ДЕРЖАВИН И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ

Сценарий открытого театрализованного урока для школ и лицеев о литературе 18 века и в частности о Державине.
2
Просмотров
Научные работы > Классика
Дата публикации: 2018-06-08
Страниц: 14

ДЕРЖАВИН И ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ (Сценарий открытого урока для старших и средних классов общеобразовательных школ и лицеев о литературе 18-го века и поэте Гаврииле Романовиче Державине) Действующие лица: КОКЕТКА, ВОИТЕЛЬНИЦА, ЗОДЧАЯ. Зодчая несёт стул и устанавливает его на стол. Сверху накрывает его материей, расписанной под зелёную траву. Появляется Кокетка с веером. КОКЕТКА. Ах, какой шарман! Я полагаю сие нагромождение предлагает изобразить из себя гору Голгофу по пиесе модного литератора? ЗОДЧАЯ. Стоп. Во-первых, что за ужасный французский: не «какой шарман», а «комсѝ шармо». Во-вторых, если мы будем использовать ̀ архаизмы – сие, пиеса, – нас зритель нынешний не поймёт. КОКЕТКА. Да знаете ли вы, сударыня, то время! Только в середине века императрица Елизавета Петровна указала, что при дворе поощрительно говорить на французском. Но большинство дворянства было весьма необразованно в этот век «просвещения». ЗОДЧАЯ. Вот поэтому восемнадцатый век начинается с реформ Петра Первого! Новый год в новом веке уже отмечали 1 января, а не 1 сентября как раньше. Указ: «У домов учинить украшения от ветвей сосновых, еловых и можжевеловых. Каждому на своём дворе, из небольших пушечек, учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракетов». Восемнадцатый век – это век реформ! Появляются: флот, полиция, Сенат, армия, почта, наука… Да: при Петре Первом в особом почёте немецкий язык. Вокруг императора обиталось много немцев – мастеров, учёных и вельмож. КОКЕТКА. Об этом я и толкую, сударыня. Лишь к концу восемнадцатого века, после кровожадной французской революции, в России оказалось около 15 тысяч французских беженцев, среди которых были аристократы, маркизы и простые горожане. Они становились гувернёрами и обучали дворянских детей с пелёнок, того же Евгения Онегина. Помните? Судьба Евгения хранила: Сперва Мэдам за ним ходила, Потом Мусьё её сменил. Ребенок был резов, но мил. ̀ ~1~


Мусьё ля Бэ француз убогой, Чтоб не измучилось дитя, Учил его всему шутя… Вот тогда русское дворянство даже думало по-французски. ЗОДЧАЯ. Уи, мадам, а в 19 веке декабрист Бестужев-Рюмин не мог дать показания на суде, потому что не говорил по-русски. Пришлось дать ему в руки словарь. КОКЕТКА. Манифик! /фр.Чудесно./ Но в стихах старину придётся ̀ потерпеть... Так что же вы желаете изобразить данным пейзажем? ЗОДЧАЯ. Домашний театр. В то время почти каждый дворянин держал у себя в поместье домашний театр из крепостных актёров. КОКЕТКА. Если уж честно, и сами дворяне тоже не прочь выскочить на сцену, сыграть благородного героя или богиню. Говорят, государыня Екатерина Вторая написала более двадцати пьес, там есть и комедии. Ходили слухи, будто она под макияжем иногда выходила в ролях. ЗОДЧАЯ. А французский Король-Солнце, Людовик 15-й, – обожал играть! Особенно, в операх и балетах, где можно покрасоваться перед фаворитками. Изящное искусство было в моде. Зодчая и Кокетка танцуют старинный танец 18 века, типа, паваны. Из-за ширмы появляется голова Воительницы. Она держит в руках роли. ВОИТЕЛЬНИЦА (зовёт их к себе). Псст!.. Это новые роли. Давайте начинать, а то у меня уже пудра с лица осыпается. (Уходит.) ЗОДЧАЯ (читая по бумажке). Премудрая Афина! Всещедро божество! Ты нам покров едина, Ты наше торжество. КОКЕТКА (читая по бумажке). Благоволи пробавить Щедроту к нам свою! Под звуки фанфар торжественно выходит Воительница в самодельном хитоне и садится на трон. Зодчая и Кокетка преклоняют колено. ВОИТЕЛЬНИЦА. Именно с этих слов начиналась аллегорическое представление Державина под длинным названием: «Торжество восшествия на престол императрицы Екатерины Второй», представленной им в Тамбове, в своём губернаторском доме летом 1786 года. ~2~

ЗОДЧАЯ. Милостивая государыня, зачем же вы сразу о Державине начинаете? Да ещё с Тамбова! Для нашего зрителя весь восемнадцатый век – белое пятно. КОКЕТКА. Ах, не преувеличивайте – любой недоросль знает, что в том веке Пётр Первый возвёл новую столицу – благословенный Санкт- Петербург! Кому нужна отсталая купеческая Москва, столица то ли Тартарии, то ли Московии. Фи! Российская Империя – уже держава европейская! ЗОДЧАЯ. Смею напомнить, реформы на Петре на закончились: после смерти императора его дочь Елизавета Петровна продолжила дело отца. Первым же указом отменила смертную казнь. Основала московский университет. Академию наук, академию художеств, множество гимназий… КОКЕТКА. Если быть кратким, именно при Елизавете начинается эпоха Просвещения. Именно Елизавета издаёт Указ о создании первого «Русского театра для представления трагедий и комедий». Мать русского театра. ЗОДЧАЯ. Хотя шесть лет тому назад в Ярославле в пустом амбаре купца Фёдора Волкова уже показывали спектакли для простой публики. Это вам не домашний театр для избранных. ВОИТЕЛЬНИЦА. Вот-вот – «мать русского театра». На содержание актёров и здания для итальянской оперы пожаловала 20 тысяч рулей в год. А на русский театр всего пять тысяч. Ещё и здание дала где-то на отшибе в Петербурге. Почтительному дворянину престижнее в центре в итальянскую оперу сходить. КОКЕТКА. Ах, государыня, вы правы, неудобства были. Зато директором русского театра был назначен великий Александр Сумароков – первый русский драматург, известный поэт, переводчик. Его именуют «отцом русского театра». ВОИТЕЛЬНИЦА (Зодчей). У неё всё «отцы» да «матери» кругом! (Кокетке.) Вашему «отцу русского театра» от нехватки денег самому приходилось частенько сколачивать декорации, подкрашивать облупившееся здание, а то и штопать костюмы, пардон. КОКЕТКА. Может быть, ему нравилось сие занятие. ЗОДЧАЯ. Милостивая государыня: ежели бы не Елизавета Петровна, не её стремление создать российскую науку, образование, искусство, неизвестно смог бы крестьянский сын Михайло Ломоносов из Архангельской губернии учиться в Петербурге. Стал бы академиком? А законы русской поэтики создал бы? Ведь именно Ломоносова и Сумарокова считал своими учителями Державин. ВОИТЕЛЬНИЦА. Я вас услышала: и что за поэтику такую создал Ломоносов? И в чём был учителем он для Державина?.. ЗОДЧАЯ. А… ~3~


ВОИТЕЛЬНИЦА. Насколько я помню 18 век – эпоха классицизма, который родился во Франции. ЗОДЧАЯ (в сторону). Сразу три вопроса. (Воительнице.) Позвольте разобраться с классицизмом. КОКЕТКА. Сие направление живописует… ВОИТЕЛЬНИЦА (перебивая). Сие направление подражает античности – олимпийские боги, герои, древний Рим, Афины. Возвышенность и красота. (Встаёт в позу.) ЗОДЧАЯ. Мозг. ВОИТЕЛЬНИЦА. В смысле? ЗОДЧАЯ. Я говорю: разум и долг – на первом месте. Поддаться чувству было осудительно. КОКЕТКА. Сэ тон кошмар! Я должна жить, подражая каким-то героям из книжек. Не чувствовать, а разумно планировать. Ходячий монумент. ЗОДЧАЯ. О, а вы знаете как играли актёры в эпоху классицизма? Сейчас покажу. (Выстраивает Воительницу.) Сначала надо было встать в величественную позу, потом изобразить лицом чувство, которое ты хочешь показать… ВОИТЕЛЬНИЦА (вставая в позу). Мне кажется, я аршин проглотила… КОКЕТКА (вставая в позу). А я на куклу похожа из музыкальной шкатулки… ЗОДЧАЯ. Затем ты произносил слова – распевно и с достоинством. Как античное божество. ВОИТЕЛЬНИЦА. Представляю, что это за стихи. ЗОДЧАЯ. Ну? КОКЕТКА. Может, не надо? ЗОДЧАЯ. Отрывок из поэмы «Телемахида» Василия Тредиаковского. Вкратце: сын Одиссея попал на остров к нимфе, и она его соблазняет с помощью Эрота – то ли ангелок, то ли гадёныш. КОКЕТКА (с ужасом). Телемахида?! Екатерина Вторая, когда хотела наказать кого-то из фаворитов, заставляла их учить наизусть шесть стихов из «Телемахиды». Я бы лучше казнила. ЗОДЧАЯ (распевно читая). Вкупе тогда ж при ней усмотрил я сыночка Эрота, Кой летал своея вкруг матери крилышек порхом… ВОИТЕЛЬНИЦА. Финита! /фр. Довольно/ Неужели тогда все так ̀ изъяснялись? ЗОДЧАЯ. Ну что вы, государыня. (Скрытно.) Почитайте эротические стихи Баркова. «Девичью игрушку», например. Тсс! Вслух это нельзя. ВОИТЕЛЬНИЦА. Тогда откуда свалилась эта «Теле-махина»? ~4~

КОКЕТКА. Это гекзаметр, древнегреческий стих. Великий Гомер так сочинял: долгими томными вечерами он пел царям и их дружинам, что возлегали за богатыми столами, о похождениях Одиссея: Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который, Странствуя долго со дня, как святой Илион им разрушен, Многих людей города посетил и обычаи видел. ВОИТЕЛЬНИЦА. А мне нравится, как будто плывёшь по волнам… ЗОДЧАЯ. Ну да, кто-то считал Тредиаковского плохим поэтом, но Пушкин высоко ценил его труды. Кстати, именно Тредиаковский в русской литературе разделил прозу и поэзию. Раньше всё это было смешано в одну кучу. ВОИТЕЛЬНИЦА. Раньше. Раньше монахи-летописцы даже свою подпись не ставили. Автор не имел лица, нельзя было показывать своё отношение к тому, что описывал. Вы знаете автора «Слово о полку Игореве»?.. (Все молчат.) Э ля, мон шер! /фр. Увы, моя милая/ Но 18 век всё изменил – автор стал известен и популярен! Автор читал мораль читателю и делился мыслями. ЗОДЧАЯ. Но мы читать моралитэ̀ не будем. Нам надо роли поменять... (Делает из хитона Воительницы ляльку и даёт ей в руки. Велеречиво говорит.) И на волнах вспоми наний мы подблизимся ̀ ̀ ̀ неслышно... КОКЕТКА (просто). К 1843 году, когда родился Гавриила Романович Державин. В деревушке под Казанью. (Выпроваживает Зодчую.) ВОИТЕЛЬНИЦА (качая «младенца»). Хиленький совсем родился: пришлось в печке мальца запекать. Ржаным тестом облепили, на лопату положили, как Иванушку-дурачка, – да в печь! КОКЕТКА. Что за дикость! ВОИТЕЛЬНИЦА. Ну не в горячую. Заговоры почитали: «уходи ̀ собачья старость, чтоб дитятко нам досталось». Баю-бай… Ничего: ̀ выжил с божьей помощью. А вон, видишь, по небу комета летит… КОКЕТКА. Бог – сказал Ганюшка первое слово. Уже большим поэтом он напишет оду с таким же названием «Бог». ВОИТЕЛЬНИЦА. Ох, родители-то – обеднелые дворяне, у отца всего десять душ крестьян! У матушки, правда, чуть поболе – пятьдесят. Жалко батюшка долго не пожил. КОКЕТКА. Уже в детстве Ганюшка остался без отца, а матушка его без денег. ВОИТЕЛЬНИЦА. Даже пятнадцать рублёв мужниного долгу не могла отдать. По судам затаскали бедную вдову. Выйду из суда и реву, реву… КОКЕТКА. С детства Державин видел несправедливость и притеснения. Это воспитало в нём характер непримиримого борца за правду. ~5~

ВОИТЕЛЬНИЦА. Сама-то я неграмотная. Зато сыночка отдала в учение. Дьячок наш учил писать, пономарь – читать. Розэ, немец ссыльный, немецкому обучал. КОКЕТКА. Учителя – полуграмотные пьянчужки да обманщики. Державин потом всю жизнь огорчался, что не получил достойного образования. Помните у Пушкина: «Мы все учились понемногу, чему- нибудь и как-нибудь…» ВОИТЕЛЬНИЦА. Ну что ты, матушка, по-немецки он славно выучился говорить. Даже в голштинский полк служить собрался при государе Петре Третьем. А как в Казани гимназия открылась, я сразу обоих сыновей отдала и Ганюшку, и младшего Андрюшку. КОКЕТКА. Но и в гимназии толку мало было. Разве что её директором назначен известный драматург Верёвкин. Он приметил энергичного и пытливого юношу , который красиво писал, рисовал, играл на скрипке… ВОИТЕЛЬНИЦА. Вот и слава богу... (Встаёт и уходит.) ЗОДЧАЯ (выходя из-за ширмы). Верёвкин заставлял его заниматься глупостями, ей-богу, то план города Чебоксары ему нарисуй, то отп равляйся на раскопки древней булгарской столицы – ничего толкового! Да ещё из-за путаницы в документах после гимназии Державин угодил в Преображенский полк простым солдатом. КОКЕТКА. Весь полк участвовал в дворцовом перевороте: юная Екатерина Вторая свергает беспутного мужа, Петра Третьего, и всходит на престол. Молодая белокурая императрица скачет на белом коне и весь полк ей салютует! Державин восхищён красавицей Екатериной. Она всем раздаёт чины и ордена. ЗОДЧАЯ. Э ля, мон шер! Удача обошла Державина, более десяти лет он служил рядовым и по причине бедности жил в казарме с рядовыми из крестьян. Чистил ямы, копал, в общем, всю грязную работу... Он понимал, что не имеет высоких покровителей и может полагаться только на себя. Державин пишет рапорт графу Орлову… «Несправедливо обойдён чинами и почестями, хотя принадлежу к дворянскому сословию и много преуспел в служении Государыни нашей Императрицы…» КОКЕТКА. Граф Орлов – фаворит Екатерины – вдруг ответил, и вскоре Державин получил чин капрала. Младший офицер, но всё же. ЗОДЧАЯ. А вскоре случилось восстание Пугачёва. ВОИТЕЛЬНИЦА (появляясь из-за ширмы). Вы слышали – Пугачёв взял Казань! Разорил все деревни и имения. У Державиных тоже всё разорил. Мужчин казнили. А матушку Державина с другими женщинами пленили и увели куда-то… Говорят, когда женщин под пушки поставили – они завыли со страху… ЗОДЧАЯ. О, Господи! КОКЕТКА. Разбойники! ~6~

ВОИТЕЛЬНИЦА. Ну, потом решили не брать грех на душу – отпустили. ЗОДЧАЯ. И вот Державин опять идёт напролом к генералу Бибикову, мол, я родом из Казани, город знаю, и могу быть полезен по части разведки. КОКЕТКА. И Державина отправляют в экспедицию по поимке бунтаря Пугачёва. Это что-то вроде военной разведки? ВОИТЕЛЬНИЦА. Уж силён разведчик! Чуть в плен к Пугачёву не попал, еле ускакал – хорошо, хоть сумерки были, а то б догнали. Емелька с дворянами не церемонился – живо в петлю. ЗОДЧАЯ. В общем, через пятнадцать лет верной службы Державина увольняют по причине «неспособности к военной службе». КОКЕТКА. Оно и к лучшему, на военной службе литературой много не займёшься. Всё баловство, которое в казарме писалось, так и исчезло почти бесследно. Зато теперь можно было сочинять, когда вздумается. ВОИТЕЛЬНИЦА. А вздумалось к картишкам пристраститься. И таким тайным ухищрениям Гаврила Романович обучился у своих беспутных дружков, что в ночь мог выиграть по несколько тысяч! ЗОДЧАЯ. Погодите, вы сейчас о картёжном шулерстве говорите?! КОКЕТКА. Ах, мон шер, он никогда не обыгрывал несчастного до последней нитки. А вот сам иногда сидел на хлебе и воде. Он в карты больше от нужды играл, от отчаяния. Слава богу, в Петербурге повстречал ангела души своей – Екатерину Яковлевну. ЗОДЧАЯ. Ах, обожаю любовные истории – это был тайный роман? ВОИТЕЛЬНИЦА. С кем тайный: он в два раза старше – шестнадцать лет всего девчонке. Приехал с приятелем к маменьке, чаю попили, новости обсудили. КОКЕТКА. Вот и неправда, однажды он уловил момент, когда маменьки дома не было, вбежал, схватил Катеньку за руку и стал пытать об ответных чувствах. ЗОДЧАЯ. И она сказала – я вас люблю. КОКЕТКА. Нет, она покраснела и ответила: «Вы мне не противны». ВОИТЕЛЬНИЦА. Понятно. И несла этот крест всю жизнь. КОКЕТКА. Неправда. С каждым годом её чувство крепло, она видела благородство и талант человека. А в губернаторских делах переживала все промахи Ганюшки как свои личные. А он звал её «моя Пленира». ЗОДЧАЯ. То Афина, то Артемида – Господи, а по-русски имён не нашлось? Тоже мне – классицисты. КОКЕТКА. Ганюшка и объяснял в стихах, это от русского слова «пленять»: Я тут сказал, – Пленира! Тобой пленён мой дух, Ты дар всего мне мира. Взгляни, взгляни вокруг. ~7~

ВОИТЕЛЬНИЦА. И не только Пленирой звал. Она сама порой подписывала «твоя Катюха». А ведь уже была женой губернатора. ЗОДЧАЯ. Ну, наконец-то добрались до Тамбова! 4 марта 1786 года новоназначенный губернатор Державин прибыл в Тамбов. Что его поразило больше всего, так это грязь и запустение. Люди и животные по колено в грязи, по улицам не пройти. ВОИТЕЛЬНИЦА. Да улиц не было в помине, кроме одной дороги: четыре слободы в Тамбове, одиннадцать тысяч жителей. Губернским центром всего-то шесть лет назад стал. ЗОДЧАЯ. Да, в распутицу до тюрьмы не смог доехать, колёса в грязи застряли. Каменных домов раз, два и… А что остались, уже разваливаются. Крыши соломенные. Большое село, скажу я вам. ВОИТЕЛЬНИЦА. С кирпичом великие проблемы, в некоторых домах печей даже не было. В лазарете больные мёрзли ещё похлеще, чем у Городничего в «Реви зоре». КОКЕТКА. Пардон, вы забыли, что до Тамбова Гавриила Романович год был губернатором в Олонецкой губернии. ЗОДЧАЯ. Это где Карелия нынче? ВОИТЕЛЬНИЦА. Ну да. Можно сказать, сам оттуда и сбежал. Сил не было на эту беспросветную глупость и подлость смотреть. ЗОДЧАЯ. А что, неужто в Тамбове лучше было? КОКЕТКА. Конечно! Гаврила Романович очень рад был. И с наместником, генералом Гудовичем сдружился. Сразу стал хлопотать о постройке кирпичного завода. Задумал реку Цну сделать судоходной, шлюзов понастроить, причалы. ВОИТЕЛЬНИЦА. Только в Петербурге денег на шлюзы не дали. КОКЕТКА. Зато типографию открыл. Стал выпускать первую в России провинциальную газету «Тамбовские ведомости». Первый театр открыл, первое народное училище. Занялся планировкой улиц с известным архитектором, что у друга своего, у графа Львова попросил. ЗОДЧАЯ. Мда, строили чёрт знает как попало!.. Державин требовал строгую геометрию улиц. Таковая планировка до сих пор и осталась. КОКЕТКА. Так вот, про домашний театр. Пока не построили новое здание для театра, спектакли игрались в губернаторском доме. Даже пьесу «Недоросль» господина Фонвизина поставили. Молодёжь в доме обитала постоянно: помогали костюмы шить, декорации делать, учились петь, танцевать. Специально учителей в Тамбов выписали по танцу, по вокалу. Приятным манерам обучали… (Танцует.) ВОИТЕЛЬНИЦА. Ах, мон шер, это были такие крохи: ни купцы, ни дворяне детей в учёбу отдавать не хотели. Державину приходилось то уговорами, то принуждением заставлять родителей отдавать своих чад в народное училище. На открытии народного училища в Тамбове пришло человек семь детей. Народ думал, зачем это образование – впустую деньги и время тратить. ~8~

ЗОДЧАЯ. Я поняла! Поняла тогдашнюю любовь к классицизму. Люди жили в грязи, в пьянстве, в болезнях, даже в Петербурге могли запросто из окон помоями облить. Ночью в городе могли бродячие собаки загрызть. На тамбовские деревни, случалось, волчьи стаи нападали! А тут классицизм – ты в белом, чистый, прекрасный и всемогущий как бог. Чем хуже человек живёт, тем ярче мечты о прекрасном: «эффект Золушки». КОКЕТКА. О других не знаю, а вот Гаврила Романович страстно от чистого сердца добивался из Тамбова сделать образцовый город. ВОИТЕЛЬНИЦА. Уламывал купцов жертвовать деньги на училища, да на всякое книжки – баловство! Потому и невзлюбили. Уж больно прыток: пл яши под его дудку! КОКЕТКА. Ну знаете! Купец Бородин обещал кирпича много привезти на постройку моста, денег авансом взял, а кирпича чуть-чуть завёз. Взялся налоги для казны собирать с трактиров, да себя вдруг банкротом объявил – хитрец! Ни кирпича, ни денег. ЗОДЧАЯ. Это верно. Державинский мост на Советской через Студенец: там если кладку посмотреть, кирпичи разной ширины получаются. Пришлось в разных местах кирпичи докупать, чтобы мост достроить. ВОИТЕЛЬНИЦА. Бородин! Да по всей России во все времена воровали так, что за ушами трещало. И государыня Екатерина об том отлично знала. Когда из Тамбова её стали письмами докучать обиженные купцы, да дворяне, что-то она их сторону приняла, а не Державина. Под суд его отправила. ЗОДЧАЯ. Не надо было против государства идти. Как говорила императрица? «Живёшь сам, давай жить другим». Бунтари и борцы, даже за правду, кому нужны. В стихах – пожалуйста, о правде пиши, о возмездии, о лжи… Но воевать с этим – увольте! ВОИТЕЛЬНИЦА. В общем, последний третий год тамбовского наместничества прошёл в постоянных тяжбах, сплетнях и доносах. КОКЕТКА. Ужас, что творилось. Жена Державина как-то на вечере в гостях спорила с одной дворянкой и нечаянно задела её веером, так из этого раздули целый скандал! Донесли до императрицы, мол, Екатерина Яковлевна устроила скандал и избила невинную дворянку до синяков! ЗОДЧАЯ. Уже в декабре Державин вернулся в Петербург в ожидании суда. Благодаря покровительству графа Потёмкина Державина оправдали, но с губернаторством было покончено раз и навсегда. Звучит арфа и все рассаживаются на пуфики. Императрица не любила, когда подчинённые вокруг начинали грызть друг друга, строили козни. КОКЕТКА. Но с другой стороны, нельзя не отметить заслугами российского пиита, который воспел Государыню, написав оду «Фелица». ~9~

ВОИТЕЛЬНИЦА. За что сразу же получил от Государыни 500 червонцев и табакерку, осыпанную бриллиантами. После того и стал губернатором. ЗОДЧАЯ. Достойная ода была, без лести и лукавства. Императрица в восторге. Говорила Дашковой: «Я как прочитала, так весь день ревела». Потому что показал Императрицу простым человеком, а не богиней с Олимпа. Мурзам твоим не подражая, Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая Бывает за твоим столом; Не дорожа твоим покоем, Читаешь, пишешь пред налоем И всем из твоего пера Блаженство смертным проливаешь; Подобно в карты не играешь, Как я, от утра до утра. Она велела разослать эту оду всем своим приближённым. ВОИТЕЛЬНИЦА. Где приближённые, великие князья и графы, были изображены весьма в сатирическом ключе. Отчего и нажил Державин врагов: Или великолепным цугом В карете англицкой, златой, С собакою, шутом иль другом, Или с красавицей какой Я под качелями гуляю; В шинки пить мёду заезжаю; Или, как то наскучит мне, По склонности моей к премене, Имея шапку набекрене, Лечу на резвом бегуне. КОКЕТКА. И как не побоялся – это ведь были самые близкие к императрице люди. Иль, сидя дома, я прокажу, Играя в дураки с женой; То с ней на голубятню лажу, То в жмурки резвимся порой; То в свайку с нею веселюся, То ею в голове ищуся; То в книгах рыться я люблю, Мой ум и сердце просвещаю, Полкана и Бову читаю; За библией, зевая, сплю. ЗОДЧАЯ. Гаврила Романович по характеру был человек прямой, неуживчивый, чересчур требовательный. Однажды докладывал ~ 10 ~

императрице какое-то важное дело, она отвлеклась, Державин разозлился и дёрнул её за платье. Она тут же позвала камердинера и приказала побыть с ними, сказав: «Боюсь, как бы меня не поколотил этот господин». КОКЕТКА. Именно в «Фелице» Державин нарушил закон о «Трёх штилях» поэтики, что создал Ломоносов. ЗОДЧАЯ. Что за три стиля? ВОИТЕЛЬНИЦА. Высокий стиль – для торжественной оды; средний стиль – для сатиры, драмы, лирики; низкий стиль – для басен, песен и комедий с народным словцом и бытовой речью. В «Фелице» он перемешал эти стили. КОКЕТКА. Он смешивал торжественность с лирикой, патетику с сердечностью. Я думаю, Карамзин, как основатель русского сентиментализма, вышел из творчества Державина. ВОИТЕЛЬНИЦА. Из дома Державиных кто только не выходил. И молодой Карамзин частенько бывал в гостях, и любитель покушать, баснописец Крылов, и острый на язык против власти драматург Капнист. КОКЕТКА. Старый больной Фонвизин, автор нашумевшего «Недоросля», приехал как-то в гости… ВОИТЕЛЬНИЦА. Вернее, его привезли в кибитке лакеи и внесли в дом. У него была уже парализована рука и нога. Весь день старик рассказывал о своей жизни, о славе и творчестве… Потом уехал и на следующий день скончался. ЗОДЧАЯ. Прости Господи!.. Хоть выговорился. А я слышала Екатерина Яковлевна померла в тридцать четыре года – жить бы да жить. КОКЕТКА. Говорят, после тамбовского губернаторства стала хворать. Ещё в Тамбове после ссоры с Чичериной слегла… Державин после её смерти места не находил – мог всю ночь бродить по Петербургу. Или за столом вдруг впадал в забытьи… ВОИТЕЛЬНИЦА. А через полгода снова женился – на Дарье Алексеевне Дьяковой. И называл её Миленой. От слова «милая». Вот такая любовь!.. КОКЕТКА. Женился, чтобы не помереть от расстройства – я вам говорю! А со второй женой – хоть и в годах уже был – стал за дамами волочиться, на сторону поглядывал... При Катеньке такого не случалось. ЗОДЧАЯ. Милостивые государыни, прошу вас не порочить имя великого российского пиита и говорить только об его творчестве. Так в чём же суть классицизма? ВОИТЕЛЬНИЦА. Как бы попроще, есть два мира: реальный, или низменный, и идеальный – возвышенный мир. И человек разумом должен воспитывать и править себя в сторону идеала. КОКЕТКА. Но Державин частенько нарушал законы классицизма и сваливался в чувственность, а то и в грубость. ~ 11 ~

ВОИТЕЛЬНИЦА. Главные черты поэтики Державина – это преувеличение и грубость, так сказал Ходасевич. Видимо, солдафонство навсегда осталось в душе. ЗОДЧАЯ. А я слышала, будто Державин музыку Баха любил. А уж там, извините, не грубость, а чувственность вкупе с торжественностью. КОКЕТКА. Державин был глубоко верующим человеком. Однажды в Светлое Христово воскресение после церковной службы к нему пришли первые строки: О Ты, пространством бесконечный, Живый в движеньи вещества, Теченьем времени предвечный, Без лиц, в Трех Лицах Божества! Дух всюду Сущий и Единый, Кому нет места и причины, Кого никто постичь не мог, Кто все Собою наполняет, Объемлет, зиждет, сохраняет, Кого мы нарицаем — Бог! ВОИТЕЛЬНИЦА. Это была его знаменитая ода «Бог». Он закончит её только через четыре года, когда внезапно придёт вдохновение. Он уедет на постоялый двор, закроется в комнате и будет творить несколько дней. Я связь миров, повсюду сущих, Я крайня степень вещества; Я средоточие живущих, Черта начальна Божества; Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю, Я царь – я раб – я червь – я бог! Но, будучи я столь чудесен, Отколе происшел? – безвестен; А сам собой я быть не мог. ЗОДЧАЯ. Он всё время писал о высоком? ВОИТЕЛЬНИЦА. Господь с вами! Он писал и басни, и комедийные пьески, и сатирические стихи, и любовные, и шаловливые: Вот красно-розово вино: За здравье выпьем жён румяных. Как сердцу сладостно оно Нам с поцелуем уст багряных! Ты тож, румяна, хороша: Так поцелуй меня, душа! ЗОДЧАЯ. Да, да, а на старости лет, я слышала, покушать любил плотно. ВОИТЕЛЬНИЦА. Хотя и ругал себя за обжорство – животом страдал. ~ 12 ~

КОКЕТКА. Но как в стихах живописал пиры!.. Багряна ветчина, зелёны щи с желтком, Румяно-жёлт пирог, сыр белый, раки красны, Что смоль, янтарь — икра, и с голубым пером Там щука пёстрая: прекрасны! ВОИТЕЛЬНИЦА. Прекрасны потому, что взор манят мой, вкус; Но не обилием иль чуждых стран приправой, А что опрятно всё и представляет Русь: Припас домашний, свежий, здравый. ЗОДЧАЯ. А правда ли то, что описывает Пушкин на экзамене в Лицее? …Успех нас первый окрылил; Старик Державин нас заметил И, в гроб сходя, благословил. КОКЕТКА. Державин в том возрасте уже считался живым классиком, великим поэтом, и пригласить его на экзамен в Лицей было почётно. Он стал глуховат и экзамены по истории, философии почти продремал, но, когда стали читать стихи, оживился. Вперёд вышел кучерявый темноволосый мальчишка в камзоле с красным воротником и начал энергично читать «Воспоминание в Царском селе». ВОИТЕЛЬНИЦА. По окончании стиха Державин хотел было обнять юнца, встал из-за стола, но тот стремительно выбежал на улицу. Его звали – но его и след простыл. КОКЕТКА. Державин в записной книжке отметил: «Молодой Пушкин. Лицей». Потом несколько раз осведомлялся о творчестве юного поэта. ЗОДЧАЯ. Говорят, в последний день жизни Державин начал оду, но так и не закончил. ВОИТЕЛЬНИЦА. Да, он жил в имении своей жены Дашеньки, в Званке. Летним днём отведал ухи, всё было ничего, но потом ему сделалось худо. Вызвали доктора, у Державина началась лихорадка. Надо было ехать в Петербург для серьёзного лечения, но путь неблизкий. Стали писать письмо: врачи, мол, тут нужны… ЗОДЧАЯ. Мда, в то время на лошадях быстро не доберёшься. КОКЕТКА. В два часа ночи он приподнялся на кровати, глубоко вздохнул – и умолк. Когда в три часа утра все поднялись в кабинет, на грифельной доске увидели мелом написанные стихи. Это были последние строчки Державина к новой оде. Река времен в своем стремленьи Уносит все дела людей И топит в пропасти забвенья Народы, царства и царей. ВОИТЕЛЬНИЦА. А если что и остаётся ~ 13 ~

Чрез звуки лиры и трубы, То вечности жерлом пожрётся И общей не уйдет судьбы! В этой оде намечался новый слог и философия, говорили многие, но… ЗОДЧАЯ. Но и того, что было сделано Державин, хватило бы на несколько жизней. В жанре оды, которая воспевала патриотизм и величие царей, важность государства, он разрушил это всё, внеся туда лирику, юмор, даже грубость. КОКЕТКА. Он показал, что цари – такие же люди со слабостями, прихотями и глупостями. ВОИТЕЛЬНИЦА. А классицизму это было не свойственно, он был слишком холоден. Зато из этой эмоциональности родился сентиментализм. И вообще, многие критики уверены: не будь Державина в 18 веке, у России не было бы века золотого и даже Пушкина. ЗОДЧАЯ. Тихой июльской ночью малиновый гроб с Державиным положили в лодку и повезли в Хутынский монастырь, который ему очень нравился. Ночь была так тиха и безветренна, что свечи горели во всё время плаванья, отражаясь в реке вместе со звёздами. Звучит «Реквием» Баха. Девушки зажигают свечи. ~ 14 ~

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы