Л.М. Козлова "Лейурус квинкестриатус"

В книгу включены три коротких романа из серии «Мои романы с жизнью», каждый из которых выстроен по принципу мозаики, где абсурд, гротеск и реальность являют нам совокупный портрет настоящего времени в обнимку с т.н. простыми гражданами. Книга в целом это тоже мозаика из трёх романов, объединённых о... больше
3
Просмотров
Книги > История
Дата публикации: 2017-08-29
Страниц: 336

ЛЮДМИЛА МАКСИМОВНА КОЗЛОВА ЛЕЙУРУС КВИНКЕСТРИАТУС Leiurus quinquestriatus


Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза © 2016 – Людмила Козлова ISBN 978-1-365-50789-2 All rights reserved. No part of this publication may be reproduced or transmitted in any form or by any means electronic or mechanical, including photocopy, recording, or any information storage and retrieval system, without permission in writing from both the copyright owner and the publisher. Requests for permission to make copies of any part of this work should be e-mailed to: altaspera@gmail.com В тексте сохранены авторские орфография и пунктуация. Published in Canada by Altaspera Publishing & Literary Agency Inc. Об авторе: Козлова Людмила Максимовна родилась в городе Никольске Вологодской области. Детство и школьные годы прошли на Алтае. В 1971 году закончила Томский государственный университет, затем – аспирантуру. Стихи и проза публиковались в российских периодических изданиях и за рубежом (США, Канада, Дания, Белоруссия, Украина, Венгрия). Автор 35 книг поэзии и прозы, изданных в Алтайском крае, Санкт-Петербурге, Канаде (Виннипег, Онтарио). Лауреат литературных премий им. В.М.Шукшина, С. В.Михалкова и «Лучшая книга года» (Берлин, Германия). О книге: «Лейрус квинкестриатус» – это гротеск- размышление, совокупный портрет времени в обнимку с так называемыми простыми гражданами, во втором десятилетии России 21 века. 2

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза СИЛЬВЁСТРОВ ДЕНЬ (Роман о товарисчах-гражданах и счастливой жизни) Улыбнусь в самой тёмной печали – бессильна мгла. Я блистаю, горю и дышу. Я – светла. (Zharптёнок) ЧАСТЬ 1. Сильвёстров день Глава 1. Альфа-Центавра Пошёл, пошёл, выкидывая ножки в стороны, змееголовый владелец «Мерса». Рядом – тем же порядком такая же сожительница. Динозаврообразная фура задом пытается попасть в тесные врата торгового склада. Группа товарисчей-грузчиков спешит на помощь. Именно товарисчей, а не товарищей. Товарищи вместе с прежней жизнью утратили привычную транскрипцию. Оранжево-чёрный прикид заметно бодрит женщину- дворника – лопата так и ходит в её натренированных руках. Ещё темно, но по летнему времени, предписанному гражданам, уже давно нагрянуло утро. Сегодня Сильвёстров день, куриный праздник по народному календарю. Трогательно! Слезу пробивает. Непобедим и велик народ, который одарил праздником даже кур. Вечером всё произойдёт в ритме обратного отсчёта. И когда очередная фура уберётся из торговых объятий склада, змееголовый владелец «Мерса» продефилирует к подъезду, в доме начнётся главная работа – варка «крокодила». 3


Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Из окон, как из обиталища Бабы Яги, потянутся шлейфы серного и фекального духа. Но это большой-большой секрет для маленькой такой компании. Так что ответ на вопрос «Бороться или крышевать?» уже не стоит в повестке дня. Всё давно решено. Ну, вот, дорогой читатель, теперь пришла пора познакомиться с героиней нашей истории. Вот она, собственной персоной, бежит на работу – такая единичка в плотном потоке бытия. Ты удивишься, но наша героиня не юрист, не психолог, не менеджер по продажам. Нет-нет-нет! Представь себе, друг мой, она инженер человеческих душ. Ты не поверишь, но есть ещё такая профессия. Где же работает Алиса (так зовут нашу героиню)? Она – редактор чудом уцелевшего журнала. Да он и сам, этот журнал, чудо провинции. Провинции глубокой, как омут, и далёкой, как галактика Альфа Центавра, но, ко всеобщему счастью, обитаемой. Вот об этой счастливой жизни и пойдёт речь в нашем романе. Пожалуй, и главным героем или героиней мы и сделаем вот эту самую счастливую жизнь. А девушка Алиса будет нашим гидом в просторах неизбежного счастья. Глава 2. Пчелиная жизнь Прибежала Алиса на работу. Вскрыла Интернет. А там заставка «Googl» выскочила. На ней – умное лицо Софьи Ковалевской, схематическое изображение гироскопа, математические формулы на серо-красном фоне, функции от Х0, Х, U и других переменных, дифференциалы от этих функций – песнь интеллектуала! Нежданный подарок в Сильвёстров день! –Ух, ты! – выдохнула Алиса. – Теперь и работать легче будет! Всё-таки остались где-то в опрощённом мире люди, которые помнят – была Софья Ковалевская! И математика! 4

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Не успела Алиса порадоваться роскошному подарку, как в дверь просунулся синий от мороза нос. Пришёл писатель Пустяков, принёс рукопись. Ну, понятно, что не пять килограммов бумаги, а всего лишь аккуратный, эстетически непритязательный диск. Но произведения на этом носителе объёмом в несколько увесистых мегабайт вполне могли скушать при издании не одно многолетнее древо. Что там идёт на изготовление бумаги? Осина, берёза, клён? Да всё, что угодно – в опилки, и в гидролизёр! И вот – нет ни берёзы, ни сосны! А есть целлюлоза – сырьё для книги писателя Пустякова. А что же и как пишет сочинитель Пустяков? Сегодня он принёс сказки, где старательно поведал миру о том, как пчёлы производят мёд. Пустяков читал текст, Алиса пыталась задавать вопросы: –Пчёлы перелетают с цветка на цветок, пыльца падает внутрь и помогает оплодотворить семена, – с энтузиазмом начал Пустяков. –Если уже есть семена, то, что же оплодотворять? Семена – это уже плод! – возмутилась Алиса. –Пчёлы собирают с цветков нектар и пыльцу в ульи, где попадают в ячейки, называемые соты, – продолжил невозмутимый знаток пчёл. –Кто попадает? Пчёлки? – спросила Алиса. Но автор, пропустив вопрос, двинулся дальше: –Там они соединяются между собой... –Кто соединяются? Пчёлки? – удивилась Алиса. –Образуя мёд, – добавил неутомимый Пустяков. –Мёд образуется совершенно другим путём. Читайте учебник, – пыталась обратить на себя внимание Алиса. –Наполнив ячейку, пчёлы заделывают ее воском. В некоторые ячейки пчёлы откладывают яйца. 5

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Яйца в здоровом улье откладывает матка, а не пчёлы, – вставила лыко в строку Алиса. –И мёд служит пищей личинкам, – не обращая внимания на посторонних, продолжал Пустяков. –Личинки вначале питаются белковым кормом и маточкиным молочком, – безнадёжно сообщила Алиса. Слушала пчелиные откровения, и такая жалость одолела её о несчастных пчёлках, которых сочинитель заставил совершать противоприродные действия, ничуть не близкие к правде жизни. И мёд, который должен был возникать «из соединения пчёл в ячейке», и детей было жаль Алисе. Ведь Пустяков вполне мог заставить детей читать свои убойные выдумки. А что?! Издаст книгу, и пропали детки! Так на всю жизнь и запомнят историю пчёл и мёда в исполнении Пустякова. Алиса долго объясняла сочинителю несостоятельность его идей. Пустяков старательно кивал головой, соглашался, благодарил. Забрал диск – для доработки текста. Алиса безнадёжно смотрела вслед удаляющемуся сказочнику. Знала – завтра Пустяков принесёт тот же самый текст. Чужие слова влетали в пустынные мозги писателя, не производя там никакого действия. Тексты плодились как-то отдельно от самого сочинителя, а тем более не зависели от посторонних. Но Алиса каждый раз надеялась, что произойдёт невероятное – однажды Пустяков принесёт нормальный человеческий текст, который можно будет даже читать. Глава 3. Теория абсурда В дверь настойчиво постучали. Явился незнакомец в основательном полушубке. 6

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Вот, – сказал он. – Принёс вам сочинение века – это моя теория абсурда. –К сожалению, научные изыскания мы не печатаем. Обратитесь в академические издания. –Понимаю, понимаю! – быстро согласился учёный сочинитель. – Но у меня есть вещь не менее значимая, которая явно будет по профилю вашего журнала. –И что же это? –История моего дедушки – ветерана Курской битвы. Недавно он передал в музей Второй мировой войны в Нью- Йорк свою гимнастёрку. –И чем же заинтересовала гимнастёрка музейщиков США? –О, это удивительная, удивительная история! Дело в том, что гимнастёрка эта получена была моим дедом из тех вещей, что приходили в Советскую Армию по Лендлизу. –Ну, что ж! Как комментарий к музейному экспонату эта история пригодна, но вот её литературная ценность, думаю, весьма спорна. –Могу добавить и многие благодарственные письма, которые получил мой дедушка из США. –Вряд ли это меняет дело, – подчёркнуто официально сказала Алиса. Но напрасно надеялась на понимание. –И всё-таки, может быть, я оставлю свою единственную в мире «Теорию абсурда»? – наступал посетитель. – Вы убедитесь, она уникальна! Алиса поняла – не всучив хоть что-то, абсурдист не уйдёт. –Мы не платим гонораров, – пустила она в ход последний аргумент. –Это неважно! Главное, признание! –Ну, хорошо, я посмотрю вашу теорию, но обещать ничего не могу, – отстранённо сказала Алиса. 7

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Спасибо! Надеюсь на понимание! Я ещё наведаюсь к вам, с вашего разрешения. –Может быть, обойдёмся телефоном? – выставила щит Алиса. –Что вы! Кто же по телефону обсуждает столь важные вещи! – воскликнул изобретатель теории. –Ну, тогда до свидания! – у Алисы прорезались металлические нотки в голосе. Ничуть не смутившись, учёный сочинитель откланялся. Вот же фрукт! – подумала Алиса. – Либо читай его абсурд, либо пропагандируй дедушку, спасённого Лендлизом. Одним глазом заглянула в гениальный теоретический труд. «Теория абсурда» мало чем отличалась от теории мёда писателя Пустякова. День клонился к закату. Алиса, наконец, принялась за чтение рукописей, которые могли составить очередной номер журнала. Время от времени отрываясь от своего занятия, поминала недобрым словом то теорию мёда, то теорию абсурда, которые съели большую часть рабочего времени. Глава 4. ЗD-принтер – друг человека Вернувшись домой, Алиса случайно попала на «Радио России». Обычно слушала краем уха другие радиостанции. Здесь же постоянно рекламировали какие-то чудо-приборы, таблетки, магию и прочую ерунду. Но сегодня молодые голоса вели диалог, перекликались, перекидывались словами, дополняя друг друга. Так хорошо, по-домашнему. 8

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза И тема – весьма! Непростая тема – 3D-принтер для печатания всего и вся. Как ты понимаешь, друг мой, речь совсем не о печати текстов на бумаге. Речь о том, что созданы принтеры, которые из набора ингредиентов могут печатать любые изделия – предметы обихода, детали компьютера, инструменты, пищу. Вообще – всё. Например, объёмные изображения человека. Как-то сразу вспомнился тот самый хрустальный череп – загадочный артефакт из Лубаантуна, который с 1926 года многие десятилетия хранился в семье дочери известного археолога и путешественника Ф.Альберта Митчелл-Хеджеса. Энн – так звали почтенную даму. До конца своих дней она была уверена, что череп принадлежит эпохе Майя. В начале шестидесятых 20-го века она решила передать череп для исследования специалистам. История гласит, что искусствовед Фрэнк Додланд обратился за помощью к известной фирме «Хьюлетт- Паккард», которая занималась выпуском кварцевых генераторов и считалась лучшим мировым экспертом кварцев. Исследование показало – череп был изготовлен из цельного куска хрусталя задолго до возникновения цивилизации Майя – примерно, 12 тысяч лет назад. Изготовлен вопреки всем законам физики. Вот что говорил об этом эксперт фирмы, инженер Л.Барре: «Мы изучали череп по трём оптическим осям и обнаружили, что он состоит из трёх-четырёх сростков...Мы обнаружили, что череп вырезан из одного куска хрусталя вместе с нижней челюстью. По шкале Мооса горный хрусталь имеет высокую твёрдость, уступая лишь алмазу, и его ничем, кроме алмаза, резать невозможно. Причём резать надо вдоль осей роста и с помощью высокотехнологичного оборудования. Создатели черепа ухитрились работать вручную, не соблюдая этого правила. По всем законам физики исходный кристалл должен был рассыпаться. Но кто- то изготовил этот череп из одного куска хрусталя настолько 9

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза осторожно, будто вообще не притрагивался к нему в процессе резки». –И вот сейчас, когда изобретён 3D-принтер, становится почти понятным – как был изготовлен этот артефакт, – думала потрясённая Алиса. – Отпечатан на 3D-принтере! Только такая технология может дать характеристики, которые имеет череп. Понятно – КАК, но непонятно КЕМ. Либо земными людьми, чья высокоразвитая цивилизация погибла, либо... пришельцами, которых майя считали богами. –Означает ли изобретение 3D-принтера, что мы достигли уровня погибшей древней цивилизации? Что из этого следует? – продолжала размышлять Алиса. – Что закончился очередной цикл развития, и дальше произойдёт «сброс параметров» – иначе говоря, катастрофа? Мир, действительно, на грани больших перемен – это видно по всему. Но пока ещё наш 3D-принтер не отпечатал вот такого шедевра. Пока уровень техники много ниже. Пройдёт ещё несколько десятков лет, прежде чем 3D-принтер станет универсальным домашним комбайном по производству всего, что нужно человеку. Вот так, друг мой, Алиса нечаянно прозрела будущее. А в нём – планету Земля, на которой где-то в одном месте находится компактное производство микроэлементов, белковых, углеводных, жиросодержащих, витаминных порошков. Все они используются для заправки 3D-принтера. Купил этот прибор, принёс домой и всё! Задал в программе бутерброд – пожалуйста! Борщ – возьмите, с пылу-с жару! Мяса кусок – да вот вам! Платье к празднику – ради бога! И так далее. Где-то будут работать технические принтеры – печатать компьютерные устройства разного назначения. Медицинские принтеры напечатают любой необходимый для замены орган человека. И страшно подумать, даже... самого покорителя природы. Огромные заводы сожмутся до размеров небольшого коробка. 10

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Весь вечер Алиса рисовала себе картины недалёкого будущего. Каков будет человек в этом мире? И нужен ли человек, если... Может быть, и не нужен, ведь сегодняшняя реальность, похожая на избушку Бабы Яги с серными шлейфами химикатов, пока не обещает 3D-принтерного рая. Пока вместо чудо-принтера – пещерные технологии «крокодила». И никаких 3D-бутербродов! Глава 5. Почмейстеры ставят на красное Очередной номер журнала требовал рассылки. Где-то, в разных городах, молодые авторы ожидали счастливого завершения литературного процесса – публикации их драгоценных творений. Алиса отправилась в почтовое ведомство – купить пластиковых конвертов. Не раз мысленно благодарила того, кто их изобрёл – удобная штука. Купил, принёс в офис, не торопясь, написал адрес, вложил журнал. И уже тогда отправил с почты. Раньше надо было долго ждать, когда недовольная почтовица замотает экземпляр журнала в какую-то видавшую виды бумагу, обвяжет лохматой посконью, опечатает горячим сургучом и кинет тебе всё это для написания адреса. И вот ты, прикорнув на уголке стола, всегда занятого другими, озабоченными тем же людьми, сидишь и выводишь каракули на неровной поверхности мятой бумаги. Однако никаких пластиковых конвертов Алиса в почтовом отделении не обнаружила. –Странно, – подумала она. – Что бы это значило? –Скажите, пожалуйста, – обратилась Алиса к даме, сидевшей за стеклянной перегородкой. – Могу я приобрести несколько пластиковых конвертов? Мне нужно разослать журнал авторам. 11

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Конвертов больше нет. –А по какой причине нет? –Их нет на складе. Те, что были, мы уже продали. –А надолго ли исчезли конверты? –Не знаю, – равнодушно бросила почтовица. И в её интонации явственно прозвучали ноты того самого прошлого, когда отправить что-то с почты равнялось целой эпопее. Алиса объехала несколько почтовых отделений. Картина везде была единообразна. –Так-так, – сказала себе Алиса. – Прелесть какая! Замечательное ретро. Почмейстеры, похоже, ставят на красное. Всё остальное остаётся в чёрном секторе, а вот почта уже явственно зарделась, как заря коммунизма. Вот и не верь после этого, что виссарионыч жив. Ещё как жив! Здравствуйте, товарисч вождь! А мы тут плюшками балуемся. Плюшки очень хороши! В вашем вкусе. Придётся и нам свой вкус подправить. А куда ж мы без вас-то?! Вернулась Алиса в офис в раздумье. В глубоком и широком раздумье – что делать дальше, как поступить, как встроиться в систему товарисчей почмейстеров. Ведь «красное или чёрное», но и дело делать как-то надо. И вспомнилась тут Алисе знакомая, которая смогла утечь в северную столицу. –Прозорливая женщина! Знала, знала, что глубина сибирских руд со временем превратится в непреодолимый омут, вихрь такой бермудский. Так и произошло. Из сибирских бермудов скоро выход будет там же, где и вход. Вышел на свободу, глядь, а ты снова – в треугольнике. И как бы ни старался, а всё напрасно. Бермуды они и есть бермуды, – думала наша героиня. И, знаешь, друг мой, она в чём-то была права. Ведь куда ни глянь, повсюду бермуды. Студенты кафедры 12

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза гуманитарных наук (обрати внимание вот на это слово «наук»!) включились в игру «Имя России». Играли, играли и выбрали имя. Вернее, целый ряд имён: Пётр I, Александр Невский, Иосиф Сталин, Екатерина II, Александр Суворов, Пётр Столыпин, Владимир Ленин, Георгий Жуков, Иван Грозный, Никита Хрущёв, Александр II, Николай II. А в комментариях в Интернете кто-то приписал: Эрос, Перун, Ра, Путин, Жириновский. Вот как всё это называется? Наукой назвать – язык не повернётся. Бермуды! Вот это да. Именно, бермуды! Что же ещё! Никто не вступил в игру «Куда ты пойдёшь работать после окончания своей кафедры, гуманитарий? На рынок или менеджером продаж? Нужное подчеркнуть». Так что, друг мой, не только почмейстеры ставят на красное. Стьюденты-гуманитарии – тоже! Вот и славненько! Глава 6. Первый городской частный музей и Таракай Иногда нечто или некто подкидывают человеку подарки. Ну, наверное, за то, что этот гражданин или гражданка терпеливо живут и что-то пытаются делать, чтобы рядом умножалась гармония. Вот сегодня такой подарок пришёлся ко двору Алисе. От сотрудников первого частного музея в городе поступило приглашение на экскурсию. «Музей алтайского марала» – так называлась эта организация. Несколько человек – литераторов, и Алиса вместе с ними, отправились на неприметную улочку, где хозяин музея облюбовал старинное купеческое кирпичное здание, отремонтировал его и превратил в музей. Понятное дело, музей – это всегда интересно. Однако на этот раз там Алиса и нашла тот самый подарок судьбы, который выпадает терпеливцам. Среди прочих экспонатов на стене висела картина. На ней летучими резными линиями с 13

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза хирургической точностью был изображён шаман-алтаец во время камлания. Изо рта шамана вырывались языки пламени (или космической энергии). Позади клубились века и множественные иные миры. Похож был шаман на горного марала, танцующего на скалах. В одном образе слились воедино шаман – посредник между верхним и нижним мирами, и великий дух оленя. Что-то было написано мелким почерком на нижнем поле рисунка – слева и справа. Оказалось, это стихи, которыми художник всегда сопровождал свои картины. Алиса занялась поиском в СМИ биографии мастера. Нескоро, но выяснилось, что художник Николай Чепоков – странник. Ни кола, ни двора у него – только вечная дорога. Вот как он сам рассказывал о себе: «Я просто бродяга. Иду себе и иду. Палатка – это тяжесть. У меня был кусок целлофана. Его скомкал, в сумку положил – он лёгкий и места мало занимает. И потом, я же среди бичей жил и живу. Там просто что-то подобное сразу «подрезается». Так что я просто-напросто ложился у костра, целлофаном укрывался и спал. А разжигал костёр я вот этими своими работами, потому что бумага-то уже была испорчена! Я берёг только чистую бумагу, в целлофан заворачивал, чтобы не намокла. А когда на ней нарисуешь, зачем её хранить? Но в 2001 году я с удивлением узнал, что кому-то мои картинки могут быть интересны. На Телецком озере живёт такой известный там художник и резчик по дереву Пилипчук. Он увидел мои работы и сразу купил три картинки, аж, по 50 рублей. Я так обалдел! Потом подумал: «Ну, художник решил художника поддержать». А через неделю к нему приехали из Москвы друзья. Он меня вызвал и говорит: «У тебя работы есть?» – «Есть!». И его друзья тоже купили. Я их сразу прогулял весело. А через некоторое время приехал в Новосибирск». Далее была описана обычная история двадцать первого века: «Некий господин, новосибирский галерист, предложил скупить у Чепокова работы по символической цене – все, что были у него на тот момент, устроить ему выставку в Швейцарии. Затем работы продать, а выручку поделить 14

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза пополам. Не надо объяснять, что ни работ, ни денег Николай больше не увидел. Хотя о выставке слышал. Она состоялась в Берне, потом перекочевала в Австрию. Там её увидела горно-алтайская правительственная делегация. Потом, уже дома, они разыскали Николая, познакомились даже, пообещали, что несколько его работ будут экспонироваться в ООН. На этом всё. Николай ушёл бродить». Алиса представила себе – где-то по неведомым дорогам в горах всё ещё странствует художник Николай Чепоков, который подписывает свои картины именем Таракай. И никто не знает, где в эту минуту спит гений, прикрывшись куском целлофана. Где и кому оставил он свои «картинки», думая, что вот так, как он, рисовать умеет каждый. Мы не знаем, по каким тропам сейчас бродит Николай Чепоков. Зато потомки будут создавать музеи его имени, пытаться вызволить из-за рубежа ушедшие туда картины самородного гения. И каждая из этих картин будет стоить миллионы долларов. Алиса была уверена в этом, ибо даже в одном, увиденном ею рисунке, была проставлена печать веков. Ещё задумалась наша героиня о том, почему Таракай живёт отдельно от мира, не хочет ни с кем иметь постоянных «завязок». Общение с бомжами – это условность. Среди племени бродяг никто никому не нужен и ничем не обязан. Свобода друг от друга, свобода от жизни, свобода от смерти. Если человек один на один с природой – он для всех других не существует. Его жизнь не оставляет следа. Смерть – тоже. Но бродяги не чувствуют себя одинокими. Почему? Потому что живут наедине с Богом. Или с чёртом. Кто как. Таракай – творец, посланец Бога на этой земле. Имеющий общение с Богом никогда не предпочтёт человека в собеседники. Представьте себе академика, который тратит время на беседы с бактерией. Примерно такая иерархия. Но обычно всё это никак не проявляется на уровне сознания. Таракай, в обычном понимании, взрослый ребёнок, которого ведёт интуиция, а не сознание. Ангел ведёт. 15

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Алиса знала, что многие не согласятся с её размышлениями. Большинству покажется смешным сравнение Таракая с академиком, а всех прочих – с бактериями. Но согласия и не требовалось, это был всего лишь её внутренний монолог – речь, обращённая к себе. Глава 7. Закон Творения – второй закон термодинамики Недавно Алиса случайно набрела на сообщение о том, что американский физик Джереми Ингланд сообщил о разгадке секрета зарождения жизни. Его теория основана всё на том же втором законе термодинамики. Джереми Ингланд вычислил, что молекула живой органики есть наилучшая форма для поддержания термодинамического равновесия во вселенной. Молекулы живой органики умеют поглощать и рассеивать ровно столько энергии, чтобы возникла равновесная система. Следствием из этого является вывод – если долго облучать солнечной энергией некое скопление неорганических молекул, они рано или поздно найдут пути превращения в биоткань, например, в растение. Что за человек наша героиня – везде ищет «приключений» на свои мозги? – спросишь ты, друг мой. И не ошибёшься – Алиса надолго зависла над текстом. О чём думала на этот раз? Что остановило её бег в мире настойчивого быта и погрузило в тонкий мир субатомных взаимодействий? Знаешь, друг мой, это была всего лишь одна крамольная мысль, что Бог – это Энергия, например, солнечный свет. –Чем же крамольна эта вполне здравая мысль? – спросишь ты. Однако Алиса думала, что мысль, действительно, выходит за рамки привычного. По определению любой религии, Бог непостижим для человека. Но если же Божество (Творец) – это физическая субстанция (Свет), которую можно как-то измерить, то это уже не Бог. 16

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Кто же тогда Творец живых созданий, именующих себя людьми? Вот тут, друг мой, и возникает крамола. Если Творец – не Бог, тогда выбор у нас невелик. Остаётся лишь одна грандиозная, но мрачная сущность. Получается, что Джереми Ингланд доказал, что все живые создания на Земле – потомки Люцифера. И растения, в том числе. –Нет, нет, нет! – сказала себе Алиса. – Надо всё передумать заново, и найти Бога. Однако задача эта, друг мой, всем задачам задача! Пришлось Алисе вспомнить многое, но некоторое подобие ответа нашлось лишь в образах индуизма. Почти все религии утверждают, что реальный мир есть лишь проекция духовного мира. Но в индуизме первой аватарой Верховной Личности Бога является инкарнация Маха-Вишну, который проявляет двенадцать элементарных энергий. Он возлежит на Причинном Океане и именно он является изначальной инкарнацией в материальном мире. Бесчисленные вселенные выходят из пор тела Маха-Вишну. При его выдохе возникают бесчисленные вселенные, а при его вдохе они уничтожаются. Все энергии Маха-Вишну духовны. –Бог есть первопричина всего – и энергии тоже, – пришла к выводу Алиса. – Так что теория Джереми Ингланда объясняет лишь малую часть процесса Творения. Особенно понравился Алисе Причинный Океан. Но думать об этом наша героиня не стала – знала, размышления уведут в такие неизведанные дали, что нескоро придётся вернуться в день сегодняшний. А день этот требует каждого надолго и всерьёз. Казалось бы, в необъятном мире Божьих Вселенных суета не имеет никакого значения. Но таков уж парадоксальный закон бытия – чем меньше объект, тем больше он производит суеты. А человек – даже не песчинка, а всего лишь мягкий непрочный водяной шарик, капля дождя на ухе солнечного зайца. 17

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 8. Агафья-коровница Восемнадцатого февраля, как раз в день Агафьи- коровницы (голодухи) выпала Алисе поездка в столицу края. День выдался на славу. Скрипучие морозы, вплоть до Агафьи трещавшие в углах дома по ночам, вдруг закончились. Потеплело сразу градусов на двадцать. Лохматые стайки воробьёв радостно чирикали в кронах кустарников. Запахло весной. Даже не верилось, что ещё вчера город стыл в морозной дымке. Алиса купила билет на автобус, вышла на посадочную площадку. Солнце старалось вовсю. –Вот и подарок мне в дорогу! – решила Алиса. Прибыть на место надо было к концу дня – в библиотеке на улице Чернышевского должен пройти поэтический вечер. Дорога пролетела незаметно. Вечер удался. Алиса почитала свои стихи из подборки «Реальность, как она есть». Но самым интересным оказался диалог с местным поэтом из молодых. Пиит сетовал на то, что критический и даже (криминал!!!) мрачный настрой старшего поколения «отравил» его личное творчество. –То, что вы прочли, это констатация сегодняшних фактов, – заявил сочинитель. – А где же будущее? Где позитив? Алиса не стала вдаваться в споры с юношей. Знала – диалог затеян им не для поиска истины, а всего лишь ради демонстрации собственных достоинств. Молодой организм всегда занят лишь собой. Кругозор в таких координатах не даёт «мастеру-поэту» видеть реальность, а уж тем более то, что будет завтра. Молодому мнится позитивное будущее, непременно позитивное! И что с того, что ни одного ростка желаемого пока нет в пределах видимости. В пределах невидимости – тоже! Знала, знала умудрённая колючей проволокой опыта Алиса, что правда молодому организму не нужна и даже вредна. 18

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, увидит, поймёт он эту правду – и что?! Как ему жить с этой правдой? Как сокрушать Вавилон реальности? На обратной дороге написала Алиса, вернее сочинила в уме, вот такое стихотворение: ПРАПРАВНУКИ Пишут стихи под копирку друг с друга, Все – однояйцевые близнецы. Стреляют в старших из одного и того же лука, Но мишень – Богородица и святые отцы. Светлое будущее где-то рядом – Вот-вот, ещё один поворот! Прапрадеды их – бойцы продотрядов – Вот так же крушили храмы За годом год. Как поётся в пионерской песенке: «У матросов нет вопросов, у матросов нет проблем». Если бы проблемы вдруг народились, то какие же это были бы матросы?! Пусть рЭволюция умов идёт своим чередом. Так думала наша героиня, возвращаясь в родной городок. А дома возникло ещё одно стихотворение – вослед первому: Всё идёт как надо, своим чередом. Поэты хвалят друг друга в поэтическом гетто. Не из любви построен их фарфоровый дом – Просто надо быть – ну, хотя бы где-то. Что поэты? Теперь и поэт – содом. Время протащит по рельсам, расплющит лица. Вот и этот новый фарфоровый дом Будущим революционерам – не пригодится. Бросит кто-то из них мимоходом: «Долой!» Прах забытых слов над водой развеют. Был новый кумир – стал обычной золой. 19

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Левой, левой! Ещё левее! –Иллюзии правят миром. Без них, без этих радужных мыльных пузырей, мир давно бы погиб, – думала Алиса. И знаешь, друг мой, ведь она поняла это давно. Просто поэтический вечер ещё раз напомнил нашей героине, что человек подобен младенцу, который не выпускает изо рта пластиковую соску, воображая себе, что это мамка. Глава 9. Иллюзион Бессонный мир, пускающий время от времени кровавые пузыри, вдруг встал пучком. И кто бы мог подумать – где, в какой точке так сошлись магнитные потоки, что забурлило, закипело, вздыбилось, завопило? А вот в братской славянской, бывшей советской, почти нашей, почти республике, а ныне независимой стране. Там, на юге, под щедрым батюшкой-солнцем, возле тёплых морей. Там всё и вскипело. Боже мой, что тут началось! Мы за то, чтобы ввести войска, так сказать помочь. Братья же! Свои же! А что сами братья думают? Они требуют! Они хотят! Они нас любят. День и ночь мечтают. И вот они, защитники, миротворцы. Как просили, как хотели! Разве есть такие, кто против?! Ах, оказывается, есть. Ну, так это же предатели. Они не любят, не хотят, не мечтают! Зачистить их! Вот! Это самое главное, о чём надо мечтать! Зачистить! И ещё раз – зачистить! Ну, на худой конец – гайки закрутить. Хотя это нежелательно, ненадёжно. Самое мудрое, это «нет человека, нет проблемы!». Опыт есть. Большой опыт! Да и вождь завещал. А это уже серьёзно. Забурлило, закипело, вздыбилось, завопило – повсюду площадные речи НОД: «Мы – за... Мы – готовы... Мы – идём к вам!» Кто такой НОД, спросишь ты, друг мой? О, это серьёзная штука! Это наш авангард. Наше всё! Вот они – 20

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза будущие (да и настоящие) чистильщики. Они – наше прошлое, настоящее и вечное, вечное будущее! Кипит, бурлит, вопит большой иллюзион. А что такое иллюзион? Театр, видимость, фасад, фейерверк. Но если заглянуть за фейерверк, можно обнаружить глубокую коричневую тьму. Но никто не хочет видеть тьмы. Фейерверк приятней, комфортней, занимательней. Тут громкие речи – стой, открыв рот, слушай, внимай. Запоминать не обязательно. Не напрягайся! Не перетруждайся! Всё давно продумано, решено – и за тебя, и за того парня! Кто не с нами, тот против нас! Зачистим! Не сегодня, так завтра, но обязательно! И тут наша героиня Алиса – ни к селу, ни к городу – увидела смирно бредущую по улице женщину в белом. Платочек – белый, пальтишко, сапожки. Шла себе откуда-то и куда-то. Вдруг остановилась женщина. Принялась внимательно рассматривать здание напротив – красный кирпич, старинное сооружение, по форме напоминающее монастырь или некие храмовые постройки. Над крышей – нечто высокое, похожее на основание для креста. Прохожая в белом так и решила, и взялась отвешивать поклоны в сторону этой кирпичной конструкции. Женщина кланялась, крестилась, молилась и снова кланялась. Закончив ритуал, с чувством исполненного долга, отправилась далее по делам мирским. И всё бы ничего, да только молилась эта прохожая на здание бывшего советского хлебозавода, а ныне – торговый склад. –Символическая картинка! – подумала Алиса. – Простодушный народ готов молиться на любую видимость. Скажи – это храм и, пожалуйста! Завтра уже начнётся молебен, паломничество. Скажи – вот он, твой враг, и готово! Завтра уже пойдут зачистки. Мы осуждаем! Он не любит нас! Научим его родину любить! 21

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ну, как тут не вспомнить старушку, которая от чистого сердца подбрасывала дровишки в костёр, когда инквизиция сжигала еретика Джордано Бруно. Мир не меняется. Мир неисправим. Глава 10. Зачистить сатирика Градус кипения становился всё выше. С общего плана кипяток страстей перекинулся уже на отдельных граждан. Тут под раздачу попали и музыканты, и знаменитый сатирик. В мгновение ока все они бесплатно получили общий статус – пятая колонна. Враги, стало быть. Ах, что творилось в сети! Это надо читать в первозданном виде! Только так. Ну, вот, друг мой, порция того, что теперь называется «поцреотизмом». А предназначена эта вкуснятина знаменитому сатирику, ведь он не то лыко в строку вплёл. Не то?! Значит, получи: ЦИТАТЫ (орфография и пунктуация великих комментаторов): – У жванецкого старческий маразм – Никогда не любила Жванецкого...Теперь поняла за что...Жить с русскими и так их ненавидеть!!! – Дядя Миша, ты – дурак? Всегда считал его юмор отстойным. Спасибо, Мишаня, что подкрепил мои мысли своими словами. – Дуй к бендеровцам они же умная нация. – И Макаревич туда же. За что же вы тех, кто вам хлеб в будку кидает, ненавидите? – Никогда не считал его умным человеком. Лишь бы потрепать языком 22

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза – Вообще не понимаю, жить, работать на территории нашего государства, и так говорить.... Вертится на языке – так дуй туда, д. Миша!!! Можно ещё и пинка для ускорения дать! – За вами выехали. Собирайте вещи. (ОКОНЧАНИЕ ЦИТИРОВАНИЯ) Вот такие перлы «народного гнева» собрал российский сатирик с мировым именем. Что уж там говорить об остальных – певцах и композиторах! С ними народ обошёлся бы ещё круче! Уж это – гадать не надо! Так оно! Понимаешь, друг мой, Алису поразило больше всего то, что, считая кого-то фашистами, люди дружно высказывались в отношении живого человека так, что любой коричневый – просто отдыхает! И никого это не смущало. НИКОГО! Получался весьма странный расклад. Я – это я. Мне можно всё! Угрозы, любые ярлыки, заметный коричневый окрас речей. Но я – патриот, а не нацист! А они там...они, конечно, нацисты! А сатирик – он-то уж точно не имеет права на какое-то своё мнение. Какое может быть мнение, кроме нашего! –Как всё это назвать? – думала Алиса. – Ведь страшно даже представить себе, что будут делать ЗАВТРА все эти люди, которые ПОКА только высказываются на публику, ничего не опасаясь, не имея никаких рамок?! Мы это, кажется, уже проходили. Урок оказался не впрок! Алисе оставалось только обратиться к народной мудрости, ибо, друг мой, есть и такая вещь в этом лучшем из миров. И так – частушки, горяченькие, прямо из народа: Мы прекрасны и сильны. С нашей силой – хоть куда! Нет другой такой страны – Яроваяскойбеда! 23

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза *** Эта пятая колонна всю Россию растащила – Олигарх на олигархе, вор на воре – паханы! Эта пятая колонна, наше всё и наша сила! А поэты да артисты – вот предатели страны! Глава 11. Именины домового Алисе очень хотелось написать пару строк «коричневым комментаторам», но наша героиня слишком хорошо понимала – это заказ. Чей? Вопрос вопросов, на который может быть миллион ответов. Кроме того, великие классики оставили нам великие советы: «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца...». Мудро! Ввязываться в диалог, когда участники разделены на два лагеря – «свои» и «враги», всё равно, что потерять собственный разум и «въехать» в чёрно-белый кадр. Поэтому Алиса не стала «спускаться на арену» – предпочла роль наблюдателя. Но это не значит, друг мой, что наша героиня – человек равнодушный. Быть на стороне разума, скорее всего, самая пламенная из всех мыслимых и немыслимых позиций, ибо на этой стороне всегда оказывается меньшинство. Тут как раз и проходит граница человеческого в человеке. Граница выживания всех. Только беда в том, что понимают это немногие. Большинство же всегда одержимо желаниями своего Эго. Эти граждане шкурой чувствуют, как надо действовать в угоду этому ненасытному, хитрому и безжалостному идолу. Способ известен и сформулирован ещё аббатом Мавро Орбини: «Одни побеждают на поле битвы, другие – 24

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза на бумаге». Это значит – если не можешь изменить мир, измени представление о нём. Как известно, любая благая мысль может использоваться либо во имя Добра, либо – во зло. Коричневые комментаторы орудовали по второму варианту. Но, друг мой, не будем о грустном. Тем более с утра в полном разгаре сказочный день – именины домового. Что ж, праздновать, так праздновать! Как можно отметить именины домового? Ну, ясно – подарить имя этому невидимому жильцу и помощнику – домочадцу, то есть. Перебрала Алиса несколько имён. Опробовала на благозвучность по отношению к кандидату. И выбрала имечко своему любимцу – Максимилиан. Не последнюю роль сыграла и любовь к великому классику – поэту. Кроме того, чутьё подсказывало, что имя должно быть величавым и многосложным, чтобы произнесение его требовало времени и вызывало возмущение пространства. Уж тогда помощник просто не имел бы права не откликнуться на просьбы хозяйки. –Ау, Максимилиан! – сказала наша героиня. – Как тебе имя? По-моему, весьма! Откуда-то из-за шторы от окна прошелестело: «Весьма, весьма!» –Ну, вот и славненько! С именинами тебя! Так невидимый домочадец из духа бесплотного превратился в уважаемую личность с персональным именем. А что?! Чем он хуже компьютерных чертей – ведь каждый из них тоже имел собственный НИК. Глава 12. Ньютон возвращается Существовавшая в потоке рукописей молодых (и не очень) авторов, Алиса, друг мой, не переставала удивляться. Когда-то СССР считался самой читающей страной в мире. Теперь можно было не сомневаться – Россия стала самой пишущей. 25

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Кроме редакционной суеты нашей героине пришлось подключиться к работе жюри литературного сервера – сотни тысяч авторов, миллионы произведений. Так что материала для объективных выводов у Алисы было предостаточно. И что же предстало глазу и уму редактора и просто думающего человека? О, друг мой! Это были интересные вещи. Мир в потоке сознания народных писателей представал в таком упрощённо-картонном виде, что даже и малейшего разнообразия, типа умения взглянуть на человека с нескольких сторон – даже и этому не было места в окаменевшей лаве литературных творений. В основном, сочинения не шли дальше сакраментального жанра «житие мое». Каждый творец норовил обессмертить собственный жизненный путь, который казался единственным, неповторимым, необходимым всем и каждому откровением. Но Алиса, находясь вне потока, видела всего лишь тексты, калька которых совпадала с миллионами других – родился, учился, трудное детство, упорный труд, любовь, семья, дети, внуки. Если автор был молод, калька обрывалась на стадии любви или создании семьи. Образ трудного детства иногда мог быть заменён описанием счастливых дней. На этом разнообразие заканчивалось. В ходу у всех народных писателей был обычный бытовой язык без каких-либо авторских особенностей. Все сочинения казались одним бесконечным серым текстом – даже без оттенков, не говоря уже о других цветах. Вторым и последним любимым жанром народных писателей были сказки. У кого-то волшебные, у кого-то – не очень, но у всех обязательно в виде поучительной притчи, где вместо людей почему-то действовали предметы, зверушки, растения и какие-нибудь феи или другие мифические создания. Сюжеты сказок, так же, как и истории «житие мое», повторяли друг друга с завидным постоянством. 26

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Оказывается, люди – скучные, неизобретательные существа, – думала Алиса. – Их сознание стремится к упрощённой картинке, типа ньютоно-картезианской модели с её линейным бытием. Вот вам и человек – венец творения! Но, друг мой, всё закономерно, ведь даже учёные, знакомые с устройством атома и теорией относительности, всё ещё не могут отказаться от линейной картины мира. Что уж говорить о сознании обывателя, которому всегда и всё понятно. Он, вечный любитель лозунгов, легко поделит всё, что угодно, на чёрное и белое. Вот свои, вот чужие. Эти – хорошие, а те – плохие. Ату! И вот уже по городам и весям несётся победный клич и сметает на пути любого, кто задумался хотя бы на минуту. –Человек, ау! – взывала время от времени Алиса. Но ответом было молчание пустынных полей да шуршание манускриптов, клонирующих друг друга миллионами копий. Глава 13. Мультивселенная Иногда, чтобы уйти от «красных и белых», «четвёртой и пятой колонны», то и дело толпами наплывающих из уличной бытовизны, Алиса пряталась в дебри какой-нибудь модернистской теории – чем сложнее, тем лучше. Это было её лекарством от линейного мира. Много интересного можно найти вокруг, стоит только включить объёмное мышление. И когда приходило понимание невероятной сложности даже самых простых на первый взгляд вещей, тогда, друзья мои, Алиса начинала чувствовать, что она живое, имеющее сознание существо, а не плакат на улице Коминтерна. Сегодня, как нельзя более к месту, попалась Алисе теория биоцентризма с его мультивселенной. Биоцентристы – вполне серьёзные учёные – физики, биологи, философы. Но все они настолько продвинулись в изучении своего 27

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза предмета, что пришли к странным выводам – к уверенности, что мир не существует вне сознания. Они утверждают – сознание первично. Алиса знала, что в древности философы-идеалисты родили идею надмирного всемогущего демиурга. Но биоцентристы превзошли древних примерно настолько, насколько современный компьютер превосходит деревянные бухгалтерские счёты. Древние считали, что мир существует в единственном, определённом виде. Хотя что-то и меняется в нём, но, всё-таки, по сути – он един и один и тот же, и независим от человека. Мир биоцентриста – это мультивселенная, которая в виде бесчисленных вариантов рождена сознанием человека (или животного). Каждый из миров реален и существует автономно от других. Но сознание человека присутствует во всех этих вселенных одновременно. Если смотреть в корень, то теория биоцентризма – это доказательство бессмертия человека как существа, обладающего сознанием. Если физически человек умирает, то сознание его легко перемещается в любую другую ветвь мультивселенной и продолжает жить в каком-то ином физическом теле или без оного. Это уже детали, но, главное – продолжает жить. Получается, сознание так же вечно и неуничтожимо, как и материя. Сознание – матрица всего сущего. –Ну, просто всё тот же древнеиндийский эпос «Махабхарата», – думала Алиса. – Маха-Вишну, Причинный Океан, бесчисленные вселенные. Не прошло и нескольких тысячелетий, как наши учёные стали понимать, о чём говорится в древнейшем манускрипте. Вот к таким интересным мыслям привели нашу героиню биоцентристы. Получалось, религия – не выдумка, не сказка, а знание, данное в образной форме. Так что же такое, всё- таки, религия? Культ Карго – словесный отпечаток чьих-то 28

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза совершенных знаний? Шифровка из прошлого или из будущего? А, может быть – из параллельных вселенных? А что если Леонардо да Винчи, Циолковский, Вернадский имели сознание, перемёщённое из какого-то более совершенного мира, и им оставалось только записать то, что принесли оттуда. Может быть, там они были всего лишь студентами, а здесь, в мире двоечников-школьников, оказались гениями. Обидно, что здесь обитают двоечники, которые способны лишь воевать, но как говорил один небезызвестный гражданин: «Факты – упрямая вещь». Вот вам, друзья мои, верхушка айсберга от мыслящих учёных. Ну, и от Алисы, конечно. Если хорошо подумать, можно представить себе и сам айсберг. Ну, хотя бы его часть. Глава 14. Вселенная двоечников Айсберг айсбергом, но жить-то нашей героине приходилось именно в той Вселенной, где оказалось её сознание – в мире вечных двоечников, неистребимых войн, в стране исчезающего времени. Даже революции, время от времени потрясающие Вселенную, ничего не меняли. Так – вспыхнул костёр и оставил выжженное пространство. А в нём снова поселились нахальные сорняки. Вот и весь результат! Но в последнее время даже и революционной ситуации не наблюдалось. –Как бы объяснил всё это умный человек? – думала Алиса. – Умный сказал бы примерно так: «Революционной ситуации нет, а причина проста – маргинализация и верхов, и низов. Собственником является лишь тот, кто превращает деньги в капитал. А капитал это то, что работает на развитие экономики. У нас нет собственников, есть грабители, которые хапнули, хапают и будут хапать. Развитие экономики для них всё равно, что полёт на Марс. Плевали 29

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза они на экономику. Низы низведены до уровня нищих бродяг. Ни рабочих, ни крестьян, ни мыслящих технарей или гуманитариев – нет в наличии. Чиновники приобщены к части награбленного. Довольно успешно. Но ситуация от этого ничуть не изменилась. Страна третьего мира, где ничего не происходит, кроме суеты на рыночных толчках». Заметьте, Алиса соглашалась с этим умником. Да и что тут возразишь? Возразить нечего, можно только загромоздить реальность красивыми плакатами, так чтобы кроме простых и понятных картинок ничего нельзя было разглядеть. Напиши на большом полотнище: «Что ты сделал для страны сегодня?» или «С нами всё прогрессивное человечество!» – и готово! Народ уже озадачен, уже пошёл на митинг. А ведь это – самое главное: идёшь на митинг, значит, думать некогда. Да и незачем. Глава 15. Федул-ветреник Сегодня за окном, планируя над асфальтом, пронеслась домохозяйка на метле. Ведьмин атрибут отливал пшеничной желтизной и отличался густотой и пушистостью. – К чему бы это? – подумала Алиса. Однако спустя некоторое время, всё прояснилось. Заоконная картинка оказалась пророческой. Возвещая о своих правах громоподобным стуком в дверь, явилась некто гражданка Пивоварова. На просьбу назвать имя-отчество, телефон и должность, коротко бросила: «Домком». Наша героиня, конечно, знала, что никакой должности и рабочего телефона у самопровозглашённой ОПГ не существует. Алиса уже привыкла к самостийным грабителям, но всё равно каждый раз интересовалась законностью их незаконных желаний. Мадам «домком» потребовала триста рублей на установку рубильника в электрощиток. В предыдущем 30

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза случае заботница Пивоварова требовала триста рублей на ремонт холодной трубы. В предпредыдущий период – на ремонт горячей. Ещё раньше – на срочную дезинфекцию подвала, на ремонт домофона, на поправку кирпичной перегородки, на очистку канализации и прочее, прочее. Но время мчалось вперёд, и аппетиты беспредельщиков росли. Погожий денёк Федул-ветреник принёс сразу две беды – отъём трёхсот рублей в пользу гражданки Пивоваровой, и немедленно испорченный за эти деньги щиток. Последнее совершено было пьяным безработным Николаем, косившим под электрика. Теперь Алисе предстояло выложить ещё несколько раз по триста рублей за сложносочинённую этим специалистом электрическую схему. –Что же такое жизнь, которая всё ещё теплится в наших городах? – думала Алиса. – Кругом кипит криминал. Не успеешь оглянуться, как Федул – ветреник уже тут как тут. В управляющую компанию уплатили, теперь пришла очередь Федула. Дань за то, что ты жив – святое дело! Да что тут говорить, друг мой, ты и сам всё это прочувствовал и не один раз! Вот такие ОПГ, прикидывающиеся «домкомами» с начала девяностых повсеместно занимаются вымогательством денег, шантажом жильцов и отъёмом квартир. Полгорода уже превращено в частные съёмные квартиры, то бишь, в гостиницы на час, сутки, месяцы, годы. Откуда взялся этот огромный «лишний» жилой фонд? Куда исчезли прежние обитатели квартир? Оставалось только вспомнить, как радикально решался квартирный вопрос в добрые старые времена. Депортация какой-либо группы горожан в тайгу, и вот уже свободный жилой фонд служит тем, кто управлял этой самой депортацией. Так что, друг мой, «добрые традиции» живы и по сей день. Только «депортация» теперь происходит ещё 31

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза кардинальней – не в тайгу, а сразу на кладбище. А в освобождённой квартире поселяется «домком». Если квартир образуется много, «домком» разрешает бывшему жильцу (неважно, что номинально этот бедолага уже давно на кладбище!) оставаться как бы хозяином жилой площади. А свободное (вернее, освобождённое общими усилиями) помещение просто переходит в распоряжение «домкома» и его квартирантов. Формально, по документам, в квартире проживает Иванова Софья Андреевна. Поди, докажи, что она «прописана» на высокой горе, в городе мёртвых. А денежки квартирантов исправно падают в карман «домкома». Встретив в очередной раз озабоченную гражданку Пивоварову, Алиса отказалась положить в протянутую руку мзду. –Теперь начнут прессовать и запугивать, – сказала себе наша героиня. – А, может быть и хуже... И действительно, «домком» немедленно затеял в доме дезинсекцию и дератизацию. Аромат карбофоса (из подвала) прочно и надолго поселился в жилище, где обитала наша героиня. Алиса, к счастью, много знала о противоядиях. А что произошло бы с кем-то другим? Вот так потихоньку и продолжалась незаметная подпольная война городов против жизни на Земле. Происходило людоедское действо повсеместно – Алиса наблюдала такую же картину и в Самаре, где ей однажды пришлось прожить в течение трёх лет. И вот наша героиня, по складу характера, вновь оказалась на передовой. Позолотила бы жадную ручку гражданке Пивоваровой, и жила бы себе от её щедрот. Но Алиса, друг мой, это Алиса! Она понимала – жизнь на планете вечных войн, в стране исчезающего времени, опасная штука, но поддаваться злу – ещё опаснее. 32

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 16. Симон Посев Посреди долгого периода весенних дождливых бурь вдруг выдался тихий денёк – двадцать третье мая. В этот день Русская православная церковь почитает Апостола Симона Зилота. По народным верованиям в этот день земля- матушка именинница. И слышит она каждое слово человека и помогает преодолеть трудности. Недаром же другое название майского праздника – Симон Посев. Алиса, как и полагается, выходя из дома, поклонилась земле и про себя сказала: «Прости меня, земля-матушка». Мысленно попросила помощи во всех делах. А отправилась наша героиня на праздник – юбилей журнала. Вот уже десять лет тому, как Алиса издавала литературный журнал, где нашли приют литераторы города. И что интересно, друг мой, именно этот день для праздника определила Наталья Ивановна – завуч Музыкального колледжа. Волшебный говорящий Знак! Вот так пришла помощь, именно помощь, Алисе и авторам её журнала. Совершился Посев доброго дела и слова во времени и душах людей. Но земля-именинница откликается добром лишь на добрые дела. А вот для тех, кто дружит с ложью и лжесвидетельством, именно в этот день земля может разверзнуться. Так всё и произошло. Праздник получился красивым и душевным. Было много цветов, музыки, подарков, сердечных слов. Ведущая в прозрачных летящих одеждах стала Ангелом-Хранителем праздника. В её сценарии нашлось место для всех, кто помогал журналу. Но тем, кто творил препятствия, доносил, стукачествовал (были и такие!), пришлось помолчать. Земля «разверзлась» под ними и злобное ворчание их осталось за кадром. Алиса дарила цветы авторам, благодарила за сотрудничество с журналом. Они благодарили её. Так вот знай, друг мой – тот, кто безвозмездно отдаёт труд людям, 33

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза умножает личную Духовную энергию и продлевает свою жизнь. Это не мораль, не проповедь – а Закон Природы. Закон созидания. Можно отнять энергию окружающих и разрушительными действиями. Но это – подпитка отрицательным зарядом, который, в конце концов, разрушает приобретателя. Эйфория от такого вампирского присовокупления быстро сменяется депрессией. И вампиру снова будет необходимо совершить разрушение, чтобы получить новую порцию дармовой (не заработанной трудом) энергии. Это тоже Закон Природы – Закон разрушения. Алиса знала давно об этих истинах, и прочувствовала их на практике. Однако Симон Посев по-новому раскрыл смысл народной пословицы:«Что посеешь, то и пожнёшь». Алиса поблагодарила Наталью Ивановну словом и подарками. Но потом... потом – мысленно много раз возвращалась в солнечный уютный зал, туда, где стоял белый рояль, где жила музыка, где сияла мудрость доброй и красивой души. День именин земли и День славянской письменности чудесным образом соединились в облике женщины, подарившей Алисе самое главное – поддержку в трудном пути. Вот это, друг мой, дорогого стоит! Глава 17. Астероид «Антихрист» За праздниками, как известно, приходят будни. На этот раз явились они снова в сумрачных одеждах дождя. Солнечное окошечко, по имени 23 мая, закрылось. Период весенних бурь продолжился ветрами и ливнями. Вода за окном стояла стеной. По асфальту катился пляшущий поток. Алиса кожей ощущала силу ветра и воды – непреодолимую мощь природы. И не ошиблась. В середине мая 2014 года астрономы обнаружили космический объект, приближающийся к нашей планете – 34

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза трёхсот двадцати пяти метровый астероид HQ124, получивший название «Антихрист». Его размеры и масса в десять раз превышали параметры Челябинского метеорита, упавшего в районе озера Чебаркуль пятнадцатого февраля 2013 года. Восьмого июня «Антихрист» должен был пролететь всего в миллионе километров от Земли. За неделю до сближения астероида с планетой началось катастрофическое наводнение в Сибири и на Алтае. Длительный период проливных дождей привёл к невиданному повышению уровня рек – старожилы не могли вспомнить ничего подобного. Майские ливни сделали своё дело. Снежные запасы гор вместе с дождями спустились в долины рек. Вода поднималась поминутно. За четыре дня в начале июня уровень её достиг семиметровой отметки над нулём. Вершины Алтая сбросили миллионы тонн водяного груза на сёла, дороги, мосты и города. Рушились дома, гибли люди и животные. Ледяной поток легко, словно играючи, поглощал всё, что мог – смывал берега рек, съедал дороги, стада коров, деревья, машины. Вода захватывала всё новые пространства. Тысячи людей остались без электричества. Некоторые сёла полностью ушли под воду. Энергия человеческого сообщества не выдерживала никакого сравнения с хищной силой Природы. МЧС и добровольцы делали всё, что могли. Но стихия – это стихия. Многие моментально лишились всего, что было нажито за долгие годы. Сотни людей остались без крыши над головой. Очевидцы рассказывали, как едва успевали поднять немногое из имущества на чердаки домов. Одна женщина собралась затащить на крышу собаку – огромного «кавказца». Едва прицепила ему на грудь крепление с поводком, чтобы помочь животному взобраться наверх, как хлынул мощный поток ледяной воды. Пёс уцепился зубами за выступ ограды и отчаянно сопротивлялся смертельной силе. Когда женщина всё же сумела ему помочь и затащила на крышу, пёс плакал человеческими слезами и обнимал хозяйку. Плакали вместе. 35

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Спасателей не хватало на всю территорию беды, и люди спасали друг друга, как могли. Не меньший шок пришлось испытать и после того, как вода ушла. Катастрофические разрушения, грязь, горы мусора, запах гниющих трупов животных. Страшен лик апокалипсиса! Астероид «Антихрист», пролетев мимо, лишь краем своей погибельной мощи дохнул в сторону нашей маленькой планеты, но всё же сделал своё чёрное дело – принёс горе, разрушения и смерть. Несколько дней наводнения обернулись многими месяцами или даже годами труда. Сколько потерь досталось каждому, кто попал под гигантскую длань Матушки- Природы! А горе тех, кто потерял родственников! Смириться с гибелью жилища или животных – тоже почти немыслимо. Хрупкое живое создание легко сломать. Легко отнять у него всё. Вот так, друг мой, человеку постоянно идёт напоминание о том, ЧТО он такое. Но стоит только стихии разжать лапы, как человек снова возносит себя – моментально забывает о пережитом. И снова он – Царь и Бог. Не держит мозг человеческий правды: «Я – царь, я – РАБ, я – ЧЕРВЬ, я – Бог!» Поэтому человек – великое Ничто. Материализованный нуль. Уже то подвиг, что государство создало Службу спасения. А ведь не так давно и этого не было. Гулаг был, а службы спасения не было. Жизнь проста и учение её жестоко и однозначно: человек – малая ценность. Очень малая. Вот так думала наша героиня. И в чём-то, друг мой, она права. Спорить с этим можно, но факты говорят сами за себя. Глава 18. Деловитая ворона Приречные улицы, подтопленные стихией, спешно перекрыли новодельными дамбами. Маршруты автобусов 36

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза превратились в запутанные зигзагообразные лабиринты. Всё автомобильное воинство полюбило стоять в пробках. Алиса по делам текущим пыталась добраться до музея, который в неудобство момента добавил немалый вклад – ехать нужно было в противоположный конец города. Стоя в безнадёжной пробке, наша героиня наблюдала за деловитой тётушкой-вороной. Покачиваясь на широко расставленных ногах, птица пробовала испить водицы из лужи на тротуаре. Водичка не пришлась – ворона мотнула головой, дескать, что за дрянь вы тут предлагаете! И, переваливаясь на когтистых лапах, отправилась к другой, более обширной луже. Тут питие продолжилось. В большом водоёме водичка оказалась вкуснее. Справа по тротуару двигался неспешным порядком прохожий в замшевой куртке с молниями. Этот «молниеносный» пешеход уже в третий раз обгонял маршрутку, в которой сидела Алиса. Прорвавшись вперёд на сто метров, автобус обходил дяденьку, а потом зависал на месте. Пешеход нагонял Алису, двигался вперёд и скрывался за поворотом. При следующем рывке маршрутка, поравнявшись с дяденькой в замше, оставляла его позади. Затем всё повторялось. Получалось, пешеход двигался быстрее автобуса. Вот так наводнение уплотнило жизнь всего города. Ненароком вспоминался незабвенный Швондер. Он ведь тоже играл роль стихии – уплотнял жилфонд. Именно в этой исторической роли и сошлись энергии двух стихий – природной водной и революционной. Люди, пережив гнев и той и другой, умудрялись, в конце концов, оставаться прежними – то есть эгоистами, думающими лишь о себе любимых. –Зря стихия прессует народ, – думала наша героиня. – Прессует, меняет всё и вся, но проходит сто и двести лет, и выясняется – не изменилось ничего! 37

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Течёт река – сознания поток. А там, на дне, песок и щебень, тина. Есть мир иной, где тверди туесок наполнен размонтированной глиной – планетный галактический приют, небесный тихоход, улитка Рая*. Такие нам игрушки выдают – Играет разум. С нами Бог играет. Сознание над миром протечёт, Прощупает пылинки, камни, ямы, Запомнит всё и вся наперечёт. Сто тысяч лет отметит звездочёт, Оглянешься – а мир всё тот же самый! _______________ * Спиралевидная галактика Глава 19. Вернулась... По приезду домой, словно в подтверждение мыслей Алисы, за окном нарисовалась печальная картинка. На асфальтовом пятачке между девятиэтажками стояла тощая измождённая собака и настойчиво лаяла. Шерсть её свалялась клочьями. Видно было, что животное преодолело долгий, нелёгкий путь. Собака лаяла – выговаривала: «Вот она – я! Пришла! Что же вы не встречаете меня? Где же вы, мои добрые друзья?» Что произошло – хозяева ли увезли собаку куда-то далеко и бросили, либо потерялась она во время поездки. Либо люди перебрались в другое место жительства, а собака ушла искать своё прошлое. Не узнать этого. Час лаяла собака, второй – ответа не дождалась. Не хотелось думать, что хозяева сидят за шторой, притаились и не желают впустить в дом преданного друга, от которого сознательно избавились. 38

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Собака устала, легла на асфальт и замолчала на некоторое время. Потом снова принялась лаять – выговаривать: «Это я!». Алиса понимала, что никто, именно никто, не заменит бедной страннице тех прежних друзей. Если бы это было возможно, собака давно нашла бы им замену. Но в том и трагедия, что близкий друг – он единственный на свете! Неповторимый. И никто не может занять его место. Нет друга – нет жизни. Есть и среди людей однолюбы. Редкие, глубокие, духовные личности. Их чувства подобны материнской любви. Никто не заменит матери погибшего сына. И время не утолит боль. Нет замены и забвения родной душе! Глава 20. Информации всё больше, смысла всё меньше Алиса не однажды задумывалась о том, почему художественная литература утратила своё значение. Что бы ни говорили литературоведы, исследователи читательского спроса и прочие озабоченные просветители и любители классики, но и по ощущениям, и по фактам выходило именно так. Научная литература, публицистика, учебники – в ходу. А вот чтение классики и современной художественной литературы – стало уделом меньшинства. Наша героиня понимала – дело тут в неких объективных законах, по которым живёт информационный мир. Примерно в середине прошлого века человечество вступило в эпоху информационного взрыва. Если в предыдущие века накопление информации имело вид пологой восходящей линии, почти горизонтальной, то теперь наступила эпоха вертикального взлёта информационного потока. По статистике сейчас общий объём информации удваивается каждые восемнадцать месяцев. В доинформационную эпоху для этого требовались века. 39

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Если представить всемирный поток информации (бытовой, политической, гражданской, технической) в виде текста, то для того, чтобы не утратить нить смысла, придётся многие явления, не имеющие первостепенного значения, обозначить в виде Знаков или ссылок. То есть упрятать большие массивы информации, превратив их в гипертекст, заменив собственно информацию Знаком её обозначающим, – так думала Алиса, образно представляя себе динамику информационного мира. – Таковы, например, тексты Википедии. Художественная литература в цифровом потоке не играет решающей роли, не может изменить состояние информационного мира по одной простой причине – она не является инструментом влияния на что бы то ни было, ибо почти не несёт в себе никакой информации. Огромный по объёму роман может быть носителем всего одной идеи. Или нескольких идей. Ради их усвоения необходимо прочесть книгу в 500-600 страниц. Это – объективная характеристика художественной литературы. Литература не может стать частью информационного потока, потому что её цель – создание новых смыслов, а не умножение информации. Размышления нашей героини, друг мой, в самом деле, не лишены логики. Действительно, состояние мира сейчас определяется скоростью подачи информации. Это значит – художественная литература становится второстепенным элементом и должна уйти в гипертекст – то есть провалиться ЗА основной текст, стать Знаком, ссылкой. –А что же тогда происходит с литераторами? – думала Алиса. – Они, занимаясь тем, что для них является предметом деятельности, продолжают существовать в рамках гипертекста, то есть падают в некую гиперреальность, где для них художественная литература по- прежнему имеет самодовлеющее значение. Но при этом течение информационного мира (основной текстовый поток) движется НАД этой гиперреальностью, замечая её лишь как некий условный Знак. 40

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Трудно не согласиться с нашей героиней. Филологи, уверенные в великой роли художественной литературы, не могут реально оценить положение. Они ведь тоже обитают там – в этой гиперреальности. Они не знакомы с законами, управляющими потоком информации. Хотя сделать это довольно просто – нужно лишь вникнуть в существующие теории информационного мира. Их много, и публикации вполне доступны осмыслению любого образованного человека. –Ну, с прозой хоть как-то разобрались, – думала Алиса. – А вот что такое поэзия в оцифрованном мире, если её задача – мышление образами? Степень абстрагирования в поэзии такова, что она и в прошлые времена была доступна пониманию немногих. То есть поэзия много раньше уже несла в себе признаки Условного Знака, который имел смысл лишь для избранных – тех, кто существовал в поэтической гиперреальности. И снова, друг мой, приходится согласиться с нашей героиней. Ну, нельзя же всерьёз считать, что поэзия стала предметом интереса народных масс, как это пытались изобразить во времена пролеткульта. Чьи-то пропагандистские устремления – это одно, а реальная жизнь – другое! То, что сейчас пишут миллионы авторов, называя свои творения поэзией, конечно поэзией не является. Это некие тексты, языковые упражнения. Так что поэзия и сейчас осталась уделом избранных. Глава 21. Новые вызовы Алиса понимала, литература сейчас не главное и потому, что идёт война. «Когда говорят пушки, музы молчат» – эта фраза, известная с древнейших времён, не потеряла значения и в двадцать первом веке. Юго-восток Украины – вот уже несколько месяцев незаживающая рана. 41

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Беда не приходит одна, – думала Алиса. – Беда приходит сама и приводит с собой легионы слуг – природные катастрофы, опустошение земель. Почему наша героиня думала именно так, спросишь ты. А потому, что многие знания – многие печали. Алиса знала, в России ожидается сокращение населения со ста сорока до ста миллионов – результат демографического провала 90-х. Законодатели один за другим принимали законы о защите здоровья граждан, типа запрета курения или продажи алкоголя в выходные, повышения цен на магазинную отраву. Но Алиса удивлялась тому, что никто – именно, никто – не собирался принимать законов об ужесточении наказания за торговлю, изготовление и ввоз наркотиков в страну. Это главное орудие смерти по-прежнему никого не интересовало. А между тем, один «варщик», сидящий в собственной квартире на ядовитой технологии, травит весь дом и жильцов соседних строений. Количество таких квартир зашкаливает за рамки выживания горожанина. Люди привыкают жить в химической атмосфере, не замечают запахов, и организм их быстро и верно движется в кладбищенском направлении. Что тогда все эти охранные законы? Цинизм? Или хитроумный ход, отвлекающий людей от реальности? Дескать, боремся день и ночь за здоровье драгоценных граждан, а они всё мрут и мрут. Чего им ещё не хватает?! Придётся восполнять людские потери за счёт мигрантов. Любимое занятие Алисы – думать и анализировать. Присоединяйся, друг мой. А иначе... сам понимаешь ЧТО. Глава 22. Исправление ... рыж Вот не успели слова сказать, не успели одной мысли сформулировать, как это самое «ЧТО» уже реализовалось. И попробуй, пойми – кто виноват, и что делать! С высоты Седьмых небес рухнул на грешную землю в районе военных 42

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза действий пассажирский малазийский Boeing-777. Все тут же забыли о новых законах и прочих житейских мелочах. Двести девяноста восемь человек, из них восемьдесят детей, моментально превратились в прах. Десятки версий – кто, что, зачем... Оттуда пущена ракета, и была ли она вообще. Характер повреждений, место падения, расположение войск, день и ночь обсуждения, предположения, доказательства, домыслы – телеиспускательные каналы раскалились добела. Однако люди как-то странно равнодушно восприняли чудовищную весть. Алиса удивилась этому больше всего. Но спустя несколько дней, поняла – сработал эффект ежедневных репортажей с мест боевых действий. Кровь и смерть стали привычными деталями информационного потока. Пожалуй, незаметно происходило самое страшное – эмоциональное отупение в массовом масштабе. Как там писал польско-советский классик Ясенский: «Не бойтесь друзей, они могут всего лишь предать вас; не бойтесь врагов, они могут лишь убить вас; бойтесь равнодушных, ибо только с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства». –Да, смердящие войной новости – плохая почва для души, – думала Алиса. Как раз в тот самый момент проезжала она мимо одной из станций техобслуживания. Над плоской крышей сего заведения бежала оранжевая строка рекламы. Некоторые из буквенных гнёзд не просвечивались, отчего реклама приняла странный экзотический вид: Исправление ...рыж, ...орезов. Накачка шин ...зотом. ...углосуточно» –Похоже, похоже на жизнь нашу, – отметила Алиса. – Вот только кто займётся этим «исправлением ... рыж»? 43

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 23. Зловещий Таиланд Город после глобального наводнения и долгого периода дождей имел оранжерейный вид – зелень разрослась до тропических масштабов. Первые и вторые этажи домов, взятые в плен буйными кронами тополей и кустарников, почти не просматривались с проезжей части. Район Зелёного Клина напоминал цветочный остров, окаймлённый городскими джунглеобразными насаждениями. Лишь кое-где в прорехи тяжёлой листвы проглядывали забытые вывески разномастных заведений. Алиса обратила внимание на ярко-красную неоновую визитку турагентства «Таиланд. Паттайя. Малайзия», мелькнувшую сквозь листвяную вязь. Кроваво-красные буквы, складывавшиеся в слова, ещё недавно означавшие туристический парадиз, после падения малазийского Boeing-777 выглядели зловеще и как-то запоздало пророчески. Сознание не хотело принимать эти привычные слова, исторгая их куда-то за пределы дозволенного. –Сознание определяет всё! – думала наша героиня. – Или почти всё. Потому-то день и ночь идёт обработка мозгов. Все хотят с помощью кучки серого вещества владеть миром. Бедный, бедный человек! Береги свой совершенный природный компьютер – вирусы атакуют со всех сторон: трояны, черви и прочие кракозябры. Так теперь реализуется мечта рабовладельцев всех времён и народов – управление сознанием. И тут мимо промелькнула девушка – «чистейшей прелести чистейший образец». Светлые волосы её были преобразованы в наглядный модный тренд – обработаны парикмахером так, что превратились в волнистые сосульки. Алиса улыбнулась – уж очень напоминала картинка выпрямленные и обсосанные извилины мозгов послушных граждан, обработанных СМИ. 44

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 24. Сударь и два сударика Следом за «волнистой» девушкой выплыл на первый план торговый киоск нового поколения, поименованный, как и десятки его клонов, «Сударь». Боковая дверь «Сударя», открытая настежь, являла миру непритязательное нутро – коробки с товарами ширпотреба, какие-то монтажные детали, типа стремянки, связки электрических проводов и прочего благоустроительного инвентаря. На пороге в дверном проёме сидел покрытый щетиной, смотревший в одну точку равнодушными, какими-то странно светлыми глазами, средних лет сударик. Второй, похожий на него близнец, взгромоздив ногу на ступеньку, стоял, опершись на колено, и что-то говорил, ритмически по- дирижёрски отсылая рукой одну тираду за другой в сторону сидящего. Картина напоминала урок, преподаваемый отцом непослушному чаду. Сидящий сударик кивал головой в такт педагогическому монологу, но глаза его выражали такое вселенское уныние, что было ясно – ни слова не упало в его остекленевший мозг. –Эх, жаль, нет фотоаппарата! – посетовала мысленно Алиса. – Уж очень живописна картинка! А что, дорогой друг, разве не так? Типичная сцена нашего нанотехнологического быта – два товарища-сударика с глубокого бодуна героически прибыли на работу. Но работать не в силах! Философская беседа – единственное, что может спасти их от нагрянувшего фронта работ. Ну, может быть, есть и ещё нечто, называемое в просторечии «опохмелка», да, видимо, хозяин запретил прибегать к сему радикальному средству. Течёт беседа, бежит время, здоровье постепенно возвращается в переполненный организм. После обеда 45

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза придёт очередь и освоению фронта хозяйских приказов. Социализм, капитализм, олигархизм, феодализм – рабочему человеку всё едино. Знает наш человек одну секретную мудрость. Проста она да весьма универсальна: «Работа не волк, в лес не убежит». А если даже и волк, если и убежит... это не горе. Горе, когда опохмелиться нельзя. Всё это семафором бегущей строки вспыхивало на лбу каждого сударика. Алиса была уверена – сфотографируй она философов-собеседников, надпись легко проявилась бы на фото. Глава 25. Золотая рыбка Навстречу лобовому стеклу бросилась с обочины вывеска – крупные буквы «Приму строительный мусор». – А вот и адрес, куда следует отправить вальяжных судариков, – подумала наша героиня. – Социализм рухнул, потому что люди не работали – имитировали работу. По той же причине рухнет и капитализм, если то, что мы имеем – капитализм. Сфотографировать судариков Алисе не удалось, но в памяти колоритные граждане засели крепко. Образ сам собой трансформировался в текст: Хорошо сидим Странное утро туманное. Сквозь туман прорывается гром – То ли грозы гремят, то ли манна Небесная Перекатывается в нём. А вот и манна падает сытным дождём. Ждём-пождём, не дождёмся, когда Упадёт прямо на стол утренняя еда – Пирожки со смаком – с пылу-с-жару, 46

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Кофе, сливки. Вот такая беда! Ну, что ж, если ударит молния (!), Быть пожару! На всё – божие предписание! Но, пожар пожаром, А завтрак по расписанию. Почему, спросишь ты, дорогой друг, не было в стихотворении упоминания о «похмелке»? А потому, что не имеет значения, как называть манну небесную – кофе, сливки, пирожок или стопочка «Столичной». Главное тут всеобщее ожидание дармовщинки. Так что золотая рыбка из сказки, она и при капитализме – рыбка. Золотая. –Как-то так получается – куда ни глянь, везде какой-то одноклеточный реализм, – думала Алиса. – Что ж такое?! Случайно кинула взгляд направо, и вновь наткнулась на то же самое. Худой гражданин с пластиковой маской на лице и фирменным торсом в джинсовом прикиде, выкашивал васильки на газоне. Синие брызги цветов летели во все стороны, как бы вскрикивая от боли. А терминатор продолжал орудовать хрипящей косилкой. Зачем джинсовый робот превращал цветочный газон в лысую полянку (ну, разве что ради европейской моды?!), нормальному гражданину понять не по силам. –Тьфу, чур меня! – пробормотала Алиса. Глава 26. Девушка с веслом И тут, как всегда, под руку (лыко в строку!) попалась на глаза нашей героине девчушка спортивного вида. Так себе, юная особа, ничем не примечательная – кроме одного: обута была милая дама в цветные кеды, цветастость которых заканчивалась флагом Соединённых Штатов на пятках. 47

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Шустрая попирательница заморского флага, как нельзя кстати, уравновешивала абсурд предыдущей картины. –Ну, вот есть же патриоты в нашем государстве! – подумала Алиса. – Есть! Вместо того чтобы слепо подражать чужим обычаям, рисуют свои отечественные мечты с помощью подручных средств – той же обуви, например. Действительно, флаг заморского государства на пятке при каждом шаге оказывался пригвождённым к земле – символически и натурально. Сознательно или без особых размышлений, но тот обувщик, который выпускал «политические кеды» ясно выразил в виде картинки и действия наше общее кредо: «Мечты сбываются!». Юная особа в кедах вытащила из памяти упитанную «Девушку с веслом» – королеву скульптурного мастерства советских времён. «Девушка» многие годы украшала собой парки и аллеи, где отдыхал советский народ. Несмотря на то, что весло в руках крепкой девицы напоминало ракетную установку, шедевр гипсового искусства резво множился и осваивал всё новые города и веси. Девушка с веслом внушала уверенность в будущем нашим гражданам, по принципу – мы сильны, крепки, а чужие пусть боятся. Кто знает, может быть, без неё, этой Кариатиды с веслом, советский строй не смог бы продержаться семьдесят лет и три года. Памятник советской эпохе, символ бесстрашия по отношению к жизни и смерти! Увесистая девушка, которая веслом легко защитит и семью и Отечество, размножившись в тысячи гипсовых Кариатид, долгие годы держала своды государства. Всё же, великая сила – простая картинка и слово! Много, много всего можно было добыть из потайных уголков памяти, но наша героиня любила наблюдать жизнь, которая совершается сию минуту – прямо перед глазами. Именно в этой онлайн-картине и обнаруживались такие бездны смысла и бессмыслия, что куда там какой-то детали, добытой из глубин плюс-квамперфектум. 48

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 27. Трамвай SALVADORE –И что мы имеем сейчас? – ненароком подумала Алиса, логически продолжая размышления о «Девушке с веслом». И тут же увидела то, о чём подумала – мимо прогремел трамвай с гигантской надписью на боку «SALVADORE». О, эта сказка, изображённая знаками латинского алфавита! Сейчас она повсюду! Любая, уважающая себя фирма – торговая либо что-то производящая, сейчас же перестанет уважать себя, если не назовётся иностранным именем. Благозвучные Dead Sea, Cosmetics, Mirra, Lamoda, Foodmarkets Sia, New Balance, Henderson или, на худой конец, неблагозвучные Мисс Веган или Вита вот уже более двух десятилетий грели сердца граждан и кошельки владельцев. А вот что должно означать гигантское слово «SALVADORE», разъезжающее по городу на боку трамвайного вагона, тут можно фантазировать долго и весело – больно уж слово красивое! Государство Сальвадор (но причём тут Сальвадор!?) и что ещё? Салон красоты (почему не «Русь»)? Ресторан (почему не «Алтын-кёль»)? Парфюмерия с ароматами для женщин (почему не «Багульник»)? Крылатый мутант из фильма-фэнтези «Ангел Сальвадоре» (почему не «Ангел Иванушка»)? Прекрасен город в Сибири, где по улицам катается трамвай, украшенный грёзами наяву. Садишься в трамвай где-нибудь на остановке «Кутузова» и едешь себе, едешь – до конечной в государстве Сальвадор на улице предводителя первого коммунистического крестьянского восстания Фарабундо Марти. Однако расслабиться не надейтесь и там, в мире грёз! Преступность в Сальвадоре самая высокая в Латинской 49

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Америке. Нам, конечно, не привыкать, но всё-таки, боже упаси! И что совершенно непостижимо для российского гражданина, продолжительность жизни мужчин и женщин в Сальвадоре чуть ли не на десять лет превышает наши показатели. Опять же рождаемость высокая, а смертность низкая. –Странно всё это! – думала Алиса. – «Во глубине сибирских руд» трамвай с маршрутом за океан. Но красиво! Летучий трамвай – где ещё такое увидишь? Только в торговом граде-наукограде. Правда, тут же на ум пришёл фильм известного режиссёра, в котором отверженные улетают в небо на некоем «Летучем голландце». Улетают в Страну Счастья навсегда. Красиво! Но печально. Однако такова жизнь, друг мой, и с этим приходится мириться. Глава 28. Фейерверк Наша героиня по роду своей работы постоянно просматривала новости культуры и литературы. Однажды обнаружила короткометражный фильм, который снял парень двадцати семи лет из Барнаула Антон Тимофеев. Фильм назывался «Фейерверк» – сюжет, в котором почти ничего не происходило, но в то же время происходило ВСЁ. Случайная встреча двух отверженных. Одинокий юноша, «сжигающий мосты» в прошлое, и девушка, задумавшая уйти из жизни. Он кидает телефон в реку, она стоит на мосту, собираясь прыгнуть в омут. Почувствовав родство душ, девушка следует за незнакомцем, как нитка за иголкой. Парень же едет «домой» – в город детства, где его никто не ждёт. Осознав это, герой взбирается на крышу заброшенной стройки, пытаясь совершить роковой прыжок. Тогда девушка снимает большие чёрные очки, которые постоянно закрывали пол-лица. Оказывается, вместо правого глаза у неё рана, прикрытая окровавленной заплаткой бинта 50

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Фильм заканчивается кадром, где в полной черноте ночи, постепенно удаляясь от зрителя, горит искра костра. Возле него две неприкаянных души, нашедшие друг друга в мире Тьмы. Картина, в которой молчание, длящееся на протяжении всего действия, красноречивее любых слов. Потрясение от фильма было столь велико, что Алиса, стойкая к самым неожиданным испытаниям, чуть не расплакалась. Молодой режиссёр-самоучка недавно был принят во ВГИК в студию Владимира Хотиненко. –Если у молодых людей есть понимание, что Ангелом- Хранителем может стать любой человек, для этого нужно лишь почувствовать того, кто рядом – значит, не всё потеряно! – думала Алиса. – Но как же мало, всё-таки, живых душ. Мёртвых – много больше. И это, друг мой, не пустые слова. Наша героиня знавала примеры, куда как более мрачные. И количество их не внушало особых надежд на просветление сознания человеков. Да вот, взять хотя бы одну из подобных историй. Представьте себе молодого человека с образованием, с хорошей профессией, имеющего все возможности для того, чтобы стать Ангелом-Хранителем ближнего своего. Но вот незадача – человек этот одержим идеей личной свободы и простеньким лозунгом – бери, что дают! Или возьми сам – будь то женщина или какие-то материальные блага. В результате жениться ему приходится, но заботы о родившемся сыне с самого начала полностью перекладываются на женщину. Мужчина же продолжает жизнь свободного «художника», ничуть не обременяя себя никакими обязательствами – тусовки, походы, женщины и прочие атрибуты свободы. Однажды под руку подворачивается жена полковника КГБ, которая становится лёгкой добычей нашего персонажа. А затем... погибает (якобы случайно!) под колёсами автомобиля на проезжей части его собственная жена. Всё это происходит на глазах сына. У мальчика – нервный срыв. 51

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Далее – психушка, лекарства и навсегда утраченная способность к общению с людьми. Но и трагедия (фактически сотворённая собственными усилиями) ничего не меняет в жизни любителя свободы и всяческих мирских благ. Он выстраивает коттеджик, где быт не виден никому. Сын, фактически, заперт в тесном хуторском мирке. А жизнь, между тем, продолжается. Придёшь в сей мир, и вот тебе награда – Игрушка-Жизнь. Играй себе, играй! Подарочек от Бога и де Сада – Играть людей, чертей – посланцев ада, И всуе поминать любовный рай. Но мальчику вот этому – сломали Его игрушку. Кончился завод. Ни горя, ни заботы, ни печали: Он без игрушки – мёртвеньким живёт. Ушёл в себя, не ведая иного – Всё дальше вглубь его уводит путь. Он слышит, но не чувствует ни слова – Поломанной игрушки не вернуть! Ситуация, обо всём говорящая постороннему глазу, ни о чём не говорит нашему персонажу. А ситуация, действительно, говорящая. Наш герой – воплощение стяжателя и материального, и морального. Но Бог устраивает события так, что всё, что сгрёб под себя отец, всё это отобрано у сына. И отобрано самым близким человеком. Но этот человек не видит в мире никого, кроме себя. В результате сын лишён не только материального, которое ему, по сути, уже не нужно, но и находится в духовной темнице. Подобные истории, друг мой, встречаются сплошь и рядом. Иногда кажется, что вся жизнь состоит из огромного числа молчаливых трагедий. Хорошо, что есть люди, которые всё же видят свет, как Антон Тимофеев из Барнаула. 52

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 29. Бабуины, мачо и другие супермены и супервумен –Да, люди есть, – думала Алиса. – Но число их так мало, что почти ничего не меняет в жизни землян. И то, друг мой, если обратиться к устройству животных общин – любых, начиная с муравьёв и заканчивая львами и бабуинами, мы обнаруживаем жесточайшую иерархию. Всегда есть некий альфа-самец (или самка), под которого подстраивается жизнь всего племени. На ступень ниже обычно опущены «придворные», прислуживающие непосредственно альфа-особи, ещё ниже – охранники-воины, затем – «начальники» рабочих «инженерных» групп, и, наконец, рабы. Примерно, так – с той или иной долей отличий. Хорошей демонстрацией жизни животных сообществ может быть распространённая картинка, на которой вороны сидят на иерархической лестнице. Чем ниже ступенька, тем многочисленнее её обитатели, и тем больше испражнений у каждой из них на голове – это т.н. «загаживание мозгов» пропагандой рабства, которая является инструментом управления массами. И только верховный правитель освобождён от этого неблагоприёмного груза. Его голова чиста от мусора и предназначена для порождения ясных и эффективных мыслей. Вот и наша героиня Алиса, рассматривая весёлую картинку, воочию убедилась – пока люди будут жить по законам животной иерархии, можно забыть о таком понятии как справедливость. Иерархия и справедливость – вещи несовместные. Но что следует из этого простого вывода? А следует такая же простая формулировка – на планете Земля пока ещё нет людей. Есть ярко выраженное животное сообщество, в котором люди не могут быть людьми. Так что Зверь есть, а человека нет. 53

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Но всё это не отменяет бытового или политического юмора. Например, как не рассмеяться, когда слышишь звучное наименование «Партия справедливости». Или ещё смешнее – рассуждения о правах человека, когда все его права заключаются в безропотном приёме ещё одной порции испражнений пропаганды. Ни одна из стран не избежала пирамиды иерархии. Все сообщества людей устроены по принципу животного мира. Человек появится на Земле лишь тогда, когда общество найдёт иную равновесную систему, которая на самом деле обеспечит гармонию жизни для всех, а не только для «избранных». Что это за система? Может быть, Город Солнца Томмазо Кампанеллы. А, может, быть идеальное государство Платона, где во главе стоят Мудрецы, а не движимые тщеславием и жадностью альфа-особи. – Мудрецы, где же вы? Ау! Одинокая мысль, отпущенная на волю, подобна гласу вопиющего в пустыне. Кто услышит беззвучный вопрос? Кто даст ответ? И тут Алиса увидела, КТО даст... Глава 30. Если вы пенсионер, мы вам дадим... Проезжая мимо остановки «Университетской», наша героиня уткнулась взглядом в обширный баннер, на котором увесистыми красными буквами значилось: «Если вы пенсионер, мы вам дадим...». Ниже располагалось фото счастливого моложавого пенсионера, напоминавшего какого-то сериального артиста. Ещё ниже той же красной строкой светилась цифра – «15%». Автобус давно прокатил мимо заманчивой вывески, а вот это обещание «Если вы пенсионер, мы вам дадим...» так и осталось где-то в сознании бегущей строкой. Мы вам дадим... 54

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Мы вам дадим... А перед внутренним взором всё ещё стояло лицо пенсионера. Его странная, какая-то унылая улыбка (возможно ли такое!) говорила обо всём. Пенсионер уже пережил и Лёню Голубкова, и «Хопёринвест», и бодрых учителей из компании «Гербалайф» и долевое строительство, и мобильных мошенников. И вот теперь ему надо пережить эти самые 15%. И всего-то! –Переживёт! – решила Алиса. – Глаза умные, улыбка обнадёживающая. И тут, как бы в подтверждение благодатной мысли, глаз уткнулся в другой – торговый баннер. Здесь, свесившись умной мордой и передними лапами с заманчивой мягкой спинки дивана, безмятежно спал толстый красивый в серую полоску котяра. –Эх, красавец! – невольно сказала Алиса. –Это вы о ком? – покосилась соседка по сиденью. –А вон – полюбуйтесь. –О, это что-то новенькое! Вчера ещё не было ничего на этом месте. –Жизнь идёт вперёд. Мебельщики не дремлют. –А котище и впрямь хорош! –Хорош! Совсем как мы – спит и видит сны. Пока диван не продадут И вот так всегда, дорогой друг – Алиса, знаешь ли, любила смотреть вглубь. Глава 31. Мистика и сюрреализм реализма Наконец, Алиса добралась до старого центра города – на улицу графа Льва Толстого. Что привело нашу героиню сюда – в район бывших купеческих особняков и мещанских дворов? Дело простое – сотрудница отдела культуры 55

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза попутно привезла из Москвы альманах, в котором усилиями Алисы были опубликованы молодые поэты. Оставалось только найти то здание, где в последнее время обитала «культура». Адрес был известен, но Алиса, мысленно пытаясь представить себе, где именно должен находиться искомый отдел, никак не могла сориентироваться. По номеру дома выходило, что это должен быть заброшенный Фирсовский пассаж – бывший купеческий магазин с высоченными потолками, огромными окнами и кованым кружевным шпилем на куполообразном фронтоне крыши. –Странно! – думала наша героиня. – В этом караван- сарае давно выбиты стёкла, растащено всё, что можно и нельзя, проёмы окон разваливаются, внутри висят портьеры паутин. В тёмных глубинах обитают бесстрашные голуби и, наверное, привидения. Где же там место отделу культуры? Продвигаясь в нужную сторону, Алиса убедилась, что указанный в записке номер дома принадлежит именно тому самому Фирсовскому особняку, вернее его руинам. –Кажется, надо мной подшутили! – огорчилась Алиса и уже собралась повернуть в сторону автобусной остановки. Но взгляд вдруг упёрся в маленькую кованую дверцу с красной вывеской наверху, где золотыми буквами было написано... Что бы ты подумал, друг мой? Да-да – Управление культуры. – Так вот где оно, это самое Управление! Кто бы мог подумать – чудо чудное! Наша героиня открыла волшебную дверцу с современным запорным механизмом, который плавно и бесшумно автоматически прихлопнул створки после того, как Алиса вошла. Направо в боковой комнате сидел охранник. 56

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза – Отдел культуры, это куда? – спросила Алиса. Охранник молча указал наверх. На второй этаж вела неправдоподобно широкая мраморная лестница с фигурными стойками, державшими витые розовато- золотистые перила. Спокойный размах и великолепие бывшей купеческой жизни до сих пор хранила эта старинная лестница. Лепные высокие потолки, тишина большого здания, в котором стены не пропускают звуков улицы, длинные широкие коридоры, открывшиеся взгляду направо и налево, величественные двери многочисленных комнат – всё это поражало глаз и сознание, всё ещё державшее в себе внешний вид руин обезображенного первого этажа. Оказывается, высоко над развалинами почти прежним ухоженным порядком жил второй этаж, не видимый с улицы. – Вот это да! – мысленно сказала себе Алиса. – Здесь точно должны жить привидения. И, действительно, вдали, в глубине коридора мелькнула полупрозрачная тень – женская фигура в серебристых шелках. И ничего удивительного, друг мой – наша героиня умела видеть и слышать время. Алиса забрала упаковку с альманахом, спустилась вниз, вышла наружу, всё ещё находясь под впечатлением увиденного. Тишина, осенний шорох листьев, безлюдье – улица Льва Толстого давно уже потеряла роль центра города. Центр ушёл в сторону новостроек, а здесь поселилась степенная, непритязательная периферия. Вдалеке, возле памятника Петру и Февронье, фотограф снимал молодых в свадебных нарядах. Несколько человек стояли по сторонам, наблюдая за праздничным действом. Рядом, на тротуаре, глянцево блестел тонированными стёклами чёрный Лэндкруизер. Белое платье невесты и кружевная фата странно, как-то неуютно, смотрелись на фоне почти чёрного бронзового памятника. Серое низкое небо, руины заброшенных домов – мир, рождённый современным состоянием мозгов. 57

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Алису поразило чувство нереальности происходящего – как будто всё окружающее принадлежало мрачной компьютерной игре, в которой человек играет роль механической игрушки, робота. Почему возникло это мимолётное чувство? Может быть, потому, что памятник святых Петра и Февроньи оказался рядом с чёрной здоровенной машиной, которая к любви и семейной жизни не имела никакого отношения. Может быть от мимолётных мыслей, родившихся нечаянно. Все системы знаний (религии – это тоже своеобразные системы знаний) описывают один и тот же мир, но с разных точек зрения. Буддизм описывает человека как набор ментальных энергий, то есть программ, называя их какими- то именами. То же самое делают православие, католичество, индуизм, ислам. В конечном итоге, и религии и наука приходят к одной и той же картине мира. Материя есть овеществлённая энергия. Человек – одна из форм овеществлённых энергий. Душа – часть человека. Душа человека отличается от души животного тем, что она осуществляет связь с Творцом (Богом) и даёт человеку возможность почувствовать и осознать присутствие в мире Бога. Мир, и человек в том числе, устроены как сложнейшие компьютерные системы. В целом, Вселенную можно определить как робота, воссоздающего самого себя в бесконечном числе форм. Мыслящий океан, производящий образы-фантомы, в «Солярисе» Станислава Лемма – это довольно точная картина мира. Свадебная сцена у памятника казалась как раз вот таким образом-фантомом. Вот он проявился, отпочковавшись от «мыслящего океана», но через минуту должен исчезнуть в пучине живородящей и ненасытной энергии. События, видимо, развивались и развиваются в русле общего политического потока, в котором не предусмотрено места ничему живому и настоящему. Куда ни кинь взгляд, всюду театральные подмостки, всюду фарс. Видимость движения – имитация жизни, такое реалити-шоу за пластиковым окном. Но ведь ничто не происходит без причины. А причина, видимо, настолько глобальна, что простому человеку, имеющему минимум информации, 58

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза невозможно увидеть эту громаду. Если сказать упрощённо и в нескольких словах, то причина в том, что огромные массы людей в стране, лишённой производства, живущей лишь за счёт нефтяной скважины, эти массы людей становятся балластом, всего лишь претендентом на часть чужого дохода. В стране сейчас существуют два класса – класс владельцев страны и класс лишних людей. Понятно, что «лишним» не полагается иметь никакой роскоши, типа культуры, литературы, а уж тем более – удобств для исполнения культурных ритуалов. Обратите внимание, буржуазия имеет всё – и свои глянцевые издания огромными тиражами, и гламурные клубы, где протекает их культурная жизнь. И СМИ, обслуживающие их интересы, и полицию, защищающую их жизненное пространство. Имеет и средства для развития именно своей, буржуазной культуры. Лишние люди – народ, в сложившейся ситуации не имеют никаких прав ни на что подобное. Есть кусок хлеба, который отщипнули от большого нефтяного каравая, и, слава богу! Но всё же лучше быть романтиком, идеалистом и, надеясь на свои силы, действовать, а не предаваться унынию. Люди пытаются жить, создавать семьи, рожать детей. Только реальное, творческое дело способно сбирать идеи и людей, создавая пространство культуры. Без движения (внутреннего и внешнего) человек не получает никаких сигналов от мира. Только деятельность человека вызывает сопротивление среды, а значит – необходимость взаимодействия, совместной работы или борьбы. Это Закон природы: есть действие, значит, есть и противодействие. Действующему человеку всегда интересно жить, где бы он ни находился. В России всякому действию моментально возникает непропорционально сильное противодействие. Казалось бы, это плохо. Но с другой стороны, это пробуждает мысль, заставляет искать ходы и выходы. Жизнь в России похожа на сложную шахматную партию. Как только человек творческий сделал шаг, как только начал движение – и всё! Он обязан будет играть начатую партию. Ну, если у него с логикой всё в порядке. Человеку действующему некогда размениваться на пустые эмоции, 59

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза типа ненависти к кому-либо.. Всё-таки история – это имена, а не события сами по себе. Глава 32. Великое Ничто Осень на дворе. Листопад для Алисы – то самое время, когда появлялось желание и время прислушаться к себе. Странное ощущение растворения во всём – в осенней тиши, ненастном небе, в листопаде, в плещущих золотом берёзах. Ощущение себя внутри чего-то огромного и непостижимого. И в то же время, всё это огромное и непостижимое находится внутри тебя. Как такое может быть? Странный вопрос, ведь оно уже есть. Полное исчезновение собственного «я». Гармония и отчаяние одновременно. Гармония оттого, что ты – всё. Отчаяние оттого, что ты – ничто. А за окном синицы танцуют вокруг картонной кормушки. Одна – самая неутомимая, клювом долбит коробку сбоку, проделывает окошечко. Вполне успешно. Персональный вход готов. Тишина снотворно и затягивающе закручивает воронку дня. Скоро жизнь провалится в неизбежную муть уходящего времени. Как жаль! Всё, абсолютно всё пройдёт, закончится, исчезнет. И зачем оно существовало, и что это было – никогда никто не знал, не знает сейчас и не узнает в будущем. Что такое сознание? Просто инструмент казни, который дан человеку, чтобы он успел понять ничтожность-грандиозность мира и бессмысленность жизни. –Мы в ловушке, – думала Алиса. – Нас никто не спросил, хотим ли мы быть. Да и что бы мы могли ответить, если бы вдруг вопрос этот прозвучал где-то там, в вероятностном мире небытия. Хочешь ли ты быть? Скорее всего, каждый ответил бы: «Хочу!». Потому и не спрашивают никого. Иди и смотри, что из этого получится. 60

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза А получается, друг мой, самая эффективная форма существования материи – биологический объект, наделённый сознанием. Но сознание, проникнувшись ужасом личной смерти, начинает творить нечто, что позволило бы ему избежать исчезновения. Литература, искусство, техническое творчество – всё направлено на решение этой задачи. Клонирование биологического существа почти освоено. Осталось лишь научиться клонировать личное сознание и совмещать его с новым телом. – Как ни думай, но мы на пороге нового мира, – размышляла Алиса. – Там, в этом мире бессмертия, человек станет Богом. С одной оговоркой – его бессмертие будет всё же ограничено рамками жизни планеты. Поэтому вторая глобальная задача – найти другие пригодные для человека планеты и суметь переместиться на них. Понятно, в иных условиях чужих планет человеку придётся выживать и неизбежно лишиться бессмертия, чтобы когда-то, в далёком будущем, снова вернуть его себе. Истинно, человек всё и ничто. Но жизнь дана каждому для того, чтобы ты смог выстроить свой личный мост в будущее. И на твоём пути много напоминаний об этом. Например, храмы. Глава 33. Храм на Гейдекштрассе Наша героиня любила иногда, возвращаясь домой, сделать крюк – проехать лесным путём, где на входе в оборонное предприятие с некоторых пор была построена маленькая церковь. Скорее, не церковь, а часовня. Алиса называла её – храм на Гейдекштрассе. Улица, на которой находилось оборонное ведомство, так и называлась – Гейдекштрассе, по фамилии бывшего директора, который содержал завод в идеальном порядке. Вокруг сосновый лес – справа и слева, а по просеке проложена улица с трамвайными путями и обычными пассажирскими остановками. Благодаря усилиям директора, не только завод, но и прилежащие территории, всегда 61

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза выглядели сказочно красиво. Кованая ограда была превращена с помощью покраски в бело-синие замысловатые кружева и тянулась вдоль всей лесной улицы. Фонари в старинном готическом стиле освещали асфальтовую проезжую часть и трамвайные рельсы в ночное время. Остановки – игрушечные теремки с деревянными скамейками казались жилищами лесных гномов. Давно ушёл из жизни бывший директор, а сказочная улица его имени жива и выглядит по–прежнему идеально, словно находится где-нибудь в центре Европы. А теперь её украсило маленькое небесное чудо – Покровская часовня, которую народ метко назвал «умной часовней». На её звоннице – семь колоколов. Все они подключены к компьютерной программе «электронный звонарь» и восемнадцать мелодий их задаются с пульта управления. Тот, кто построил часовню, уже создал свой личный мост в будущее – пусть маленькую, но заметную тропинку к Богу, которая проходит и через улицу Гейдекштрассе. Казалось бы, странное сочетание – оборонный завод и часовня. Однако Алиса считала – ничего случайного не бывает, жизнь и смерть всегда рядом, как мир и война. И не просто рядом, но одно проистекает из другого – так велико взаимопроникновение материального и духовного. И что было первично, что вторично – этот вопрос не имеет смысла, ибо всё рождается из всего, и всё умирает во всём. 34. Время вперёд! А время между тем, пробежав годовой круг, вновь приблизилось к Новому году, за гранью которого каждый раз наступал день 15 января, Сильвёстров день или куриный праздник – один из дней первой рабочей недели после новогодних «каникул». И люди, одолеваемые «куриными» заботами вновь включались в бега, в погоне – кто за счастьем, а кто-то просто за куском хлеба. Но всё-таки, прежде чем ринуться в куриные бега, надо было добраться до Нового года, пережить великие новогодние каникулы, а уж потом... размеренной трусцой устремить себя в весну и 62

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза лето, в новую неизвестную, но всегда ожидаемую осень. И вот так всегда: через века – в неизведанное завтра! ЧАСТЬ 2. Нанопустота Глава 1. Время – назад! Сегодня по улице шёл мужчина. «Что тут примечательного?» – скажешь ты и будешь прав. Действительно, по улицам каждый день ходят люди, и мужчины в том числе. Но дело в том, что пешеход двигался спиной вперёд. Не удержавшись в рамках приличий, Алиса пристроилась сбоку и спросила, почему он выбрал такой способ передвижения. Гражданин ничуть не удивился. –Отматываю время назад, – сказал он. –И что? Получается? –Ну да! Вот сейчас уже стал на десять лет моложе. –Как вы это определили? –Очень просто. Ко мне вернулась жена. –Так. Интересно! –Ещё как! Ведь она умерла десять лет назад. –Зачем же вы продолжаете отматывать время? –Хочу избавиться от жены. –Что-то не понятно... –Отмотаю время до того момента, когда я не был женат. –Вы не любили свою жену? Зачем же тогда женились? –Любил и женился по любви. –Дело становится запутанным, – заметила Алиса. 63

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, что вы! Всё ясно, как божий день. Отмотаю время и снова женюсь. Я тогда был так счастлив! –Завидую вам! Надо сказать, диалог происходил на ходу – гражданин шёл спиной вперёд, Алиса – рядом, обычным порядком. –Жаль, что отматывать время умею только я. Вижу, вам хотелось бы тоже отмотать кусочек. –Да, и побольше! –Могу поделиться секретом. –Что за секрет? –Отмотать время может каждый, но для этого надо...купить чип. –И кто же торгует этой прелестью? –Ну, догадайтесь с трёх раз! –Неужели тот самый... –Да-да, договаривайте! –Дьявол? –У него, конечно, другое имя, но по существу так! – И как вы его нашли? –Это он нашёл меня. –Странно, зачем ему это? –Ну, если говорить кратко, он – нечто вроде сетевика. Чем больше привлечёт клиентов, тем выше прибыль. –То есть он строит пирамиду? –По сути, да. –Но ведь пирамида обязательно рухнет. Что тогда произойдёт с вами? 64

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Как-то не хочется об этом думать. Но я извещён – если пирамида рухнет, моё время отмотается уже не назад, а вперёд опережающим порядком. Если я купил чип в сорок пять лет, то развал пирамиды перенесёт меня на сорок пять лет вперёд. –Значит, вам в одну секунду придётся стать глубоким стариком? –Ну, да. И это ещё лучший вариант. –Каков же худший? –Худший – это моментально оказаться под землёй в деревянной одёжке. Хотя, я готов за лишние годы счастья заплатить такой ценой. –Вы смелый человек! –Нет, я, скорее, жадный до жизни индивидуум. –Хотите сказать – жадность фраера сгубила? –Пока нет. Но перспектива именно такова. –И вы, зная всё это, согласились продаться, то есть, купить чип? –Ну, да. Согласился. А что мне оставалось? Доживать остаток лет, существовать, а не жить? К такому я не смог привыкнуть. – Можно было найти интересное дело, быть полезным членом общества. –Вот-вот, именно членом, хотя и общества. –И вы пошли на риск? –Я пошёл отматывать время – ни с чем не сравнимый кайф! –Хорошо, дайте мне адрес этого сетевика. –Да вот у меня в кармане его визитка. Пожалуйста! Алиса взяла визитку и остановилась. Помахала рукой собеседнику, ведь он продолжал своё дело – шёл спиной вперёд и довольно резво удалялся от неё. Взглянув на 65

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза визитку, прочла: «Воланд и Ко. БАДЫ из Танзании. Ул. Мессир, 66, оф.6». –Эх, а ведь он почти убедил меня этот «Лёня Голубков»! Вот и верь после этого людям! Реклама – страшная сила! Но кто-то ведь клюнет на эту наживку... А, может, стоит всё же отправиться на улицу Мессир? Чем чёрт не шутит! –Шутит, шутит, шутит... – зашипело эхо со всех сторон. –Странно, – пробормотала Алиса. – И всё-таки...чем чёрт... Глава 2. На улице Мессир Не прошло и часа, как наша героиня уже говорила себе: «Так-так, вот она, та самая улица!». Узкая улочка, заросшая полынью, но там – за густыми зарослями – были видны вполне приличные современные здания. Алиса поднялась на высокое крыльцо, вошла в прихожую и уткнулась глазами в люминесцентный серебряно-зелёный плакат: «Дианетика – наука будущего!». –Причём тут дианетика? – удивилась Алиса. – Может, я не туда попала? –Ау! – негромко произнесла она. – Кто-нибудь есть? Из боковой комнаты явился высокий интеллигентного вида юноша. –Рады приветствовать вас в нашем офисе! – как-то заученно уныло сообщил он. – Счастливы предложить вам всё, что в наших силах! Проходите, пожалуйста! На письменном столе стоял, весело подмигивая, новенький компьютер. Юноша указал на стул, а сам, обогнув стол, устроился в кресле. 66

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –И так, вы хотите владеть своей судьбой, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс хозяин кабинета. –Ну да! –Для начала я должен рассказать вам, что такое дианетика. Слышали что-нибудь об этом? –Кажется, что-то негативное. –Это происки недоброжелателей. На самом деле, доктор Хаббард, наш Учитель, открыл новое направление в науке и создал систему упражнений. Они позволят вам всегда оставаться молодой и здоровой. –Я уже видела, как это делается. –Ну да, знаю. Наш магистр Иван позвонил и сообщил о встрече с вами. –Значит, его зовут Иван? –Да-да. Он преуспел в дианетике. –А как же «Воланд и Ко. БАДы из Танзании»? –Чистая правда – и «Воланд и Ко» и БАДы из Танзании. Но это не главное. Главное – дианетика. Наука управлять собой. –Ваш магистр сказал, нужно купить ЧИП. –О, это уже последний этап обучения. Начать же следует с малого – с Анкеты. Здесь ровно двести пятьдесят вопросов. Вам нужно лишь честно ответить на каждый из них. –И что это даст? –Мы запустим данные в компьютерную программу и получим на выходе ваш психологический портрет. –Ну, уж себя-то я знаю и без этого. –Не скажите! Многие бывают удивлены. Так как – начнём? 67

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, хорошо, – согласилась Алиса. – Хотя я не совсем понимаю, зачем это нужно. –Вот смотрите, это вся программа вашего обучения. Здесь в качестве первого шага как раз предусмотрена Анкета. Доверимся методикам Учителя. Алиса приняла отпечатанный на компьютере «План пошагового достижения степени магистра дианетики». План предварял большой портрет основателя. Доктор улыбался, но что-то в его улыбке не понравилось Алисе. Что-то деланно- чужое, напоминающее скрытую за маской агрессию. Но Анкета уже лежала на столе, ручка услужливо была придвинута к руке. Ничего не оставалось другого, как приняться за работу. Анкета являла собой таблицу с нумерованными вопросами и вариантами ответов «да» и «нет». Искомое нужно было отметить птичкой. Алиса расставляла этих «птиц», отвечая на нелепые вопросы, типа «Был ли ты возмутителем спокойствия в своей семье?» или «Говорил ли ты когда-нибудь неправду», а думала почему-то, что всё это отдаёт какой-то ржавой фальшью и примитивизмом. Её нудное занятие закончилось тем, что юноша вложил лист анкеты в сканер и отправил на обработку. –А пока почитайте текст договора, который мы с вами должны заключить, – предложил он. Алисе пришлось удивиться ещё больше. Оказывается, она должна будет внести вступительный взнос в размере двухсот долларов и подписать текст, под которым надо удостоверить подписью свою верность организации на миллиард лет. Так и было написано – на миллиард лет! Но тут компьютер выдал график результатов обработки Анкеты. Сфера общения Алисы стремилась к нулю, а коэффициент ай-кью (уровень интеллекта) зашкаливал за 68

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 160. Это означало, как сообщил хозяин офиса, что Алиса никто иной, как самодостаточный гений. –Я что-то должна вам за этот график? – с опаской спросила Алиса. –Анкетирование бесплатно, – успокоил адепт. –Хорошо, спасибо! Я подумаю над условиями договора, – сказала Алиса и попыталась ретироваться. – Подождите минутку, – остановил её служитель науки. – Ну, книгу нашего Учителя вы просто обязаны приобрести. Алиса, стараясь не краснеть, сказала, что этот великий труд уже есть в её библиотеке. –У нас новейшее издание! – воскликнул юноша. – Извините, в другой раз. Я пока обойдусь старым, – произнося всё это, Алиса отчаянно пятилась к выходу. Наконец, ей удалось покинуть гостеприимный офис. Отойдя на безопасное расстояние, наконец, вздохнула свободно. –Вот это отмотала время! – пробормотала Алиса. – Так и затеряться можно в крепких объятиях! Но магистр Иван хорош! Гениальный ход придумал – отмотать время, чип... Всё наглядно. Ведь говорила мама – не верь надписям на заборе. Мама всегда права! Так и шла Алиса домой, поминая маму, которая уже и заждалась своей непослушной дочки, сидя за столом с калиновыми пирогами. А ведь всё могло быть хуже... Глава 3. Классика Попалась Алисе на глаза статья в Интернете. Автор писал о том, что Россия стала страной офисного планктона. 69

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Подготовка инженеров и рабочих специалистов оставляет желать... На международных конкурсах наши рабочие упорно показывают своё неумение что-либо делать. По всем заданиям на последних местах. На первых – Китай и Япония. Кроме торговцев, офисных сидельцев и охранников другие кадры нигде не требуются. Алиса согласилась с автором – наша страна скоро не сможет даже играть роль сырьевого придатка. Квалификация кадров не позволит и нефть качать. Что удивило, так это комментарии к статье. Некто остервенело и несколько раз написал одно и то же – дескать, знаем и без тебя, нечего констатировать факты. Вот так! Всё идёт проторенным путём, нечего тут рассуждать! В переводе на русский, это означало – заткнись, умник! Никто тебя не просит прояснять мозги народу! Конечно, комментарии были заказными, писал штатный писарь – пёс на цепи. Но всё равно потрясала наглость писарчука – автору статьи в открытую затыкали рот и давали понять, КТО это делает. Настроение испортилось. Во дворе гудела сенокосилка. Дворик после косьбы оставался лысым и страшным. Наружу являлась щедро удобренная пластиковыми бутылками и окурками земля. Со всех этажей неуправляемыми НЛО летели сморщенные ёмкости (остатки технологии «крокодила»), окурки и прочий мусор. Трава милосердно прикрывала регулярную свалку, но... Всё шло проторенным путём! Нечего тут! Нечего! Молчать! –Ну и ладно! – сказала Алиса. – Пусть всё идёт, как идёт. И будь что будет! И вслед за ней так же сказали миллионы Алис. Некто (из комментариев) остался бы доволен, если бы услышал эту фразу. Классика, друзья мои! 70

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 4. Молчать! Если не видеть, не слышать, не замечать, Не просить в ЖКХ поставить печать, Не продавать ничего, не покупать, Не бегать вокруг да около, на ходу не спать – Благодать раскинется, размахнётся вширь: Хороша ты, матушка наша, Сибирь! Примерно так думала Алиса, постепенно погружаясь в требуемый оптимизм. Кем требуемый, спросишь ты, Алиса ответит – законом. Есть такой новый закон – борьба то ли с экстремизмом, то ли с клеветой. А, может быть, вообще с любым мнением. Да и то – зачем оно тебе, это самое мнение! Иди себе на работу, если она есть, работай. Если нет – так сиди. Мнение-то тут причём? Прожить можно и без всяких мнений. Иди себе в магазин, покупай еду или тапочки, если есть деньги. Если нет – сиди так. Если вообще ничего нет, тогда уж никакое мнение не поможет, а даже и навредит. Тем более жить ты согласен, несмотря ни на что! Не забудь хрюкнуть, когда ближнего ешь. Уходи к югу, коль на севере брешь. Не бывает истины в потухшей золе. Не найдёшь царства Божия на земле. Тут шаг в сторону – и расстрел! Но вот жить согласен любой пострел: Пусть руки за спину, пусть конвой И пуля-дура над головой. Главное, не думать, не придумывать, не обсуждать, тогда всё будет законно. 71

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Законники вновь перепишут какие-то своды законов, Найдут кондуиты каких-то пластмассовых правил. И кровь остановят, и время сметут в терриконы, И ты позабудешь, где свой кошелёк и пальтишко оставил. Тебе ни к чему кошельки и пальтишки с подкладом, О верности помни великим, как встарь, идеалам. И знаешь, не думай! Тебе это, друг мой, не надо! И окна уже занавесь поплотней одеялом. –Кажется, это уже когда-то было и как-то плохо кончилось, – подумала Алиса, но промолчала. И вслед за нею промолчали миллионы Алис. И этот Некто (из комментариев) снова остался доволен. БАДы на улице Мессир – можно, а мнение – нет, нельзя! БАДы продавай, а мнение, если оно у тебя есть, держи при себе! Глава 5. Алиса и Некто из комментариев –Что такое? – рассуждала Алиса. – Всё лето, начиная с апреля, идут дожди. Можно по пальцам перечесть солнечные дни. Фукусима с её радиацией или тот самый углекислый газ? Что-то происходит с климатом, и это заметно! В прошлом году – засуха, ни одного дождя. В этом – потоп. Причём, во многих местах планеты. Даже несмотря на астероид «Антихрист», всё это похоже на климатические эксперименты. Особенно, если вспомнить стоячую жару в 50 градусов в Москве года два назад. Словно, кто-то сообщал – вот, ваша столица под колпаком! А в этом году – все под колпаком! –За вами глаз да глаз! – как бы говорил владелец колпака. – Не успеешь оглянуться, а вас уже семь 72

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза миллиардов. Моргнул один раз – а тут уже восьмимиллиардный житель есть просит. Алиса мысленно спорила с этим владельцем колпака. –Вам что, земли жалко? Или воздуха? –Жалко! Скоро всё это закончится. –Неправда! – возмущалась Алиса. – Планета большая. Воздуха много, воды много. –Планета очень маленькая, – доказывал Некто. – Она ограничена, а люди требуют всё большего. Сама понимаешь, чем это кончится. –Нет, нет и нет! – ворчала Алиса. – Человек тоже ограничен. Он маленький. В миллиарды миллиардов раз меньше Земли. Даже всё человечество – всего лишь капля в океане. Разве может капля переполнить океан? –Может! К тому же капля-то увесистая. Если принять вес одного человека за 70 килограммов, то вес всего человечества будет равен примерно 490 миллиардам килограммов или 490 миллионов тонн. Эта масса может даже повлиять на вращение планеты. А представь себе, сколько воздуха и воды надо всем сразу. –Но ведь должен работать закон сохранения массы. Всё, что съедено и выпито, оно же и остаётся на планете. Бесследно ничто не может исчезнуть. –Но беда в том, что потребляется чистый воздух и вода, а выделяется углекислый газ и грязная вода. –И что?! Земля фильтрует воду. Вода и леса фильтруют воздух. Симбиоз человека и природы. –Это в идеальном случае, когда соблюдается баланс между потреблением и восстановлением природы. –А почему он не соблюдается? –Потому что человек глуп и жаден. 73

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Неправда! Человек гениален и добр! –Это бесполезный разговор. Жадность и глупость всё равно всегда побеждают. –Очень странно. Так не должно быть! –Но именно так дело и обстоит. –Значит, надо жадность и глупость изъять из обращения. –О, куда мы замахнулись! Евгеника? –Может быть, простое воспитание. –Человек почти не воспитуем. –Кто это сказал? –Весь опыт человечества говорит об этом. –Какая жалость! – воскликнула Алиса. – И что теперь делать? –Держать всех под колпаком. –Это противно – жить под колпаком. –Жить всегда лучше, чем не жить. –Ну, да. Тут я, пожалуй, соглашусь. Если жизнь под колпаком можно считать жизнью. –А чем же ещё? –Так, существованием. –А что такое жизнь? –Жизнь это свобода. –А что такое свобода? –Свобода – это жизнь по своим законам, а не по законам колпака. –Но всё-таки, по законам. А что такое закон? –Закон – это то, что нужно и полезно всем. 74

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, вот договорились. Если это нужно всем, значит, это и есть всеобщий колпак. –Но закон – это колпак, который надевают добровольно. –Надевают добровольно, но попробуй убрать его – тут же станешь нарушителем. –Как всё в мире хитро устроено! –Да, значит, просто не получается. –Но всё-таки ваш колпак – это гадость. Это насилие над личностью. Добровольное принуждение себя и принуждение насилием – вещи разные. –По сути, это одно и то же. Просто когда человек добровольно ставит себя в рамки, значит – он понял, что так ему лучше. А когда кто-то ставит тебя в рамки, это значит, он понял немного больше, чем ты, и желает тебе поумнеть. –Это справедливо лишь тогда, когда этот командир – добрый человек. А если злой? Если он преследует не общие цели, а только свою выгоду? –Ну, тогда, всем пипец! –Вот и я о том же говорю! –Именно такие командиры и начинают войны. А вот скажи, что такое война? –Война – это механизм, типа мясорубки. –Значит, это машина, которая существует независимо от человека? –Ну, да. Человек создал много машин, в том числе и войну. –Мистика! Зачем человеку создавать машину для собственного уничтожения? –Ох, вот тут надо хорошо подумать! –Думай! 75

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Вот таким образом всегда и заканчивались мысленные беседы. Алиса говорила себе: «Думай»». И это, друг мой, оказывалось полезным. Глава 6. Думай! –И так, – думала Алиса, – зачем же человеку создавать машину уничтожения себе подобных? Сколько ни рассуждала, а выходило так, что этому злобному деянию должна быть причина. Напрашивалась сама собой всё та же жадность природная. Из неё проистекали и все остальные грехи – желание отнять чужое имущество, чужую жизнь, захват чужих территорий, желание власти и прибылей, а значит – война. Начало войны против всего мира отмечено несколько раз одними и теми же цифрами: девятый месяц одиннадцатое число – 911. Башни-близнецы, погибшие в сентябре – 911. Девятый месяц первого года первого века нового тысячелетия 911. Служба катастроф, которая всегда задействуется в таких случаях – 911. Всё это говорит о том, что машина была запущена сознательно. Сделали это люди, которые хотят быть хозяевами планеты, хозяевами твоего времени, твоей жизни. Вернее, твоей смерти. Жизнь им нужна только своя собственная. Но вести войну со всей планетой имело бы смысл лишь при условии достижения бессмертия, ведь иначе плоды этого долговременного (очень долговременного!) деяния могли достаться кому угодно. Или при условии быстрого получения баснословных прибылей (а потом и трава не расти!). Научные достижения позволяют думать, что оба эти условия уже реальны. Особенно, второе. Но и первое, видимо, на подходе. 76

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Алиса вспоминала, каким довольным было выражение лица Буша, когда он сообщал о (якобы) террористическом акте 11 сентября. Ни тени сожаления! Только довольство и почти радость! На лбу этого гражданина мира было написано: Мы начинаем новую жизнь! И она началась. И все это увидели и продолжают видеть. То, что произошло в Ираке, Ливии, в Сирии – сигнал всем, и России в первую очередь. Во всех этих странах поводом к внешнему вторжению служили сведения (якобы!) о возможности применения оружия массового поражения, например, химического. В Сирии кто-то применил такое оружие. В России по рукам всяких «привилегированных служб» и их «помощников», коим нет числа, гуляет огромное количество баллончиков с неизвестной газовой начинкой. Города провоняли «ароматами» неизвестного происхождения и неизвестного действия. Источниками их могут быть и подвалы жилых домов, где якобы производится дезинфекция – кто её производит без эвакуации жильцов, на каком основании, никому неизвестно. Никто не задумывается над тем, как всё это будет истолковано. Причин для внешнего вторжения даже искать не надо. Получается, машина войны не только там, где идут военные действия. Она везде. Она среди нас. –Что же, в конце концов, происходит на планете? Что происходит здесь, у нас – прямо во дворе? В каждом дворе. В каждом доме. В мозгах каждого... – думала Алиса. И ничего другого, кроме «Машины времени» Уэллса не приходило в её умную, а, может и неумную, а, напротив, ничего не понимающую голову. С одним лишь отличием – никаких инопланетян не требуется, люди и сами легко исполняют их роль. 77

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 7. Чудовище и красавица В полированной древесной дверце шкафа отражается мир, заглядывающий в окно. Этот мир, отражённый в коричневато-жёлтой гамме, немного волнист, сумрачен и глубок, словно омут. Кроны деревьев смирно умещаются в этом омуте, но различить можно лишь крупные ветви – их фигуры с увесистыми массами листвы. Листья же сливаются в нечто единое, зелёное, трепещущее на ветру. Руины хлебозавода-гиганта – детёныша советских времён – преображаются в полированной картине в розовый замок. Окна, зияющие выбитыми стёклами, похожи на изразцы и «косят» под размноженный «Чёрный квадрат» Малевича. Автомобили, летящие по проезжей части, кажутся блескучими стрелами неведомого арбалета. Отражённый мир прекрасен и загадочен. Алиса любила дотронуться до него рукой, рассматривать в бинокль, но при этом ничуть не приближалась к разгадке. Сказочная картина рождала мысль о том, что реальность, отражённая нашим сознанием, вот так же искажена. Градус искажений равен корректировке для комфортного восприятия. Мы все живём в Сказке, созданной нашим сознанием. У каждого человека – своя особенная сказка. Животные тоже живут в своём мире. У любого травоядного – сказка стада. У хищника – сказка охотника. У насекомого – жужжащая крылатая сказка хитиновых созданий. –Кто-то Мудрый и Добрый рассказывает нам Сказку и примиряет с Миром-Чудовищем, – думала Алиса. Довольно точная мысль, не правда ли? 78

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 8. Генетический Рай Автобус тронулся, набирая скорость. Небо поехало следом, прицепившись к Алисе, всё целиком. Жёлтые и оранжевые парки, вывески и рекламные плакаты, дома – весь нарядный осенний город бежал навстречу автобусу. Казалось, мир вращается вокруг одной движущейся точки. По обочине Рябинового парка за автобусом неслись три рыжих весёлых собаки. Это были недолговечные дети города – свободные от всего, кроме добычи еды и продолжения рода. Голодные и весёлые! –Собаки – мудрецы, – подумала Алиса. – Они похожи на дервишей, достигших нирваны. Однако мысль показалась странной – так, пожалуй, можно признать святым и моллюска. – А что? – удивилась сама себе наша героиня. – В этом что-то есть. Может быть, человек, не осознавая того, всё время стремится к счастью простой живой клетки – делись себе, размножайся и ни о чём не думай. А вдруг это и есть генетическая память о простом и вечном Рае? Жёлтый город заваливал себя листьями, шептал о чём-то своём и даже не помышлял противоречить гениальному открытию Алисы. Наоборот – каждый упавший лист, отправляясь в бессрочный анабиоз, подтверждал формулу Рая. Город, погруженный в огненный рай осени, вмещал в себя все стадии просветления – от кипения страстей мятежного интеллектуала до бензиновой суеты железных механизмов. Но весёлые голодные собаки явно попадали в апогей процесса. Людям до них было далеко. Люди могли веселиться от сытости, а от голода становились злыми. Может быть, и весёлыми, но злыми. А это существенно меняло дело. 79

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Куда бы ещё завёл нашу мудрую Алису неуправляемый мыслительный поток, неизвестно, потому что автобус прибыл на конечную остановку. Алиса отправилась в пункт назначения – к старому деревянному домику, где на шатких площадях деревянного пола на двух этажах размещались десять квартир. А во дворе – десять крошечных участков земли. Эти грядки мирно взращивали лук и помидоры, чеснок и огурцы. Здесь, на этой многоквартирной даче, Алиса отдыхала от суеты. Всё это богатство досталось ей в наследство от бабушки. Алиса занялась уборкой. Вещи, приносимые ею время от времени, постепенно растворялись в доме, заползали в дальние углы и сидели там, молча. Пыль охотно оседала на вещевых вавилонах. Вот и приходилось Алисе делать уборку, хотя в квартире никто не жил. Однако мирное шуршание веника было остановлено – из-за окна донеслась песнь трубадура. Алиса, не веря своим глазам, обнаружила танцующего на грядке голого мужчину. Устремив глаз в небо, он пел, как скворец весной. Алиса узнала в танцоре соседа Виталия – любителя «белочки». –Так вот он какой – этот клеточный генетический Рай! – как-то безнадёжно-краеугольно подумала наша героиня. И то, друг мой, что ещё она могла? Ведь никто и никогда не обещал, что истина должна доставлять удовольствие. Не должна! Поэтому-то мир предпочитает не знать ни самой великой истины, ни каких-то малых. Глава 9. Рай, ещё рай... Возвращаясь домой, Алиса как-то нечаянно обратила внимание на россыпь фирм, так или иначе объявлявших свою принадлежность к раю: «Рай антенн», «Игрушечный 80

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза рай», «Конфетный рай», «Костюмы – рай для мужчин», «Кофейный рай». –Вот это да! – возрадовалась Алиса. – Ведь что-то же всё это значит! О чём-то говорит! О чём-то хорошем. Да что там – о прекрасном! Оказывается, рай совсем рядом – танцует на грядке, радует глаз цветистыми вывесками. А люди? Понимают ли они это? Но, оглянувшись вокруг, обнаружила Алиса серьёзных, если не сказать, хмурых, занятых своими мелкими нуждами, пассажиров-попутчиков. Было заметно, что они пребывают в месте, весьма далёком не только от Рая, но и даже от простого душевного равновесия. –Что же получается? Чем больше райских мест, тем меньше счастья? – напрашивался сам собою парадоксальный вывод. И тут на глаза нашей озадаченной героине стали попадаться совсем другие вывески: «...емонт вмятин. Козов и Ко». А рядом – картинка – человек с миниатюрной головой, похожий на гусеницу. Отпавшая первая буква «Р» придавала надписи сакральный тайный смысл. Дальше следовал плакат «Покажите Кузьку и кузькину мать». Это душераздирающее предложение исходило от весёлого мужика, который держал одной рукой щенка, а другой – его мать. Фото высотой с трёхэтажный дом противостояло погоде и непогоде прямо на повороте к супермаркету «Продуты от Фарятьева», поэтому казалось, что эта кузькина мать как раз – родная мать продуктов Фарятьева. Каскады жёлтых листьев на придорожной берёзе держали на весу какой-то китайский иероглиф, который при ближайшем рассмотрении оказался вывеской «835 ШИН». Почему восемьсот тридцать пять, а не сто или тысяча? Ответ мог быть лишь один: «Потому что!». 81

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Вот поэтому рай и не может отвоевать свои права, – подумала Алиса. Её мысль оказалась последней точкой в этом городском путешествии. Глава 10. Ничего страшного – спутник упал Да, друг мой, до Рая далеко, до Бога высоко. Такова наша жизнь, согласитесь. С этим трудно что-либо поделать. Но Алиса обнаружила, что и в мелочах дело обстояло не лучше. С некоторых пор никак не могла найти в эфирном поле радиостанцию «Маяк» с её позывными. Широту 72.32 FM, принадлежащую «Маяку» забивало своими шедеврами «Радио шансон». Правда, наша героиня нашла выход – слушала «Маяк» через наушники во время работы на компьютере. «Регуляторы информации» явили миру своё недомыслие, но зато создали видимость работы. Дескать, вот, отцепили Зло от ушей нашего любимого народа. А то, поди-узнай, что они там будут вещать из своей столицы. Правда, «регуляторам», кажется, не приходило в голову, что в Интернете можно не только «Маяк» слышать и видеть, но и ещё более крамольную радиостанцию «Свобода», «Свободную прессу» читать и прочие бесчисленные СМИ, не желающие церемониться ни с кем, даже с неприкосновенными вип-персонами. И ещё более «страшные» вещи мог предложить Интернет любопытному человеку. Например, фильм известного режиссёра – сюжет: «работа» палаческого репрессивного аппарата во всей красе или претендующий на 82

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза «Оскара» фильм «Сталинград», не влезающий в рамки исторического гламура. Но, друг мой, нашей героине только и оставалось удивляться фантастическому реализму и дремучести «передовых методов». Тем более что «Маяк» можно было слушать и через телефон. –Ну, что ж, – думала Алиса. – Может быть, я и не права. Кто знает, что мешает слушать «Маяк»? А вдруг снова один из спутников ушёл с орбиты. Сейчас это привычное дело! Теперь народ удивляется, если спутнику всё-таки удаётся нащупать ту самую расчётную дорожку и удержаться на ней. Каковы времена – таковы и успехи. Если оная зависимость существует, то, значит, времена наши сходят «на нет». Как и успехи. Глава 11. Харитон Сегодня Алиса услышала по запретному «Маяку» о том, что пришёл тишайший праздник «Харитон». Оказалось, Святой Харитон мужественно обличал языческих богов и твёрдо исповедовал веру в Единого Истинного Бога Иисуса Христа. Претерпел великие мучения, но остался жив с Божьей помощью. Однажды на пути в Иерусалим он попал в руки разбойников, которые связали его и бросили в пещеру, намереваясь потом убить. А сами поспешили на промысел. Святой горячо молился, и в пещеру заползла змея. Она стала пить вино из кувшина. Вернувшись в пещеру, разбойники напились отравленного вина и все до одного погибли. Преподобный Харитон, воздав хвалу Богу, устроил в пещере церковь, где позже возник монастырь. Поскольку на «Харитона» запрещалось работать, Алиса, с чувством глубокой законности, принялась отдыхать, то есть вкушать «запретный плод» – любимый «Маяк». А сама 83

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза тем временем, припомнила одну загадочную историю. Тогда удалось нашей героине увидеть некую схватку Добра со Злом. Как-то попал ей в руки один из номеров городского бульварного журнальчика-газеты. Ничего примечательного – так, новости для домохозяек. А в середине – на развороте, статья местной проповедницы Белой Магии. Юлия Цветень – таково было имя этой колдуньи. А проповедовала она о будущем, светоносном и чудесном, которое ждёт Россию и всех нас, благодаря Всегалактическим Носителям Программы Космического Блага. Каждого правителя последних лет называла она Святителем Земли Русской, дарованным людям в Светоносное Время великими Демиургами Вселенной. Обе страницы разворота были густо усеяны изображениями православных икон и крестов. Выглядело всё это весьма поэтично, красиво и даже магнетически захватывающе! Вот и подумалось Алисе – надо с кем-то поделиться этой интересной находкой. Юлию Цветень видеть доводилось лишь несколько раз издали – зелёные глаза, полуулыбка, одухотворённость во взгляде. Женщина- загадка. Отправилась Алиса к знакомой, которая ближе знала колдунью. Вошла в дом, присела на диван для беседы. Достала журнальчик с магической статьёй и показала её хозяйке дома Таяне. И... Боже мой! Что же вдруг произошло с этой милой на вид, приветливой и всегда доброжелательной дамой! Такое видеть доводилось лишь в фильмах ужасов. Лицо, ещё минуту назад излучавшее спокойствие, вдруг перекосила какая-то внутренняя борьба. Наружу проступила маска отвращения и злобы. Тело повело, словно внутри гулял дикий гном, стараясь вырваться сквозь путы кожи то в одном месте, то в другом. Похоже на приступ эпилепсии или картину «Изгнание беса», но при этом Таяна неподвижно сидела на диване. Видно было, как она собрала всю волю в 84

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза кулак и внутренним приказом загнала «беса-гнома» в привычную клетку тела. Алиса наблюдала эту сюрреалистическую картинку в ступоре – так неожиданна и страшна была трансформация знакомого человека. Оправившись от приступа, Таяна, как ни в чём не бывало, стала комментировать статью, высказываясь даже с оттенком одобрения. Но её слова для Алисы уже ничего не значили – это были просто звуки. Суть человека (или беса) проявилась только что, поэтому слова теперь были бесполезны. Вот такую историю, друг мой, вытащил из прошлого «Харитон». На то он и святой, чтобы напоминать человечку о близости и опасности всего бренного. Глава 12. Собачий гипноз Но «Харитон» на одной истории не остановился. Пришло в гости с ним и ещё одно воспоминание. Случилось это в начале девяностых, когда рухнула советская система, а её место легко и прочно занял всесторонний бандитизм. Население лишилось работы, а, значит, и средств к существованию. Многие вполне приличные люди вдруг изменились до неузнаваемости. Нет, внешне они выглядели так же, как и год назад. А вот внутри... скажем так, они разрешили себе всё! Как-то по воле обстоятельств пришлось Алисе оказаться в гостях у давнишней знакомой. Дама долго возмущалась тем, что происходило вокруг. Особенно её раздражали вылезшие на свет богатеи. –Ну, ничего! – высказалась она без стеснения. – Мы будем им шубы норковые резать в трамваях. –Так они в общественном транспорте не ездят. У них же крутые авто, – возразила Алиса. 85

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –А мы им эти авто разбивать будем. –А милиция? Ведь посадят. –А мы ночью. И такой огонь ненависти горел в глазах, казалось бы, солидной дамы, что Алиса засобиралась домой. –Сейчас, – сказала хозяйка. – Я маму предупрежу и провожу тебя. И ушла в соседнюю комнату, а на пороге появился лохматый пёс и преградил выход. Зарычал тихо, но грозно. –Не бойся, – крикнула уже из прихожей хозяйка. – Он не кусается. Но намерения пса были вполне ясны – из комнаты он Алису просто так не выпустил бы. Минут десять прошло в ожидании. Наконец, хозяйка нарисовалась на пороге гостеприимной комнаты и прогнала пса. Вышли на улицу, прогулялись до остановки. Алиса вошла в трамвай, помахала рукой провожающей. И только когда открыла кошелёк, поняла, что деньги исчезли – к несчастью, сумка её стояла как раз в прихожей, когда рычащий пёс загородил выход из комнаты. С тех пор, будучи в гостях у кого бы то ни было, Алиса не выпускала свою сумочку из рук. Смешно... но это так. Наша героиня поняла, что приличный внешний вид и давнее знакомство теперь уже ничего не значат. –Странно, – размышляла Алиса. – Зачем это Харитон припомнил мне эти истории? Что бы это значило? Надо быть начеку. Глава 13. Нанопустота Мимо окна проплыла чья-то лысая голова – это по тротуару прошествовал по делам электрик управляющей компании «Бриллиантовый город». Бриллиантовый блеск лысины весьма соответствовал... да что там! Просто отражал 86

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза суть. Лысина, то есть, пустота и вот этот бриллиантовый блеск! Если задуматься, то именно так и рождается красота мира. –Что есть мир? Блеск пустоты, – думала Алиса. – Помните? – «природа – сфинкс, но тем она верней своим искусом губит человека, что, может статься, никакой от века загадки нет и не было у ней». Однако при всей безграничной любви к русскому классику, мы теперь вынуждены сказать – не прав был Фёдор Иванович. Есть загадка и не одна, а, может быть, миллионы загадок. Да что там! Мы говорим ДНК, а подразумеваем... Далее, друг мой, ход мыслей нашей героини можно изобразить примерно так: На протяжении веков духовные учители знали, что наше тело можно перепрограммировать с помощью речи, слов и мысли. Сейчас это научно доказано и объяснено. Человеческая ДНК работает как биологический Интернет, но во многом превосходит своего технического собрата. Если не углубляться в суть исследований, которые проводятся многими учёными по всему миру, а сформулировать лишь выводы, получится следующее: 1. наша ДНК может «загружать» данные в «сеть». 2. Может извлекать данные из «сети». 3. ДНК – это органический сверхпроводник, который работает при температуре тела, в то время как искусственные сверхпроводники для своей работы требуют сверхнизких температур – около абсолютного нуля. 4. Все сверхпроводники, и ДНК тоже, способны хранить свет, то есть, информацию. ДНК может хранить большие объёмы информации. Более того, учёными в 2004 году уже создан квантовый компьютер на основе двух групп атомов наноразмера, которые названы кьюбитами. Это реальный факт. Такой 87

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза компьютер будет работать в миллиард раз быстрее обычного, а размеры его фантастически малы. Вот вам и бриллиантовый блеск пустоты! –Великая вещь – квантовая физика, – сказала себе Алиса. – Или квантовая биология? Неважно! Главное, она легко и просто соединила малограмотного электрика дядю Васю, любителя всего большого и вкусного, с нанопустотой. Как всё-таки изящен и удивителен мир! Стоит только выглянуть в окно... Глава 14. Матрица Алиса не однажды задумывалась о том, почему современные поэты пишут какие-то унылые стихи, похожие на кучу рассыпанных пазлов. Но поняла причину этого недавно, когда писала письмо литературному собрату. Вот это письмо: «Прочитала твой материал о семинаре молодых и писательском Пленуме. Всё верно! Но верно для тех, кто обучен мыслить самостоятельно. Люди, воспитанные в поиске Истины, Смысла Жизни, то есть люди прошлого века (тогда вся система образования не только давала знания, но и требовала умения мыслить), эти люди поймут твои размышления, сомнения и душевную боль. Последующие поколения, обучение которых в школе проходило с применением новых технологий (скорее, социальных, чем образовательных), технологий формализации мышления, т.е. оцифровывания мозгов, они эту статью даже не дочитают до конца. Уверена в этом. Как пишут сейчас комментаторы о любом серьёзном тексте – много букаф. Современные школьные программы не ставят перед собой никаких мировоззренческих задач. А это, собственно, и есть тот самый «Троян», который разрушает целостность восприятия мира. Дети выходят из школы, имея фрагментарное пошаговое сознание. Синтезирующие 88

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза функции мозга не задействованы. Теперь даже и стихи пишут именно так – пошагово, создавая некую словесную матрицу – текстовую матрицу бытия. Это состояние оцифрованного сознания в мире оцифрованного бытия, которое предстаёт в виде теории множеств, материализованной в тексте. Это поэзия аналитического свойства, которая расчленяет мир на элементы множеств. Это закономерно, потому что унифицированные фрагменты множеств могут быть соединены в любом, необходимом для оцифровки порядке. Это такой этап выработки нового сознания в оцифрованном мире с помощью матричных текстов. Надо понимать, рано или поздно наступит период, когда в действие должен будет вступить процесс интегрирования. Тогда на сцену явится требование гармонии, синтеза. Но до этого ещё нужно дожить. Именно в разнице мышления и кроется та самая пропасть, разделяющая поколения творцов. Человек- аналитик, расчленяющий мир на элементы, неизбежно начинает видеть великое в малом. Тогда как истинно великое становится для него невидимым. Может ли что-то изменить существующее состояние умов, например, воспитание? Вряд ли. Противостоять школе с её десятилетними троянскими программами с помощью воспитания, убеждения – дело безнадёжное. Начинать надо с детского сада». Вот к таким выводам, друг мой, пришла Алиса, раздумывая о современных стихотворцах и их матричных текстах. Глава 15. Эпоха Свиньи Алиса, наша героиня, любила размышлять обо всём. Особенно хорошо это получалось, когда приходилось вести 89

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза диалог с собратьями по перу. Вот полюбуйся, что написала она одному из своих друзей: «Ты поймал самую суть этого конвейера – необходимое для его существования ускорение, т.е. нарастание прибыли. В 1995 году я написала небольшую вещицу «Год Свиньи», где процесс капиталистического производства показан в виде глобального конвейера, в конце которого стоит она – Цивилизация Потребления в виде огромной Свиньи, пожирающей своих деток и вообще, пожирающей всё. По логике вещей идеалом этой системы должно стать настолько ускоренное производство, что произведённые материальные объекты, минуя потребителя, сразу должны отправляться на свалку. То есть итог этого процесса (ускорения) – абсурд. Действительно, если задуматься, то для чего нужны люди (народ) в этом процессе? Лишь для того, чтобы с помощью наращивания прибылей ТНК дать им возможность владеть миром. Но если исключить людей (народы) и вместо них создать компактное универсальное производство на основе роботов, которые будут производить всё, в том числе и роботизированные промышленные системы (то есть самих себя), то весь мир становится собственностью небольшой кучки людей (ТНК). Для обслуживания такой системы необходим будет, например, миллион живых работников. А, может быть, и того не нужно. Вывод: капитализм – это система пожирания человечества. Живому человечеству нужен другой мир, другая система». Вот, друг мой, такова была она, наша Алиса. И с этим уже ничего не поделаешь, ведь жить ей приходилось на Планете Вечных Войн и в Стране Исчезающего Времени. 90

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 16. «Ваш доктор», крестиком белым распятый Есть, знаете ли, сеть аптек – «Ваш доктор» называется. На каждой вывеске аватарка – доктор в виде белого крестика в белой же шапочке. Много раз видела Алиса этого доктора, белым крестиком распятого. Ну, видела и видела. А тут вдруг вспомнила при случае. Услышала по «Маяку» беседу ведущего Игоря Ружейникова с Людмилой Петрушевской – кумиром миллионов тех самых 80-х, когда колючий и блестящий юмор её прозы обрёл тиражи. Включила Алиса сайт «Маяка», нажала кнопочку «смотреть» и увидела Людмилу Петрушевскую, сидящую перед микрофоном в сценическом костюме – чёрное платье, красные перчатки и чёрная шляпа с широкими полями. Было видно, что Людмила Петрушевская не очень уютно себя чувствовала, ведь она была в гостях. А ведущий в своей иронической манере диалога, видимо, имел некий психологический картбланш – привилегию хозяина, превосходство молодости. Петрушевская по возрасту годилась ему в бабушки. –А при чём тут «Ваш доктор»? – спросишь ты. А притом, что умнейшая и талантливейшая Людмила Петрушевская напомнила Алисе вот этого доктора, распятого белым крестиком, только в чёрно-красном варианте. Да и беседа вполне тому способствовала. Честно говоря, наша героиня Алиса, привыкшая думать и всё замечать, ничуть не удивилась услышанному, ибо судьба Людмилы Петрушевской мало чем отличалась от судеб всех знаменитых писателей прошлого века и как-то очень тесно смыкалась с сегодняшним днём. 91

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Родители, как водится, были репрессированы. Голод, скитания. Детдом. Нищие послевоенные годы. Потом, уже в казалось бы благополучные 80-е, угроза ареста самой Петрушевской. Повезло – успела уехать во Францию, где в то время как раз шла её пьеса. Обо всём этом Людмила Петрушевская рассказывала с какой-то извиняющейся улыбкой. С той же интонацией говорила и о том, что видела в детских домах ещё вчера, куда она приходила работать как волонтёр: «Такой нищеты не было даже в послевоенное время. Что там творится в этих детских домах сейчас?». И ведущий отвечал буднично и просто: –Ну, ясно же, что – воруют! Вот тут наша Алиса, друзья мои и подумала: –Доктор Вы наш, чёрным крестиком распятый, услышит ли кто-то этот вопрос – что там происходит, в этих детских домах? Что вообще происходит с нами, если взрослые отнимаю еду у детей? В послевоенные голодные годы в детдомах детей лечили и откармливали. А сейчас, в сытое время, еду у сирот отнимают. И не только еду! Надолго, теперь надолго, врезалась в память вот эта картина – знаменитая писательница Людмила Петрушевская, распятая чёрным крестиком подлого времени. Глава 17. На улице МПС Вот, друг мой, иногда бывает так, что понесёт человека какая-то сила в неведомое. Да и не сила вовсе, а просто ошибка момента. Торопилась Алиса, опаздывала на встречу с одной знакомой. А тут автобус сорок седьмого маршрута подкатил, 92

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза и дверца сама собою откинулась, и сидений пустых обнаружилось множество. Алиса одним глазом отметила на маршрутной табличке конечный пункт – центр города, и прыгнула внутрь. –Город невелик, почти все автобусы идут по одним и тем же улицам, – подумала Алиса. – Авось, доберусь! Сначала маршрутка бежала привычным путём. Но на перекрёстке Митрофанова и Мерлина вместо того, чтобы свернуть к вокзалу, вдруг резво двинулась по прямой без остановок. Алиса и моргнуть не успела, как уже привычный поворот остался далеко позади. –Ничего, – опять успокоила себя наша героиня. – Наверное, поедем по Иркутской, там сориентируюсь. Промелькнула Иркутская, но автобус уходил всё дальше, в сторону окраины. И только на Угольной свернул в направлении центра. –Наконец-то! – обрадовалась Алиса. – Выйду через три остановки, это будет где-то как раз напротив нужного дома. Опоздать-то, я всё равно опоздала. Так что два квартала пути уже ничего не меняют. Дойду, тогда и расскажу о приключениях Алисы в осеннем городе. После остановки наша героиня на первом перекрёстке взяла вправо и зашагала от Угольной в сторону цивилизации. Улочка в деревянном царстве окраины пахла берёзовым дымком, выглядывала из-за заборов чуть прихваченными морозом георгинами, собаки лаяли, стоя и упираясь передними лапами в калитки. Вдали на еле видимом перекрёстке отсвечивал на солнце какой-то зелёный вагончик. Приблизившись, Алиса поняла – это поезд на привокзальных путях. 93

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Кажется, я промахнулась. Вместо переулка Муромцевского выхожу на железнодорожный вокзал. Делать нечего, придётся позвонить, сообщить, что задержусь. И, действительно, когда закончились берендеевы деревянные избушки, Алиса оказалась на переходе через рельсовые пути. Слева выглядывал игрушечный теремок вокзала. Направо – рельсы уходили вдаль и упирались на горизонте в недоступные небеса. Прямо по курсу перед Алисой раскинулась улица МПС, единственная в городе, по которой проносились скорые поезда и увозили пассажиров в иные миры – куда-то вглубь необъятной, тоскующей по людям страны. Запах просмолённых шпал, далёкие гудки электровоза, зелёные гибкие тела пассажирских составов, рельсы, улетающие в небо – всё это вдруг заполнило Алису изнутри, охватило снаружи плотно и жадно. Захотелось немедленно войти в вагон, устроиться у окна и под стук колёс мчаться в просторы полей, преодолевая пространство и время. Но Алиса уже покинула бесконечный рельсовый коридор и оказалась под сенью рябинового леса на улице МПС. Огромные рябиновые деревья росли вдоль асфальтированной проезжей части, возле деревянных двухэтажных домов, во дворах – повсюду. Листва уже опала и жёлто-красными шелестящими сугробами лежала под ногами. Вершины деревьев, сплошь украшенные увесистыми алыми гроздьями, роняли ягоды на асфальт, на крыши сараев и гаражей. Тишина ненадолго притихшей железной дороги приносила издалека гул плотного пространства, похожий на голоса радиоэфира или космический шум звёзд. Слева, на бетонном пьедестале, стоял, молча, локомотив паровоза – памятник первой железной дороге. Алиса по асфальту, усыпанному алыми слезами рябин, уже подходила к привокзальной площади – просторной, 94

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза неузнаваемо новенькой, обрамлённой стеклом новоявленных супермаркетов, увенчанной игрушечным теремком вокзала. Вид города с улицы МПС открывался по-иному, в сравнении с привычным взглядом спешащего к поезду пассажира. –Такого города я ещё не знала, – подумала Алиса. – Волшебный городок в рябиновом наряде. Спасибо сорок седьмому маршруту – без него я не увидела бы этой картины. Осенняя сказка улицы МПС. Да, друзья мои, думаю, пришло время рассекретить название. МПС – Министерство путей сообщения. Улица МПС – это городок железнодорожников. Вот с этой самой улицы МПС когда-то Шукшин отправился навстречу судьбе. Алиса пешком двинулась к дому ожидавшей её знакомой. Уходила всё дальше от рябиновой сказки, гудящих бесконечных рельсовых путей, но улица МПС продолжала жить в сердце, ведь её продолжением была вся Сибирская магистраль. Улица МПС длиною в тысячи километров – поющее древо стальных путей, дорога судьбы манила Алису. Ночной зов электровоза всегда был её любимой мелодией. Глава 18. Здесь был Ося На подходе к дому, куда спешила наша героиня, на чёрной стене жестяного гаража сияла надпись крупно белой краской: Бог – есть свет! Он нужен всем! А ниже – энергично и кратко: Мы – за РЭП! Кажется, люди не поняли друг друга. На самом деле они написали одно и то же. Всё та же, знакомая, картина: высоко на скале сидит отец Фёдор с колбасой подмышкой. Внизу Бендер, рядом свежая надпись – «Здесь был Ося!». Ничего не изменилось с тех пор, а «ветер перемен» – лишь 95

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза грандиозный спектакль, где цена билета – жизнь, растраченная впустую… Да ладно… Что ты заныла! – сказала себе Алиса. – Всё хорошо. Ну, ничего не изменилось. Ну, здесь был Ося. Прекрасно! Он же БЫЛ. Небытие значительно хуже бытия. А впрочем… тебя снова несёт не туда. Глава 19. Новое племя Однажды Алиса сделала для себя открытие. Если встать рано, часов в пять, можно увидеть новое племя. Народилось оно недавно – лет двадцать назад. Тогда на головы верующих в развитой социализм вдруг свалилась безработица, вернее, беззарплатица. Работы было – хоть отбавляй, но за неё уже никто не собирался платить. Хочешь – работай. Хочешь – иди на улицу, там добывай пропитание. И они ушли в дебри заброшенных улиц, в необъятные пространства помоек и мусорных свалок. Ушли навсегда. Они продолжают жить там – среди крыс, коршунов и мышей. По городу передвигаются лишь до рассвета, сканируя урны, шахты мусоропроводов, помойки. В руках – видавшие виды пакеты. Что в них, в этих драных пакетах и сумках? Там – их сервелат и шоколад. Конечно, открытие не бог весть какое, да и вы, друзья мои, знаете это сами. Но привыкнуть к таким открытиям не так-то просто. Да и возможно ли? Глава 20. Всё ещё будет – Как быстро летит время! – подумала Алиса, глядя в окно. Сегодня день холодный и осенний. Осенний – по ощущениям и по календарю. Белые облака висят в синем просторе. Ветра нет. На полянке среди подстриженной травы – деревянная лавочка. На ней сидит бабушка, маленькая – в 96

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза чём душа держится. Она приходит сюда каждое утро – одинокая и задумчивая. Желтый платок, бесформенный зипун. Обопрётся о трость и смотрит, смотрит из глубин своего мозга в этот мир. Смотрит, и не может насмотреться, потому что мир – это жизнь. Потому что мир – это то, что можно разглядывать, разгадывать хоть тысячу лет, и всё равно – не разглядишь и не разгадаешь. Придёт новый день, мир станет другим. Всё изменится – небо и земля, люди и животные, дома и дороги, и сама бабушка – тоже. Да бабушка ли это? Ну, конечно – девчонка лет десяти. Вон, вон, слева на качелях её кукла в кружевном платье. У бабушки, то есть у девочки, вся жизнь впереди. Скрипят качели, взлетают бантики – качается девочка. А вместе с ней – и солнце, и облака. Скоро потеплеет, начнётся листопад. Девочка на качелях улетит на юг. Там, говорят, есть волшебная черта – экватор. Чтобы добраться до неё, нужно всего лишь попасть за горизонт. На качелях – это пара пустяков! Всё ещё будет. Ну, как? Понравился вам монолог Алисы? Мне – да! Особенно вот это: «Всё ещё будет». Глава 21. Рождённые летать Мысли нашей героини, друг мой, не всегда были так обнадёживающи. Уже семь часов прессует город толстый тяжёлый гул – Змей Горыныч по имени ТЭЦ снова спускает пар. Зачем это делается, не знает никто. Нужно – есть такое слово. Между тем, в гремящих просторах продолжается жизнь. В рычащем лабиринте улиц идут, гуляют занятые чем-то или не обременённые ничем люди. Они движутся словно бы внутри этого густого гула, словно бы продираясь сквозь толщу звука. Просто иллюстрация к нашей жизни, которая похожа на продвижение в вязкой болотной жиже. Человек пытается идти вперёд, но не тут-то было. Едва-едва удаётся 97

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза передвинуть одну ногу. Потом, напрягаясь изо всех сил, он кое-как сдвинет с места другую. Но разве можно назвать это ходьбой, а тем более – движением к цели. Если повезёт, человек сможет дожить до старости даже и в болоте. Если же не повезёт, тогда уж как в пословице - не везёт мне в смерти, повезёт в любви. То есть наоборот – не везёт мне в жизни, так хотя бы в смерти… – Нет, стоп! Меняем программу, – сказала Алиса. – Человек не должен обитать в трясине. Ему нужно собраться с Духом, подняться на любой пригорок, может быть, влезть на дерево, превратиться в птичку и полететь. Видите синичку на вершине берёзы? Это я. Взлетайте за мной, я же смогла. Будем петь с восхода до заката и питаться мошками. Боже мой, а это кто? Летучая мышь – вредный и жадный конкурент. Друзья мои! Оказывается, стоит подумать – летать или ползать. Что лучше? Алиса, как всегда, в своём репертуаре! Простим ей эту въедливую склонность – вникать в жизнь? Хотя, если не делать этого, то... Глава 22. Гори, гори ясно… Сегодня Алиса наблюдала игры дворовых мальчишек и вела мысленную беседу с тем самым упорным типом из Интернета – комментатором всего и вся. Это ему предназначался монолог Алисы: «Кажется, у них задумчивые лица. Кажется, они о чем-то совещаются – такой генеральный штаб перед решающим сражением. Через десять минут уже видны результаты – дружно тащат драное сиденье от бывшего дивана, обрывок ватного матраца, куски картонных коробок. Деловито сваливают все эти «драгоценности» в кучу и старательно поджигают. Лица – не детские, жёсткие, словно у крыс или хищных упырей. В такие игры играют дети в городах и весях. Ядовитый дым разносится на весь квартал. 98

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Во дворе между девятиэтажными коробками всю ночь чадит этот «алтарь». Его вонючий дым – маскировочная завеса. Родители приказали. Родители зарабатывают на жизнь – варят «зелье» на продажу. Едкий дым костра съедает запах химикатов, который ползёт, чуть ли не из каждого окна. Кажется, мы дожили до того самого коммунизма, что обещали вожди: от каждого по способностям, каждому – по потребностям. А что – действительно, по способностям. И по потребностям – тоже. Вернее, по непотребностям – что одно и то же. Порой мечтается о том самом ГУЛАГЕ, в котором мы жили. Да-да, жили, понятия не имея о непотребностях. Можете себе представить дома без решёток на окнах, двери подъездов без домофонов и лестничные пролёты со стенами, выкрашенными свежей краской или даже разрисованные цветами. Никаких железных дверей с кодовыми замками, никакой сигнализации, видеонаблюдения, и самое главное – никаких г-листов, маньяков, педофилов и прочих «яков и филов». Да, представьте себе, и никаких наркоманов. Кто теперь поверит в это? Найдётся ли такой? Все и каждый возмутятся и скажут, что это сказки. А свидетелей- очевидцев той жизни – всё меньше. Их давно обозвали «совками», заклеймили рабами, и что бы они ни говорили, всё будет пропущено мимо ушей – типа, мели Емеля – твоя неделя. От той жизни остался только этот лозунг – каждому по потребностям. Правда, эти потребности так изменились со времён «совка», что никто теперь и не поверит в мечту тех лет, когда дети хотели учиться и быть космонавтами, а не олигархами. Тут тоже постарались некие «творцы» – по радио долгое время транслировалась ёрническая песня «Таких не берут в космонавты». И вот теперь никого не берут в космонавты, никого не берут в олигархи, и даже в рабочие не берут. Да и потребности у народа такой нет – новые потребности- непотребности в моде. Так что – гори, гори ясно, чтобы не погасло. Горите синим огнём, драный матрац, картон, работа, жизнь, смерть, города, сёла, дети, старики, суша, вода, Земля, галактика, вселенная. 99

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Кажется, у нас задумчивые лица. Кажется, мы о чём-то совещаемся. Кажется, мы похожи на людей» Так думала Алиса, обращаясь к комментатору из Интернета – упёртому виртуалу. Но никто не ответил нашей героине. Глава 23. Остров Печальный монолог Алисы не должен был закончиться безнадёжной нотой. И продолжение последовало. Алиса мысленно повернулась к друзьям. К кому же ещё?! «Пора! Пора! К обороне! А, может быть, и к отступлению. Уходим, короче. Но куда? Туда, где не достанет нас мусорный ветер смерти, железный ветер жизни, ядерный ветер предательства, металлические щупальца роботов, матрицы городов, чёрные дыры деревень, деревья- мутанты, умные дауны, тупые интеллектуалы, мобильная связь и её временная недоступность, бегущие по проводам электроны, странствующие метеориты, прецессия галактической оси, исчезающее Нечто и всеобъемлющее Ничто. Вспомнили своё настоящее имя? Ещё нет? Тогда продолжим. Уходим! Уходим туда, где на обочине дороги никогда не было кособокой избы с Бабой Ягой и держимордой Кащеем. Уходим туда, где ждёт нас песчаный берег, вечный прибой, солёные брызги и крики чаек, цветущие сады и дворцы, построенные из розового камня, летучие яхты под парусами, высокие облака в просторах неба, зов океана, океан времени, верные друзья и любимые, голубоглазые песни, морские сирены и дальние пути. Ну, как – уже вспомнили? Вспомнили, что это такое? Правильно! Только там – наше место, наше время и наша жизнь. Это наш Остров Свободы. Напрасно кто-то думает, что Острова нет и быть не может. Он есть, но открывается только тем, кто знает пароль. Незваные гости, даже если они доберутся сюда, позвонят в дверь, и им откроют, увидят, что 100

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза никого нет дома. Никого. Да и Остров давно уже улетел на юг. Или на восток». И хотя друзья были далеко, наша героиня чувствовала – её услышали! Глава 24. В пути Сегодня Алисе повезло – дали билет на второе место, значит, сидение почти рядом с водителем. Вольный обзор окрестностей через лобовое стекло, асфальтовое полотно, убегающее вдаль, встречный поток автомобилей, сосновые и берёзовые рощи, разрезанные гудящей трассой - весь мир перед глазами. Но пока … пока, друг мой, движемся в лабиринте тесных улиц – Красноармейский проспект, Комсомольский, Профинтерна, Восьмого Марта, куда-то налево, направо, вперёд и снова направо. Незаметно и плавно спускаемся к мосту через Обь. Идём в его тесных железных объятиях – с обеих сторон многотонные фермы ограждений, гул двустороннего потока машин. Слева издалека видна оранжевая форменная куртка – прижавшись к парапету, действует деревянной лопатой женщина – откидывает снег, прибитый ходом автомобилей к границе проезжей части. Железный гул моста, разнокалиберный ток машин, выхлопные газы – всё это в полуметре от рук, ног, головы. Если мысленно перенестись в тело женщины, можно почувствовать неуют металлического плена – холод громадного сооружения и рычащего, фыркающего потока металла в телах машин. Женщина работает, медленно продвигаясь вдоль парапета. Автобус проходит мимо, оставляя её позади в клубах снега и пара. Мы, друзья мои, удалились от моста – в иные картины – поля, покрытые снегом, кружевные березки на обочинах, но Алиса всё не могла стереть из памяти этого оранжевого призрака с 101

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза женским лицом и деревянной лопатой наперевес – образ войны за выживание. Образ женский. Там, на этом ледяном мосту, никак не помещались крепкие мужчины. Эти крепкие где-то в других местах – в ресторанах, где отблески огней играют в бокале вина. Там – в каменных дворцах с тёплыми светящимися паркетами и резными окнами. Кидая летучие стрелы Амура, садятся в лимузины рядом с поражёнными в самое сердце красавицами. Все крепкие мужчины живут где-то на юге, у моря, в цветах магнолий и олеандров. Автобус мчался дальше и дальше, преодолевая напор встречного ветра. Степной бродяга, ноябрьский ветер, свистел в каких-то неизвестных щелях, подвывая и что-то выговаривая – похоже на детский лепет на неведомом языке. Порою Алисе казалось, этот мифический ребёнок всё зовёт ту самую женщину, всё жалуется на одиночество и плачет о том, как не хватает её надёжных рук и горячего сердца. Образ женщины на мосту и плач ветра сливались воедино и разбивались о лобовое стекло – оно всё в слезах. Слёзы откатывались и откатывались, расплющиваясь и размазываясь по сторонам. Россия, Сибирь, ХХI век. Глава 25. Алёшенька Алиса сегодня осталась дома одна. Притихла, замерла, прислушалась к миру. На стене луч вечернего солнца нарисовал что-то, подобное эмбриону. Вернее, какого-то карлика, типа кыштымского Алёшеньки. Он трепетал, сползал по стене вслед за лучом и, наверное, боялся исчезнуть, ведь солнце скоро должно было скрыться. Постепенно кружевное тельце Алёшеньки теряло чёткость, покрывалось тусклым ореолом, становилось меньше. Вот уже размером с крылатого жука. Вот растворилось совсем, как и не бывало. Его шаткая и краткая жизнь закончилась. Завтра на его месте появится 102

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза клон, но это будет уже другой Алёшенька. Ветки тополя, через которые проходит луч, примут иное положение, ветер будет сильнее или слабее сегодняшнего, да и сам луч упадёт на стену под другим углом. –Образ исчезающего времени, – думала Алиса. – Ушёл гулять в царство Теней или соединился с Творцом? Где б ты ни был, ты – мой брат. Мы с тобой похожи. Где твой след? Где мой след? Их нет на этой Земле. Эфемерные дети солнца, цветы – однодневки. Где сейчас твоя Душа? Кажется, она поселилась в моей Душе. Так что ты всё ещё жив! Глава 26. На круги своя Вечернее мечтание Алисы закончилось тем, чем и должно было закончиться – возвратом в колючий мир, на который стремительно надвигалась ночь. Вполне обычная ночь, но и другая – по имени Тьма. Алиса умела мечтать, но не боялась реальности, потому что видеть и знать правду – значит уметь выжить. А правда, друг мой, неприглядна. Что видит человек, если не закрывает глаза розовыми очками? История новой России, в продолжение которой мы и пребываем до сего дня, весьма напоминает другую, но очень похожую на эту – историю завоевания американского континента. «Индейцев» спаивают «огненной водой», дурманят сновидными порошочками, отчего они исправно мрут. Вождей украшают «лоскутками», награждают «бусами» и прочими благами цивилизации, превращая их в ряженых марионеток. Территория, а также и недра, используются новыми хозяевами по их разумению и в соответствии с их интересами. Ожидать в этой ситуации «прозрения» от «вождей» или от рядовых «индейцев», которые при этом должны броситься спасать положение, может лишь великий 103

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза идеалист. Но…надежда умирает последней. Пожалуй, это единственное, что осталось в активе мыслящего человека. Вот за эту надежду, друг мой, и держалась Алиса в ожидании перемен. Глава 27. Зверёк счастья Когда-то Алиса написала стихотворение о весне и счастье. Заканчивалось оно так: Ну, что там ещё в домах Разгуливает без спросу Весною, вступившей в срок? – Остаточный звон мороза Да счастья ручной Зверёк. Алиса не раз представляла себе эту картину. В Лесу, где растут, старятся, разваливаются, покрываются мхом и прочими грибами бетонные соты жилищ, можно встретить дикого Зверька. Его трудно приручить. Вот минуту назад удалось дотянуться, погладить его умную головушку. Вот он прильнул солнечным взглядом к сердцу твоему. Обнять бы его, прижать к себе на всю оставшуюся жизнь. –Солнышко, будь со мной! Глядь, а Зверька-то и нет. Вот только был секунду назад. А теперь – пусто, тихо, пасмурно, и весь мир тонет в сером, вязком, безнадёжном. Но прислушайся к себе – где-то, в глубине, в опустевшем Храме Души, есть горячий след. Зверька нет, а солнце осталось! Иди по этому следу, даже если идти придётся всю жизнь! Хороший совет, друг мой – совет от Алисы. 104

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 28. Грибница Алиса часто представляла себе новый мир (пост- постреволюционный) в разных образах. Например, так. Мир пронизан насквозь грибницей коммерческой плесени. Она тянет свои щупальца ко всему живому, потому что надо опутать каждого – встроить в свою паразитическую сеть. Люди – её пища. Мелочная коммерция поедает жизнь и личное время любого из нас. Слышишь, друг мой, смачное чавканье? Это осьминожица – грибница пережёвывает твой день, твои руки и ноги, мозги. Ты пока ещё сопротивляешься, но завтра…завтра ты станешь торгашом. На этом твоя жизнь закончится. А послезавтра ты продашь тех, кого считал любимыми и близкими. Это произойдёт обязательно, ибо ты – часть грибницы, и тебе нужна пища. Слышишь салют? Это лопаются споры, которые ты производишь для размножения своей осьминожицы. Служение хищной сети – теперь единственное твоё предназначение. Поздравляю, мой юный Монстр! Ты адаптирован к обществу потребления. Можно, конечно, не соглашаться с Алисой. Можно. Но реальность не зависит от нашего согласия или не согласия. Картина же весьма близка к этой самой реальности. В умении видеть Алисе не откажешь. Глава 29. Плохой гражданин Сегодня, несмотря на вновь наступивший день, который народ именует Куриным праздником (время-то бежит!), Алиса так рассердилась, слушая картонно-оптимистические 105

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза речи радио «Ретро-FM», что села и написала им письмо о гражданине Народном. Вот полюбопытствуйте: «В телевизоре в жёлтом цыплячьем шарфе, в костюме с голубовато-розовым орнаментом, похожий на младенца с бородой, поёт новую песенку знаменитый артист. Солнце ломится в окна. А господин Народный (или Безродный, поди, их разбери!) сегодня мрачен. – Но отчего бы ему не быть мрачным? – спросите вы, дорогие друзья. – Ведь имеет право? Иметь-то он, имеет, да вот недавно закон принят, мол, каждый живой должен радоваться. Мрачность – состояние непатриотическое. Если мрачен гражданин, значит, чего-то ему не хватает. Или, наоборот, избыток к земле давит. А закон суров: оптимизм и патриотизм – близнецы- братья! Мрачен – стало быть, закон нарушает гражданин Народный (или Безродный). А я, как примерный патриот, сижу и пишу о явном нарушении. Давно пора! Оправдать мрачность нечем. Ну, не тем же, в самом деле, что господин Народный – перманентно безработный, а до пенсии ему ещё пятнадцать лет тянуть. Или, например, грабежом ЖКХ. Или тем, что сквозняк годами тащит на город тухлый аромат крематория с горящей свалки или из квартир, где кипит нанотехнология изготовления запретного зелья. Много причин найдёт гражданин Народный – дескать, жизнь – копейка! Может, оно и так, а закон – есть закон! А вам по секрету скажу – гражданин Народный не только мрачен, но и посылает всех, страшно сказать, куда. Да! Примите к сведению». Вот прямо так и написала! Сильно рассердилась наша героиня, ведь оптимизм оптимизмом, но и меру же надо знать! 106

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 30. Крещенская сказка Сегодня вечером, как и положено в Крещение, в гости к Алисе пришла сказка. Вернее, её привела девочка по имени Ира. И неважно, что девочка была взрослой, а сказка настоящей. Думаю, друг мой, тебе уже не терпится узнать, как рождаются сказки. А вот так. Ира повела Алису туда, где на январской реке открылась купель. Может быть, сама собой открылась. А, может быть, её сотворили чьи-то руки. Ни Ира, ни Алиса не видели этого. Будем считать, что купель возникла чудесным образом – спустился с небес Ангел, подышал на лёд, и вода явилась из-под зимнего гнёта. Дохнул второй раз – и возвёл над купелью перила, опустил в воду деревянные лесенки. Дохнул в третий раз – и вот на выходе уже расцвёл ледяной сияющий крест, а по правую руку – как бы издалека возник храм с серебряными куполами. Понятно, где крест и храм, там и народ. Люди шли и шли к чудесному месту – кто просто постоять у святой воды, а кто-то и принять Крещение Святым Духом в ледяной проталине. Впервые за всю свою жизнь Алиса так тесно приблизилась к таинству великого праздника. Люди, приготовившись к погружению, раздетые по-летнему, выстроились в большую очередь и медленно продвигались ко входу. Те, кто уже коснулся воды, бесстрашно, даже как- то привычно спускались на дно, погружались в купель и поднимались по ступенькам на лёд. Никаких ахов-охов, всё чинно, спокойно и торжественно. Мужчины, женщины, дети – все исполняли ритуал, словно ведомые свыше. Где-то, высоко над рекой, по железобетонному мосту неслись стальные рукотворные создания – автомобили, трамваи. Далеко на набережной горели кружевные фонари. Дальше был виден ночной город, мерцающий рекламными фасадами и окнами жилых кварталов. А на реке тем временем дышал Дух Святой. 107

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза О чём думала Алиса, глядя на нескончаемую очередь к ледяной купели? О том, что люди – слабы. Они хотят помощи Божьей в нелёгкой жизни. О том, что люди – сильны. Они пришли сюда, чтобы стать ещё сильнее, чтобы прикоснуться к Богу, почувствовать единство с ним, укрепиться в вере. И много их таких, жаждущих Духа Божьего. Алиса думала о том, что народ в России – ребёнок, верящий в чудо. О том, что народ в России – Воин Духа, и никому не победить его. Что там сейчас выстроено «хозяевами»? Капитализм, олигархизм, плутократия? Паучья система накопления денег в немногих руках? Да бес с ней, с системой! А Бог с народом! Вот эти люди, которым ледяная вода – подарок Божий, пойдут на войну, если не будет другого выхода. И воевать будут героически, не спрашивая – за что им такая судьба. Воевать будут не за систему, а за Землю Русскую. Беда в том, что Землю эту подгребли под себя Соловьи Одихмантьевичи. Посторонятся они, эти чудища, на время войны, а потом опять – за своё возьмутся! Наивен и свят своей наивностью народ. И прекрасен! Что бы там ни было! И в подтверждение тайных мыслей нашей героини явилась вторая часть ночной крещенской сказки. На обратном пути обе путешественницы услышали печальный голос скрипки. Мелодия рвалась к людям из глубин подземного перехода. Там, в еле освещённом туннеле, где стены несли на себе отпечаток «народного творчества», на свистящем сквозняке стоял скрипач. Алиса приготовилась увидеть одинокого старика, сбирающего по крохам на хлеб. Но музыкант был юн и прекрасен – мальчик лет пятнадцати. Миниатюрная скрипка казалась праздничной игрушкой в его мальчишеских руках. Инструмент пел человеческим голосом, голосом ветров и дождей, метели и снегопада. Песнь Природы – классика. Долго стояли обе путешественницы возле юного скрипача, слушая его импровизации, наблюдая, как легко 108

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза смычок подчиняется тонким детским пальцам, как рождается музыка от соприкосновения инструмента и души. Было страшно оставить мальчика одного в холодном переходе. Что значат деньги, положенные в футляр скрипки?! Да. Это поддержка. Но главное – услышать и понять человека. Юного и беззащитного. Талантливого музыканта, зарабатывающего с помощью друга-скрипки на учёбу в музыкальной школе. Напоследок мальчик сыграл несколько вещей из репертуара консерватории. Слушательницы покидали подземный переход под солнечную мелодию «Чардаша». Так в сознании Алисы древний праздник соединил волшебство январского стояния народа в очереди к святой крещенской купели и образ юного скрипача, спустившегося с небес в подземелье, чтобы петь и плакать о судьбе человека на маленькой планете. Мальчик со скрипкой в руках – Иисус двадцать первого века. Защитник души человеческой. А Земля тем временем летела в космическом братстве сквозь неизбежное Время, унося людей к новым страданиям, любви и ненависти, в круговорот войн и смертей, в Поток Вечной Жизни. Глава 31. Блинный или былинный? День Незаметно подкралась Масленичная неделя – метель, снегири, блины, предчувствие весны, хотя морозы и не собирались отступать. Так же незаметно праздничные дни подобрались к последнему – заключительному, воскресному. Проводы Зимы – вот что это было. Телефон тоже как-то незаметно и тайно записал сигнал – Ира. Это означало, что в воскресный день надо пойти на Проводы Зимы. А когда Ира приглашает куда-то, можно не сомневаться – будет интересно! Ведь Ира – музыкант, она знает, где надо быть, а куда и смотреть не стОит. Самая красивая в городе площадь названа странным именем – Площадь 9-го января. Конечно, 9-го января – день, 109

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза записанный в анналах истории. Но всё-таки... Назвать площадь поминальной датой расстрела огромного числа людей – это как-то не совсем... Тем более что народ поименовал этот день Кровавым воскресением. По логике вещей, Площадь 9-го января должна быть мемориалом. Большевики прослыли людьми решительными и долго не утруждали себя раздумьями на неудобные темы. Ну, поминальная дата! Подумаешь! А мы будем на Площади 9-го января жить и веселиться. Со временем политические повороты, катаклизмы, революции и контрреволюции обкатали печальную дату до гладкости морского камешка – все неудобства, которые подсовывала память, стёрлись. Давно выстроен на Площади 9-го января Дворец культуры. Спроси детей, да и взрослых, что такое 9-го января, скорее всего, скажут – последний день новогодних каникул (ну, или что-то подобное). Предлагаю остановиться именно на этом! Тогда для народного гуляния – Проводов Зимы – лучшего места и не найти! А праздник состоялся и оказался похожим на многоцветное Солнечное Колесо, которое, если присмотреться, можно увидеть в каждом румяном блинчике или большом русском блине. Прикатилось Солнечное Колесо вместе с весёлым народом, с кучей нарядных детишек, воздушных шаров, с ансамблем тётушек-веселушек в цветастых полушалках во главе с добрым молодцем Петрушкой. И даже смирный пёс (Алиса про себя назвала его Кузей) пришёл с кем-то, и всё жался к людям, понимая, что здесь надо вести себя прилично. И понеслась древняя народная, но всё равно новая, задиристая да плясовая песня. Энергия Солнца слилась с энергией людей и выплеснулась музыкой, голосами, низовой метелью, которая тоже плясала, разбрасывая серебряные снежные юбки по сугробам. А над миром сияло солнце, и летели быстрые белые облака. Нарядная кукла Весна, возвышаясь над праздником, танцевала вместе с метелью, поворачиваясь румяным лицом то в одну, то в другую сторону. И только бедняжка Зима, 110

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза обряженная в домотканую сермягу, стояла неподвижно и печально среди шумного веселья. Алиса прониклась неутешным одиночеством сиротки Зимы. Мысленно посочувствовала ей. И то ли ветерок дунул, то ли показалось, но Зима вроде как махнула обрывком сермяжки в ответ. –Что ж такое, – сказала Алиса, – нарядили, ни за что ни про что, в плохонькое, да ещё и сжечь собираются! –Будем считать, что сгорит не Зима, а тёмные силы, – успокоила Ира. И всё-таки, как-то так получилось само собой – когда Ира с Алисой ушли погреться в фойе Дворца, именно в это время и было сожжено чучело Зимы. Вышли на свет божий, а Зимы уже и след простыл. Весна-красна красуется среди народа – пляшет с ветром в обнимку, направо-налево поворачивается. Вот так и произошло – пожалела Алиса одинокую Зиму, и кто-то добрый отвёл глаза от огненной погибели сиротки. Да ещё был говорящий Знак. Одна из тётушек-веселушек, пробегая мимо, подарила Ире и Алисе по горсти маленьких румяных сушек – дескать, вот вам, от солнышка привет! Возвращалась Алиса домой и думала – сколько бы противоречий ни приносила жизнь, а итог её – вот эти подарки от солнца, которые один человек вложил в ладонь другого – то есть, одна душа передала привет другой: «Держись! Земля – не место для печали. Земля – место для работы!» И это правильно! Душа трудится и на празднике, тем более что славянские Проводы Зимы совпадают с православным Прощённым воскресением. Так что, простите, люди добрые! А Бог простит всех нас! 111

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 32. Фея, Надея, Соломон и Оливер Твист Друг мой, ты, конечно, спросишь, что это за граждане выстроились в ряд? Ну, ладно, Оливер Твист – имя известное, персонаж Диккенса, мальчик-сирота, который рос в приюте. Помнится, голодные сверстники заставили Оливера попросить добавки к общему обеду. За эту строптивость начальство отправило мальчика в контору гробовщика, где мытарства юного героя и продолжились. Однако после длинной череды несчастий мальчику повезло, и он стал счастливо жить-поживать в доме своего спасителя мистера Браунлоу. А вот остальные граждане – кто они? Благообразные горожане? Ты почти угадал. Фея, вот уже как десять лет тому, делает задёрганных и замученных революциями горожанок красавицами и царицами. Смотришь, вошла какая-то кошёлка, а вышла – королева. Приковыляла загнанная зайчиха, а получилась светская львица. Так что в городе, где жила наша героиня Алиса, обитала самая настоящая Фея. Рядом, по правую руку, всегда ожидала новорождённых королев и львиц гостеприимная Надея. Имя говорящее. А как же иначе! Наденет львица на свои ножки хрустальные туфельки, и пошла, пошла! Полетела! По левую руку от Феи – Соломон в белой рубашке, цветном галстуке или с бабочкой. Может, даже во фраке. Но уж стильный пиджак – обязательно! Друг мой, ты уже, конечно, догадался – «Фея» – это парикмахерская. «Надея» – магазин женской обуви. «Соломон» – мужская одежда. 112

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Но вот недавно возникший на месте прежнего производственного монстра «The–X–club» Оливер Твист» – это что? В справочниках сие заведение значится как ресторан. Но бедный, бедный мальчик Оливер! Кажется, твоё счастье обрело новые краски – все цвета радуги. Именно в таком регистре светится вывеска ночами. Проезжая мимо этой дружной компании – Феи, Надеи, Соломона и Оливера Твиста, Алиса всегда вспоминала Диккенса. Благонравный классик и помыслить не мог, где и как закончатся приключения его юного героя. Но вот пришло время, и мальчик-сирота обосновался в далёкой, некогда дикой, а теперь обласканной цивилизацией Сибири. Глава 33. Письмо Диккенсу Диккенс, мудрец Диккенс, который жил два столетия назад, написал такие слова: «С каждым часом во мне крепнет старое убеждение, что наша политическая аристократия вкупе с нашими паразитическими элементами убивают Англию. Я не вижу ни малейшего проблеска надежды. Что же касается народа, то он так резко отвернулся и от парламента, и от правительства, и проявляет по отношению и к тому, и к другому такое глубокое равнодушие, что подобный порядок вещей начинает внушать мне самые серьёзные и тревожные опасения. Дворянские предрассудки, с одной стороны, и привычка к подчинению – с другой, – совершенно парализуют волю народа. Все рухнуло после великого ХVII. Больше не на что надеяться». Друг мой, не кажется ли тебе, что речь идёт о сегодняшней России? –Похоже, время остановилось, – думала Алиса. – Или идёт вспять. И вот однажды само собой (действительно так!) на бумаге возникло письмо сэру Чарльзу Джону Хаффаму Диккенсу. Нет, друг мой, текст родился благодаря руке 113

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза нашей героини Алисы. Но как бы без её личного участия. Хочется отпустить простенькую шутку, вроде того, что сделал это Оливер Твист. Кто знает, может, мы и недалеки от истины. Письмо Диккенсу. Досточтимый сэр Чарльз! С момента Вашего появления на свет планета шестьдесят тысяч раз обернулась вокруг своей оси и двести раз – вокруг нашего светила. Огромный временной промежуток. Но вот читаю Ваши слова, и мне кажется – написано всё это вчера. Поверите ли, сэр Чарльз, ничего не изменилось в этом мире. Как будто и не было этих невероятных двухсот лет. И неважно, где происходят события – в Англии или в России. Главное, всё выглядит так, как будто мир вернулся на двести лет назад. Или никуда и не уходил. Вообще, есть ли то, что мы называем временем? Может быть, нет никакого времени, и все народы проживают один и тот же день снова и снова. Если нет времени, значит, мы имеем дело с одной и той же, раз и навсегда созданной, природной иерархией – пирамидой, где сидящие наверху паразитируют на тех, кто внизу. Верхние питаются нижним слоем, разрушая его. А народ наивно ожидает мудрого (с его точки зрения) правления. Верх же всегда знает, что нужно делать, чтобы пирамида не потеряла устойчивости. Устойчивость – это определённые пропорции между площадью основания (количеством народных масс) и высотой пирамиды (количеством паразитирующих слоёв). Разумно предположить, что пирамиды власти, существующие в каждой стране, все вместе образуют мировую пирамидальную конфигурацию. Перемещения, 114

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза видимость движения, внутри этой конструкции не связаны со временем и не являются развитием. Это всего лишь движение, обеспечивающее устойчивость незыблемой конструкции. Возможно некоторые люди, например, художники или музыканты, поняли это и создали нечто, говорящее людям истину. Например, Малевич с его «Чёрным квадратом». Сегодня, сэр Чарльз, мне довелось услышать песнь природы. Некие граждане решили воспроизвести стрекотание кузнечика, выросшего до размеров скрипки. Оригинал, то есть звук, записанный в обычном режиме, с помощью специальной программы перезаписали в пропорции – размер кузнечика : размер скрипки. Частота и тембр звука, пониженные в сотни раз, дали мелодию, похожую на жалобы ветра, гуляющего в разрушенном доме. Тосклива и безнадёжна была эта песнь и порою прерывалась скрипучими звуками бездны. Да! Мы думаем, кузнечик стрекочет от радости жизни. А, может быть, он и в самом деле плачет о том, что лето кончится, и некуда будет податься – только умереть. Природа мечтает быть живой, но всё время плачет о смерти. Но когда довелось услышать пение собрата кузнечика – сверчка, в замедленном исполнении, удивление моё ещё более возросло. В магической мелодии, казалось, звучало человеческое многоголосие – ангельское пение огромного хора. Ад и рай, смерть и жизнь – всё вечно и всё давно рождено без участия человека. Эта космическая музыка бездны снова отправила меня к загадкам человеческим, созданным давно, но так и неразгаданные никем. Например, к инсталляции Дюшана – художник выставил арт-объектом унитаз. Или вот – музыкальная пьеса 4''33 Кейджа для вольного состава инструментов. Оркестр сидит в полном молчании, пианист открывает, а потом закрывает крышку инструмента и 115

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза замирает перед ним, изобразив жест внимания. В течение четырёх минут тридцати трёх секунд зрители слушают те звуки, которые донесутся из зала. И всё тот же «Черный квадрат» Малевича. Более века человечество пытается разгадать загадки художников. Но они становятся всё более таинственными – огромное пространство мысли наматывается на эти, казалось бы, простые вещи. И вот из «вещи в себе» они становятся вещью, внедрённой в каждого из нас, и начинают жить миллионами саморазмножающихся копий. Получилось так, что три человека остановили время. Как поступили бы сейчас настоящие поэты? Скорее всего, объявили бы себя Председателями Земного Шара и «смели с корабля современности» этих любителей загадок. И время снова бы двинулось вперёд, а не назад, как сейчас. Наверное, настоящих поэтов не стало в мире, иначе бы кто-то из них толкнул маятник остановленных часов. Но, скорее всего, сэр Чарльз, эти трое не остановили время, а просто показали человеку его место. Самое большое достижение человечества – унитаз. Самая гениальная музыка – звуки природы. Самая великая картина – тьма ночи. А все усилия человека есть ничто иное, как пустота, где нет ни времени, ни развития, а только ничего не значащая суета. За сим, остаюсь, всегда Ваш Оливер Твист. Подумав, Алиса приписала в конце письма ещё две фразы: Сэр Чарльз, присоединяюсь к известному Вам Оливеру Твисту. С глубоким уважением, неизвестная Вам Алиса. *** 116

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза МГА (повседневный роман) Ломались дни, и время вспять бежало, Но всё не так, и мы уже не те! Душа Змеиным вытравлена жалом – А без неё не выжить в пустоте. Душа – цветок. И нет её красивей! Нежней и беззащитней – тоже нет! Слепая Мга гуляет по России – Детей крадёт, Любовь, Надежду, Свет! Л.Козлова. Из книги «Бегущие в будущее» ЧАСТЬ1 Иван Иванович, Ладимир Ладимирович и Тейтаро Судзуки Глава 1. Эх, хорошо! Фосфорическим размытым заревом летела в зенит луна. Слегка похудевшая с правого бока напоминала ночная скиталица гнутый пятак. Новый Год канонадой грохотал на кипящих улицах – китайские фейерверки взрывали небо над городом. Праздник, похожий на судорогу заблудшего организма, поразил планету – только что закончился очередной круг слепого бега по эклиптике. Радость распирала Ивана Ивановича от осознания глобального факта. –Как же, как же! – рассуждал примерный гражданин. – Это ведь наиважнейшее событие – Новый год. Праздновать – и никаких других вариантов! Как я рад! Подумать только – 117

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза завтра начнётся совершенно новая жизнь! Страшно даже предположить, как оно всё было бы без Нового Года. И тут по подлости собственного мыслительного аппарата Иван Иванович споткнулся, как-то замер, скукожился и заскучал. Продолжал старательно закачивать радость, заполнять ею вместительный сосуд мозга, но уже кто-то, из какого-то закорюченного закоулка, шептал: «Дурак, чему ты рад?» А тут ещё некто умный, из другого закоулка, спохватился: «И впрямь, дурак!» Да так и привязалось словечко. Иван Иванович временами как бы оправдывался перед этими двумя: «Дурак, так ведь и поделом! Допустил бесов в дом, теперь терпи!» А каких бесов, в какой дом – то ли имел в виду себя, то ли дом свой, а, может, даже и всю страну? Поди, спроси, ведь Иван Иванович давно уже скрылся за железной дверью своей «хрущёвки». Небось, сидит себе на кухне, попивает чай с сухариками – празднует Новый Год. Глава 2. Люблю! Иван Иванович любил слушать радио, особенно, «Маяк». Новости каждые полчаса – вот что интересовало больше всего. Так прямо и говорил: «Люблю!».Понимал, очень даже понимал, кулинарные шоу и программы о здоровье на ТВ-каналах – важнее. Но ничего с собой поделать не мог – новости подавай, и всё тут! Пусть даже и в ущерб здоровью! Вот, оказывается, хотя и некстати, сразу после праздника (а даже и до него – ещё более некстати!), тысячи граждан то в Туве, то в Бурятии, а то и в самом Нижнем Новгороде, переживали Новый Год на морозе. Трубы ( чтоб их!) лопнули. Ну, как тут не полюбить новости, ведь люди нуждаются в помощи! А кто им поможет, кроме Ивана Ивановича?! Он так расстроился, так проникся бедой сограждан, что тут же 118

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза побежал и перевёл в фонд катастроф свои последние сто рублей. –Два дня перебьюсь овсянкой! – рассудил Иван Иванович. – А там уже и зарплата недалеко! Но про себя, тайно, всё-таки подумал: «А ведь я герой!» Глава 3. Ванька Слушал Иван Иванович любимые передачи – попеременно «Маяк» и «Радио России». А сегодня прямо оторваться не мог – поставленный бархатный голос (чей? – это Иван Иванович, по обыкновению, пропустил мимо ушей) из эфирного космоса звучал симфонией прошлого. Сначала удивил рассказ Михаила Зощенко «В бане». –Почти сто лет прошло, а вот, поди, ж ты, портки, и прочие детали гардероба, воры опять полюбили. Сейчас не в бане, а и на улице разденут за милую душу! Зощенко, пожалуй – не прошлое, как казалось лет двадцать назад, – как-то не оптимистично и случайно подумал Иван Иванович. Но потом пришлось удивиться ещё больше. Рассказ Антона Павловича Чехова «Ванька» по актуальности прямо спорил с реальностью. Иван Иванович и сам каждый день ощущал себя вот таким Ванькой в ласковых руках хозяина фирмы, где работал последние два года. –Откуда, откуда они могли знать?! – думал Иван Иванович. И странная гордость вдруг поселилась в нём – а ведь обо мне, обо мне писали великие! Глава 4. Родные люди Уважаемый друг! Ты, наверное, успел подумать, что де Иван Иванович – вполне преклонного возраста? «Радио России», «Маяк», а не компьютер, например, в ходу у нашего героя, так и возраст уже таков! И рад бы быть постарше, да это такая вещь – никак не подгонишь. Факты – 119

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза суровая штука: до пенсии Ивану Ивановичу придётся ещё поработать на хозяев. Именно, на многих. Фирмы кругом мелкие, несущественные. Занимаются чёрт те чем – кто какие-то бумажки-книжки продаёт, типа методик оздоровления, кто ненужные услуги впаривает. Появляются заведения и исчезают, как грибы в погожий год. А работа в этих грибных местах как раз и помещается в ящике, т.е. в планшетике компьютера. Ты спросишь, чем же занимается наш герой? Профессия простая – мерчендайзер. Иначе говоря, коробейник. Сидит такой фрукт в Интернете, нахваливает товар, убеждает: без нашего продукта – жизнь замрёт! Устанет Иван Иванович от работы, натрудит пальцы на клавиатуре, и – домой, любимое радио слушать! Ну, хобби у него такое! Не самое страшное, между прочим. Так что Иван Иванович – это почти твой ровесник. Ты, конечно, можешь спросить, почему де Иван Иванович не откроет вот такую же бумажную фирму, да и не станет хозяином? Пробовал. И всё получилось. Заработала фирма, пошёл поток бумаг, деньги какие-то появились. Но недолговечным оказалось бумажное счастье. Рядом открылось заведение-конкурент. Вывеска у них ярче, дверь богаче. Клиентов приглашали настойчивее. Разорился Иван Иванович. Нет бы ему открыть новую фирму с другим названием да и продавать бумажки не жёлтого, а зелёного цвета. Все так и делали! Но так вдруг скучно стало Ивану Ивановичу начинать всё заново! Устроился офисным работником к этому конкуренту. Через некоторое время и конкурент разорился. Нет, не по вине Ивана Ивановича – упаси бог! Сам собою разорился, по природе деяния разорился – не получается долго ненужным товаром торговать. Так что, друг читатель, просьба у меня – отнесись к Ивану Ивановичу, как к родному. Несмотря на то, что живёт наш герой не в столице, а как раз далеко в провинции. Так далеко, что порой кажется, никакой столицы и нет. Но всё же, на одной земле живём, одно дело делаем. Правда, что за дело – тут уж подумать придётся! 120

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 5. Постновогодний синдром Вышел Иван Иванович из подъезда на волю. Новогодняя суета заметно пошла на убыль – как никак третий день народ празднует. Устали люди. Бросил взгляд направо – не обрадовался глаз! Огромная куча разномастных отходов выползла из мусоропровода и разбежалась по двору. Замёрзшие голуби радостно суетились среди нечаянно доступной пищи. На Ивана Ивановича не обратили никакого внимания. Можно и расстроиться от сюрреалистической картины, но не таков Иван Иванович. Новости – его главное оружие в опасной жизни. Слышал уже – в Нью-Йорке на одной из площадей, где веселились новогодние персонажи, осталась пятидесятитонная куча мусора. Прикинул на глаз – решил: нам ещё далеко до Америки! Да и, слава богу! Прогулялся Иван Иванович по родному городу. Улицы были пусты и как-то странно тихи. Даже поток автомобилей заметно поредел – так, пробежит какая-нибудь иномарка, пыхнет вулканическим выхлопом, да и нет её. Магазины работали, а вот аптеки, киоски, муравейники офисов прикрылись белыми металлическими жалюзи, отчего улицы казались подслеповатыми. –Так вот они какие, глаза города! – некстати подумал Иван Иванович. И вспомнился ему библейский персонаж – вол, исполненный очей. –Похоже, похоже, – бормотал примерный гражданин, шагая бодро вдаль. Так и шёл, покуда не устал, и везде было одно и то же – белые прямоугольные жалюзи, молчание и благолепие отдыхающего организма. Вот вам и библия! Далеко ходить не надо! Но Иван Иванович шёл. Хотел быть здоровым и бодрым. 121

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Пригодится! – думал он, хотя семью заводить не собирался. Хлопотно да и скучно – так ему представлялась семейная жизнь. Глава 6. Овсянка, сэр Вернулся домой Иван Иванович. Дома хорошо, тепло, тихо. Достал пакет овсяных хлопьев – супер-продукт, всё в одном! Поставил кастрюльку с водой на плиту. Пошарил по сусекам, нашёл коробочку с куриным бульоном, сухой укроп, лавровый лист и перец красный молотый. «Ну, тут просто праздник чрева! Овсянка будет царская! – порадовался Иван Иванович своей запасливости. – До зарплаты дотяну!» Хороший был человек – ни разу не пожалел о ста рублях, отправленных на помощь бедствующим. А ведь на эту сотню мог бы несколько буханок хлеба купить. Пока плита разогревалась, вода закипала, Иван Иванович времени даром не терял. Решил другу позвонить, поздравить с наступающим Рождеством. Не то чтоб верующим себя считал, но от праздника кто же откажется? Кроме друга поздравлять Ивану Ивановичу некого. Близкие все один по одному, так или иначе, за короткий срок покинули этот мир. Пытался понять наш герой, как так получилось, что ему, человеку смирному и даже доброму, судьба мачехой обернулась. Искал истоки сего, но мысли шли как-то непотребно. Всё время вспоминалось чьё-то короткое стихотворение – может, и сам написал когда-то да затерял среди бумаг: Крадутся, шурша упрямо, Секунды, минуты, час. Мне так не хватает, мама, Твоих поднебесных глаз. 122

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Так что, набрал Иван Иванович нужный номер телефона да и замер у трубки в ожидании. Друг откликаться не торопился. «Ладно, поздравлю вечером», - решил наш кулинар и снова отправился на кухню. Залил кипяточком хлопья овсяные, добавил сухого бульона, бросил лавровый листик, укроп. Накрыл крышкой любимую кастрюльку, а сверху укутал полотенцем. Овсянка получилась на славу – вкусной и ароматной! Иван Иванович был доволен своей стряпнёй. И подумалось тут ему, на этот раз весьма кстати, что жизнь несмотря ни на что, всё-таки, удалась! А вечером поздравил по телефону друга с наступающим Рождеством. Положил трубку и почувствовал себя счастливым. Глава 7. Сюрпрайз Наступило утро девятого января. Вскочил Иван Иванович рано – на работу пришла пора собираться. Скушал свою полезную овсянку, запил чайком, да и выбежал на улицу. На улице темно, мороз жмёт – куда-то к большим минусам подбирается. Но Ивану Ивановичу не впервой! Пошёл себе на ощупь меж домами. Вон уже и фонари на остановке видны. Трудящиеся озабоченные граждане топтались, переминаясь с ноги на ногу от мороза, выдыхая клубы пара – ожидали автобус. Иван Иванович присоединился к собратьям. Вся его истомлённая душа рвалась поскорее попасть в тот самый офис, где сегодня... Да-да, именно сегодня... −И почему декабрьскую зарплату выдают не в декабре, а тогда, когда и ждать забудешь, – думал Иван Иванович уже в автобусе, резво бежавшем по зеркальным колеям прикатанных колёсами улиц. Снег убирать не успевали, и вот эти отполированные колеи давно стали опасным украшением проезжей части. Иной пешеход разбежится перейти улицу, да так и приложится поперёк «лыжни». 123

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Да и при выходе из автобуса нога норовила скатиться под колёса. Иван Иванович ко всем этим неудобствам давно приспособился. Со ступеньки делал большой шаг – не выходил, а выпрыгивал, отталкиваясь от опоры, как мотылёк. Вот и вылетел на своей остановке. Смирно сложил крылышки и отправился в любимый офис. Зарплату Иван Иванович получил. Но беда (типа зимних каникул) не приходит одна. Хозяин объявил о банкротстве компании. Да и то – продержаться два года на мерчендайзинге каких-то БАДов – и так уж слишком! Иван Иванович, к счастью, за время своего мерчендайзинга успел мрачно возненавидеть эти никому не нужные БАДы. Поэтому весть о потере работы принял стоически – изо всех сил пытался сохранить подобающее случаю серьёзное выражение лица. Радоваться, конечно, было нечему, но почему-то в глубине души поселилось глупое ликование. А тот самый – из закорюченного закоулка, снова ехидно и, как бы, между прочим, напомнил: «Чему ты рад, дурак?» Второй – умный, из другого закоулка, подтвердил: «Дурак и есть!» Иван Иванович согласился, но радоваться не прекратил, как учил великий Тейтаро Судзуки – дескать, не обращай внимания, радуйся и всё!Так понимал Иван Иванович любимого Учителя, чью книгу читал уже лет двадцать. Глава 8. Кошки и мышки Вернулся Иван Иванович домой счастливым человеком. Плотно и разнообразно поужинал, и в виде ленивого объевшегося кота устроился на диване – слушать вечерние новости. О потере работы вспоминать не хотелось. –Завтра. Всё завтра, – думал примерный гражданин. – Работа не волк. А если даже и волк, всё равно – завтра! 124

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Новости не обрадовали. Снова подросток выбросился из окна тринадцатого этажа. Произошло это в столице. Ребёнок приехал на кремлёвскую ёлку из провинции. После экскурсии вошёл в номер, где жила его одноклассница. Последней была его фраза: «Я в игре, мне нужно выйти из окна». Так сообщили в новостях. Но фраза показалась странной. Если бы мальчик сказал: «Я выхожу из игры» – это было бы понятно. Задумался Иван Иванович о печальном факте. Что, всё- таки, произошло? Либо у мальчика снесло крышу от компьютерных игр, либо от невиданной роскоши кремлёвского праздника. И то, и другое – не вселяло надежд на будущее. Сидел на диване тихо, как мышка. От сытого кота вмиг ничего не осталось. За окном падал редкий снежок. Смеркалось. Так закончился для Ивана Ивановича первый и последний рабочий день после планетарного праздника. Глава 9. Ледниковый период Встал Иван Иванович утречком да и отправился в магазин. Решил закупить долгоиграющих продуктов – крупы, вермишели, муки, бульонных кубиков. Обстоятельства весьма к тому располагали. В расчёте на долгие поиски работы следовало поступать разумно и экономно. Уж что-что, но экономить наш герой научился! Вернее, приобщила его к этой премудрости великая революция девяносто первого года. Да ещё незабвенный Тейтаро Судзуки. Многажды благодарил Иван Иванович своего Учителя. Принёс нехитрые продукты домой, рассовал на полки. Уткнулся в купленную накануне газетку – там публиковались приглашения на работу. Мерчедайзеры, дистрибьютеры, консультанты и прочие ходовые словечки 125

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза так и мелькали перед глазами. И везде одни и те же требования – желательно высшее образование, но можно и без оного. Однако энергичность и целеустремлённость в достижении поставленных целей – это беспрекословно и не обсуждаемо! –Не люди нужны, а механизмы, типа Т-34, – думал Иван Иванович, глядя в безрадостные тексты. Встал, выпрямил спину и произнёс волшебную формулу: «Я самый сильный, умный, обаятельный, ловкий! Я могу всё! Да!» На этом последнем слове энергично выдохнул воздух, выбросил правую руку вверх, откинув прилипчивый негатив. Представил себя спокойным, мудрым. А вокруг, вокруг – тут же заструилась гармония. Иван Иванович представлял эту субстанцию в виде прозрачных упругих струй. –Что ещё надо человеку, чтобы поверить в себя! – думал счастливый дзэн-буддист. – Вот теперь ледниковый период не страшен! Глава 10. Беззарплатица Второй день исследовал Иван Иванович страницы городской газеты. Рубрика «Требуются», как и «Ищу работу», выглядела бесконечной текстовой дорожкой. Это, оптимистическое на первый взгляд, качество, при втором взгляде оборачивалось стойким однообразием. Требовались офисные «манагеры» (так Иван Иванович именовал менеджеров) и всё те же мерчендайзеры. Иван Иванович с тоской рассматривал мелкие буковки объявлений. Из каждого текста выглядывал упорный, похожий на Т-34, строитель какой-нибудь экзотической торговой сети: кастрюли и сковородки фирмы «Бауэр», матрацы и подушки из Японии, БАДы из Китая, косметика из самой Франции, бельё из Австрии, посуда из Италии... –Ну, почему, почему я должен впаривать людям кастрюли или одеяла по цене, трёхмесячной зарплаты? 126

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Почему сам должен купить ненужную мне сковородку? А потом, высунув язык, бегать в поисках клиентов в надежде вернуть выброшенные на ветер последние деньги? Казалось, изучен был уже каждый миллиметр газетных текстов. Безработица, точнее сказать, беззарплатица, представлялась Ивану Ивановичу высокой толстой тёткой. Скверный характер её прочно отражался на лице. И тётка уже перешла в наступление. А тут ещё и в новостях сообщили о нашествии волков в Якутии. Ивану Ивановичу вдруг, ни к селу ни к городу, припомнились божьи наказания в виде лягушек и прочих гадов, описанные в Ветхом Завете. –Эх, мне бы ваши заботы! – эгоистично подумал примерный гражданин, утомлённый чтением и беспросветностью бытия. Передохнул минутку, выпил чашечку чая, да и снова уткнулся в газету. Глава 11. Святочный подарок И тут вдруг заметил невзрачное, совсем худенькое, объявление, которое как-то прошло мимо его почти лазерного препарирующего взгляда. Что-то тайное, трудно разгадываемое, притягивало внимание к однострочечному тексту: «Бизнес без первоначального капитала. Доход в первый день работы». –Что это может быть? – справно потирая руки, воскликнул Иван Иванович. Перебрал несколько вариантов в тренированных маркетингом мозгах, но дело от этого не прояснилось. По всему выходило, придётся звонить по указанному телефону. Самостоятельно додуматься до сути заманчивого бизнеса не получалось. 127

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Иван Иванович дрожащей рукой набрал нужный номер – волнение нарастало. Что-то внутри организма предсказывало долгожданную удачу. –Алё! Слушаю вас, – прошептал приятный мелодичный голосок. –Я по объявлению, – заторопился Иван Иванович. –Да-да. Приглашаю вас на улицу Красных Коммунаров, тринадцать. Офис тоже – тринадцатый номер. –Мне бы хотелось узнать, что это за бизнес. В чём, так сказать, суть работы? –Приходите, на месте и узнаете. Ждём вас ежедневно с девяти до семнадцати. Спросите Сергину Сергеевну. Иван Иванович оторопело положил трубку. Тучи странных предположений роились в его возбуждённой голове. Откуда они возникли, ведь ещё минуту назад в сознании зияла совершенная пустота? Вот что значит побудительный мотив – припомнил, то ли, кстати, то ли некстати, озабоченный безработный. –Да, психология – великая вещь! – совсем уже не по теме высказался Иван Иванович. Глава 12. Бизнес на улице Красных Коммунаров Утром следующего дня входил наш герой в подъезд обычного жилого дома за номером тринадцать на улице Красных Коммунаров. Офис с той же нумерацией находился на четвёртом этаже. Не без содрогания отметил Иван Иванович и эту цифру. Знал, что в некоторых странах, например, в Японии, не существует этажей, обозначенных цифрой четыре, ибо номер этот считается символом «того света». 128

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, вот – трижды попался! Два раза в тринадцатый, и один – в четвёртый уровень, – подумал соискатель, стараясь сохранять чувство юмора. Нажал кнопку звонка. За дверью послышался мелодичный звон – такие серебряные колокольчики. На пороге стояла юная особа, одетая в деловой костюм. –Здравствуйте, – поклонился Иван Иванович. – Я по объявлению, к Сергине Сергеевне. –Входите, пожалуйста. Сергина Сергеевна – это я. В офисе, когда-то служившем жилому фонду в качестве двухкомнатной квартиры, располагались пять столов. За каждым из них сидели сотрудники в таких же тёмных деловых костюмах, как и у приветливой Сергины Сергеевны. Напротив – по три-четыре клиента. Так что в маленьком офисе в одно и то же время умещались примерно двадцать человек. Хозяйка пригласила Ивана Ивановича присесть за свой – шестой стол, который располагался в соседней маленькой, но уютной комнатке. Это был её личный кабинет. –И так, вас интересует характер работы? – улыбнулась деловая дама. –Ну, да. Хотелось бы понять, что за бизнес без первоначального капитала? –Всё просто. Даёте вот такое же объявление, как и то, что вчера заинтересовало вас. Где вы будете размещать текст – в газетах, на заборе, на столбах, не имеет значения. Главное, привлечь сотрудников. –Так, это ясно. А что же дальше? –Дальше всё так же просто. Вы назначаете час для встречи с вашими будущими сотрудниками. Приглашаете их в наш офис. Консультируете вот так же, как я это делаю сейчас. Моя консультация стоит двести рублей. Но вы пока ничего не платите. Как только появится ваш первый клиент, отдаёте долг. Затем выплачиваете мне, как директору, сначала пятьдесят процентов с каждого клиента, потом, на 129

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза сотом клиенте – сорок процентов, тридцать, двадцать, десять и всего один. Далее начинается ваш самостоятельный бизнес. Но вот этот один процент нужно будет отчислять мне до тех пор, пока идея работает. Как вам предложение? Иван Иванович несколько оторопел от простоты изложенной схемы. И никак не мог взять в толк, что же, всё- таки, является основой бизнеса. Поэтому как-то растерянно спросил: –А что же я продавать буду? –Себя, свою консультацию. Ну, и мою идею. Ведь бизнес- идея – это главное! –А как же... как же товар? –Мы обходимся без материальных ценностей. В нашем бизнесе они – лишь помеха, затрудняющая и замедляющая оборот финансов. –Но это как-то... –Непривычно? Ну да, на первый взгляд. А, по сути, идея гениальная! –Хотелось бы подумать. –Так в чём же дело? Думайте. Если мы с вами не подписываем трудовой договор сейчас, тогда вы просто отдаёте мне двести рублей, и уходите думать. Ивану Ивановичу было несказанно жаль двухсот рублей, ведь на них можно перекантоваться целую неделю. Но подписывать договор с милейшей Сергиной Сергеевной пока опасался. Из осторожности вручил в нежные ручки две сотенных бумажки, взял заготовку Договора и откланялся. –Разбой. Везде разбой! – совершенно некстати подумалось бедному соискателю. – Но ведь бизнес, да ещё и без первоначального капитала! Всё же подумать стоит! Но в утомлённых мозгах почему-то крутилось название давнего американского фильмеца «Кошмар на Улице Вязов». –Нет, нет – что это я! Бизнес на улице Красных Коммунаров, и никаких кошмаров! Вишь – стихами заговорил, стало быть, мыслю верно! 130

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 13. Бизнесмен Прибыл Иван Иванович домой без двухсот рублей в кармане, но окрылённый открывающимися возможностями. Собственный бизнес и никаких БАДов, сковородок, косметики и прочих дорогостоящих предметов роскоши! Если бы ты знал, дорогой читатель, как нашему герою надоели все эти умопомрачительные продукты якобы иностранных марок! А здесь – офис, клиент и ты. И ничего лишнего! Действительно, гениальное изобретение! Но тут, по обыкновению совершенно некстати, в новостях скользом прошла информация о том, что срок тюремной отсидки гражданина Мавроди закончился. И этот неутомимый идеалист вновь организовал финансовую пирамиду. Но дело его, кажется, опять на грани банкротства. −Нет! Ничего похожего! – отмахнулся от новости Иван Иванович. Но всё-таки какая-то премерзкая кошка заскребла когтистой лапой по нежной душе. –Ничего общего! – ещё раз убедительно и твёрдо сказал наш герой. И судьба трудового договора была решена. –Завтра же и подпишу! – решил Иван Иванович. Уже с далёким прицелом представлял себя в маленьком, но собственном офисе. Видел внутренним взором процветающий бизнес, цветы в горшочках на окнах, вместительный сейф с купюрами. Почти с любовью вспомнилась точёная фигурка Сергины Сергеевны. Но как-то так выходило, что костюмчика на бизнесвумен не наблюдалось. Только передничек, как у гражданки Геллы из «плохой квартиры», где когда-то проживал классик. 131

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 14. Черти Прослушал Иван Иванович любимые новости. И в Рождественские дни планета не отличалась спокойствием. На Камчатке землетрясение в семь баллов, локальное цунами. Казахстан тоже трясло, правда, с меньшей силой – всего четыре балла. А тут вдруг под самое окно подкатил оранжевый экскаватор и принялся грызть задубевшую землю. Так что Иван Иванович часа три сотрясался вместе со своей квартирой не хуже Камчатки. В конце концов, экскаваторщик, кажется, достиг цели – напротив, в длинноцепочечном пятиэтажном складе, похожем на железнодорожный состав, погас свет. Землеройщики перерубили кабель. Видимо, это был плановый подарок владельцам. Из-за угла резво показался близнец экскаватора – оранжевый самосвал. Высыпал в свеженькую яму кучу песка. Динозаврообразный ковш разровнял и вынутую землю, и добавочный песок, сокрыв кабель до лучших времён. Или, наоборот, вытащил его на свет божий. Иван Иванович, не питая никакой симпатии к владельцам склада, однако подумал: «Черти являются на святки». Но ошибся. Из-за угла снова вынырнул самосвал, на этот раз загруженный кирпичами. «Кажется, у меня под окном начинается стройка века, – подумал Иван Иванович. – Значит, черти прибыли надолго! Святками тут не обойтись!» –А не попроситься ли мне на эту стройку, хотя бы помощником каменщика? Всё же, настоящая работа, а не торговля воздухом, – вдруг ниоткуда прибилась тощенькая мысль. Задумался наш герой. Соскучился, давно соскучился по работе. Так надоело клавиши перебирать, мерчендайзингом проклятым заниматься. –Всё, решено! Буду работать на стройке, опыт большой имеется – в стройотрядах в студенческие времена строить приходилось и клубы, и дома культуры, и коровники- 132

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза свинарники! Правда, где они теперь все эти коровники! И дома культуры! Воодушевился Иван Иванович – приятно, что кто-то всё ещё имеет перспективы на жизнь, строит и созидает! И тут, по обыкновению, совсем некстати явилась перед внутренним взором заманчивая Сергина Сергеевна. «Бизнес открыть никогда не поздно. Успею ещё!» – отправил Иван Иванович мысленную СМС-ку как бы в её адрес. Глава 15. Стройка века На следующий день приготовился наш герой искать отдел кадров намечающейся стройки. Мрачный экскаваторщик отправил его на улицу вольнодумца Радищева – дескать, там обитает хозяин. И действительно, Иван Иванович легко обнаружил искомый офис под строгой вывеской: «Торговый Дом «Фёдор & Ко». За компьютерным столом на вращающемся стуле сидел пацан, лет двадцати. –Я это...работу ищу, – сказал Иван Иванович. – Могу каменщиком или помощником. Опыт есть. Протянул трудовую книжку, где одна запись громоздилась на другую. –Вот, пятая, шестая и седьмая строчки. Каменщик в стройотряде. Пацан внимательно посмотрел в указанное место, потом – на Ивана Ивановича. –Нам трудовая книжка не нужна, – сказал он. – Ручкой писать не умеем. Шутка! –Можно и без книжки, – с надеждой улыбнулся соискатель. –Зарплата в конверте, – сообщил пацан. –Лишь бы была, – откликнулся Иван Иванович. –Это как работать будешь! –Хорошо буду работать. 133

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, тогда приходи через три дня. Фундамент делать начнём. Одежда рабочая – твоя. Техника безопасности – тоже. Считай, что я тебя проинструктировал. –Хотелось бы знать расценки. –Ещё не работал, а уже знать хочешь? Не рано ли? Вот отработаешь две недели, там и узнаешь. Вышел Иван Иванович на улицу с двойственным чувством. С одной стороны как бы нашёл работу. С другой – как бы зарплату. А чем всё это закончится – совершенно не ясно. Да и пацан какой-то несерьёзный. Совсем не то, что Сергина Сергеевна! Глава 16. Фундамент будущего Отработал Иван Иванович на стройке века две недели. Целыми днями на морозе выравнивал траншею, которую выгрызал экскаватор, кирпичи сгружал и прочими суетными делами занимался. Полным ходом шла подготовка места под фундамент. Однако обещанного конверта с деньгами не увидел. Пацан-хозяин просил подождать ещё две недели – дескать, инвестор пока не раскошелился. Для поддержки рабсилы хозяин привёз каждому по мешку муки. На том расчёты и закончились. А через две обещанные недели хозяин известил об остановке работ до исполнения договора инвестором. Дома Ивана Ивановича ждал только початый мешок муки. Деньги и другие запасы давно закончились. Испёк Иван Иванович пресных лепёшек, заварил чайку да и поужинал. –А ведь я прав был – несерьёзный хозяин попался. Видел же, видел, что это пацан! Завтра же – к Сергине Сергеевне! – решил пострадавший. 134

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 17. Первоначальный капитал Сергина Сергеевна встретила потерявшегося сотрудника приветливо и душевно. Иван Иванович подписал Договор одним росчерком пера. И тут же приступил к работе – распечатал несколько экземпляров стандартного объявления с приглашением организовать свой бизнес без первоначального капитала. Указал адрес офиса и часы своего присутствия на рабочем месте. Откланялся и отправился развешивать объявления в людных местах. Дать бесплатное объявление в прессу пока не мог – денег на покупку газеты не было. –Ничего. Вот завтра придут первые сотрудники– желающие стать бизнесменами, деньги и появятся, – прозорливо мечтал Иван Иванович. Правда, где-то в глубине души назойливой птичкой тоненько пищало сомнение – а вдруг да никто не пожелает иметь собственный бизнес на пустом месте? Но плохо же знал Иван Иванович своих сограждан. На следующий день в назначенный час его уже ожидали три человека. Три подписанных Договора принесли шестьсот рублей. Триста Иван Иванович внёс в копилку фирмы, то есть те самые пятьдесят первоначальных процентов, что значились в Договоре. А триста рублей, заработанных за один час, положил в карман рядом с весело бьющимся сердцем. С обожанием смотрел Иван Иванович на умнейшую, гениальнейшую Сергину Сергеевну. Вот уж кто был великим психологом – она, эта слабая, но сильная женщина! По дороге домой Иван Иванович забежал в давно забытый супермаркет. Купил хлеба, пачку пельменей, молока, чаю и сахару. И тут же пополнил счёт мобильного телефона, чтобы дать платное объявление в газету. Душа его пела, тело радовалось. Царский ужин бросил нашего героя в глубокую эйфорию. 135

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Если так пойдёт дальше, я и впрямь стану капиталистом! – благодушно бормотал Иван Иванович. Впервые за много дней уснул сытым. Спал крепко, без сновидений. Глава 18. Уроки марксизма Поверишь ли, дорогой читатель, но с этого дня начались для Ивана Ивановича совершенно фантастические вещи! Желающие открыть бизнес без первоначального капитала прибывали к назначенному часу ежедневно и исправно. Два- три человека – немного, но стабильно! Иван Иванович без сожаления отдавал договорные пятьдесят процентов любимой, обожаемой начальнице. –Это прорыв! Находка! Блестящая идея! И всего-то – надо понять психологию безработного человечка. Такой ведь готов на всё! – думал молодой бизнесмен. За месяц работы без выходных (зачем выходные, если рабочий день продолжается всего час!) Иван Иванович заработал десять тысяч на руки. Столько же получал за двадцать четыре восьмичасовых рабочих дня, когда служил офисным мерчендайзером. –Боже мой! Знать бы раньше, где собака зарыта! – не раз восклицал счастливый начинающий бизнесмен. Постепенно научился привлекать дополнительных клиентов. Нехитрые приёмы, типа нескольких объявлений в одном и том же номере газеты или приписки в тексте о том, что предложение действительно до определённого срока, увеличивали число будущих бизнесменов и бизнеследи до пяти-шести в день. Доходы росли соответственно. Процент отчислений прекрасной Сергине Сергеевне постепенно уменьшался. Это тоже грело сердце и душу. За второй месяц бизнес развился до такого уровня, что прибыль Ивана 136

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ивановича выросла до двадцати тысяч. Появились лишние деньги. Временами наш герой вспоминал пройденные когда-то в школе уроки марксизма. –Вот она, прибавочная стоимость! – думал он. – Великая вещь – марксизм! При этом Иван Иванович как-то упускал из виду главную формулу Маркса «деньги-товар-деньги плюс». Современный марксизм выглядел иначе: деньги-деньги- прибыль. Именно эта гениальная формула работала безотказно. Марксизм-сергинизм – так определил наш герой великое бизнес-изобретение. 19. Пятисотый клиент Трёх месяцев хватило Ивану Ивановичу, чтобы набрать тех самых пятьсот жаждущих вступить на путь капиталистического развития. Наступил момент, когда бизнес его перешёл на самостоятельные рельсы. Так же, как Сергина Сергеевна, взял в аренду маленькое помещение – благо приличные сбережения оттягивали карман и ожидали своего применения. Бизнес пошёл проторенным путём. Один процент отчислений в адрес Сергины Сергеевны совершенно не напрягал. Всё получалось легко и просто. Иван Иванович забыл, что такое безденежье, экономия на еде, ожидание зарплаты, надежды на лучшие времена. Эти самые лучшие времена давно поселились в его жизни, освящённой идеей марксизма-сергинизма. Маленький уютный офис, не обременённый никакими лишними предметами, полюбил всем своим радующимся сердцем. На службу бежал каждое утро, как на праздник. И снова, снова вспоминал классиков: «Если хотите, чтобы работа приносила удовольствие, сделайте удовольствие своей работой!» Не ручался за точность цитаты, да и не помнил, кто именно высказал эту мудрую мысль, но примерный смысл директивы был ясен. 137

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Бизнес Ивана Ивановича процветал и приносил не только удовольствие, но и ощутимую прибыль. Деловые связи с родоначальницей новой формы капитализма только украшали жизнь. Сергина Сергеевна всякий раз при встречах подбадривала своего ученика, подавая на прощанье нежную ручку для поцелуя. Как-то незаметно ушли в туман и скрылись невозвратно прежние мысли о бесах, которых впустил де в дом – так теперь терпи. Иногда, правда, подумывалось непотребно, что, дескать, вот я и сам уже не лучше беса – делаю деньги из воздуха, и рад! Но отгонял Иван Иванович пустые сомнения, и продолжал заниматься нахлынувшими, по обыкновению, клиентами. Некогда ему сомневаться – дело не терпит! А тут ещё и мудрец Тейтаро помогал: «Радуйся, несмотря ни на что! На том и стой!» Глава 20. Радуйся, брат! Несколько портили жизнь любимые новости. Вот опять сплошные огорчения принесла на хвосте «сорока» - эфирное, разумеется, создание из недр радиосети. Дескать, всё хорошо, но вот в Забайкалье некий мужчина сжёг свою полуторагодовалую племянницу в печи. Чем не угодила малышка этому «фредди крюгеру», понять нормальному человеку не возможно. Сунул в печь вместо полена дров, да и забыл тут же напрочь! Мрачновато и неказисто текла жизнь и в Мурманске, где женщина сдала комнату в наём, а в придачу – холодильник с младенцем в морозилке. И как-то так Иван Иванович постепенно разлюбил любимые новости. Но всё же хотелось быть в курсе и в русле произвольно текущей жизни. По привычке-таки слушал голоса из эфира. Внимал, так сказать, гулу многослойной реки жизни. А по правде сказать, так и не стоило этого делать – только радость от прибыли и процветания бизнеса и мудрости Тейтаро Судзуки портить! 138

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Живи, брат Иван Иванович, радуйся! – не раз говорил себе наш герой. – Радость особа ненадёжная – сегодня есть, а завтра... Вот и погладь себя по умной головушке, пока радостно тебе! А уж когда радость-то скроется, тогда и горюй! Общение с милой сердцу Сергиной Сергеевной настраивало именно на такой лад. Но всё же как-то совестно было радоваться, когда невинные создания, цветы жизни – детки, неосторожно уходили из мира живых – и совсем не по своему желанию или трагической случайности. Взрослые, имевшие вид людей, недрогнувшей рукой отнимали жизнь у беззащитных крошек. –Нет, нельзя думать о печалях земных. Нет им числа, ни конца, ни края. Так и бизнес можно разлюбить! – убеждал себя Иван Иванович. –И правильно, правильно! – шептал Тейтаро Судзуки устами нашего бизнемена. – Где бог, а где человек! Не видят они друг друга, не чувствуют! Радуйся, брат! Что тебе ещё?! Не тебе, слабому, изменить этот мир! Стал Иван Иванович не слушать плохие новости. Решил к хорошим прислониться. –Вот цена на нефть продолжает расти. Значит, казна богаче будет, – начал углубляться наш герой в положительное поле. – Так, глядишь, и миллионером стану! Правда, помнится, миллионером уже был – где-то в середине девяностых. Нищета страшная нагрянула с миллионами-то! Так что, чур, меня, чур! Лучше уж марксизм-сергинизм! 139

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 21. Колобок, колобок, я тебя съем! Проснулся Иван Иванович, вскочил резво – бежать на работу направился. Да вспомнил, что решил себе в кои-то веки выходной устроить. Уж и забыл, что это такое! Не спеша, заварил кофейку. Уселся в любимое кресло – пристроился книгу почитать. Давно мечтал погрузиться в дивную прозу Льва Николаевича. Прочёл страничку, нахлынули лёгкие да цветастые грёзы. Захотелось куда- нибудь на Гавайи или в Коста-Рику. Спохватился Иван Иванович только под вечер. Уснул, оказывается, в кресле и не заметил когда. –Да, брат, устал ты, кажется, как загнанная лошадь. А ведь, казалось бы, не вагоны разгружал! Вот тебе и марксизм-сергинизм! Взошла луна в лохматом размытом ореоле янтарного света. Воздух, заполненный морозным туманом, искажал её мутное око. Луна долго сидела на коньке черепичной крыши. Казалось, этот жёлтый колобок задумался – то ли устремиться вверх, а то ли спрыгнуть наземь. А ещё лучше – угнездиться на заборе: теплее будет. Но всё же нехотя оторвался от покатой опоры и поплыл, поплыл сам собой, одинокий, печальный, бесприютный. И глаза у Ивана Ивановича снова закрылись незаметно. Сон такой навалился, что куда там – читать Льва Николаевича! Уж с кресла бы не упасть! И увидел Иван Иванович себя в виде вот этого бесприютного колобка. Катился по небу, сам не зная, куда. Однако же всё время помнил – съест кто-нибудь! Хоть волк, хоть лиса! А даже и кролик – если бодрый да молодой попадётся на пути! И так неуютно во сне существовалось – как в пору безработицы. –Нет, брат, – сказал себе Иван Иванович. – Брось ты эту гнилую историю про колобка! Ты не колобок! Ты человек, а это звучит гордо! 140

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Так во сне перепутались все писатели – и Лев Николаевич, и Алексей Максимович! Глава 22. Мысли одолели! Утро после выходного хмурилось, наплывало какой-то серятиной в окна. Иван Иванович больше не чувствовал себя колобком. Утром после отдыха хотелось быть кем-то осмысленным и даже хищным. –То, что мы не волки и не киски – это ещё вопрос. – Бодро думал наш герой. – Древние славяне отождествляли себя с Духом Волка и других животных. Сейчас это широко пропагандируется, и люди, особенно молодые, охотно приобщаются... А это говорит о многом. Христианский Бог для них в лучшем случае – чужой, а в худшем – вообще не Бог. Он мешает БРАТЬ столько, сколько хочется. Так что... волки, киски или росомахи? Тут Иван Иванович опять поймал себя на том, что мысли, как эти волки и киски, бегут совсем не туда, куда хотелось бы. –Эй, вы, росомахи! К ноге! – скомандовал бизнесмен. – Сейчас побежим на работу! Там нас ждут! И это главное! Однако в его маленьком офисе сидели трое скучающих последователей марксизма-сергинизма. Посетителей не было. И пустота как-то нагло обволакивала помещеньице. Казалось, даже лезла на стены, как бы желая свалить бетонную твердь. Мог ли предположить отдохнувший и бодрый Иван Иванович, что синекура марксизма-сергинизма когда-то подойдёт к неизбежному завершению? Ничего подобного не впускал в умную головушку! Но одно дело – ты не впускаешь, а другое – оно само прёт! День просвистел коварной пулей – быстро и мимо! Ни один клиент не открыл заветной двери, не потревожил 141

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза китайские колокольчики на входе. Никто не щёлкнул застёжкой кошелька. Из воздуха же деньги не желали появляться. Но Иван Иванович пока ещё не остыл от прежних удач – казалось, завтра всё вернётся на свои места: и клиенты прибегут, и купюры зашелестят привычным тихим своим бумажным порядком. Глава 23. Молчат китайские колокольчики Без аппетита, без энтузиазма поужинал дома Иван Иванович. Пища как-то неловко упала внутрь и сидела там, молча, не желая радовать поглощенца. –Эх, Иван Иванович! – сказал себе наш герой. – Хороша была пирамида марксизма-сергинизма. Жаль, город маловат, ресурсов не хватило! А то бы и миллионером стать пришлось. Что же теперь делать-то? Как жить? И знаешь ли, друг мой, вовремя задал неудобные вопросы Иван Иванович! Хотя ответов не ожидал, однако отклик не замедлил быть. Откуда-то, из дальних переделов мозгового компьютера, вдруг Синей Птицей Счастья прилетела и моментально прижилась хрустальной чистоты мысль: «Новая, новая пирамида нужна!» –Да, – спохватился Иван Иванович. – Кто помешает вывесить объявление с новым, ярким, честным текстом?! Иван Иванович вскочил, подпрыгнул в радостном толчке, рассмеялся и чётко произнёс: «Дело за малым – всего лишь придумать текст! Такой текст, мимо которого не пройдёт ни один безработный! Текст – вот где спасение!» И весь день думал – усиленно, напряжённо. Временами удивление нисходило на Ивана Ивановича: «И как же это я раньше не понял?! Это Клондайк!» 142

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Текст необходимого накала возник сам собой: «Требуются финагенты с выходом на собственный бизнес». Любимая газета бесплатных объявлений приняла горяченький текст легко и просто. Время пошло! Новый виток марксизма-сергинизма был запущен, пришла пора вернуться в уютный офис. Хотя китайские колокольчики на входе всё ещё молчали, Иван Иванович уже был уверен – завтра всё изменится! Глава 24. Новый Клондайк Будущие финагенты пошли непрерывным потоком. Каждый хотел иметь, открыть, выйти на прибыль, стать уважаемым членом общества, примерным отцом или мамочкой – детишки требовали вложений! –Много же безработных в нашем городишке! – удивлялся каждое утро Иван Иванович. Удивлялся, но тайно радовался. Прилюдно радоваться тому, что у людей нет источника дохода, было неприлично. Так гениальный метод Сергины Сергеевны получил новое воплощение – совсем как некоторые просветлённые в теории Тейтаро Судзуки. Вообще, вот это смыкание противоположных идей, как-то всё время преследовало Ивана Ивановича. Однако он не возражал против этого. Напротив, соглашался: «Помощь приходит оттуда, где её, казалось бы, не должно быть. И это мудро!» Каждый раз, когда звенели хрустальные колокольчики на входе, Иван Иванович мысленно вторил им: «Клон-дайк! Клон-дайк! Клон-дайк!» Музыка божьих сфер очень украшала его гениальный, но немудрёный бизнес. Объяснять каждому перспективному финагенту его задачи, как-то: развесить как можно больше объявлений, привлечь как можно больше вожделеющих, правильно обыграть ситуацию, взять первый взнос и т.д. – всё это уже отдавало зелёной скукой. Даже, несмотря на исправно рождающуюся из воздуха прибыль. 143

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Странное создание, человек! – думал Иван Иванович! – Вот даже удачная идея уже не радует. Организм, – чтоб его! – требует некоего созидания. Не хочет, скотина неблагодарная, просто брать. Действия хочется ему, осязаемого результата. Как будто осязание купюр – это и не результат! И, действительно, замечать стал наш герой постоянно одолевающую его скуку. Как-то так – не мог уже и смотреть на счастливых будущих финагентов. Даже и колокольчики не утешали. Нежная песнь Клондайка говорила об однообразии жизни, навевала ненужную печаль и подтачивала коммерческий дух Ивана Ивановича. –Жениться тебе надо, братец! – говорил наш герой сам себе. –Ни за что! – отвечал навсегда поселившийся внутри Тейтаро Судзуки. – Только не это! –А что же? – восклицал Иван Иванович. – Вот так вся жизнь пройдёт под звон колокольчиков. Получил деньги, проел. И снова – в офис? –Что ж тебе надо, неблагодарное ты, создание?! – якобы возмущался Тейтаро, сидящий в глубине души. – Ещё вчера паниковал, не на что было хлеба с маслом купить. А сегодня сыт, и уже тебе созидание подавай! –Кыш! – бормотал Иван Иванович. Однако где-то глубоко, внутри страдающего сознания, соглашался с другом Тейтаро: «И то – хлеб с маслом есть! Что тебе ещё, чадо ненасытное?!» 25. Госпожа Зелёная Скука Поверишь ли, друг мой, вот таких новых витков марксизма-сергинизма случилось в жизни Ивана Ивановича ещё несколько штук. Закончились финагенты, придуманы были бизнес-маркетологи. Потом – политологи бизнеса, психологи бизнеса, бизнес-директора, и прочие, и прочие... Особенно удался проект бизнес-директоров. Каждый безработный мечтал стать директором! 144

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза По мере реализации новых проектов марксизма- сергинизма всё более вещественной становилась Госпожа Зелёная Скука. Сия настырная дама постоянно снилась Ивану Ивановичу – то в виде шипящей змеи, то в образе скучающей кошки, которая непрерывно следила за каждым движением нашего бизнесмена. С той поры, когда Иван Иванович, голодный и несчастный, переступил порог офиса прекрасной Сергины Сергеевны, пролетело ни много, ни мало – шесть лет. И вот однажды, проснувшись утром, Иван Иванович решил более никогда не ходить в свой офис с китайскими колокольчиками. Не мог даже и шага сделать в том направлении! Натура требовала созидания! И это, казалось бы, шуточное желание заполонило каждую клетку уставшего от безделья и мелкого мошенничества Ивана Ивановича. Организм протестовал. Забастовка обещала быть длительной. Иван Иванович понял – преграда непреодолима! И даже название придумал этой невидимой, но вполне железной и неприступной стене: психологический тупик! Воздвижение призрачной баррикады означало и тупик материальный. Да что там, материальный! Преграда оттеснила Ивана Ивановича на край пропасти, которая называлась «Бессмыслие бытия и безмыслие сознания». Ивану Ивановичу снова пришлось оправдываться перед собой, а не то и перед Тейтаро Судзуки: «Дурак, так ведь и поделом! Допустил бесов в дом, теперь терпи!» А каких бесов, в какой дом – то ли имел в виду себя, то ли дом свой, а, может, страшно сказать, даже и всю страну? Поди, спроси... Что же произошло дальше? Сие осталось тайной, разгадать которую может попробовать каждый из нас. История человечества даёт множество подсказок – выбирай, друг мой, любую! Возможно, и мы с тобой как-нибудь решимся взглянуть на следующий, богатый приключениями, период жизни Ивана Ивановича. 145

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза ЭПИЛОГ -1 Уважаемый друг, читатель! Вот и закончилась первая часть повседневного романа нашего героя. А где же Ладимир Ладимирович, заявленный в самом начале? И кто он, этот Ладимир Ладимирович? – спросишь ты. И будешь прав. Так вот – нет в этом романе Ладимира Ладимировича. Есть только Иван Иванович. Один одинёшенек, рыбка моя! Вся надежда только на Тейтаро Судзуки! ЧАСТЬ 2 Иван Иванович – друг всех живущих Глава 1. День Добра Позднее утро сменил хмурый, серый уютный весенний денёк. Под окном возле канализационного люка стояли трое задумчивых сотрудников ЖКХ и фургончик бордового цвета. Что-то совали в люк, что-то говорили. Один куда-то упорно звонил по мобильному телефону. Что стряслось, непонятно. То ли кошка упала в люк, то ли там, в глубинах канализации, зародился динозаврик. Может быть, клад нашли?! По «Радио России» шла передача то ли «Персона грата», а то ли «Гвоздь программы». Умная ведущая изо всех сил старалась направить разговор в нужное (оптимистическое) русло. Она всегда так делала. Поэтому всё, что говорилось и комментировалось этой дамой не вызывало доверия. На вершине тополя, пока ещё голого, но по виду готового приодеться, невидимая синица выводила свою немудрёную песнь. Где-то в доме работала дрель. Сопротивление бетонных стен заставляло механизм издавать звуки, подобные рыку льва. Взревёт и замолчит – сил набирается. 146

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –А не пойти ли мне прогуляться? – подумал Иван Иванович. – Лес недалеко. Там на оттаявших пригорках, небось, подснежников тьма тьмущая. Мечтает Иван Иванович, потому что не знает – в лесу земля перерыта, кучами вздыблена, кругом пни торчат, кучи сухих веток навалены. Говорят, санитарное прореживание провели. А санитары уже уехали. Ещё в прошлом году. Вот и мечтает наш герой, пока ничего этого не знает. Придёт на место прежних прогулок, а места-то уже и нет. Вот как-то так и вся жизнь катится – там всё спилили, вырубили, изрыли. А здесь – ещё и не начинали, но скоро уже придут. Что же нам с тобой, дорогой друг, остаётся? Пожелаем Ивану Ивановичу удачной прогулки. Тем более, сегодня объявили всемирный День добра – день уборки мусора. Очень умиляет вот это Добро, которому неизменно предшествует зло. Дружно бросаем мусор, чтобы увеличить поле будущего добра. Благородный праздник! Глава 2. Ничего себе, сходил за подснежниками! Сидел дома Иван Иванович – не мог забыть страшную картину корчёвки леса. И это в городской-то черте! Вот это называется, удачно сходил за подснежниками! Лес был – красавец! Сосна к сосне, сухие пригорки, жёлтые и лиловые подснежники. Теперь всё в прошлом. Кругом развороченная земля, рыжие кучи прошлогодних веток, гниющие пни, и никаких подснежников. На всклоченной земле к лету поселится бурьян – лебеда какая-нибудь, вех или чертополох. Только сорняки могут занимать израненную землю – это давно известно. –Что же делать, – пытался увещевать себя Иван Иванович. – Се ля ви! Бог дал, бог взял. Авось земля постепенно и взрастит новые сосенки. Вот только кучи рогатых веток... почему их-то не вывезли? Ведь сквозь эти 147

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза баррикады и прорваться невозможно. Хотя, кто тебе велит прорываться?! Сиди дома, пей чай. Ешь коврижки. Лес ему подавай! И то – истина, друг мой! Сейчас жизнь такая пошла – сиди дома! Куда бежать-то?! В лесу корчёвка идёт. На улицах – тоже: в любой момент тебя выкорчуют в какое- нибудь отделение. Спросят: ты русский? И не дай бог тебе сознаться. Так что, прав Иван Иванович – со всех сторон прав! Глава 3. Холодный фронт Знойный ветер гудел с утра – это уходил тёплый воздух, вытеснялся грядущим холодным фронтом. На улице весело – раскачивались деревья, летел откуда-то взявшийся (после Дня добра) мусор. Вороны планировали против ветра, еле справляясь с лохматым напором атмосферы. Облака неслись в ярко-синем просторе, опережая друг друга. Яростная, упорная суета – видимый результат преобразования энергии в материальное движение. А где же наш герой? Иван Иванович с восторгом наблюдал эту бесплатную демонстрацию законов Природы. Приобщался к естественно родившемуся спектаклю. Сильна Природа! Слаб человек! Так думал Иван Иванович. Но при этом ещё и много другого вклинивалось в его мыслительный процесс. Мысли государственного масштаба. –Что такое? – думал Иван Иванович. – Огромные поля бурьяном заросли. Посевы скукожились. Тракторы- комбайны рассыпаются от старости. Промышленность рожает только пищу и лекарства от этой пищи. Олигархи и прочие полезные люди сидят на трубе. Всё остальное у нас – китайское. Жизнь молодая как бы постоянно уползает от помойки – там злачные места плодятся, дурман в каждую щель лезет. Не успел отползти – значит, сам виноват. Значит, родители плохо воспитали. Нет, чтобы китайским товаром 148

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза приторговывать на полезном рынке! Там вся жизнь! Там – наше будущее! Да, вот такой холодный фронт в голове Ивана Ивановича гудел. И ведь знал, знал наш герой, что фронт намертво держат славные воины-полицаи. Граница, то есть, на замке! А вот, поди ж ты, организм всё равно как-то беспокоился. Поможем, друг мой, нашему герою! Скажем дружно: «Иван Иванович! Родной ты наш! Беспокоиться уже давно не о чем! Всё давно в порядке!» Сказать-то сказали, да и застряли на последней фразе. В каком таком порядке? Глава 4.Причина мышления Незатухающий мыслительный процесс в голове Ивана Ивановича, друг мой, имел серьёзнейшую причину. Вот уже год, как наш герой не мог найти хоть какой-нибудь работы. Времена, когда на заборах висели плакаты с надписью «Требуются инженеры, механики, токари ... на завод.....», времена эти давно ушли в небытие. Заводы не только закрыты, но и в буквальном смысле развалились – здания рассыпаются, лесом зарастают. Мерчендайзером, дистрибьютером или рекламным агентом Иван Иванович уже быть не в силах. Исходил обширные поля мерчендайзинга вдоль и поперёк. Город, в котором жил наш герой, к несчастью, невелик. Мал городок! Заработок же для всех названных крутых профессий и вовсе неприличен. Нет, поначалу, когда народ не в курсе был, многие попадались в невод мерчендайзинга или дистрибьютерства. Но теперь люди всё и давно поняли. Как живёт Иван Иванович без работы, спросишь ты? Ну, да – не живёт, а выживает. Пособия с последнего места работы, то есть частной газеты объявлений, для которой Иван Иванович должен был денно и нощно искать богатых 149

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза подателей рекламы, ему не полагалось. Принят был на испытательный срок, который быстро закончился. А поскольку богатеев, желающих разместить рекламу своих товаров в нераскрученной газетёнке, не нашлось, то и заработок Ивана Ивановича оказался равным нулю. Как же, спросишь ты, Иван Иванович до сих пор жив? Чем питается? Никак святым духом научился обходиться? Ну, конечно, не без этого, но и без материальной пищи не протянешь долго. Продавал Иван Иванович домашнюю библиотеку, собранную во дни социализма его родителями. Плохо шли книги классиков, но всё же на хлеб хватало. Классики кормили Ивана Ивановича. Вот как тут не включиться мыслительному процессу?! Ведь одно утешение осталось у нашего героя – мыслю, значит, существую. Так что придётся, дорогой друг, смириться с этим недостатком Ивана Ивановича. Ещё любил он мечтать о пенсии. Но до пенсии, говоря народным языком, как до луны пешком. Глава 5. «Бодрость духа, грация и пластика» Регулярно читал Иван Иванович газету «Работа». Пестрели странички приглашениями – одно экзотичней другого. Косметика из Франции, Италии, Китая и прочих культурных стран. Российскую никто не рекламировал. Ну, Ивану Ивановичу, что из Франции, что из Урюпинска – всё одно! Кто же купит женскую косметику из рук непрезентабельного интеллигента! Однако сегодня нашлось странное объявление: «Приглашаем худого интеллигентного мужчину для рекламы эффективного метода похудения». «А что?! – подумал Иван Иванович. – Все параметры подходят. Не обратиться ли мне к подателю сего текста? Вдруг здесь-то и зарыта собака!» Набрал номерок да и позвонил. –Я по объявлению, – сообщил наш герой. 150

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Очень-очень рады! – отозвался нежный голосок. – Для начала хотелось бы знать ваши параметры – рост, вес. –Рост у меня средний – 178 сантиметров. А вот вес скоро приблизится к 50 килограммам. –А что ваш вес, он увеличивается или наоборот? –Он хотел бы увеличиваться, да ничего не получается. –Ну, что ж! Приходите в офис, будем рады вам! Подробности при личной беседе. –А когда, когда можно подойти? –Да хоть сейчас. Улица Декабристов, 03, офис 911. –Уже бегу, – радостно пообещал Иван Иванович. А про себя подумал: «Цифры опять какие-то странные. Но это пустяки! Главное – работа! Давненько не работал – с благословенных времён «бизнеса без первоначального капитала». Торговать воздухом не так-то просто оказалось!». Офис 911 находился на первом этаже жилого дома. Над красивой дубовой дверью светилась вывеска: «ООО «Бодрость духа, грация и пластика». От вывески веяло надёжностью, здоровьем и процветанием. –Здравствуйте, это я звонил вам недавно. –Так вот вы какой! – полыхнул удивлённый и восхищённый взгляд из-под дымчатых очков. – Слава богу! Теперь наше ООО спасено! –Ну, прямо вот так?! А вдруг я не оправдаю ваших надежд? –Вы уже их оправдали! Сейчас мы сделаем два фото в полный рост – на первом вы будете таким, как есть, а на втором – с помощью компьютера добавим вам килограммов тридцать. – И что я буду делать дальше? –Вы будете живым свидетельством эффективности нашего метода. 151

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Хотелось бы узнать, в чём всё-таки, заключается чудодейственный метод? –Он, действительно, такой. Вот обратите внимание на этот удивительный массажёр тела, – дама в очках указала на изогнутый лежак, напоминающий зубоврачебное кресло. –Неужели это сидение способно помочь сбросить вес? –Это не просто сидение. Вы можете в этом убедиться. Располагайтесь. Иван Иванович взобрался на высокий лежак, растянулся в его лоне и оказался почти в горизонтальном положении. Фигуристая поверхность пришлась точно под изгибы его спины. –Так,– довольно изрекла дама в очках. – Фиксирую вас. И она защёлкнула крепления, подобные автомобильному ремню. –Готовы? Включаю массажёр. И тут Иван Иванович, действительно, ощутил на себе всю чудодейственность метода. Упругие валики забегали по его телу туда-сюда, а снизу пошёл подогрев. –Ух, ты! Как в парилке с хорошим веничком! –Ну, как? Нравится? –Да просто кайф! – возрадовался наш герой. – Это я удачно попал! Скажите, а сколько стоит эта процедура? А то у меня крупных нет, а мелких никогда не было. –Пустяки! Всего двенадцать тысяч в месяц. Сеансы три раза в неделю. –Значит, за один сеанс – тысяча рублей? –Ну, да! Совсем не дорого. –А сколько надо принять сеансов, чтобы сбросить, например, тридцать килограммов? –По-разному. Всё зависит от индивидуальности организма. В общем, пока вес не упадёт до желаемого. – А вот я, моя роль, в чём будет состоять? –Вы будете рассказывать клиенткам, как в течение года посещали наше ООО и добились потрясающего результата. 152

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Почему, клиенткам? Разве мужчины не хотят быть стройными? –Вот как-то так сложилось, что приходят только женщины. Мужчины, видимо, вполне довольны своим весом. –И что я должен буду говорить, чтобы от клиентов отбоя не было? –А вот это, мой дорогой, будет ваше ноу-хау. Говорите, что угодно, только каждая из них должна прибегать к нам снова и снова. Подумайте, вспомните молодость. Ну, конечно, мы покажем им ваши сравнительные фото. Это уже хороший фактор! Но живое общение ничем не заменить. Помните об этом! Задача ясна? –Нну, да. В первом приближении. –И во втором, и в третьем, и в четвёртом. Сегодня подумайте, а завтра приступайте к работе. Зарплата, как вы понимаете, будет зависеть от количества клиентов. Отглаженный тёплыми валиками, получивший непыльное место работы, домой Иван Иванович не шёл, а летел, как птица. И уже, не доходя до квартиры, принялся расставлять по полочкам роившиеся мысли – зародыши будущего ноу-хау. Вот так мыслительный процесс, столь любимый нашим героем, был легко втиснут в полезные рамки. Порадуемся, дорогой друг читатель, успеху Ивана Ивановича. В кои-то веки нужная людям работа сама в руки пришла! Глава 6. Ноу-хау Трудятся мысли, аки пчёлы, в голове Ивана Ивановича. Вспомнил наш герой о женской психологии. Что чёрту не под силу, то женщине по плечу! Может, может наша женщина и поесть хорошо – кило на пятьдесят-сорок лишнего веса, но может и сбросить всех чертей разом и похудеть до прозрачности. Вот только помочь ей надо! 153

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Своей внешней стройностью Иван Иванович, конечно, воспользуется в первую очередь. А вот во вторую – тут уже понадобится стройность мысли. На какой пьедестал водрузить её, эту стройность? Ну, конечно, основой может быть только любовь. Женщины должны влюбиться. И не в кого-либо, а именно, в Ивана Ивановича! Тогда долгие беседы в объятиях чудодейственного массажёра будут обеспечены. Иван Иванович полагал, что дальше бесед дело не пойдёт, ведь по правилам заведения сотрудник не имел права на неслужебные отношения с клиентами. Очень надеялся, ибо своё личное пространство привык оберегать как зеницу ока. Однако дон-жуаном наш герой никогда в жизни себя не проявлял. Так что теперь предстояло совершить непривычный подвиг – стать неотразимо обаятельным. Ну, чистота тела и души, конечно, не только залог здоровья, но и залог успеха у женского пола. Этот завет мамы Иван Иванович помнил всегда. Но почему-то подозревал, что одной чистоты мало. И тут, весьма кстати, взгляд упал на неприметный флакончик с зелёной этикеткой. Это были «Духи сексуального маньяка» – его собственное инженерное изобретение в НИИ стародавних времён развитого социализма. Помнится, тогда, в начале конверсии, научные отделы перешли на разработку новых парфюмерных рецептур. Надо же было как-то выживать среди неожиданно нагрянувшей демократии. «Духи сексуального маньяка» тогда резво пошли в народ. Новинка пользовалась бешеным успехом, не взирая на полное безденежье. Новые русские гонялись за изобретением космического инженера, предлагая любой бартер – мясную колбасу высшего качества, натуральное сливочное масло или никогда ранее невиданный балык. Ивана Ивановича особенно умилял вот этот балык – впервые в жизни продегустированный им в годы развала Союза. Так 154

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза что знакомый флакончик вызвал тёплые, если не сказать фантастически обнадёживающие, воспоминания. Иван Иванович как автор сей уникальной рецептуры сам лично никогда не опробовал её в действии – как-то не особенно верил в продукт, изобретённый буквально на ходу – просто с голодухи. Зарплату тогда не выдавали годами, так что надеяться можно было лишь на собственную гениальность. Вот и пришлось стать создателем. Повертел флакончик в руках, осторожно принюхался к горлышку, закрытому фигурной стеклянной пробочкой с притёртым шлифом. Знакомый аромат пробивался даже сквозь плотно сидящий затвор. «Чем чёрт не шутит!» – пробормотал наш герой. – Вот и опробую завтра». Глава 7. Изобретение в действии Утром Иван Иванович строго к назначенному часу явился на службу в ООО «Бодрость духа, грация и пластика». Его заинтересованно встретили два собственных портрета во весь рост – на стене в золотых рамах. –Ну, что? Впечатляет? – осведомилась дама в очках. –А то! Но вот с прибавочным весом я, кажется, лучше выгляжу. –Это как посмотреть! Тем, кто хочет похудеть, вы будете милы в натуральном виде. Как ваше ноу-хау? Готовность номер один? –Это будет ясно только на практике. –Что ж, прекрасно! Скоро появится первая клиентка. Она записалась на девять ноль-ноль. –Ой, что-то я волнуюсь! –Не волнуйтесь, друг мой! У вас всё получится. 155

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза *** Первая желающая похудеть оказалась солидной, если не сказать более, дамой лет пятидесяти. Иван Иванович заботливо уложил её на тренажёр, пристегнул ремни и запустил массажный процесс. –Как вы себя чувствуете? – спросил манипулятор. – Не велика ли нагрузка? Не убавить ли нагрев? –Всё отлично! – отозвалась подопытная. –Ну, тогда разрешите почитать вам стихи? Классику любите? –Кто же не любит классики! –Вот и прекрасно! Сегодня слушаем Есенина. Кстати, как ваше имя? –Наташа, – кокетливо откликнулась женщина. Иван Иванович, умышленно приблизившись к изголовью аппарата, принялся читать по памяти одно стихотворение великого классика за другим. Тёплый воздух вместе с ароматом его духов окутывал даму, мечтательно навевая образ стройной, любимой, единственной и неповторимой. «Шаганэ ты моя, Шаганэ! Там, на севере, девушка тоже, На тебя она страшно похожа, Может, думает обо мне... Шаганэ ты моя, Шаганэ». Упругие валики, мелодичные стихи и ещё что-то неуловимое оказывали такое мощное воздействие на тонкую женскую натуру, что по окончании процесса она не удержалась и, обняв Ивана Ивановича крепкой рукой, шепнула: «Я обязательно приду на следующий сеанс». Наш герой стоически выдержал натиск, но не забыл шепнуть в ответ: «Буду ждать вас, Наташа!» 156

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Лёд тронулся, господа присяжные заседатели? – одобрительно высказалась хозяйка салона. –Кажется, да! Ноу-хау работает. –В добрый путь! Скоро прибудет ещё одна клиентка. Вам надо удержать её хотя бы на месяц. –Рад стараться! – военным манером отозвался Иван Иванович. – Вот если бы здесь стояли два тренажёра, эффективность выросла бы в два раза. –Ну, об этом пока рано думать. Единственный наш аппарат иногда несколько дней простаивает вхолостую. Люди приходят и уходят. Но если вы сумеете увеличить число клиенток, можно будет вложить средства и в расширение бизнеса. Реакция второй дамы с точностью до мелочей повторила первую. Хозяйка уже с интересом поглядывала на Ивана Ивановича. –А вы оказались способным сотрудником! – отметила она. –Я и сам не ожидал такого успеха! –Ну, пока об успехе говорить рановато. Посмотрим, что будет завтра – состоятся ли обещанные вторичные сеансы. –Ой, я волнуюсь. А вдруг дамы не придут! –Не волнуйтесь! Всё будет хорошо! Главное, верить в себя! Иван Иванович же подумал мимолётом: «Главное, не забыть обиходить себя духами!» Вот так, друг мой, великим достижением перестройки для Ивана Ивановича оказались «Духи сексуального маньяка», изобретённые им когда-то по совершенно меркантильной причине – с голодухи. Кушать хотелось, вот и изобретал, что ни попадя. Спасла его эта простецкая рецептура и тогда, когда рухнула привычно огромная страна, и теперь – во времена развитого капитализма. Вот тебе и «гнилая интеллигенция»! И вовсе даже не гнилая, а благоуханно необходимая народу. Интеллект, брат ты мой, удивительная штука! Он тебе и убойные ракеты 157

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза выдаст, а если понадобится, то и нежный, виртуально атакующий продукт. Глава 8. Оглушительный успех Веришь ли, друг мой, но дела у Ивана Ивановича резко пошли в гору. От клиенток отбоя не было! Телесный поток, цунами эмоций, всеобщая любовь – волшебство, одним словом! Хозяйка решилась на расширение бизнеса. Закупила для начала пять итальянских массажёров, а потом и десять. Иван Иванович теперь читал стихи великих, переходя от одного пыхтящего устройства к другому. На каждом из них возлежали его поклонницы, воздыхательницы, преданные любительницы поэзии. В упоении оглушительного успеха незаметно пролетел год. Иван Иванович уже и забыл, что такое бульонные кубики, перловка и чёрный хлеб. Питание стало таким разнообразным и калорийным, что его мысли и настроение уже не покидали высоких сфер. Впервые за время своего никудышного существования наш герой достиг такой неизбывной, всеохватывающей полноты жизни. Даже потребление балыка в голодные годы не давало столь глубокого счастья. Хозяйка салона обожала своего сотрудника и всегда шла навстречу любым его капризам. Да-да, дорогой друг, появились и капризы! Правда, были они вполне невинны и выражались периодически всего лишь в желании отдохнуть. Хозяйка своим прагматическим умом не в силах была понять, как можно отдыхать, когда масть пошла. Но Ивану Ивановичу разрешалось всё! Во дни его отдыха в салоне воцарялась мёртвая тишина. Клиентки приходили не в ООО, а лично к Ивану Ивановичу. И уже не имело значения, похудел ли кто-то из них или поправился от удовольствия. Весть о чудодейственном методе доктора Иваныча стойко поселилась в умах женского населения города и за его пределами. Клиентки приезжали уже не только из близлежащих насёлённых пунктов, но и издалека. 158

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Волшебные качества Иваныча позволяли нести вселенскую любовь каждой из них и никому конкретно. Так что производство было вполне безопасным – никаких разбитых сердец! Напротив – собранные воедино души, высокие духовные устремления и великая цель! Со времён появления Ивана Ивановича «Бодрость духа, грация и пластика» из простого названия фирмы трансформировалось именно в высокую цель. Дух оказался как раз на первом месте. Физиология же легко следовала за духовными позывами. И тут уже трудно было разобраться даже интеллектуалу Ивану Ивановичу – бытие определяет сознание или наоборот. Да, честно признаться, и некогда. Поток женских тел заполонил салон и жизнь нашего героя. Мог ли он представить себе такую синекуру ещё год назад! Скажем честно, друг мой – нет, не мог! Но чудо произошло. И вот что следует отметить: за время плотного применения ноу-хау, Иван Иванович ни разу не вспомнил о плохих новостях. Нет, по-прежнему то тут, то там подростки добровольно покидали этот мир – страшная эпидемия никуда не исчезла. По улицам так же бродили бомжи. Продолжался естественный процесс сравнивания с землёй брошенных заводских зданий. Пустели и вымирали деревни. Разруха нагло лезла во все щели. Немногие продолжали наращивать несметные чёрные богатства. Массы нищали. Но Иван Иванович перестал как- то всё это видеть, перестал ощущать бессмысленность жизни, упорно и неотвратимо распадающейся на непригодные куски. Вот так на собственном примере ему и довелось дойти до сути пословицы «Сытое брюхо к чужой беде глухо» 159

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 9. Ноу-хау требует продолжения Так бы и жил наш герой в сытой глухоте или глухой сытости, но однажды вдруг заметил, что духов в любимом флакончике почти не осталось. Пришла пора вспомнить детали изобретения. Иван Иванович долго рылся в книжном шкафу, наглотался невесть откуда налетевшей пыли, но рецептуру духов нашёл. Нет, компоненты, образующие неповторимый аромат «сексуального маньяка», изобретатель помнил наизусть. Но не менее важны были и количества ингредиентов. Вот тут-то и пригодились его научные записи. –Вот, не знаешь, где найдёшь, где потеряешь, – бормотал Иван Иванович. – Это просто невероятная удача – моя привычка всё записывать! И то сказать, друг мой читатель, не однажды выручала нашего героя любовь к писанине. Память памятью, а мелочи иногда и не вспомнишь – тут надежда только на скрупулёзные заметки. Знал, знал Иван Иванович эту житейскую мудрость. Вот и пригодилось! –Так-так, всё верно, – думал изобретатель, вглядываясь в строки знакомой рецептуры. – Это именно тот самый последний вариант, самый эффективный. Компоненты легко приобрести в любой аптеке. Даже спирт медицинский водится у фармацевтов. Похоже, проблем не будет. Вот только китовая амбра – есть ли в продаже такой экзотический продукт? Ну, это легко проверить. Написал в столбик аккуратным почерком названия рецептурных составляющих да и отправился в ближайшую аптеку. Сотрудница сего заведения взяла листочек из рук посетителя, защёлкала клавишами компьютера, а потом ушла в лабиринты хранилищ. Минут через десять вывалила из корзинки цветные упаковки, обсчитала товар на кассовом аппарате и выдала весь ассортимент Ивану Ивановичу прямо в руки. Однако при этом с любопытством спросила: 160

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Скажите, а что вы собираетесь делать с препаратами? –Секрет, – улыбнулся наш герой. – Но вам скажу. Это будущие духи для мужчин. Вернее, для одного мужчины – для меня. –А почему бы вам не купить флакончик в парфюмерном магазине? –Что вы! Там продают духи для всех. А я – единственный и неповторимый. –Ха-ха-ха! – развеселилась сотрудница. – С юмором у вас всё в порядке! –Пока не жалуюсь,– улыбнулся дамский обольститель. –И что, все эти компоненты надо смешать, и духи готовы? –Ну, да. –Так просто? –Желательно ещё дать выдержку, чтобы рецептура отстоялась. Но, конечно же, есть и ноу-хау. –Любопытно было бы узнать. –О, это коммерческий секрет! – рассмеялся Иван Иванович. –Большой, большой секрет! – со смехом поддержала его дама. –Приятно было пообщаться! – сказал напоследок довольный изобретатель. И не забыл пригласить любопытную сотрудницу на сеанс эффективного массажа. Дама охотно приняла визитку и многообещающе помахала Ивану Ивановичу вслед соблазнительной цветной бумажкой. Домой изобретатель летел на крыльях надежды – теперь бизнес будет иметь надёжное продолжение! 161

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 10. Акула бизнеса Как ты думаешь, дорогой друг, кто на следующий день оказался очередным клиентом, вожделеющим встречи с Иваном Ивановичем? Ну, да, именно она – женщина- фармацевт, любительница халатика салатного цвета. Перешагнув порог ООО «Бодрость духа, грация и пластика», наш герой тут же услышал знакомый голос воркующего грудного тембра. –А я вас уже давно жду! – улыбаясь, сообщила фармацевтическая дива. – Давайте знакомиться. Меня зовут Дарья. –Ну, что ж, Дарья, прошу вас на тренажёр. Начнём сеанс массажа. –Сеанс одновременной игры, – засмеялась дама, указывая на уже занятые женскими телами, чудодейственные кресла. –Пусть вас это не смущает. Меня хватит на всех. –Ого! Да вы гигант! –Просто я люблю своё дело, – весело ответил Иван Иванович, не скрывая, что комплимент Дарьи ему понравился. В приподнятом состоянии духа изобретатель приступил к чтению классики. Переходя от одной любительницы литературы к другой, Иван Иванович время от времени задерживался возле Дарьи. Голос его переходил на шёпот: «Конь своенравный больнее удары удил испытает; Чувствует меньше узду, кто приспособился к ней. Мучит сильнее Амур и свирепей терзает мятежных, Нежели тех, что готов рабство свое выносить. Да, признаю, Купидон, я твоей стал новой добычей, Я побежден и себя власти твоей предаю». 162

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Новая клиентка, казалось, впала в глубочайшую нирвану. Не переставая улыбаться, и, несмотря на резво бегающие по телу и конечностям тёплые валики, она умудрялась посылать Ивану Ивановичу воздушные поцелуи. По окончании сеанса Дарья не покинула офиса. Напротив, подошла к изобретателю, подала свою визитку и шепнула на ушко: «Жду вас сегодня в кафе «Магнолия». Там состоится мой поэтический вечер». Иван Иванович слегка запнулся, памятуя о запрете личных отношений с клиентами, но всё же пообещал быть. Как никогда ранее, ждал окончания рабочего дня. Бросился домой, приоделся в любимый выходной костюмчик, и отправился на улицу Льва Толстого, где в укромном уголке городского сада сияло огнями кафе «Магнолия». Дарья уже ожидала Ивана Ивановича. Усадила дорогого гостя за уставленный яствами столик перед высокой эстрадой, а сама отправилась за кулисы. Грянула и ушла в задушевные интонации мелодия песни «Мы эхо, мы долгое эхо друг друга». Перед зрителями явился ведущий – молодой человек одухотворённого вида с горящими глазами. –Дорогие друзья! – начал он пафосно и со значением. – Мы рады приветствовать вас на нашем поэтическом вечере. Сегодня перед вами выступит известная поэтесса нашего любимого города знаменитая Дарья Селиванова. Ваши аплодисменты! Оркестр выдал туш. Из-за модернистских декораций появилась Дарья. На ней сияло бриллиантовым многоцветием воздушное сиреневое платье длиною до самого пола. Она не шла, а плыла по эстраде. Смолкла музыка, зрители затихли. Зазвучал нежный грудной голосок, выговаривающий, словно рисующий, тонкую вязь стихотворения: 163

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Мир обнимает любого живого, Мимо струится и в бездну бросает... Иван Иванович был совершенно сражён великолепием Дарьи и музыкальностью её творений. Надо ли сообщать тебе, дорогой друг, что наш изобретатель с нетерпением ждал окончания поэтической части. Просто-таки не мог удерживать спонтанно родившееся желание прикоснуться к нежной ручке поэтессы. –Как это я сумел прожить долгую жизнь в нашем городе и не знать, ни сном, ни духом не ведать, что по улицам ходит такой бриллиант! – мысленно сокрушался изобретатель. Дарья спустилась с эстрады и подсела к столику Ивана Ивановича. –Ну, как вам мои стихи? – скромно осведомилась поэтесса. –О! Выше всяких похвал! Позвольте поцеловать вашу ручку. –Ну, вы меня балуете! Что я? Простой фармацевт. Пишу стихи на любительском уровне. –Но это очень, очень высокий уровень! –Вы мне льстите. Расскажите лучше о себе. Например, как вы додумались сами себе изготавливать духи? Это ведь такая редкость! Обычно мужчины и зубную пасту купить забывают. –Не думайте, что я какой-то особенный. Просто работа обязывает. –Да, я заметила оригинальный аромат, который исходил от вас во время сеанса массажа. Это и есть ваше ноу-хау? –Ну, да, практически так. –И всё-таки, хотелось бы понять, в чём состоит замечательное ноу-хау? –О! Я уже говорил, это коммерческий секрет. –Но мне, мне-то вы можете приоткрыть хотя бы малую частичку этого ужасного секрета. –Пожалуй! Могу сообщить вам название духов. 164

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Так-так! Интересно! –Это «Духи сексуального маньяка». –Как вы сказали?! –Ну, да – «Духи сексуального маньяка». –Боже мой, это же такой убойный брэнд! –И что? – удивился Иван Иванович. –А то, что даже на одном этом названии можно сделать громадные деньги. Предлагаю вам сотрудничество. И тут, друг мой, наш герой как-то разом прозрел. Моментально вспомнились и замельтешили роем детективные рассказы о промышленном шпионаже. Изобретатель понял – его хотят купить! Глава 11. Секреты не продаются –Э-э, да вы – шалунья! – рассмеялся Иван Иванович. – Оказывается, вы, Дарья, заманили меня в свои сети ради личной выгоды? –А что тут плохого? Я же не предлагаю отдать ваш секрет. Напротив, я предлагаю сотрудничество. –И в чём же оно будет заключаться? –Ну, для начала вы должны всё-таки объяснить суть изобретения. –Ну, да. А потом – кто ты такой? Давай, до свидания! – пошутил Иван Иванович. –Зачем так плохо думать о людях, которых вы даже и не знаете? –Так расскажите о себе, Дарья. Должен же я понимать, с кем имею дело. –Хорошо. Я представитель крупной фармкомпании. Имею поручение договориться с вами о совместном производстве ваших духов для мужчин. Их действие я уже опробовала на себе. Эффективная вещь! –Не спорю! Именно на моём ноу-хау и держится успех ООО «Бодрость духа, грация и пластика». –Я предлагаю вам в десять раз больше. 165

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Но вы даже не спросили, сколько я имею. –Не важно. Сколько бы ни было, у вас будет в десять раз больше! –Ого! Я, оказывается, в цене. А ведь ещё год назад был нищим безработным. –Ну, нищим безработным стать никогда не поздно. Так как? –Я должен подумать, – замялся Иван Иванович, припомнив об условиях контракта в ООО. В случае немотивированного ухода ему пришлось бы выплатить неустойку в размере годового дохода. Подозревал Иван Иванович, что в случае финансовой мотивировки его уход обошёлся бы вообще в баснословную сумму. –Конечно, думайте. Но не очень долго. Трёх дней вам достаточно? –Ну, хорошо. Пусть будет так. А пока до свидания! Иван Иванович, с облегчением вздохнув, почти бегом ретировался из поэтического кафе. Глава 12. Промышленный шпионаж Нарезал шаги вдоль улицы наш изобретатель, словно приказ генерала о срочном отступлении выполнял. Краем глаза заметил наблюдательно – облака, которые во множестве неслись по небу встречным фронтом, напоминали близнецов многодетного семейства – все, как одно, приняли форму куриных тушек ножками вверх. Странное куриное небо ещё больше нагнетало тревогу в мятущуюся душу бедного Ивана Ивановича. Слева от остановки стоял бензовоз ярко-оранжевой окраски, издалека похожий на колорадского жука. Наверху, угнездившись возле люков, сидели два мужичка в одинаковых синих комбинезонах. 166

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Удивительным было даже не то, что пожароопасная бочка стояла возле остановки, где всегда толпились граждане ожидающие, а то, что эти комбинезоны спокойно курили, сидя на потенциальной бомбе. Но их неспешная беседа говорила о гармонии мира, ничем не омрачённом настроении и надеждах на будущее. Иван Иванович пробежал мимо идиллической картинки, стараясь не загружать себя лишними эмоциями. Остановился только на подходе к дому, под вывеской, рекламирующей соки. Отвалившиеся последние буквы сообщали рекламе вполне загадочный вид: «Я» – это сочная мяко...». Глядя на спонтанно возникшую шараду, Иван Иванович невольно продолжил логический ряд: –А также сляко и прочее бяко! Может быть, так и есть. Я ведь почти готов! Уже впадаю в панику, имея желание иметь! Иметь в десять раз больше. И всего-то надо – предать одну фирму и продаться другой. Да, действительно, сочная мяко! И тут наш герой заметил, что последнюю фразу произнёс вслух, а рядом, очень некстати, оказался какой-то серый мужичонка с внимательно оттопыренным ухом. –Откуда он вывернулся? – удивился изобретатель. – Секунду назад никого не было! Домой! Срочно домой! Кажется, я перетрудился. Немедленно нужен отдых, брат Иван Иванович! *** Дома расслабился, выпил чашечку кофе, съел бутерброд с сыром, довольно потянулся и подошёл к окну. Прямо под козырьком оконного наличника стоял некий гражданин в кепке, надвинутой на глаза. Из уха у него торчал маленький наушник телесного цвета. Иван Иванович задумчиво 167

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза смотрел сверху на чёрную кепку, мысленно раскладывая – что бы такого можно ожидать, стоя столбиком под чужим окном. Но блаженное состояние после принятых вкусностей так и шептало прилечь на диван, да и вздремнуть хотя бы минут тридцать. Иван Иванович так и поступил. Минут через пять почти уснул и даже успел увидеть отрывочный сон. В этом, на самом деле коротком, а, по ощущениям, долгом сне, увидел наш герой ярко-синего с серебряным отливом, симпатичного паучка. Милое насекомое, действуя легко и слаженно, элегантными тонкими лапками плело жемчужную паутину. И так ярко и ясно увидел Иван Иванович милейшего паучка, что, проснувшись, даже поискал его глазами. Но, естественно, ничего похожего нигде не обнаружил. Несмотря на краткость сна, почувствовал себя отдохнувшим. Встал, совершил три приседания и выглянул в окно. Гражданин в чёрной кепке так и продолжал стоять, прилипнув к стене, как приклеенный. –Странно, странно, – подумал Иван Иванович, но и только. Безмятежно отправился на кухню и снова пристроился выпить чашечку кофе. Потом засел за компьютер, почитал новости в своей тематической подписке, походил по любимым страничкам литературных сайтов. Незаметно пролетело два часа. И вот, друг мой, снова подойдя к окну, наш герой крепко задумался – гражданин в кепке, с наушником в правом ухе, стоял, как прежде, на своём посту. –Так-так, это становится интересной традицией, – пробормотал озадаченный изобретатель. – Что бы сие значило? 168

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза И вдруг откуда-то, из глубины подсознания, родилась мысль – бредовая, конечно, но отражающая видимую реальность: –А не за мной ли следит эта кепка? Очень похоже на прослушку. Иван Иванович побродил из угла в угол, но мысль не желала отступать – наоборот, настойчиво стучала в сознание, как бы просила взять её на заметку. –Хорошо, пусть так, – задумался изобретатель. – Но как проверить мою догадку? Сегодня уже ничего не удастся – время позднее. Посмотрим, что будет завтра. Как-никак, утро вечера мудреней. На том и порешил. Выглянул в окно, полюбовался кепкой ещё раз, да и отправился спать. Глава 13. Сыщики идут по следу Утром привычным образом Иван Иванович приготовился идти на любимую работу. Однако не забыл, на всякий случай, выглянуть в окно. Гражданина в кепке под окном уже не было. Изобретатель с лёгким сердцем покинул пределы квартиры. Шагая бодро и напористо к автобусной остановке, заметил медленно ползущую следом за ним чёрную иномарку. –Вот, люди едут по делам в удобном авто, а у меня машины никогда не водилось, – как-то необычно горестно отметил Иван Иванович. Бизнес в ООО процветал, но накопить денег на покупку автомобиля никак не получалось. Процветание пока не имело достаточного масштаба. Выйдя на нужной остановке, Иван Иванович вдруг заметил ту же чёрную иномарку. Она смирно стояла на обочине почти рядом с его ООО «Бодрость духа, грация и пластика». 169

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Вот это уже совсем интересно, – пробормотал наш герой. Но, пройдя мимо тонированного авто, поднялся на крыльцо и скрылся за дверью офиса. *** Рабочий день, как всегда, был замечателен бодростью духа, грацией и пластикой, в точном соответствии с вывеской ООО. А вот поэзия в артистическом исполнении Ивана Ивановича, благоухание его «Сексуального маньяка», придавали процессу неповторимое мощное ноу-хау: «Целый день хохотала сирень Фиолетово-розовым хохотом. Солнце жалило высохший день. Ты не шла (Может быть, этот вздох о том?) Ты не шла. Хохотала сирень, Удушая пылающим хохотом...» Не успевали осчастливленные и наполненные вселенской любовью клиентки освободить массажные ложа, как их тут же принимались осваивать другие мечтательные дамочки. На путь грации и пластики встало почти всё женское население города. Иван Иванович работал, расплёскивая вдохновение, и ощущал всей кожей свою исключительность и незаменимость. Шествуя от одной блаженствующей любительницы классики к другой, как бы между строк, наш герой время от времени выглядывал в окно. Бессознательно отмечая всякий раз, что тонированное авто продолжало стоять в подозрительной близости от офиса ООО, он между тем услаждал дам поэтическим монологом. Дела не позволяли изобретателю отвлекаться на досадные посторонние мелочи. Вечером, выбравшись на волю, Иван Иванович опять- таки краем глаза запечатлел сопровождавший его 170

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза таинственный автомобиль. Однако странное обстоятельство пока как бы существовало отдельно от стремительно шагавшего по улице изобретателя. Дома спокойно поужинал в уюте своей миниатюрной кухни и уже привычно выглянул в окно. Прямо под козырьком оконного проёма прогуливалась юная особа в чёрных, обтягивающих штанишках и такой же курточке. На поводке за нею следовала кудрявая рыжая болонка. В правом ухе элегантной леди торчал всё тот же наушник телесного цвета. И тут уже некуда было отступать нашему герою. Иван Иванович понял – его взяли в обработку тонкие пальчики Дарьи с железными коготками. –Интересно, что можно выведать с помощью прослушки и наблюдения? Я же не собираюсь всем и каждому рассказывать о своих секретах или гулять по улице с рекламой состава духов. Чего же они добиваются? Просто решили запугать бедного изобретателя, чтобы взрастить сговорчивость и покорность? Сообщаю, друг мой, лишь тебе, надеясь на твою лояльность – напористые фармацевты с их сыщиками совершенно не знали Ивана Ивановича! Изобретатель, будучи интеллигентным и вежливым человеком, казавшимся обладателем уступчивого и мягкого характера, на самом деле, страшно не любил даже малейшего давления со стороны. Когда кто-то пытался направить нашего героя к действиям, противоречащим его убеждениям, Иван Иванович моментально превращался в ёжика, свернувшегося клубком. Вот и сейчас он буквально ощутил всей кожей множество иголок, виртуально устремившихся вовне. –Да, – подумал изобретатель. – Недаром же приснился мне синий деловитый паучок! Похоже, вокруг меня суетятся паутинных дел мастера! Что же будет, когда истекут три отпущенных на раздумье дня? Меня бросят в камеру пыток? 171

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза И никто не узнает, где могилка моя! Вот они, эти куриные тушки в облаках! Выщиплют все перья и голову отрубят! Однако Иван Иванович понимал – юмор юмором, но в среде конкуренции и чистогана может реализоваться всё, что угодно. –Ладно, поживём – увидим! – решил наш герой. – Пока рано делать выводы. Но, всё-таки, кое-что уже стало ясно. Похоже, промышленный шпионаж – не выдумка детективщиков. Всё вполне серьёзно. Глава 14. Акула, по имени Дарья Три дня, выданных красавицей Дарьей на размышление, пролетели, аки синицы в небе. В телефонной трубке раздался знакомый лирический голосок с металлическими нотами. –Доброго дня, Иван Иванович! Как наши общие интересы? Уже можно переходить к договору, я надеюсь? –Ну, не совсем так... –А что же вас удерживает? –Понимаете, я долгое время жил без работы. Не жил, а выживал. Фирма «Бодрость духа, грация и пластика» спасла меня от голодной участи. Я считаю, что обязан моему ООО. –Это, действительно, ваша фирма? –Нет, конечно. Но я считаю её своей по факту чудесного спасения от безработицы. –Иван Иванович! Наивный вы человек! Это ещё нужно выяснить, кто кого спас: вы своим замечательным ноу-хау даёте процветать фирме, или наоборот? –Ну, процесс взаимный, конечно. –Сомневаюсь в этом. Очень сомневаюсь! Если вы сегодня покинете стены этого ООО, что произойдёт завтра? Ведь от них останутся рожки да ножки. 172

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Но они же работают не первый год. Фирма была организована задолго до моего прихода. –И что? Не буду голословной – обратимся к истории ООО. До вашего прихода их финансовый оборот был в десять раз ниже. Именно вы помогли им развернуться. –Я помог им, они помогли мне. Так что мы – одно целое. –Ну, да! Вы же высоконравственное существо! Это качество, поверьте мне, совершенно лишнее в сфере бизнеса. –Позвольте, но ведь так можно очень далеко зайти. Можно потерять себя, а это чревато! –Дорогой вы мой! Мы не предлагаем терять себя, нас интересует лишь рецептура духов и вот этот сумасшедший бренд – духи сексуального маньяка. Вы хотя бы понимаете, что это клондайк? –Но я совершенно не хочу, чтобы ООО, приютившее меня в трудную минуту, разорилось. –А кто вам сказал, что они разорятся? Продолжайте себе работать в прежнем режиме! Но параллельно станете сотрудничать с нами. Зачем упускать очевидные возможности? Хорошо! Если вы так нерешительны, подумайте ещё. Я согласна подождать. Однако не затягивайте процесс. Это не пойдёт на пользу делу. Иван Иванович сидел с телефонной трубкой в руках, слушая противный морзянский писк отключившейся линии. Наконец, отправил техническое устройство на место. Тишина навалилась на бедного изобретателя с безжалостностью и упорством медведя-шатуна. Мерзкая и колючая необходимость выбора между предательством и статусом честного человека сидела неким инородным холодным телом внутри уже несколько потрёпанной жизнью совести. –Возможно, Дарья не так уж и не права! – как-то печально думалось Ивану Ивановичу. – Ведь работал же я на незабвенную Сергину Сергеевну. И чем же занимались мы с прекраснейшей и умнейшей носительницей великой идеи марксизма-сергинизма? Точнее сказать, марксизма- сатанизма. Продавали воздух жаждущим работы гражданам. 173

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Да ещё и обучали их тому же искусству – делать деньги, пусть и небольшие, но на пустом месте. Так что совесть моя уже несколько несвежа. Это, конечно, не повод для дальнейшего падения. Но, может быть, всё сложится удачно – и фармацевты получат вожделенное ноу-хау, и ООО продолжит процветание на поэтическом поприще? Так вкрадчиво уговаривал себя Иван Иванович, понимая где-то в глубине души, что наглые фармацевты всё равно используют весь убойный арсенал шпионажа. Его могут и похитить, принудить самым неприятным способом выдать секрет. Так что ситуация в любую минуту угрожала стать неуправляемой. –Вот это называется, удачно сходил за подснежниками! – сокрушался изобретатель. – И тут клин, и там – топор! Между двух огней, как говорится. Все последующие дни и ночи превратились в сплошную фантасмагорию. По пятам за Иваном Ивановичем следовали какие-то серые личности. Тонированные автомобили сопровождали его на улицах, под окнами гуляли здоровенные дяденьки с толстыми бультеръерами на дорогих поводках, ночью топтались разнообразные кепки с микрофоном в ухе. Ощущение жизни под прозрачным колпаком не покидало изобретателя. Иван Иванович начинал уже тихо ненавидеть поэтессу Дарью с её деловыми предложениями. Но с каждым днём становилось всё яснее – нет другого выхода, кроме как сдаться на милость акул. Наш герой не питал иллюзий. Напротив, хорошо понимал, что легко может потерять и секрет своего изобретения, и стабильную работу в ООО. Но яснее ясного было и то, что теперь всё должно произойти с неизбежностью цунами. Ему остаётся только рискнуть и попытаться выйти из неудобной ситуации с наименьшими потерями, или даже с какой-то прибылью. Зная свои совершенно непригодные для бизнеса качества, Иван Иванович предполагал и самые худшие 174

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза варианты развития событий. Например, отъём ноу-хау и устранение его владельца. Не исключал и такой возможности. Чем больше размышлял изобретатель о ближайшем будущем, тем более склонялся именно к последней версии. Жадность и великое «рацио» акул бизнеса предполагают наиболее короткий и беспроблемный путь достижения цели. Подумаешь, где-то на тихом перекрёстке, неизвестный водитель сбил некоего неприметного гражданина и скрылся с места ДТП. Водителя найти не удалось. Для Ивана Ивановича всё тем и закончится, а бизнес, перешагнув через малое препятствие, продолжит своё триумфальное шествие. К исходу текущей недели носитель ноу-хау решил поделиться своими опасениями с хозяйкой ООО «Бодрость духа, грация и пластика» в надежде на её помощь и поддержку. Ничего другого не оставалось, ибо все другие варианты упирались именно вот в этот тихий и неприметный перекрёсток, напоминающий незабвенный голливудский фильм-ужастик « Кошмар на улице Вязов». Глава 15. Кошмар на улице Вязов Умнейший изобретатель Иван Иванович, талант которого мог бы составить гордость любого НИИ, был совершенно не приспособлен к хитростям конкуренции. Поэтому и решился на открытый разговор с хозяйкой ООО. Уж её-то искушённый в бизнес-подставах ум, её хватка и предприимчивость вполне могли, в скользкой ситуации, принести пользу как Ивану Ивановичу, так и ей самой. Так думал наш герой. Хозяйка внимательно выслушала своего ценного сотрудника и проявила недюжинный интерес к личности фармацевта Дарьи. –Как вы думаете, Иван Иванович, можно ли нашему ООО предложить совместный проект вот этой самой Дарье? –Что вы имеете в виду? Какой проект? 175

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Всё просто! Мы с вами оформляем соглашение на совместное использование вашего ноу-хау. А потом предстаём пред светлые очи грозной Дарьи и предлагаем ей сотрудничество фирмами. Как вам такая идея? –Пожалуй, это лучше, чем мои личные отношения с этими хищниками. Меня они съедят, и не поперхнутся. Скушать фирму значительно труднее. –А зачем нас кушать, если мы согласимся на взаимовыгодное сотрудничество. Возможно, придётся поменять профиль нашей деятельности. Но это не страшно! Поменяем. Мобильность – лучшее качество любого бизнеса. –Ну, что ж, я согласен, – сдался Иван Иванович. *** Не стану утомлять тебя, друг мой, описанием бумажных юридических формальностей, которые вдруг нарисовались на пути нашего изобретателя. Скажу только, что после долгих этапов пестования бизнес-проекта, подписания бесчисленных деловых бумаг, ноу-хау, которым владел ещё недавно только Иван Иванович, стало коммерческим секретом двух фирм – фармацевтической, во главе с красавицей Дарьей, и торговой – во главе с хозяйкой прежнего ООО «Бодрость духа, грация и пластика». Дамы на удивление быстро договорились друг с другом. Бизнес-проект обязывал фармацевтов пустить «Духи сексуального маньяка» в производство, а новую торговую фирму (прежнее ООО) – заняться торговлей сразу несколькими сериями эксклюзивного парфюмерного продукта целевого назначения. 176

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Иван Иванович, наконец-то обрёл прежнее спокойствие духа. Он в результате всех бизнес-манипуляций стал ещё более уважаемым членом общества, так как превратился в акционера совместного парфюмерного концерна. Правда, не совсем понимая задачи своей новой роли, обратился за разъяснением сей загадки к милейшей Дарье. –Простите мою дремучесть, – смущаясь, начал он. – Я не очень хорошо представляю мои обязанности. Что я должен делать в роли акционера? –Дорогой, Иван Иванович! Замечательный вы наш! Вам уже ничего не нужно делать. Теперь вы – солидный бизнесмен, акционер крупной компании. С этого момента вам остаётся только ожидать ежеквартальных выплат – процента от прибыли концерна. –Как? – удивился изобретатель. – И работать больше не нужно? –Зачем же работать, когда вы уже своим изобретением завоевали право иметь хороший результат без дальнейших усилий. –Но ведь это странно: я ничего не буду делать, а лишь приходить за получением выплат. –Ничего странного. Это цивилизованный способ зарабатывания денег. –И что? Я буду находиться дома, заниматься тем, что на ум придёт, и всё равно регулярно получать выплаты? –Ну, да, дорогой вы наш! Идите и спокойно отдыхайте! Акционер – это звучит гордо! Иван Иванович в задумчивости отбыл в родные пенаты, то есть в свою малогабаритную квартиру. Имея печальный опыт узнавания суровых реалий капитализма, как-то не особенно верил в нагрянувшую синекуру. –А правильно ли я поступил, отдав ноу-хау в руки бизнес-леди? – не раз уже с сожалением подумывал приобщившийся к новоявленному концерну изобретатель. И то, друг мой читатель, вполне могло ведь оказаться так, что Ивана Ивановича отстранили не только от какой- 177

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза либо работы, но и от информации о состоянии дел. Как может акционер узнать о величине прибыли? Ну, если только на добровольных началах какая-то из дам, то ли Дарья, то ли бывшая «Бодрость духа, грация и пластика», вдруг поделятся финансовым коммерческим секретом. Конечно, по уставу полагались ежегодные отчёты, в которых руководители концерна должны были отчитываться о величине прибыли перед акционерами. Но ведь все мы, дорогой друг, прекрасно осведомлены, что такое отчёт. Нарисовать на бумаге можно, что угодно! Постепенно, сидя дома перед компьютером, Иван Иванович начинал осознавать – его, гениального, но доверчивого, элегантно «кинули» две акулы с женскими лицами. И догадки его оказались небеспочвенными. Выплаты акционерам, и без того невеликие, стали плавно уменьшаться и к концу года сошли на «нет». Иван Иванович, чувствуя себя круглым дураком, решил пробиться на приём к Дарье. Это легко удалось. Бизнес-леди встретила его распростёртыми объятиями. –Здравствуйте, дорогой Иван Иванович! Как ваши дела? –Признаться, дела мои весьма не хороши. –А в чём же заключается их нехорошесть? –Да вот, знаете ли, выплаты акционерам что-то совсем малы стали. Я как-то ожидал другого. –Ну, тут всё легко объясняется. Мы, в целях новых инвестиций, расширили круг акционеров путём свободной продажи акций. Поэтому и доля в денежном выражении для каждого акционера уменьшилась. Так что всё это логические следствия бизнес-политики. –Так-то оно так! Но как мне-то жить на эти копейки? –Дорогой Иван Иванович! Замечательный вы наш! Ничем не могу помочь! Вы же понимаете, что у каждого в этом мире есть проблемы. У вас – свои, а у меня – мои собственные. –А как же моё ноу-хау? Ведь оно продолжает приносить большую прибыль и парфюмерам, и продавцам духов. Вы же сами говорили, что это клондайк! 178

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Ну, да! Но вы сами подписывали условия сотрудничества. Вы, Иван Иванович, согласились с текстом договора, решили быть акционером, а не владельцем ноу- хау. Видимо, у вас тогда были какие-то свои соображения на этот счёт? Бедному акционеру ничего другого не оставалось, как отбыть из главного офиса концерна, не солоно хлебавши. Он окончательно уверился в том, что и на этот раз, как и раньше, капитализм показал ему своё неприглядное мурло. –Вот он, вот он, паучок из моего сна! Вот оно, это куриное небо! Эти общипанные птичьи тушки в облаках! Ведь подавал же мне Ангел знаки! Но я, как всегда, не понял ни одного из них. А эти мужички на бензовозе с сигаретами в зубах! Ведь мне же ясно показали – сижу на бомбе! Думать надо больше, брат Иван Иванович! Думать! Времени на обдумывание всего произошедшего у нашего героя теперь хватало. Безработному, ему что? Сиди и думай! Соображай, как дальше жить! Вот так, друг мой читатель, Иван Иванович, умнейший интеллигентный человек, изобретатель, которому цены бы не было при правильном подходе, вновь оказался в привычном своём состоянии – без работы и без надежд на будущее. ЭПИЛОГ – 2 И тут вспомнился Ивану Ивановичу незабвенный Тейтаро Судзуки. –А вот не дождётесь! – сказал наш герой словами классика дзен-буддизма. – Как жил, так и буду жить! –И это правильно! – подтвердил некий внутренний мудрец из какого-то дальнего закоулка. 179

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ивану Ивановичу очень по сердцу пришлась эта духовная поддержка. И то – пока жив, надо жить и радоваться каждому дню! –А не сходить ли мне в лес, – подумал Иван Иванович. – Подснежникам сейчас не время, зато грибов набрать можно! Подножный корм всегда спасал русского человека! ЧАСТЬ 3 Иван Иванович – враг прогресса Глава 1. Новостные страдания Домашний образ жизни, то есть период злобствующей безработицы, нагрянул на этот раз, как никогда основательно! Иван Иванович, почти привыкший к приятной стабильности своей прежней работы, теперь как-то совсем пал духом. Даже Тейтаро с гениальными формулами дзен-буддизма оказался бессилен. Его проповеди моментально покрывались сумеречным налётом, стоило только поднести ко рту вилку с постными макаронами. Запах куриного бульона из кубиков вызывал тошноту. –Похоже, брат Иван Иванович, организм пресытился суррогатами – бастует, гад такой! – бормотал наш герой, мысленно рисуя на пустой тарелке увесистый кусок мяса. А тут ещё новости навалились полновесным драматическим фронтом! Представь себе, друг читатель, как только со стола Ивана Ивановича были вытеснены китайской лапшой калорийные продукты, так вдруг стали слышнее трагические ноты уходящей в распад жизни. Безошибочно, прямо в сердце, били стрелы детских самоубийств, скоропостижных уходов умнейших современников, пытающихся спасать страну от повальной коррупции. А, уж стоит ли говорить о вопиющих и всё нарастающих случаях превращения молодых мамочек в убийц собственных детей, и прочее, прочее... 180

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Вот тебе наука! – говорил сам себе Иван Иванович. – Отгораживался от реальности калорийными котлетками, теперь получай! Стресс по полной программе! Наповал убило известие о том, что в посёлке Верхняя Пышма на Урале были найдены два младенца, живьём замороженные мамочкой в морозилке. –Что-то происходит с людьми – страшное и необратимое! – думал голодающий бывший изобретатель. – Стремительно и как-то незаметно люди становятся животными. Да что там животными! Скоро, похоже, пожалует в гости каннибализм. Кажется, и голода тотального нет, но, видимо, мозг человеческий что-то чует. Надвигается нечто такое, что жизнь уже сейчас потеряла всякую ценность. Всё это очень плохие признаки! Так люди начинают вести себя, когда у них нет будущего. Но сколько ни сокрушался Иван Иванович, содрогаясь от ударов страшных новостей, но придумать хоть какой-то завалящий выход из усугубляющейся трагедии, не сумел. Да вот, хотя бы и ты, дорогой друг читатель, попробуй найти дорогу не к всеобщей смерти, а к всеобщей счастливой жизни. И ничего не придумаешь. Вот так и обратишься снова к незабвенному Тейтаро Судзуки. Мудрец советует радоваться жизни, несмотря ни на что. Расслабься и радуйся, и будет тебе нирвана! Либо работай до потери сознания. Тогда и в голову не придёт рассматривать вавилонские развалины дымящегося мира. И рад бы Иван Иванович работать, да вот нет у него своего предприятия. И не будет никогда. Причина простая – интеллект изобретателя. Не дано Ивану Ивановичу быть бизнесменом, ибо мозги у него творческие, и совесть не совсем потеряна. Подпорчена несколько, но всё же спокойно жить не даёт. А чужих ООО на всех не хватает. Уж тут бы не 181

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза изобретать, так хотя бы просто руки приложить, и то было бы неплохо! Но ни руки, ни мозги давно никому не нужны. Все мозги, которые могли найти благодатные пути приложения, убежали, утекли в Европу, в Америку. А что остаётся после утечки мозгов? Ну, ты сам понимаешь, друг мой! Вот существуют некие психологи, которые считают, что творческую гиперактивность следует гасить. И ведь гасили! Да как! Просто и эффективно – нет человека, нет проблемы. Нет миллиона человек – нет миллиона проблем. Да и сейчас не лучше! Но этим любителям-гасителям и в голову не приходит, что погасили творческую энергию, значит, её место займёт другая – агрессия. Погасили миллионы цветов. На их месте взошли миллионы ростков чертополоха. Глава 2. Иван Иванович снова ищет работу Безработный, но старающийся радоваться жизни изобретатель, снова перешёл на регулярное чтение газеты «Работа». Газета выходила всего раз в неделю, так что поиски никак нельзя было назвать интенсивными. Пробежал по знакомым текстам с мерчендайзингом и дистрибьютерством, тут и все твои мечты успешно закончились. Опять сиди и радуйся! Пожарил грибочки, изъятые собственноручно из ближайшего лесочка, перекусил даром божьим и возблагодарил судьбу за то, что сейчас лето. Зимой без работы куда как скучнее. А сейчас... сейчас! Хоть щавель, хоть салат из одуванчиков, хоть яблочки недозрелые, но вполне съедобные употребить можно. А, главное, всё это рядом с городом, в лесу, и бесплатно! –Эх, жаль, не купил шесть соток, когда в ООО поэзией пробавлялся! Но ведь думал, надеялся, что ноу-хау, изобретение моё запашистое «Духи сексуального маньяка», спасут от нищеты. А вот и проворонил своё ноу-хау. Собственной рукой отдал хищнице Дарье. 182

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Теперь только и остаётся любоваться на своё детище в торговых лавках – везде продаётся в заманчивых флакончиках в форме женского тела. Только вот прибыль от продажи ушла мимо Ивана Ивановича. Да-да, так. Этот факт постоянно подтверждал некто умный из какого-то закорюченного закоулка: впустил, дескать, бесов в дом, так теперь терпи! А ведь и впустил! Хоть и женского рода бесы, а ничуть не лучше тех, что с рогами! Особенно скребло на сердце, когда видел этикетку в вензелях «Духи сексуального маньяка». Вспоминалось горестно, как долго придумывал название, и как однажды случайно пришло на ум вот это убойное словосочетание. Да что говорить! А сколько нужно было трудиться над рецептурой! Это ведь сейчас легко – побрызгал духами на себя, и готово! Любая женщина, пробежавшая мимо, обязательно обернётся вслед. Но ведь рецептуру надо было придумать! А для начала, прочитать такой массив специальной литературы, что кому-то другому для этого понадобились бы годы. Но не таков Иван Иванович! Специалист, одним словом. Да вот оплошал! Ум есть, а хитрости нет. Беда! Однако духом не поник наш изобретатель! Опять же Тейтаро Судзуки – учитель и наставник не разрешал в уныние впадать. Будет день, будет и пища – проживём! И ведь прав мудрый учитель! Разве не так, дорогой друг читатель?! Иван Иванович надежды не терял. Несмотря ни на что, радовался и продолжал поиски работы. Тем более, грибы да травки бесплатно питали тоскующий организм. 183

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 3. Удачная рыбалка Однажды в пасмурный денёк, начитавшись до одури экзотических предложений об эфемерной работе, Иван Иванович вдруг по зову организма вспомнил о телескопической удочке, приютившейся в дальнем углу прихожей. –А не пойти ли на рыбалку, дорогой друг Иван Иванович! – сказал сам себе наш герой, да тут же и ответил. – Отчего же не пойти! Ухи что-то хочется! Отправился изобретатель на берег, где в прежние времена проводил выходные дни наедине с природой. Расположился на привычном месте. Закинул удочку и с азартом принялся ожидать добычи. Надежды оказались не напрасны! За два часа Иван Иванович поселил в своём зелёном рыбацком ведёрке трёх лещей, нескольких чебачков да пескариков. Уха из перспективной мечты стремительно превращалась в реальность. Иван Иванович уже собирался отбыть домой, как вдруг из-за кустистых зарослей ивняка появился собрат в рыбацкой экипировке. –Ну, как? Клюёт? – поинтересовался прихожанин. –Нормально! Уха будет! – отозвался наш герой. – Слушай, брат, а ты, случайно, не работал в НИИ в лаборатории физхимии? –Точно! А ты откуда знаешь? Постой-ка, кажется, твоё имя Иван Иванович? –Ну, да! А ты Сергей Сергеевич? –Вот так и встретились два одиночества! – рассмеялся Сергей Сергеевич. – Ну, рассказывай, где ты, как ты? –Рассказывать особенно-то нечего. Безработный я. –Да ты что! Так приходи к нам – как раз хозяин производство расширять собрался. –Что за производство? – с опаской спросил изобретатель. 184

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Фирма «Окна, двери». Слышал? –Как не слышать! Реклама по радио день и ночь идёт. –Ну, так приходи! Рабочие руки нужны. Завтра и приходи – улица Митрофанова, офис 01. Это в районе бывшего кирпичного завода. –Ну, брат! Тебя просто Бог послал! Я уж и забыл, что такое настоящая работа! Приду, конечно! –Бог не бог, но чем чёрт не шутит – вдруг да понравится! Будешь спецом, оконных дел мастером! *** Домой Иван Иванович не бежал, а летел. На крыльях надежды! Сварил уху, поужинал ароматным варевом, и, улыбаясь, отбыл ко сну. До самого утра счастливому перспективному столяру-слесарю-монтажнику снились белоснежные окна и сказочной красоты двойные двери с никелированными фигурными ручками. А к обеду следующего дня наш герой уже был зачислен в бригаду из трёх человек и на практике принялся осваивать технологию оконного и дверного дизайна. Глава 4. Окно в Европу Бригада при участии Ивана Ивановича ежедневно получала материал для исполнения заказов и два-три адреса, по которым проживали желающие осчастливить себя немецкими пластиковыми окнами и прочными противоугонными дверными коробками. Ну, конечно, друг мой, слово «противоугонные» – это арго. На самом деле, двери были повышенной прочности и снабжены хитроумным крепежом. Такую дверь не вынесешь ломиком вместе с косяками. Замки тоже не позволили бы всякому прохожему легко проникнуть в жилище. 185

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Наш изобретатель самозабвенно и озабоченно трудился, вникая в мельчайшие детали на первый взгляд простого трудового процесса. Но на второй взгляд становилось ясно, что всякое дело имеет свои секреты. Довольно скоро Иван Иванович овладел тончайшими нюансами профессии и даже предложил новый способ крепления оконных блоков. Хозяин фирмы уже пообещал сообразительному и умелому работнику должность бригадира. «А там и до мастера недалеко»,– обнадёжил бизнесмен. Душа Ивана Ивановича пела! Тейтаро Судзуки как-то невольно ушёл на второй план, хотя изобретатель не забывал о любимом учителе. Кто знает, что там впереди! Ведь не однажды выручал бедствующего ученика великий дзен- буддист с проповедью вечной нирваны. Наш герой теперь радовался сам по себе – без внутреннего принуждения к радости. И то – почему бы не радоваться, когда аккуратные белоснежные пакеты один за другим украшают фасады многоэтажек. А дверные коробки, производства Германии, делают жизнь людей безопасной и приятной. И всё это, благодаря Ивану Ивановичу! Однако со временем стал замечать изобретатель некий навязчивый аромат, навевающий странные ассоциации с отхожими местами, типа тлеющих свалок или фекальных рек, текущих в недрах канализации. Сгоряча, от радости, поначалу и внимания не обращал на сопутствующий фон. Но чем дальше работал Иван Иванович, тем более назойлив становился этот смердящий серный дух. И решился наш герой поинтересоваться источником этого благоухания. –А, что это так мерзко воняет каждый раз, когда мы подъезжаем к очередному заказчику? – спросил как-то Иван Иванович у одного из соратников. –Тебе что, работа надоела? – не очень приветливо отозвался товарищ по работе. –Отчего же? Работать я всегда готов! Но вот как-то странно всё это. Что за амбре такое? И, кажется, накрывает 186

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза эта штука именно те районы, в которых мы работаем. Никак это происки конкурентов? –Да ничего подобного! Это двигатель нашего бизнеса! Но я тебе ничего не говорил. –Интересно! Как-то не могу себе представить такой двигатель, который бы серой питался? Разве что сатана? –Ну, ты почти угадал! Никогда не задумывался о том, почему люди так резво бегут делать заказы на окна-двери? –Так удобно же и красиво иметь такие окна! Опять же, наверное, зимой теплее. –Красиво да ведь и накладно! Недешёвое удовольствие! –Ну, да! И что ты хочешь сказать? –А то, что если бы не это амбре, кто бы стал деньги на ветер выбрасывать! Чтобы отгородиться от ядовитой вони, люди идут на всё. Здоровье дороже. А ты – красиво да тепло! Не настолько тепло, чтобы выбрасывать такие деньги. Наш бизнес процветает только благодаря умному подходу к делу. –Так ты хочешь сказать, что кто-то специально создаёт подходящую атмосферу? –А то! Горение свалки поддерживается постоянно, да ещё и серу подкидывают в огонь. –Но ведь это безобразие! Люди же болеют. А дети? Дети-то как в такой атмосфере живут? –У тебя что, семеро по лавкам? –Да нет у меня детей. –Ну, так и молчи! А то и тебе дадут подышать чем- нибудь. И неизвестно, как оно тебе придётся. –Однако! – только и сумел выдавить из себя Иван Иванович. А подумал и совсем непотребное. *** Дома после рабочего дня крепко задумался наш герой. Думы его были просты, но довольно мрачны. Опять эта капиталистическая среда, до отказа набитая мошенниками, 187

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза жаждущими прибыли (а, тем паче, дармового дохода), поставила его перед выбором. Надо что-то решать. Либо продолжать работать в дверном людоедском бизнесе, либо вновь остаться без работы. Заставить хозяина отказаться от химического принуждения населения, даже и не мыслилось. Эти дельцы не потопляемы. Откажутся от одного метода, найдут другой – ещё страшнее прежнего. Можно не сомневаться. Золотой телец, похоже, смирно доедал остатки живого населения. Ради денег каждый был готов на всё! –Содом! Это называется именно так! – бормотал наш герой. – А мне в этом содоме жить! И детишкам тоже. Оранжевый закат погас, день закончился. Но уснуть Ивану Ивановичу не удалось. Так и бродил до утра по квартире, так и вздыхал тихонько: «Содом. Содом повсюду!» Глава 5. Стратегическое решение Ночное шептание, похоже, помогло Ивану Ивановичу принять кардинальное решение. Шептал, шептал да и вышептал. Придумал наш изобретатель покинуть вонючий бизнес – уж, если остановить не мыслится людоедский каток, так хотя бы отойти в сторону и не иметь к нему никакого отношения. Поймут люди, что происходит, как потом дальше жить! О том, что этих бизнес-двигателей кто-то накажет, тут и думать нечего. Сделать это не удастся никому. Дело давно поставлено так, что имеющий денежки, легко может откупиться от любых обвинений. А тут ещё – попробуй, докажи. Мало ли, откуда химикаты? Может, самолёт пролетел, да и выхлоп оставил. Был, и нет его! Иди туда, не знаю, куда. Найди то, не знаю, что. Один скажет – есть запах, а другой будет принюхиваться и не найдёт никаких ароматов. –Чем пахнет? 188

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –А ничем. Не чувствую никаких запахов. Давно уже нюх отбило. –Чем отбило? –Не знаю. То ли грипп какой-то особенный. Свиной. Или птичий. То ли воздух такой, что нюх отшибло. Вот так круг и замкнётся. Не будешь же санэпидстанцию вызывать для отбора проб воздуха. Да и вызови, так что? Думаешь, они так и побежали твой воздух пробовать. Ты заранее заявку напиши, оплати их будущую работу, тогда они приедут. Приедут с пробоотборниками, как полагается. Но вот досада – в этот самый момент как раз никакой серой не будет пахнуть. Час назад дышать нечем было, а теперь – воздух как воздух. Ничего особенного. Тут одним разом никак не обойтись. Тут кучу денег отвалить придётся. Ты отвалил, а «Окна-двери» лаборантке на лапу дали. И выдаст она бумагу, а там чёрным по белому – воздух, дескать, чист, как на олимпийском курорте. Так что Ивану Ивановичу надеяться не на кого, только уйти тихо. Не уйти, отползти незаметно. Авось, «Окна- двери» и не станут преследовать совестливого старателя. Но осведомлённость в некоторых делах, мой друг, вещь опасная. Знание может тебе дорого обойтись. Лучше бы придерживаться народной мудрости – меньше знаешь, крепче спишь. Да вот оплошал Иван Иванович со своим любопытством. –Ну, бог не выдаст, свинья не съест, – решил наш герой да и принялся писать заявление об уходе. Долго думал, какую же причину прописать в злополучной бумажке. Остановился на форс-мажорных обстоятельствах – дескать, тётя болеет, ухода требует. Работать больше возможности нет и не будет, так как тётя помирать не собирается, но и ходить не в силах. Лежит де бедная старушка одна одинёшенька. Без Ивана Ивановича ни за хлебом сходить, ни горшок ночной вынести. 189

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Дескать, и рад бы всю оставшуюся жизнь окна-двери людям монтировать, да теперь уже никак невозможно. Тётя – родной человечек, на произвол судьбы не бросишь. Так правдиво изобразил Иван Иванович эту несуществующую тётю, что сам прослезился, читая только что написанное заявление. –Должно сработать! – думал наш герой. – Ну, не изверги же, в конце концов, эти «окна-двери». –Ох, изверги, изверги, – шепнул тут вдруг некто из закорюченного переулка. – Да, ты и сам, поди, знаешь. –Мало что, знаю, а верить в хорошее надо! – твёрдо стоял на своём Иван Иванович. Да и то, друг мой, что ещё ему оставалось! Верить и надеяться! –Так-так, – одобрил эту лучезарную мысль виртуальный мудрец Тейтаро Судзуки. – Молодец, Иван Иванович! Ты почти уже стал настоящим дзен-буддистом. Не горюй! Бог испытания даёт, значит, любит. Будда тоже многие ступени обучения проходил. И ничего – святым стал! –Эх, друг Тейтаро! – с горечью воскликнул изобретатель. – Я бы рад любые испытания пережить, если бы они меня одного касались. Люблю я дзен! Но вот детишки, они-то тут причём? Они от таких испытаний, пожалуй, и того... Но промолчал мудрый Тейтаро. Не дал ответа. Да и нет, скорее всего, ответа на этот вопрос. Глава 6. Светлые очи хозяина Пред светлые очи хозяина явился Иван Иванович, готовым стоять до конца, не отступать от задуманного. Понимал – лёгкой победы ждать не приходится. 190

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Вот, – протянул изобретатель свежеиспечённый листочек с заявлением. –Что это? – грозно рыкнул хозяин. –Заявление об уходе. –Ну-ка, ну-ка, что это ты там сочинил? –Тётя у меня... –У всех тёти. –Так болеет моя... –И что? –Так я её люблю. –Ну, ты извращенец! –Я не в том смысле. –В каком ещё смысле? Какой может быть смысл! –Помогать ей надо. –Ну, так это недолго. Помоги! –Да нет! Не в этом смысле... –Опять какой-то смысл! Слушай, осмысленный ты мой, говори, что задумал? Решил наши коммерческие секреты продать конкурентам? –Боже упаси! Да и какие секреты? –Ну, ты дуру-то не гони! Обучили тебя всему, а теперь, значит, побежал на большие деньги? Кто тебя переманил? –Клянусь тётей, никто! –Тётей он клянётся. А я дядей клянусь, что жизнь – копейка. Понимаешь, не мёд, а всего лишь копейка! –Да оно так! Но тётя... –Ладно, чёрт с тобой! Отработаешь две недели, и вали к тёте! Хозяин резко начертал что-то на бумажке, кинул её Ивану Ивановичу и сделал недвусмысленный жест – мол, пошёл вон! Изобретатель отнёс заявление с царской резолюцией бухгалтеру и отправился отбывать срок. Так и хочется, дорогой друг, сказать – пошёл, дескать, Иван Иванович срок тянуть. Оно ведь так и есть. Когда уйти хочется, а тебя 191

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза пригвождают к оконной раме с дверной коробкой, это уже тот самый срок и есть. Как-то разом почувствовал Иван Иванович враждебность оставшейся за стеной фирмы, где в своих кабинетах сидели, ощетинившийся хозяин и шипящая, как змея, бухгалтер Крыся Ферапонтовна, которая заставляла всех называть её Марысей. Да и коллеги, оконных дел мастера, поглядывали осуждающе, хотя и сочувствующе тоже: дескать, дурак ты, брат. Счастья своего не понимаешь. И стал Иван Иванович замечать с этих пор, что как только вечер опустится на грешную землю (говоря высоким слогом), так начинает в его квартире вонять – то сероводородом, то крематорием. Да так воняет, что и проветривание не помогает. –Вот это и есть – жизнь копейка, – горестно думал изобретатель. – Бывшие оконные коллеги теперь не отстанут, пока не отправят меня к тёте... Уж, наверное, у них не только свалки горящие в ходу, но и баллончики какие-нибудь газовые. Вот это называется, поработал! Вот так и стал жить-поживать наш герой – без работы и в не располагающей к жизни атмосфере. Лишь незабвенный Тейтаро Судзуки и помогал как-то выжить. Веришь ли, друг мой, бывшие коллеги продолжали травить бедного Ивана Ивановича до тех пор, пока фирма не разорилась – конкуренты-таки руку приложили! Тут уже и совсем праздник наступил. А как же – пусть и без работы, без денег, с пошатнувшимся здоровьем, но живой! Значит, празднуй победу в борьбе с исчадиями ада. Они его измором взять хотели, да вот их и самих выморили. Жизнь, конечно, копейка, но и справедливость иногда случается в этой самой копеечной жизни. Правда, вот со здоровьем у Ивана Ивановича совсем худо – лечиться не на что да и некогда Запасы, заработанные вонючими окнами, давно закончились. Остатки муки, крупы и макарон съедены. А новой работы нет и, похоже, не будет уже. 192

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Тейтаро Судзуки один пока ободряюще посматривал на Ивана Ивановича с обложки любимой книги. Все прочие оптимистические причины для оправдания жизни давно закончились. Осталась ещё рыбалка, которая, худо-бедно, служила подспорьем голодающему изобретателю. И вот наступил- таки однажды момент, когда наш герой, вспомнив, как решительно и повсеместно подростки уходят в мир иной от неразрешимой благодати жизни, принялся думать в том же направлении. –Эх, друг, Иван Иванович, – вклинился тут Тейтаро Судзуки. – Ты это брось! Знаешь ведь: сегодня горе – а завтра праздник. Надо до завтра-то дотерпеть! –Хорошо, – согласился изобретатель. – До завтра дотерплю. А уж послезавтра... –Вот-вот! Там видно будет! Глава 7. Ловись, рыбка, большая и маленькая! С утра пораньше отправился Иван Иванович на рыбалку. Однако лето давно уже закончилось. Да и осень почти прошла. Неуютно на берегу. Клюёт плохо, редко. Но если глупая рыба не попадётся на крючок, то и обеда у Ивана Ивановича не будет. Про ужин уж и говорить нечего! Сидит изобретатель над рекой, дрожит и думает: «Обманул, друг, Тейтаро. Нет праздника, да и не будет теперь уже никогда» Тут из-за кустов вдруг вываливается всё тот же Сергей Сергеевич – рыбачья душа. –Что? – говорит. – Окна-двери не понравились, пахнут плохо. На берегу-то оно лучше? Воздух свежий. А? –Ну, да, – смущённо пробормотал Иван Иванович. 193

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Воздухом сыт не будешь. –В «Окна-двери» больше не пойду! – твёрдо сообщил изобретатель. –Да, я и не приглашаю. Фирма приказала долго жить. Я теперь в другом месте работаю. Хочешь, присоединяйся. –И что это? – с опаской спросил Иван Иванович. –В киоске будешь мелочёвкой торговать. –Киоск твой? –Да, куда там! Один кент с юга приехал. Его киоск. –И что за мелочёвка? –Да, там, гирлянды цветочные, цветы в корзинках пластмассовые для украшения интерьера. –И всё? –Ну, да. Заработок – процент от продаж. –И как? –Не густо, но на хлеб хватает. Ты вон, смотрю, совсем плохой, кожа да кости. А тут всё же – хлеб. Иногда и на молоко остаётся. Ну, что? Помялся, помялся бедный изобретатель, к тому времени окончательно заледеневший на ветру, да и согласился. Хотя предыдущее предложение знакомца и бывшего коллеги Сергея Сергеевича не принесло долгожданного благополучия, но раз на раз не приходится. В одно и то же место два раза бомба не падает. Так подумал Иван Иванович, сматывая удочку. Глава 8. Продавец гирлянд На следующий день наш изобретатель уже бодро осваивал торговый процесс. На первый взгляд, ничего сложного не обнаружил. Всё просто и даже, примитивно. Принял товар по списку, записал то, что продал, сдал остатки товара опять же по записям. Получил заработанный за день процент, и свободен! То, что выдача заработка полагалась в конце каждого дня, очень понравилось Ивану Ивановичу, потому что 194

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза вечером он уже смог купить себе и хлеба, и молока, и даже колбасы кусок. Работа, казалось бы, не требующая размышлений, давала богатую пищу для ума. Торговый киоск на базаре – что экран телевизора: сколько за день людей пройдёт мимо, какие типажи попадаются – просто песня! Иван Иванович – любитель физиогномики, был ошеломлён: –Кино, просто кино! Хоть сейчас садись писать роман под названием «Люди или...» Однако писать роман пока не представлялось возможным. Торговля шла довольно бойко. Многие с интересом поглядывали на новый товар – до приезда южной экзотики, в виде гирлянд цветущих лиан, белоснежных лотосов, корзинок ромашек и васильков, пластмассовых пальмовых деревьев и прочих украшалок для квартир, в городе не водилось подобного товара. Особенно надолго возле киоска задерживались женщины. Какой бы ни была хозяйкой в доме женщина, но устоять перед красивыми предметами интерьера трудно – очень уж изделия из необычной импортной пластмассы похожи на натуральные, природные. Букет васильков в жёлтой плетёной корзинке, казалось, только что прибыл с поля, где на краю пшеничных просторов ютились эти синеглазые цветы. Неувядающие ромашки, сияя белизной и солнечными серединками, хотели поселиться в руках каждого, кто бросал на них заинтересованный взгляд. Через неделю Иван Иванович отъелся, стал спокоен и философичен, а также и терпим ко всякого рода вывертам жизни. Даже несколько расслабился в отношении женского пола, к которому обычно относился с большой осторожностью, ведь главными потребителями эксклюзивного товара как раз выступали любительницы прекрасного. –Чего уж тут! – добродушно рассуждал наш герой. – Пусть себе вьются у киоска, пчёлки мои! Им же надо улей свой украсить! 195

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза И так ему понравилось это своё новое состояние, что ко всем милым дамам он теперь обращался исключительно сказочным образом: –Что бы тебе предложить хорошего, пчёлка моя? – спрашивал он у очередной покупательницы. И заметил, что вот это доверительное «ты» очень помогает увеличить доход. Как-то так дамы, все без исключения, расцветали, когда слышали вот такую замечательную домашнюю речь. –Вот, – думал изобретатель. – Скоро я стану хорошим психологом. Тоже пригодится! Мало ли что! И ведь, как в воду глядел! Вот они, эти черти из закорюченного переулка, из дальнего уголка замученного жизнью сознания, всегда подбросят что-нибудь непотребное. –Мало ли что! – только подумал Иван Иванович, а оно уже тут как тут! Вот так, друг мой, мысль имеет свойство материализоваться! Глава 9. Катастрофа Закончился месяц вполне успешной торговли, как считал наш герой. Впервые за это время пред очи Ивана Ивановича явился хозяин. –Вот, привёл контролёра, – сказал круглый, вальяжный гость. – Рэвизия будет. –Пожалуйста, – спокойно отозвался изобретатель. Он был уверен, что в его киоске всё в полном порядке – комар носа не подточит. Однако некое неприятное чувство откуда-то сбоку коварно вгрызлось в мозг. Получалось, что ему не верят. А ведь Иван Иванович как раз и страдал всегда из-за своей подружки – назойливой и настойчивой совести. –Надо так надо! – пригласил он контролёра в киоск, а на фасад вывесил табличку «Перерыв». Хозяин быстро куда-то ретировался. Контролёр же принялся ревизовать, перечитывать и пересчитывать всё и 196

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза вся – накладные, записи Ивана Ивановича, гирлянды и пальмы, ромашки и васильки. Шорох стоял в киоске, бормотание смутное – атмосфера как-то сама собою сгущалась и становилась грозовой. Иван Иванович чувствовал это по недовольно выгнутой, словно у выпуганной кошки, спине контролёра. Уверенное спокойствие изобретателя постепенно переросло в противную серую тревогу. –И что роет! Там и рыть-то нечего! – думал наш герой, с досадой и неприязнью поглядывая на суету контролирующей особы. Наконец, аудитор распрямился и строго посмотрел прямо в глаза Ивану Ивановичу. –Ну, что? Сознаваться будем? –В чём? – поразился изобретатель. –А то мы не знаем! – лучезарно улыбнулся ревизор. –Конечно, не знаю! –Недостача у тебя, дорогой мой! –Какая недостача?! – воскликнул Иван Иванович, хватаясь за косяк, чтобы не упасть. –Так, должен ты, друг сердечный, пятьдесят тысяч хозяину. –Не может быть! – только и выдохнул бедный торговец гирляндами. –Не может, но есть! Именно пятьдесят! Смотри сам, я всё записал. –Что? Что ты мог записать? Если я каждый день сам записывал всё до последней копеечки! –Копеечки на месте, а товара нет – ровно на пятьдесят тысяч! –Какого товара? Всё же учтено, всё посчитано было! –А вот тут в накладной написано, что дополнительно поставлена для продажи в твой киоск композиция из натурального рубина, стоимостью в пятьдесят тысяч рубликов. –Где? Где написано? 197

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Так смотри лучше. Вот – мелким шрифтом на обороте накладной. –Не было никакого рубина, одна пластмасса приходила. –Ну, если бы я проторговался, тоже так сказал бы, – доверительно улыбнулся ревизор. По этой вышколенной улыбке Иван Иванович понял – его подставили ловко и просто. Доказать ничего не удастся. Свидетелей нет, и не будет, а накладная есть. Поставщик товара каждый раз присылал новых грузчиков – всё парнишки молодые. Подмахнул накладную, и след простыл. Кто это был, куда улетучился, где его искать. Ни имени, ни фамилии, ни места жительства. Сел Иван Иванович на свой стульчик в киоске, пригорюнился. –Где я возьму такую сумму? Никогда и в руках не держал столько! Что теперь будет? И мерещилась уже нашему изобретателю тюрьма с решётчатыми окнами. Но тут вдруг, откуда ни возьмись, вновь явился хозяин. –Ну, что – платить будем или отрабатывать? –Как же отрабатывать, если непонятно откуда растраты появляются? Поработаю ещё, уж тогда и вовсе худо будет – на всю жизнь должен останусь. –Ну, не всё так плохо. Вот поторгуешь дополнительным товаром – дорогим, быстро и рассчитаешься. –Каким товаром? –Да, товар простой, много места не займёт. Вот порошек такой, в бумажки упакованный. Будешь продавать тем, кто спросит. И все дела! Пот прошиб бедного изобретателя – понял, что наторговать можно будет лет на десять. Однако вида не подал: –Подумаю, – сказал. –Ладно, думай до завтра, – согласился хозяин. 198

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 10. Куда уехал цирк? Бежал домой Иван Иванович, на ходу бормотал горестно: «Вот это называется, поработал!» В милицию идти бесполезно – видел однажды, как хозяин с ментами за ручку здоровался. Тут всё схвачено! –В бега уходить придётся, – решил изобретатель. – Поеду немедля к однокласснице в деревню. Авось, не выгонит. Там и схоронюсь. Помогу за скотиной ходить, а весна придёт – огородом займусь. О том, что от женского пола подальше держаться надо, и не вспомнил, бедолага. Здесь следует отметить, дорогой друг, что Тейтаро Судзуки не остался в стороне от этой душераздирающей трагедии, а полностью одобрил действия Ивана Ивановича. Дескать, правильно решил – так держать! Оно и мудро! Деревня, она всегда спасала – приютить, там, подкормить, душу поправить и прочее... Куда ещё податься бедному гражданину от притеснений и нищеты! Сдал наш торговец свою квартиру первому попавшемуся студенту за символическую плату, да и покинул родные стены. Так что изобретателя сегодня нашли мы уже за городом – на пути к природе. Стоял Иван Иванович на перекрёстке (так и хочется сказать – на перекрёстке жизни!), ловил попутку. На автобусе побоялся отправляться – у кента всё схвачено, мигом сообщат, «куда уехал цирк». Тут надо тихо действовать, незаметно, следов не оставлять. А вот и попутка – КАМАЗ остановился на призывный жест. Уселся Иван Иванович на сиденье рядом с водителем и, наконец, вздохнул облегчённо – кажется, всё получилось! И так хорошо стало, так разморило в мягком кресле, что постепенно задремал он, привалился к спинке сидения плотнее, да и уснул совсем. По обыкновению, как и всякий раз на крутых поворотах жизни, приснился изобретателю странный сон. Видит Иван Иванович себя. Как будто идёт он полем- лугом. Вокруг цветочки, мотылёчки, солнце светит, птички поют. Хорош летний денёк! Но вот впереди ждёт его подъём 199

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза на крутую гору. Подходит ближе и видит – трава на взгорье низкая, ухватиться не за что, скользко будет подниматься. Но делать нечего – надо! И стал Иван Иванович одолевать подъём. Вдруг заметил, чуть выше стройными рядами движутся в гору змеи – великое множество! Видно, что, скорее всего, ужи. Но всё равно противно смотреть, как они извиваются, пытаются опередить друг друга. –Это мне придётся через них переступать! – подумал Иван Иванович. И, действительно, крупными шагами стал обгонять змеиное воинство. А потом и позади оставил. Вот уже и вершина рядом! Немного поднатужиться надо, и преодолеет он этот крутяк. Но сил уже не хватает, а змеиное войско догоняет. –Не скатиться ли мне обратно? – подумал изобретатель. Но чувство омерзения заставило его ухватиться за кустарник на вершине, упереться изо всех сил и выбраться наверх. Оглянулся назад, а змеи застряли на подходе к вершине да и забуксовали – не могут никак преодолеть уклон. Тут вмешался мудрец Тейтаро – дескать, молодец, Иван Иванович! Умеешь, когда захочешь! Проснулся наш герой в хорошем настроении. Оказалось, пока сон смотрел, старательный КАМАЗ большую часть пути уже и отмахал. Вот она, деревня-то, как на ладони. Километра три осталось. Возликовало сердце Ивана Ивановича – благодать кругом! Горы синие – грядой, небо высокое – жемчужное. Скоро в гостях у одноклассницы Варьки за столом сидеть будет. В этом не сомневался – знал Варьку с детства. Доброй души человек, хозяйка хорошая, а уж гостеприимная – слов нет! Так и вышло, дорогой друг! Варька, рада не рада была – встретила Ивана Ивановича как долгожданного родственника. Вошёл в избу, а там тепло, уютно, пирогами пахнет. На печи кот рыжий толстый сидит, на гостя 200

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза вопросительно смотрит – дескать, кто ты такой, не пора ли мне убегать? Погладил Иван Иванович кота по широкой спине. Тот выгнул её дугой, на гостя одобрительно глянул, да и разлёгся на теплом месте вольготно и беззаботно. –Хорош у тебя котяра! – сказал изобретатель. –О, это первый друг! Мы с ним все вечера коротаем! Разговариваем, беседы ведём. Сын в городе живёт. А мы тут – с котом. Кстати, Васькой зовут. –Ну, вот, будем знакомы, – подмигнул Иван Иванович рыжему баловню. Тот даже ухом не повёл. –Рассказывай, Ванюшка, как житьё-бытьё? Вот, пирожки с капусткой кушай, и рассказывай, – уселась напротив гостя Варька. И поведал Иван Иванович давней подружке- однокласснице леденящую историю жизни своей городской. Всё без утайки! Варька только охать успевала. Смотрела жалостливо. Потом сказала: –Живи тут, никуда не высовывайся. Сын у меня молодой да шустрый, но и то – спасается только тем, что в охране толстосума одного работает. Оружие при нём. Вот поэтому лишний какой-нибудь обдирала и не пристанет! А ты! Знаю я тебя! Разве твоё сейчас время! У тебя же мозги направлены всегда в науку были. А сейчас, какая наука! Мародёры сплошные кругом. Здесь и то жизни нет, а в городе – и вовсе! Благодарный Иван Иванович после сытного ужина отправился на скотный двор, накидал сена Бурёнке и тёлочке Пёструшке. Воды натаскал в дом, дров две охапки. Варька печь затопила на ночь. Умаявшись, уснул изобретатель на печи рядом с котом Васькой, как у мамы за пазухой. 201

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 11. Новое – хорошо забытое старое И стали жить-поживать Иван Иванович и Варька в мире и согласии. С утра переделает новый жилец все дела по хозяйству, да и усаживается читать журналы «Наука и техника», коих в кладовке у Варьки было великое множество – сыну выписывала, пока в школе учился. А для технаря такая библиотека – лучше всякого Интернета. Вот и принялся Иван Иванович привычным делом заниматься – читать, информацию извлекать, обрабатывать в мозговом компьютере и новые идеи рождать. Россыпи интереснейших вещей обнаружил изобретатель в старых журналах. Однако остановился на одной неприметной статье, опубликованной мелким шрифтом в примечаниях. Варька оторвать не могла его от найденной жемчужины – и спал и ел, не выпуская из рук журнала: –Что ты там выискал? Можно подумать, рецепт вечной молодости. –Ты почти угадала, – обрадовал её Иван Иванович. – Это просто бомба! Находка для любого бизнесмена! Понимаешь, я нашёл статью о голубой глине. –Так всем известно – она лечебная. –Известно-то известно, но используют её либо для примочек-компрессов, либо внутрь. И то и другое – не самый лучший способ. Не каждый решится землю есть, то есть глину, или на рану её накладывать. Ванны из глины – это уж и вовсе экзотика – только для санаториев и годится. –И что? –А то, что придумать надо такой способ, чтобы действие глины было незаметным и постоянным – удобным, значит. Но глина должна быть необожжённой, например, отшлифованный браслет или медальон. А, может быть, ожерелье. –А что, такого способа нет? 202

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –В том-то и дело, что для браслетов или бус используют только обожжённую глину. А после обжига она уже не отдаёт микроэлементы. –И много их, этих микроэлементов? –Да вся таблица Менделеева. –Ого! –А самый главный элемент – радий. Радиоактивный, но в малых количествах, как в глине, очень полезен человеку. –Неужели так трудно придумать этот способ – из необожжённой глины бусы изготовить? –Если бы просто было, так давно уже придумали бы. Здесь никакие склеивающие материалы не подойдут – все они вредны для здоровья. А без них глина после сушки легко рассыпается, обработке не поддаётся. Слышала такое выражение – колосс на глиняных ногах? –Как не слышать! Скульптура, кажется, такая была – гигант на глиняных ногах. Камешек с горы скатился, ударил колосса по ногам, он и рухнул. Школьный курс древней истории. –Точно так. А нам надо, чтобы из глины без обжига можно было бусы выточить и отшлифовать. У вас тут глина голубая, кембрийская, самая ценная. Заводик можно было бы открыть – бусы, браслеты, медальоны делать. И что ты, друг мой, думаешь? Именно изобретением способа производства бус из необожжённой глины и занялся наш изобретатель. Его хлебом не корми – дай поизобретать что-нибудь. По обыкновению, Иван Иванович даже и не думал о том, кто и как заводик построит. Для него это было делом не первой важности. Азарт изобретателя, как всегда, толкал его. И знал, знал наш герой, что теперь и спать не сможет, пока не придумает, как решить эту глиняную задачку. Варька не мешала однокласснику. Понимала – теперь его не остановить. Так что, друг мой, сообщаю – принялся Иван Иванович образцы глины в дом таскать, пробовать разные добавки, чтобы из рассыпчатой глины изготовить 203

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза прочный материал, полезный для здоровья. Стол обеденный превратился в лабораторный. Десятки образцов уже стояли рядами, высыхая постепенно до нужной кондиции. День и ночь колдовал наш герой. Высохшие заготовки пробовал на прочность – вручную пытался из них медальоны и бусы вытачивать и шлифовать. В ход пошли и тесто, и мука, и молоко, и закваска пивная, и белок куриного яйца. И порошки из трав – их у Варьки насушено было много, везде по углам рассованы пучками. В первую очередь пробовал Иван Иванович именно органические материалы, родственные живым тканям. Хотелось ему создать состав такой, чтобы бусы тёплыми были, как янтарь, например. Всю зиму не отрывался изобретатель от работы. А к весне показал Варьке ниточку бус – голубовато-зелёные пирамидки, с округлёнными гранями, отшлифованные вручную. –Вот, Варька, давай испытание начнём. Надевай бусы и носи, не снимая, с месяц. Потом расскажешь о своих ощущениях. А я вот медальон носить буду. –Ну, Ваня, ты и молодец! – просияла Варька. – Теперь инвестора надо искать. –Рано ещё. Сначала испытать надо. А вдруг, никакого действия не обнаружится. –Ну, это правильно! Проверить, конечно, надо. –Вот я и говорю. Сегодня – первый день эксперимента. Так я и записываю в рабочий дневник. Иван Иванович, как истинный профи, каждое своё действие фиксировал, описывал подробно, выводы делал, результаты обсуждал. Сам с собой обсуждал, конечно, но непременно делал это в письменном виде. Иногда, правда, Варька что-то подсказывала. К весне рабочий дневник нашего изобретателя уже был похож на рукопись объёмного романа. Да это и был роман – о мечте выброшенного из жизни умного, образованного и талантливого гражданина, которому не нашлось места в рыночной меркантильной суете. 204

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Варька, как истинная женщина-селянка, ясен пень, выведала у Ивана Ивановича секрет изготовления бус. Главный компонент изобретатель указал любопытной однокласснице, но сообщил так же, что есть и ноу-хау – мелочь, без которой бусы ни за что не получатся. Так что ноу-хау на этот раз так и осталось секретом, не потому, что Иван Иванович Варьке не доверял, а потому, что мир – хищник недремлющий. Вот и сейчас у нашего героя что-то свербило внутри – предощущение какое-то. Дурное, конечно. Отмахнулся от этой мистики Иван Иванович, но осторожности не потерял. Глава 12. Птица Удачи Прошли, пролетели, прошуршали, как серые мышки, две недели. И вот, проснувшись утром, Иван Иванович, по обыкновению, отправился сена задать Бурёнке да Пеструшке, накормить кур да порося. Управившись с привычными делами, накачал два ведра воды из колонки да и понёс в дом. Открыл дверь и чуть не споткнулся о порог – перед ним стояла Варька. Её глаза, синее синего, полыхали из-под ресниц, просто светилась Варька: –Смотри, Ваня, у меня прядка седая исчезла. –А разве она была? Не замечал. Тебе же всего-то... –До старости далеко, но седина была. А теперь нет. –Так-так, – раздумчиво сказал изобретатель. – Как считаешь, это бусы? –Даже и думать нечего – они! И морщинки у глаз разгладились. Да ты на себя, на себя посмотри! Иван Иванович кинулся к зеркалу. –Ну, так ты ничего не увидишь. Вот второе зеркало – смотри. –Да, Варька, ты права! Моя седина тоже исчезла – волосы как в семнадцать лет. –А я о чём говорю! Время вспять пошло. 205

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Это не время, это клетки восстанавливаться начали. Значит, ноу-хау моё работает! –Ну, что? Теперь будем инвесторов искать? –Погоди немного, пусть ещё две недели пройдут. Тогда эффект будет заметнее. Нам же надо действие бус описать подробно. Хотя бижутерия – это не лекарство, тут документы проще оформить. Варька крутилась перед зеркалом, разглядывая себя. –Ваня, тебе цены нет! – бормотала барышня-крестьянка. –Да ладно! – скромно отмахивался Иван Иванович. Он-то понимал, что путь от изобретения до товара долог и хитромудр. А уж до прибыли – и тем паче. Однако радость удачи всё равно не оставляла его – труд был не напрасен, а это главное! *** Через две недели стало ясно – ноу-хау не только работает на оздоровление и омоложение, но и новые способности открывает в человеке. Варька вдруг стала стихи писать, чего раньше никогда делать не помышляла. Иван Иванович научился сам собой английские тексты в учебнике читать, хотя в школе когда-то обучен был лишь с немецкого переводы делать со словарём. Подъём духа у обоих достиг небывалых высот – настроение только хорошее! Казалось, вся жизнь впереди – точно, как в семнадцать лет. Варька больше ждать не хотела, решила инвесторов искать: –Всё, Ваня, пошла я к местному богатею, Тимофею Хватову, предлагать твоё изобретение. Ему заводик открыть, что чихнуть. А уж о доходах твоих, думаю, договоритесь. Ивану Ивановичу хоть и не хотелось расставаться с новым изобретением (у него всегда возникало вот такое нежелание), но куда ж деваться! Ведь затем и бусы придумал, чтобы они к людям пошли. 206

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Понимал наш герой – как только Варька обнародует бусы, так суета нагрянет. Очень этого не хотелось Ивану Ивановичу. Однако жизнь есть жизнь. Глава 13. Привет от кента Ушла Варька к местному капиталисту. Иван Иванович, пригорюнившись, остался сидеть за столом. Подпёр ладошкой умную головушку и загоревал. Ничего с этим поделать не мог. Варька прибежала радостная – Тимофей, дескать, согласился на сотрудничество. –Ладно, – сказал Иван Иванович. – Завтра пойду договариваться. Время между тем уже подкатило своё солнечное колесо к весне. Грянул март – на улице благодать. Птицы щебетали, радовались, ветерок тёплый с юга прилетел. Выглянул в окно Иван Иванович, а там, напротив Варькиного дома на дороге мужик стоит. Так-то бы и внимания не обратил наш герой, но уж очень мужик приметен оказался. Штаны на нём ярко- красные, а куртка – цветастая розовая – бабья какая-то. –Каких только чудиков чёрт не подбросит! – подумал Иван Иванович. И тут же смутная тревога вползла в душу. –Откуда такой в деревне взялся? Не видывал его ни разу. А мужик рукой помахал, вроде как, зовёт выйти. –Не ходи! – шепнул умник из закорюченного переулка. – Нечего чертям потакать! Иван Иванович с умником согласился, однако за ворота вышел. –Привет! – сказал розовый. – Привет от кента. Говорит, должен ты ему. Говорит, есть у тебя то, чем рассчитаться можно. –Денег, как не было, так и нет, – ответил изобретатель. 207

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –Не всё то блестит, что деньги, – ухмыльнулся розовый. – Ты изобретение отдай, вот и в расчёте будешь. –А если не отдам? –Ну, вольному воля. Я сказал, ты услышал. А дальше, как знаешь. Розовый снова рукой помахал, типа, честь отдал, и отправился восвояси вдоль по улочке. Иван Иванович же в глубоком раздумье в дом вернулся. –Это с кем ты разговаривал? – спросила Варька. –Вот, понимаешь, я так и знал – не дадут на себя работать. А на дядю, тем более на жулика кента, никаких изобретений не напасёшься. У них аппетиты не меряны, мошна бездонная. Это, Варька, был посланец с того света. Варька только охнула. –Что теперь делать-то? –Что-что? Уходить придётся и отсюда. –Ваня, прости. Это всё я виновата! Не ходила бы к Тимофею, никто ничего и не знал бы. –Что ты, Варька! Они всё равно бы меня нашли. Может, и с самого начала знали, где я. Ждали только момента, когда им выгодно будет объявиться. Вот и дождались. –Куда же ты подашься без денег-то? –А подамся я, Варька, в горы. Потом через границу – в Китай... Другого пути нет – только пешком по диким местам, иначе хвост будет. –Ванечка, я с тобой! –Что ты, Варька! Сейчас никак нельзя – только намыкаешься со мной. Вот устроюсь в Китае, вызову тебя. Приедешь? –Я бы и сейчас с тобой пошла. –Ты, Варька, можешь этим посланцам всё рассказать про глину. Всё равно без меня они бусы сделать не смогут. Пусть пробуют. Флаг им в руки! А ты им скажи, вроде, вот так и так делать надо. А если ещё что-то, то уж не обессудьте – значит, изобретатель секрет с собой унёс. Поверят. Они женщин за умных не держат. Так что с тебя и взятки гладки. 208

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Что знала, мол, то всё без утайки выложила. А чего не знаю, того придумать уж никак не возможно. –Ваня, будь осторожен. Я сейчас соберу продукты и вещи в дорогу. Вот как раз бульонные кубики, их можно раскрошить, на язык класть по кусочку. В них и белок, и соль, и витамины. Вот сухарики, лапша китайская – её можно в холодной воде размочить. Сала солёного кусок. Две булки хлеба, яйца, пироги. Как-то можно продержаться. Где- то, может, пастухов встретишь или охотников. Расскажешь, почему в дорогу отправился. Помогут. Они люди хорошие. Вот таким неприглядным ликом, дорогой друг, обернулось новое изобретение для умного и безобидного Ивана Ивановича. Да и то сказать, знал ведь, где живёт! Знал – высовываться нельзя. Никак нельзя! Но натура – природа, то есть, страшнее доброго советчика. Никуда её не спрячешь, натуру свою. Что Бог дал, с тем и жить пришлось! Припомнился тут Ивану Ивановичу и сон вещий, где его змеи догоняли, а он перешагивал через них и в гору взбирался. Теперь сон почти точно претворился в жизнь. Отрадно было лишь то, что во сне удалось Ивану Ивановичу выбраться на вершину, а рептилии остались внизу. Одна надежда на счастливый пророческий сценарий и грела душу бедного изобретателя. 209

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза ЧАСТЬ 4 МГА. Глава первая и последняя. Табын-Богдо-Ула Поужинал наш герой в последний раз с Варькой за любимым столом, прослушал свежие новости. Как всегда, не обрадовали деловитые радиоведущие. Наоборот – их вечерний рассказ о том, как в Туве двое пацанов взяли дома ружьё, открыли охоту на людей да и убили водителя автобуса, чтобы порулить, как-то совсем настроение испортил. Однако ждать улучшения новостей и настроения уже было некогда. Простился Иван Иванович с Варькой, кинул рюкзак на спину да и отправился в дальний путь. Все эти события, если взглянуть на них со стороны, могли бы показаться полнейшей фантасмагорией. Но это со стороны. А изнутри жизни нашей, согласись, друг мой, выглядит судьба Ивана Ивановича чем-то обыкновенным, привычным. Погоняет она, эта жизнь-копейка, каждого, и не куда-нибудь, а куда подальше: кого – на кладбище, кого – в Китай, кого – на паперть милостыню просить. И никто – ни чиновники, ни полиция, ни суд не защитят бедного человека. Так что не удивишь нас бессмысленными поворотами сюжета. Видали мы сюжеты и пострашнее! Оглянулся изобретатель несколько раз, помахал Варьке рукой. Она всё так и стояла на высоком крыльце, всё смотрела вслед Ивану Ивановичу. Потом на цыпочки поднялась, но фигуру уходящего всё дальше друга постепенно размывала сизая дымка – не то от горных пожаров, не то от пыльных кулундинских ветров. Так и съела эта мга очертания ходока. Пригорюнилась Варька. А как ты хотел, друг мой! Был в доме хороший человек, и вот нет его! И ничем пустоту, мигом образовавшуюся, не заполнить. Незаменим хороший человек! 210

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Но знают об этом только такие же хорошие люди. Плохие всегда уверены – незаменимых нет. Дескать, ушёл один, придёт другой. А вот и не так! Ушёл Иван Иванович, а другого такого уже не будет никогда! Потому и пригорюнилась Варька. *** А Иван Иванович отмахивал в это время уже не первый километр своего неведомого пути. Курс держал на юг, где сходились друг с другом горные хребты Южный Алтай, Монгольский Алтай и Сайлюгем. Там находился горный узел Табын-Богдо-Ула. Там проходила граница с Китаем, на которой пока не были выставлены пограничные посты с пропускными пунктами. Считалось, что в таких труднодоступных местах никто не ходит. А вот жизнь-копейка отправила нашего героя именно туда. Надеялся Иван Иванович затеряться в горах, а где- нибудь в Урумчи, на китайской стороне, как-нибудь легализоваться. Шёл изобретатель, отмахивая вёрсты, вспоминал жизнь свою неказистую, в которой не пригодился никому, кроме Варьки. Где-то на прилавках аптек остались россыпи фигуристых флакончиков с его изобретением «Духи сексуального маньяка». Остались кучи денежных знаков, которые отобрала у него красавица Дарья – фармацевт, акула и поэтесса. Осталась квартира, в которой прижился студент. А где- то, уж и совсем далеко, продолжала гениальный бизнес- сатанизм гражданка Сергина Сергеевна. А в параллельном пространстве всё ещё жили сетевые маркетологи, мерчендайзеры и дистрибьютеры. 211

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Но не было сожаления в душе Ивана Ивановича. Наоборот – светилась там подобная «Зелёной лампе» надежда. А следом за ним смыкала свои объятия призрачная мга, отделяя прежнее бессмысленное существование от сияющих впереди вершин Табын-Богдо-Ула. ЭПИЛОГ Вот так и затерялся след изобретателя Ивана Ивановича на этой грешной земле. Но спустя несколько лет прошёл слух, дескать, объявился в Китае новый магнат русского происхождения Ван-Ван-Ыч. Говорили так – открыл этот магнат завод лечебной бижутерии. А при заводе – академию имени Тейтаро Судзуки. А Варька уехала. Куда уехала, не скажу, друг мой. Но, кажется, догадываюсь. *** 212

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза ПИСЬМА БУЛГАКОВУ (Роман абсурда) Пролог Глубокоуважаемый, Михаил Афанасьевич! Три четверти века прошло с того момента, как вы покинули этот кипящий хаос, называемый планетой Земля. Возвращайтесь, Михаил Афанасьевич! У вас много последователей. Вы будете удивлены, но ваши герои живы и прекрасно себя чувствуют. Более того, они размножились в миллионы клонов. Такое не снилось даже и профессору Преображенскому. Шариков и его пионерская команда по-прежнему азартно занимаются чистками. Но чтобы иметь достойный контингент врагов, им приходится трудиться, не покладая рук. День и ночь работает запущенное ими производство – с конвейера уходят в массы художественно оформленные бирки, а потом они и приклеиваются на тех, кто не успел спрятаться. Враги теперь называются странными, но вполне узнаваемыми именами – НКО (иностранные агенты), пятая колонна, внесистемная оппозиция. Можно подумать, что бывает внутрисистемная оппозиция. Хотя... Наверное, есть и такая, типа КПРФ или ЛДПР. Та самая пионерская команда. Их главный слоган – со всей непримиримой честностью мы должны сказать: наш единственный, он же неповторимый и незаменимый, лучший в мире...и т.д. За время вашего отсутствия накопилось много интересного – большой, незаконченный роман абсурда. Роман абсурда – наша жизнь. События, записанные в дневниковой форме, создают 3D, 4D, 5D – реальность, которая сама себя отрицает, выворачивает наизнанку, начало становится концом, а конец началом. Реальность абсурда. Фантастика! Ничего не надо придумывать – просто запиши! Михаил Афанасьевич, записываю лично для вас! Вынуждена 213

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза время от времени рассказывать и о себе, ибо из песни слова не выкинешь. Из виртуального мира, Всегда Ваша Маргарита. Глава 1. Правда, ничего кроме правды Прогрохотал Новый Год. Прогремело Рождество. Петарды и скоморошье веселье на улицах иссякли. Явилось неурочное потепление, сугробы уплотнились, прилипли к земле, как испорченные блины. Вокруг – увлечённое существование: треть дома занимается варкой «крокодила», треть – потребляет этот навозный продукт... Остальные пропивают какую-нибудь жалкую пенсию или пособие. Дом, в котором я живу – бывшее малосемейное общежитие, а теперь – дом для люмпенизированных отходов общества. Хотя... сейчас всё общество и есть отходы цивилизации. Все – начиная с олигархов и закачивая высоколобыми научными кадрами, превращены в обслугу тех, кто сидит на самом верху – планетарных узурпаторов-финансистов. Говорят, их всего девять. Ни имён, ни лиц, никакой другой информации. Все остальные – удобрение для их любимого Древа Зелёных Бумажек. Вся плоть и кровь живой протоплазмы мира пропускается через мясорубку войны, производств, работающих на войну и пищу для черни, и стекается к подножию Древа. Оно становится всё толще, крона его всё зеленее и пышнее. И это пока единственный результат цивилизации по имени Земля. Глава 2. Ещё правда Жирная морда. Дырчатые глазки. Дядька или тётка – не имеет значения, главное, что это сотрудник чего-то важного. Их много и все они – сотрудники. Вот этот – сотрудник. И 214

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза этот. И тот. Боже мой! Страна великих сотрудников и ма-а-а- а-леньких граждан. Учёные врут, что во времена до Потопа на нашей планете жили великаны. Нет, нет и нет! Сотрудники всегда были великими, а граждане – маленькими. У кого-то есть сомнения? Как ваше имя, гражданин? К вам уже выехали. Ничего не меняется в нашей стране, Михаил Афанасьевич! Глава 3. Моя правда Четвёртое мая – день рождения моего мужа Сергея. На улице почти лето. Зелены и густы кроны тополей. Раньше такая листва появлялась только в июне. Мой муж и мой сын Слава – вы слышите меня. Вместе со мной смотрите фильм «Мастер и Маргарита», который появился после...после... вы уже ушли. В разгаре бал сатаны. И в жизни – тоже. Война забирает и поедает молодых. И неважно, что это действо, этот кошмар гудит где-то далеко. В его пасть уходят и те, кто близко. Народ раздираем ненавистью – снова сатана поделил всех на красных и белых. Или на красных и коричневых. Как странно – двенадцать лет без сына и мужа. Восемь лет – без мамы. Шесть лет – без отца. Четыре года – без Коли, среднего брата. И двадцать один год – без Саши, младшего в семье. Но я с ними. А они – со мной. Благодаря этому я жива. Всё, что делаю – делаю вместе с ними, поэтому мои силы умножаются в шесть раз. Я всё могу. Вот сейчас Воланд говорит: «Никогда, никогда ничего не просите, особенно у тех, кто сильнее вас. Сами придут, и сами всё дадут». Михаил Афанасьевич, вы знали, что слово – это и есть ты сам. Вокруг фантасмагория, коллективный сеанс мракобесия. Все орут – победа! Семьдесят лет прошло. Фронтовики по сию пору живут нищей жизнью в разваливающихся халупах. Они почти все уже вымерли. А народ кричит – победа! Моё же слово – Любовь! Люблю всех живых, то есть имеющих душу. 215

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 4. Фото на память Восьмое мая. Два дня назад – шестого числа съездила на кладбище. Прибрала в оградке. Постоять, погоревать было некогда – таксист ждал окончания работы. Видно, что торопился. Сам он, как будто, имеет корни в деревне. Сказал – тут, на этом кладбище, лежат у него четверо, в том числе, дед с бабушкой и мать. Фамилия – Барышниковы. Помню из детства – был в селе Барышников. Кажется, работал в конторе потребкооперации. Мой отец иногда говорил – надо пойти выписать продуктов у Барышникова. Видимо, сельским учителям полагалась какая-то пайка на семью, ведь раньше частников не было, многие продукты купить негде, кроме как в заготконторе. Домик наш стоит. Ель, которую посадил брат Саша, выросла – верхушка заметно торчит из-за крыши. И берёзы его стоят. Сделала на память фото на телефон, но кадр мелкий, хотя горы хорошо видны. Пишу, а за окном где-то вдали, в кустарниках поёт скворец – да так звонко, эхо рассыпается от его песни. Облака белые, размытые – кажется, стоят, не движутся. Хочется уехать в деревню, но знаю – там жить не дадут. Здесь не дают, а там – и подавно. Всё те же дырчатые глазки шариковых – так и пасут, так и гадят постоянно. В империи счастья любовь как причастье. В империи счастья – грядущий подъём. И нет нареканий заботливой власти – Печётся о каждом, и только – о нём! И ночью глухою, и утром и днём – Печётся о счастье, товарищ, твоём! Мы рады, мы очень и очень, и очень Готовы ценить её зоркие очи, Что с улицы смотрят в любое окно! Мы рады. Он рад. И она. И оно! 216

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 5. Пупсик Что называется – не верь глазам своим. Сегодня вдруг одна дамочка, которая пишет сладкие тексты – типа стихи высокодуховные, вдруг вывернулась наизнанку. Шлёт мне письма в почту и хамит. Вот вам и духовность и музыка, и прочие красивости. Видимо где-то хорошо попраздновали 9 мая, и кто-то (из породы шариковых) что-то наговорил на меня. И эта красавица, килограммов сто двадцать весом, навалилась на жертву. Да, беда всё та же – дураки и дороги. Нет ничего хуже безмозглых пупсиков, у которых шерсть и когти спрятаны внутрь до поры до времени. Всё те же дырчатые глазки неусыпных контролёров – это они каждый раз к 9 мая преподносят мне подарочки – типа за отца, который умудрился выжить в немецком лагере смерти, а потом и в советском гулаге. Привет, пупсик! Это тебе: Стоял на полке пупсик, на домбре бренчащий – круглый, розовый, вечно смотрящий прямо. Вывернулся вдруг наизнанку монстром из чащи лесной, а, может быть – из кладбищенской ямы, и зачем-то на Бога и чёрта сетовал. Вот и верь глазам своим после этого! 217

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 6. Позитив Как ни странно, в квинтэссенции абсурда, давно потерявшей геометрию, логику и прочие признаки человеческой жизни, находится место и позитиву. Позитив в том, что я жива. А ведь запросто могло быть иначе. Когда приходится лавировать среди стадной братии, у которой смерть ближнего (война) вызывает коллективную эрекцию (это именно так – те, кто выступили против войны, объявлены предателями, «болотниками», посажены в кутузку на большие сроки), надо помнить о том, что вряд ли что-то изменится в ближайшую тысячу лет. Как говорится, это на всю оставшуюся жизнь. Достаточно понаблюдать за увлекательным процессом сживания со свету каждого индивидуума, не обделённого даром божьим. Толпа дружно гробит претендента, а потом азартно делает дивиденды на его имени и трудах. Процесс паразитирования на именах мёртвых приобрёл вполне оформившиеся контуры при советской власти, ибо именно Советы несравненно обогатили и окультурили безбожную некрофилию. А теперь этот процесс превращён в традицию. Да что там – Михаил Афанасьевич, вам всё это более чем знакомо. Нахлебавшись сих наваристых щей на примерах многих (почти всех известных!) поэтов, прозаиков, режиссёров, артистов, волей не волей начинаешь шкурой ощущать эту гнилую энергетику, эту коллективную жажду серых иномедуз. Заметьте, у животных нет ничего подобного. Даже в прайдах хищников не замечено насильственных смертей себе подобных. Другое дело человек. Человек не просто хищник, он людоед. Как был людоедом на заре человечества, так и сохранился. Да, к чему это я? А к тому, что есть удивительный факт – я жива. И собираюсь оставаться таковой и дальше! 218

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Глава 7. Позитив позитива Смотрю на некоторых двуногих – до чего же обожают себя! Именно обожают! Занимаются только своим драгоценным здоровьем, говорят только о себе, носятся с каждым своим чихом. А посмотришь в реальности – здоровенная особь килограммов за сто. Всех переживёт! Но всё время жалуется на здоровье – то одно не в порядке, то другое барахлит, то третье никак в норму не придёт. Медиков за... Они чуть не отправили её, эту особь, к ... психиатру. И правильно бы сделали! Но всё не впрок! Любовь к себе непобедима! Если раньше слово «эгоист» имело негативный смысл, то теперь эгоизм – главное достоинство. И у некоторых кроме вот этого нарциссизма не остаётся ничего другого. Для них все вокруг – уроды. А уродливость заключается в том, что они, эти окружающие, не любят ту самую особь так же самозабвенно, как это делает она сама. Уроды, действительно, уроды! Как можно не любить такую красоту! Не любить, не обожать, не жалеть, не идти на жертвы ради... Очень, очень подозреваю, что эта самая особь – стукачок на довольствии, ибо не раз делались попытки залезть щупальцами, да поглубже. Проделывалась сия операция всё тем же инструментом – жалобами на никуда не годное здоровье, на бедственное, почти смертельное состояние организма, на тяжёлое положение в семье. Подразумевалось, конечно, что сочувственные действия по спасению должны последовать незамедлительно. Спасать душу и тело такого ценного, бесценного кадра – святое дело! Господи, каких только упырей не плодит 3D-реальность! Даже любовь – казалось бы, лучшее качество человеческое, здесь становится самой отъявленной бесовщиной. 219

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 8. День летнего солнцестояния Июнь 21 число. День сравнялся по продолжительности с ночью. Тишина. Прохлада. Ветер северный – любимый мной, свободный, сильный. Иду гулять. По стечению обстоятельств (мне назначена встреча у фонтана) гуляние состоится на Площади 9 января. Небольшая площадь-парк. Аллея огромных старых берёз. Клумбы, подстриженные кустарники. Скамеечки для таких, как я. В центре парка скульптура вождя всех народов – Владимира Ильича Ленина. Знаменитый мыслитель-политик стоит на высоком постаменте в задумчивой, но устремлённой вперёд – в светлое будущее, позе. Тёмен лик великого вождя. Черна и его монументальная фигура. Время и ядовитые испарения города покрыли бронзу неистребимым налётом тьмы. Облакам, несущимся в солнечном небе, людям и всему миру абсолютно всё равно, что там происходит с бронзовым Владимиром Ильичом. И только голуби нахально пользуются его расположением. Голова и плечи вождя служат настырным птицам точками опоры в опасном мире. Высоко над асфальтом, на уровне берёзовых крон, на надёжных бронзовых плечах и такой же голове голуби чувствуют себя хозяевами парка и города. Вождь им в помощь! 9. И вновь – на Патриарших Восьмого мая 2015 года Пресненский суд Москвы признал Женечку – фигурантку уголовного дела о хищении трёх миллиардов в Минобороны, виновной и приговорил к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима. Восьмого мая она была помещена в СИЗО. Но спустя три месяца выяснилось, что девушки нет в тюрьме. СМИ пестрили сообщениями очевидцев – Женечку видели нарядной и гуляющей, где бы вы думали, Михаил Афанасьевич? – на Патриарших прудах. Оказалось, что Судоготский районный суд Владимирской области принял 220

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза решение об УДО милой дамы. Чиновница, укравшая миллиарды у государства, то есть, у граждан, чудесным образом превратилась почти в ангела, ибо выяснилось вдруг, что может быть, хищения и были, но Евгения при этом – лицо, скорее, пострадавшее. И вот уже Женечка подаёт жалобу на арест её имущества, требует в своё владение пять арестованных квартир, требует вернуть ценности, в том числе – картины, отнятые ранее по решению суда. Друзья мои, кто может помешать «вору в законе» в нашей стране? Ну, уж никак не суд! Михаил Афанасьевич, Воланда сюда! Только ему такое по плечу! Ай, молодца! Браво, Евгения! Тем более что обворованные граждане моментально забыли о случившемся катаклизме. Другие великие дела вытеснили какую-то там кражу, в каком-то там департаменте. Военные действия в сопредельном государстве и в несопредельном – тоже, заслонили навсегда довольное лицо проворовавшейся VIP- персоны. А её сердечного друга и крышевателя, бывшего министра, так и вообще наградили новой высокой должностью – он стал директором по авиационной промышленности. Уж не поэтому ли самолёты сейчас стали падать с неба, как лысые горошины? 10. 2015-ый, который пришёл и ушёл Ловлю себя на мысли, что дракон информационной эпохи расставляет отточенным когтем свои метки на всём – на образе жизни людей, на их сознании, на литературе и искусстве. Невольно замечаю всеобщие (и мои личные) перемены в отношении к художественной прозе. Есть ощущение, что изобразительность прежней художественной прозы становится избыточной и ненужной. Картинки, образы, на которых стояла художественная литература 19-20 веков, стали неинтересны, как и сама литература, которая что-то изображает. Изобразительный ряд в литературе вторичен. Метафоры вторичны. Первично – слово, формула мысли! 221

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Сейчас интересен сам процесс мышления как инструмент развития и совершенствования интеллекта. Картинки реальности, изобразительность отданы в масскультуру видеоряда, то есть ушли на экран монитора и телевизора. Несмотря на кажущуюся потерю значимости литературы, сейчас именно наступило время торжества слова, как главного выразителя мысли, главного инструмента человеческого сознания. Поистине – вначале было СЛОВО! Пришло понимание, что мне как читателю и почитателю художественной литературы постепенно стали неинтересны выдуманные персонажи, их характеры, сюжет. Мне интересен сам автор, его мысли о жизни, о человеке, о себе самом. Зачем мне вымышленный посредник между автором и мной. Посредник – это некая аберрация мысли, искажённое слово, просто фантом, с которого и взять-то нечего. Персонаж нужен в занимательных жанрах, в развлекаловке. Серьёзный разговор возможен только напрямую с автором. Сейчас прозаику уже не спрятаться за картинкой, сюжетом, персонажем. Если автору нечего сказать мне, то словесная картинка не поможет. Те, кто прошли через дрессуру соцреализма, никак этого не могут понять. Пыжатся от собственной значимости – дескать, не могут писать современные прозаики, как мы. А современная проза не хочет быть изобразительной и художественной. Современная проза повзрослела и поумнела, перестала изображать и начала говорить о том, что важно по- настоящему, ушла на горизонты поиска и создания смыслов. Поэзия, в отличие от прозы, это всегда честный диалог с читателем – без посредников. Таковой она была всегда. Таковой и осталась. Именно в Год литературы как никогда заметным стало течение времени, и пришло понимание, что старые литературные формы, как и всё на свете, имеют срок жизни. Хочется это кому-то или не хочется, но новое время рождает и новые формы литературы. Оценивать этот процесс с точки зрения «хорошо-плохо» в корне неверно. Просто новая форма даёт автору новый инструментарий и требует иного языка и содержания. Откажется ли астроном от современного мощного телескопа, который создан в 21 веке? 222

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Так и писатель не может пренебречь новыми живыми формами слова, ведь они рождаются из океана общечеловеческой (космической) мысли подобно овеществлённым мыслеформам Станислава Лемма в «Солярисе». Виктор Шкловский ещё в 1933 г написал: «Стихи, рассказы, романы тоже пройдут. Пройдут не сразу. Будут какие-нибудь журналы, в которых старые литературные формы «застрянут» на время, как «застряли» в Австралии птице-звери». Но старая литература «застряла» не только в журналах, но и в учебниках. Почему одной из основных проблем в Год литературы была объявлена проблема приобщения детей к чтению? Дети не читают книг или читают, но неохотно и мало. Называлось много причин тому, но пока никто не осмелился сказать, что причина, возможно, в том, что традиционная литература 19- 20 веков быстро превращается в архаику. Неспешный ритм традиционной прозы не совмещается с ускорившимся ритмом жизни и абсолютно не попадает в ритм информационного потока, в котором человеку приходится существовать. Школьный и ВУЗовский курсы литературы построены так, как будто со времён 19 века ничего не изменилось. Год литературы пришёл и ушёл. Неудобные мысли и вопросы остались. Михаил Афанасьевич, возвращайтесь – надо что-то менять, а мыслителей, кажется, нет. И не предвидится. 11. Вначале были деньги (или Год литературы в провинции) Вначале они были – эти самые деньги. А потом растворились, примерно как сахар в чашке кофе. И больше никто их не видел. Книгу, которую планировалось издать в Год литературы, литераторы отпечатали на свои собственные скудные финансы. Наскребли по сусекам да и ... Вот такая сказка про Год литературы, так кстати случившийся в провинции. Старая, старая сказка. Так что и у нас есть свои Женечки. Калибром поменьше, комплекцией 223

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза полегче, но тоже в деньгах кое-что понимают! 5D – реальность. А в масштабах всей России, говорят, деньги были выделены агромадные! Но с ними стряслась та же беда, что и в нашем маленьком королевстве. Конечно, всё это ерунда! Где-то ведь дела обстоят и значительно хуже – в Крыму, например. Добровольцы собирают стеариновые свечи для крымчан – как-то ведь надо людям выживать без электричества. Предновогодний Крымский катаклизм, пожалуй, будет пострашнее Года литературы. А уж о более серьёзных вещах и вспоминать не стоит – о том, что творится в Сирии, например. Там уже не 5D, а 2015D – реальность, вернее – ирреальность. Михаил Афанасьевич, снова приходится (но не всуе) поминать мессира. 12. Новый Лев Толстой (Толстая) в нашем городе Присылает сегодня одна дамочка, считающая себя не чуждой литературному таланту, лонг-лист одной из престижных премий. А там – её имя в числе лонг-листеров, причём за книгу – сборник произведений многих авторов, начиная с классиков, куда она поместила и свою некую сказочку. – Как такое возможно? – спросит дотошный любитель чтения. А так! Для этого надо всего лишь регулярно кататься в столицу и привозить в подарок нужным лицам чудо- лекарства, производимые из натурального сырья. Благо, фирма-то своя, родная в доску! Вот такие времена 15D-реальности. Так что удивляться уже нечему, тем более что дамочка эта – лонг-листер, даже и грамматику знает плоховато. Пишет сказочки суконным языком, издаёт их на чужие деньги. Вот денежки с людей вытаскивать – это ей хорошо удаётся! Талант! Куда тут денешься?! Поздравляю наш город с новым великим Львом Толстым (или Лёвой Толстой)! Так что, когда развиднеется, встретимся. А пока всё туманом подёрнулось, дресвой обсыпалось, во хляби ухнуло, так что разгрести эти 3D, 4D, 5D, не говоря уже о 15D- 224

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза развалинах Колизея, нет никакой возможности. Тут чем больше пытаешься разгрести, тем плодовитее становятся руины. Культура, одним словом! Великая русская литература! А если серьёзно, Михаил Афанасьевич, то мне кажется, падать уже некуда – мы достигли дна во всём! В политике, культуре, литературе, морали и нравственности. Промышленность где-то рядом, то есть близко к нулевой отметке. Магазины пока ещё работают. Это единственное, что шевелится в просторах страны. 13. 15D-сон Приснилось сегодня – иду это я по улице Воинов- интернационалистов к площади 9-го января к памятнику великого вождя пролетариев всех стран Владимира Ильича Ленина. Одним словом, история вокруг. И упирается она, эта история, естественно в предводителя мировой пролетарской революции. Все дороги ведут к его ногам. Дурацкий сон, конечно. Но что с него возьмёшь – сон! Кто его исправит?! Так вот и продвигаюсь в указанном направлении. Вдруг навстречу мне по этой самой площади 9-го января идёт неприметный такой гражданин с тросточкой – в пальто, типа сюртук. Проходя мимо меня, он слегка наклонил голову направо (или налево) и сказал сквозь зубы, не разжимая рта: «Именем великой революции приказываю – соблюдать полную конфиденциальность. Никаких самостоятельных действий. Ожидайте дальнейших инструкций». Сама того не желая, я вдруг ответила: «Есть!» А что это означало – поди, проверь. Во всяком случае, думать над этим я была не намерена. Никто не думает, а я что – лучше всех? Мысли бродят лишь в неподвижных мозгах вождя. Видимо, этот тип с тросточкой случайно поймал последнюю, рассеивающуюся на ходу, волну мышления бронзового гения революции. Но всё-таки, поймал! Мысль – опасная штука. Поймал её и ведь – чем чёрт не шутит?! 225

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Вот такой сон глупый. Ну, так, какова жизнь, таков и сон! 14. Абсурд и ещё раз – абсурд А жизнь, вот она – бьёт ключом! На Сахалине танкер, груженный несколькими сотнями тонн дизельного топлива и несколькими сотнями тонн мазута потерпел аварию – сел на мель из-за сильного ветра. Спасать надо танкер, пока вся его начинка в море не вытекла. Но это пустяки в сравнении с тем, что МИД Турции запретил своим гражданам посещать Россию, а Россия рекомендовала своим туристам не пользоваться Турецкими курортами. При этом Россия продолжает бомбить террористов на границе Турции (как бы в Сирии), а турки накануне сбили российский бомбардировщик, один из лётчиков погиб. В Мали при нападении на базу миротворцев погибли три человека. Украина объявила Сергея Пенкина персоной нон грата. Крымнаш приостановил приём отдыхающих в санатории – полуостров обесточен дружественной Украиной. Македония начала строительство забора на границе с Грецией. Дочь обокрала 91-летнего отца и заперла его в погребе. Россия, с днём матери! Внимание, горожане(!) – завтра в нескольких районах города отключат отопление и горячую воду. Можно продолжать и продолжать серию новостей – и все они будут весьма удачно вписываться в рамки абсурда (если, конечно, абсурд имеет какие-либо рамки). Добавить можно, пожалуй, лишь цифры биржевых курсов валют. Доллар – 66, 45, евро – 70,38 рублей. Спустя один день, доллар уже 67,74. Совсем недавно (года не прошло), курсы валют были в два раза ниже. И новости тогда казались оптимистическими. Это жизнь. Но и жизнь, и сон – всё неуправляемо рождается ниоткуда, движется неизвестно куда, и никому не дано знать, чем закончится. 226

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 15. Труба (3 декабря – 2015 г) Ежегодное послание президента Федеральному собранию. Тон докладчика какой-то неуверенный, словно идёт в тайге, нащупывая тропинку. Да и то – после недавней публикации материалов расследования ФБК Навального о художествах сынков генерального прокурора – всё, что ни говори, будет восприниматься через эту призму круговой бандитской поруки. Вот и неуверенность. А ну как народ роптать начнёт! Но народ не ропщет. Народ привык к беспределу. Все знают, где живут, что происходит. Но никому уже дела нет ни до чего! Удивить воровством, бандитизмом, издевательствами над людьми, любыми запредельными преступлениями уже невозможно. Полная и стопроцентная адаптация! И вот что странно – видела я в этот день, как раз по окончанию трансляции в 16-00 по местному времени говорящую картинку. Большая круглая кирпичная труба бывшего советского хлебозавода (а ныне – торгового склада) вдруг зарделась флуоресцентным оранжево-багряным сиянием. Последний луч солнца как-то так упал из-под огненных туч заката, что труба засияла, загорелась и даже задымилась розовым заревом. Длинное громоздкое здание, на котором и восседала труба, оставалось тёмным, а над крышей творилось что-то невероятное. Ничего подобного не наблюдалось ни до, ни после этого дня. В тот критический для страны момент мне оставалось только воскликнуть про себя (ибо не с кем было поделиться!): «Нам – труба!». Похоже, природа не просто даёт говорящие Знаки, но уже криком кричит. Но...не слышим! Не видим! Не хотим ничего знать! Реальность становится всё трагичнее и анекдотичнее – одновременно. Почти как при КПСС. 227

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Боги И снова мы в зоне, где ржавые оси Людские сердца, как шампуры, прошили, Где бронзовой дланью маячит Иосиф – Его превосходительство Джугашвили. Мы странно, так странно без воздуха живы – Анаэробные, многорукие Шивы. Мы даже любить умудряемся в зоне, Где воздуха нет в эмпирИи убогой. О, матерь Мария! Сей возглас резонен – Но мы многоруки и сами как боги. Подлодкою «Курск» затонувшее время, Рутина кошмара (О, матерь Мария!) Воздушный пузырь – словно Премия Гремми, Но...быстро заканчивается эйфория. 16. Что такое пошлость в литературе Мой коллега, один из тех, кто когда-то прошёл через шпицрутены соцреализма, написал в Фэйсбуке: «Мой трудовой стаж исчислялся со дня вступления в СП, у меня была возможность иметь кабинет (два десятка метров доп. площади). Наконец, – и, может быть, это самое главное, – мои работы принимались или отвергались после оценки серьезными критиками (опять же – профессиональными!). Управление качеством (в том числе жесткое издательское сито) позволяло мне с чистой совестью пользоваться вышеперечисленными "благами" и считаться профессионалом, зарабатывая на жизнь литературным трудом». 228

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза А вот мне думается иначе. Писательский кабинет, стаж, контроль за качеством, зарплата за просеянные через издательское сито книги,– если всё это критерии профессионализма, то, как так могло произойти, что при смене политики все профессионалы вдруг перестали быть таковыми? Значит, производился контроль не за качеством литературы, а проверялось многоступенчато что-то другое? Видимо, соответствие политической линии? Сменилась политика, и новая политика предложила новые критерии для литературы. Вместо соответствия писателя генеральной линии партии, теперь необходимо соответствие рынку. Так что такое профессионал в литературе? Профессионал тот, кто работает на идеологию государства, получая за это зарплату, или тот, кто выдаёт тексты, которые можно продать? Если и тот, и другой профессионалы, значит, литература – просто товар. А те, кто занимается производством такого товара – подмастерья. Мастером же в литературе становится лишь тот, кто умеет свободно мыслить и не зависит ни от кого, кроме бога. Государство при социализме (ленинизме, сталинизме, брежневизме) и теперешний рынок делают одно и то же – управляют процессом творчества, только с помощью разных рычагов. Одно ничуть не лучше другого. Тогда литература была товаром, который заказывало государство, теперь заказчик – рынок. Тогда государство сжирало таланты и ломало судьбы и жизни, теперь это делает рынок. Так что ничего не изменилось – только тогда спросом пользовались одни профессионалы, а теперь – другие. Вот и вся разница. Соответствовать линии партии ничуть не меньшая пошлость, чем соответствие рынку. Настоящая же литература обычно взрастает вне товарных отношений. Это истина, и не видят её лишь те, кто прошёл идеологическую дрессуру КПСС. Они так и не поняли, что произошло за последние 25 лет. Но, Михаил Афанасьевич, ваш Мастер жив, несмотря на всенощные труды шариковых. 229

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 17. Казуальная замкнутость физического мира Недавно натолкнулась на понятие казуальной замкнутости физического мира. Научный мир давно и прочно стоит на принципе, сформулированном так: любое физическое следствие имеет для своего появления достаточную физическую причину. То есть для объяснения любого физического следствия не требуется никаких нефизических причин. Однако этот постулат, как мне видится, вступает в прямое противоречие Антропному принципу – одному из основополагающих принципов квантовой физики. Не буду углубляться в детали, скажу лишь, что Антропный принцип – это такое соотношение физических констант, при которых неизбежно появление НАБЛЮДАТЕЛЯ в природе. И это главное в антропном принципе! Наблюдатель – это СОЗНАНИЕ. Следовательно, сознание столь же вечно, как и материя. Вот это и есть математическое доказательство того, что Вселенная может существовать только при наличии СОЗНАНИЯ (наблюдателя). Носитель сознания – человек (или нечто другое, но также имеющее разум, например – бог). Что из этого следует? Видимо, то, что научный мир явно упускает возможность видеть психические причины многих физических следствий. Говоря простым языком, научный мир не видит влияния сознания на природу, планету, Вселенную. Это своего рода слепота, в которой научному миру уютно существовать, но она (эта слепота) в конечном итоге уводит от Истины. На самом же деле, накоплено огромное количество фактов, доказывающих силу психического воздействия на окружающий мир. Агни Йога (пусть это и не научный труд) напрямую утверждает – мысль материальна. Но что Агни Йога, ведь научный мир не доверяет и квантовой физике. Что бы на это сказал ваш Воланд? 230

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 18. Объявился домовой В середине декабря две тысячи пятнадцатого года впервые с тех пор, как живу на Ленинградской, во сне показался домовой. Как-то я уже писала, что дала моему домовому имя – Максимилиан. Но видеть его во сне не приходилось. Может быть, и не было в этой квартире домового. Обычно при переезде на другое место жительства всегда во сне являлся мне Дух дома. На Фомченко это был мужчина – копия Жириновского. На Социалистической домовой принял облик моего сына, но при этом показал, что может преображаться, как угодно. На Приречной объявился в виде жёлтого гнома с длинными ушами – недобрый был Домовой. А вот здесь, на моём последнем месте обитания, только сейчас – на шестой год предстал домовой одним из лучших авторов Бийска. По обличью – вылитый Игорь Р. Сценка была сказочной – домовой подошёл к кровати, где я спала, и легонько поцеловал меня в щёчку. Вроде как ветерок дунул. Так что Дух моего дома – Максимилиан Игоревич. Спасибо, что объявился! Теперь знаю – живу под его защитой! Несколько дней после видения Игоревича меня не покидало праздничное настроение – вот что значит, Добрый Дух! Подпитал, поддержал, приголубил, уверенность в себе подарил. Игоревич, привет! Думаю, вам объяснять ничего не надо, Михаил Афанасьевич! Вы меня понимаете! 19. Ночная Снегурочка Двадцать второе декабря, двадцать часов. Самая длинная ночь в году уже на подходе! Непроглядная тьма. Дождь вместо декабрьской метели. Кругом гололёд – коварный ямистый и бугристый каток под ногами. Вхожу в трамвай. Здесь тепло, светло и уютно. На следующей остановке из тьмы вдруг показалось что-то сверкающее, плывущее над гололёдом – птица не птица, гирлянда не гирлянда. Оказалось, женщина в тёмном пальто и чёрной шапочке с 231

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза «бриллиантами». В темноте видны только вот эти плывущие в воздухе крупные «бриллианты» – такая свёрнутая в улитку гирлянда. Из окна трамвая – полное впечатление светящегося привидения. Проплыло оно мимо окна, вошло в вагон и тут же превратилось в обычную женщину со стеклярусом на вязаной чёрной шапочке. Так что это была Ночная Снегурочка. Серебро с её наряда смыло холодным дождём, вот и стал он чёрным. Только звёзды декабрьские на шапочке ещё ярче засветились. Чудеса в этом мире случаются так же часто, как и безобразия! 20. Новогодний паучок Который день льёт дождь. Ночью минусовая температура, днём плюсовая. Вот такое предновогодье! Ледяные фигуры, сработанные, было, художниками на площадях города, исчезают на глазах. Подхожу к остановке. Вижу (это в декабре-то!) паучка- дровосека, прилипнувшего к бетонной стене. Выполз откуда- то погреться на солнышке, а светило, конечно, пригревает, но уж очень скупо. Видимо, паучку сыро, неуютно, холодно, но к тёплым домам человеческим не добраться. Вот и приходится как-то выходить из положения. Странно смотрятся продавцы ёлок под дождём. Они похожи вот на этого неурочного паучка – как будто не время и не место для новогодней ёлки среди декабрьской, но осенней непогоды. 21. Явление спайса народу Еду своим любимым маршрутом. В первую дверь на остановке входит парниша восточной внешности. Джинсы, чёрная куртка, чёрная вязаная шапка, натянутая до глаз. Возраст – около двадцати пяти лет. В руке большой полиэтиленовый мешок с тёмно-зелёной крупкой – спайс. Ни от кого не скрываясь, парниша покупает билет, садится и только тогда прячет пакет за пазухой. Реальность сего дня! 232

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Этот парниша чувствует себя хозяином положения. Попробуй, что-нибудь скажи ему! Или позвони в полицию. Тогда окончательно поймёшь, что ты – никто, а вот этот владелец пакета, действительно, хозяин. Никто не удивляется хозяину с якобы запретной забавой в руке. Наоборот, все понимают, что это – реклама, наглое предложение – дескать, вот он – товар! По сути, явление спайса народу – настоящий теракт, демонстрация убойной силы. Но погибшие от этой зелёной бомбы объявятся позже, и их никто не увидит. О них никто не услышит – только несчастные родители, чей сын или дочь будут убиты. Но... борьба за «наши интересы» почему-то идёт в далёкой южной стране, а не здесь. А, может быть, вот этот хозяин и есть носитель настоящих интересов, которые и реализуются успешно изо дня в день, из года в год. 22. Вася Обломов Эх, и встретился мне на просторах инета мальчишка весёлый, ироничный, симпатичный – Вася Обломов. Оказалось, это звучное имя – псевдоним. Расшифровывать не хочется – пусть для меня так и останется – Вася Обломов. Вася пишет песни в стиле «рэп», сам их исполняет с группой сотоварищей. Тексты песен, что называется, не в бровь, а в глаз – с политическим народным подтекстом. Слушаешь Васю и понимаешь – он из тех, кто рождаются говорить стихами. Однажды под Новый год вваливается в автобус парнишка, поднимает лицо – вылитый Вася Обломов! Понимаю, что такого не может быть – даже если Вася приехал на гастроли, в автобусе явно передвигаться не будет, организаторы уж его-то обеспечат нормальным транспортом. Но глаз оторвать не могу. Подойти, спросить, а не Вася ли Обломов появился собственной персоной в нашем городе, неудобно. Может быть, предполагаемый Вася и понятия не имеет о своём поющем двойнике. Природа – загадка! Говорят, у каждого человека на планете живут одновременно с ним семь двойников. Так ли 233

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза это на самом деле, никто не знает. Но вот одного двойника моего любимого Васи Обломова я видела лично. Настоящий клон! Ваш мессир, Михаил Афанасьевич, был бы доволен – скорее всего, это один из его подручных прибыл в назначенную точку пространства, в наш городок. 23. Рука – главный орган Придумал же кто-то новогоднюю иллюминацию в виде человеческой руки, торчащей из земли – что-то в виде логотипа программы «Голос». Торчит эта мигающая рука, словно грозит всем – дескать, помни о... О чем же помни? О том, что все там будем? Будем. Никто не спорит. Или о том, что жить охота, а не дают! А, может, о том, что главное в человеке – рука. А как же тогда голова? Хотя... давно известно, голова – как раз не главное! Вот она-то именно и мешает человеку жить. Не было бы головы, не было бы и никаких проблем! В общем, умная иллюминация. Думай, хоть так, хоть – этак! А хочешь, не думай! Всё в твоих руках! 24. Стоячая метель За десять дней до Нового года в столице края наметилось собрание – писатели решили поговорить за жизнь. Ехала в одиночестве. По разным причинам никто из соратников не составил мне компании – кто-то болеет, у кого-то болеют родственники, один работает – начальство не отпускает, другой – сам начальник, отлучиться не может. Метель в день поездки разыгралась на славу! Казалось бы, неудачная погода, но выяснилось – наоборот! Никогда ещё не доводилось видеть мне такой волшебной картины. Сиденья в автобусе расположены высоко, поля через окно видны, как на ладони. Метель сильная, яростная, низовая, поднимает снег, и вихри снежные толпятся на полях до самого горизонта. Ветер несёт снег сквозь толпы этих белых 234

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза привидений, а сверху, на синем небе играет солнце. Всё сверкает, искрится, движется, летит. Фантастика! Где-то на подходе к городу вошла в автобус девушка размером с молодого бегемота. Лицо у неё сияло, щечки румянились от мороза, в комплекте была и толстая русая коса. Вот и Снегурочка пожаловала! Так что метельная сказка уходящего года достойно завершилась! Счастье всегда приходит вовремя! 25. Свырка аргоном Издалека засветилась, замигала бегущая строка – реклама шиномонтажа. Среди прочих благ, предлагаемых шинной мастерской, сверкнула и повторилась несколько раз загадочная формула «Свырка аргоном». А что? Изобретательно! Прочтёшь и уже не забудешь! Кто-то думает – вот она, ошибка! Грамотеи – ёж, твою! Ан, нет! Всё продумано, всё в соответствии. Реклама живёт своим порядком, по своим законам. Так что, товарищи, замечания не принимаются! Подъезжайте, обслужим! Наилучшим образом произведём свырку, потому что работают в сем заведении ребята с головой! 26. Отдел по надзору Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека города Бий...ска, т. 32-84-47. Вот это объявление органа, пекущегося о благополучии человека города Бий...ска, попалось мне на глаза в трамвае. Вот прямо так и написано: «Управление по надзору... защиты прав...и благополучия человека города Бий...ска». Заметьте, не просто человека, а человека города Бий...ска. Горжусь моими надзорными органами! Они заботятся обо мне – человеке города Бий...ска! Спасибо, родные мои! Тронута! До глубины души! 235

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза И тут за окном, выплывая навстречу и размещаясь на первом плане, нарисовался бо-о-льшой баннер: «Улыбнись!». Ах, сколько заботы обо мне, человеке города Бий...ска! Думаю, нигде, ни в каком другом месте не встретишь вот такой отеческой моральной помощи – только в нашем городе! Слава творцу! 27. Излучение Хокинга Интересная информация попалась мне на просторах рунета – явление, которое описал британский физик- теоретик Стивен Хокинг. Изучая поведение неразрывной пары виртуальных микрочастиц* на горизонте событий** (на входе в чёрную дыру), он пришёл к выводу, что при переходе этой границы происходит разделение пары на две микрочастицы с противоположными свойствами (условно говоря, с положительным и отрицательным зарядом). Одна из них уходит в чёрную дыру, а другая излучается вовне в виде фотона. Это явление получило название – излучение Хокинга. Если предположить, что человек (его полевой двойник) – это совокупность физических частиц, имеющих те же свойства, то, что произойдёт с человеком при пересечении горизонта событий (при переходе в чёрную дыру)? Согласно теории Хокинга, человек должен разделиться на два объекта, то есть на горизонте событий произойдёт образование клона. Один из этих двух объектов благополучно уйдёт за горизонт событий – в чёрную дыру, без возможности возвратиться. А другой излучится во вне – в наш физический мир, в нашу Вселенную в виде света. Для тех, кто остался в нашем физическом мире, упавший в чёрную дыру исчезнет навсегда. А ему самому покажется, что ничего не случилось. Однако, попав внутрь чёрной дыры, он будет вынужден существовать в абсолютно тёмном пространстве, где нет ничего – ни звука, ни света. За горизонтом событий из-за искривления времени- 236

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза пространства законы физики перестают работать, благодаря этому человек попадёт в подобие бессмертия. Однако внутри чёрной дыры никто не был. И не факт, что законы физики там не работают. Возможно, они работают, но по иным лекалам, которые нам не доступны для изучения. Фактически, горизонт событий разделяет реальности – этот и тот свет. Таким образом, тот свет, куда уходят люди после смерти, найден, и находится он внутри чёрных дыр. И, возможно, люди, которые рассказывают о путешествии по туннелю во время клинической смерти, не так далеки от истины. Однако все они утверждают, что, двигаясь по туннелю, попадали, в конце концов, в ярко освещённое пространство, т.е. буквально – на тот свет. Возможно, те же явления будут происходить и с телом человека при пересечении горизонта событий – например, при попадании космического корабля в чёрную дыру, ведь принципиальной разницы между полевым двойником человека и его физическим телом не существует. Конечно, мои рассуждения – это мысли дилетанта, но всё же в них есть определённая логика, а значит, и частица истины. Подтвердить – так это или не так, думаю, под силу только Воланду. ________________ * Пара виртуальных микрочастиц (в космическом вакууме) – пара микрочастиц с противоположными свойствами, которые не могут существовать раздельно, но только в динамическом процессе «взаимного схлопывания – исчезновения». При этом происходит выделение квантов энергии. ** Горизонт событий – фронт входа в чёрную дыру, где заканчиваются все события известного нам физического мира. 237

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 28. Загадка Гераклита Всем известно высказывание Гераклита Эфесского: «Человек в смертную ночь свет зажигает себе сам; и не мёртв он, потушив очи, но жив; но соприкасается он с мёртвым – дремля, бодрствуя, соприкасается с дремлющим». Как понять это высказывание Гераклита? Попробуем поразмышлять. Что значит – в смертную ночь зажигает себе свет сам? Видимо, речь идёт о душе человека. Если при жизни он имел свет (бога) в душе, то этот свет и зажжётся в смертный час. И человек в таком случае не мёртв, но жив, несмотря на то, что очи его потушены. Но душа его в смертный час соприкасается с мёртвым, то есть с телом, которое перестало быть живым, однако душа с ним ещё не потеряла связь. Бодрствуя, то есть, имея живое тело при жизни, человек соприкасается с миром вещей, которые не имеют души, а значит и не могут считаться бодрствующими, а только – дремлющими. Согласно логике Гераклита, если света в душе не было, то её в смертный час ожидает мрак. По сути, Гераклит изложил основы христианства – задолго до явления Христа в этом мире. Так что человек всегда знал, что нужно делать для своего спасения и вечной жизни. Однако люди, всё зная, стараются забыть об этом неудобном знании. И тогда к ним приходит Иешуа. 29. Лев Гумилёв о логике Шариковых Лев Гумилёв, описывая субпассионариев, фактически даёт нам совокупный портрет шариковых: «Субпассионарий полагает, по собственной несокрушимой логике, что будущего никто предвидеть не может, так как он, получатель хлебного пайка и зритель цирковых представлений, не умеет делать прогнозы на основании вероятности. Поэтому он делит получаемую информацию на два сорта: приятную и 238

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза неприятную. Носителей второй он считает своими личными врагами и расправляется с ними при каждом удобном случае». Именно сегодня мы и наблюдаем вот такую массовую истерию шариковых, которые день и ночь вопят о пятой колонне, затесавшейся в их стройные ряды. О том, что этих «пятых» срочно нужно искоренить! Самыми суровыми способами – вплоть до... Для укрепления собственных позиций шариковы готовы на всё! Вот что пишет о современных потомках шарикова один из пользователей «ЖЖ»: «Вертухайские поскрёбыши повторяют то, чему их учили отцы и деды: выдумывают извращённую реальность и учат народ в ней жить и гордиться. Технология нехитрая: выдрать из приличного источника кусок, серпом и молотом загнуть в нужную сторону, заклеить дыры соплями и газетой «Правда» – и пустить в СМИ под видом солидной цитаты либо прямого исторического факта, чтобы простодушные мальчики и девочки потом патриотично разносили это фуфло по Интернету (уже бесплатно), ссылаясь как на истинный документ................ Божья роса кипит и булькает. Массы глотают и захлёбываются от восторга. А потом, когда холст на потёмкинской деревне сгнивает дотла, удивляются: ведь был же великий и могучий! Ведь все же трепетали! Ведь невозможно же!!!» 30. Волны кризисов Михаил Ан, литератор из Прокопьевска, изучая явление кризисных волн, описанное англичанином Тоффлером, пришёл, как мне кажется, к странному выводу. Тоффлер не назвал в своей работе причины возникновения волн. А Михаил Ан решил, что причиной является смена духовной сущности человека. Сначала новый Дух замещает прежний в человеке, а уж потом происходит техногенный кризис. Причём этих внедряющихся в человека Духов Михаил Ан назвал демонами второй или третьей волны кризисов. Его суждения выглядят вот так: «Третья волна показывает, что мы не осмыслили очевидное, а именно вторая 239

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза индустриальная волна принесла в мир не одного, а целых шесть «демонов», и какой бы социально-политический строй ни был – он вынужден поклониться этим шести демонам, принести им присягу на верность. Вот как сам Тоффлер описывает этих «демонов», или в его терминологии – «принципы»: «Эта полудюжина принципов — стандартизация, специализация, синхронизация, концентрация, максимизация и централизация» Во-первых, Михаил Ан противоречит сам себе, говоря, что вот этих демонов принесла волна кризиса. А потом вдруг называет причиной волн этих же демонов, то есть следствие превращает в причину. Во-вторых, рассуждения странно диссонируют с его христианскими воззрениями. В христианстве нет рукотворных демонов, которых бы производил человек или человеческое сообщество. Демоны по Библии – это падшие Ангелы, которых никто не сотворил, как и самого Бога. По христианству получается, что причина кризисов не в том, что вдруг совершается смена духовной сущности человека, а в том, что изначальная сущность (природа) его такова, что он своими действиями кормит демонов, разгоняя этот процесс до огромных скоростей. То есть изначально (при грехопадении и исходе из рая) человек ступил на дорогу, ведущую в ад, и успешно шагает этим путём. И свита его становится всё страшнее. Смена духовной сущности в человеке может произойти лишь тогда, когда он станет вместилищем Ангелов, а не бесов. Конечно, эти рассуждения не примет ни один здравомыслящий учёный, который всегда найдёт материальные причины любого явления. Ваш мессир, Михаил Афанасьевич, уж он-то был прекрасно осведомлён о неизменной сущности человека. 240

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 31. Веллер и новые товарисчи* – патриоты Новые патриоты (на окладе!) спешно составили списки врагов России, куда наряду с другими, естественно, попали наиболее талантливые и свободно мыслящие писатели. Например, Михаил Веллер, недавно выпустивший книгу «Наш хан и князь», в которой ярко, иронично, остроумно поведано о том, насколько история России превращена в миф, созданный советскими сказителями – акынами от «конторы». И вот уже любая мошка, вьющаяся на просторах инета, вещает о русофобе и враге России – Веллере. А писатель и публицист Михаил Веллер всего лишь проанализировал преподносимую народу «историю России» на соответствие фактам. Но... сделал, таким образом, то, что сейчас (да и всегда!) не позволено (с). Беспамятство Линейное мышление – Наглухо закрытое помещение. Внутри – телевизор, Программы Малахова и Киселёва. На столе – салат «Возвращение Сталина». Снаружи – враги, Вроде Есенина, Гумилёва, Жванецкого, Веллера И прочих, рождённых с другими мозгами, Призванных жить в открытом мире. Их место – в Сибири – Где-то там, в Магадане, на Колыме. Пусть радуются настоящей зиме! Послушай, товарисч, Мы, кажется, это уже проходили. Потом оказалось, враги – Это лучшие люди планеты! 241

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ты знаешь – Есенина и Гумилёва Твоими словами Убили! Как же ты быстро Забыл про это? ______________ * Современная транскрипция слова «товарищ» – прежняя утрачена вместе с революционными идеалами. 32. О любителях простых подходов или простота хуже воровства Николаю Т.: Категорически не согласна с Вами. Ваша критика не выдерживает никакой критики. Данной статьёй Вы просто продемонстрировали своё собственное незнание многих вещей в области поэзии. Я могла бы конкретизировать своё замечание, но скажу лишь, что современная поэзия это совсем не пушкинская строка. И если уж обращаться к классикам, то тут скорее можно сослаться на Андрея Белого, Валерия Брюсова или Николая Гумилёва. Современная поэзия – это сложнейшая метрострофика (пеоны, гиперпеоны, ритмическая нерифмованная и рифмованная поэзия, нарратив, верлибр и др.). Если же говорить о поэзии Дмитрия Мизгулина, то на примерах Вашей критики можно лишь сожалеть о том, что критикующий не знаком со всем богатством поэтического инструментария (тропы, инверсии, ассоциации и пр.) и даже не владеет литературоведческими терминами, поэтому критик остаётся лишь на уровне рассуждений, сообразуясь только с собственной логикой. Логика же у каждого поэта – своя, особенная. Дмитрий Мизгулин – большой российский поэт. Его поэзия (почти вся!) – рукотворная молитва. Что касается техники дела, то Дмитрий Мизгулин – мастер. Он как раз владеет всей палитрой поэтического инструментария. Он – 242

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза человек, закончивший кроме экономического ВУЗа, Литературный институт им. А.М.Горького С его поэзией я хорошо знакома, а вот Вы – всего лишь выдернули пару строк и решили, что этого достаточно для критики. Попробуйте вот с такими же мерками подойти к своим стихам. Как Вы думаете, что из этого получится? Татьяне А.: Поэзия не ставит перед собой задачи быть понятной. Поэзия это диалог с Богом и с людьми (поэтами, читателями), равными самому поэту по уровню интеллекта. А «понятно – не понятно» – это подход тёти Маши, главное занятие которой сидеть на скамеечке у подъезда и лузгать семечки. Любители «простых стихов», в частности, вы – часто возражают, что де вот Пушкин понятен и тёте Маше, а он – гений. Следует спросить таких граждан – а вы уверены, что Пушкин понятен этой самой тёте Маше? Даю миллион за то, что тётя Маша читала Пушкина только в начальной школе по принуждению – на уроках проходили два-три стихотворения, которые разжевала и подала в готовом виде учительница. Сама же тётя Маша прекрасно обходится без таких сложностей, как Пушкин. Тётя Маша вообще ничего не читает, кроме ценников в магазине. И если вдруг тётя Маша сидит где-нибудь на лавочке в городском саду (пришла развлечься) и слушает чтецов – поэтов, то будьте уверены – оценивает она не стихи (в них она – ни уха, ни рыла!), оценивает читающего. И говорит – хороший поэт или плохой поэт. Ну, иногда скажет коронную фразу – вот у этого де всё понятно, а у того – тёмный лес! А что ей там понятно – только бесу известно. Так что опираться на «народное» восприятие поэзии – всё равно, что требовать от козла молока. Михаил Афанасьевич, это всё ваши персонажи, любители жить и действовать по-простому, потомки незабвенного шарикова. 243

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 33. Что такое опытное знание Из писем – диалогов с М.П.А. 1-2 это высказывания М.П.А: 1. То, о чем я не могу знать, вообще ирреально по отношению к опытному знанию. 2. Математические абстракции хороши как инструменты решения поставленных задач, но задаваться физическим смыслом этих абстракций – дурной вкус Я ОТВЕЧАЮ: В понятие опытного знания входят не только экспериментальные подтверждения того или иного предположения или суждения о явлениях природы, но и математические вычисления и математические доказательства. Если некое предположение (например, догадка о том, что фотон – это и частица и одновременно волна) можно изобразить математической функцией (формулой), то это и есть доказательство того, что фотон в реальности имеет именно такую дискретно-волновую природу. Провести опыт с помощью каких-то инструментов, который бы подтвердил существование фотона, невозможно. Здесь математика и есть тот самый инструмент опытного знания. Фотон никто не видел. И что? Разве это ирреальная частица? Ничего подобного. Это самая что ни на есть материальная частица, которая одновременно является волной. Так что математические абстракции – это инструмент опытного знания. Это и есть их физический смысл. Увы, многие высказывания М.П.А. – это суждения человека, который много читал, имеет хорошую память, постоянно ссылается на авторитеты (будь то наука или религия), но совершенно не умеет мыслить самостоятельно. Он версификатор, компилятор. Умелый, но компилятор. Сказывается его необразованность – отсутствие системных знаний. Кажется, он и десятилетку не смог закончить. 244

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Отсюда его агрессия к инакомыслящим – это, т.н. «умный потомок шарикова», всегда готовый кричать: «Ату!». Что он и делает азартно по любому подходящему поводу. Я иногда пытаюсь достучаться до его мозгов, но тщетно. Одна цитата за другой выскакивают из его «чужого» сознания. 34. И Ленин такой молодой, и юный октябрь впереди! Дела в стране, развернувшей лицо в плюс- квамперфектум, туда, где в мавзолее лежит и прекрасно сохраняется мумия вождя, становятся всё хуже – рубль падает, цены на продукты растут, репрессивные законы множатся, как слепни в урожайный год, две войны затягивают всех в трясину непомерных военных расходов и следующей за ними по пятам нищеты. Всех, кто не хотят в сталинский СССР, поименовали пятой колонной. И верный нукер здравствующего вождя с удовольствием разместил на их виртуальных лбах виртуальный прицел. Так что теперь у нас в буквальном смысле – и Ленин такой молодой, и юный октябрь впереди! А ещё дальше, в самых прекрасных перспективах – возвращение царя. Кто бы мог подумать, что движение назад может быть таким захватывающим! Ваш мессир явно присутствует в этом замечательном ретро. Движение вспять, оказывается, точно попадает в парадигму великого Ленина: «Шаг вперёд, два шага назад!». Всё идёт по плану. Одна беда – главный мыслитель вдруг (ни с того, ни с сего!) объявил великого Ленина виновным в развале государства. Дескать, заложил Ильич – основатель пролетарского государства – мину, которая и рванула в незабвенном присно 91 году. Мистика! А Ильич-то, оказывается, мощнее любого Ильи Муромца будет. Спустя 67 лет после смерти сумел-таки развалить великое государство! Ай, да Ильич! Ай, да сукин сын! Это вам не пустячный триллер «Мумия возвращается»! 245

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Это, друзья мои, оказывается, Сакральная жертва тому, кто живее всех живых! Но тот, кто живее всех живых, не может существовать без подпитки энергией новых жертв. И кто (или что) будет следующей жертвой? Видимо, то самое государство, которое возникло на руинах прежнего. Мумия требует продолжения банкета. Жутковато заглядывать в перспективы этого процесса. Но их, в общем-то, вполне реалистично нарисовал нынешний вождь. Случайно ли вырвалась у него тайная информация или намеренно – неизвестно. Но в точности прогноза можно не сомневаться. Вспомним тех идолов, которые строили мир на жертвоприношениях. Где они все? И где тот мир, который они строили? 35. Дрон или чертовщина? Странную картину пришлось наблюдать мне несколько дней назад. Вечерело. Вначале мимо окна в южном направлении прошла дама в норковой шапке, в драном ватнике и растоптанных пимах. Норковый головной убор, конечно, украшал даму, но красота легко сходила на нет, ибо ватник и пимы не только затмевали меха, но и отменяли смысл жизни вообще. Затем в северном направлении, то есть навстречу даме в ватнике, низко над крышами домов пролетело нечто. На первый взгляд показалось, что летит торпеда – тело напоминало акулу в небе. Но хвостовое оперение этого летучего объекта светилось – несколько огоньков разного цвета были закреплены на хвосте, похожем на метлу. Сам объект имел тёмный цвет и оставил какое-то неприятное ощущение, подобное тому, что возникает от вида большого насекомого. Первая мысль и сформулировалась именно так: «Кажется, какой-то таракан здоровенный летит!» Вспомнилось собственное стихотворение о скорпионе – Лейурус Квинкестреатус: 246

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза ЭПОХА ЛЕЙУРУС КВИНКЕСТРЕАТУС Человек в летаргическом сне и не выйдет из комы. Надвигается мир потепления, мир насекомых. Синий дождь на высоких ногах через горы шагает – День, неделю и месяц шагает, и два. Наступает вода. Наступает эпоха другая. Что ж, готовься – тебе пригодится твоя голова. Мир изменится, друг мой, до атомов и до ионов, Динозавры проснутся сквозь времени каменный треск. И в новейшие крылья обрядится род скорпионов – Их фантомное облако станет кошмаром небес. *** Пролетел странный объект беззвучно и довольно быстро, низко над крышами, следуя по складкам местности. И только, спустя несколько мгновений, подумалось – это был дрон. Что, скорее всего, близко к истине. Что за дрон? Откуда он взялся? Видел ли кто-то ещё сумеречный полёт этого фантастического объекта? Что это – мистика или реальность каких-либо новых технологий? Летел он с юга – может быть, из Китая (граница рядом)? Или с какой-нибудь военной базы Афгана? Реальность становится всё фантастичнее, Михаил Афанасьевич. 247

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 36. Поэзия вертикального взлёта Как-то так сложилось, что поэтов стали делить на тех, кто принимает стихи Цветаевой, и тех, кто боготворит Ахматову. Но ничего случайного в мире не случается – да простят мне читатели сию тавтологию. Если отойти от конкретных имён, то в поэтическом поле рисуются три направления. Одно – душевная поэзия (Цветаева), другое – духовная поэзия (Ахматова – речь идёт не о религии, но о понятиях «душа» и «дух»). Третье направление – то, что может быть условно определено как тексты акына (что вижу, то пою). Постмодернизм в поэзии, практически весь, является текстами акына. Обратимся к понятиям «душа» и «дух». Душа – это горизонтальная составляющая человека. Душа – всё то, что соединяет тело с окружающим миром с помощью органов чувств, посредством ощущений, желаний, мыслей, рождённых ощущениями и т.д. Душевная поэзия, таким образом, рождена играми тела. Я определяю её как истерическую поэзию. Есть более техничное название – суггестивная поэзия. Многие поэты употребляют словосочетание – тёплые стихи. Душевная поэзия, действительно, тёплая, т..к. рождена играми тела. Дух – это то, что соединяет человека с Творцом, Абсолютом, Высшими силами. Назовите хоть как, но Дух – это то, что делает человека человеком, выделяет его из мира животных. Дух – это вертикальная составляющая человека. Поэты вертикального взлёта пишут духовные стихи, которые кажутся тем, кто живёт в горизонтали (т.е. душой) – холодными. Идущим по горизонтали кажется, что в духовных стихах нет жизни. Но это не так. Поэты вертикального взлёта пишут стихи, в которых не только есть жизнь, но в них именно – настоящая жизнь, жизнь духа. Однако творцам душевной поэзии дух недоступен (пока недоступен или по их природе – вообще недоступен). Они просто не понимают духовной поэзии (у них нет инструмента для этого) и не принимают её. 248

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Поэты вертикального взлёта понимают душевную поэзию, но относятся к ней как к творениям детей. Душевная поэзия – это детство поэзии. Творец душевной поэзии может повзрослеть и тогда только он начнёт «видеть» духовные стихи. Он может и сам перейти в состояние вертикального взлёта. Но творцы духовной поэзии никогда не вернутся в детство, не станут писать душевные стихи. Для них это – деградация. Хотя умение писать т.н. тёплые стихи есть у каждого поэта вертикального взлёта. Но душевные стихи для них – слишком простая задача. Иногда они могут это легко продемонстрировать, но лишь в качестве показательного примера. Что касается третьего вида поэзии – текстов акына, то такие тексты сможет написать любой грамотный человек, даже не имеющий литературного дара. Вот поэтому сейчас поэзия массово превратилась в сплошные тексты акына. Миллионы пишущих тексты – миллионы акынов. Вот, приходится объяснять разницу между тем, что принадлежит душе и духу. За более чем семь десятилетий советской власти и безбожия люди забыли о том, что такое душа и дух. Придумали для душевной поэзии метафору – тёплая поэзия. И пролеткульт канонизировал эту т.н. тёплую поэзию. Вот и получилось, что товарищ Пупкин пишет тёплые стихи, так как они бередят народную душу, а Борис Пастернак, Анна Ахматова, Александр Блок – холодные, т.е. чуждые народу стихи. Вы, Михаил Афанасьевич прекрасно знаете, чем закончилась Ваша эпопея написания романов, в которых дышит дух. Вам этого не простили! 37. О, дивный новый мир! Информационная война ещё только началась, ибо мы лишь в начале цифрового мира, который и есть инструмент информационной войны. А вот интеллект как раз почти полностью завоёван. Интеллект каждого человека и всего человечества полным ходом работают на информационную 249

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза войну. А закончится эта война лишь тогда, когда вся людская масса будет полностью управляема из одного центра. Мир сейчас находится на стадии атомизации человеческой массы – то есть, запущены в работу технологии взращивания крайнего индивидуализма, когда идёт отчуждение человека от государства, от семьи, от любой общности – будь то корпоративная, родовая, этническая или национальная общность. Технологии очень эффективные, и мы все это видим. За последние 25 лет люди в РФ изменились настолько, что даже самый необразованный человек знает об этом. Люди деградировали, и криминал стал нормой везде – начиная с самых верхов и заканчивая сторожем на кладбище. И это всего лишь начальная стадия информационной войны. Сейчас реализуются самые мрачные антиутопии, типа «1984» Оруэлла или Хаксли. Но пока эти сценарии находятся в отправной точке, поэтому люди в большинстве своём не видят направления, в котором движутся. Впереди человечество ждёт планетарный муравейник. Счастьем, видимо, будет считаться состояние, когда человек- муравьишка не осознаёт своего положения. В России люди умеют отключать сознание, как это не может ни один народ в мире. Они прожили века в крепостном праве, потом прошли живодёрню советского гулага, и теперь при любой опасности впадают в анабиоз. Живут, не включая сознание. Может быть, они переживут всех в этом мире. А, может быть, вымрут от деградации мозга, который веками существует без употребления. Скоро, Михаил Афанасьевич, некому будет читать Ваши романы. Но я очень, очень надеюсь, что хотя бы несколько мыслящих человек останутся в качестве поселенцев в Ноевом Ковчеге, который непременно пришлёт Воланд. 38. Заигралась Есть среди моих знакомых одна красотка лет 60-ти с хвостиком – такая, типа сохранившая детское восприятие, а точнее – детский эгоизм, когда всё время хочется на ручки. К 250

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза кому – безразлично, лишь бы гражданин согласился тащить на себе дамочку со всеми её заботами. Ну, само собой, заботами о себе, любимой. Метода простая. В разговоре постоянно как-то нечаянно ронять фразы, типа: – Как хорошо, что у меня есть настоящие друзья! – Хорошо, что у меня есть о ком заботиться (в противовес мне – одинокой, например). – Не представляю, как бы я жила, если бы всё доставалось только мне одной! В переводе с её языка это означает: – Как хорошо, что у меня есть настоящие друзья, у которых всегда можно чем-то поживиться! – Хорошо, что у меня есть о ком заботиться, а вот кто-то живёт один и, значит, должен позаботиться обо мне! – Не представляю, как бы я жила, если бы всё доставалось только мне одной! Не пора ли тебе поделиться со мной!? Например, дать денежек взаймы, тебе-то всё равно некуда их тратить. Чем выпускать какой-то там журнал, не лучше ли отдать денежки мне, ведь мне-то они нужнее. Дамочка любую свою фразу старается повернуть так, чтобы надавить собеседнику на совесть, хотя совесть-то тут, конечно, ни при чём! И я вначале, действительно, постоянно давала ей деньги взаймы. Она отдавала долги, но мелкими частями и так долго, что в пору уже было и забыть обо всём. Прекрасно понимая, что красавица пытается мной манипулировать, я, в конце концов, отказалась ей вспомоществовать, тем более что у неё в доме два здоровенных мужика – сын и внук. И такая же дочурка. Если иметь таких родственников для неё – неземное благо, то почему они, столь любимые ею, никогда о ней не заботятся? Почему-то заботиться о них всё время приходится ей, а не наоборот. И столь прекрасные друзья тоже ведут себя так же, как и родственники. А свои заботы она всё время пытается переложить на кого-то другого, например, на меня. 251

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Постепенно от общения с этой любительницей родственников и друзей возникло стойкое ощущение присоски, которая не прочь питаться тобой, т.е. приспособить твою жизнь под её личные нужды. Дамочка пыталась манипулировать не только мной. То же она долгое время пыталась проделывать с медиками, от которых ей нужна была группа инвалидности – для увеличения пенсии. Но эта страдалица не учла одного обстоятельства: медики – люди жёсткие. Через какое-то время кто-то из них отправил её прямым ходом к психиатру. И тут она испугалась – попадать в дурдом не входило в её планы. Так закончились её попытки манипулировать медработниками. Во всяком случае, закончились на какое-то время, пока мадам не найдёт какие-то другие ходы. Поживём – увидим. Все её поведенческие приёмы, её прилипчивость – всё это говорит о том, что, скорее всего, дамочка командирована работать «портянкой» от небезызвестной конторы. «Портянка» – это тот (или та), кто не даёт тебе житья, не даёт что-либо делать общественно-полезное, да и вообще, не даёт ничего делать, заставляя постоянно вникать в его личные проблемы. Наша героиня в этом – великий мастер, такая дли-и-нная портянка, путающаяся под ногами и не дающая и шагу ступить – типа Швондера с его командой медуз, всегда готовых запустить щупальца в чужую жизнь. 39. Доигрались Хорошо известное народу ведомство в последние годы советской власти наплодило множество «чудес». Чего стоит, например, экспериментальный цех т.н. экстрасенсов. Не обошла чаша сия и нашего города. «Обучение» в небезызвестных структурах, применение на практике, то есть на людях, сомнительных методик управления сознанием и т.д. Персонажи, якобы овладевшие сакральными знаниями, размножились и преисполнились важностью момента. Действовали открыто – знали, что ненаказуемы. 252

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ну, как тут не вспомнить слова Воланда: «Виноват, – мягко отозвался неизвестный, – для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок. Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день? И, в самом деле, – тут неизвестный повернулся к Берлиозу, – вообразите, что вы, например, начнёте управлять, распоряжаться и другими и собою, вообще, так сказать, входить во вкус, и вдруг у вас...кхе...кхе...саркома лёгкого, – тут иностранец сладко усмехнулся, как будто мысль о саркоме лёгкого доставила ему удовольствие, – да, саркома, – жмурясь, как кот, повторил он звучное слово, – и вот ваше управление закончилось!» Вот таких управителей чужой жизнью образовалось множество, а посему и довелось мне быть свидетелем историй, которые словно нарочно, точно уложились в сценарий Воланда. Некая дамочка, вообразившая себя «управителем судеб», практиковала на всех, кто попадался под руку. Загадочные пассы над головой испытуемого, глубокомысленные рекомендации для исправления «кармы», захватывающие беседы о том, как устроен мир иной, в который придётся отбыть рано или поздно, сеансы «лечения» болезней – дамочка бралась лечить даже неизлечимых. Театр продолжался лет пятнадцать, до тех пор, пока... (вспомним вышеозвученный сценарий!) гражданку-управительницу не хватил сначала микроинсульт, а потом и инфаркт. И та самая рука, которой она совершала жизнеопределяющие пассы, из- за нарушения кровообращения вдруг почернела и приняла вид нежизнеспособного придатка. Другой «управитель», который мнил себя судьёй и палачом инакомыслящих, действительно, вершил, вплоть до их перехода в мир иной, судьбы «молодых да ранних» поэтов. Не брезговал и не столь молодыми, но всё же талантливыми. В общем, трагически вершил судьбы всех, кто попадался под руку. Сам же при этом любил пожить на 253

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза широкую ногу – водочка, женщины и прочие удовольствия для утешения бренного тела. Видимо, «труд» его хорошо оплачивался. Однако... и для него пробил тот самый час. С очередной «белочкой» попал в печальный приют для расставшихся с адекватным восприятием мира, которым он так умело управлял. Далее след его затерялся. Обнаружилась лишь весть о том, что де похоронен в г. Ор...ле. Как он туда попал и где обрёл последний приют – тайна за семью печатями. Квартира и имущество его (как говорится, всё, что нажито непосильным трудом) отошли неизвестным людям. Третий персонаж драмы, имеющий, между прочим, хорошее гуманитарное образование, был отправлен этой самой «конторой» в пожизненную командировку – в рабочую среду на рабочую должность для тайного «стука» и явного идеологического воздействия на работяг. До этого знаменательного момента гражданин писал неплохие стихи. А после – канул в небытие, ведь он должен был (по своей задаче) стать ровней пролетариату, вызывать доверие у окружающих его собратьев. Так и прошла вся жизнь – в непрерывном «стуке» и в идеологически выверенных рамках. Выйдя на пенсию, гражданин вновь вернулся к писательству. Но пролетарская командировка длиною в жизнь сыграла с ним плохую шутку – развитие его способностей остановилось, видимо, ещё тогда, когда он старательно принялся играть свою неблаговидную роль. Так и пишет немудрёные стишата, камуфлируясь под работягу, под некоего крестьянствующего персонажа. Но «контора» упорно продвигает его нехитрые сочинения, рекламирует его как «известного поэта». Жалкая жизнь, жалкая роль, картонные тексты, дутая дешёвая слава. Кроме того, видимо, по причине «долгов» перед теми, на кого писались доносы, и во избежание расплаты от кого-либо из обиженных, гражданину пришлось покинуть город и уехать за тысячи километров от родины. Хотя и на юг, но всё-таки туда, где его никто не ждал. Уехать пришлось после потери сына, который погиб якобы от болезни, но... всё-таки, в странных обстоятельствах. Так закончилась ещё одна история «управления» чужими судьбами. 254

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Так же, как и в предыдущих случаях, оказалось, что «управляющий» на самом деле был управляемым, но за игру чужими жизнями всегда приходится платить – и не где-то там, на небесах, а здесь – на грешной земле. 41. Любитель шопинга Вот ещё одна история из той же серии, но несколько иного плана. Это комедийный водевиль про глупого молодца, который даже грамотой овладеть не сумел в своё время, но, выйдя на пенсию, решил стать знаменитым писателем. Сей творец издал две-три книжицы с бессмертным текстовым продуктом и выставил их содержание на литературном сайте. Хозяева сей интернет-площадки только этого и дожидались, ибо ресурс занимался получением дохода из неудовлетворённых амбиций неизвестных гениев. Наш добрый молодец тут же получил приглашение вступить в писательский союз, который якобы вёл отсчёт от императорского дома. Дело оказалось простым и понятным – заплати кругленькую сумму, и корочки, удостоверяющие, что ты – писатель, уже в твоём распоряжении. Заплати ещё раз – и ты уже тысячный автор некоего сборника, где обитают номинированные на премию «Писатель года». А если не пожадничаешь, отвалишь ещё разок кругленькую сумму, то и до финалиста недалеко! Ну, уж если ты выложил столько, чтобы именоваться финалистом, то просто грешно не отдать очередной платёж за поездку в столицу, где тебе дадут...бумажку (диплом)! Дело пошло! Наш творец быстро приобрёл солидность – купил удостоверение, на лацкан пиджачка прикрепил красивый значочек (дескать, ошибки нет – я писатель!), обложился дипломами, открыл студию, где происходило обучение всех желающих пройти такой же славный путь в литературу. Весьма споро и скоро в городе возникла могучая кучка великих писателей. Тем, что нужно хотя бы вспомнить правила русского языка, никто не озаботился. Все добрые 255

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза молодцы императорского союза уважали друг друга и так – без всяких там заморочек, типа грамотности. И что более всего удивительно, городская власть тоже присоединилась к почитанию императорского дома. Вернее, союза, отпочковавшегося от имперских якобы традиций – союза любителей шоппинга и рыночных столичных закромов, где всё можно купить – были бы деньги. Эпохальный коллектив выглядел весело и задорно – кот Бегемот, факир Коровьев и компания! Творцы даже основали альманах «Эпоха», где на тех же имперских условиях (то есть за хорошую плату) публиковали гениальные творения бывших двоечников, мечтавших встать в ряд с Толстым и Пушкиным. Ну, что ж! Наш город – город высокой культуры! Таковым он был и во времена советской власти. Вспомним историю Шукшина – это самое всенародное «осуждам-с!» Шукшина осуждам-с, а кота Бегемота и факира Коровьева – приветствуем-с! Наш город не изменился и в начале 21 века. 42. У нас и у них В марте 2016 года суд Осло рассмотрел иск Андерса Брейвика против норвежского государства. Помните, кто такой Андерс Брейвик? Да-да, это он, убийца 77 человек, обвиняет власти страны в бесчеловечном отношении к себе. Обвиняет власть в нарушении положений Европейской конвенции о защите прав человека. Содержание в одиночной камере норвежской тюрьмы Шиен сей гражданин считает пыткой. Он недоволен тем, что все его письма просматривают сотрудники тюрьмы, а большинство посланий не доходят до адресатов. Невозможность вступить в брак норвежский террорист тоже считает притеснением личной свободы. Адвокаты Брейвика в течение двух лет делали всё, чтобы этот процесс состоялся. И таки-да, он состоялся. Что подумает российский гражданин, ознакомившись со столь радикальной информацией? А что здесь думать, если норвежский террорист и в тюрьме живёт в условиях, 256

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза которые недоступны многим нашим соотечественникам на воле?! Живёт, да ещё и требует улучшения качества своей жизни. А нам требовать негде, не у кого, да и смысла нет требовать! И все это знают! И неважно, что суд отклонил иск, ведь история ещё не закончена. Прошло всего четыре года со дня теракта. Недавно «великий воин» потребовал себе в камеру новую PlayStation с играми для взрослых. Много фантастического ещё узнаем мы благодаря Брейвику о жизни в Норвегии. А некоторое время назад Брейвик готовился к поступлению в университет. И никто не мешал ему в этом благородном порыве. И если бы сиделец проявил бездну знаний в избранной профессии политолога, то стал бы студентом. Но самостоятельная подготовка подвела абитуриента. Он не смог сдать вступительные экзамены так, чтобы набрать нужный балл. В общем, для российского гражданина, привыкшего всегда жить на остаточных принципах (на копеечку, случайно оброненную бюджетом), всё это – просто сказка. Скорее всего, наши граждане не верят ни в существование Брейвика, заключённого в тюрьму, ни в эту самую тюрьму, так похожую на их жилища, а тем более – в такие законы, которые позволяют куда-то жаловаться и чего-то добиваться при этом. 43. Подавился скрепой Ну, да ладно – бог с ней, с Норвегией! У нас тоже жизнь бьёт ключом! Недавно в СМИ была обнародована информация о народном гулянии по случаю широкой Масленицы. Широкая-то она широкая, но вот незадача – широта как раз и подвела одного участника праздничных соревнований по поеданию блинов. Так торопился гражданин к финишу, что прибыл туда навечно – подавился блином, который должен был отправить прямо в рот с лопаты. Есть такая причуда в русских обычаях. Трагедия случилась в самый разгар действа, то есть конкурса – в четырнадцать часов. В этот самый момент и произошло непоправимое – соревнователь подавился символом 257

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза праздника под весёлый хор местной самодеятельности. Прибывшая «Скорая» констатировала смерть. Правоохранители выясняют, конечно, обстоятельства происшествия, но человека уже не вернёшь. Нехорошо всё это, но куда деваться – надо же насаждать культуру народную! Опять же скрепы духовные – где их брать, как не на гуляниях да праздниках! Праздные праздники Праздников тьма – возвещают осанну, а то ли крестины. Каждое имя каким-то магнитом сбирает народ. Души, покрытые инеем, присно невинны, Слепы, настойчивы, словно компьютерный крот. Лишь бы куда-нибудь тело пристроить на праздник – Тело, в котором душа замерзает и мрёт. Тело по праздникам бродит, Сбирая соблазны. Мёрзнет душа, не опомнится праздный народ. Вот ещё о скрепах. Позвонил один гражданин, причастный к организации фестиваля сельских литобъединений. Организаторы фестиваля выпустили уже несколько томов сочинений сельских творцов. Но сколько ни выискивай там что-либо стоящее, ничего не обнаружишь. Самоделки, как есть – самоделки! Ни прозы, ни поэзии нет в этих томах. Одним словом – сочинялки и фанера. –Не хотите ли поехать на фестиваль? – спросил гражданин-организатор. А у меня в сознании эта фраза прозвучала как – «не хотите ли дерьмеца откушать?» –Нет, – ответила я. – У меня работы много. 258

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза –А что это за работа? – поинтересовался заботливый гражданин. –Да вот о жизни размышляю. –А-а-а, – многозначительно пропел интересант. –У меня работы на двадцать четыре часа в сутки, и она никогда не кончается, – для достоверности добавила я. На том содержательный диалог и остановился. Толпы гениев от литературы наступают, и победа их не вызывает никаких сомнений! Коты бегемоты и факиры коровьевы создают духовные скрепы! Впрочем, даже на Бегемота и Коровьева каждый из них не тянет. Это всё тот же Шариков! 44. Открытое письмо Дорогие друзья, не буду спорить с вашим мнением, ведь оно ваше. Но у меня есть своя оценка литературных возможностей Ивана Петровича Шарикова. Хотя он по образованию историк, но пишет почему-то весьма безграмотно. Не владеет простыми правилами синтаксиса и орфографии, построение предложений в его текстах говорит о том, что человек не чувствует языка. Но это бы полдела, если бы не его упрощенческий (если не сказать хуже!) подход к изображаемым им событиям. Есть такое направление в современной литературе как примитивизм. Произведения Ивана Петровича можно было бы отнести к этому направлению и на том успокоиться. Но это, к сожалению, невозможно, потому что наш историк не осознаёт своей принадлежности к какому-либо литературному направлению. Его творчество – стихийный неосознанный процесс. Ему, видимо, просто нравится видеть свои тексты опубликованными или изданными в книгах. Он считает, что делает большое дело – и, слава богу! Пусть пишет! А вот то, что вы ставите ему в плюс – забота о нравственности – в его исполнении, не более чем морализаторство. Темы, которые вам кажутся замечательными (исторические), иначе как заезженными не назовёшь. Только ленивый не писал о жизни Скалона или Бикатунской крепости, о военных подвигах, целине и прочих 259

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза местных исторических событиях, которые так любит изображать Иван Петрович. Даже дети – участники литературных конкурсов – пишут более образно, более грамотно, более интересно, чем Иван Петрович. И на те же самые темы!!! Практически все его произведения – это изложение плохим языком всем известных в нашем городе вещей. Стихов у Ивана Петровича нет вообще. Есть какие-то тексты – попытки рифмовать. Дальше этого уровня автор не сумел продвинуться. Увы! Публиковать его произведения можно и, наверное, нужно, ведь он пожилой человек. Возможно, публикации помогают ему психологически, дают силы поддерживать здоровье. Так что публиковать можно из сочувствия к почтенному возрасту, но не надо подхлёстывать его амбиции. Они и так у него достаточно высоки. Думаю, он и так живёт в состоянии неоправданной эйфории. Давайте будем относиться к пожилому человеку с сочувствием. 45. Добрые сельчане 7 июля. День Ивана Купалы. Жара. Солнце печёт, но обещают похолодание. Будем надеяться – хочется ветра и дождя! Почему-то в эту стоячую жару припомнилась история болезни и смерти В. С. Легенда такова: якобы он уехал в село, чтобы писать повесть. Купил дом на отшибе и жил там в одиночестве. Однако зима приключилась нешуточная, и дверь завалило снегом – да так, что хозяин не смог выйти. Якобы в результате этого у него стало плохо с головой. Всё это сомнительная информация. Я – коренной житель села, и прекрасно знаю, что за одну ночь не могло дверь заклинить так, чтобы В. С. не смог её открыть. А вот пресловутые добрые люди – сельчане, вполне могли подпереть дверь, да ещё и газу какого-нибудь подпустить, типа угарного. Делается это просто – поджигается вонючий материал, например, промасленная ветошь и кидается в подвал или затыкается в трубу на крыше. Угарный газ натягивает внутрь, потому что тяга направлена всегда в дом. Вот тут-то 260

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза уже реально могла произойти серьёзная потеря здоровья. Жена позже забрала парня в город, и кажется, ему стало лучше. Но всё равно через некоторое время он умер. И снова мысль возвращается к тому, что люди заметно деградировали. Жить спокойно не дадут и святому. Даже человек, который не мешал ни одному из «добрых людей», не остался без их внимания. А, возможно, и помешал. В сёлах сейчас процветает наркомания. Заброшенный дом мог быть приютом для изготовителей зелья и местом обитания потребителей отравы. Вот и попытались эти граждане выжить из их вотчины ненужного соседа. Но действовали слишком радикально. Однако никто не провёл расследования этого жуткого случая, никто не озаботился поиском возможных виновных. Был человек – и нет его! А нет человека – нет и проблемы! У нас народ к такому отношению привычен, лишний раз возникать не станет! 46. Маэстро! Урежьте марш! В Шукшинских чтениях с 2012 г решила участия не принимать – нигде: ни в Бийске, ни в Смоленском, ни в Сростках. Главная причина – ощущение неправильности происходящего. 2013 год, зной, на небе ни облачка – и так уже два месяца. Травы и посевы выгорели. Настоящее бедствие. Хочется сидеть в реке, не вылезая. Какой может быть праздник! 2014 г – рубль падает, цены растут, нищета всё явственней набирает обороты. Информация всё катастрофичней – как говорится, не в бровь, а в траст! Да-да, помните – оффшор и траст слова ругательные, прошу их к нашим правителям не применять! Но... размах (и количество) праздников нарастает соответственно набирающей мощь волне катаклизмов. Всё это странно. Впечатление «пира во время чумы» – такой психологический казус: чем ближе пропасть, тем больше хочется плясать на краю. Вспоминается весёлая кантри-песенка «Всё идёт прахом», которую лихо исполняют американские музыканты Вилли Нэлсон и Мэрл Хаггарад. Вилли Нэлсону – восемьдесят два года. Мерлу Хаггарду – семьдесят восемь. 261

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Чем скорее всё идёт прахом, тем веселее музыка! Чем мрачнее реальность, тем задорнее игра! Как тут не вспомнить незабвенные строки: «...Маэстро! Урежьте марш!» 47. Символ величия Недавно случился в Думе удивительный эпизод – режиссёр Б. вдруг заговорил голосом Шарикова. Михаил Афанасьевич, и это притом, что Б. снял великолепный фильм по вашему рассказу «Собачье сердце». Правда, фильм – теперь уже двадцатилетней давности. Но всё-таки... как такое возможно? А вот так – с высокой трибуны режиссёр Б. явил своё настоящее лицо. Он долго и страстно говорил о том, что все мы – Сталин, что сталинский культ должен занять своё настоящее место, что без сталинизма невозможна Россия. Вот такая песня! А что такое, на самом деле, Сталин, без которого невозможна Россия? Факты – упрямая вещь! А факты следующие: за победу, достижение которой приписывается Сталину, заплачено примерно в пять раз большим количеством жизней, чем этого требовала ситуация. Причина в том, что СССР был втянут (при гениальном-то правителе!) в войну, не имея серьёзного оружия (например, совершенной артиллерии или ядерного оружия) – факт, говорящий о профнепригодности правителя. И это не считая других катастрофических промахов, как-то – репрессий, уничтоживших всю мыслящую составляющую государства. И вот это существо преподносится в качестве эталона национального самосознания и символа какого-то величия. Что же произошло с режиссёром Б. за двадцать лет после выхода его фильма «Собачье сердце»? Видимо, насаждаемый сверху новый культ Сталина настолько впечатлил состарившегося режиссёра, что он решил заранее обезопасить себя от красных, теперь уже капиталистических, репрессий, надвигающихся на каждого россиянина с неотвратимостью асфальтового катка. Попросту говоря, Б. струсил за своё когда-то свободное мышление, которое он 262

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза неосторожно облёк в форму крамольного фильма. Символ величия придавил бедного старичка своим лубянским весом, и раздался писк. Увы! Вообще, впечатление такое, что в каждую клетку тех самых восьмидесяти шести процентов, к коим присовокупился Б., вместо ДНК встроилось НКВД, как если бы восемьдесят шесть процентов ДНК пшеницы заменили бы на ДНК скорпиона, того самого – лейрус квинкестриатус. Да, кстати. Внедрение гениального генералиссимуса в капиталистический строй происходит так спешно, что в Интернете стала расползаться информация, что якобы никаких репрессий не было. Дескать, всё это выдумки кукурузника Хрущёва. Дескать, а был ли мальчик?! Вот это уже не просто аберрация сознания, это полное стирание памяти роботизированного населения. 48. Мои ответы журналисту газеты «Вечерний Бар...наул» Недавно прислали анкету из газеты «Вечерний Бар...наул» – собираются дать разворот к юбилею краевой писательской организации. Ответить попросили кратко – два-три предложения на каждый вопрос. Полезная задача! И вот что у меня получилось. 1. Зачем нужна литература? Литература (творчество вообще) есть главный инструмент, обучающий и писателя и читателя свободе мышления. Только свободно мыслящий человек способен развиваться, совершенствоваться. Именно в этом и состоит цель эволюции. 2. Для чего нужна организация писателей? Писательская организация – это необходимая каждому творцу для его роста коммуникативная среда. Хорошая 263

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза поэзия и проза, в первую очередь, адресованы людям, равным автору в знании предмета. 3. Какие книги надо писать в ХХI веке, чтобы 1-й и 2-й вопросы были неуместны? Первый и второй вопросы возникают лишь у дилетантов. Интеллектуальная поэзия и проза, нарушающие инерцию читательского восприятия – это то, что необходимо сейчас и всегда. Книги должны побуждать к размышлению о себе, о мире, о боге. 4. Над чем сейчас работаете Вы? Пишу роман, который, условно можно назвать, используя формулу Олдоса Хаксли «О, дивный новый мир». Это не фантастика, но фантастика реализма, ибо реальность фантастичнее любой утопии или антиутопии. Отвечая на четвёртый вопрос, я имела в виду как раз вот этот роман «Письма к Булгакову», однако не стала ничего уточнять. Стоит лишь упомянуть Ваше имя, Михаил Афанасьевич, как все хомячки от литературы возбудятся и начнут кидать в меня, простите, экскрементами собственного производства. Это уж – к гадалке не ходи! Эти грызуны не терпят упоминания достойных имён вкупе с сегодняшним днём. Дескать, сегодня нет писателей. И литературы нет, да и нужна ли она? И организации не нужны. Организации от государства, может быть, и не нужны. Но союзы творческих людей были всегда. Вспомним хотя бы древнегреческие философские школы или литературное сообщество «Арзамас», в котором Пушкин состоял ещё в лицейские годы. А по окончании лицея Пушкин принадлежал театрально-литературному сообществу «Зелёная лампа». И ещё несколько слов о свободе мышления и свободе слова. Как уже сообщено выше, свободно мыслящий человек – есть субъект и объект эволюции, ибо он имеет возможность совершенствоваться. Нет свободы мышления и 264

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза свободы слова – нет и развития. Так что наши «новые- старые» законы, затыкающие рот всякому мыслящему человеку, ни много, ни мало есть преграда эволюции. А что делает эволюция с преградами? Правильно – сметает их на обочину. Так что наше красное капиталистическое государство рукой незабвенного Иосифа уничтожает само себя. Ну, как всегда, под самыми разными благовидными предлогами – борьбой с чем-то международным. То ли с терроризмом, то ли глобализмом, а на самом деле – со своим собственным народом. 49. Критика критики Пришлось как-то прочесть критический отзыв одного из молодых да ранних, в котором критик пытался расставить точки над i там, где этого не требовалось. Отзыв, в общем-то, не стоящий внимания, но промолчать не смогла, ибо в нём затронуты были знакомые мне писатели, которые не заслуживали такой дилетантской «критики». Вот моё письмо молодому борзописцу. «Прочла ваш текст. Подход критика весьма субъективен. На мой взгляд, и тексты Г. нельзя отнести к символизму (А тем более к символическому символизму), и тексты К. не укладываются в рамки реализма (а тем более натурального реализма – кстати, что это такое?). Свободно можно написать другие статьи, где Г. предстанет реалистом, а К. – символистом. Все эти определения, отнесения туда или сюда, ничего не решают. Это условности условностей. Просто игра словами. А если учесть, что читателей у современного писателя (любого) весьма невеликое количество, то кому адресованы эти критические тексты? Попытки уложить автора в какую-либо схему бесперспективны, потому что автор всегда больше критика – должен быть больше (я не беру во внимание самодеятельных писцов). Но когда критик занимает основное место, замещая автора – это ещё хуже. А в данной статье критик выпирает, показывает себя, а до автора ему и дела нет – типа, куда поставлю, там и будет стоять. Произвол – не лучший метод 265

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза для критика. Если же эта статья в какой-то степени адресована читателям (а не только критикуемым авторам), то тогда просто необходимы элементы публицистичности, которых сейчас нет в вашей критике». Но... моё письмо ничуть не повлияло на нового «Белинского». Он и сейчас продолжает писать эклектические отзывы, щеголяя своей якобы образованностью, а на самом деле просто прикрывая развесистой клюквой неумение мыслить логически. Ну, что тут скажешь? Давно наступила эпоха бутафории и искривления реальности в нужную сторону. Красные мифы живучи, но, похоже, мифы красной капиталистической эпохи, переплюнут и пропагандистскую машину коммунизма. Шариков бессмертен. 50. Русская рулетка Красные мифы капиталистической эпохи вызывают позывы тошноты. Но это ещё полбеды. С Чёрными мифами, типа, деньги решают всё – тошнотой дело не закончится. Тут придётся лезть в самую пасть людоеда. Вот примеры, как говорится, из жизни. –У нас выстроена система лжи и страха, – говорит депутат горсовета Воркуты Константин Пименов. За его плечами двадцать восемь лет подземного стажа. – Собственник потратится на компенсационные выплаты семьям погибших – и всё! Ничего не изменится. «Двушка» в Воркуте стоит четыреста тысяч, «трёшка» в посёлке у шахт – сто. Отсюда никуда не уехать. – У нас на шахтах русская рулетка, – вторит ему коллега – депутат Василий Копасов, который десять лет провёл под землёй. Копасов – единоросс. Пименов – коммунист. Когда они говорят о происходящем в забоях, им спорить не о чём. А в прошлом – это случалось. Копасов в 1989 году руководил воркутинским стачкомом. Первая в СССР забастовка горняков охватила все здешние шахты. Бастовали тогда не за повышение зарплат и не против работодателя – государства. Добивались отмены шестой статьи 266

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Конституции – рабочие восстали против однопартийной системы. В Воркуте, построенной на костях и рабском труде, требовали свободы. Отчего же они теперь молча идут в забой? – Деньги победили страх смерти, – говорит Копасов. – Жить страшнее, чем умереть. На том свете неплохо, я был там как-то, после аварии в шахте. Что вы мёртвых жалеете? Живым хуже. Пропагандистская и репрессивная Красные Машины уступили место Черным Механизмам вечного подземелья капиталистического рабства. Красная Машина работала, как будто, ради светлого будущего для всех. Чёрная Машина работает ради светлого настоящего избранных. А результат для народа и тут и там – один: превращение в клонированную армию шариковых. 51. Шариков по кличке Шило Реальность физическая постепенно замещается виртуальной реальностью. Жизнь превращается в игру. Учителя играют детишками, детишки – учителями. Писатели играют словами, в основном, включая в игру собственную драгоценную жизнь – пишут т.н. мемуары. Критики не отстают в игре – играют писателями. Хотя критиками их назвать трудно – пишутся поношения, а не критика, ибо культура давно проедена пролеткультом. А сегодняшние «критики» – это последыши «конторы». Используя методики, по которым они при советах превращали любого писателя в антисоветчика, антисемита или шпиона – в зависимости от задач, поставленных вышестоящим чином, теперь они делают из любого писателя идиота. Вот тут, в нашем тесном затхлом мирке на окраине окраин, где заработок учителя, например, не превышает 15 тысяч (чуть больше нищенской пенсии дедушек и бабушек), где работают только торговля и охранные фирмы, вот в этом болоте, один из таких штатных конторских на окладе, принялся поливать помоями тех, кто ещё не разучился думать – писателей, чьи имена хоть как-то звучали в 267

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза литературном мире края. Этот г-н шариков исправно сочинял тексты огромного размера, где поносил направо и налево каждую строку избранных авторов, а писанину эту рассылал во все возможные и невозможные инстанции – по девяноста адресам – в редакции журналов, газет, администрации городов, краёв и областей, в правления творческих союзов и т.д. Видимо, отстрел был оплачиваемым и заказным, и «критик» под псевдонимом Остап Шило производил помои вот уже более двенадцати лет. Он так надоел своими тупыми сочинениями всем, что кто-то решил определить IP-адрес и его хозяина. И на свет явилась вся лохматая подоплёка этого «критика латунского». Оказалось, работает он в тёплой компании престарелых гебешниц – директора местной библиотеки – 79 лет от роду; штатной старушки-корректора и воспитательницы юного патриотического поколения, по совместительству занимавшейся стуком – Ц.; бывшей сотрудницы МВД, а ныне стучащей гражданки – писательницы, состоящей в союзе каких-то гениев СНГ от литературы; а также тесной компании двух краевых светил – поэтессы-прозаика зашкаливающего далеко за семьдесят возраста, и такого же прозаика – воспитанника той же конторы. Короче, пятеро запечных тараканов и сверчок. И вот эти увечные старики и их убогий рупор всерьёз занимались маразматической, но хорошо оплачиваемой деятельностью в течение десятилетий. Никогда наша страна не будет процветающей державой. Одни воруют, другие крышуют, третьи работают шариковыми, четвёртые охраняют и тех и других, и третьих. А всё вместе это называется живодёрней для народа, и работать она будет до полного уничтожения последнего. Эта система не умеет ничего другого, кроме людоедства. Надежда только на Воланда и его справедливое возмездие упырям. А упыри, чувствуя себя абсолютно безнаказанными, обитая в вакууме своей бетонной конторы, считают себя, ни много, ни мало – центром Вселенной. Они не собираются читать ничего, кроме приказов. Чтение – опасное занятие. Оно может дать знание о том, что мир большой, очень 268

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза большой, а ты – всего лишь ядовитое насекомое – лейурус квинкестриатус. Если же упырь поймёт это, как он будет вершить судьбы подопытных? Вдруг да дрогнет рука, творящая очередной пасквиль! И странным образом выяснилось, что все эти конторские – русофобы. Знакомая компания, Михаил Афанасьевич! Увы! На одном из общих собраний, уже зная, КТО этот г-н Шило, я рассматривала его внимательно. Узкая змеиная головка на тонкой шее, крошечные дырчатые глазки, бесцветные, как ледышки, хищная деланная ухмылочка. И ещё в дополнение – присвоенная им функция – оперировать памятью о писателях (он официально щеголяет этим благородным начинанием), всё ясно говорило о том, что это такое – насекомое, не имеющее души. Как же я раньше не замечала всего этого? Насекомые умеют камуфлировать свою суть – такой деланной услужливостью и вежливостью. На этом же собрании появилась дама – редактор двух журналов, и гневно объявила, чтобы этот г-н Шило забрал пачку бумаги, которую он услужливо принёс в редакцию в надежде, что его великие сочинения за банку солёных огурцов и пачку бумаги опубликуют. Редакция не купилась на подношение и не опубликовала опус гения. И этот г-н, ничтоже сумнящеся, тут же накатал десятикилометровую «критическую» портянку на книгу редактора – местного прозаика, где своим портяночным катком прошёлся по всем, причастным к изданию книги. Мне было ясно, что происходит и о чём говорит дама из редакции, но поняли ли это остальные, весьма ласково обращавшиеся с творцом портянок? Ничего достойного не будет у нас до тех пор, пока окружающие подают руку подлецу и улыбаются в ответ на его лицемерные приветствия. Я была вынуждена написать статью в защиту писателей, которых усердно поливал помоями сей безграмотный и наглый «проект конторы». Вот эта статья. 269

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза О РОМАНЕ СТАНИСЛАВА ВТОРУШИНА «ЛИТЕРНЫЙ НА ГОЛГОФУ» В 2012 году в трёхтомнике «Избранное» (т.1)* издан в Барнауле роман Станислава Вторушина «Литерный на Голгофу». Первое прочтение романа в журнальном варианте оставило в памяти след, подобный ожогу. История жизни и трагической гибели императорской семьи, не однажды воссозданная на страницах книг известных писателей, здесь повернулась к читателю иной стороной. Нет в романе Станислава Вторушина ни железной поступи Красной эпохи, ни крушения дома Романовых, ни истории классовой борьбы, где неизбежны сакральные жертвы, возложенные на алтарь «победителей». В романе «Литерный на Голгофу» нет ничего, что оправдывало бы действия конкретных людей в конкретных обстоятельствах. Думаю, именно эта сторона романа и вызвала истерическую реакцию анонимных алтайских «критиков» (без сомнения, это чей-то местный проект), резво тачающих длиннющие «портянки» – поношения в адрес романа Станислава Вторушина (и не только в его адрес – таких «портянок» развешено в Интернете великое множество). Оно и понятно – Станислав Вторушин явил в этом романе неприемлемую для палачей истину – никто никогда ни с одного из них не снимет их личную вину за готовность играть роль палача и личную ответственность за то, что совершено их руками. Как же, ведь их любимая фраза: «Время было такое – нельзя было поступить иначе». Станислав Вторушин в своем романе говорит – можно было жить иначе, не превращаясь в палачей, свихнувшихся от запаха большой крови. Роман «Литерный на Голгофу» именно об этом! Но сколько бы ни убеждали нас анонимные развешиватели «портянок», что писатель создал плохой текст – а упор делается, конечно, только на текстовые особенности (на большее анонимщики не замахиваются, так как ни литературной, ни исторической эрудицией не 270

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза обладают), так вот – поносителям (доносителям) не удаётся скрыть своих истинных намерений. Всё, что им удаётся, напоминает танец моли, застигнутой на месте преступления, которая, выделывая антраша, всего лишь старается скрыться от неизбежного возмездия. Роман Станислава Вторушина – это история людей, каждый из которых играет роль (человеческую, историческую, ситуативную) по своему личному выбору. И отвечать за это, рано или поздно, придётся лично. Ничто не будет забыто, никто не уйдёт от ответственности за свои личные деяния. История тому свидетель. Истина пробивает себе дорогу иногда через огромную толщу времени. Роман Станислава Вторушина «Литерный на Голгофу» приближает вот это время, когда неизбежно придётся собирать камни. Отсюда и истерика анонимных поносителей. Роман Станислава Вторушина, конечно, историческое произведение, но главное в нём – люди. Главное – человек. Что он такое, Государь Николай II и этот гражданин советской республики, благополучно перекочевавший в двадцать первый век? Давайте всмотримся в лица, которые буквально воскрешены писателем в романе. ЦИТАТА: «Государь поднёс руку императрицы к лицу, осторожно прикоснулся к ней губами и сказал: – Господь не оставит нас своей милостью, Алекс. Затем подошёл к кровати Алексея и погладил его по голове. Цесаревич был бледен, черты лица его заострились, в глазах застыла печаль и детская беззащитность. За две недели болезни он сильно похудел, когда Государь брал его на руки, чтобы пересадить в кресло, сын казался ему легче пушинки. Тяжелее всего было переносить его взгляд, в котором отражалась боль и нечеловеческие страдания, хотя Алексей и старался скрывать их от кого бы то ни было. Но глаза выдавали. Они были взрослыми. В них можно было прочитать всё, что творилось в душе. Тонкая бледная рука Цесаревича лежала поверх одеяла. Николай осторожно присел на край кровати, накрыл своей рукой холодную ладонь сына и сказал: 271

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза – Сегодня ночью большевики увозят меня в Москву. Мама решила ехать со мной. Ты остаёшься с девочками за старшего. Алексей закрыл глаза, и государь увидел, как из-под его ресниц покатились слёзы. Он любил своего отца, и любая разлука с ним, даже тогда, когда он уезжал на фронт, казалась ему мукой. –Всё будет хорошо, – Государь осторожно сжал пальцами ладонь сына...» КОНЕЦ ЦИТАТЫ. Мы видим мужественного человека, который в трагическую минуту старается дать надежду на лучшее своей семье. В романе «Литерный на Голгофу» Николай II предстаёт перед нами любящим и заботливым мужем и отцом, человеком чести, который готов принести себя в жертву ради своих близких. Много ли таких примеров видим мы в нашей сегодняшней жизни? Люди прагматического века потребления не способны идти и на малые жертвы не только во имя любви, но даже и ради собственных детей. «Живи здесь и сейчас! Полюби себя!» – вот главные установки нынешнего века. Образ Государя, созданный писателем, один способен закрыть звериный лик всего сегодняшнего мира. Станислав Вторушин не изменяет образу Государя-человека на протяжении всего романа. ЦИТАТА: «... Я сделал это во благо России. Иначе бы пролилась невинная кровь людей. Какой интерес представляю я сейчас для большевиков? –Вы действительно думаете, что спасли страну от крови? – спросил Яковлев. Яковлев же успел убедиться в том, как хорошо умел бывший Император скрывать свои чувства, но сейчас это давалось Николаю с большим трудом. Если в стране прольётся кровь, значит, и отречение, и все жертвы, на которые добровольно пошёл он сам и обрёк на них семью, оказались напрасными» КОНЕЦ ЦИТАТЫ. И здесь, в отношении блага России, мы видим поступок политика, но и в первую очередь – человека, который хотел избежать крови невинных людей. На такие шаги способен лишь тот, для кого нет ничего более ценного, чем жизнь человека. Кто-то может упрекнуть Николая II в трагедии 9 272

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза января 1905 года. Но приказ стрелять в толпу безоружных людей отдавал не Государь. И здесь снова во всей полноте встаёт вопрос о личной ответственности за любое действие, совершённое конкретным человеком. Один создал прецедент провокации – священник Георгий Гапон, другой отдал провокационный приказ применить оружие на поражение – отправленный потом в отставку министр внутренних дел П. Д. Святополк-Мирский. До сих пор встречаются граждане, которые не могут простить Николаю II «Кровавое воскресенье». Но не все знают, что в этот день Государь находился в Царском Селе, а не в столице, что он не отдавал приказа стрелять в рабочих и физически не мог бы принять делегацию от народа. Более того, Государь был преступно дезинформирован о происходящих событиях. Обратимся теперь к портретам тех, кто взял власть в России в свои руки. У этих людей с самого начала событий, после отречения Николая II от престола, не было никакого иного варианта, кроме убийства царской семьи. Сомнения возникали лишь по поводу, КАК это сделать, чтобы и цели своей достичь, и в глазах народных масс остаться святыми борцами за революцию. То есть – не допустить суда, соблюдения законности (это уж точно не в стиле большевиков!), а просто уничтожить царскую семью, потому что этого требует дух революции – кровавый монстр, которому все они поклонялись без лишних сомнений. Уничтожить, потому что душа палача требует большой крови, не заметить которую мир не смог бы. Убить, используя подлость, ложь, доверие Государя к священнослужителям, используя, что угодно, но УБИТЬ! ЦИТАТА: «Единственной правдоподобной версией может быть монархический заговор, – Белобородов положил ладони на стол и стал разглядывать свои пальцы. – Монархистов в России пруд пруди. Спасти своего царя они обязательно попытаются. Я думаю, что такие попытки предпринимаются уже сейчас. Нам нужна монархическая организация. –Организацию придумать нетрудно, – сказал Войков. – Необходимо другое. Во-первых, чтобы она установила связь с Николаем. И, во-вторых, чтобы он поверил в её реальное 273

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза существование. У меня есть на этот счёт одна мысль. Царь – верующий человек и наверняка захочет, чтобы в доме отслужили молебен священники. Они могут сыграть для нас роль связных заговорщиков. Священники всё равно пойдут под расстрел, потому что все они, так или иначе, монархисты. –Осталось написать царю письмо от имени монархической организации и сообщить в нём, что преданные люди хотят вызволить его на свободу, – заметил Голощёков. —Кому поручим? – Лучше всего тебе, – сказал Сафаров. –Нет, нет, – замотал головой Голощёков. – садитесь с Войковым и пишите письмо вдвоём. Затем все вместе обсудим его. Письмо не должно вызвать у Николая подозрений» КОНЕЦ ЦИТАТЫ. Кто эти люди, готовые пойти на любые преступления, обман, подлог ради насыщения своей жажды крови? Кто они – политики, стоящие за интересы народа России или просто палачи от природы, почувствовавшие свою полную безнаказанность? Как известно, любая революция выплёскивает на поверхность самые отпетые элементы, криминалитет, всю грязную пену античеловеского бытия. Их совокупный портрет завершает сцена, когда Юровский «реквизирует» ценности царской семьи себе в карман, буквально «раздевая» всех по очереди, как грабитель с большой дороги (впрочем, так оно и было!), сцена основательной подготовки им комнаты для убийства, продумывание и садистское смакование каждой детали и описание самого преступления, равного которому нет в истории человечества. Мы все знаем, чем закончился этот план «спасения завоеваний революции» путём растерзания невинно убиенных детей и всей царской семьи. Но до сих пор многие не желают подняться в оценке содеянного на уровень личной ответственности человека за каждое своё деяние. Станислав Вторушин как раз и совершил этот шаг – заставил нас заглянуть в ту бездну нечеловеческого в человеке, которую ключом Красного террора открыли большевики. Те, кто персонально держал этот кровавый Ключ в своих руках, 274

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза получат, рано или поздно, истинные имена – палачей и убийц. Равно как и царская семья великих мучеников за благо России, канонизированных Русской Православной церковью. Станислав Вторушин сказал первое слово истины. За что ему поклон от всех, кто умеет думать и видеть многое, в том числе и между строк романа «Литерный на Голгофу», ведь писатель сумел сказать не только то, что написано словами. Он сумел создать роман, в котором по мере его прочтения проявляются скрытые смыслы и возникают «жгучие» вопросы. Чтобы найти ответы на них, нужно прочесть роман ещё не один раз. Поношения с помощью анонимного проекта пишутся не только на произведения Станислава Вторушина, но и в отношении многих других писателей Алтая, и рассылаются во все концы света (в 90 адресов)! Это неудивительно, ведь писатели – люди, которые умеют мыслить, могут дать оценку прошлому и настоящему, поэтому они всегда являются мишенью для тех, кто хочет быть судьёй всем живым и за счёт этого вкусно есть и сладко спать: для тех самых – ИДУЩИХ ПО ГОЛОВАМ. ________________ * Станислав Вторушин – Избранное в трёх томах, т.1 – г. Барнаул – 2012 г – 480 с 275

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 52. Рынок – не царское дело Многие возмущаются тем, что книги бумажные, оригиналы художественных картин не покупаются. Но, дорогие мои, вы же сами голосовали за лучшую жизнь, где рынок всё отрегулирует сам. Вот и здесь – в книжной торговле действуют законы рынка. Первое, что напрашивается – предложение превышает спрос. То есть нужно повысить спрос на книги и картины. А что повышает спрос? Спрос повышает динамика потребления. Там, где есть эта самая динамика (вещи быстро изнашиваются, фильм быстро заканчивается, еда быстро съедается и т.д.), там есть и высокий спрос. Если процесс потребления статичен (а бумажная книга может быть прочитана – потреблена с о-о-чень низкой скоростью и после прочтения она остаётся у вас в руках на всю жизнь), там спрос просто изначально не может быть высоким. Книги, которые ушли в Интернет, в открытый доступ, они поменяли динамику своего потребления – стали легко доступны, их можно прочесть, пролистать и закрыть. Тут же можно приступить к чтению другой книги, третьей, четвёртой и т.д. Процесс чтения книг в Интернете идёт весьма интенсивно. Кроме того, никто не может гарантировать качественного содержания бумажной книги. То есть человек вынужден покупать кота в мешке. Существует ещё множество других, не имеющих отношения к рынку, обстоятельств. Например, на процесс потребления художественных ценностей накладывается действие законов информационного мира, который качественно отличен от прединформационной эпохи (20 века). Много неучтённых факторов, которые формируют падение интереса к бумажной книге. Но если честно, то невозможно одновременно служить богу и мамоне. Если хотите иметь массовый интерес к книге – она должна быть бесплатной и доступной, т.е. нужны миллионные тиражи книг, каждая из которых будет стоить пять копеек. 276

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 53. Рай смертных грехов Вчера меня удивил вопрос одного из литераторов. Когда я сказала, что Р. – это человек, который прожил жизнь только для себя любимого, этот литератор спросил: "А это плохо?". Я коротко ответила, упирая на итог жизни. Итог неутешительный. Но на самом деле, ответ на этот вопрос лежит на более глубоком уровне. Любая религия (будем рассматривать религию как свод мудрости) стоит на неких постулатах – например, на определении Смертных грехов. По сути, формулировки смертных грехов показывают человеку, что ему не следует делать, чтобы иметь шанс не оскотиниться в течение жизни. Человек, живущий только для себя, всегда движим гордыней, собственным эго. Главное желание – жить за счёт других, вместо других. И все остальные смертные грехи идут следом за гордыней и превращаются в образ жизни для такого человека. Образом жизни для него становятся, гордыня, зависть, чревоугодие, блуд, алчность и как следствие этого – уныние, которое заливается водочкой, а то и суррогатами алкоголя. Что и происходило с названным гражданином. Жизнь для себя любимого неизбежно разрушает человека. И это не какая-то мораль, это Закон Природы. Жить для других – значит, для себя. Развивается-то при этом тот, кто старается для окружающих. Любые попытки проявить своё эго отдаляют человека от Бога и разрушают его. Так устроен мир. Конечно, многие только тем и занимаются, что кормят своё эго и как будто неплохо живут. Но это внешнее впечатление. А внутри при этом происходят необратимые изменения. Попросту говоря, душа умирает. Удивительно, что кто-то не понимает таких простых истин. Люди, которые живут для себя, создают как будто личный рай, но в конечном итоге, не понимая КАК, вдруг оказываются в аду. Жалобы таких «крокодилов» на неблагодарность окружающих – это именно крокодиловы слёзы, и не более. Это их жалость к самим себе, которая 277

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза проявляется потому, что «крокодил» впал в немощное состояние и более не может питаться окружающими. 54. Курсы 1С Уверена, Воланду понравилось бы состояние нынешних умов. Повсюду позитивчик и патриотизм. Даже в дороге, в автобусе, какой-то жирный морж с усами упорно поёт с экрана о том, что не может жить без любви! Вслед за ним несколько упитанных фигур исходят голосами сортирного паскудного оттенка. И снова – о любви к Родине, Отечеству, о Победе. И тут же: «А по всей России – конвой! Я с господом пойду по лагерям!» Шансон – самодеятельность, простая как три советских рубля, учит нас родину любить. А Родина – просто магазин фейерверков! Фейерверк-сверк-сверк! Квартиры – посуточно! Деньги – до зарплаты! Бар «Белая звезда» – чтоб уже наверняка, добела! Ресторан «Жёлтая кошка УРУРУ»! – кушайте на здоровье! Приезжий цирк «Страна обезьян». «Парикмахерская «Глаз» – понятно, что надо беречь в этом заведении. «Крысы 1С» – чья-то ошибка в объявлении, но о- о-чень говорящая! Далее ещё интереснее. Объявление: «Взрослые, серые, чёрные, цветные. Привезу. Тел. 8-906-907- 2016». Весело! Дружно! С любовью к Родине! Так – точно победим! Кто-то сомневается? Мы уже идём к вам! 54. Покемоны Странное, странное, вывернутое время. Снова идут Шукшинские дни (2016) – не чтения, а просто дни. На семи площадках – в столице края и прочих, менее важных городах и весях, что-то празднуется, смотрятся фильмы, приехали артисты. Они говорят с народом, идут по красной дорожке, а народ недоволен. Из артистов известна лишь Светлана Светличная. Ей семьдесят шесть. Остальные – сериальные. Может, и 278

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза неплохие, но клишированные, и печать эта несмываема. Премию Шукшинскую присудили Михаилу Тарковскому – внуку Арсения Тарковского. Если бы не фамильный аванс, не факт, что он бы получил её. Читала его роман «Тойота- креста» – слабо и ни о чём. Может, последующее было лучше, но после «Тойоты» читать уже не хочется. Алексей Варламов, ректор Литинститута – автор нескольких книг серии «ЖЗЛ», конечно, фигура, но... И без этого «но» не обойтись никак. И так – на семи площадках гудит некое действо – типа, всероссийский праздник. Некоторые квасные красные патриоты (красные, ибо Иосиф прикипел к их патриотизму как панацея от всего) возмущаются, что центральные СМИ не трубят о великом празднике на каждом углу. И да – не трубят. А вот песни Высоцкого звучат – 25 июля его поминальный день. СМИ заняты горяченькой новостью – убийство Павла Шеремета в Киеве. Какой уж тут фестиваль! В Бий...ске 21 июля, в разгар великого праздника, на рабочем месте скончался главный человек наукограда – директор ФНПЦ «Алтай» А.С.Жарков. Начинается суд над бывшим мэром Бар...наула, заворовавшемся до неприличия. Ещё одна кипящая тема – покемоны. Да-да, не удивляйтесь, Михаил Афанасьевич! Покемоны – новость номер один. Онлайн-игра, в которой покемонов надо ловить в реале. Уже известно, что одного из них поймали в Думе, прямо на заседании. А двумя днями раньше в посёлке Шипуново случился потоп – пять суток без перерыва хлестал ливень. Уплыл в буквальном смысле целый посёлок. Полностью уничтожен урожай на огородах – слой ила, который съел труды сельчан – полтора-два метра. Утеряно многое из имущества. Кто-то остался и без крыши над головой. Домашняя живность либо погибла, либо безвозвратно унесена потопом. Не факт, что этим людям помогут так же щедро, как заезжим знаменитостям. Если бы всё это видел Шукшин, что бы он сказал? Гонорары залётных празднователей за то, что прибыли на праздник – никогда не виданные сельчанами дикие деньги. Природа говорит: «Что ж вы делаете?!» У 279

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза людей, именно у тех самых, героев Шукшина, горе – настоящее, а не фанерное, как этот фестиваль. Но им никто не кинулся на помощь – борются со стихией сами, как могут. МЧС, конечно, на месте, но кто поможет людям восстановить хозяйство, без которого жить в селе невозможно? Потоп 2014 года показал, как неохотно и протяжно во времени власть расстаётся с весьма небольшими суммами вспомоществований потерпевшим. «Чудики» оказались в беде – без имущества или даже без жилья, а в это время – красная дорожка, фанфары, сумасшедшие гонорары неизвестно за что. Вот что с нами происходит, Василий Макарыч! Жизнь вывернута наизнанку. Всё настоящее ушло внутрь. Снаружи – придуманная чиновниками параллельная реальность. В буквальном смысле – нарисованная пропагандой глянцевая картинка. Пропагандистская машина – конвейер, денно и нощно выдаёт продукт – виртуальный несуществующий мир, в который, словно в липкий сироп, погружают всё общество. Реальный мир замещается придуманным. Новыми законами, которые спешно выпекаются в Думе, запрещается всё, что отличается от этих виртуальных канонов. Насаждается и расцветает невежество и серость. Малограмотные и бесталанные не только сами мало что знают и понимают, но и ревностно заботятся о том, чтобы и другие не отличались от них. Любые дискуссии, критика или сомнения пресекаются, вплоть до посадки за решётку на долгие сроки (например, за репост в Интернете уже осуждён и отбывает срок инженер из глубинки). Параллельная глянцевая, лоснящаяся жирным патриотизмом, виртуальная реальность требует жертвоприношений. Любое слово против этого театрального действа разрушает виртуальную картинку, созданную пропагандой. А её целостность страшно важна для пропагандистов, уверовавших в свою непогрешимость. Граждане превращаются в объекты онлайн-игры – в покемонов, за которыми идёт охота. Чиновные субъекты – в эйфории игры, и не скрывают этого. Поток пропаганды с такой скоростью промывает мозги, что некоторые писатели- покемоны буквально захлёбываются от восторга, сорок раз 280

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза на дню загружая в себя любимый пропагандистский суповой набор, и выдавая необходимый продукт на выходе. Всё погружено в медитативное забытьё, в котором время движется вспять. При этом весь остальной мир летит с большой скоростью в обратном направлении. Можно себе представить, что будет, когда люди очнутся от гипноза. Вместо глянцевого вечного праздника, они обнаружат себя в мрачном средневековье, поражённом чумой. Михаил Афанасьевич, очень не хватает вас! А, впрочем, думаю, что Воланд, сидя за рампой, наблюдает за зрителями, добровольно превратившимися в покемонов, и аплодирует! Присоединяюсь к нему, ибо ничего другого не остаётся тому, кто пока ещё может наблюдать игру со стороны. Розовая невеста Нынче на свет народилось дитя Виртуала – Гладкая розовая, вся в карамельках, Эпоха. Ах, прекрасная, славно-присная жизнь настала – Сверху всё хорошо, внутри же – похмельно-плохо. Сверху глянцевый праздник – золотая обёртка. А под нею начинка – змеиный осипший ворох – Это креветки-мутанты, новой породы вёрткой, Выжить хотят в кипятке нефтяных раздоров. Смысл жизни вполне умещается каждому в рот – Ах, налейте, налейте стаканчик касторки! Кушайте, детки, креветок! Нет – наоборот: Креветки кушают деток, выбравшись из обёртки. Сантиментам и совести тут не место: Просто еда – до последнего вздоха! Царь Голод, хочет иметь невесту: Хороша невеста – розовая Эпоха! 281

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза *** Есть стойкое ощущение близкой беды. Что-то чёрное, что захлестнёт всех – может быть, действительно, голод. Продукты продолжают уничтожать в огромных количествах – давят бульдозерами, пшеницу и крупы вывозят из страны на экспорт. Видимо, так компенсируют убытки от санкций и антисанкций, от падения цен на нефть. Что при этом будет происходить с ценами и с народом – никого не волнует. А народ в патриотическом угаре не понимает, чем всё это может закончиться. Зомбирование настолько глубоко, что, кажется, полностью утрачено чувство самосохранения. 56. Наш бронепоезд Остроносый режиссёр оскароносный Лепит с каждого бандита Буратино. Он ответит на ответы и вопросы – Но и так, и сяк – не Тарантино! Ну, а впрочем, что мне ферт – киношный! В батареях водогрейка от котельной. За окном ни зги – ну, как нарочно – Век чумной, февраль да день метельный И чужая жизнь – сквозь телевизор, Сквозь броню оконного проёма. Бронепоезд – вестник парадиза Для жильцов вагонного содома. Пролетим, быть может, сквозь туннели Мёртвых полустанков, лет фальшивых – Мы ещё и вздрогнуть не успели, Детскую считалку не допели Под прицелом бдительных служивых. Век чумной, февраль, ветра, метели, полустанки, станции, туннели... Бийск, февраль, 2016 282

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза 57. Человек духовный – где он? Думаю, многим известно высказывание, которое стало популярным на просторах Интернета, о том, что двадцать первый век должен быть веком гуманитариев, либо его не будет вовсе. Кто бы ни был автором данной формулы (авторство приписывают Клоду Леви-Строссу, известному энтомологу и культурологу), ясно, что это человек мыслящий. Кто такой гуманитарий? Это не только образованный человек, но и тот, кому присуще гуманистическое, нравственное отношение к миру и ближнему своему. Когда-то, много лет назад, ещё во времена глубокого социализма в конце восьмидесятых годов прошлого века, в «железном занавесе» вдруг приоткрылась маленькая дверца, в которую тихо и незаметно вошла ранее неведомая нам литература. Это были книги, в которых (о, ужас!) речь шла о сакральных вещах – о том, что есть материальный мир и физический человек, но есть ещё и духовный мир, живущий по своим законам. И что самое удивительное – человек является неотъемлемой частью этого невидимого, но вполне реального духовного мира. Для предметного разговора, необходимо определиться с терминами. Что такое душа и дух? Душа согласно воззрениям многих религий – это горизонтальная составляющая человека. Душа – всё то, что соединяет тело с окружающим миром с помощью органов чувств, посредством ощущений, желаний, мыслей, рождённых ощущениями и т.д. Фундаментом души (если можно так выразиться) является тело. Дух – это то, что соединяет человека с Творцом, Абсолютом, Высшими силами. Назовите хоть как, но Дух – то, что делает человека человеком, выделяет его из мира животных. Дух – это вертикальная составляющая человека. Фундаментом Духа является сознание, где и рождается мысль о Боге, присущая только Homo Sapiens. Душа и Дух связаны друг с другом, ибо Дух освящает душу. 283

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Необходимо ещё упомянуть о том, что существует понятие Духа Тьмы, который тоже может быть присущ человеку, поддавшемуся греховным соблазнам. Но в данной статье речь пойдёт именно о духовности, источником которой является близость к Творцу. Первым гонцом познания на этом пути для меня оказалась «Агни Йога» – новосибирское переиздание «Агни Йоги» – 1929 г (Рига). Я прочла эту книгу несколько раз, так как с первого прочтения она не открылась мне. Постепенно образ мира, существующего и развивающегося по законам духа, расцвёл в сознании подобно живому цветку. Возник импульс – запечатлеть образ, в котором главными для меня оказались состояния (ступени) сознания человека, ведущие его, условно говоря, на Седьмое небо – где он становится духовным существом. Так само собой родилось эссе «Число Зверя», которое, по сути, есть продолжение «Агни Йоги». Речь в нём идёт о Семи Вратах, только названных в «Агни Йоге». Объяснения же, что это такое, в книге нет. В эссе «Число Зверя» подробно рассказано о том, каковы они, Семь Врат – семь духовных уровней развивающегося сознания. Интересна и история написания «Числа Зверя». Строки рождались сами собой, как бы ниоткуда – мне оставалось только записать их, что я и сделала. В течение двух недель, не отрываясь, записала текст. Рассказ о Семи Вратах, семи духовных уровнях сознания – это не руководство для вхождения в сферы духа. Это всего лишь констатация качественных изменений сознания, когда человек сумел вступить на путь духовного развития и следовать этим путём. Качественные изменения сознания будут у всех примерно одинаковы и приводят к невероятному расширению духовного зрения, но путь в духовные сферы у каждого свой. И никто, кроме самого человека, не знает лучше, где и каков этот путь лично для него. Возможно, для кого-то путь в духовный мир проходит через ад: «Идя по краю пропасти, открой глаза. Будь мужественным и зрячим. Помни, пока не боишься, ты идёшь и не сможешь упасть» (Л.Козлова. «Число Зверя» ч.1, гл. «Перед пропастью»). Ещё цитата: «Идя путём знания, ищи 284

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Огонь Духовный, только он расширит твоё Сознание, приблизит к Истине, даст Зрение и Мужество. Помни – на Пути Знания всегда стоит Дьявол. Его сладкий голос убеждает в могуществе твоего разума. Ты берешь скальпель, чтобы разъять живую Природу, режешь по Живому, не слыша Великого Плача Боли, не понимая, что Дух уже покинул изучаемый объект, что Дух покинул и тебя. Что же хочешь ты узнать, копаясь в груде мёртвой материи? Что увидишь ты в ней, впавшей в тление? Что увидишь ты глазами слепыми, ибо Дух покинул тебя, и ты слеп? (Л.Козлова. «Число Зверя» ч.1, гл. «Огни Духа»). Вторым гонцом духовного мира для меня стала Библия – книга, которую я изучала в течение нескольких лет и изучаю по сей день. Конечно мне, как человеку технического двадцатого века, наиболее близкой поначалу показалась «Книга притчей Соломоновых»: «Послушает мудрый, и умножит познания, и разумный найдёт мудрые советы... Начало мудрости – страх Господень: глупцы только презирают мудрецов и наставления» (Книга притчей Соломоновых. Гл.1, п.5 и 7) «Книга Екклесиаста или Проповедника» предстала одной из самых лучших, когда-либо прочтённых мной, поэтических книг: «Идёт ветер к югу и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своём, и возвращается ветер на круги своя... Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Книга Екклесиаста или Пророка. Гл.1, п. 6 и 9). Далее последовала «Книга Пророка Исайи»: «Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня... Во что вас бить ещё, продолжающих своё упорство? Вся голова в язвах, и всё сердце исчахло». (Книга пророка Исайи. Гл.1, п.2 и 5) Но главным для меня в Библии явилось «Откровение Святого Иоанна Богослова», которое впрямую соотносится с настоящим временем: «Блажен читающий и слушающий слова пророчества сего и соблюдающий написанное в нём, ибо время близко». (Откровение Иоанна Богослова. Гл.1, п.3). Мои размышления, рождённые «Откровением Иоанна 285

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Богослова», вошли в рассказ «Беседы с Иисусом». Цитата: «Таким образом, в процессе рождения и развития Цивилизации возникают два вида людей – Праведники и грешники. Большая часть людей выбирает путь служения Дьяволу, так как этот путь кажется им приятнее и легче. Дьявол делает всё для того, чтобы люди поверили ему, отвергнув тем самым Бога. Получается, что Добро и Зло – это реальные Силы Природы. А равновесие между ними должен поддерживать человек» (Л.Козлова. «Беседы с Иисусом» Гл.9) Так в процессе изучения Библии, из зерна библейских истин, родились многие мои повести и рассказы. Все эти повести, рассказы и эссе, они о том, что такое человек, на каком духовном уровне по своему сознанию находится он сейчас – в наши дни. К сожалению, выводы из осмысления духовных проблем Homo sapiens не утешительны. Источник, из которого питается дух божий в человеке, это десять заповедей христианства, которые в той или иной форме, воспроизводятся во всех религиях мира, а также и во многих воззрениях древних философских школ. Гераклит (по сути!) изложил основы христианства – задолго до явления Христа в этом мире. Так что человек всегда знал, что нужно делать для своего спасения и вечной жизни. Однако люди, всё зная, стараются забыть об этом неудобном знании. Они прислоняются к вещам, прикипают к ним, и возникает состояние, когда вещь становится выше человека. Это и есть то самое потребление, в котором мы сейчас барахтаемся. Люди не должны превозносить вещи, деньги и ставить мёртвое выше живого человека. Когда это случается, приходит Иешуа – Вестник, писатель, мудрец (например, Шукшин, который задал прямой вопрос: «Что с нами происходит?»). На пути к духовности человек застрял на одной из самых важных ступеней, где написано: «Не убий!». Без исполнения этой заповеди нет дальнейшего продвижения в духовность. Что такое десять заповедей христианства? Это знания о законах жизни Вселенной, сформулированные в виде правил поведения. И если ты не понял законов, согласно которым создана и развивается Вселенная (ну, не смог ты получить 286

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза необходимые для этого знания – по той или иной причине), так используй те правила, которые для тебя в понятном виде сформулировали мудрецы. Но, к сожалению, человек, не имеющий достаточных знаний и чутья, легко поддаётся манипулированию чёрных сил. И поэтому – проходят века, а человек в духовном отношении остаётся прежним – животным с весьма совершенным интеллектом. Технический прогресс, эпоха информационных технологий меняют человека в сторону интеллектуального совершенствования, что, абсолютно очевидно, не делает его духовным существом. Наоборот, война – преступление перед заповедью «Не убий!» – становится глобальным инструментом технического прогресса и переходит с физического уровня (танки, ракеты) на уровень информационной войны, где ложь во имя выживания становится законом человеческого сообщества. Лжец – это одно из имён дьявола. Выводы делайте сами – в какую эпоху мы живём. Точное и краткое определение духовности дал Шукшин: «Нравственность есть правда». Казалось бы, здесь речь идёт о другом – о нравственности. Но правда и нравственность – антиподы лжи. Правда и нравственность – основы духовности. Результат же существования во лжи – это растущая пропасть между хижинами и дворцами, что в конечном итоге ведёт к мировой войне и гибели цивилизации. Выживание за счёт уничтожения больших масс себе подобных – лишь иллюзия выживания, ибо природа пресекает такие сценарии на своём программном (генетическом, космическом) уровне. Победа в глобальной войне обернётся для победителей духовной деградацией и дальнейшим погружением в животный мир – несмотря на всё более совершенные технические устройства, которые будут обслуживать людей. Информационная война ещё только началась, ибо мы лишь в начале цифрового мира, который и есть инструмент информационной войны. А вот интеллект как раз почти полностью завоёван. Интеллект каждого человека и всего человечества полным ходом работают на информационную 287

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза войну. Мир сейчас находится в стадии атомизации человеческой массы – то есть, запущены в работу технологии взращивания крайнего индивидуализма, когда идёт отчуждение человека от государства, от семьи, от любой общности – будь то корпоративная, родовая, этническая или национальная общность. Технологии очень эффективные, и мы все это видим. За последние двадцать пять лет люди в России изменились настолько, что даже самый необразованный человек видит это. Люди деградировали, и криминал стал нормой везде – начиная с самых верхов и заканчивая сторожем на кладбище. И это всего лишь начальная стадия информационной войны. Сейчас реализуются самые мрачные антиутопии, типа «1984» Оруэлла или «О, дивный новый мир» Хаксли. Но пока эти сценарии находятся в отправной точке, поэтому люди в большинстве своём не видят направления, в котором движутся. Думаю, всем очевидно, что двадцать первый век пока продолжает традиции духовного одичания человека, которые стали особенно явными в безбожном веке двадцатом. Чтобы этот гибельный процесс был остановлен, необходимо всего лишь перестать быть участниками войн, перестать убивать себе подобных. Цивилизация, которая занимается самоуничтожением – нонсенс! Такая цивилизация больна и подобна человеку, занимающемуся членовредительством. Мой личный опыт привёл меня к пониманию печальных вещей. Соотнося древние знания, (почерпнутые из первоисточников, подобных Библии, Корану, Торе, основам буддизма, индуизма) с положением вещей в современном мире, приходишь к выводу, что человек пока ещё и не вступал на путь духовного развития. Кто-то может возразить, что есть много образованных людей, которые занимаются просветительством и, по возможности, придерживаются нравственного образа жизни. Почему же нельзя их считать духовными существами? Всё просто. Ошибочно считать образование и потребление культурных ценностей частью духовной жизни. Литература, живопись, музыка, различные виды искусств, религии, культура вообще – созданы человеком. Но они 288

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза являются лишь инструментами, способными помочь сделать первый шаг на пути духовного развития, которое напрямую связано с нравственным состоянием умов и есть ничто иное, как следование десяти заповедям христианства. Осталась малость – применить эти инструменты для качественного изменения сознания, которое станет родственным духовным законам Вселенной, а война (в глобальном масштабе и война каждого с каждым – конкуренция) превратится в атавистическое воспоминание об ужасах технической и информационной эпох. На первый план выйдут сотрудничество, взаимопомощь, взаимопонимание – лишь тогда наша цивилизация получит шанс на духовное развитие и жизнь по законам Творца, на ту самую вечную жизнь, о которой языком поэтов и детей говорит Библия. Но как же ещё далеко до этих времён, Михаил Афанасьевич! Из виртуального мира всегда Ваша, Маргарита 2016 г, июнь 58. Человек мира Есть такая порода людей, которые нигде не чувствуют себя дома, и в то же время, весь мир – их родной дом. Евгений Бессмертных одинаково легко во время своих странствий обитал в поэтическом братстве Санкт- Петербурга, Москвы, Новосибирска, не говоря уже о родном Бийске. Когда человек не обременён ничем материальным, география перестаёт быть определяющей координатой. Евгений Бессмертных – человек мира. Поэзия – образ его жизни. Стихотворение «Метеор» – это о нём: Бросая вызов свой гармонии застывшей, Куда летишь, взъерошенный кусок? 289

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Разгадку тайн каких упрямо ищешь, В упорстве фанатичном одинок. Безумное дитя, я знаю, ты не минешь Беды, от трения сгоришь – Сверкнёшь на миг, и в бездне сгинешь, Не опалив покоя тёмных крыш. 1981, 1983 Свобода не может быть дана извне набором каких-либо законов или беззаконием. Свобода – то, что определяет внутренний мир человека. Свободу каждый дарит себе сам. Евгений Бессмертных свободен. А это главное условие, при котором может вырасти цветок, называемый поэзией. Я помню, как легко плыла в пространстве странном нежная медуза и как обворожительно звала в свободы прихотливые спирали. Поэзия... победа? сон? печаль? к священной оргии причастность? ......... Поэзия Евгения Бессмертных парадоксальна. Его стихи обладают магией притяжения. К. Белоусову Когда бы мог Кола-Бельды Монмартру говорить "лады!" И посылать шальных путан За сигаретами "Житан", И петь шансон для Жанн и Клар Про самоедский Нарьян-Мар, Чтоб вляпавшись как Лапалисс, Забыть где верх, забыть где низ, Забыв про север и про юг, В гармонии вернуться круг. 290

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза .......................... А так - всё тундра и хандра! Адьё, брат. Встретимся вчера. 8 ноября 2002 *** Сны добивают шоком болевым – Раздавлен я убийственным их шиком. Так пошло вновь усильем волевым Гнать в жизнь себя усталым мавериком И задыхаться, как несчастный мавр, - Не от любви самой - от сладкого фантома. 11 ноября 1997 Поэзия Евгения Бессмертных – это поэзия человека энциклопедических знаний. Как, откуда, когда сумел он погрузиться в пласты истории, философии, музыкальных знаний, неведомо, ведь в ВУЗе Евгений Бессмертных не учился. Его знания, философский склад ума, музыкальность – всё это, кажется, дано ему изначально, от природы. Я Беранже их гаражей, Я ям их Ямвлих. Извергнет изверг щебень обещаний – Мой вещий глас равно далек от тщаний Польстить властям иль осмеять их бред. Не для того я здесь – Щербат, ущербен, Иду один с кошёлкою клошара. И мною Рим корим, но от пожара, Язычник верный, я спасу свой мир. 6 октября 2001 Евгений Бессмертных пишет рок-музыку и сам великолепно исполняет свои вещи. На Бийской студии ТВ- 291

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ком в середине 90-х был представлен фильм, снятый по его автобиографической повести «Акустик печальной подлодки», где он выступил в роли автора сценария, режиссёра, композитора и музыканта. Фильм необычный и запоминающийся. До сих пор помню своё ощущение чуда после просмотра этого, ни в какие рамки не укладывающегося творения! Проза Евгения Бессмертных – это психоделика, парадокс, философия и лирика в едином пространстве. Приведу одну из его миниатюр полностью (журнал «Огни над Бией» №3 – 2006 г): СМЕРТЬ МЕЧЕНОСЦА …Когда он умер, я утопил его в унитазе. Не то, чтоб я был бесчувственным, жестоким подростком – напротив, моя рука долго не могла дёрнуть цепочку сливного бачка, и чуткую душу саднило ощущение невольного надругательства. Скорбно стоя перед унитазом, словно бы это был гроб, выставленный для прощания с усопшим, я, тем не менее, не без любопытства смотрел на жалкое красное тельце. Оно уже заметно посерело и не было таким огненно- красным, каким было совсем недавно. Что-то мистически зловещее виделось в красном, с траурной окантовкой, хвосте меченосца. И после смерти маленький меченосец был полон презрительно-дерзкого вызова, которым он не раз встречал марлю моего сачка, возвращавшего его обратно в зелёный с грубыми стальными рёбрами аквариум, из которого он вскоре вновь выбрасывался с упорством маньяка, пока, наконец, нежеланный спаситель не опоздал. Уже тогда я ощущал своё кровное родство с этим строптивым бунтарём- меченосцем, который постоянно дрался с остальными обитателями аквариума или вовсе выпрыгивал из сонного зеленоватого мирка, словно хотел стать кометой… Я, наконец, решился дёрнуть цепочку. 292

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Последовал мерзкий глумливый звук, равнодушно- свирепый поток увлёк беспомощное тело куда-то в тёмное удушливо-серное царство. Когда вновь стало тихо, я вдруг почувствовал, что холодно-спокойная белизна на месте недавнего тяжкого наваждения ещё более для меня нестерпима. *** Евгений Бессмертных – один из лучших поэтов Алтая. Но его поэзия – часть Поэтического Космоса, надмирное явление. Есть объективная жестокость бытия. Я преуспел в метании метафор – Но дьявол двадцать пятым кадром Незрим, и всё же вездесущ. Я чую смерть, как тот усталый пёс, С плевой белёсой в скорбном тихом взоре. Искать ли смысл в наскучившем узоре Плевел паучьих Ариадны злой?! Вороний грай гламурных сарацин, Ужимки жаб уездного "мэйнстрима"... А жизнь косым дождём проходит мимо. ... Вот трупы дам привычный ждут респект, Так буднично хамя... Пардон муа! – Я тороплюсь укрыться за портьерой Цинизма, словно старый шут Пред голой смертью. 1 ноября 2010 Я давно говорю о Евгении Бессмертных то, что написано в этой главе, но меня не слышат. Вернее, слышат, но обывательски-упорно считают, что этот чудак – просто больной со справкой от врача. Михаил Афанасьевич, обыватель, несмотря на Интернет и любимые им гаджеты, ничуть не изменился. Он таков же, как и в веке прошлом, позапрошлом, таков же, как и был во глубине прочих веков. 293

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Он дремуче невежествен и абсолютно не способен допустить существование таланта рядом с собой. 59. О новой книге местного литератора Недавно в канадском издательстве «Альтаспера» издана в электронном виде новая книга одного из бийчан, четвёртая по счёту. Жанр книги «США-НАТО-ЕВРОПА и РОССИЯ» определён автором как «мозаика, стратегия, чтиво». В композиционном и семантическом плане – совершенно верное определение. По сути, книга – это сборник прозаических миниатюр и стихов, не связанных друг с другом ни тематически, ни каким-либо другим способом. Если говорить о стиле, то я бы определила его как «наивный реализм» или «новый пролеткульт». Что выявляется при чтении этого издания? Думаю, самое главное – это портрет самого автора (условно говоря, лирического героя) – российского гражданина, для которого мир – объект познания и самопознания. Всё в этом мире вызывает любопытство, желание отобразить увиденное и осмыслить по-своему – будь то политические события или факты частной жизни. Собирательный образ героя книги подобен одному из персонажей бессмертного «Чевенгура» Андрея Платонова – Саше Дванову, «искавшему коммунизм среди простого и лучшего народа». Созерцательность и мечтательность героя легко сочетаются с желанием преобразований не только в ближнем горизонте событий, но и в мировом масштабе. Например, судьбы мира в авторском исполнении замечательно лаконично представлены в миниатюре «СССР- 2 - МИРОВАЯ ДЕРЖАВА». Привожу текст миниатюры полностью. /ЦИТАТА/: «Центральным звеном СССР-2, по- прежнему будет Россия (Российская федерация). СССР-2 будет основываться на его величестве РУССКОМ ЯЗЫКЕ – языке межнационального общения. С распадом США, все бывшие Российские территории, включая Аляску, вплоть до Сан-Франциско, войдут в состав СССР-2. Далее в СССР-2 294

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза войдёт Китай, вся Азия, вся Европа и Скандинавия, включая Англию. Получается, что СССР-2 будет объединять всю Евразию... А со временем и ВЕСЬ МИР... PS: СССР только на время ушёл в тень, чтобы затем возродиться до СССР-2 уже в МИРОВОМ МАСШТАБЕ. СССР - Союз Советских Социалистических Республик». /КОНЕЦ ЦИТАТЫ/. Наивная вера в лучший из всех лучших сценариев развития мира, желание жить и творить – вещи, которые никому запретить невозможно, и автор в полной мере пользуется возможностью самовыражения. В мире есть место всему, даже тому, что свободно перекочевало из достославных времён пролеткульта во второе десятилетие двадцать первого века. *** Это текст моей короткой рецензии, написанной по просьбе автора. Прочтёт ли он то, что нужно бы увидеть ему между строк? Думаю, нет. Хотя здесь сказано всё честно, пусть даже и в мягкой форме, но честно. Единственное, о чём я не упомянула – это о катастрофической безграмотности автора. Шариков жив и желает быть писателем и по-прежнему управлять миром. 60. Анкета Неожиданно для меня частью моей литературной жизни стала переписка с главным редактором журнала «Л... учёба». А началось это так. Недавно пришло мне письмо от организаторов Горьковской литературной премии с предложением поучаствовать в работе жюри Горьковской премии. К письму была приложена анкета, которую необходимо было заполнить и отправить по указанному в письме адресу. Анкета составлена по образцам западных психологов, то есть мне предлагалось ответить на ряд вопросов, по ответам на которые (я думаю) с помощью компьютерной обработки предполагалось получить психологический портрет 295

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза претендента. Считаю, что такие анкеты слишком формальны, чтобы по ним можно было о чём-то судить. Но мне данная анкета пригодилась – позволила упорядочить некоторые мысли в моей голове. Уже и на том – спасибо! Вот это письмо и анкета: Журнал «Л... учёба» и Общественный межрегиональный фонд «Центр развития межличностых коммуникаций» приглашает вас принять участие в проекте «Министерство литературы». «Год литературы» показал, что разговор о современной русской литературе свёлся, главным образом, к обсуждению проблем книжной дистрибуции и торговли. Задача проекта – моделирование ситуации, в которой литература будет рассматриваться государством как важнейший интегратор общественно значимых идей, а не третьестепенная отрасль экономики. Экспериментальной базой проекта назначены Горьковская литературная премия и журнал «Л... учёба». Предлагаем вам принять участие в обсуждении и разработке стратегии премии, войти в состав её расширенного совета, стать членом жюри и принять участие в работе журнала. В структуру Горьковской премии вводится номинация, в которой будет поощряться ОТДЕЛЬНОЕ прозаическое произведение (вплоть до небольшого рассказа), оставляющее светлый след в душе, – произведение, в котором добро побеждает зло, а души героев изменяются к лучшему. Четверть века русская литература была «литературой поражения»: литературой краха иллюзий, разочарования, гнева и горечи – литературой народа, чьё государство потерпело поражение в «холодной войне». Отбор произведений на соискание премии, их обсуждение и принятие решения будут осуществлять участники проекта. Если вы хотите принять участие в этой работе, известите нас о согласии, заполнив и выслав по этому адресу анкету, содержащуюся во вложенном файле. 296

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза О порядке выдвижения произведений на соискание премии будет сообщено дополнительно. Спасибо! С уважением Главный редактор Издательского дома «Л... учёба» Я решила пообщаться с интересным человеком, совершенно не представляя, что из этого получится, и ответила на вопросы предлагаемой анкеты. АНКЕТА Ответьте, пожалуйста, на 20 вопросов Можно выбрать только один вариант ответа на каждый вопрос. Выделите выбранный вами вариант ответа полужирным шрифтом. Выбирайте тот, который ближе лично вам, а не тот, который считаете «объективно правильным». («Неправильных» ответов тут нет.) Ответы будут приниматься анонимно (чьи именно это ответы учитываться не будет). Файл с выделенными вами вариантами ответов, пожалуйста, пересохраните и вышлите обратно по адресу club@lych.ru Будет здорово, если вы потратите на это не больше двух-трёх дней! А) По-вашему мнению, обычно люди читают художественную литературу, чтобы… Развеяться, отвлечься. 297

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Задуматься о жизни, задать работу душе и уму. Узнать, «как в жизни бывает», приобрести новый опыт, расширить кругозор. Внутренне пережить то, чего не хватает в жизни (положительных эмоций, интриги, драматизма и так далее). Читают, чтобы «быть в курсе новинок», «не отставать от моды», по принципу «все это читают, а значит, что-то в этом есть». Б) Выбирая книгу для чтения, вы в большей степени ориентируетесь на… Имя автора Советы друзей, знакомых, мнения критиков Аннотацию Рекламу в СМИ Прочитанный наугад отрывок текста В) С каким утверждением вы скорее склонны согласиться? Людьми выше ценится то, чего им не хватает в жизни. Чего меньше, то и ценнее – как золото. Выше ценится то, чего больше: о чём чаще говорят и думают, к чему принято стремиться. 298

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Г) Подходящее для вас чтение должно быть в первую очередь… Интересным, увлекательным – таким, «чтобы обо всём забыть». Полезным, изменяющим ваш взгляд на те или иные проблемы. Честным, правдивым; правды в современном информационном пространстве не хватает больше всего. Вдохновляющим, побуждающим к действию или к размышлениям. Про таких, как вы, – про вашу повседневную жизнь и заботы. Про другую жизнь, не такую, как ваша. Д) Вам предстоит провести сутки в поезде. Вы возьмёте с собой: Детектив, приключения Любовный роман Фантастику Юмористическую литературу Историческую литературу Мемуары, письма, биографии Семейно-бытовую драму Социальную драму 299

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Е) В книге, которая вам скорее всего понравится, действие происходит… В будущем В наши дни В лихие 90-е В брежневскую эпоху В более отдалённом прошлом Ж) Сколько художественных произведений современных русских авторов вы прочли за последний год? Одно-два произведения С полдюжины Гораздо больше Я не настолько интересуюсь современной художественной литературой, чтобы её ещё и читать З) Перейдите по ссылке и посмотрите, пожалуйста, этот ролик: https://www.youtube.com/watch?v=NMgpzgfnu_c Какое из перечисленных ниже слов вернее прочих описывает ваши ощущения во время просмотра этого ролика? Выберите одно: Неловкость Умиление Одобрение 300

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Раздражение И) В художественном слове главное: Красота Точность Убедительность Эмоциональность Новизна, необычность К) Хорошая книга должна: Развивать вкус Заставлять задуматься о жизни Побуждать к действию Дарить утешение Л) По вашим наблюдениям, ваши друзья и знакомые читают больше, меньше или примерно столько же, сколько 10–15 лет назад? Больше Примерно столько же Меньше Затрудняюсь ответить 301

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза М) Люди стали меньше читать, потому что: Телевизор, компьютер, мало времени и много забот. Стало трудно найти книгу о том, что действительно важно в жизни человека. Стало не с кем поговорить о прочитанном, чтение перешло в разряд сугубо личных, почти интимных потребностей. Н) Возникает ли у вас желание обсудить прочитанные книги? Если да, то сколько в вашем окружении людей, с которыми вы можете это сделать? Не возникает желания обсудить прочитанное Много Мало Нет вообще Затрудняюсь ответить О) Что, по-вашему, является основной причиной снижения интереса к чтению художественной литературы? Снижение интереса к чтению – проблема надуманная. Люди всегда читали примерно одинаково. Просто раньше это называли «самой читающей страной», теперь стали говорить о «кризисе». Снижение интереса есть, основная причина – изменения, произошедшие с обществом, с людьми. Основная причина – изменения, произошедшие в самой литературе, в способах представления её обществу. 302

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза П) Литературные премии существуют, потому что… Это выгодно писателям (они получают читательское внимание, славу и деньги). Это полезно читателям (узнают, что читать). Это выгодно издателям («засветить» своего протеже – увеличить свой авторитет). Это выгодно книготорговцам (отмеченные премией книги лучше продаются). Это выгодно тем, кто определяет стратегию идеологического развития общества (через награждённые книги обществу задаются ценностные ориентиры) Р) В идеале литературная премия должна: Быть побудительным мотивом к чтению. Помогать ориентироваться в потоке новых текстов. Становиться поводом к общественной дискуссии вокруг поднятых в произведении проблем. Объединять единомышленников и побуждать к действию. Заглядывать в будущее, создавать принципиально новую ситуацию в литературе, менять её. С) Кто, по-вашему, должен решать, какая книга достойна того, чтобы рекомендовать её обществу: Профессиональное жюри (писатели, критики, издатели) 303

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Непрофессиональное жюри (читатели, представители общественности) Максимальное количество читателей посредством прямого народного голосования Т) Посмотрите ролик по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=3GuqGJaLdjY и солидаризуйтесь с одним из мнений: «Мне интересны произведения и писатели, не мыслимые в отрыве от национальных интересов и от жизни простого русского человека». «Мне неприятны спекуляции на словах «патриотизм», «национальная судьба», «русский характер» и проч. К литературе это отношения не имеет». У) Для чего сегодня существуют литературные журналы? Как для чего? Это же луч света, золотые россыпи и последний праведник! Без которого не стоит село! Вот, чтобы стояло, и существуют… Существуют по инерции – литературный процесс (идейные споры) заменился литературно-премиальным (книготорговля), и роль журналов в этой новой системе непонятна. Литературные журналы – это «замороженная инфраструктура» на случай, если кто-нибудь во власти сообразит, для чего нужна литература государству. (Ещё вчера было неочевидно, что государству необходимы армия, промышленность и собственные банковские платёжные системы, сегодня ситуация изменилась. Не исключено, что и с литературой будет так же.) 304

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Свят-свят!.. Пусть лучше никому не будет нужна, чем нужна государству. На призывы государства охотнее всего откликаются проходимцы, карьеристы и бездари, а руководят этим всем – держиморды. Лучше быть маленькими и хилыми, но свободными, чем назад в колхоз… Ф) А для чего должны существовать литературные журналы в идеале? Они отбирают из массы пишущих тех, у кого есть задатки стать настоящими писателями, учат их работе с редактором (то есть объективному взгляду на свое творчество), готовят к «самостоятельному плаванью». Они являются организаторами и пропагандистами разных литературных течений (идейных и стилевых) и собирают вокруг себя тех авторов и читателей, которым близко это течение. Приходя в книжный магазин, теряешься, трудно бывает найти то, что тебе близко. Журналы помогают ориентироваться в «вале предложения». Зачем такие сложности… Журнал – это просто книжка, в которой можно прочесть что-нибудь интересное – пару рассказов, несколько стихотворений, одну-две статьи… А если ещё и роман с продолжением найдётся нескучный – так и вовсе славно! Идеальный журнал должен быть... (Ваш вариант овета) Идеальный журнал должен быть площадкой для творческого общения писателей, критиков, издателей и читателей. Журнал должен стоять в начале цепочки, которая превращает хорошую рукопись в хорошую книгу и выводит её к читателю. *** 305

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Продолжение переписки с главным редактором «Л... учёбы» Второе письмо Дорогие друзья! Нас много, мы разбросаны по разным городам и сёлам (и даже странам), поэтому вести друг с другом долгие задушевные разговоры о литературе не cможем. А наспех что объяснишь? Как разорвёшь на себе рубаху? Зато мы можем читать и писать письма. Длинные и обстоятельные, как в XIX веке, – вы уж меня извините. Наберитесь чуть-чуть терпения… ПОЧЕМУ «МИНИСТЕРСТВО»? Недавно сборная России по футболу провалилась на Чемпионате Европы. После этого её тренер, Леонид Слуцкий, рёк такие слова: «У нас не футбольная страна». О, думаю, точно. Она ещё и не литературная – судя по успехам на внутреннем и международном книжном рынке. Однако вот что написал по поводу тренерского слова- воробья писатель и футбольный болельщик Дмитрий Лекух: «У нас - просто "нефутбольное футбольное хозяйство", адски не профессиональное и плевать хотевшее на конечного потребителя, т.е. рядового болельщика, следящее за интересами "болельщика не рядового": кто платит деньги - тот и заказывает музыку». Не секунды не сомневаюсь в том, что Дмитрий Валерьянович прав. «Литературное хозяйство» у нас совершенно нелитературное. Оно зиждется на трёх китах: выбить бюджет; освоить; отчитаться. Надо объяснять, что значит «освоить»? Нет, не украсть, хотя почему бы и нет. «Освоить» означает израсходовать, чтобы претендовать как минимум на столько же в следующий отчётный период. О результатах работы, о её полезности речи нет – если уж бюджет выделен. Вот провели недавно «Год литературы»: выделили бюджет, освоили, отчитались. И что, каковы результаты? Где общенациональные дискуссии по поводу литературных 306

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза произведений, всколыхнувших общество? Даже слышать смешно этакие выспренние речи, не правда ли… Только не надо утверждать, что «время изменилось» и дискуссии по поводу книжек теперь невозможны в принципе. Не изменилось. Люди готовы сходить с ума и ломать копья по любому информационному поводу. Скандал в московской школе, ловля покемонов, оппозиционную журналистку облили на улице нечистотами… СМИ создают дешёвые и скоротечные скандальные поводы пачками. А литература – не способна создать ни одного серьёзного и долгоиграющего. Почему? Люди виноваты, что интересуются всяким вздором? А начальство, управляющее «литературным хозяйством», – нет? Чтобы литература жила, её мало писать. Мало даже читать! Надо иметь возможность обсуждать прочитанное. А у нас? Вот книгу отметили литературной премией – и что дальше? Дальше она попадает «на выкладки» – в книжных магазинах поближе к кассе. И всё. Считается, что задача выполнена. Ведь об успешности литературного произведения принято судить по «цифрам продаж»… Ещё есть библиотекари, живущие под угрозой сокращения на нищенскую зарплату. Они что-то придумывают, делают вне «рыночных координат»: проводят читательские конференции, создают литературные клубы... Ещё есть школьные учителя, у которых организация жарких литературных споров прямо-таки входит в должностные обязанности… Только начальству это непонятно и не интересно, потому что начальство у всех разное. Литературой (писателями, издателями и продавцами книжек) управляет Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, библиотеки подчиняются Министерству культуры, а школы – Министерству образования и науки. Представьте теперь, что вам поручено «навести порядок в литературном хозяйстве». Такой разброс компетенций составил бы для вас серьёзную организационную проблему… Стоп-стоп, с этого места подробнее! Кем поручено? (Следующий вопрос «какой на это выделен бюджет» – и понеслось-закрутилось: аптека, улица, фонарь, аптека…) 307

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Ну, а разве уборку в комнате надо делать только когда мама велит? Разве беспорядок сам по себе не является достаточным основанием для того, чтобы начать испытывать беспокойство и зашевелиться? Думаю, теперь вы понимаете, почему наше с вами объединение так странно называется – «Министерство литературы». Мы не можем объединить отрасли, но можем объединить усилия. Объединить то, что есть: неравнодушие, интерес, азарт. Вы участвуете в читательском клубе при библиотеке? Состоите в литературном кружке? Прекрасно. Давайте объединим кружок и клуб. Не организационно объединим (хотя – почему бы не помечтать, но потом, попозже), – сейчас важно объединить не «структуры», а устремления, мысли. «Интеллектуальные и творческие ресурсы», выражаясь высоким штилем. Прежде, чем «выступать с законодательной инициативой», нужно «подготовить законопроект». А прежде, чем «готовить законопроект», нужно убедиться в том, что созрела общественная потребность в соответствующем законе. Вот это мы с вами и попытаемся сделать – проверить, созрела ли. Речь идёт не о перестройке существующей литературной инфраструктуры (свят-свят), а о создании вспомогательной «параллельной цепи». Если нам удастся создать маленькую экспериментальную – но действующую – модель литературного процесса, служащего не интересам владельцев книготоргового бизнеса, а благу общества, то постучаться с конкретными предложениями во власть – не такая непредставимая задача, как может показаться. Вполне представимая и осуществимая. То, что я сейчас написал, многих может насторожить – по двум причинам. Во-первых, нам претит участие государства в литературных делах. Во-вторых, была бы охота литератору участвовать в делах государственных, да ещё и на бескорыстной основе… Всё это я понимаю и предлагаю пока просто подождать – посмотреть, что именно и как мы будем делать. Если это вас не устроит, значит, не будете в затее участвовать – попросите, чтобы вас отписали от рассылки, и я за этим 308

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза бдительно прослежу. Ну а вдруг окажется, что всё не так страшно? С ЧЕМ МЫ ИМЕЕМ ДЕЛО? Известно, что в отсутствие государства во всех бедах литературы виноват рынок. Вкратце российский книжный рынок устроен следующим образом. Он: а) мал; б) не развит (плохо структурирован). Это значит, что: а) книг продаётся мало и б) не развита система доведения книг на определённые темы (определённых направлений и стилей) до интересующихся именно этими определёнными темами (направлениями и стилями) потенциальных читателей. Ну, например: есть читатели художественной литературы, которым хочется, чтобы в книжке были коровы, навоз, дымок из трубы и мужичок в стёганке – тогда литература хорошая. А есть такие, которым хочется, чтоб этажерка, фикус, звон трамвая под окном, чай с вареньем и Розалия Павловна в кружевной шали – вот что берёт за душу. Приходят они в книжный магазин, а там сплошь Пелевин. Они говорят: «Это что – современная русская литература? Тьфу!» – и уходят из магазина в твёрдой уверенности: и жизнь, и литература – всё испортилось окончательно. В идеале каждый такой читатель должен обслуживаться отдельно. К услугам первого – целое направление с многочисленными «оттенками» (а не один вспоминаемый раз в пять лет Борис Екимов) и к услугам второго – целое направление (а не одна, скажем, Улицкая). Но кто же эти направления отслеживает, собирает вместе их представителей – грубо говоря «создаёт»? Маркетологи? Нет, конечно. Не их это работа и не их уровень компетенции. Это работа литературных критиков. Но критики заняты сегодня другим. Они обслуживают литературно-премиальный процесс, который, в свою очередь, обслуживает продажу книг в условиях малого и неразвитого рынка. Чтобы продавать книги в условиях не структурированного спроса, нужно не дробить предложение, а укрупнять, объединять его. «Вот вам лауреат премии, это 309

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза самое-самое, must read, читают все! А чего там тебе хочется, про шаль или про корову, это дело десятое. Не то надо читать, что хочется, а то, что все читают. Со временем в ногу надо идти». А чтобы продавать книги в условиях вялого спроса, нужно сократить активное предложение до десяти– пятнадцати наименований в год. Покупателей мало, поэтому книг для них тоже должно быть мало. Вот премии и занимаются отсевом того, что будет назначено к продаже. Всё это можно назвать одним ёмким словом: «реформа». Есть реформа здравоохранения, есть реформа образования, а тут реформа литературы. Недавно прошла волна «слияний» и «укрупнений» поликлиник, роддомов и больниц. Для чего их «сливали»? Чтобы дешевле обходилось их содержание. К чему это привело? К тому, что стало труднее получить доступ к медицинским услугам. (Чтобы сделать электрокардиограмму, нужно записаться к терапевту, который выпишет направление к кардиологу, который выпишет направление на электрокардиограмму, и всё это в трёх разных местах.) Так и с литературой: «укрупнение» и «объединение» объективно ведёт к тому, что писателю всё труднее получить доступ к услугам издателей и книготорговцев. В полной мере эти услуги оказываются только финалистам премий; прочие могут следовать девизу «заболел – умирай». Обратим внимание, что литературная реформа, как и все прочие реформы социальной сферы предпринимается не затем, чтобы стало лучше, а затем, чтобы «окончательно всё не рухнуло». То есть писатели и критики, участвующие в премиальном процессе, не выстраивают никакой новой системы, они лишь латают дыры системы старой, не дают ей утонуть. При этом никто из них особо не отдаёт себе отчёта в том, что происходит. Люди руководствуются простыми мотивами – стремятся к профессиональной успешности, а критерий этой успешности в условиях рынка прост: если пишешь о том, что продаётся, – ты существуешь. А нет, так 310

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза нет. Вот критики и держатся поближе к тому, что продаётся. То есть к лауреатам премий. Дальше система срабатывает сама: влиятельных премий в стране всего штук пять; совокупными усилиями они могут представлять общественному вниманию примерно дюжину произведений в год, причём большинство лауреатских имён из года в год повторяются. В итоге вся современная русская «серьёзная» художественная литература – это около полусотни авторов «в жёсткой ротации» – вроде популярных песенок на коммерческом радио. Большой ли рынок получится? Много ли наструктурируешь? Книжный рынок – система литературных премий и коммерческих издательств – не может заниматься систематизацией всего того, что пишется и достойно прочтения. Литературные журналы этим не занимаются в силу скудости средств (людей не хватает) и отсутствия мотивации (не хотят они этим заниматься – мнят себя этакими небесными издательствами, снимающими сливки некоммерческой «хорошей литературы», а не рабочими лошадками литпроцесса). Конечно, поисками писателей и текстов занимаются и скауты издательств, и сотрудники премий, и литагенты, но все при этом руководствуются сверхзадачей «как бы это продать». Такая сверхзадача, сами понимаете, налагает определённый отпечаток на результат. Ну, а имеет ли вообще право на существование то, что не продаётся? Вопрос отнюдь не риторический – это «основной вопрос» в условиях рынка, и ответ на него давным-давно дан. Вернусь к тому, с чего начал: с точки зрения устроителей и организаторов прошедшего недавно Года литературы, литературу не читают, а покупают. Почти все мероприятия на федеральном уровне касались книготорговли. Как говорить о книгах вне этого контекста, не понимают ни чиновники, ни большинство журналистов. Критики, любящие щегольнуть модной экономической феней подтягиваются. А читатели… Их давно и небезуспешно приучат к мысли, что они «потребители». Может быть, так и надо, а? 311

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза Это отнюдь не шуточный вопрос. «Предположение – мать провала»; я исхожу из предположения, что это нездоровая ситуация и многих в нашем обществе она не устраивает, но так ли это на самом деле? Выскажитесь, пожалуйста, у кого есть желание и время, – парой фраз или как угодно пространно: всё действительное разумно? Или неразумно и нуждается в исправлении? Если да, то видите ли вы рецепт? Это будет наше второе задание. Исполнять его не обязательно (Министерство литературы – дело добровольное: хочешь быть министром – будь, не хочешь – твоё место, как обычно, займут дураки и проныры), однако предупреждаю: некоторые ответы мы опубликуем в «Л... учёбе», так что если хотите сохранить инкогнито, на всякий случай, подпишите ваш ответ псевдонимом. Я тем временем подведу промежуточные итоги нашего анкетирования (надеюсь, к концу недели) и расскажу, что мы собираемся делать дальше. Специально беру паузу – надеюсь успеть ознакомиться хотя бы с некоторыми ответами. У меня конечно есть план, но уверен, что у кого-то из нас есть план получше. Для этого мы и собрались – чтобы советоваться. Спасибо большое за ваше время и внимание, давайте пока прервёмся и поразмыслим. С уважением Главный редактор журнала “Л... учёба” Мой ответ: Литературный процесс. Кто виноват и что делать? Государство, в том виде, в котором оно существует сейчас – это машина по извлечению прибылей из природной ренты и из народа – в свою пользу, то есть в пользу тех, кто представляет государство – олигархи, правительство, чиновничий аппарат. С точки зрения собственных задач и поставленной цели эта машина работает исправно и весьма эффективно. При советской власти главным инструментом управления литературой была идеология. Сейчас рынок – 312

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза глобальный инструмент государства, и государство плотно занимается регулированием литературного процесса именно через этот инструмент, превратив книгу в товар. Так что государство никуда не ушло из литературы. Законы, которые создаются лишь для того, чтобы никто, то есть народ и прочие пассивные элементы, не мешали работе этого инструмента, также вполне устраивают государство. Народ в реальности не является субъектом. Он исполняет роль используемого объекта – потребителя, ориентированного именно на потребление того, что предлагает рынок – книгу или другие товары. Во что вложены средства, то и производится, предлагается, рекламируется и, соответственно, потребляется. Людям, которые хотят создать альтернативную систему ценностей, перевести литературу из категории товара в категорию духовных ценностей, нужно в первую очередь направить работу на качественное изменение сознания людей. Реальна ли такая задача, ведь на воспитание потребителя работает гигантская пропагандистская машина. На её постулатах выросли уже несколько поколений. Эти люди не знают ничего иного, кроме того, что им внушается, начиная с детского сада и заканчивая ВУЗом. А что им внушается? Всего одна единственная, но всеобъемлющая мысль – всё продаётся и всё покупается. Люди коммерциализированы на 100%. Государство, конечно же, не заинтересовано в изменении шкалы рыночных ценностей. Человек думающий, размышляющий, он независим, самодостаточен и уже по природе своей не может быть ведомым потребителем, а значит, перестанет работать на интересы управленцев. Если бы государство было заинтересовано именно в просвещении, в интеллектуальном развитии народа, оно бы и направило все учебные заведения страны к этой цели. Но пока работает конвейер по воспитанию потребителей. Создать группу людей, для которых книга не товар, но источник размышления, саморазвития – вполне возможно. Но этого мало. Этим людям необходимо будет много и долго работать на то, чтобы их слово стало авторитетным, и было услышано людьми. Площадка для систематизации стилевых 313

Людмила Козлова «Лейурус квинкестриатус» Современная российская проза направлений в литературе – это хорошая идея! Если обсуждение будет идти в конструктивном русле, в режиме свободного обмена мнениями, вероятно, это станет заметным явлением. Для начала – уже неплохо! Это позволит в какой-то степени показать людям, что: 1. Рыночно востребованная книга р