению первичных данных и деятельность по обработке, интерпретации и распространению обработанных данных". В резолюции особо отмечается, что деятельность по дистанци- онному зондированию Земли должна осуществляться на благо и в ин- тересах всех стран, независимо от уровня их экономического, социаль- ного или научно-технического развития. Особо подчеркивается необ- ходимость учета нужд развивающихся стран. Принципы определяют применимость международного права в отношениях субъектов и исключают наличие правового вакуума в их деятельности по дистанционному зондированию Земли: "Деятельность по дистанционному зондированию осуществляется в соответствии с международным правом, включая Устав Организации Объ- единенных Наций, Договор о принципах деятельности государств по иссле- дованию и использованию космического пространства, включая Луну и дру- 170

гие небесные тела, и соответствующие документы Международного союза электросвязи". В результате долгой и кропотливой работы делегации Советско- го Союза и его союзников не удалось преодолеть сопротивление стран- сторонников принципа "полной свободы действий" во главе с США. Основной принцип деятельности по ДЗЗ в окончательном виде был сформулирован в тексте резолюции в следующей компромиссной фор- мулировке: "... деятельность осуществляется на основе уважения принципа пол- ного и постоянного суверенитета всех государств и народов над своими бо- гатствами и природными ресурсами с должным учетом признаваемых по международному праву прав и интересов других государств и организаций, находящихся под их юрисдикцией. Подобная деятельность должна осу- ществляться таким образом, чтобы не наносить ущерба законным правам и интересам зондируемого государства". Государства, осуществляющие деятельность по дистанционному зондированию, должны содействовать международному сотрудниче- ству в этой деятельности и представляют другим государствам воз- можности для участия в ней. Такое участие должно основываться в каждом случае на справедливых и взаимно приемлемых условиях. Для получения максимальных выгод от деятельности по дистан- ционному зондированию государства поощряются к тому, чтобы в со- глашениях или иных договоренностях предусматривались создание и эксплуатация станций по приему и накоплению данных и установок по обработке и интерпретации данных, в частности в рамках региональ- ных соглашений и договоренностей, когда это возможно. Принятые Принципы подчеркивают особую роль Организации Объединенных Наций и соответствующих учреждений системы Орга- низации Объединенных Наций по содействию международному со- трудничеству, включая техническую помощь и координацию, в обла- сти дистанционного зондирования. На государство, осуществляющее программу дистанционного зондирования Земли, накладывается обязанность информировать Гене- рального секретаря Организации Объединенных Наций о своей дея- тельности. Возможности космических средств позволяют обеспечить реше- ние задач экологического мониторинга Земли и свести к минимуму по- 171

следствия от стихийных бедствий. Поэтому государства взяли на себя следующие обязательства и закрепили их в принятых Принципах: "Дистанционное зондирование должно содействовать охране при- родной среды Земли. С этой целью участвующие в деятельности по дистан- ционному зондированию государства, которые установили, что в их распо- ряжении имеется информация, способная предотвратить любое вредное для природной среды Земли явление, сообщают эту информацию соответству- ющим государствам". "Дистанционное зондирование должно содействовать защите челове- чества от стихийных бедствий. С этой целью участвующие в деятельности по дистанционному зондированию государства, которые установили, что в их распоряжении имеются обработанные данные и проанализированная ин- формация, которые могут быть полезными для государств, пострадавших от стихийных бедствий или подвергающихся опасности от надвигающихся стихийных бедствий, передают такие данные и информацию соответствую- щим государствам по возможности в кратчайшие сроки". К сожалению, принятые Принципы не вводят ограничений на порядок распространения первичных и обработанных данных, проана- лизированной информации дистанционного зондирования в зависимо- сти от суверенных интересов зондируемых государств. По сути дела разрешается свобода распространения данных с ограничениями, опре- деляемыми моральными нормами международного сообщества, кото- рое существенно зависит от политических и конъюнктурных взглядов отдельных государств и их коалиций. 7.3. Использование в космосе ядерных источников энергии 7.3.1. Правовые аспекты использования в космосе ядерных источников энергии Получение ядерной энергии и выход в космическое простран- ство явились важнейшим достижением человечества в современную эпоху. Бурный прогресс науки и техники обусловил объективную необходимость сочетания этих двух направлений деятельности челове- 172

ка, привел к тому, что на борту космических объектов стали использо- ваться ядерные источники энергии (ЯИЭ). В качестве примеров можно привести использование ЯИЭ на межпланетных станциях, которые удаляются от Солнца и функциони- руют длительное время, космические локаторы, которые требуют мощные источника энергии. На космических объектах используются ЯИЭ двух типов - ра- диоизотопные генераторы и ядерные реакторы. Радиоизотопные генераторы состоят из радиоактивных топ- ливных элементов, окруженных системой преобразования энергии. Ра- диоизотоп распадается, излучая ионизирующую радиацию, которая при поглощении переходит в тепло и может быть преобразована в дру- гие формы энергии. Ядерные реакторы получают тепловую энергию за счет управ- ляемой реакции деления урана-235. Реактор состоит из активной зоны из обогащенного урана с отражателем, генерирующим тепло для воз- можного преобразования в другие формы энергии. Топливо, применяемое в ЯИЭ, обладает повышенной опасно- стью и требует принятия специальных мер предосторожности. Аварии, которые могут происходить с космическими объектами, оснащенными ЯИЭ, имеют особый характер, ликвидация их последствий в значи- тельной степени отличается от случаев аварии обычных космических объектов. В 1978 году для рассмотрения проблемы, связанной с примене- нием ЯИЭ на борту космических объектов, в Научно-техническом под- комитете Комитета ООН по космосу была создана специальная рабо- чая группа. В течение ряда лет группа, объединившая видных специа- листов и ученых из многих стран, обсуждала различные аспекты ис- пользования ЯИЭ в космосе. Доклады группы представляют собой се- рьезное исследование различных вопросов, возникающих в связи с применением ядерных энергоустановок в космическом пространстве. В 1980 году в соответствии с резолюцией Генеральной Ассам- блеи ООН 34/66 в повестку дня Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу был включен вопрос "Обзор существующих норм международного права, относящегося к космической деятельности, с целью определения целесообразности его дополнения положениями, касающимися использования ЯИЭ в космосе". 173

В 1981 году в рамках Юридического подкомитета была образо- вана рабочая группа, а сам вопрос был озаглавлен несколько иначе, а именно - "Рассмотрение возможности дополнения норм международ- ного права, касающихся использования ЯИЭ в космическом простран- стве". Космические объекты с ЯИЭ на борту при обычных условиях ничем не отличаются от прочих космических объектов, и все действу- ющее международное космическое право полностью применимо к межгосударственным отношениям по поводу использования космиче- ских объектов, оснащенных ядерными энергоустановками. Вместе с тем космические объекты с ЯИЭ наряду с теми харак- теристиками, которые объединяют их со всеми другими объектами, об- ладают спецификой, которая выражается в используемом в данных энергоустановках ядерном топливе, имеющем повышенную опасность и требующем особых мер безопасности. Договор по космосу и другие универсальные соглашения по космосу разрабатывались в то время, когда ЯИЭ в космосе использовались лишь экспериментально, и в силу этого в указанных международно-правовых документах не нашли должного решения проблемы, возникающие в связи с применением ядерных энергоустановок на борту космических объектов. В случае аварии такого космического объекта могут возникать вопросы, требующие дополнительного международно-правового регу- лирования. Космический объект с ЯИЭ или его радиоактивные части могут приземлиться на территории иностранного государства. Причем харак- тер подобного инцидента будет весьма отличаться от случая падения на Землю обычного объекта или его остатков. Следует учитывать, что вопрос об обеспечении безопасности при использовании ЯИЭ на борту космического объекта возникает в практическом плане лишь в случае попадания этого объекта в атмо- сферу или на поверхность Земли, то есть на стадии его запуска или на заключительном этапе полета. Во время космического полета объект с ЯИЭ не предоставляет опасности для Земли и ее окружающей среды. Что касается опасности радиоактивного загрязнения небесных тел в ре- зультате нахождения на них объектов с ЯИЭ, то представляется, что при современном уровне развития техники едва ли нужно идти дальше ст.IX Договора по космосу, содержащей общее обязательство, в соот- 174

ветствии с которым государствам-участникам следует избегать вредно- го загрязнения небесных тел. Технические аспекты и меры безопасности при использовании ЯИЭ в космосе обсуждались в 1979 - 1981 годах в рабочей группе Научно-технического подкомитета Комитета ООН по космосу, в кото- ром участвовали представители почти 30 стран. В итоге длительной дискуссии группа смогла сформулировать на основе консенсуса целый ряд выводов, в том числе по вопросам обеспечения безопасности при запуске в космос аппаратов с ЯИЭ на борту. Общими выводами, касающимися безопасности при применении ЯИЭ на борту космических аппаратов, являлись: безопасность радиоизотопных систем обеспечивается путем контролирования их с таким расчетом, чтобы радиоизотопы с большой долей вероятности находились в закрытой капсуле при нормальных и допустимых ненормальных условиях. Такая конструкция должна обес- печить минимальную утечку радиоактивных веществ с разумно высо- кой долей вероятности при всех допустимых обстоятельствах, включая аварии при запуске, входе в атмосферу, падении на Землю и погруже- нии в воду; использование реакторных систем с применением урана-235 не создает каких-либо трудностей при переводе их в рабочее состояние и эксплуатации на достаточно высоких орбитах, обеспечивающих время, необходимое для распада радиоактивных материалов в космическом пространстве до безопасного уровня после выполнения задания. Если реакторы предназначены для использования на низких орбитах, кото- рые не обеспечивают достаточного времени для распада радиоактив- ных материалов до приемлемого уровня, то безопасность будет зави- сеть от начала функционирования на орбите и от успешного перевода ЯИЭ на более высокую орбиту после выполнения задачи. В случае не- удачи с переводом на более высокую орбиту эта система должна быть способна при всех допустимых обстоятельствах диспергировать радио- активный материал таким образом, чтобы при выпадении этих матери- алов на поверхность Земли радиационная обстановка соответствовала рекомендациям Международной комиссии по радиологической защите (МКРЗ) в случаях, когда они применимы. Отдельной проблемой при разработке международно-правовых правил использования ЯИЭ в космосе является ограничение дозы ра- 175

диоактивного облучения людей, которое может иметь место в резуль- тате этой деятельности. В международном праве эта проблема возника- ет в тех случаях, когда облучение может затрагивать население и окружающую среду иностранных государств. Проблема применения рекомендаций МКРЗ к использованию ЯИЭ в космосе обсуждалась в рабочей группе Научно-технического подкомитета в 1979 - 1981 годах. В третьем докладе группы, имелся специальный раздел "Рекомендации Международной комиссии по ра- диологической защите". Содержащиеся в этом разделе выводы можно условно разделить на две категории. В первую из них входят выводы об общих рекомендациях МКРЗ, которые, по мнению группы, следует применять к использованию ЯИЭ в космосе. Так, в докладе группы указывалось, что она особо отметила следующие рекомендации МКРЗ, содержащиеся в публикации 26 этой комиссии: а) никакой вид деятельности не должен вводиться в практику, если его применение не даст реальную "чистую" пользу; б) все дозы облучения должны поддерживаться на таких низких уровнях, какие только можно разумно достичь с учетом экономических и социальных факторов; в) эквивалентная доза облучения людей не должна превышать предела, рекомендованного комиссией для соответствующих условий. Рабочая группа согласилась, что соответствующие меры радиа- ционной защиты на всех фазах полета космического аппарата с ЯИЭ должны, там где это уместно, опираться на существующие и признан- ные основные стандарты и рекомендации МКРЗ. Одним из аспектов проблемы разработки специальных между- народно-правовых положений, регулирующих использование ядерных источников энергии в космосе, является уведомление о такой деятель- ности со стороны запускающего государства. Вопросы уведомления о применении ЯИЭ на борту космических объектов обсуждались в рабочей группе по техническим аспектам и мерам безопасности, касающимся использования ЯИЭ в космическом пространстве, созданной в Научно-техническом подкомитете Комитета ООН по космосу в соответствии с резолюцией 33/16 Генеральной Ас- самблеи ООН от 10 ноября 1978 года. В той же резолюции, одобренной Ассамблеей без голосования, содержалась просьба к государствам, осуществляющим запуски кос- мических объектов, информировать заинтересованные государства в 176

том случае, если на космическом объекте с ядерным источником энер- гии на борту появляется неисправность и возникает опасность возвра- щения радиоактивных материалов на Землю. Уже в 1979 году на своей первой сессии рабочая группа по ЯИЭ пришла к выводу, "государства должны быть информированы о воз- можном возвращении космического корабля с ЯИЭ или возникновении неисправности на его борту, с тем чтобы соответствующие государства могли принять необходимые меры предосторожности. Необходимо как можно раньше уведомлять о таком происшествии". В итоге сессии технические эксперты и специалисты, входящие в состав группы, смогли единодушно согласовать форму уведомления. Располагая такими данными, государство, на территории которого произошло падение, может определить степень радиологической опас- ности, объем и вид технических средств, а также количество специали- стов, требующихся для ликвидации последствий инцидента. Вопросы уведомления об использовании ЯИЭ в космическом пространстве всесторонне рассматривались в Юридическом подкоми- тете Комитета ООН по космосу. Особо активно они обсуждались на сессии рабочей группы этого подкомитета, состоявшейся в 1983 году. В результате группе удалось согласовать следующий текст: "Любое государство, запускающее космический объект с ядерным источником энергии на борту, должно своевременно информировать заин- тересованные государства в том случае, если на этом космическом объекте появляются неисправности и возникают опасности возвращения радиоак- тивных материалов на Землю". Группа согласовала формат передаваемых данных, и необходи- мость передачи их Генеральному секретарю Организации Объединен- ных Наций. Если радиоактивные остатки от спутника упали на территорию запустившего его государства, то необходимые операции могут прово- диться этими государствами самостоятельно либо с помощью другой страны, в которой она вправе отказать. Если же радиоактивные остатки спутника оказались на иностранной территории и запустившее объект государство в них не заинтересовано, то ситуация меняется. Разумеет- ся, пострадавшее государство имеет полное право само, без чьей-либо помощи принять меры по ликвидации последствий происшедшего ин- цидента. Однако, если оно обратится за помощью к государству, запу- 177

стившему этот космический объект, то последнее не может отказать в предоставлении необходимой помощи. Представитель СССР на XXV сессии Комитета ООН по космосу отметил практическую важность вопросов оказания помощи государ- ствам, которые могут пострадать в результате аварии космического объекта с ЯИЭ на борту. Он указал, что "эта область, имеющая чрезвы- чайно гуманный характер, представляет интерес для всех государств, как космических, так и не осуществляющих самостоятельных запусков в космос". Урегулирование этого вопроса могло бы оказаться полезным с учетом того, что не все государства располагают надлежащими сред- ствами для ликвидации последствий радиационных аварий, хотя веро- ятность причинения ущерба в результате таких аварий остается крайне проблематичной. Запускающие государства более всего заинтересова- ны в обеспечении безопасности эксплуатации ЯИЭ на борту космиче- ских аппаратов и предусматривают различные технические способы предотвращения попадания на Землю радиоактивных материалов. В результате работы всех заинтересованных государств были сформулированы Принципы, касающиеся использования ядерных ис- точников энергии в космическом пространстве, которые были приняты Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1992 года, резолюция 47/68. 7.3.2. Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве Генеральная Ассамблея ООН подробно рассмотрела доклад Ко- митета по использованию космического пространства в мирных целях о работе его тридцать пятой сессии и текст Принципов, касающихся использования ядерных источников энергии в космическом простран- стве, одобренных Комитетом и содержащихся в приложении к докладу. В результате рассмотрения 14 декабря 1992 года были приняты Прин- ципы. В преамбуле к резолюции было отмечено, что ядерные источни- ки энергии особенно удобны или даже незаменимы для выполнения некоторых полетов в космическое пространство в силу своей компакт- ности, длительного срока службы и других качеств. Однако, использо- вание ядерных источников энергии в космическом пространстве долж- 178

но основываться на тщательной оценке безопасности, включая анализ вероятности риска, с особым упором на снижение риска того, что в ре- зультате аварий население подвергнется воздействию вредного излу- чения или радиоактивного вещества. В принятой резолюции подчеркивается применимость междуна- родного права к деятельности, связанной с использованием ядерных источников энергии: "Деятельность, связанная с использованием ядерных источников энергии в космическом пространстве, осуществляется в соответствии с международным правом, включая, в частности, Устав Организации Объеди- ненных Наций и Договор о принципах деятельности государств по исследо- ванию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела". Руководящим принципом безопасного использования ЯИЭ явля- ется сведение к минимуму количества радиоактивного материала в космосе. Использование ядерных источников энергии в космическом пространстве должно ограничиваться теми космическими полетами, которые не могут осуществляться с использованием неядерных источ- ников энергии. В принятых Принципах говорится, что государства, запускаю- щие космические объекты с ядерными источниками энергии на борту, должны прилагать усилия для защиты отдельных лиц, населения и биосферы от радиологических опасностей. Конструкция и использова- ние космических объектов с ядерными источниками энергии на борту с высокой степенью уверенности должна обеспечивать при прогнозиру- емых нормальных или аварийных ситуациях уровень опасность, кото- рый был бы ниже приемлемого допустимого уровня. В ходе нормальной эксплуатации космических объектов с ядер- ными источниками энергии на борту должно соблюдаться рекомендо- ванное Международной комиссией по радиологической защите требо- вание обеспечения надлежащей радиационной защиты населения. В ходе такой нормальной эксплуатации не происходит значительного ра- диационного облучения. Особо в резолюции оговаривается случай аварии с космически- ми объектами, включающими в состав элементы конструкции ЯИЭ: "Для снижения облучения в случае аварий при проектировании и конструировании систем ядерных источников энергии учитываются соот- 179

ветствующие и общепринятые международные руководящие принципы ра- диологической защиты. За исключением случаев маловероятных аварий, сопряженных с се- рьезными радиологическими последствиями, конструкция систем ядерных источников энергии с высокой степенью уверенности обеспечивает ограни- чение радиационного облучения ограниченным географическим регионом и индивидуальной дозой до принципиального предела в 1 mSv в год. Допу- стимо применение вспомогательной предельной дозы 5 mSv в год в течение ряда лет при условии, что эквивалентная среднегодовая эффективная доза за время жизни не превысит принципиального предела в 1 mSv в год. Крайне низкая вероятность аварии с вышеупомянутыми потенциаль- но серьезными радиологическими последствиями обеспечивается за счет конструкции системы". Таким образом, в принятой резолюции закрепляются числовые характеристики индивидуальных доз радиационного облучения, соот- ветствующие общепринятым международным руководящим принци- пам радиологической защиты. В принятых Принципах формулируется общее требование си- стемам безопасности устройств с ядерными источниками энергии: "Системы безопасности проектируются, конструируются и эксплуа- тируются в соответствии с общим принципом глубокой защиты. Этот прин- цип означает наличие возможности устранить или нейтрализовать любые предвидимые отказы или неполадки в работе устройства, чреватые послед- ствиями для безопасности, с помощью какой-либо операции или процедуры, возможно в автоматическом режиме. Надежность систем, имеющих важное значение для безопасности, обеспечивается, среди прочего, за счет дублирования, физического разделе- ния, функциональной изоляции и адекватной независимости их компонен- тов". Достаточно подробно излагаются требования к ядерным реакто- рам и радиоизотопным генераторам, которые используются в качестве ЯИЭ на космических объектах. Ядерные реакторы могут использоваться: в ходе межпланетных полетов; на достаточно высоких орбитах; на низких околоземных орбитах, если после выполнения рабо- чей части своего полета они хранятся на достаточно высоких орбитах. 180

Достаточно высокая орбита - это орбита, продолжительность нахождения на которой достаточно велика, чтобы обеспечить доста- точный распад продуктов деления до уровня радиоактивности актини- дов. Достаточно высокая орбита должна быть такой, чтобы свести к минимуму риск для нынешних и будущих космических полетов, а так- же вероятность столкновения с другими космическими объектами. При определении высоты достаточно высокой орбиты учитывается, что ча- сти разрушенного реактора также должны достичь требуемого уровня распада до их возвращения в атмосферу Земли. В качестве топлива в ядерных реакторах необходимо использо- вать лишь высокообогащенный уран-235. К самим ядерным реакторам и режимам их использования по назначению также предъявляются достаточно высокие технические требования: ядерные реакторы не выводятся на критический уровень до до- стижения ими эксплуатационной орбиты или до вывода на межпланет- ную траекторию; конструкция ядерного реактора обеспечивает, что он не перей- дет в критическое состояние до выхода на эксплуатационную орбиту во время любых возможных событий, включая взрыв ракеты, возвра- щение в атмосферу, падение на поверхность или воду, погружение в воду или проникновение воды в активную зону; в целях значительного уменьшения возможности аварии на спутниках с ядерными реакторами на борту, в ходе их эксплуатации на орбите с меньшей продолжительностью нахождения, чем на достаточ- но высокой орбите (включая операции по уводу на достаточно высо- кую орбиту), применяется высоконадежная эксплуатационная система для обеспечения эффективного и контролируемого удаления реактора. Радиоизотопные генераторы могут использоваться для межпла- нетных полетов и других полетов за пределами гравитационного поля Земли. Они также могут использоваться на околоземной орбите, если после завершения рабочей части своего полета они хранятся на высо- кой орбите. Радиоизотопные генераторы снабжаются защитной оболочкой, спроектированной и сконструированной таким образом, чтобы выдер- живать тепловые и аэродинамические нагрузки во время возвращения в верхние слои атмосферы в предвиденных орбитальных условиях, в том 181

числе при входе с высокоэллиптических или гиперболических орбит, если это имеет место. При ударе о землю система защитной оболочки и физическая форма изотопов гарантирует отсутствие выброса радиоак- тивного материала в окружающую среду, с тем чтобы район падения можно было полностью дезактивировать путем проведения операции по эвакуации. Особое место в документе отводится вопросам оценки безопас- ности применения ЯИЭ. Запускающее государство в сотрудничестве, когда это необхо- димо, с теми государствами, которые спроектировали, сконструирова- ли или изготовили ядерный источник энергии или будут эксплуатиро- вать космический объект, или с территории или установки которых бу- дет осуществлен запуск такого объекта, обеспечивает проведение до запуска тщательной и всеобъемлющей оценки безопасности. Эта оцен- ка также охватывает соответствующие этапы полета и затрагивает все задействованные системы, включая средства запуска, космическую платформу, ядерный источник энергии и его аппаратуру, а также си- стемы управления и связи между Землей и космосом. В соответствии со статьей XI Договора о принципах деятельно- сти государств по исследованию и использованию космического про- странства, включая Луну и другие небесные тела, результаты такой оценки безопасности, а также, насколько это возможно, указание при- мерного срока, в течение которого предлагается произвести запуск, публикуются до каждого запуска. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций информирует о том, каким образом государства могут по возможности оперативно получать такие результаты оценки безопасности до каждого запуска. Особое место в Принципах, касающихся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве, отводится принципу уведомления о возвращении: "Любое государство, запускающее космический объект с ядерными источниками энергии на борту, своевременно информирует заинтересован- ные государства в том случае, если на этом космическом объекте появляется неисправность и возникает опасность возвращения радиоактивных материа- лов на Землю. Эта информация представляется в соответствии со следую- щим форматом: а) параметры системы: 182

i) название запускающего государства или государств, включая ад- рес органа, с которым можно связаться для получения дополнительной ин- формации или помощи в случае аварии; ii) международное обозначение; iii) дата и территория или место запуска; iv) информация, необходимая для наиболее точного прогнозирова- ния времени нахождения на орбите, траектории и района падения; v) общее назначение космического аппарата; b) информация о радиологической опасности ядерного источника (ов) энергии: i) тип ядерного источника энергии: радиоизотопный/реактор; ii) возможная физическая форма, количество и общие радиологи- ческие характеристики топлива и зараженных и/или активированных ком- понентов, которые могут достигать Земли. Термин "топливо" обозначает ядерный материал, используемый в ка- честве источника тепла или энергии. Эта информация передается также Генеральному секретарю Органи- зации Объединенных Наций". Информация в соответствии с приведенным выше форматом представляется запускающим государством как только неисправность обнаружена. Она обновляется, насколько это практически возможно, и частота рассылки обновленной информации возрастает по мере при- ближения предполагаемого времени вхождения в плотные слои атмо- сферы Земли, с тем чтобы международное сообщество было информи- ровано о ситуации и располагало достаточным временем для планиро- вания любых мероприятий на национальном уровне, которые могут представиться необходимыми в данной ситуации. Обновленная информация передается также Генеральному сек- ретарю Организации Объединенных Наций с той же частотой. Государства, предоставляющие информацию должны, насколько это практически осуществимо, оперативно отвечать на просьбы других государств о предоставлении дополнительной информации или о про- ведении консультаций. После уведомления об ожидаемом возвращении в атмосферу Земли космического объекта, имеющего ядерный источник энергии на борту, и его компонентов все государства, обладающие средствами контроля и слежения за космическими объектами, в духе международ- ного сотрудничества должны сообщать Генеральному секретарю Орга- низации Объединенных Наций и заинтересованному государству соот- 183

ветствующую информацию о неисправном космическом объекте с ядерным источником энергии на борту, которой они могут располагать, в возможно кратчайшие сроки, с тем чтобы дать государствам, которые могут оказаться затронутыми, возможность оценить ситуацию и при- нять любые меры предосторожности, представляющиеся необходимы- ми. После возвращения в атмосферу Земли космического объекта, имеющего ядерный источник энергии на борту, и его компонентов: запускающее государство немедленно предлагает и, по просьбе затронутого государства, незамедлительно предоставляет необходи- мую помощь по ликвидации фактических и возможных вредных по- следствий, включая помощь в определении места падения ядерного ис- точника энергии на поверхность Земли, в обнаружении вошедшего в атмосферу радиоактивного материала и в проведении операций по по- иску или расчистке; помимо запускающего государства все государства, располага- ющие соответствующим техническим потенциалом, и международные организации, располагающие таким техническим потенциалом, в пре- делах возможного оказывают, по просьбе затронутого государства, не- обходимую помощь. В соответствии со статьей VI Договора о принципах деятельно- сти государств по исследованию и использованию космического про- странства, включая Луну и другие небесные тела, государства несут международную ответственность за национальную деятельность, свя- занную с использованием ядерных источников энергии в космическом пространстве, независимо от того, осуществляется она правитель- ственными органами или неправительственными юридическими лица- ми, и за обеспечение того, чтобы такая национальная деятельность проводилась в соответствии с этим Договором и рекомендациями, со- держащимися в Принципах, касающихся использования ядерных ис- точников энергии в космическом пространстве. В случае деятельности в космическом пространстве, связанной с использованием ядерных источников энергии, международной органи- зации ответственность за выполнение вышеупомянутых Договора и ре- комендаций, наряду с международной организацией, несут также и участвующие в ней государства. 184

В соответствии со статьей VII Договора о принципах деятельно- сти государств по исследованию и использованию космического про- странства, включая Луну и другие небесные тела, и Конвенции о меж- дународной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, каждое государство, которое осуществляет или организует запуск космического объекта, и каждое государство, с территории или установок которого осуществляется запуск космического объекта, несет международную ответственность за ущерб, причиненный такими космическими объектами или их составными частями. Настоящее положение в полной мере применяется к случаю, ко- гда такой космический объект имеет ядерный источник энергии на борту. Если два государства или более совместно производят запуск космического объекта, они несут солидарную ответственность за лю- бой причиненный ущерб, в соответствии со статьей V вышеуказанной Конвенции. Компенсация, которую такие государства обязаны выплатить на основании вышеуказанной Конвенции за причиненный ущерб, опреде- ляется в соответствии с международным правом и принципом справед- ливости, с тем чтобы обеспечить возмещение ущерба, восстанавлива- ющее физическому или юридическому лицу, государству или между- народной организации, от имени которых предъявляется претензия, положение, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен. При этом компенсация включает также возмещение должным образом обоснованных расходов на проведение операций по поиску, эвакуации и расчистке, включая расходы на помощь, полученную от третьих сто- рон. Любой спор, вытекающий из применения Принципов, касаю- щихся использования ядерных источников энергии в космическом про- странстве, разрешается посредством переговоров или других установ- ленных процедур мирного урегулирования споров в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. 185

7.4. Использование геостационарной орбиты В околоземном космическом пространстве существует уникаль- ная область орбит, которая характеризуется равенством периодов об- ращения искусственных спутников и Земли, а также принадлежностью плоскости орбиты спутника плоскости экватора Земли. Если искус- ственный спутник находится на такой орбите, называемой геостацио- нарной орбитой, то относительно наблюдателя на поверхности Земли он будет как бы неподвижным. Подобная орбита является круговой ор- битой с высотой над поверхностью Земли около 35870 км и наклонени- ем близким к нулю градусов. Уникальность геостационарной орбиты (ГСО) для практической космонавтики очевидна. Достаточно привести пример ее использова- ния для решения задач связи и телевизионного вещания. В начале космической эры проблема кодификации деятельности государств на ГСО сводилась к регламентации распределения "точек стояния геостационарных космических аппаратов" и выделения для их ретрансляторов полос радиочастот. В настоящее время стало очевидно, что процесс накопления в данной области околоземного космического пространства продуктов деятельности человека может привести к не- возможности ее использования в дальнейшем. На II сессии Рабочей группы по непосредственному телевизион- ному вещанию Комитета ООН по космосу в 1969 году французская де- легация отметила, что размещение спутников на геостационарной ор- бите можно рассматривать в качестве "присвоения" синхронной эква- ториальной орбиты, которая составляет привилегированную часть кос- мического пространства и должна быть признана общим ресурсом. Против этого возразил представитель США, отметивший, что исполь- зование космоса в целях, совместимых с положениями Договора по космосу 1967 года, является правомерным и не означает запрещенного по смыслу ст.II национального присвоения части космического про- странства. На III сессии Рабочей группы по НТВ было четко определено, что геостационарная орбита является ограниченным природным ресур- сом и поэтому необходимо срочно рассмотреть вопрос о ее использо- вании. 186

Некоторые экваториальные государства предъявили претензии на распространение их суверенитета на часть космического простран- ства, находящуюся над их территориями, в которой проходят орбиты геостационарных спутников. Данное заявление было сделано семью экваториальными государствами в декларации, принятой в Боготе 3 декабря 1976 года. Декларацию подписали Колумбия, Конго, Эквадор, Индонезия, Кения, Уганда и Заир. В подтверждение своих требований они заявили, что геостационарная орбита является физическим факто- ром, связанным с существованием нашей планеты и полностью зави- сящим от феномена действия гравитационного поля Земли, а потому соответствующие части космоса (сегменты геостационарной орбиты) как бы являются продолжением территорий, над которыми они нахо- дятся. В декларации утверждается, что такие сегменты составляют часть национальной территории экваториальных стран. На XXI сессии Комитета ООН по космосу делегации Колумбии и Эквадора высказа- лись за изменение Договора по космосу 1967 года, с тем чтобы отра- зить в нем новые права экваториальных стран. Претензии экваториаль- ных государств были подтверждены в рабочем документе, внесенном на рассмотрение Юридического подкомитета Комитета ООН по космо- су в 1984 году. На II Конференции ООН по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях 1982 года ряд экватори- альных стран также выразили мнение о том, что участки геостационар- ной орбиты, находящихся над ними, подпадают под действие их наци- онального суверенитета. Ряд других развивающихся стран согласились с тем, что "следует учитывать интересы экваториальных стран в отно- шении геостационарной орбиты". В докладе II Конференции ООН по исследованию и использова- нию космического пространства в мирных целях подчеркивалось, что геостационарная орбита является уникальным природным ресурсом, имеющим огромное значение для ряда областей применения космиче- ской техники, включая связь, метеорологию, вещание, ретрансляцию данных и слежение за орбитами спутников и т.д. Она также может ис- пользоваться для таких будущих областей применения, как солнечные энергоустановки. В докладе делается вывод, что, хотя геостационарная орбита и является неистощимым природным ресурсом, в то же время она ограничена по практическому использованию. Следовательно, оп- тимальное использование ГСО, как и любого ограниченного ресурса, 187

требует координации планирования применения и разработки согла- шений. В докладе подчеркивалось: "Желательно чтобы государства-члены в рамках МСЭ продолжали разработку использования ГСО и спектра радиочастот, а также разработку методов планирования и соглашений, основанных на подлинных потребно- стях как нынешних, так и перспективных, определенных для себя каждой страной. Несомненно, при таком методе планирования следует учитывать конкретные потребности развивающихся стран, а также особое географиче- ское положение отдельных стран". В Комитете ООН по космосу заявления экваториальных стран подвергаются обоснованной критике. Во-первых, нельзя претендовать на присвоение какой-либо тер- ритории или пространства, находящегося на таком значительном уда- лении от территории соответствующего государства. Во-вторых, технически неправомочно говорить о какой-либо физической взаимосвязи между государственной территорией и столь отдаленным районом космоса. Наконец, в каждом отдельном случае феномен геостационарного спутника связан с конкретным космическим объектом. Если нет объек- та, то нет и геостационарной орбиты. Значит, претендовать на геоста- ционарную орбиту, как это выражено в Боготской конференции, озна- чает претендовать на траекторию движения космического объекта, принадлежащего другому государству. В связи с этим высказывается точка зрения о том, что точнее было бы говорить не о "геостационарной орбите", а о "геостационар- ном пространстве". Позиция Советского Союза, правоприемницей которого являет- ся Россия, по вопросу о геостационарном пространстве нашла отраже- ние в рабочем документе, внесенном в Комитет ООН по космосу в 1979 году. В нем было указано: "Часть космического пространства, в которой проходят орбиты гео- стационарных спутников, неотъемлема от космического пространства в це- лом, и на нее распространяются все соответствующие положения Договора 1967 года о принципах деятельности государств по исследованию и исполь- зованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, в том числе положение о том, что космическое пространство не подлежит национальному присвоению каким бы то ни было способом. 188

Размещение государствами в космическом пространстве геостацио- нарных спутников не создает никаких прав собственности на соответству- ющие точки стояния спутников или отдельные части космического про- странства. Все государства имеют равное право на использование космического пространства для размещения геостационарных спутников. Это право не должно наносить ущерба интересам других государств. Государства сотрудничают по вопросам размещения в космическом пространстве геостационарных спутников с учетом рекомендаций и реше- ний МСЭ в отношении использования радиочастотного спектра, выделяемо- го для различных видов космической связи". Хотя часть космического пространства, в которой проходят ор- биты геостационарных спутников, является ограниченной и уникаль- ной, ее протяженность достаточно велика, чтобы удовлетворить по- требности всех государств в деле размещения там своих спутников, Международный союз электросвязи признал, что "частоты и орбиты геостационарных спутников являются ограничен- ными естественными ресурсами, которые надлежит использовать эффектив- но, экономно, в соответствии с положениями Регламента радиосвязи, чтобы обеспечить справедливый доступ к этой орбите и к этим частотам разным странам или группам стран с учетом разных особых потребностей развива- ющихся стран и географического положения некоторых стран". П.2 ст.33 Международной конвенции электросвязи 1982 г. Таким образом, из Конвенции вытекает, что все государства должны иметь равный доступ к этой части космического пространства. Претензии экваториальных стран противоречат и основополага- ющим принципам космического права. Договор по космосу 1967 года содержит две группы положений: нормы, связывающие взаимными обязательствами участников Договора, и нормы, подтверждающие все- общую практику и относящиеся ко всем без исключения государствам. Наиболее важные принципы космического права сложились в качестве международного обычая еще до принятия Договора и пред- ставляют собой обязательные нормы поведения всех государств, неза- висимо от их участия в Договоре. К ним относятся положения о том, что космос является открытым для исследования и использования все- ми государствами, без какой бы то ни было дискриминации, на основе равенства и что космическое пространство не подлежит национально- 189

му присвоению ни путем провозглашения на него суверенитета, ни пу- тем использования или оккупации, ни любыми другими средствами. В Декларации правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства 1963 года говорится, что космическое пространство и небесные тела доступны для исследования и использования всеми государствами в соответ- ствии с международным правом и не подлежат присвоению государ- ствами. Позднее эти положения были сформулированы в виде дого- ворных норм, но они отражают права и обязанности всех государств, а не только участников Договора по космосу 1967 года. Если бы пришлось отказаться от принципа запрета националь- ного присвоения космоса путем провозглашения на его части сувере- нитета отдельных стран, то равным образом прекратил бы действие и принцип не присвоения космоса путем его использования или оккупа- ции. В этом случае одни государства завладели бы уже теперь значи- тельными космическими пространствами, а другие - оказались бы в положении "обделенных". Решение этой проблемы следует искать на пути международного сотрудничества в деле упорядоченного равно- правного использования пространства, в котором проходят орбиты геостационарных спутников. Рост интенсивности использования государствами области гео- стационарных орбит, хотя частично регламентированный соглашения- ми между ними, привел в настоящее время к значительной засоренно- сти этого уникального подпространства продуктами деятельности че- ловека - геостационарными техногенными телами (ГСТ-телами), кото- рые могут оказывать физическое воздействие на космические аппараты в результате неконтролируемого движения. Под влиянием возмущающего действия не сферичности Земли, притяжения Луны и Солнца, светового давления данные тела распре- деляются в пространстве в виде кольца шириной 16, наклоненного к плоскости экватора под углом 7, с внутренним и внешним радиусами 40000 и 44000 км соответственно. При своем движении ожидаемые скорости их столкновения с работающими геостационарными косми- ческим аппаратами не превышают 100 м / с. Поэтому возможны значи- тельные механические повреждения при столкновениях с техногенны- ми телами размером более 10 см. По имеющимся данным в околоземном космическом простран- стве в окрестности геостационарных орбит находится более 500 техно- 190

генных космических тел размером более одного метра и, по предвари- тельным оценкам, десятки тысяч менее одного метра, сопровождаю- щих запуски геостационарных космических аппаратов. В 1994 году было каталогизировано 498 техногенных космиче- ских тел с размером более 1 метра, движущихся в окрестности геоста- ционарных орбит. Из них только 181 - действующие космические ап- параты. Для них риск столкновения с ГСТ-телами постоянно растет и требуется принятие специальных мер на международном уровне. В рамках Межагентского координационного комитета по про- блеме техногенного засорения космоса (IADC) рассматриваются пред- ложения направленные на решение данной проблемы. В частности предлагается закрепить на договорной основе необ- ходимость “увода” отработавших космических объектов на орбиты выше геостационарных на 200-300 км, уменьшить риск взрывов объек- тов в рассматриваемой области космического пространства и ряд дру- гих мер. 7.5. Засорение околоземного космического пространства продуктами деятельности человека Постоянно растущее стремление человека расширить область своего влияния на окружающий мир зачастую приводит к нежелатель- ным последствиям, которые соизмеримы со стихийными бедствиями, влекущими за собой экологические катастрофы. В полной мере это можно отнести и к проблеме освоения околоземного космического пространства, выполнению многочисленных программ и проектов. Об- ласть целевого применения космических аппаратов весьма обширна и составляет величину порядка 1014 – 1015 км3. Однако в последние годы оказалось, что и здесь активная человеческая деятельность имеет весь- ма ощутимые негативные последствия. Проблема засорения околоземного космического пространства продуктами деятельности человека возникла в сущности сразу после запусков первых искусственных спутников Земли в конце пятидесятых годов и рассматривалась как чисто теоретическая. Но после начала ре- ализации в США проекта создания пассивной системы дальней связи "Уэст Форд" Международный астрономический союз перевел ее в практическую плоскость рассмотрения. 191

При проведении эксперимента в 1963 году от секретного косми- ческого аппарата (КА) с международным обозначением 1963-14А был отделен контейнер диаметром 152 мм и длиной 508 мм, который поро- дил 400 млн. медных волокон-диполей длиной 17,7 мм, обладающих толщиной 0,018 мм и весом около 0,04 мг каждый. В докладе КОСПАР А/АС.105/420.ООН "Воздействие космиче- ской деятельности на окружающую среду" Генеральной Ассамблее ООН в 1988 г. было отмечено, что на орбитах Земли находится более 3,5 млрд. техногенных космических тел размером более 1 мм, общей массой свыше 3000 тонн. В настоящее время можно уверенно утверждать, что ни одна страна не готова начать всестороннюю публичную дискуссию по пово- ду засорения космоса, несмотря на научные, технические и юридиче- ские аспекты работы многочисленных комитетов и комиссий при ООН, КОСПАР, Международной астронавтической федерации, Междуна- родного телекоммуникационного союза, Международного института космического права и др. Ни одна из крупнейших космических держав сейчас не имеет возможности непрерывно отслеживать все объекты на околоземных орбитах. Никто не может уверенно дифференцировать малые и большие тела по источникам их происхождения и функцио- нальному назначению с тем, чтобы предъявить претензии стране- виновнице. Следствием данного факта явилось создание Межагентско- го координационного комитета по проблеме техногенного засорения космоса (IADC), который обозначил и осуществляет международную деятельность по наиболее важным областям проблемы. В него входят представители космических агентств Европы, Китая, России, США и Японии. Предполагается, что из-за пробоя оболочек техногенными кос- мическими телами прекратили активное функционирование КА "Па- геос", "Геос-2", "Космос-954", "Космос-1275". При столкновении МТКК "Челленджер" с частицей краски размером около 0,2 мм на ло- бовом стекле образовался кратер глубиной 3 мм, а в результате анало- гичного события на иллюминаторе станции "Салют-7" возник кратер глубиной 4 мм. Поэтому при создании международной орбитальной станции "Фридом" вопросу защиты от возможного воздействия техно- генных космических тел отводится весьма большое значение. Историю становления космического права можно разделить на два этапа, границей между которыми является дата заключения перво- 192

го основополагающего Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, вклю- чая Луну и другие небесные тела (Договор по космосу 1967 года). Первый этап характеризовался принятием Генеральной Ассам- блеей ООН ряда резолюций, касающихся правового регулирования осуществления космической деятельности, второй этап - заключением пятью общих многосторонних договоров, в которых воплощены и раз- вивались концепции, включенные в Декларацию правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космиче- ского пространства, принятую 13 декабря 1963 года [резолюция 1962 (XVIII) Генеральной Ассамблеи]. По-видимому, реальная экологическая обстановка вызванная за- соренностью околоземного космического пространства продуктами де- ятельности человека такова, что можно говорить о начале третьего эта- па развития космического права. Данный этап потребует переосмысле- ния практически всех результатов кодификации. В противном случае человечество может столкнуться со значительными проблемами в во- просах практической космонавтики. 7.5.1. Техногенная космическая обстановка Длительное обсуждение проблемы засорения околоземного кос- мического пространства (ОКП) продуктами деятельности человека на публицистическом уровне привело к использованию для обозначения материальных тел, образовавшихся на орбите в результате деятельно- сти человека, термина "космический мусор". По определению В.Флюри, - это "все искусственные объекты и их фрагменты в космосе, которые уже неисправны, не функционируют и никогда больше не смогут служить никаким полезным целям". По определению Л.Рыхловой, "космический мусор" - неконтролируемый материал, присутствующий в окружающем Землю пространстве и представляющий опасность как для людей, так и для работающих в космосе аппаратов". Недостатком введенных определений является узкое, односто- роннее толкование явления, исключение из рассмотрения объектов, ко- торые в отдельных областях ОКП более значимы и являются контро- 193

лируемыми. Достаточно привести пример проекта по созданию систе- мы перехватчиков космического базирования "Бриллиант Пеббелз" (США). Среди зарубежных работ наиболее часто используется термин "Space debris", что переводится на русский язык с акцентом на такие понятия, как развалины, мусор, отбросы. Поэтому в отечественной ли- тературе, даже научной, прижился термин "космический мусор", что отражает скорее следствие космической деятельности, а не основные свойства явления. Избежать отмеченных недостатков позволяет введе- ние понятия "техногенное космическое тело". Техногенное космическое тело - отдельный предмет или часть пространства, заполненная каким-либо веществом, находящимся в околоземном космическом пространстве в результате прямой или опо- средствованной деятельности человека. Для сокращенного обозначения допускается введение термина ТК-тело, а при решении задач рассматриваемой предметной области - "техногенное тело" (Т-тело). Подчеркнем, что термин "техногенное космическое тело" опре- деляет предметы, двигающиеся по орбитам Земли (вертикальным, бал- листическим, параболическим и гиперболическим) на высотах суще- ствования ИСЗ, пассивные и активные космические аппараты (станции, корабли), различного рода фрагменты, аэрозоли, а также частицы, об- разованные в результате взаимодействия техногенных тел с физиче- скими полями Земли и Солнца. Из сказанного следует, что ТК-тела представляют собой весьма сложные объекты исследования с широким спектром свойств. Поэтому для более глубокого системного понимания сути проблемы рассмотрим вариант их классификации и проведем анализ возможности инструмен- тальных средств их контроля в ОКП. При построении классификационного дерева, представленного на рис. 7.1, в качестве корневых использованы признаки, отражающие физические и пространственные свойства техногенных космических тел. Первыми в классификации по типам орбит находятся ТК-тела с вертикальными орбитами. Их примером являются ракеты типа "Верти- каль" для геофизических исследований. Баллистические орбиты харак- терны для суборбитальных спутников и межконтинентальных балли- 194

стических ракет. Данные тела находятся в ОКП относительно короткие промежутки времени Выделенные классы ТК-тел с низкими, средними и геостацио- нарными орбитами (нахождение в области геостационарного кольца) условно разделяются относительно высот 5000 и 32000 км. Признаком принадлежности является нахождение большей части орбиты выделен- ным областям пространства. Их примерами являются КА "Метеор" (1973-015D), "Космос-2022" (1989-039A), "Аник-Е1" (1991-067A) соот- ветственно. В скобках приведены международные обозначения косми- ческих аппаратов. ТК-тела с орбитами высокоэллиптическими и высокоэллиптиче- скими с наклонениями, близкими к критическому, характеризуются большим значением эксцентриситета орбиты. К ним относятся, напри- мер, межорбитальный буксир PAM-D (1984-113D), КА "Молния-2" (1976-116А) соответственно. Техногенные тела с высокими орбитами отличаются нахождени- ем большей части орбиты выше области геостационарного кольца. Примером является КА "Вела Хоутелл-3 " (1964-040А). ТК-тела с параболическими и гиперболическими орбитами ха- рактерны для тел с кратковременным пребыванием в ОКП и выходом за пределы гравитационного поля Земли (например, КА "Рейнджер-3" (1962-альфа)). Относительно технологического признака особо выделяются техногенные космические тела - полезные грузы (ПГ), включающие в свой состав космические аппараты, станции, корабли, конструкцион- ные сборки и т.д. Следующими группами являются ступени ракет кос- мического назначения (РКН), разгонные блоки и межорбитальные бук- сиры. При выполнении операций на орбитах выведения ПГ и работе с ними образуются ТК-тела операционного типа, например, фрагменты от узлов крепления КА с верхними ступенями РКН. Основную долю ТК-тел, находящихся в ОКП, составляют событийные тела - осколки от разрушений (взрывов) ступеней РКН, КА и т.п. Самую мелкую состав- ляющую образуют дисперсионные и пылевые (продукты работы РДТТ, элементы атмосферы КА и т.д.) техногенные космические тела. Признак классификации техногенных тел по габаритным харак- теристикам носит многогранный характер. В предложенной схеме классификации используются параметр "средний размер" и деление на крупные (более 1 м), средние (1см - 1м), мелкие (1мм - 1см) и пылевые 195

(менее 1мм) тела. При этом можно проводить классификацию и по другим признакам (масса, форма тела, яркость в различных диапазонах частот излучения и т.д.), что определяется задачами практического приложения. 1.1. Вертикальные 1.2. Баллистические 1.3. Низкие 1.4. Средние 1.5. Геостационарные 1. По типам орбит 1.6. Высокоэллиптические 1.7. Высокоэллиптические с наклонением, близким к iкр 1.8. Высокие 1.9. Параболические 1.10. Гиперболические 2.1. Полезные грузы (ПГ) 2.2. Ступени ракет-носителей 2.3. Разгонные блоки (буксиры) 2.4. Операционные фрагменты ПГ 2.5. Операционные фрагменты средств выведения 2. По технологиче- 2.6. Осколки от разрушений космических объектов скому признаку 2.7. Пылевые (компоненты РДТТ, атмосферы ПГ и т.д.) 2.8. Дисперсионные 3.1. Крупные (более 1м) 3. По габаритным 3.2. Средние (1см – 1м) ТК-тела характеристикам 3.3. Мелкие (1мм – 1см) 3.4. Пылевые (менее 1мм) 4.1. Однородные металлические 4.2. Однородные неметаллические 4. По составу 4.3. Смешанные вещества 4.4. Жидкие 4.5. Надувные оболочки 5. По наличию РВ 5.1. С радиоактивным веществом 5.2. Без радиоактивного вещества 6.1. Преднамеренное разрушение 6. Наличие свойств 6.2. Непреднамеренное разрушение с большой саморазрушения вероятностью 6.3. Непреднамеренное разрушение с малой вероятностью 6.4. Неспособные к саморазрушению Рис. 7.1. Классификационная схема техногенных космических тел 196

По составу вещества техногенные космические тела подразде- ляются на однородные металлические и неметаллические, смешанные, жидкие и надувные оболочки (например, спутники типа "Эхо", предна- значавшиеся для пассивной ретрансляции радиосигналов ). При решении ряда экологических задач существенным является факт наличия в ТК-телах радиоактивных веществ. Отдельные техногенные космические тела имеют свойство са- моразрушения, что важно при исследованиях эволюции множества ТК- тел в рамках рассматриваемой проблемы. К ним следует отнести сту- пени РКН, ряд КА военного назначения и др. При этом разрушения мо- гут быть преднамеренные (ликвидация по команде с борта КА или Земли) и непреднамеренные, которые делятся по статистическим зна- чениям вероятности появления данного события. Результаты анализа возможности инструментальных средств контроля техногенных космических тел в ОКП представлен на рис.7.2. В существующих средствах наземного базирования ЦККП и НОРАД для координатного мониторинга на высотах до 5000 км ис- пользуются радары, а выше оптические системы. Для высот до 5000 км и размеров ТК-тел более 10 см характерно общее число регулярно кон- тролируемых объектов около 8000, причем в каталогах России и США имеются одновременно неконтролируемые тела. В ряде статей отмечается неполнота каталогов в области разме- ров 10 - 100 см, что вызвано не только физическими особенностями процессов наблюдения, но и ограниченными возможностями центров обработки информации. Поэтому 10 см стало скорее "удобной циф- рой", нежели физическими ограничениями радаров по применению. На высотах более 5000 км, где доминируют оптические системы, ситуация еще хуже. Используемые в России оптические средства име- ют ограничения по долготе наблюдения 45 з.д. - 157 в.д. и из-за ме- теорологических условий наблюдения по времени 1500 - 2000 часов в год. На основе анализа моделей гиперскоростного соударения, пуб- ликаций и экспертных оценок построена граница потенциальной опас- ности для полезных грузов относительно техногенных тел. При этом учитывались возможные скорости столкновения. На низких орбитах они имеют значения около 10 км/с, а на геостационарных орбитах - не превосходят 100 м/c. 197

198

Область ограниченная этими двумя кривыми определяет основ- ную долю ТК-тел, которые потенциально не контролируемы и опасны для полезных грузов. Частично информацию о техногенных космических телах можно получить инструментальными средствами не координатного монито- ринга (Haysteck Radar, Goldstone Radar). Однако они имеют ограниче- ния по широте, высоте и размерам наблюдаемых объектов, что не поз- воляет перекрыть полностью отмеченную потенциально опасную об- ласть. Для получения данных о ТК-телах левее границы потенциальной опасности применяются орбитальные датчики космического базирова- ния. В России широко использовались съемные датчики КД-1, КД-2, КД-3, КД-4, устанавливавшиеся на орбитальных станциях типа "Мир", "Салют", а за рубежом анализировались поверхности элементов КА (например, КА LDEF). Из рисунка видны ограниченные возможности данного метода, что связано с необходимостью длительного времени экспозиции, локальностью области исследования, значительной зави- симостью от ориентации датчиков и наличием метеорного фона. Перспективные оптические средства позволят значительно при- близиться к границе потенциальной опасности. При этом необходимо будет решить сложные задачи по созданию наземной сети оптических средств и обработке получаемой измерительной информации. Следует также отметить работы по созданию орбитальных систем контроля со- стояния техногенной космической обстановки (например, эксперимен- ты с КА MSX), что также показано на рисунке. Реальное появление по- добных систем возможно только в следующем тысячелетии. Из проведенного анализа следует вывод, что инструментальные средства не позволяют и в ближайшее время не позволят обеспечить необходимый мониторинг техногенной обстановки в ОКП. Поэтому требуется привлечение специальных аналитических методов, расши- ряющих области знания на основе глубокого анализа операций и собы- тий, происходящих на орбитах в околоземном космическом простран- стве. Следствием космической деятельности человека явилось накоп- ление на орбитах свыше 3000 тонн техногенных космических тел. Об- щее их количество с размерами более 10 см составляет несколько де- сятков тысяч, что примерно 0,05  по числу, но 99,95  по массе от всей совокупности ТК-тел. Итоги почти сорока лет "покорения космо- 199

са" свидетельствуют о том, что рост на орбитах числа техногенных тел становится одним из существенных условий эффективного выполнения ряда космических проектов и программ. С системно-кибернетических позиций космическая обстановка представляет собой систему, которая является целостным образовани- ем, состоящим из взаимосвязанных объектов и обладающим свойства- ми, не сводимыми к свойствам этих объектов и не выводимыми из них. В соответствии со свойством членимости система делится на подси- стемы, а космическая обстановка позволяет выделить в качестве под- системы техногенную космическую обстановку (ТКО). ТКО представ- ляет собой также большую динамическую систему, которой можно дать следующее толкование. Техногенная космическая обстановка есть целостное образо- вание техногенных космических тел, факторов и условий нахождения их на орбитах, обладающее свойствами не сводимыми к свойствам этих тел в отдельности и не выводимых из них. Прогнозирование ситуации в ОКП на ближайшие 30-40 лет по- казывают, что возможно начало лавинообразного процесса, известного под названием "синдром Кесслера", характеризующегося столкновени- ем ТК-тел между собой и созданием образований в виде колец Сатур- на. Результат - невозможность космических полетов без специальных дорогостоящих средств защиты космических аппаратов. Выход - коди- фикация деятельности космических держав с позиции третьего этапа развития космического права. Условно назовем его этапом экологиче- ской безопасности космоса. 7.5.2. Существующие нормы международного права, регламентирующие засорение околоземного космического пространства В настоящее время действуют несколько международных дого- воров и соглашений, в которых в различной степени затронуты вопро- сы засорения космоса техногенными космическими телами. Хотя в яв- ном виде проблема в рамках кодифицированных норм международного космического права не регламентируется, содержащиеся в этих согла- шениях положения создают хорошую основу для дальнейшей разра- ботки и принятия межгосударственных обязательств в этой области. 200

Основополагающим документом в этом перечне соглашений яв- ляется Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.), призывающий все государства сотрудничать в мирном исследовании и использовании космического пространства, являющимся достоянием всего человечества, осуществляемом в инте- ресах и на благо всех стран. В то же самое время Договор устанавлива- ет международную ответственность государств и организаций за кос- мическую деятельность. Несмотря на общий характер принципов До- говора ряд из них имеет непосредственное отношение к проблеме эко- логии космоса. Ст.1 Договора предусматривает осуществление государствами- участниками своей космической деятельности с учетом соответствую- щих интересов других стран, в том числе так, чтобы не затруднить и не нарушить их права на мирное освоение космоса. В ст. 4 Договора подчеркивается, что государства-участники несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве независимо от того, осуществляется ли она правительственными или неправительственными юридическими лицами или организациями и, что деятельность последних требует раз- решения и постоянного наблюдения. Это означает, что участник Дого- вора должен организовать механизм одобрения и контроля за деятель- ностью частных космических фирм и компаний и что, хотя масштаб государственной деятельности в космосе юридически не закреплен, Договаривающаяся Сторона несет ответственность, по крайней мере, за ее фактическое содержание. Участник Договора (согласно ст.9) обязан провести междуна- родные консультации, если его деятельность или эксперимент, запла- нированные им или его гражданами, создают потенциально вредные помехи деятельности других государств в деле мирного освоения кос- моса. Имеется в виду, что эти консультации должны проводиться до осуществления такой деятельности или эксперимента. Отсюда следует, что возможное образование ТК-тел, в зависимости от обстоятельств деятельности и экспериментов в космосе, может рассматриваться как относящееся к этому положению. И наконец, ст.9 Договора призывает государства-участников информировать Генерального секретаря ООН, общественность и меж- дународное научное сообщество в максимально возможной и практи- 201

чески осуществимой степени о характере, ходе, местах и результатах своей космической деятельности, в том числе - и сопряженной с за- грязнением космоса. Следует отметить, что ст.9 Договора по общему признанию за- рубежных юристов, специализирующихся в области космического пра- ва, является первым положением многостороннего международно- правового документа, в котором указывается на необходимость в слу- чае "вредного загрязнения" космического пространства проводить кон- сультации. Существенным недостатком статьи является отсутствие четких критериев, относящих загрязнение в разряд "вредного", а также механизма и формата консультаций, что несколько снижает ее практи- ческую значимость. В ст.7 Договора говорится о том, что его участники, осуществ- ляющие или организующие (оплачивающие) запуск объекта в космос, а также государство, с территории или установок которого производится запуск космического объекта, несут международную ответственность за ущерб причиненный такими объектами или их частями на Земле, в воздушном или космическом пространстве, другому государству, его физическим и юридическим лицам. Этот принцип был даже более подробно развит и детализирован в Конвенции о международной ответственности за ущерб, причинен- ный космическими объектами (1972 г.). Договором предусмотрено, что страна, в реестр которой занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над этим объектом во время его нахождения в космосе. Права собственности на космические объекты и на их составные части остаются незатронутыми во время нахождения в космосе или на Земле. Эти принципы имеют прямое от- ношение к проблеме ТК-тел, образовавшихся в результате космической деятельности. Среди международных соглашений по вопросам мирного освое- ния космоса особое место занимает уже не раз упоминавшаяся "Кон- венция об ответственности за ущерб, причиненный космическими объ- ектами", которая имеет непосредственное отношение к проблеме засо- ренности и вызываемым ею последствиям для государств, чья деятель- ность может быть связана с созданием космических обломков. Конвен- ция налагает на государство, осуществляющее запуск, абсолютную от- ветственность за ущерб, нанесенный космическими объектами на по- верхности Земли и воздушному судну в полете (ст.2). В случае если 202

причиняется ущерб космическому объекту одного государства косми- ческим объектом другого государства, то последнее несет ответствен- ность только в том случае, когда ущерб причинен по вине или его, или лиц, за которые оно отвечает. Конвенция также определяет термин "космический объект", как включающий составные части "космического объекта", а также сред- ства его доставки (ракеты-носители) и его части (ступени и его отдель- ные узлы). Эти части не обязательно должны быть функционирующи- ми и никаких требований на этот счет не содержится. Таким образом, потенциальная ответственность запускающего государства в соответ- ствии с положениями Конвенции будет сохраняться несмотря на то, что какие-то составные части космического объекта не являлись, или не являются функционирующими. Современный уровень развития космических технологий не обеспечивает полного исключения засорения космического простран- ства ТК-телами. В связи с этим возникает вопрос, будет ли достаточ- ным для установления "вины" за ущерб, вызванный техногенным те- лом, доказать сам факт возникновения обломков в результате законной деятельности в космосе. Представляется, что другие факторы, такие, как близость нахождения других космических объектов, причина обра- зования обломков (разрушение, преднамеренные и непреднамеренные взрывы) и вероятность создания помех для космической деятельности других государств, должны учитываться при установлении "вины". В соответствии с Конвенцией государства, осуществляющие совместный запуск, несут солидарную ответственность за нанесенный ущерб. Между собой они могут соразмерно или поровну поделить эту ответственность; третья сторона может потребовать возмещения ущер- ба от любого из них ("Запускающее государство" по Конвенции озна- чает государство, которое осуществляет или организует запуск косми- ческого объекта или государство, с территории или установок которого осуществляется запуск космического объекта). Сторона, которой нанесен ущерб или сторона, чьим физическим и юридическим лицам нанесен ущерб, может заявить запускающему государству о своих претензиях за ущерб по дипломатическим кана- лам. Уровень компенсации, которую запускающее государство обязано выплатить на основании Конвенции, определяется в соответствии с нормами международного права и принципами справедливости с це- 203

лью обеспечения возмещения ущерба, восстанавливающего положе- ние, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен. Хотя Конвенция и обеспечивает общие рамки правового меха- низма для установления ответственности и ущерба, причиненного кос- мическим объектом, вполне возможны серьезные трудности, связанные с попытками установления размеров ущерба, наносимого его фрагмен- тами или обломками. В случае, когда повреждение космического аппа- рата или его разрушение были вызваны обломками небольшими по размеру и не поддающимися наблюдению, будет очень трудно, если только вообще возможно, определить их истинное происхождение и принадлежность какому-либо государству и тем самым применить со- ответствующие положения Конвенции. Возникает также вопрос о воз- можном признании государства ответственным за ущерб, вызываемым космическими обломками, появившимися в результате разрушения или разделения принадлежащего ему космического объекта на отдельные части. Весьма проблематично установление ответственности за ущерб, наносимый космическим объектом космической окружающей среде. Здесь важно учитывать, что ответственность возникает лишь в резуль- тате ущерба. Этот термин определяется в статье 1 Конвенции как "ли- шение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья; либо уничтожение или повреждение имущества государств, либо фи- зических и юридических лиц или имущества международных межпра- вительственных организаций". Несмотря на довольно значительный перечень возможных ситуаций, очевидно, что все они относятся к фи- зическому ущербу как таковому, и не охватывают космическую среду. Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, от 15 сентября 1975 г, предусматривает ведение запус- кающим государством уже упоминавшегося выше специального Реги- стра, в который, включаются все космические объекты, запущенные на орбиту вокруг Земли или дальше в космическое пространство. Каждое государство регистрации представляет Генеральному секретарю ООН в ближайший практически осуществимый срок информацию о каждом занесенном в него космическом объекте. В случае, если космический объект или обломок космического объекта нанес какой-либо ущерб космическому аппарату, регистраци- онная система призвана помочь государству, понесшему ущерб, выяв- лять от какого запуска зависело появление этого обломка. Если какое- 204

либо государство с помощью регистрационной системы ООН не смог- ло опознать и определить принадлежность космического объекта, ко- торый причинил ущерб ему или его физическому или юридическому лицу, либо который может иметь опасный или вредоносный характер, то другие страны, располагающие средствами контроля и слежения за космическими объектами и их сопровождения, будут призваны в соот- ветствии с "Конвенцией о регистрации", ответить на просьбу постра- давшей стороны о возможной помощи в идентификации объекта. Конвенция предусматривает регистрацию одиночного объекта, запускаемого в космос, а определение космического объекта (см. ст.1 Конвенции) не включает в себя понятие космических обломков, фраг- ментов (ТК-тел). Это является ее существенным недостатком. Конвен- ция в этой ее части могла бы быть, видимо, дополнена включением обязательства направлять уведомления в ООН о всех формах вредного воздействия, загрязнения космической среды потенциальных или ре- альных, включая образование ТК-тел в результате космической дея- тельности. Запускающее государство могло бы, в частности, незамед- лительно информировать ООН о всех случаях взрывов или разрушений космических объектов, причинах и времени этих событий, вероятном количестве обломков, местонахождении и возможных способах их идентификации. Такая информация оказала бы значительную помощь государствам, пострадавшим в результате столкновения с техногенны- ми космическим телами. Соглашение о спасении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, от 3 декабря 1968 г., также содержит ряд положений, имеющих косвенное отношение к засорению космоса. По этому Соглашению сторона, обнаружившая, что космиче- ский объект или его часть приземлился на ее территории, обязана уве- домить об этом как страну, запустившую объект в космос, так и ООН. Если у страны, обнаружившей этот объект, есть причины полагать, что он сам или его часть представляет какую-то угрозу или вред, то эта страна может уведомить об этом государство, запустившее объект, ко- торое в свою очередь обязано предпринять немедленные эффективные шаги (под руководством и контролем страны, обнаружившей объект) для устранения угрозы или вреда. Еще один документ, имеющий отношение к рассматриваемому вопросу, - Конвенция о запрещении военного или иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977 г.). 205

Согласно ее ст.1, участники обязались не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серь- езные последствия, путем преднамеренного изменения динамики, со- става и структуры Земли или космического пространства. Однако вви- ду универсального характера Конвенции и ее направленности на за- прещение вредного воздействия на природную среду, в целом ее вклад в решение проблемы экологии космоса носит общий и декларативный характер. Каких-либо конкретных положений применимо к засорению космоса техногенными космическими телами и механизму принятия практических мер Конвенция не содержит. Что касается загрязнения космоса радиоактивными материалами искусственного происхождения, то к этому вопросу могут иметь отно- шение три международных соглашения. Договор об ограничении испытаний ядерного оружия в атмо- сфере, космическом пространстве и под водой (1963 г.) обязывает До- говаривающиеся Стороны запрещать, избегать и не проводить испыта- тельные взрывы ядерного оружия или другие ядерные взрывы в любом месте, находящемся под юрисдикцией или контроле в космическом пространстве и в атмосфере Земли. Одной из целей при подписании Договора было предотвращение появления в космосе радиоактивных обломков. Конвенция об оперативном оповещении о ядерной аварии 1986 года предусматривает обязанность сторон по оповещению государства о возможной угрозе от инцидента с реактором в космосе или от приме- нения радиоизотопов для выработки энергии на космических объектах, в результате чего может произойти или произошел выброс радиоактив- ных материалов, что привело или может привести к выпадению облом- ков на территории других государств, которые могут представлять для них радиологическую опасность. Конвенция о помощи в случае ядерной аварии или радиацион- ной аварийной ситуации (1986 г.) устанавливает рамки, в пределах ко- торых одна сторона может оказать помощь другой в случае ядерного инцидента или радиологической опасности, связанной с появлением радиоактивных космических обломков. В рамках действующих в настоящее время норм международно- го космического права уничтожение и удаление объектов из космиче- ского пространства сопряжено с серьезными проблемами. В частности, 206

как уже отмечалось выше, в соответствии со ст.8 Договора по космосу 1967 года государство регистрации сохраняет юрисдикцию и контроль за объектом в течение всего времени его нахождения в космосе, а при- надлежность объектов и их составных частей не зависит от их присут- ствия в космосе. Причем, весьма важно, что на принадлежность объек- та не влияет потеря им работоспособности. Если государство, запу- стившее объект, согласно на уничтожение или удаление своих косми- ческих обломков или же это государство отказалось от своих прав на эти обломки, ясно выразив свое намерение, его уничтожение или уда- ление будет считаться законным. Однако согласно нормам междуна- родного права государственная собственность остается государствен- ной, если даже от нее в прямой форме не отказались. Для принятия мер по удалению и уничтожению космических объектов или обломков без согласия государств, которым они принад- лежат или без его отказа от таких объектов, необходимо сопоставить юрисдикцию и права собственности государства-владельца с положе- ниями ст.9 Договора по космосу, согласно которой государства обяза- ны осуществлять свою деятельность в космосе с должным учетом со- ответствующих интересов других стран. Хотя в соответствии с дей- ствующими нормами международного космического права запускаю- щее государство не обязано удалять из космоса нефункционирующие объекты или космические обломки (т.е. само присутствие обломков в космосе не запрещено), в случае, если эти обломки неблагоприятно воздействуют на деятельность других государств, любое государство, в принципе, будет вправе иметь основания предпринять соответствую- щие меры для защиты от этих неблагоприятных факторов. Проведенный анализ упомянутых выше договоров и соглаше- ний, имеющих отношение к проблеме засорения космического про- странства, позволяет констатировать, что эти документы создают лишь основу международного режима, применимого к решению задач защи- ты окружающей космической среды. Главный их недостаток - отсут- ствие четких определений, расплывчатость некоторых формулировок, которые хотя и могли бы относиться к проблеме экологии космоса, но допускают широкое и произвольное толкование. Вместе с тем суще- ствующие соглашения несомненно заложили фундамент для разработ- ки и заключения двусторонних и многосторонних соглашений по рас- сматриваемому вопросу. 207

7.5.3 Перспективы международно-правового регулирования засоренности космоса Начиная с 70-х годов различные аспекты проблемы экологии космоса широко рассматривались как на национальном, так и на меж- дународном уровнях. Возросло количество международных семинаров, симпозиумов, сессий специальных рабочих групп, исследовательских и научных разработок, имеющих целью понять степень опасности засо- рения космоса для будущей космической деятельности, дать ее адек- ватное описание, оценить полноту норм международного права и про- анализировать пути решения этой проблемы с учетом юридических и технических последствий. Степень и форма этих мероприятий приобретают все более ком- плексный междисциплинарный характер, что связано не только с гло- бальностью этой проблемы, но и со сложностью конкретных задач, ко- торые необходимо при этом решить. В настоящее время, существует понимание, что она является проблемой всего международного сооб- щества, поскольку космическое пространство по всеобщему призна- нию служит уникальным ресурсом, исследование и использование ко- торого должно осуществляться на благо и в интересах всех стран. Кро- ме того, загрязнение космоса происходит в результате деятельности всех космических держав, каждая из которых самостоятельно не спо- собна решить вопросы экологической безопасности космонавтики в силу необходимости значительных финансовых и материальных за- трат. Озабоченность международного сообщества относительно эко- логического состояния космической среды впервые была официально отражена в докладе Конференции ООН по исследованию и использо- ванию космического пространства в мирных целях (Вена, 1982 г.). В нем отмечалось, что "хотя вероятность столкновения с действующим космическим объек- том пока статистически невелика, она существует, и продолжение нынеш- ней практически ведет к увеличению такой вероятности до неприемлемых уровней". В то же время в течение ряда лет различные аспекты засорения космоса и безопасности космических полетов рассматривались на кон- грессах Международной астронавтической федерации (МАФ), в рам- ках симпозиумов по вопросам безопасности космической деятельно- 208

сти, организуемых Международной астронавтической академией. Пра- вовые аспекты экологических последствий космической деятельности обсуждались в ходе нескольких коллоквиумов и семинаров, проводи- мых Международным институтом космического права. Комитет по ис- следованию космического пространства в мирных целях (КОСПАР), начиная с 1984 года регулярно проводит научные семинары по этим вопросам. Значительный объем исследовательских разработок по проблеме космического мусора осуществлен на национальном уровне в США. С 1981 года НАСА США задействовало большое количество персонала и субподрядчиков для работ в рамках "Плана десятилетней оценки про- блемы космических обломков". В этом же году Американский инсти- тут аэродинамики и астронавтики (АIAA) сформулировал свою офици- альную политику: "корректирующие меры должны приниматься сей- час, с тем чтобы предотвратить возникновение серьезной проблемы в будущем". Если в 1983 году Научный консультативный совет США полагал, что обломки пока не представляют какой-либо опасности, то уже в 1986 году Министерство обороны США изменило свою точку зрения после проведения исследования искусственных объектов, воз- вратившихся из космоса и наблюдаемых в космическом пространстве. По результатам этого исследования было отмечено, что "обломки представляют собой растущую проблему, серьезность которой зависит от того, как в будущем будут регулироваться вопросы полетов и устра- нения обломков". Эта позиция нашла отражение в подготовленном в марте 1987 года докладе Министерства обороны США о политике в области кос- моса, где говорилось, что при подготовке и осуществлении испытаний и экспериментов в космосе и разработке космических систем по зака- зам Министерства обороны будет преследоваться цель сведения к ми- нимуму или уменьшения накопления космических обломков с учетом требований, предъявляемых в каждом конкретном случае. США стали первым государством, которое официально провоз- гласили свою политику в отношении экологии космоса. В феврале 1988 года президент США подписал директиву по вопросу о космической политике американской Администрации, в которой, в частности, гово- рится, что "… все космические сектора (гражданские, национальной безопасно- сти и коммерческие) будут стремиться свести к минимуму образование кос- 209

мического мусора. Разработка и проведение натурных испытаний и экспе- риментов в космосе будут иметь целью свести к минимуму или сократить накопление орбитального мусора в соответствии с потребностями полета и обеспечения его эффективности с точки зрения приемлемых затрат". Кроме того, в 1988 году по итогам слушаний вопроса о космиче- ских обломках, проведенных Комитетом по науке, технике и космосу палаты представителей конгресса была создана соответствующая меж- ведомственная рабочая группа, в которую вошли представители НАСА, Министерства обороны, Государственного департамента и Ми- нистерства транспорта. В феврале 1989 года эта группа представила Совету национальной безопасности США специальный доклад по этой проблеме. Другие космические державы также не остаются в стороне от вопросов экологии космоса. Так, Европейское космическое агентство (ЕКА) в 1985 году организовало семинар по вопросам возвращения космических обломков в атмосферу Земли, а в 1987 году его Генераль- ный секретарь учредил рабочую группу по космическому мусору с це- лью подготовки доклада по проблеме, который был опубликован в де- кабре 1988 г. (ESA SP-110A). В этом докладе, в частности, говорится, что космический мусор представляет собой все большую угрозу пилотируемой и непилотируе- мой деятельности в космосе. Неограниченный рост его может серьезно ограничить такую деятельность и даже блокировать доступ в космиче- ское пространство. Институт аэрокосмического права Кельнского уни- верситета организовал в 1988 г. международный коллоквиум по эколо- гическим аспектам деятельности в космосе "Правопорядок в космосе и меры по его защите". Вместе с тем, начиная с конца 80-х годов вопрос о засорении космоса затрагивался в рамках Комитета ООН по использованию кос- мического пространства в мирных целях (КОПУОС) его Научно- техническом и Юридическом подкомитете. В 1988 году Комитету ООН по космосу по его просьбе был представлен разработанный КОСПАР и МАФ доклад о положении дел с космическим мусором, а в 1989 - 1991 годах рядом государств (ФРГ, Нидерландами и др.) представлялись ра- бочие документы по проблеме столкновений спутников и пилотируе- мых платформ с другими космическими объектами и в целом по про- блеме экологии космоса. 210

В декабре 1990 года Генеральная Ассамблея ООН в своей резо- люции 45/72 по пункту ее повестки дня "Международное сотрудниче- ство в использовании космического пространства в мирных целях" впервые отметила, что вопрос о космическом мусоре вызывает обеспо- коенность у всех государств и в связи с этим высказалась за то, что государствам-членам необходимо уделять больше внимания вопросу оценки опасности столкновений с космическим мусором и другим ас- пектам рассматриваемой проблемы, призвав продолжить националь- ные исследования в этом направлении. Кроме того, в резолюции гово- рится, что, по мнению Генеральной Ассамблеи ООН, вопрос о косми- ческом мусоре, возможно является темой, которую надлежит рассмот- реть в рамках Комитета ООН по космосу. Все упомянутые исследования и разработки по проблеме эколо- гии космоса группируются вокруг анализа ситуации с космическими обломками, поиска путей регулирования процесса его засорения объ- ектами искусственного происхождения, анализа международных акций и оценки необходимости разработки и принятия новых и дополнения существующих норм международного космического права, имеющих отношение к этому вопросу. В настоящее время основная работа по рассматриваемому во- просу проводится в рамках Межагентского координационного комите- та по проблеме техногенного засорения космоса (IADC) учеными Ев- ропы, Китая, России, США и Японии. 7.5.4. Международно-правовые аспекты реализации мероприятий по уменьшению (предотвращению) засоренности космоса Любая эффективная политика, направленная на решение гло- бальных проблем, к разряду которых уже в самое ближайшее время будет отнесена проблема засорения космического пространства техно- генными космическими телами, должна предусматривать разработку и создание соответствующего международно-правового режима. Основу такого режима должны составлять международные соглашения. Одна- ко в настоящее время не существует полной ясности относительно ха- рактера, степени и масштабов как правового регулирования, так и це- 211

лесообразного международного сотрудничества в решении этой про- блемы, понимания необходимости выработки единой политики, в том числе тех организационно-технических мероприятий, которые различ- ным государствам следует осуществлять совместно. Рассматривая вопросы сотрудничества и совместной разработки соответствующих норм по предотвращению засорения космоса необ- ходимо учитывать прежде всего масштабы, уровень, рамки и содержа- ние целесообразного при этом межгосударственного взаимодействия. Здесь следует различать несколько видов сотрудничества - только между космическими державами, между космическими державами и странами, лишь только приступающими к осуществлению космической деятельности, со всеми странами (известно, что в настоящее время уже достаточно обширное их число всерьез намерены обзавестись ИСЗ раз- личного целевого назначения. Поскольку такие спутники также могут стать потенциальным источником засорения космоса, возникает необ- ходимость в организации эффективного взаимодействия в рассматри- ваемых вопросах стран, их создающих, закупающих и эксплуатирую- щих). До настоящего времени единственным многосторонним орга- ном, занимающимся общими вопросами освоения космоса на прави- тельственном уровне и в принципе способным решать вопросы межго- сударственного сотрудничества по предотвращению засорения косми- ческой среды, является Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Несмотря на то, что проблематика кос- мического мусора официально пока не входит в его повестку дня, представители ряда развитых (Австралия, Швеция, ФРГ, Нидерланды) и развивающихся (Пакистан, Индия и др.) государств продвигают ре- шение о рассмотрении этого вопроса в рамках ООН. Такое обсужде- ние, с одной стороны, содержит ряд преимуществ, поскольку в Коми- тете ООН по космосу представлены все космические державы, а также большое число других государств (в общей сложности 56). Это количе- ство гарантирует, что принципы или положения, принимаемые Коми- тетом, будут одобрены, если не всеми космическими державами, то, по меньшей мере, их большинством. Работа Комитета по этому вопросу может способствовать улучшению взаимопонимания между государ- ствами и позитивно сказаться на международных отношениях в других отраслях прикладной космонавтики. 212

Вместе с тем, хотя в разработку международно-правового режи- ма, касающегося предотвращения засорения космоса объектами искус- ственного происхождения, будет вовлечено большое число государств, нет гарантии, что правовые инструменты, созданные в ООН в виде свода принципов или иной форме, в целом будут юридически обяза- тельны. Достаточно напомнить, например, что принципы непосред- ственного телевизионного вещания (НТВ) и дистанционного зондиро- вания Земли (ДЗЗ) из космоса получили лишь статус резолюций Гене- ральной Ассамблеи ООН и в соответствии с пониманием ряда запад- ных стран не являются обязательными нормами международного пра- ва. Кроме того, Комитет ООН по космосу принимает свои решения консенсусом, что подразумевает чрезвычайно трудоемкий и громозд- кий процесс выработки и согласований каких-либо решений. Так, об- суждение проблемы использования в космосе ядерных источников энергии уже заняло более десяти лет, столько же времени на повестке дня Комитета находились вопросы НТВ и ДЗЗ. Следовательно, научно- технические и правовые аспекты проблемы, как правило в процессе утряски тактических и политических соображений порой уходят на второй план. Есть опасение, что аналогичная ситуация может повто- риться и с обсуждением в ООН проблемы засорения космического пространства. Одна из причин трудоемкости процесса принятия решений в ООН заключается в том, что обсуждение вопросов космоса как тако- вых не фокусируется лишь на их сути, а подразумевает и включает в себя много других общеполитических и иных долгосрочных стратеги- ческих соображений. Таким образом, на обсуждении там вопроса о за- соренности космоса может негативно сказаться политическая конъ- юнктура. Другой негативный фактор – опасность вовлечения в дискус- сию большого числа государств, непосредственно не осуществляющих космическую деятельность, что может привести к ситуации, когда бу- дут выдвигаться и защищаться недостаточно аргументированные и научно обоснованные идеи и предложения. Важный аспект касается заинтересованности государств в об- суждении и реализации политики по сокращению и предотвращению засорения космоса. В настоящий момент сложилась ситуация, когда многие предложения, вносимые в ООН относительно тех или иных норм, правил и обязательств, которыми должны руководствоваться 213

государства в мирном освоении космоса отвергаются "с порога", что свидетельствует о нежелании многих стран публично отстаивать (оправдывать) перед широкой международной общественностью те или иные свои действия (программы и эксперименты), осуществляе- мые в космосе. Прежде всего, такая политика характерна для США и ряда дру- гих западных стран. В случае широкого обсуждения тематики экологии космоса предложения государств, непричастных к их практической ре- ализации будут неизбежно отвергнуты. Не исключена ситуация, когда некоторые государства будут стремиться рассматривать возможные предложения, имея в виду их одобрение и руководство в своей косми- ческой деятельности, в обмен на взаимные уступки в отношениях с ка- ким-либо государством или группой государств. В то же время, вряд ли можно ожидать принятия радикальных односторонних обязательств со стороны космических держав. Таким образом, при рассмотрении мероприятий, которые следо- вало бы провести в будущем для эффективного ограничения дальней- шего засорения космоса, необходимо ясно представлять, что их могут осознанно отстаивать только государства, реально осуществляющие космическую деятельность. В эту категорию входят, разумеется, и те, которые вероятнее всего (например, исходя из масштабов своей косми- ческой деятельности) могут пострадать от ущерба, наносимого техно- генными космическими телами. Ущерб, вызываемый космическими обломками, падающими на Землю, играет, как показывает практика, крайне незначительную роль, поскольку большая их часть сгорает в атмосфере при вхождении в ее плотные слои. Если падение обломков все же происходит на террито- рию какого-либо государства и с его стороны поступает запрос на ком- пенсацию за ущерб, то соответствующие вопросы регулируются в рам- ках Конвенции об ответственности (1975 г.). Создание новых между- народно-правовых норм применительно к этой ситуации не требуется. Таким образом, поскольку исходя из своей физической сущно- сти на данном этапе проблема засорения космического пространства затрагивает интересы прежде всего ведущих космических держав, в долгосрочном плане соответствующую российскую политику необхо- димо строить на развитии преимущественно двухстороннего сотрудни- чества в этой области. Прежде всего Россия и США должны быть во- влечены в процесс разработки норм, касающихся засорения космоса. 214

Особый акцент должен быть сделан на объединение интересов обеспечения безопасности космических полетов. Именно эти две ве- дущие космические державы способны сфокусировать свои усилия прежде всего на научных и технических аспектах проблемы и тех зада- чах, которые необходимо решить по предотвращению или сокращению засорения космоса, ограничивая при этом, по возможности, влияние политических разногласий на процесс выработки и принятия необхо- димых решений. Подобный подход, однако, не повлечет за собой необходимости обязательного соблюдения жесткой приверженности согласованным таким образом нормам и принципам поведения в космосе в контексте предотвращения его засорения, по меньшей мере до тех пор, пока не будет разработано и подписано соответствующее международное со- глашение. РФ и США (возможно с участием Европейского космиче- ского агентства) могли бы при условии обоюдной политической воли инициировать этот процесс путем подготовки и заключения соглаше- ния о сотрудничестве по данной проблеме. В последующем это согла- шение могло бы быть открыто для присоединения других стран. Документ такого рода служил бы в качестве основы, которая в результате дополнительного углубленного изучения этой проблемы под воздействием мнения международного сообщества могла бы пре- образоваться в вариант проекта многостороннего соглашения. Решаю- щую роль в его разработке на этом этапе мог бы сыграть Комитет ООН по космосу. Однако, для этого необходимо наличие не только общего понимания насущной необходимости объединения усилий в решении задачи предотвращения дальнейшего прогрессирующего засорения космоса, но и готовность взять на себя обязательства следовать опре- деленным нормам космической деятельности. В числе первоочередных международно-правовых мероприятий, актуальность проведения которых не вызывает сомнений, следует от- метить консультации на национальном и международном уровне по широкому кругу проблем засоренности космоса. Такие консультации в принципе предусмотрены ст.9 Договора по космосу (1967 г.) и должны проводиться в тех случаях, когда "...государство имеет основания пола- гать, что запланированная ...космическая деятельность может оказать потенциально вредные помехи в деятельности... по мирному исследо- ванию и использованию космического пространства". Такие консуль- тации прежде всего должны быть организованы между национальными 215

космическими агентствами таких стран, как США, РФ, КНР, Япония, Канада; стран-членов ЕКА. Консультации и обмен мнениями должны подготовить почву для разработки основных положений и элементов международно- правового режима осуществления космической деятельности в контек- сте снижения или предотвращения засоренности космоса. В качестве элементов такого режима могли бы быть конкретно сформулированы положения дополнительных норм международного космического пра- ва, касающихся проблемы ( координации запусков, необходимой но- тификации о всех случаях образования обломков, совместных мерах по устранению угрозы засоренности космоса и, наконец, мерах по осу- ществлению международного контроля и наблюдения космических об- ломков, дополняющих усилия, предпринимаемые на национальном уровне). В целом, достижение прогресса в этом направлении будет яв- ляться делом весьма сложным, однако ясно выраженное намерение международного сообщества признать и эффективно решать задачи охраны окружающей среды закладывает хорошую основу для реализа- ции подходов к проблеме засорения околоземного космического про- странства, поскольку подобные экстерриториальные и трансграничные проблемы могут быть эффективно рассмотрены и решены лишь путем принятия согласованных решений на международном уровне. Дополнительная специальная литература Бордунов В.Д.,Марков В.Н. Космос. Земля. Право. М., 1978. Нозари Ф. Космическое право. М., 1979. Котляров И.И. Международный контроль с использованием космических средств. М., 1981. Международное космическое право: Учебник/ Отв. ред. А.С.Пирадов, М.,1985. Космонавтика: Энциклопедия / Гл. ред. В.П.Глушко - М.: Совет- ская энциклопедия, 1985. - 528 с. Черкас С.В. Современные политико-правовые проблемы военно- космической деятельности и основы методологии их исследования. М., МО РФ, 1995. Пудовкин О.Л. Основы теории оценки состояния техногенной космической обстановки. М., МО РФ, 1997. 216

8. Ответственность в международном космическом праве 8.1. Политические и правовые аспекты ответственности в международном космическом праве Одним из способов обеспечения порядка в международных от- ношениях с древних времен до наших дней является использование ин- ститута ответственности. Проблема международно-правовой ответ- ственности приобретает с каждым годом все большее значение в прак- тике международных отношений как один из охранительных институ- тов, способствующих поддержанию в мире определенного правопо- рядка. В настоящее время принцип ответственности государств са- мым тесным образом связан с вопросами борьбы за мир, за мирное со- существование государств с различным социальным строем, за ликви- дацию колониализма и обеспечение свободы народов. Поэтому боль- шое значение приобретает прежде всего вопрос о политической ответ- ственности государств за преступления, направленные против мира и человечности. Не меньшее значение имеет и вопрос о материальной ответ- ственности государств за вред, причиненный другим государством, в частности в ходе эксплуатации новых видов техники и проведения в жизнь научных достижений, обусловленных научно-технической рево- люцией. 217

Как известно, расширение экономических и культурных связей между государствами происходит главным образом на основе договор- ных отношений. Последовательное соблюдение принципов ответ- ственности призвано способствовать более четкому выполнению госу- дарствами своих договорных обязательств. Соблюдение внутреннего законодательства обеспечивается со- ответствующей национальной системой юридических норм, а также возможностью использования аппарата принуждения, который являет- ся составной частью государственного механизма. В международных отношениях не существует какого-либо цен- трализованного надгосударственного аппарата принуждения. Гаранти- ей соблюдения международного правопорядка служат сами междуна- родно-правовые нормы и принципы, важнейшим из которых является принцип pacta sunt servanda ("договоры должны соблюдаться"), есть добровольность государств в соблюдении норм международного права. Венская Конвенция "О праве международных договоров", всту- пившая в силу 27 января 1980 г., является наиболее авторитетным до- кументом, который определяет то, как должны соблюдаться договоры. В ней поясняется порядок применения существующего обычного права и частично предпринимаются целенаправленные усилия по его про- грессивному развитию. Древний принцип pacta sunt servanda был провозглашен в ст.26 Конвенции в качестве основного принципа: "Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться". Своеобразной гарантией соблюдения этого принципа является другой принцип – ответственность за причинение вреда или за от- каз возместить его. Понятие “ответственность” в международном космическом пра- ве включает: международную ответственность государств за нарушение норм и принципов международного права; материальную ответственность за ущерб, причиненный в ре- зультате осуществления космической деятельности. Необходимо различать субъекты публично-правовой и частно- правовой ответственности. К первым относятся только государства, межгосударственные организации, ко вторым - физические и юридические лица, а иногда 218

государства и международные организации, выступающие в качестве стороны в частноправовом контракте. Если субъект международного права может быть объявлен ви- новным в нарушении каких-либо интересов другого субъекта в резуль- тате правонарушения, то это не значит, что не может быть случаев причинения ущерба вне связи с нарушением международного права. Иначе говоря, ущерб может быть причинен субъекту международного права не только в результате виновных действий другого субъекта, но и в результате его правомерных действий. В космическом праве выработка норм об ответственности нача- лась в области публично-правовых взаимоотношений. Проблемы част- ноправовой ответственности за космическую деятельность пока не об- суждаются. Это объясняется тем, что вся космическая деятельность осуществляется государствами, а там, где частный капитал уже проник в область исследований и использования космоса, ответственность за национальную космическую деятельность также несут государства. В Договоре по космосу 1967 года в ст.VI сказано: "Государства - участники Договора несут международную ответ- ственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридиче- скими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в настоящем Договоре. Деятельность неправительственных юридических лиц в космиче- ском пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна прово- диться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства - участника Договора. В случае деятельности в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, международной орга- низации ответственность за выполнение настоящего Договора несут, наряду с международной организацией, также и участвующие в ней государства - участники Договора". Применение института ответственности в международном кос- мическом праве требует определения понятия ущерба и ответственно- сти за него. В международном праве термин "ущерб" означает лишение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья, либо уничтожение или повреждение имущества государств, либо физиче- 219

ских или юридических лиц, имущества международных межправитель- ственных организаций. Государства пришли к согласию по вопросу о том, кто должен нести ответственность за ущерб, причиненный космическими объекта- ми. В общей форме этот принцип закреплен в ст. II Договора по космо- су: "Каждое государство - участник Договора, которое осуществляет или организует запуск объекта в космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, а также каждое государство - участник Договора, с территории или установок которого производится запуск объекта, несет международную ответственность за ущерб, причиненный такими объектами или их составными частями на Земле, в воздушном или в космическом про- странстве, включая Луну и другие небесные тела, другому государству - участнику Договора, его физическим и юридическим лицам". В статье четко определено, что ответственность несет то госу- дарство, которое осуществляет или организует запуск, а также государ- ство, с территории или установок которого производится запуск. Постановка вопроса об ответственности за ущерб в результате деятельности в космосе не является искусственной. Неоднократно отмечались случаи падения на Землю космиче- ских объектов и их составных частей. Наиболее значимые последствия могут происходить в связи с падением объектов с ядерными источни- ками энергии. Например, в 1978 году космический аппарат "Космос- 954" вошел в атмосферу и развалился на тысячи радиоактивных оскол- ков, которые были разбросаны на площади 100000 км2 в северо- западных районах Канады. В результате Советский Союз выплатил Ка- наде значительную денежную компенсацию. Падение любых космических объектов или их частей может привести к гибели людей, причинению им увечья, уничтожению или повреждению имущества, принадлежащего государству или его физи- ческим и юридическим лицам. Падающие космические объекты могут причинить ущерб не только на сухопутной территории, но также в от- крытом море и в воздухе. Ущерб может быть причинен не только при падении космиче- ских объектов, но и во время вывода их на орбиту, если на активном участке вывода спутника на орбиту траектория полета ракеты-носителя проходит через воздушное пространство, в котором находится воздуш- ное судно. Другим местом, где может быть нанесен ущерб, является 220

само космическое пространство: космический объект одного государ- ства может причинить ущерб находящемуся на орбите объекту другого государства. Ущерб может выразиться и в других формах: создание помех космической радиосвязи, телевидению через спутники-ретрансляторы и т.д. Выше говорилось о частных случаях причинения вреда в резуль- тате космической деятельности, но возможны и более серьезные и опасные действия в космосе, которые могут повлечь за собой угрозу миру и существованию целых стран и народов. Это - использование космоса в военных целях. Если ущерб причинен в результате законных действий, без наличия прямого умысла и без преднамеренного нарушения юридиче- ских норм в ходе деятельности, допустимой по международному пра- ву, речь идет только о материальном возмещении ущерба. Но когда приходится сталкиваться с действиями государств, связанных с нару- шением мира или угрозы миру, с преднамеренным нарушением норм международного права, речь идет уже о политической ответственности одного государства перед другим или перед всем международным со- обществом. В таких случаях ответственность может быть одновремен- но и политической, и материальной. Стремление стран кодифицировать вопросы использования ин- ститута ответственности в рамках космической деятельности практи- чески проявилось с начала космической эры. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1963 (XVIII) от 13 декабря 1963 года Комитету ООН по космосу и его Юридическому подкомитету поручалось принять меры к незамедлительному составле- нию проекта международного соглашения об ответственности за ущерб, причиненный объектами, запускаемыми в космос. С 1964 года на рассмотрении Юридического подкомитета нахо- дился проект международного соглашения по вопросу об ответствен- ности за ущерб, причиненный запускаемыми в космос объектами, ко- торый был внесен Венгерской Народной Республикой. Наряду с этим проектом подкомитет рассматривал также проекты, внесенные США, Бельгией, Индией и Италией. 18 декабря 1967 года Генеральная Ассамблея ООН приняла ре- золюцию, в которой содержалась просьба к Комитету ООН по космосу в срочном порядке завершить подготовку проекта соглашения об от- 221

ветственности, с тем чтобы представить его на рассмотрение 23-й сес- сии Генеральной Ассамблеи ООН. Однако вопрос оказался сложным, и выработка проекта согла- шения затянулась. Советские представители в комитете поддерживали венгерский проект, наиболее полно отвечающий интересам всех госу- дарств. В ходе Х сессии Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу в 1971 году были согласованы все вопросы и принят текст проекта Конвенции о международной ответственности за ущерб, при- чиненный космическими объектами. 26-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в 1971 году утвердила окончательный текст Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. 29 марта 1972 года Конвенция была открыта для подписания в Москве, Вашингтоне и Лондоне. Она вступила в силу 30 августа 1972 года. Советский Союз ратифицировал ее в 1973 году. 8.2. Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами Конвенция о международной ответственности за ущерб, причи- ненный космическим объектами (Конвенция об ответственности) была принятая 29 ноября 1971 года [резолюция 2777 (XXVI)], открыта для подписания 29 марта 1972 года и вступила в силу 1 сентября 1972 года. Депозитарии: Российская Федерация, Соединенное Королевство и Со- единенные Штаты. В преамбуле к Конвенции об ответственности говорится, что, несмотря на меры предосторожности, которые должны принимать гос- ударства и международные межправительственные организации, зани- мающиеся запуском космических объектов, эти объекты могут иногда причинять ущерб. Поэтому признана необходимость разработки эф- фективных международных правил и процедур относительно ответ- ственности за ущерб, причиненный космическими объектами, и обес- печения, в частности, безотлагательной выплаты полной и справедли- вой компенсации жертвам такого ущерба. 222

Выражена уверенность, что установление таких правил и проце- дур будет содействовать укреплению международного сотрудничества в области исследования и использования космического пространства в мирных целях. Как и большинство документов международного космического права Конвенция начинается с введения согласованных терминов. В ст.I вводятся термины: ущерб, запуск, запускающее государство и кос- мический объект: "а) термин "ущерб" означает лишение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья; либо уничтожение или повреждение иму- щества государств, либо физических или юридических лиц или имущества международных межправительственных организаций; b) термин "запуск" включает попытку запуска; с) термин "запускающее государство" означает: i) государство, которое осуществляет или организует запуск кос- мического объекта, ii) государство, с территории или установок которого осуществля- ется запуск космического объекта; d) термин "космический объект" включает составные части космиче- ского объекта, а также средства его доставки и его части". Согласно принятой Конвенции запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, при- чиненный его космическими объектами на поверхности Земли или воз- душному судну в полете. Если же в любом месте, помимо поверхности Земли, космиче- скому объекту одного запускающего государства либо лицам или имуществу на борту такого космического объекта причинен ущерб космическим объектом другого запускающего государства, то послед- нее несет ответственность только в случае, когда ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает. В Конвенции особо оговариваются случаи ответственности гос- ударств при совместном производстве запуска и ответственности госу- дарства с территории и установок которого производится запуск (ст.V): "1. Когда два государства или более совместно производят запуск космического объекта, они несут солидарную ответственность за любой причиненный ущерб. 2. Запускающее государство, которое выплатило компенсацию за ущерб, имеет право регрессного требования к остальным участникам сов- местного запуска. Участники совместного запуска могут заключать согла- 223

шения о распределении между собой финансовых обязательств, по которым они несут солидарную ответственность. Такие соглашения не затрагивают права государства, которому причинен ущерб, требовать всей компенсации за ущерб на основании настоящей Конвенции от любого из запускающих государств или всех запускающих государств, которые несут солидарную ответственность. 3. Государство, с территории или установок которого производится запуск космического объекта, рассматривается в качестве участника сов- местного запуска". Из статьи следует, что при совместном запуске космических объектов предусматривается солидарная ответственность государств за причиненный ущерб. Освобождение от абсолютной ответственности предоставляется в той мере, в какой запускающее государство докажет, что ущерб явил- ся полностью или частично результатом грубой небрежности либо дей- ствия или бездействия, совершенных с намерением нанести ущерб, со стороны государства-исца, либо физических или юридических лиц, ко- торых оно представляет. Статья VI Конвенции содержит важное положение, согласно которому "никакого освобождения не предоставляется в случаях, когда ущерб явился результатом деятельности запускающего государства, которая не со- ответствует международному праву, включая, в частности, Устав Организа- ции Объединенных Наций и Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела". Положения Конвенции не применяются к случаям ущерба, при- чиненного космическим объектом запускающего государства гражда- нам этого запускающего государства и иностранным гражданам в то время, когда они участвуют в операциях, связанных с этим космиче- ским объектом, со времени его запуска или на любой последующей стадии вплоть до его спуска, или в то время, когда они находятся по приглашению этого запускающего государства в непосредственной близости от района запланированного запуска или возвращения объек- та. Претензия о компенсации за ущерб предъявляется запускающе- му государству по дипломатическим каналам. Если государство не поддерживает дипломатических отношений с соответствующим запус- 224

кающим государством, оно может обратиться к другому государству с просьбой предъявить свою претензию этому запускающему государ- ству или каким-либо иным образом представлять его интересы на ос- новании Конвенции. Оно может также предъявить претензию через Генерального секретаря Организации Объединенных Наций при усло- вии, что как государство-истец, так и запускающее государство явля- ются членами Организации Объединенных Наций. В Конвенции (ст.X) определены претензионные сроки: "1. Претензия о компенсации за ущерб может быть предъявлена за- пускающему государству по прошествии не более года с даты причинения ущерба или установления запускающего государства, которое несет ответ- ственность за ущерб. 2. Однако, если государству не известно о причинении ущерба или если оно не смогло установить запускающее государство, которое несет от- ветственность за ущерб, то это первое государство может предъявить пре- тензию в течение одного года с даты, когда ему стали известны указанные выше факты; этот период, однако, ни в коем случае не превышает одного года с даты, когда, по разумным предположениям, такое государство могло узнать об этих фактах, приложив должные усилия. 3. Сроки, определенные в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, применя- ются даже в том случае, когда полный объем ущерба может быть не изве- стен. Однако в этом случае государство-истец имеет право пересмотреть претензию и представить дополнительную документацию по истечении та- ких сроков, но не позднее одного года после того, как стал известен полный объем ущерба". Сумма компенсации, которую запускающее государство обязано выплатить на основании Конвенции за причиненный ущерб, определя- ется в соответствии с международным правом и принципами справед- ливости, с тем чтобы обеспечить возмещение ущерба, восстанавлива- ющее физическому или юридическому лицу, государству или между- народной организации, от имени которой предъявляется претензия, по- ложение, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен. Спорные претензии регулируются создаваемыми ad hok комиссиями по рассмотрению претензий (ст.XV): "1. Комиссия по рассмотрению претензий состоит из трех членов: члена Комиссии, назначаемого государством-исцом, члена Комиссии, назначаемого запускающим государством, и председателя, выбираемого совместно двумя сторонами. Каждая сторона производит соответствующее 225

назначение в двухмесячный срок с даты предъявления требования о созда- нии Комиссии по рассмотрению претензий. 2. Если в течение четырех месяцев с даты предъявления требований о создании Комиссии не достигнуто соглашение относительно выбора пред- седателя, любая из сторон может обратиться к Генеральному секретарю Ор- ганизации Объединенных Наций с просьбой назначить председателя в тече- ние последующего двухмесячного периода". Комиссия сама устанавливает процедуру своей работы и опре- деляет место или места, в которых она будет проводить свою работу, и принимает решения по всем административным вопросам. Комиссия устанавливает обоснованность претензий о компенса- ции и определяет сумму компенсации, если она подлежит выплате. Ее решение является окончательным и обязательным, если об этом была достигнута договоренность между сторонами: в ином случае Комиссия выносит окончательное определение рекомендательного характера, ко- торое стороны рассматривают в духе доброй воли. Комиссия излагает обоснование и выносит свое решение или определение в кратчайший возможный срок и не позднее чем через год с даты ее создания (если не сочтет необходимым продлить этот срок), опубликовывает свое решение или определение, передает заверенную копию своего решения или определения каждой из сторон, а также Ге- неральному секретарю Организации Объединенных Наций. Конвенция (ст.XXI) включает следующее гуманное положение: "Если ущерб, причиненный космическим объектом, представляет в больших масштабах угрозу для жизни людей или серьезно отражается на условиях жизни населения или деятельности жизненно важных центров, то государства-участники, и в частности запускающее государство, изучают возможность безотлагательного представления соответствующей помощи государству, которому причинен ущерб, когда последнее обращается с просьбой об этом". Все указанные положения Конвенции относятся и к межправи- тельственным организациям, осуществляющим космическую деятель- ность, если такая организация заявляет, что она принимает на себя пра- ва и обязанности, предусмотренные Конвенцией, при условии что большинство государств-членов организации являются участниками данной Конвенции и Договора по космосу 1967 года. 226

Дополнительная специальная литература Колосов Ю.М. Ответственность в международном праве. М., 1975. Рубанов А.А. Международная космическо-правовая имуще- ственная ответственность. М., 1977. Ушаков Н.А. Основания международной ответственности госу- дарства. М., 1982. Международное космическое право: Учебник/ Отв. ред. А.С.Пирадов, М.,1985. Черкас С.В. Современные политико-правовые проблемы военно- космической деятельности и основы методологии их исследования. М., МО РФ, 1995. 227

9. Развитие норм космического права на национальном уровне На протяжении многих лет стало привычным исходить из того, что правовое регулирование космической деятельности осуществляет- ся преимущественно на международном уровне, где заключены ряд до- говоров и соглашений, возникла и развивается самостоятельная об- ласть международного права - международное космическое право. На этом фоне весьма незаметным остается развитие национального право- вого регулирования отношений, возникающих в связи с освоением космоса. В России, США, Великобритании, Швеции и некоторых других странах приняты национальные законы и другие нормативные акты по вопросам исследования и использования космического пространства. Конечно, объем российского внутригосударственного законотворче- ства в этой области пока еще не может конкурировать с размахом меж- дународно-правового регулирования, однако однобокий подход с кре- ном лишь в область международно-правовой регламентации космиче- ской деятельности ведет к игнорированию состояния и перспектив раз- вития национальных законодательств по космосу. Интерес к национальному регулированию космической деятель- ности обострился в 80-е годы в силу очевидности "коммерческого кре- на" космонавтики, широкого участия в космической деятельности частных фирм и корпораций. Отсюда - практическая необходимость внутригосударственного регулирования такой деятельности, соответ- ствующих прав и обязанностей, отношений с различного рода государ- ственными структурами в свете соблюдения ст.VI Договора по космосу 1967 года, провозгласившей: 228

"Государства - участники Договора несут международную ответ- ственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридиче- скими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в настоящем Договоре. Деятельность неправительственных юридических лиц в космиче- ском пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна прово- диться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства - участника Договора. В случае деятельности в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, международной орга- низации ответственность за выполнение настоящего Договора несут, наряду с международной организацией, также и участвующие в ней государства - участники Договора". В целом, число стран, имеющих свои национальные законы по космосу, еще очень незначительно. Ныне, когда к космической дея- тельности в той или иной степени приобщились многие государства, необходимость решения этого вопроса является очевидной. И дело не только в имплементации международно-правовых обязательств. По мере расширения сферы интересов международного сообщества в кос- мосе, все более ощутимого их коммерческого и прикладного характера, возникает множество различных проблем, требующих решения в рам- ках внутринациональной юрисдикции. Ниже приводится анализ состо- яния и перспектив развития вопросов национального правового регу- лирования в ведущих космических державах, прежде всего в России и США. 9.1. Правовое регулирование космической деятельности в России Россия до недавнего времени оставалась единственной из веду- щих космических держав, где отсутствовали официально оформленные национальные правовые нормы, в той или иной мере регламентирую- щие космическую деятельность в каком-либо из ее ключевых аспектов. Конечно, существовали (и существуют) внутриведомственные доку- менты, обеспечивающие выполнение этой задачи, однако и те носят сугубо закрытый характер. 229

Вопрос разработки национального космического Законодатель- ства серьезно не поднимался вплоть до конца 80-х годов, что несо- мненно имело свои негативные последствия как в плане организации в стране эффективной деятельности по исследованию и использованию космоса, так и с точки зрения построения правового государства (хотя этот вопрос и не являлся ни основным, ни единственным из нерешен- ных у нас правовых вопросов). В Российской Федерации Закон о космической деятельности был принят в 1993 году и дополнен в 1996 году, что явилось важней- шим событием для отечественной космонавтики. Принятый Закон о космической деятельности определил и зако- нодательно закрепил: ключевые направления российской космической политики; цель и основные задачи деятельности по исследованию и ис- пользованию космического пространства (особая роль в Законе была отведена задаче обеспечения обороноспособности страны с использо- ванием космических средств); структуру и функции органов управления космонавтикой, их права и полномочия в соответствии с новой организацией государ- ственной власти и управления в стране; основы организации пилотируемой космонавтики; структуру, функции и полномочия органов и организаций, отве- чающих за те или иные аспекты космической деятельности (запуск космических аппаратов, управление ими, распространение данных и т.п.); ответственность за ущерб, наносимый в ходе осуществления космической деятельности (прежде всего - экологический, а также непосредственно жизни и здоровью людей); основы организации коммерческой деятельности, связанной с освоением космоса, в том числе и в международном масштабе; ключевые принципы международной политики РФ в области космоса. Закон определяет, что отношения в области космической дея- тельности регулируются в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международно- го права и международными договорами Российской Федерации, 230

настоящим Законом, другими федеральными законами и иными норма- тивными правовыми актами Российской Федерации. В отличие от принятых международных соглашений Закон определяет понятие "космическая деятельность" и ее направления: "1. Для целей настоящего Закона под космической деятельностью понимается любая деятельность, связанная с непосредственным проведени- ем работ по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. К основным направлениям космической деятельности относятся: научные космические исследования; использование космической техники для связи, телевизионного и ра- диовещания; дистанционное зондирование Земли из космоса, включая экологиче- ский мониторинг и метеорологию; использование спутниковых навигационных и топогеодезических си- стем; пилотируемые космические полеты; использование космической техники, космических материалов, кос- мических технологий в интересах обороны и безопасности Российской Фе- дерации; наблюдение за объектами и явлениями в космическом пространстве; испытания техники в условиях космоса; производство в космосе материалов и иной продукции; другие виды деятельности, осуществляемые с помощью космической техники. 2. Космическая деятельность включает в себя создание (в том числе разработку, изготовление и испытания), использование (эксплуатацию) кос- мической техники, космических материалов и космических технологий и оказание иных связанных с космической деятельностью услуг, а также меж- дународное сотрудничество Российской Федерации в области исследования и использования космического пространства". Статья 2 В соответствии с принятыми направлениями космической дея- тельности сформулированы цели, которые охватывают всю сферу национальных интересов России. "Целями космической деятельности являются: содействие экономическому развитию государства, повышению бла- госостояния населения Российской Федерации путем рационального и эф- 231

фективного использования космической техники, космических материалов и космических технологий, а также расширения масштабов их использования; укрепление и развитие научно-технического и интеллектуального потенциала космической индустрии и ее инфраструктуры; содействие укреплению обороны и обеспечению безопасности Рос- сийской Федерации; дальнейшее совершенствование и накопление научных знаний о Зем- ле, космическом пространстве и небесных телах; развитие и расширение международного сотрудничества Российской Федерации в интересах дальнейшей интеграции Российской Федерации в систему мировых хозяйственных связей и обеспечения международной без- опасности". Статья 3 Принципы космической деятельности России отвечают поддер- жанию мира и международной безопасности, взаимовыгодного и рав- ноправного сотрудничества государств независимо от их политической ориентации и экономического развития. Особо отмечается стремление России к широкому использованию достижений оборонных отраслей в решении ряда федеральных задач. "1. Космическая деятельность осуществляется в соответствии со сле- дующими принципами: содействия поддержанию мира и международной безопасности пу- тем использования достижений космической науки и техники; поощрения привлечения внебюджетных средств в космическую дея- тельность при сохранении государственного контроля за их использованием и обеспечения гарантий соблюдения государственных интересов Россий- ской Федерации; обеспечение безопасности космической деятельности и охраны окружающей природной среды; равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества Российской Федерации в области космоса; международной ответственности Российской Федерации за осу- ществление космической деятельности; рационального сочетания и сбалансированного развития космиче- ской техники и космических технологий, применяемых в научных, социаль- но-экономических целях, в интересах обороны и безопасности Российской Федерации (далее - космическая техника двойного назначения). Не допускается космическая деятельность, запрещенная междуна- родными договорами Российской Федерации. 232

2. Космическая деятельность, а также распространение информации о космической деятельности осуществляются с соблюдением установлен- ных законами требований охраны государственной тайны, служебной и коммерческой тайны, а также результатов интеллектуальной деятельности и исключительных прав на них”. Статья 4 Законом о космической деятельности установлена система огра- ничений, накладываемых на деятельность по исследованию и исполь- зованию космического пространства с точки зрения обеспечения "стра- тегической и экологической" безопасности страны. В частности, запрещается: вывод в космическое пространство и испытания ядерного ору- жия и любых других видов оружия массового уничтожения; воздействие на природную среду в космосе или из космоса в во- енных или враждебных целях; использование Луны и других небесных тел в военных целях; преднамеренное создание непосредственной угрозы для без- опасности космическим объектам и преднамеренная их ликвидация. Анализ приведенных ограничений свидетельствует о том, что они лишь подтверждают те запретительные положения, которые со- держат основные международно-правовые нормы, регламентирующие деятельность по исследованию и использованию космического про- странства, никак их не развивая и не конкретизируя. Следовало бы также отметить, что Закон не допускает любой иной космической дея- тельности под юрисдикцией Российской Федерации, запрещенной международными договорами. Общее руководство космической деятельностью осуществляет Президент Российской Федерации. Президент Российской Федерации: рассматривает и утверждает основные положения государствен- ной политики в области космической деятельности; устанавливает особо важным космическим проектам и програм- мам статус президентских; решает наиболее важные вопросы государственной политики в области космической деятельности. Правительство Российской Федерации: 233

реализует государственную политику в области космической де- ятельности в интересах науки, техники, различных отраслей экономики и международного сотрудничества Российской Федерации; координирует деятельность федеральных органов исполнитель- ной власти и организаций, участвующих в осуществлении космической деятельности; обеспечивает функционирование и развитие ракетно- космической отрасли и космической инфраструктуры; рассматривает и утверждает Федеральную космическую про- грамму, долгосрочные космические программы Российской Федера- ции, государственный заказ на разработку, производство и поставку космической техники и объектов космической инфраструктуры и госу- дарственный оборонный заказ на разработку, производство и поставки космического вооружения и военной техники; вносит в установленном порядке предложения о финансирова- нии Федеральной космической программы; обеспечивает благоприятные условия для разработки перспек- тивных космической техники и космических технологий, осуществляет политику государственной поддержки ракетно-космической отрасли; координирует вопросы международного сотрудничества Рос- сийской Федерации в области космической деятельности и осуществ- ляет контроль за разработкой и реализацией международных космиче- ских проектов Российской Федерации; утверждает в пределах своей компетенции нормативные право- вые акты, регламентирующие порядок разработки, создания, испыта- ния и использования (эксплуатации) космической техники; назначает государственные комиссии по испытаниям космиче- ской техники. Федеральный орган исполнительной власти по космической дея- тельности осуществляет руководство космической деятельностью в интересах науки, техники и различных отраслей экономики, а также организует работу по созданию космической техники научного и соци- ально-экономического назначения и совместно с Федеральным орга- ном исполнительной власти по обороне - космической техники двойно- го назначения в рамках Федеральной космической программы. Федеральный орган исполнительной власти по обороне осу- ществляет реализацию государственной политики в области космиче- ской деятельности в интересах обороны и безопасности Российской 234

Федерации, а также организует работу по созданию космической тех- ники военного назначения и совместно с Федеральным органом испол- нительной власти по космической деятельности - космической техники двойного назначения в рамках космического раздела федеральной про- граммы разработки, создания и производства вооружения и военной техники. Следует отметить, что Закон определил лишь общий порядок взаимоотношений между различными государственными структурами при осуществлении космической деятельности. Указанные взаимоот- ношения конкретизируются в различных подзаконных актах. Однако зачастую стремление упорядочить ее посредством положений, распо- ряжений и инструкций не всегда достигает цели как по причине неод- нозначности изложения ряда положений самим Законом и их несоот- ветствия ранее принятым документам, так и вследствие столкновений ведомственных интересов. Складывающуюся сегодня ситуацию можно пояснить, в частно- сти, таким примером. В число задач РКА входит "участие в организа- ции и проведении ... работ по поддержанию и развитию наземных объ- ектов космической инфраструктуры". Однако основным источником финансирования этого вида космической деятельности по сей день продолжает оставаться бюджет ВКС МО. Очевидно, при отсутствии правовых основ, регулирующих порядок использования объектов кос- мической инфраструктуры различными ведомствами, обе организации имеют возможность использовать выгодные для себя аргументы с це- лью установления соответствующей ведомственной принадлежности того или иного объекта, степени участия в его управлении, порядка ис- пользования полученной с его помощью информации и т.д. Еще одна немаловажная проблема связана с отсутствием пока четко налаженного и закрепленного в правовом порядке механизма межведомственного согласования и выработки военно-политических решений. Фактически сложилась ситуация, когда каждое ведомство (или заинтересованные группы) обладает определенными возможно- стями для реализации в известном смысле самостоятельной (с точки зрения извлечения собственной выгоды) экономической политики, в т.ч. путем "лоббирования" в правительственных структурах, пользуясь отсутствием действенного механизма всеобъемлющего контроля на государственном уровне процессов выработки военно-технической по- литики. 235

Так, известны попытки использования научно-технического за- дела, полученного с помощью экспериментальной базы РФ, в интере- сах совместных российско-американских проектах без предваритель- ного согласования с ведомствами, чьи интересы затрагиваются в ре- зультате осуществления такого рода проектов. Существуют и другие предпосылки к затруднению осуществле- ния космической деятельности, что вызвано определенными неувязка- ми между формируемым правовым режимом исследования и использо- вания космического пространства и перечнем необходимых прав (прав организаций, эксплуатирующих объекты космической инфраструкту- ры), наделение которыми обязывает статус этих организаций. Так, со- гласно утвержденному директором РКА 30.09.1992 г. Временному по- ложению о выдаче лицензий Российским космическим агентством осуществляется "лицензирование всех видов деятельности по исследо- ванию и использованию космического пространства и по предоставле- нию космических услуг", в том числе "деятельность предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности и ве- домственной принадлежности". При этом ни в Положении, ни в Законе не сказано ни слова об участии МО в процессе лицензирования. В ито- ге складывается парадоксальная ситуация: РКА, никоим образом не не- сущее ответственность за поддержание требуемого уровня обороно- способности РФ, устанавливает, тем не менее, лицензионный режим содержания, эксплуатации и развития космической инфраструктуры для ведомства, осуществляющего данную функцию (обеспечения обо- роноспособности). Проведенный анализ свидетельствует о том, что в целях осу- ществления эффективной космической деятельности космическое за- конодательство РФ нуждается в дальнейшем совершенствовании и прежде всего в части уточнения роли каждого ведомства, организации и учреждения как в процессе осуществления конкретного вида такой деятельности, так и в процессе подготовки и введения в практику дого- ворно-правовых норм (регламентирующих отношения между различ- ными отдельными ведомствами, государствами или международными организациями), таких как проекты законов, нормативно-правовых ак- тов, указов Президента, постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации, межгосударственных соглашений по космосу и т.д. 236

Россия находится сейчас в начале пути создания необходимой правовой базы для обеспечения космической деятельности. Перспекти- вы решения рассматриваемого вопроса в нашей стране все еще остают- ся весьма неопределенными. Причин тому несколько. Основная из них - великое множество иных, пока нерешенных правовых вопросов наря- ду с отсутствием реальных, действующих структур власти и управле- ния в стране (т.н. "война" парламентов, законов, президентов). В скла- дывающихся условиях трудно прогнозировать не только развитие во- просов правового регулирования российской космической деятельно- сти, но и реальную возможность такой деятельности вообще. 9.2. Правовое регулирование вопросов исследования и использования космического пространства в США США являются лидером среди других стран по времени начала внутринациональной законодательной деятельности и по количеству принятых к настоящему времени законодательных актов, регламенти- рующих космическую деятельность. Первый закон - Закон об аэронавтике и исследовании космиче- ского пространства был принят 29 июля 1958 года. В 1962 г. вышел в свет Закон о спутниках связи, в середине 80-х годов - законы: "О ком- мерциализации дистанционного зондирования Земли", "О коммерче- ских космических запусках", "О страховании имущества, находящегося на спутниках". В выпущенном в 1983 г. в США и периодически обновляемом издании "Космическое право США: национальное и международное регулирование" было приведено около 50 различных актов, имеющих прямое или косвенное отношение к регулированию космической дея- тельности. Круг вопросов, регламентируемых ими, очень широк: от размеров жалования сотрудников НАСА до вопросов финансирования космической деятельности вообще. Особая роль в американском космическом законодательстве принадлежит "Закону об аэронавтике и исследовании космического пространства". По словам Президента Д.Эйзенхауэра "... введение в силу данного законодательства является шагом исторического значе- 237

ния, обеспечивающим Соединенным Штатам достижение лидирующей роли в мире, вступившим в космический век...". Первый Закон по космосу определил, в частности, цели и прин- ципы американской космической деятельности, закрепил создание си- стемы органов, отвечающих за руководство и осуществление космиче- ской программы США, очертил их основные функции и полномочия, а также заложил правовые основы решения ряда других вопросов, свя- занных с освоением космоса. Одна из важнейших задач, которая стояла перед его создателями заключалась в том, чтобы определить, в каких целях - военных или гражданских - должна осуществляться космиче- ская деятельность США. Анализируя основные положения Закона, нельзя не отметить их двойственность и неоднозначность, что отражало (как впрочем и про- должает отражать) реально существующие планы различных амери- канских кругов, в том числе и военных, в отношении освоения косми- ческого пространства. "Космос не только и не столько для научных ис- следований, но и для военного использования, обеспечения военного превосходства" - в этом суть подхода к решению этого вопроса, нашедшего свое воплощение в Законе. Так, например, Закон допускает деятельность в космосе военных ведомств США в интересах обороны и безопасности страны. При этом работы, связанные с созданием систем оружия, военными операциями или обороной США в космосе отнесе- ны к компетенции министерства обороны и направляются им. Закон также декларирует сотрудничество между военными и гражданскими ведомствами страны в ходе проведения космических ис- следований. Определение их характера и, соответственно, передача во- просов, связанных с исследованием и использованием космического пространства в ведение военных или гражданских ведомств - прерога- тива Президента Соединенных Штатов. При этом технический потен- циал американской космонавтики в настоящее время, в основном, со- здается НАСА и ВВС США. Закон об аэронавтике и исследовании космического простран- ства охватывает довольно широкий круг проблем и сочетает в себе нормы государственного, административного, гражданского и других отраслей права. Однако его содержание в основном не затрагивает имущественных или каких-либо иных гражданско-правовых проблем (за исключением, пожалуй, прав собственности на изобретения), кото- 238

рые в гораздо большей степени получили свое развитие в других аме- риканских космических законах. Закон о спутниках связи 1962 г. впервые юридически закрепил доступ частных лиц и корпораций к космической деятельности, что в сущности означало первый шаг на пути непосредственного участия частного капитала в использовании космического пространства. Вско- ре после принятия Закона была создана международная система связи "ИНТЕЛСАТ" - сегодня одна из крупнейших в мире коммерческих спутниковых сетей, услугами которой пользуются свыше 170 госу- дарств. Этот Закон санкционировал также создание национальной кор- порации по спутниковой связи "КОМСАТ", преследующей чисто ком- мерческие цели и не являющейся органом или учреждением Прави- тельства США. Дальнейшим правовым оформлением национальной космиче- ской политики Соединенных Штатов явилось принятие в середине 80-х годов новой серии законодательных актов. Периодически появляющи- еся президентские директивы по вопросам национальной космической политики, имеющие силу законов, регулировали решение вопросов, главным образом, военного использования космического пространства. Вместе с тем, в этих директивах в общей форме декларировалось наме- рение Правительства США обеспечить максимально благоприятные условия для расширения капиталовложений и вовлечения частного сектора в гражданскую космическую деятельность. Так, в частности, была разрешена продажа частным компаниям прав на производство и запуск определенного типа ракет-носителей, используемых ранее Ар- мией, ВВС и НАСА. В целях обеспечения стабильности рынка и гаран- тирования справедливой конкуренции "замороженные" до 1988 г. цены на коммерческое использование "СПЕЙС ШАТТЛА" были "отпущены" в соответствии с принципом полной самоокупаемости его коммерче- ских полетов. В 1984 г. в Соединенных Штатах был принят Закон о коммерци- ализации дистанционного зондирования Земли. Во главу угла здесь также поставлены "обеспечение реализации национальной политики США в области дистанционного зондирования", "интересы националь- ной безопасности" (за этой формулировкой скрывается ни что иное, как военно-космическая деятельность и, в частности, решение задач разведки из космоса), а также - "сохранение ведущего положения в ми- ре в этой области". Указанные положения свидетельствуют о намере- 239

ниях Правительства направлять частный капитал именно в угодное ему русло, несмотря на широковещательные заявления о всемерном поощ- рении свободной инициативы в космической области. Принятый в том же 1984 г. Закон о коммерческих космических запусках в развитие упомянутых выше идей юридически оформил до- ступ частных компаний практически ко всем областям космической деятельности, установил порядок и процедуры выдачи лицензий на ве- дение такой деятельности - ввел самостоятельную процедуру выдачи лицензий на космические запуски для частных компаний. По всем во- просам выдачи лицензий, затрагивающим те или иные аспекты внеш- ней политики, этот Закон предусматривает обязательные консультации с Государственным секретарем США. Как можно видеть из представленного анализа, на сегодняшний день законодательство США в области космоса уже в достаточной сте- пени охватывает все ключевые сферы космической деятельности. Гиб- кость и двойной смысл ряда положений, содержащихся в рассмотрен- ных законах позволяет учитывать интересы как государственного (включая военную сферу), так и частного секторов. Федеральное Правительство благодаря этим законам, имеет воз- можность, с одной стороны, обеспечивать приоритетную реализацию первоочередных космических проектов и программ, имеющих общего- сударственное значение, а с другой - всячески стимулировать актив- ность частного бизнеса, предоставляя последнему достаточно широкие полномочия в освоении и использовании космоса, в то же время, оставляя за собой средства активного воздействия и контроля над ним. Военно-космическая деятельность непосредственно не фигурируя в юридических документах, однако, имеет достаточно надежную право- вую основу, являясь сферой обеспечения декларируемых законода- тельством "общенациональных интересов". 240

9.3. Правовое регулирование космической деятельности в других космических державах Как уже указывалось ранее, вопросы внутринационального за- конодательного регулирования космической деятельности в той или иной степени решены лишь в нескольких странах. Кроме рассмотрен- ных выше РФ и США к числу таких стран относятся Великобритания и Швеция. В Великобритании Закон о космическом пространстве был при- нят в 1986 году. В его основу был положен институт лицензирования на право заниматься осуществлением космической деятельности как физиче- скими, так и юридическими лицами. В четырех разделах Закона определяется сфера его приложения, порядок лицензирования космической деятельности, необходимые средства контроля соответствия деятельности по освоению космоса международным обязательствам страны, страхование от ущерба и убытков, ответственность, а также некоторые другие вопросы. Как от- мечается в его преамбуле, в целях обеспечения соответствия деятель- ности по запуску и управлению космическими объектами и осуществ- лению других видов деятельности в космическом пространстве внут- ринациональным законам, а также международным обязательствам страны, задачи лицензирования и другие функции возлагаются на Гос- ударственного секретаря. Закон содержит подробно разработанную процедуру получения лицензий на право заниматься космической деятельностью, передачи и изменения условий лицензии, приостановки ее действия, а также дру- гие положения, имеющие отношение к указанным вопросам. В разделе, специально посвященном лицензированию космической деятельности, отмечается, что любые юридические и физические лица, на которые распространяются положения этого Закона, а именно граждане и част- ные компании Великобритании и ее зависимых и заморских террито- рий, для получения права заниматься космической деятельностью должны получить лицензию у Государственного секретаря, наделенно- го широкими полномочиями. В частности, он может отказать в выдаче лицензии, если есть основания полагать, что планируемая деятельность 241

может угрожать общественному здоровью, безопасности граждан или имуществу, нарушать международные обязательства Великобритании, а также не соответствовать ее национальным интересам и безопасно- сти. Процедура обращения за лицензией, форма и содержание заяв- ления и другой необходимой документации устанавливаются Госсек- ретарем, который определяет, ко всему прочему, и порядок уплаты установленных взносов. Закон устанавливает условия предоставления лицензий. В частности, это обеспечение Госсекретаря информацией, касающейся времени и места запуска, основных параметров орбиты и других данных о характере использования результатов деятельности лицензиата, соблюдения условий лицензии и проверке лицензионного оборудования. Более того, лицензиат обязан получить от Государственного секретаря предварительное разрешение на предполагаемое отклонение от орбитальных параметров, а в случае ненамеренного отклонения не- медленно информировать его об этом. Лицензия должна содержать и обязательства по страхованию ответственности, возникающей в связи с ущербом или убытками, понесенными третьими лицами в Англии или в другом месте в результате космической деятельности лицензиата. Лицензиат обязан осуществлять космическую деятельность таким об- разом, чтобы исключить загрязнение космического пространства или неблагоприятное изменение окружающей среды Земли, вмешательство в деятельность других лиц, занимающихся мирным исследованием и использованием космического пространства, любое нарушение между- народных обязательств и содействовать обеспечению национальной безопасности Великобритании. Несоблюдение положений Закона или условий лицензии, а так- же несоответствие лицензионной деятельности международным обяза- тельствам страны и возникновение в результате такой деятельности угрозы интересам национальной безопасности или общественному здоровью, могут явиться основанием для отмены, изменения или при- остановления лицензии. При этом Закон предусматривает, что все эти санкции, налагаемые Госсекретарем, а также истечение срока лицензии не затрагивают обязательств лицензиата. Представляется, что данное положение является важным рыча- гом влияния государства на космическую деятельность, осуществляе- мую частным сектором. При этом Закон требует строгих гарантий от 242

лицензиата против любых исков в адрес правительства за ущерб или убытки, понесенные в результате осуществляемой им деятельности по освоению космоса. Это положение не распространяется лишь на те ущерб или убытки, которые были понесены в результате действий, со- вершенных по указанию Госсекретаря. Помимо указанных выше пол- номочий Государственный секретарь наделен правом давать наруши- телям условий лицензии такие указания, которые он сочтет необходи- мыми для обеспечения соответствия космической деятельности этих лиц международным обязательствам страны. Лица, допускающие нарушение условий лицензии или положений Закона, подлежат штра- фу, размеры которого установлены законодательством. В Швеции закон "О космической деятельности" аналогичного содержания был принят в 1982 году. Он обеспечивал получение частными фирмами и отдельными гражданами лицензий на право осуществления космической деятель- ности - как деятельности по запуску космических объектов и управле- нию ими, так и непосредственно деятельности в космическом про- странстве. Одновременно с Законом была принята Декларация, которая определяет правила проверки заявок на получение указанного вида ли- цензий. Состоящий из шести разделов, он практически полностью по- священ вопросам получения шведскими юридическими или физиче- скими лицами лицензий на право осуществления космической деятель- ности, под которой понимается как деятельность в самом космическом пространстве, так и запуск космических объектов и управление ими. В этом Законе специально подчеркивается, что получение наземными станциями сигналов, передающихся через искусственные спутники Земли, и их дальнейшее распространение, а также запуск вы- сотных исследовательских ракет не включается в понятие космической деятельности. Законом устанавливается, что никакая космическая деятель- ность, осуществляемая как с территории Швеции, так и за ее предела- ми, не может проводиться без лицензии, выдаваемой Правительством. В особых случаях выдача лицензий может быть ограничена, а при не- соблюдении ее условий - прекращена. Любое лицо, намеренно или без умысла осуществляющее космическую деятельность без лицензии, может быть подвергнуто штрафу или тюремному заключению сроком до одного года. Это правило применяется также в отношении лиц, не 243

соблюдающих условий лицензии. В том случае, если такое нарушение допущено лицензиатом на территории другого государства, то все рав- но к нему применяется шведское законодательство. В том же 1982 году в Швеции была принята декларация "О кос- мической деятельности", конкретизирующая и уточняющая положения шведского Закона, в том числе, и процедуру лицензирования космиче- ской деятельности. В частности, было определено, что заявление на получение ли- цензии подается в Национальное управление по космической деятель- ности, на которое возложены обязанности по контролю за деятельно- стью лицензиата. В случае выявления нарушений, Управление инфор- мирует об этом Правительство Швеции. Декларация, кроме того, возлагает на Национальное управление обязанность ведения регистра тех космических объектов, при выведе- нии которых Швеция являлась запускающей стороной, на основании положений Конвенции о регистрации 1975 года. Пункты Декларации определяют характер информации, включаемой в регистр. Этому же Управлению предписывается направлять через МИД Швеции соответ- ствующую информацию о таких запусках Генеральному секретарю ООН. Анализ британского и шведского национальных законодатель- ных актов по космосу свидетельствует о том, что ключевым вопросом правового регулирования космической деятельности этих стран явля- ется проблема лицензирования ее отдельных направлений, в силу их сугубо невоенного характера. Дополнительная специальная литература Черкас С.В. Современные политико-правовые проблемы воен- но-космической деятельности и основы методологии их исследования. М., МО РФ, 1995. 244

Заключение Практика научного познания такова, что расширение и углубле- ние знаний по конкретным вопросам приводит к выявлению новых го- ризонтов изучения теоретических проблем. Поэтому научные системы были и будут в процессе постоянного развития и совершенствования. В полной мере это относится к наиболее динамично развивающемуся космическому праву. В первую очередь пособие предназначено для специалистов космического профиля. Материал изложены в виде логически завер- шенных блоков и может быть использован для чтения курса лекций по космическому праву в высших учебных заведениях. При написании книги преследовалась цель изложить материал с учетом требований практической космонавтики и максимально сохранить традиции наци- ональной школы космического права. Автор далек от мысли, что все удалось изложить одинаково хо- рошо. Но если эта книга поможет специалистам космического профиля в их благородном труде по исследованию и использованию космиче- ского пространства, то можно считать задачу выполненной. 245

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы