Конфликтология: курс лекций

Издание ориентировано на студентов, обучающихся по специальностям гуманитарного профиля.
43
Просмотров
Книги > Наука
Дата публикации: 2016-11-27
Страниц: 317


2

3


Введение 5 Тема 1. Типология конфликтов 11 1.1. Социальные конфликты 13 1.2. Биологические конфликты 52 1.3. Экологические конфликты 61 1.4. Физические конфликты 65 Вопросы для самопроверки 71 Тема 2. Функции конфликтов 81 2.1. Основная функция 81 2.2. Сигнальная функция 85 2.3. Информационная функция 87 2.4. Интегро-дифференцирующая функция 88 2.5. Динамическая функция 90 2.6. Функциональная противоречивость конфликтов 95 2.7. Влияние конфликтов на самоорганизацию и эволюцию систем 97 Вопросы для самопроверки 111 Тема 3. Свойства конфликтов 113 3.1. Устойчивость и слабая предсказуемость 113 3.2. Неопределенность и риск 121 3.3. Квазипериодичность и синхронизм 127 3.4. Скрытность, притягательность и кумулятивность 130 3.5. Отсутствие оптимальности и расширяемость 134 Вопросы для самопроверки 140 Тема 4. Причинная обусловленность конфликтов 141 4.1. Философская концепция 142 4.2. Прагматическая концепция 145 4.3. Социальная концепция 149 4.4. Психологическая концепция 155 Вопросы для самопроверки 181 4

Тема 5. Динамика конфликтов 183 5.1. Макродинамика конфликтов 184 5.2. Мезодинамика конфликтов 190 5.3. Микродинамика конфликтов 204 Вопросы для самопроверки 214 Тема 6. Элементы теории управления конфликтами 215 6.1. Особенности управления конфликтами 218 6.2. Виды, формы и способы управления конфликтами 225 6.3. Технологии управления конфликтами 237 6.4. Классическая схема поиска компромисса 249 6.5. Поиск компромисса на основе F-технологии 254 Вопросы для самопроверки 258 Тема 7. Профилактика и предупреждение конфликтов 259 7.1 Классификация методов профилактики и предупреждения конфликтов 260 7.2. Институциализация конфликтов 261 7.3. Легитимизация конфликтов 263 7.4. Устранение субъективных причин конфликтов 265 7.5. Разновидности норм и их роль в профилактике и предупреждении конфликтов 269 Вопросы для самопроверки 273 Тема 8. Юридические способы урегулирования и разрешение конфликтов 275 8.1. Конституционные процедуры 275 8.2. Судебное рассмотрение дел 284 8.3. Посредничество 292 Вопросы для самопроверки 296 Заключение 297 Глоссарий 303 Литература 313 5

Конфликтология — это наука о самых сложных и загадочных явлениях, с которыми когда-либо встречалось человечество за всю многовековую историю своего существования. Назы- ваются они конфликтами от латинского слова conflictus, бук- вально означающего столкновение. Сфера действия конфликтов безгранична. Их можно наблюдать в живой и неживой природе, в искусстве и куль- туре, в технике и политике, в атомах вещества и в космосе, в семейных, производственных и межгосударственных отно- шениях. Разнообразные по форме, они не просто сопутствуют природным и общественным процессам, но решающим обра- зом определяют характер их развития и конечный результат. Особую значимость конфликты приобретают на современ- ном этапе развития общества, становясь не только мерой че- ловеческих отношений в политике, в экономике, в военном деле, в быту, но и определяя взаимоотношения человека с природой. Поэтому, хотим мы того или нет, но конфликты должны быть объектами самого пристального изучения в любой сфере научных знаний и в любых видах практической деятельности. Истоки науки о конфликтах уходят в античность и связа- ны с именами выдающихся мыслителей того времени: Герак- лита, Платона и Аристотеля. Значительное место занимает проблематика конфликта в работах таких философов и уче- ных, как И. Кант, Ф. Гегель, Ф. Бэкон, Ч. Дарвин, Б. Спиноза, Г. Зиммель, К. Маркс, В. Парето, У. Самнер, А. Бентли, А. Богда- нов. В совокупности их учения образуют концептуальную и методологическую базу, благодаря которой стало возмож- ным развитие современной конфликтологии. Социальные катаклизмы ХХ века актуализировали эту проблематику. Однако случилось так, что уже в начале своего становления конфликтология попала под пресс идеологиче- ского воздействия и фактически приобрела статус полуле- 6

гальной науки. В нашей стране почти все прошлое столетие господствовала так называемая «теория бесконфликтности», согласно которой социальные противоречия и конфликты объявлялись несвойственными социалистическому обще- ству, а конфликтологические исследования допускались лишь в военной области и поощрялись в сфере идеологиче- ской борьбы с капитализмом. В США и странах Западной Ев- ропы конфликтология отождествлялась с марксизмом, инте- рес к изучению конфликтов вызывал подозрения в склонно- сти к подрывной деятельности, разрушению государственно- сти и общественных устоев. Только после окончания холод- ной войны проблематика конфликта потеряла идеологиче- скую окраску, а в восьмидесятых годах прошлого столетия конфликтология окончательно оформилась в самостоятель- ную стремительно развивающуюся науку, все больше при- влекающую внимание ученых и специалистов различных об- ластей знания: философов, юристов, социологов, политоло- гов, психологов, математиков, кибернетиков, военных. Существенный вклад в изучение конфликтных социаль- ных процессов внесли представители Санкт-Петербургской научной школы (Кармин А.С., Светлов В.А., Громова О.Н.). Проблемы юридических конфликтов обстоятельно рассмот- рены в работах Кудрявцева В.Н., Дмитриева А.В., Казимирчука В.П. (Москва), Запрудского Ю.Г. (Ростов-на-Дону). Политиче- ские конфликты анализируются в работах Здравомыслова А.Г (Москва) и Глуховой А.В. (Воронеж). Военным, техниче- ским и радиоэлектронным конфликтам посвящены работы Конторова Д.С., Дружинина В.В., Конторова М.Д. (Москва), Кузнецова В.И. (Воронеж). Оригинальный подход к изучению конфликтов на основе теоретико-множественных и вероят- ностных моделей развит в работах Сысоева В.В. и Десятова Б.Д. (Воронеж). Развитие современной конфликтологии идет по двум от- носительно самостоятельным направлениям: гуманитарному и естественнонаучному. Гуманитарное направление домини- рует при изучении политических, экономических, психологи- ческих, юридических, этнических, религиозных и производ- 7

ственных конфликтов. Оно основано на эмпирических наблюдениях, логических обобщениях, исторических парал- лелях, качественном анализе целей, намерений и мотивов поведения людей в конфликтных ситуациях. Естественнона- учное направление превалирует при изучении биологиче- ских, экологических, физических, радиоэлектронных и ин- формационных конфликтов. Оно опирается на модельные методы изучения конфликтных явлений (включая компью- терные эксперименты) и стремится к построению аксиома- тико-дедуктивной теории конфликта, подобно тому, как это принято в точных науках, например, в физике. Сложившее разделение науки о конфликтах не идет ей на пользу. Поэто- му в данном курсе лекций эти направления не дифференци- руются, а напротив, объединяются и комплексируются на ос- нове системного подхода к изучению природных и обще- ственных явлений. При этом конфликты рассматриваются в их расширенном гегелевском представлении как органиче- ски присущие бытию многоаспектные явления, которые нельзя вычеркнуть из жизни, но можно познать и использо- вать полученные знания на благо личности и общества. Другой особенностью современного этапа развития кон- фликтологии является ее дробление по объектам изучения, когда политические, этнические, психологические, военные и другие классы конфликтов изучаются обособленно, без вза- имной увязки и интеграции вскрываемых закономерностей. Науке о конфликтах такая дифференциация противопоказа- на, поскольку если окружающий нас мир представляет собой единое и целостное образование, непременно включающее в себя конфликтность, то и адекватное представление о нем и о происходящих конфликтах должно быть отражено в един- стве нашего знания. Вместе с тем, конфликтология потеряет практическую значимость, если в ней не будет конкретных знаний о конфликтах, проистекающих в различных предмет- ных областях. Следовательно, с одной стороны, конфликто- логия должна занимать междисциплинарное положение в общей структуре научных дисциплин, выступая источником многоаспектных обобщенных знаний о сущностной природе 8

конфликтов, а с другой — входить неотъемлемым разделом в такие специализированные дисциплины, как юриспруден- ция, менеджмент, политология, социология, психология, био- логия, радиотехника, военное дело и другие. Поэтому можно говорить о существовании как общей конфликтологии, так и специализированной (юридической, политологической, пси- хологической, социологической, кибернетической и др.). Мы будем изучать общую конфликтологию, рассматри- вая ее как междисциплинарную научную дисциплину, объек- том изучения которой являются конфликты во всех их спе- цифических проявлениях, а предметом — закономерности в их функциях, свойствах, динамике и причинах возникнове- ния, а также технологии управления конфликтами, способы их профилактики, предупреждения, разрешения и урегули- рования. Ключевым компонентом этого определения высту- пает категория «закономерность», отражающая необходи- мые, существенные, устойчивые и повторяющиеся черты конфликтных явлений. Успехи в познании изоморфизма конфликтов во всех их конкретных проявлениях, а также наличие методологической базы, позволяющей увидеть за внешним разнообразием частностей инвариантную сущность качественно разнородных конфликтных процессов, служат главными признаками научности данной дисциплины. По своему замыслу общая конфликтология направлена на формирование у обучающихся системного взгляда на конфликтные процессы и сосредоточивает их внимание не частностях, а на общностях. Она не навязывает им способы поведения в том или ином случае, а вооружает знаниями, от- крывающими дорогу к самостоятельному и творческому раз- решению конфликтных проблем в своей будущей практиче- ской деятельности. В предлагаемом курсе лекций сочетаются как теоретиче- ские, так и практические знания о конфликтах. При этом учи- тывается, что в настоящее время наиболее слабым звеном конфликтологии является ее теоретическая часть, на изло- жении которой и сделан акцент. Опора преимущественно на теорию вполне оправдана. Дело в том, что конфликты обла- 9

дают уникальным свойством — в них нарушается привыч- ный ход событий, разрушаются стереотипы, возникают принципиально новые проблемные ситуации, применитель- но к которым эмпирические сентенции прошлого становятся мало эффективными, а зачастую и вредными. Текущие кон- фликты как бы «обнуляют» накопленные людьми знания о прошлых конфликтах. Вследствие этого при разрешении возникающих конфликтных проблем недостаточно опирать- ся только на практический опыт, необходимо знать законо- мерности конфликтов, понимать фундаментальные причины их возникновения и научиться строить модели, позволяю- щие имитировать динамику и синтезировать технологии ра- ционального управления ими. При этом принципиальным является положение, которое образно можно выразить фразой — нам, смертным, не дано знать трех вещей: когда мы родимся, когда умрем и что про- изойдет между этими событиями. Это означает, что никаки- ми научными методами невозможно установить «что будет» в том или ином конфликте. Можно лишь вскрыть тенденции, определить возможные варианты развития событий и обос- нованно ответить на вопросы «что может быть, если мы де- лаем нечто», «чего не следует делать» и «чего нужно опа- саться», и уже на этой основе вырабатывать рациональную линию своего поведения в конкретных ситуациях. Во всех случаях это поведение окажется хорошим для одних и пло- хим для других. Поэтому в конфликтном бытии трудно обна- ружить оптимальность в ее буквальном смысле; можно найти лишь компромисс с самим собой, с окружающими людьми, с природой и совместными действиями сформировать буду- щее. Курс лекций включает восемь тем, в которых последова- тельно рассматриваются следующие вопросы: - типология конфликтов (какими бывают конфликты и в каких формах они проявляются в природе и в обществе); - функции конфликтов (какую роль играют конфликты в общественных и природных явлениях, как они влияют на процессы самоорганизации и эволюции систем); 10

- свойства конфликтов (какие характерные черты прису- щи конфликтам и каким образом их следует учитывать при разрешении конфликтных практических проблем); - причинная обусловленность конфликтов (в чем заклю- чаются фундаментальные причины конфликтов; почему не- возможно устранить факторы, обусловливающие возникно- вение конфликтов; какие конфликтогенные черты присущи психическому комплексу человека и социальных групп); - динамика конфликтов (с чего начинаются, чем завер- шаются и как могут развиваться конфликтные процессы; ка- ким образом строятся модели динамики конфликтов); - элементы теории управления конфликтами (чем управ- ление конфликтами отличается от обычного управления; ка- кие технологии, формы и способы используются для управ- ления конфликтами; как придти к компромиссу на перегово- рах; что такое гарантирующие, переговорные и равновесные стратегии); - профилактика и предупреждение конфликтов (что по- нимается под институциализацией и легитимизацией кон- фликтов; каковы субъективные причины конфликтов; раз- новидности норм и какова их роль в профилактике и преду- преждении конфликтов); - юридические методы урегулирования и разрешения кризисов и конфликтов (конституционные процедуры, су- дебное рассмотрение дел как метод урегулирования кон- фликтов и разрешения кризисов). В конце каждой темы даются вопросы, которые полезны для самопроверки знаний и подводят читателя к самостоя- тельной научной деятельности в области конфликтологиче- ских исследований. Авторы будут признательны читателям за отзывы о кур- се лекций и пожелания по его улучшению, которые просим направлять по электронной почте: victor_novo@mail.ru. 11

Различные виды конфликтов (в обществе, в технике, в при- роде) долгое время не воспринимались человеком как про- явления одной и той же общей сущности: внешние различия преобладали настолько, что надежно скрывали глубинное единство их внутренней основы. В результате современная конфликтология приобрела преимущественно умозритель- ный эмпирический характер, что снижает ее практическую значимость, приводит к неустойчивости научных оценок и рекомендаций. Наша задача будет состоять в выявлении и изучении общей сущности конфликтных явлений, что позво- лит познать феномен конфликтов в их любых специфических проявлениях и в определенной мере исключить конформизм при объяснении социальных процессов. В современной науке существует достаточно много раз- личающихся между собой определений и трактовок понятия «конфликт», которые, однако, не выходят за пределы демон- страции его буквального содержания и обладают очевидной неполнотой. Попытки дать исчерпывающее определение по- ка не принесли конструктивных результатов. Мы будем исходить из того, что такое предельно широ- кое и емкое понятие, как конфликт, невозможно выразить через другие более частные понятия и установить его содер- жание в виде одной логической синтагмы, сколь бы сложной она ни была. Вероятно, и стремиться к этому нет особой необходимости. С практической точки зрения его следует признать открытым, непрерывно развивающимся понятий- ным объектом, который невозможно определить исчерпы- вающим образом, в рамках каких бы то ни было логических построений. Этот, необычный на первый взгляд, тезис не нонсенс, а обыкновенное положение в науке. Еще датский физик и философ Нильс Хенрик Давид Бор (1885-1962), ука- 12

зывая на это обстоятельство, отмечал: «Существуют перво- образные понятия. Априори они не определены, но всякий раз нам необходимо удостовериться в том, что наши описания согласуются с их существованием».1 В частности, к таким по- нятиям относятся: «система», «человек», «атом вещества». «Содержание таких понятий может быть раскрыто только через выработанные практикой неформальные признаки — характеристики, функции и типологии. Под типологией конфликтов будем понимать их группи- рование в классы на основании общности признаков. В настоящее время сложились три подхода к решению этой проблемы. Первый подход ориентирован на создание единой, универсальной классификации конфликтов, учитывающей всё многообразие их свойств и проявлений. Условно его мож- но характеризовать как попытку создания «типологии ради типологии». Второй подход исходит из классификации кон- фликтов в интересах поставленных целей и задач их изуче- ния. Условно его можно назвать так: «типология ради зада- чи». По своей сути он предусматривает существование целого ряда классификаций, создаваемых по мере возникновения конкретных задач изучения конфликта. Третий подход, ко- торый можно обозначить как «типологию ради концепции», предполагает разработку классификаций, подтверждающих сложившуюся или общепринятую систему методических, идеологических, политических и других взглядов на кон- фликт. Все три подхода имеют право на существование и допол- няют друг друга. Выбор подхода определяется точкой зрения авторов на пути развития данной науки. Как уже отмечалось, мы хотим вывести конфликтологию из ее нынешнего поло- жения главным образом умозрительной эмпирической дис- циплины и превратить ее в строгую дедуктивную науку, спо- собную объяснить значительную часть своего фактического материала на основе системных обобщений. В этом случае 1 Цит. по: Пригожин И. От существующего к возникающему. – М., 1985, с. 14. 13

предпочтение следует отдать второму подходу, а конфликт рассматривать в его расширенном толковании как много- гранное первообразное явление, присущее всем формам движения материи, обладающее способностью разрешать противоречия и созидать новое через разрушение всего от- жившего и непригодного. Тогда можно приступить к типоло- гическому анализу конфликтов, отталкиваясь от классифи- кационной схемы, приведенной на рис. 1.1. КОНФЛИКТЫ Строго говоря, такая типизация В ЖИВОЙ ПРИРОДЕ В НЕЖИВОЙ ПРИРОДЕ (как и любая дру- гая) условна. Далее будет показано, что СОЦИАЛЬНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ выделенные классы БИОЛОГИЧЕСКИЕ ФИЗИЧЕСКИЕ конфликтов эволю- ционно связаны и Рис. 1.1. Общая классификация конфликтов как раз изучение этих связей служит основанием для выявления общих закономерностей. Однако, не расчленив сложное явление на части, невозможно понять сути целого. Поэтому как данная классификация, так и все последующие представляют собой лишь удобный методиче- ский прием, позволяющий анализировать такое многогран- ное явление, как конфликт с различных сторон и получать необходимые для обобщения данные. Их не следует воспри- нимать как нечто застывшее, неизменное. Системные клас- сификации не бывают полными и непротиворечивыми, они всегда открыты для изменений, дополнений и уточнений в зависимости от поставленных целей и задач исследования. 1.1. СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ Центральным звеном этих конфликтов, вокруг которого соб- ственно и формируются противоречия, выступает человек как социальная категория. Все остальное рассматривается в связи с этим и исходя из этого. Поэтому для классификации социальных конфликтов представляется уместным исполь- 14

зование типологии общественных противоречий. Соответ- ственно можно выделить экономические, финансовые, поли- тические, военные, юридические, производственные, рели- гиозные, этнические, информационные, психологические, духовные, бытовые конфликты и конфликты-игры (рис. 1.2). Экономические конфликты происходят в подсистеме общества, которая осуществляет преобразование природных ресурсов в продукты, удовлетворяющие материальные по- требности его членов. Они связаны с возникновением, разви- тием и разрешением противоречий экономического характе- ра. Большинство из них гасится на начальных стадиях, но не- которые прорываются наружу в виде производственных, аг- рарных, сырьевых и других кризисов, вовлекающих в свою сферу политические, военные и иные стороны общественных отношений. В новой истории наиболее острым был мировой экономический кризис 1929-1933гг., послуживший одной из причин начала второй мировой войны. В начале 70-х годов прошлого века разразился мировой сырьевой экономический кризис, перешедший в локальные перманентные сырьевые кризисы различного масштаба и значимости. СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЕННЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДУХОВНЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ КОНФЛИКТЫ-ИГРЫ БЫТОВЫЕ ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ Рис. 1.2. Классификация социальных конфликтов Важной чертой экономических конфликтов является их постоянство, повторяемость проявлений и присутствие со- ставляющей, оказывающей негативное влияние на все сто- 15

роны общественной жизни. Это дало основание считать эко- номические конфликты вредными явлениями, предвестни- ками краха тех систем, в которых они происходят. Их суще- ствование объяснялось порочностью рыночных отношений, порожденной противоречиями классового характера. Развитие общества не подтвердило этой точки зрения. Попытки ликвидировать экономические конфликты путем построения систем с жесткой планово-централизованной экономикой оказались неконструктивными. Такие системы сами по себе превратились в «застывший» экономический кризис, готовый взорваться в любую минуту, что и произо- шло с экономикой СССР в постперестроечный период. Более конструктивной представляется другая позиция, в соответствии с которой экономические конфликты рассмат- риваются как естественные явления, необходимые для само- организации и саморегулирования рыночной экономики, при правильном подходе, способствующие ее развитию. В этих конфликта реализуются адаптационные механизмы, реаги- рующие на возникающие рыночные противоречия, стимули- рующие поиск рациональных путей разрешения этих проти- воречий и вынуждающие экономическую систему возвра- щаться к устойчивому состоянию. В том случае, когда участ- ники экономических конфликтов не обладают классовой предрасположенностью к взаимному уничтожению, эти кон- фликты не приводят к разрушению общества. Иными слова- ми, негативные проявления экономических конфликтов обу- словлены не их сущностными свойствами, а уровнем цивили- зационного развития общества, в котором они происходят. Цивилизованное общество стремится к познанию сути и закономерностей явлений, влияющих на его развитие, а по- тому всегда найдет такие варианты разрешения конфликтов, которые ведут не к жертвам и потрясениям, а к развитию и процветанию. Нецивилизованное же общество будет уповать на волю случая, проводить сомнительные антигуманные эксперименты, оправдывать весь негатив действием «объек- тивных» экономических законов, искать виновных, а знания о конфликтах исказит и обратит себе же во вред. 16

Финансовые конфликты тесно связаны с экономиче- скими. В процессе своего развития они часто выливаются в валютные, денежно-кредитные и финансовые кризисы. Ва- лютные кризисы охватывают сферу международных денеж- ных обращений и ведут к резким падениям курсов валют од- них стран по отношению к валютам других. В качестве при- меров можно назвать острые валютные кризисы, произо- шедшие в 1999 году в Бразилии, Южной Корее и Индонезии. Они характеризовались падением курсов валют этих стран на сто и более пунктов по отношению к доллару США. В новей- шей истории нашего государства наблюдалась серия круп- ных валютных кризисов, в десятки тысяч раз обесценивших рубль. Денежно-кредитные кризисы характерны нарушением сбалансированности между фактической и объявленной сто- имостью государственных и иных ценных бумаг. Внешне они проявляются в массовом изъятии инвестиций из экономики, резком сокращении банковского и коммерческого кредитов, значительном повышении банковского процента, росте фи- нансовых банкротств, погоне за валютными средствами дру- гих государств. Ситуация, возникшая у нас в стране 17 авгу- ста 1998 года, — типичный пример денежно-кредитного кри- зиса. Финансовые кризисы объединяют в себе все признаки валютных и денежно-кредитных и выражаются в хрониче- ском бюджетном дефиците, который способствует возникно- вению и нарастанию экономических противоречий. Харак- терной чертой финансовых конфликтов является то, что они проходят на фоне экономических и служат индикатором со- стояния общей экономической обстановки. Они заблаговре- менно сигнализируют о наметившихся тенденциях и воз- можных поворотах в экономической ситуации. В том случае, если экономическая система обладает свойством саморегу- лирования, в ней начинают развиваться стабилизационные процессы, в конечном итоге сглаживающие или даже предот- вращающие развитие экономических кризисов. Если же си- стема не обладает таким свойством, то она игнорирует эти 17

предупреждающие сигналы и неминуемо переходит в состо- яние устойчивого кризиса. В промежуточных случаях (при частичном саморегулировании) система вяло вползает в по- лосу экономических катаклизмов и дальнейшее развитие со- бытий становится непредсказуемым. Способность системы к саморегулированию в существенной степени зависит от того, как в ней разделены функций между государственными чи- новниками и свободными предпринимателями. Система спо- собна к саморегулированию, если первые выступают в каче- стве помощников, способствующих экономической и финан- совой деятельности свободных предпринимателей. Если же они играют роль салтыковского «держателя и непущателя» и монополизируют все функции по управлению экономикой и финансами, то экономическая система становится неспособ- ной к саморегулированию. Она начинает работать на кор- румпированные группы, криминализированные слои, поли- тические семьи и другие полулегитимные образования, оставляя потребности простых граждан вне сферы своих ин- тересов, превращаясь в систему тотального взяточничества. В любом случае, независимо от уровня саморегулирова- ния системы, протекающие в ней финансовые конфликты выполняют очень важную сигнально-информационную функцию: по состоянию финансовой сферы можно и нужно судить о состоянии экономики в целом. Конкретная позитивная роль финансовых кризисов за- ключается в том, что они выступают механизмом, приводя- щим экономическую систему в соответствие путем:  восстановления баланса «спрос-предложение»;  приведения инфляционных процессов, то есть процес- сов, ведущих к обесцениванию денег, в норму;  стимулирования развития производств;  вскрытия пороков в банковских структурах, вынуждая их работать не только на себя, но и на общество, изыскивать новые формы обслуживания населения. Конечно это «жесткие» и не всегда социально приемле- мые механизмы, но такова сущность рыночной экономики. 18

Политические конфликты происходят в социальной сфере, ядро которой составляет завоевание, удержание и ис- пользование власти. Любой конфликт приобретает полити- ческую окраску, если он связан с борьбой за власть. История всех цивилизаций представляет собой непрерывную цепь политических конфликтов различного масштаба и значимо- сти — начиная от идеи завоевания мирового господства и за- канчивая стремлением захватить власть в отдельно взятой семье. Как известно, власть — это возможность подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями других людей. Стремление к власти появилось вместе с возникнове- нием человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию, поскольку власть необ- ходима прежде всего для организации общественного произ- водства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования других взаимоот- ношений между людьми, связанных с жизнью в обществе. Поэтому власть можно рассматривать как своеобразный ре- сурс, необходимый для существования людей и социальных групп. Дефицит этого ресурса в различных формах его прояв- ления и служит неиссякаемым источником всевозможных политических конфликтов между людьми и социальными группами. Конечно, социальные группы представляют собой разно- родные иерархические системы, в которых взаимодействуют экономика, церковь, религия, культура, искусство, географи- ческая среда, быт людей, нормы их поведения и т.д. Однако их развитие происходит в политическом пространстве, со- стояниями которого выступают, с одной стороны, крайние политические режимы власти (деспотия, теократия, автори- таризм, тоталитаризм и т.п.) и, с другой стороны, — различ- ные формы демократий, от древнегреческих до современных западных. Переходы от крайних политических режимов к демокра- тиям и наоборот — суть политические конфликты, проявля- ющиеся в виде социальных кризисов (революций, контрре- волюций, переворотов, мятежей). В своем подавляющем 19

большинстве они деструктивны, так как ведут к разрушению сложившихся в обществе устоев, страданиям ни в чем не по- винных людей, неоправданным человеческим жертвам. Вме- сте с тем без них нет прогресса в социальном развитии обще- ства. Следует уточнить, что развитие общества по демократи- ческому пути также связано с политическими конфликтами. Отличительная черта этих конфликтов в том, что в своей ос- нове они легитимны (от лат. legitimus — законный, узаконен- ный). Легитимность политических конфликтов не снимает остроты и напряженности в общественных отношениях, но существенно гуманизирует их последствия и проявления. Кроме того, в условиях демократии существует реальная возможность институциализации политических конфликтов. Она достигается созданием различного рода комитетов, об- щественных объединений, посреднических организаций и других институтов, деятельность которых направлена на предупреждение кризисных ситуаций, урегулирование спор- ных вопросов, предотвращение переходов политических конфликтов в военные и т.п. Примером может служить Орга- низация Объединенных Наций, созданная сразу же после окончания второй мировой войны. Несмотря на достаточно большие возможности, которые открывает демократия в плане легитимизации и институциализации политических конфликтов, всегда существует опасность ее разрушения и перехода к одному из крайних режимов власти. Демократия не является данным богом состоянием общества — это все- гда результат политической борьбы, сохранение которого тоже есть политическая борьба. Политические конфликты тесно связаны с экономиче- скими противоречиями, которые зачастую служат причиной их возникновения. Однако такая причинно-следственная связь не однозначна. Политические баталии порождаются не только экономическими проблемами. Если социум матери- ально и духовно беден, то для него борьба за власть — это единственная надежда улучшения своего экономического положения. Для экономически процветающего, но духовно 20

бедного общества, политика — скорее проявление инстинк- тивных устремлений отдельных субъектов к самоутвержде- нию, способ удовлетворения амбиций. В том случае, если со- циум духовно богат, то есть его основу составляют нрав- ственные общечеловеческие ценности, назначение политики — служить обществу в целом и каждому его члену в отдель- ности. В современных сообществах в той или иной мере при- сутствуют все указанные варианты. Поэтому будет непра- вильным утверждать, что политические конфликты обу- словлены противоречиями исключительно экономического характера. В них проявляется комплекс равноправных фи- нансово-экономических, морально-нравственных и личност- ностных противоречий во всём бесконечном многообразии их сочетаний. Следует различать политические конфликты и конфлик- ты в политике. В первом случае конфликтам придается чрез- вычайно широкий смысл, и ими охватываются самый разно- образный спектр человеческой деятельности, например, эко- номическая политика, военная политика, политика в области образования. Что касается конфликтов в политике, то здесь речь идет о конфликтах внутри политических институтов и между политическими институтами. Типичным примером таких конфликтов может служить внутрипартийная борьба между партаппаратчиками за высшие должности. Важной чертой политических конфликтов, как и кон- фликтов в политике, является использование для их разре- шения как силовых, так и несиловых способов. В первом слу- чае они балансируют на грани перехода в военные, во втором — чаще всего приобретают юридическую окраску. Военные конфликты представляют собой способ раз- решения возникших социальных противоречий с использо- ванием вооруженных сил. В этих конфликтах военная сила — главный аргумент, а основная форма выражения — война, которая по известному выражению Карла Клаузевица (1780- 1831) «есть продолжение политики другими средствами». Подсчитано, что за весь период существования человеческих цивилизаций в войнах погибло столько же людей, сколько их 21

сейчас проживает на нашей планете (около шести миллиар- дов человек). Что касается России, то из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до момента окончания пер- вой мировой войны, она провела в войнах 334 года (62% времени). За этот период ей пришлось 134 года воевать про- тив различных союзов и коалиций, причем одну войну она вела с девятью врагами сразу, две — с пятью, двадцать пять раз пришлось воевать против трех и тридцать семь — против двух противников. Чем ближе мы подходим к нашему времени, тем больше человеческих жизней уносят военные конфликты. В отече- ственной войне 1812 года людские потери составили около 1 миллиона, включая мирных жителей. В первой мировой войне (1914-1918) погибли около 14 миллионов человек. Вторая мировая война (1939-1945) унесла жизни уже более 50 миллионов человек.2 На пороге третьего тысячелетия с появлением ядерного оружия военный конфликт достиг ру- бежа, с пересечением которого он либо прекратит своё суще- ствование вместе с человеческим сообществом, либо под- вергнется трансформации и приобретет самоликвидирую- щие свойства. Анализ прошлых войн позволил выработать множество правил поведения в вооруженных столкновениях, которым придавалось обобщающее значение. Вот некоторые из них, интересные не только в плане военных, но и любых других конфликтов. Для достижения успеха в вооруженной борьбе необходи- мо активно искать противника, принудить его к сражению в невыгодном положении, нанести ему удар со всей возможной силой и наступательным преследованием добиться его пол- ного разгрома. Недобитый противник опаснее целого. «Надо уметь бить, а не царапать», — Александр Суворов (1729- 1800). В конечном счете победа в бою достигается только наступательными действиями. Иногда ситуация требует 2 Новейший справочник необходимых знаний. – М., 2000, с. 432. 22

оборонительной тактики, но и тогда недопустима пассив- ность — при первой же возможности нужно начинать контр- наступление. Однако «… наступление во что бы то ни стало есть верный проигрыш», — Михаил Кутузов (1743-1813). Войну нельзя вести одновременно с несколькими про- тивниками. Недопустимо распылять свои силы и гнаться сра- зу «за двумя зайцами». Врага надо бить по частям, сосредото- чивая свои усилия на его слабых местах — тогда можно побе- дить и малыми силами. «Война на два фронта смерти подоб- на», — Отто Бисмарк (1815-1898). В бою необходимо создавать условия для проявления подчиненными разумной инициативы, самостоятельного по- ведения в соответствии со складывающейся обстановкой для лучшего выполнения отданного приказа. «Солдат не есть механизм, артикулом предусмотренный — каждый воин должен знать свой маневр» (Александр Суворов) и «… не держаться устава, яко слепой стены..., но действовать с ра- зумением» — Петр Первый (1672-1725). В ходе сражения недопустимо слепо придерживаться до конца заранее определенной, даже хорошо продуманной схе- мы. Шаблонные действия в бою всегда ведут к проигрышу. В каждой обстановке надо выбирать то конкретное и своеоб- разное, что в ней имеется, и соответственно этому строить свои действия. «Нужно ввязаться в бой, а потом видно бу- дет», — Наполеон Бонапарт (1769-1821). Непременные факторы победы: храбрость, мужество, ре- шительность, целеустремленность, предусмотрительность, быстрота, натиск, умение навязывать противнику свою волю, проницательность, дисциплина, мера и гуманное отношение к поверженному врагу. Вместе с тем, «… хотя храбрость, бод- рость и мужество всюду и при всех случаях потребны, токмо тщетны они, ежели не будут проистекать от искусства, ко- торое возрастает от испытаниев, при внушениях и затвер- ждениях каждому должности его» (Петр Первый). Особую роль в разгроме врага имеет моральный дух ар- мии, который нельзя подменить материальными благами. Убеждение в правоте своего дела всегда сильнее денег. «В 23

войне моральное соотносится с материальным как три к од- ному» (Наполеон Бонапарт). Риск необходим для победы, но риск не бездумный, а тщательно взвешенный на весах потерь и приобретений, рас- считанный на то, что противник тоже может разумно риско- вать. Рискованные замыслы должны быть реалистичными. «Кажется, предполагаю, может быть — не должны быть в военном плане. Гипотезе не должно жертвовать войсками» (Александр Суворов). Подобные правила, основанные на опыте прошлого, об- ладают следующей особенностью: их нарушение почти все- гда приводит к проигрышу в конкретном вооруженном кон- фликте, а сколь угодно точное следование их положениям не гарантирует выигрыша. Эта особенность возникает не в силу смысловой неоднозначности или логической противоречи- вости таких правил — она обусловлена тем, что вооружен- ный конфликт (в лице его участников) как бы приспосабли- вается к ситуации, порождая всякий раз новые, совершенно неожиданные обстоятельства, которые не могут быть учте- ны заранее. В сфере конфликтных отношений всегда суще- ствует динамическая область толерантности,3 выступающая в качестве «среды обитания» вооруженного конфликта. Вы- дающиеся военачальники постигают эту область, познают цели и тенденции ее развития, а познав истину, внушают ее другим, побуждая к действиям, ведущим к победе. Анализ многочисленных войн позволяет вскрыть еще одно важное свойство военных конфликтов, характерное и для других социальных конфликтов — невозможность объ- ективной оценки их результатов. По окончании военного конфликта единственная разница между победителем и по- бежденным (если таковые имеются) состоит в различном со- стоянии их духа — у побежденного он подавлен, у победите- ля он достигает наивысшего подъема, материальные же по- тери и приобретения разнятся мало. Кроме того, по проше- 3 Толерантность (от лат. tolerantia – терпение) – способность перено- сить неблагоприятное влияние того или иного фактора. 24

ствии определенного времени часто оказывается, что тот, кто считался победителем, на самом деле является проиг- равшим, и, наоборот, проигравший войну, в конечном счете выходит из военного конфликта победителем. Следует обратить внимание на то, что боевые действия и операции служат лишь внешними проявлениями военных конфликтов. Их внутреннее содержание составляет комплекс мероприятий, проводимых в мирное время. К ним, в частно- сти, относятся научно-исследовательские, опытно- конструкторские и испытательные работы по созданию и модернизации вооружения и военной техники; серийное производство оружия; формирование и обучение воинских подразделений; обустройство, расквартирование и содержа- ние личного состава. Естественно, проведение этих и других мероприятий требует привлечения значительных матери- альных, производственных и финансовых ресурсов. Для при- мера можно указать, что в 1992 году общие расходы США на военные цели составляли около 350 миллиардов долларов, а уже к 2005 году — перевалили за триллион долларов. Войны не знают гуманных решений и служат показате- лем низкого уровня цивилизационного развития общества. Действительно, для нецивилизованного социума это един- ственно возможный путь разрешения политических, эконо- мических и других противоречий, поэтому война представ- ляется фатально неизбежной. Для социума, в котором при- сутствует хотя бы малая доля цивилизованного отношения к самому себе и своим членам, возможны и другие пути разре- шения социальных противоречий. Один из таких путей со- стоит в переводе военных и других конфликтов в юридиче- скую правовую сферу. Юридические конфликты — основной способ цивили- зованного разрешения социальных противоречий на основе норм права. Почти любой социальный конфликт на любой стадии его развития можно перевести в юридическую плос- кость и там найти приемлемые варианты урегулирования. Юридический аспект в том или ином виде присутствует во всех социальных конфликтах и затрагивает всю иерархию 25

социума — от отдельного человека до межнационального единства. Можно выделить три условия, необходимых для перево- да социальных конфликтов в юридическую плоскость: стремление к доброй воле, существование правовой базы и наличие в обществе развитых правовых институтов. Добрая воля — это то, что побуждает участников кон- фликтов разрешать возникающие противоречия на право- вой, а не на какой-либо другой основе. На первый план в этом случае выходят культурные, морально-нравственные и ду- ховные принципы, воплощающие идеалы гуманизма. Правовая база — это совокупность законов и других пра- вовых актов, на основе которых возможно правовое разре- шение противоречий. На межгосударственном уровне она включает договорные нормативные акты, регламентирую- щие действия сторон в международных отношениях. На внутригосударственном уровне к ней относится вся система законодательных актов, санкционированных данным госу- дарством и по сути представляющая собой некий обществен- ный договор, контроль за соблюдением которого поручен государственным правоохранительным (правоприменитель- ным) органам. Правовые институты — это организации, которые, опи- раясь на добрую волю и правовую базу, способствуют дости- жению конкретных договорённостей между участниками конфликта, контролируют соблюдение сторонами условий этих соглашений и принимают меры по пресечению наруше- ний принятых договорных обязательств. В международном масштабе это Организация Объединённых Наций, Междуна- родный суд по правам человека, Международный арбитраж- ный суд, Европейская межпарламентская ассамблея и т.п. В масштабе государства — Парламент, Конституционный, Вер- ховный и Высший арбитражный суды, милиция, налоговая полиция и т.п. В масштабе региона — республиканские, об- ластные, городские и районные суды, арбитражи, управления внутренних дел, районные отделения милиции и другие пра- воохранительные (правоприменительные) органы. 26

Юридические конфликты можно рассматривать как в уз- ком, так и в широком плане. В узком плане — это «противо- борство» между субъектами, образующими систему юрис- пруденции. Типичными примерами здесь служат нефальси- фицированные дебаты между защитой и обвинением в су- дебном процессе или борьба за высшие должности в юриди- ческих организациях. Для таких конфликтов характерны все типы противоречий: личностные, материальные, властные и т.д. По сути, в юридических организациях проистекают те же конфликты, что и в любых других социальных структурах. Поэтому можно говорить о политических, экономических, финансовых, психологических и других юридических кон- фликтах. Анализ этих конфликтов представляет собой само- стоятельную научно-практическую проблему, имеющую важное значение не только для развития самой юриспруден- ции, но и для всего общества. Речь идет о том, что организа- ции, работающие в юридической сфере, должны иметь внут- ренне непротиворечивую структуру, позволяющую им эф- фективно выполнять свои основные функции. В частности, законотворческие органы обязаны синтезировать некон- фликтогенную правовую базу, содержащую нормативные ак- ты, которые: а) не оставляют вне поля своего действия сколько- нибудь значимых конфликтных общественных отношений; б) не противоречат самим себе и ранее принятым дей- ствующим нормативным актам; в) соответствуют общепризнанным нормам этики, мора- ли и нравственности; г) не ущемляют и не лоббируют интересы каких-либо со- циальных групп и слоев населения; д) не дифференцируют население по каким-либо призна- кам и не стимулируют в обществе социальных протестов; е) не обрастают множеством подзаконных актов, нивели- рующих действие основных законов и практически исклю- чающих их эффективное применение. Эти требования к правовой базе приобретают в совре- менных условиях особую значимость и предопределяют 27

настоятельную необходимость существенного расширения понятия юридического конфликта. В широком плане юридическим следует признать любой конфликт, в котором спор так или иначе связан с правовыми отношениями сторон (их юридически значимыми действия- ми или состояниями) и следовательно, субъекты (мотивация их поведения) либо объекты конфликта обладают правовы- ми признаками, а сам конфликт влечет юридические послед- ствия. Так, например, юридическими по своей природе явля- ются многие межгосударственные, политические, экономи- ческие, трудовые и межнациональные конфликты, если они затрагивают конституцию страны, соглашения между регио- нами, политическими движениями, экономическими и фи- нансовыми группами, ветвями власти, статус наций и нацио- нальностей. К юридическим следует отнести семейно- бытовые конфликты, завершающиеся обращением супругов в судебные органы. Иначе говоря — не каждый конфликт юридический, но практически каждый может завершиться той или иной юридической процедурой и, соответственно, отнесен к этому классу конфликтов. Юридические конфликты классифицируются по самым разнообразным признакам. Одна из возможных (далеко не полных) классификаций, основанная на выделении субъек- тов конфликта и характера правонарушений, приведена на рис. 1.3. Рассмотрим некоторые важные стороны юридических конфликтов. Прежде всего следует отметить, что в этих кон- фликтах принуждение не является экстраординарным или противопоказанным. Силовые способы, когда они использу- ются правоохранительными органами в рамках и в соответ- ствии с законом, необходимы для предотвращения или пре- кращения конфликтов, а также для наказания виновных. Во многих случаях насильственные, принудительные меры со- провождают юридический конфликт на всем его протяже- нии. Так, для предотвращения криминальных правонаруше- ний применяются прежде всего оперативные меры по задер- жанию преступника. Затем могут следовать меры пресечения 28

и другие принудительные действия (привод, освидетель- ствование, обыск). Далее идет мера наказания, назначаемая судом, которая является мерой государственного принужде- ния. В таких юридических конфликтах важно, чтобы принуж- дение не превращались в орудие произвола, не нарушало прав человека, не унижало его достоинства, а также не ис- пользовалось как инструмент вымогательства. К сожалению, на практике нередки случаи противоправных действий самих правоохранительных органов, что служит источником новых дополнительных конфликтов, попадающих в сферу действия юриспруденции. ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ ПО СУБЪЕКТАМ ПО ХАРАКТЕРУ ПРАВОНАРУШЕНИЙ ИНДИВИД ГРУППА ОБЩЕСТВО ИНДИВИД-ИНДИВИД УГОЛОВНЫЕ ИНДИВИД-ГРУППА ГРАЖДАНСКИЕ ИНДИВИД-ОБЩЕСТВО АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ГРУППА-ГРУППА ГРУППА-ОБЩЕСТВО СМЕШАННЫЕ ОБЩЕСТВО-ОБЩЕСТВО Рис. 1.3. Классификация юридических конфликтов Важной чертой юридических конфликтов является также и то, что их разрешение не гарантирует прекращения кон- фликтных взаимоотношений сторон. Юридическая оболочка часто скрывает в себе зародыши разнообразных противоре- чий, разногласий и иных источников конфликтов. Примера- ми служат многочисленные ситуации возобновления или продолжения юридических конфликтов в той или иной фор- ме (многократное рассмотрение гражданских дел и трудовых споров в судах, административное давление на лиц, работа- 29

ющих в правоохранительной системе, судопроизводственная волокита и т.п.). Таким образом, юридический конфликт нельзя рассматривать как мирное течение событий, завер- шающееся искоренением всех вызвавших его противоречий. Это — весьма острая форма борьбы его участников, часто вы- ходящая за пределы правовых норм и во многих случаях пре- кращающая одни, но одновременно порождающая новые противоречия, а следовательно, конфликты. Религиозные конфликты. В настоящее время существу- ет три мировых религии: христианство, буддизм и ислам. Помимо мировых религий, насчитывается около сотни ло- кальных (табл. 1.1).4 Некоторые из них возникли самостоятельно, вне зависи- мости от мировых религий (иудаизм, зороастризм, даосизм, конфуцианство, индуизм и др.), а большая часть — в резуль- тате раскола мировых и дальнейшего размежевания локаль- ных религий (католицизм, православие, протестантизм, ва- хабизм, шиваизм, вишнуизм и др.). Множественность рели- гий есть результат религиозных конфликтов, то есть кон- фликтов между людьми, следующими учениям разных про- роков. Их нельзя путать с политическими, военными и дру- гими конфликтами, в которых действия сторон зачастую лишь прикрываются религией. Например, так называемые «религиозные войны», происходившие между католиками и гугенотами во Франции в период с 1562 года по 1594 год, не могут быть отнесены к религиозным конфликтам. Это были чисто политические конфликты, так как в действительности шла борьба за власть, однако стороны прикрывали свои дей- ствия религиозными мотивами. Известные из истории кре- стовые походы 1096-1270 годов также имели чисто экономи- ческие цели, которые лишь маскировались религиозными лозунгами борьбы против «неверных» (мусульман) и осво- бождения «святой земли» (Палестины). 4 Токарев С.А. Религия в истории народов мира. – М., 1986. 30

Т а б л и ц а 1. 1. Мировые и основные локальные религии Время Основной Основа- Главные Религии возникно- источник тель направления вения вероучения Хинаяна, ма- Сиддхарт- V-VI в. до хаяна, лама- БУДДИЗМ ТРИПИТАКА ка Гуатама н. э изм, дзен, (Будда) тантризм Православие, МИРОВЫЕ католицизм, протестан- Иисус тизм (люте- ХРИСТИАНСТВО I в. н. э БИБЛИЯ Христос ранство, кальвинизм, англикан- ство и др.) Шиизм, сун- ИСЛАМ VII в. н. э КОРАН Мухаммед низм, ваха- бизм, суфизм IX в. до ТОРА, ИУДАИЗМ Моисей - н.э ТАЛМУД VI в. до н. Зарату- ЗОРОАСТРИЗМ АВЕСТА - э штра Первая УПАНИШАДЫ, Шиваизм, ОСНОВНЫЕ ЛОКАЛЬНЫЕ ИНДУИЗМ половина РАМАЯНА, - вишнуизм, I тыс. н. э МАХАБХАРАТА сигхизм V-VI в. до ДЖАЙНА- ДЖАЙНИЗМ Махавира - н. э СУТРЫ IV-III в.до У-ЦЗЫНЬ, КОНФУЦИАНСТВО Кун-цзы - н. э СЫ-ШУ IV-III ДАОСИЗМ ДАО-ДЭ-ЦЗЫНЬ Лао-цзы - в.до н. э Предпо- КОДЗИКИ, СИНТОИЗМ ложит. VII - - НИХОН СЕКИ в до н. э ВЕДЫ Предпо- Брахманизм. ВЕДИЧЕСКАЯ (РИГВЕДА, ложит. Отражена РЕЛИГИЯ САМАВЕДА, - VIII в до почти во всех (КУЛЬТУРА) ЯДЖУРВЕДА, н. э религиях АТХАРВАВЕДА) Истинная причина религиозных конфликтов заключена в противоречии между коллективным и индивидуальным осо- знанием бытия вообще и общественного в частности. Только в исключительных случаях индивид осознаёт тенденцию общественного развития и никогда не постигает её в полном 31

объёме. Знания о бытии распределены в социуме, и их носи- телем не может быть только одна личность, как бы мудра она ни была. Великое счастье — понять хотя бы главное в обще- ственном развитии и следовать этому главному. Того, кто по- стигает идею и цель развития бытия и общества, пропаган- дирует и возвещает открывшуюся ему истину, называют пророком. Основатели мировых религий Христос, Мухаммед, Будда — великие пророки, но они люди (в биологическом смысле) и уже в силу этого не могли вместить в себя всю ин- формацию о бытии в полном объеме (даже если предполо- жить, что она была им ниспослана свыше). Поэтому любая религия как система взглядов ее основателя не является полной и охватывает только часть бытия. Эти части имеют непересекающиеся области, и это служит основанием тому, что в различных вероучениях по-разному и зачастую проти- воречиво представляется сущность бытия и проповедуется его смысл. Различия усиливаются еще и тем, что индивид не всегда может до конца постичь вероучение своего пророка. Это приводит к появлению в рамках одной религии множе- ства противоречивых направлений. Отличительной чертой действительно религиозных конфликтов является несило- вой способ их урегулирования. Ни в одном истинно религи- озном учении нет призыва к насилию. Оно всегда гуманно, исходит из потребностей человека и обращено к душе каждо- го. Такие исторические факты, как преследование иноверцев, охота на «ведьм» и другие кровавые события, происходив- шие на религиозной почве, свидетельствуют лишь об откло- нениях от действительной веры и ничего общего с истинно религиозными учениями не имеют. В этом плане следует различать (рис. 1.4): религию как вероучение; религию как толкование учения апостолами; религию как специализиро- ванный социальный институт (церковь), созданный людьми вокруг вероучения, и религию как восприятие верующими учения пророка и следование его догмам. В своем подавляю- щем большинстве конфликты, которые принято называть религиозными, порождены и инициированы экономически- ми, политическими, финансовыми и другими противоречия- 32

ми в религиозных институтах. Соответственно, так их и надо называть. Рассматривая религиозные конфликты, нельзя не упомя- нуть о таком явлении, как сектантство. Сектантство как со- циальное явление было всегда (адвентисты, баптисты, духоборы, Религия как вероучение молокане, пятидесятники и дру- Религия как гие). Однако в последнее время в толкование учения апостолами этой области наблюдается опре- деленный подъем. Сатанисты, Религия как социальный институт (церковь) синтоисты, белое братство, раз- Религия как восприятие верующими личного рода восточные школы учения пророка и следование его догмам типа аум-синрикё и многие дру- Рис.1.4. Иерархическое гие все более активно вторгаются представление религии в нашу жизнь, вытесняя традици- онные религии. Специалисты, изучающие эту область социальных отношений, выделяют около двадцати признаков сектантства. Укажем на некото- рые из них:  в секте всегда есть лидер (учитель, гуру, основатель), требующий подчинения себе всех остальных ее членов, пре- следующий свои личные цели или являющийся человеком с психическими отклонениями;  деятельность секты сопровождается покровом мистики и таинственности, истинные цели открыто не провозглаша- ются, а наоборот — маскируются;  идеология, лежащая в основе деятельности секты, оппо- зиционна по отношению к традиционным вероучениям и об- ращена к низменным человеческим чувствам;  по мере втягивания в секту от людей требуют все боль- ших жертв (ухода из семьи, материальных, денежных взносов и даже добровольного лишения жизни);  концептуальные основы деятельности секты представ- ляют собой конгломерат философских, религиозных и науч- ных знаний, замешанных на парапсихологии, астрологии и гипнозе. 33

Итак, в отличие от истинного вероучения, сектантство — внутренне противоречивое явление. В нем изначально зало- жены духовные, психологические, личностные, экономиче- ские, политические и другие противоречия, которые рано или поздно перерастают в системные кризисы. Поэтому по- давляющее большинство сект представляют собой «бабочек- однодневок», погибающих еще при жизни своих основателей. Распространенность и постоянство сектантства как явления связано с периодическими кризисами в духовной жизни об- щества. В результате этих кризисов в сознании людей обра- зуются своеобразные «духовные ниши», которые немедленно заполняются сектантскими доктринами. В обществе всегда будет существовать конфликт между традиционной религи- ей и сектантством. Функция этих конфликтов состоит в том, что, с одной стороны, они ликвидируют застойные явления в традиционных религиозных институтах, а с другой — не поз- воляют их деятелям уйти слишком далеко в сторону от уче- ния своего пророка. Этнические конфликты происходят в сфере межнацио- нальных общественных отношений. Каждая нация (народ- ность) в процессе своего исторического развития приобрета- ет свой собственный менталитет — некое коллективное са- мосознание. Национальный менталитет способствует спло- чению людей, сохранению культурных и духовных ценно- стей, воспитанию патриотизма, чувства национального до- стоинства. Он представляет собой сложно организованный достаточно консервативный системный объект, включаю- щий следующие составляющие:  духовную, определяющую генеральную линию поведе- ния нации на основе исторически выработанной системы ду- ховных и культурных ценностей;  интуитивную, проявляющуюся в способности каждой нации к пониманию и предвидению тенденций обществен- ного развития; 34

 интеллектуальную, помогающую нации рационально преобразовывать действительность и достигать поставлен- ных целей;  рефлексную, формирующую поведение нации на основе следования традициям, обычаям, привычкам и т.п.;  инстинктивную, обнаруживающуюся в иррациональном поведении нации на основе предрассудков, неосознанного стихийного следования какой-либо идее, концепции или догме, подражания другим нациям. Эти составляющие, находясь в сложной динамической взаимосвязи с коллективной памятью и национальным «темпераментом», формируют специфику взглядов каждой нации на ту или иную ситуацию. В силу этого любая межна- циональная проблема может оказаться противоречивой независимо от того, присутствуют в ней объективные (эко- номические, политические, финансовые, военные и другие) противоречия или нет. Таким образом, этнические конфликты, как и религиоз- ные, — это конфликты взглядов (когнитивные конфликты). Сами по себе они не приводят к человеческим жертвам (по- добно военным) или к краху промышленных и финансовых структур (подобно экономическим и финансовым), однако в значительной мере могут способствовать этому. В частности, кровавые межнациональные войны в бывшей Федеративной Республике Югославия (1991-1999) внешне выглядели как результат этнического и религиозного противостояния меж- ду сербским, боснийским, хорватским, македонским, албан- ским и словенским населением (христианами и мусульмана- ми). Однако истинные движущие силы этих войн — полити- ческие и экономические факторы, усиленные этническими и религиозными противоречиями. Возможен другой вариант развития событий, когда этни- ческие конфликты не выливаются в силовые противобор- ства. Примером в этом отношении может служить цивилизо- ванное разделение Чехословакии на два самостоятельных государства — Чехию и Словакию, несмотря на существова- 35

ние между этими нациями противоречий этнического плана. Возможен и третий вариант, при котором этнические кон- фликты, пройдя стадию острого противостояния, начинают способствовать сплочению многонационального общества вокруг некой общенациональной идеи. Эта тенденция сего- дня характерна для такого многонационального государства, как США. Информационные конфликты стали объектом изуче- ния с того момента, когда человек осознал, что в мире, кроме вещества и энергии, существует еще одна особая субстанция — информация. Информационная сторона социальных про- цессов приобрела особую значимость во второй половине прошлого столетия, что обусловлено массовым развитием средств электронной коммуникации: телевидения, радио, компьютерных сетей. Благодаря этим средствам информаци- онные каналы по воздействию на умы людей стали сопоста- вимы с действием оружия массового поражения на поле боя. Это обстоятельство сделало весьма актуальной проблему изучения информационных процессов вообще и информаци- онных конфликтов в частности. Одним из первых, кто попытался дать научное объясне- ние феномену информации, был американский математик Норберт Винер (1894-1964). Свои взгляды на этот предмет он высказал в учении, которое назвал «кибернетикой», что в буквальном переводе с греческого означает «кормчий», или в переносном смысле — «искусство управления».5 Фундамен- тальным положением кибернетики является утверждение об участии информации во всех процессах, происходящих в при- роде и в обществе. Согласно кибернетическим воззрениям любую систему можно представить в виде управляющей и управляемой части (рис. 1.5), между которыми циркулируют потоки информации по каналам прямой (1) и обратной (2) связи. По прямой связи передаются команды на изменение управляемой части для приведения её к некому оптимально- му состоянию, определяемому целями управления. По обрат- 5 Винер Н. Кибернетика.– М., 1968. 36

ной связи в управляющую часть поступает информация о те- кущем состоянии управляемой части, которое формируется как в результате реализации управляющих команд, так и внешних возмущений (3). В социальных структурах функции управления выпол- няются людьми, оснащен- УПРАВЛЯЮЩАЯ ЧАСТЬ ными техническими сред- ствами сбора, передачи, 1 3 2 накопления и обработки информации, а в качестве УПРАВЛЯЕМАЯ ЧАСТЬ управляемых частей высту- Рис. 1.5. Кибернетическая модель пают политические, эконо- системы мические, финансовые, про- изводственные, военных и другие процессы. Например: организации и проведения вы- боров в органы исполнительной или законодательной вла- сти; выпуска определенных видов продукции; операции и бо- евые действия объединений (соединений) видов вооружен- ных сил; ведения следствия правоохранительными органами и рассмотрения дел в судах; воспитания и обучения студен- тов в высших учебных заведениях. Конфликты, возникающие в ходе управленческой дея- тельности, называются информационными. Такое название не совсем точно определяет их существо, поскольку затраги- вает только внешнюю сторону явления. Противоречия, по- рождающие информационные конфликты, первоначально возникают в управляемых процессах и содержатся в инфор- мации, поступающей по каналам обратной связи в управля- ющую часть, где усиливаются или ослабляются в зависимо- сти от принимаемых решений. Затем они через команды и распоряжения накладываются на управляемые процессы, изменяя их соответствующим образом. Далее цикл повторя- ется. В непонимании этого простого механизма или в его со- знательном игнорировании скрыты многочисленные ошиб- ки и просчеты, возникающие при анализе информационных конфликтов. Управление зачастую отделяется от управляе- мого процесса, то есть рассматривается как нечто самостоя- 37

тельное, самодостаточное. На практике это проявляется в том, что руководители ограничиваются по преимуществу урегулированием конфликтов внутри системы управления («разборками» с подчинёнными), хотя на самом деле их ос- новная функция состоит в разрешении через своих подчи- нённых противоречий в производственных или каких-либо других управляемых процессах. В зависимости от типа противоречий, лежащих в основе управляемого процесса, информационные конфликты быва- ют антагонистическими и неантагонистическими. Антагонистический информационный конфликт — это борьба за превосходство в управлении. В этой борьбе проти- востоящие стороны преследуют свои политические, эконо- мические, финансовые, военные и другие цели, которые не- возможно совместить. Разрешить такой конфликт — означа- ет победить или проиграть, то есть направить или не напра- вить управляемый процесс в нужную для себя сторону. Внут- реннее содержание борьбы за превосходство в управлении составляют активные действия, направленные на:  исключение из системы управления противостоящей стороны информативно-значимых элементов, например пу- тем их подкупа или физического уничтожения;  подавление каналов информационной коммуникации противника, например, путем их отключения или создания электронных помех;  нарушение работы центров обработки информации в системах управления противника, например путем запуска компьютерных «вирусов»;  дезинформацию противника относительно своих наме- рений, например путем «подсовывания» ему ложных сведе- ний;  скрытие своих истинных намерений за счет исключе- ния возможных каналов утечки информации;  навязывание противнику выгодных для себя способов его действий, например за счет создания ложного обще- ственного мнения относительно истинного состояния дел. 38

Эти и другие действия организуются и проводятся в жизнь в форме информационных войн, информационных ди- версий, информационных блокад и провокаций. Наглядным примером антагонистического информационного конфликта может служить информационная война, развернувшаяся во- круг известных чеченских событий. Другой пример — ожесточенная информационная война вокруг грузино-южноасетинского конфликта в августе 2008 года и операции вооруженных сил РФ по принуждению Гру- зии к миру, начатая задолго до вооруженного столкновения и еще более активизировавшаяся в ходе военных действий. В настоящее время, с развитием компьютерной сети Internet и мобильного телевещания, антагонистические информацион- ные конфликты выходят на глобальный уровень, становясь атрибутом (неотъемлемым спутником) политической, во- оруженной и экономической борьбы. Неантагонистические информационные конфликты воз- никают в том случае, когда противоречия в управляемом процессе хотя и мешают его нормальному развитию, но не носят взаимоисключающий характер. В этих конфликтах нет ни победителей, ни побежденных. Разрешить такой кон- фликт означает исключить или минимизировать отклонение управляемого процесса от заданного русла. Такие конфликты проявляются в деятельности промыш- ленных предприятий, научных и учебных организаций, тру- довых коллективов и бригад. Их часто называют производ- ственно-организационными или конфликтами в организаци- ях.6 Конфликты в организациях. Конфликт в организациях — сложное явление, успех в изучении которого во многом за- висит от качества исходных методологических и теоретиче- ских предпосылок, используемых методов анализа и модели- рования. Прежде всего, необходимо максимально четко опре- делить содержание, которое вкладывается в понятие «кон- фликт в организациях», обозначив, тем самым границы объ- 6 Бородкин Ф.М., Коряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск, 1989. 39

ектной и предметной областей исследования. В настоящее время наиболее распространение получили два подхода к пониманию конфликта в организациях. При одном из них данный конфликт определяется как столкновение сторон, мнений, сил, то есть весьма узко, когда понятия «конфликт» и «противоборство» фактически становятся синонимами. Другой подход заключается в расширенном (системном) по- нимании конфликта в организации как комплексной катего- рии, определяемой следующими аспектами: 1) необходимое и естественное явление в становлении и развитии организации, обусловливающее неустойчивый нелинейный характер протекания процессов ее внутреннего развития; 2) специфический способ взаимодействия членов орга- низации при выполнении ими своих функциональных обя- занностей, порождаемый противоречиями между ними, раз- решающий возникшие противоречия и порождающий новые противоречия; 3) процесс зарождения, становления, развития и раз- решения противоречий между членами организации, завер- шающийся возвратом организации в прежнее состояние, пе- реходом в новое состояние или ее катастрофой (разрушени- ем, потерей системных свойств). В данном курсе принимается именно это (системное) понимание конфликта в организациях. Наличие достаточно большого количества классифика- ций конфликтов в организациях, говорит о том, что их воз- можно столько, сколько различных сторон выявляет в них та или иная наука. Вместе с тем, обобщая известные источники, к основным классификационным признакам конфликтов данного типа целесообразно отнести: коммуникационную направленность; причины возникновения; состав сторон; функциональная значимость; формы и степень столкнове- ния; масштаб и продолжительности, способы урегулирова- ния (рис. 1.6) По масштабу и продолжительности конфликты в орга- низациях разделяются на общие и локальные; однократные и 40

перманентные; кратковременные и затяжные (хронические). Большинство конфликтов назревает постепенно, конфлик- тующие стороны лишь в узком кругу выражают свои претен- зии. Если такой способ не вызывает позитивной реакции или наталкивается на отказ, конфликт выходит из инкубацион- ного, скрытого периода в открытую форму, при этом каждая из сторон стремится не только оправдать свои действия, но и привлечь к себе сторонников. Таким образом, конфликт при- обретает затяжной характер. КОНФЛИКТЫ В ОРГАНИЗАЦИЯХ ПО ПО ПРИЧИНАМ ПО СОСТАВУ КОММУНИКАТИВНОЙ ВОЗНИКНОВЕНИЯ: КОНФЛИКТУЮЩИХ НАПРАВЛЕННОСТИ: объективные и субъектив- СТОРОН: горизонтальные, верти- ные; деловые, личностные межличностные, внутри- кальные и смешанные и эмоциональные; соци- групповые, ально-трудовые и межгрупповые властные ПО ПО ФОРМАМ И ПО МАСШТАБУ И ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СТЕПЕНИ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ: ЗНАЧИМОСТИ: СТОЛКНОВЕНИЯ: общие и локальные; од- позитивные и негатив- открытые и скрытые; спон- нократные и перманент- ные; конструктивные и танные и целевые; неиз- ные; кратковременные и деструктивные; созида- бежные и спровоцирован- затяжные (хронические) тельные и ные; иррациональные и ра- разрушительные циональные ПО СПОСОБАМ УРЕГУЛИРОВАНИЯ: антагонистические и компромиссные; полно- стью или частично разрешаемые; приводящие к согласию и сотрудничеству или веду- щие к полному разрыву отношений Рис. 1.6. Классификация конфликтов в организациях По составу конфликтующих сторон конфликты делятся на межличностные, внутригрупповые, межгрупповые. По формам и степени столкновения конфликты подраз- деляются на открытые и скрытые; спонтанные и целевые; неизбежные и спровоцированные; иррациональные и рацио- 41

нальные. Что касается скрытого конфликта, то он затрагива- ет, как правило, двух субъектов, которые до поры до времени стараются не показывать вида, что они конфликтуют. Однако как только у одного из них начинают сдавать нервы, то кон- фликт превращается в открытый. По функциональной значимости конфликты делятся на позитивные и негативные; конструктивные и деструктив- ные; созидательные и разрушительные. Позитивная роль конфликтов состоит в том, что они необходимы и даже неиз- бежны для развития организации. Конструктивная сторона ярче проявляется, когда конфликт по уровню достаточен для мотивации трудового коллектива. Такие конфликты возни- кают на основе различия в целях, объективно обусловленных характером выполняемой работы (например, творческий конфликт идей). Развитие такого конфликта сопровождается более активным обменом информацией, согласованием раз- личных позиций и желанием понять друг друга. В ходе обсуждения различий вырабатывается компро- миссное решение, основанное на творческом и инновацион- ном подходе к проблеме. Такое решение приводит к более эффективной работе в организации. Наличие у конфликта позитивных свойств нередко служит причиной того, что та- кого рода конфликты искусственно встраиваются в структу- ру организации, чтобы получить нужный положительный эффект. Сила коллектива проявляется в продуктивном раз- решении противоречий на пути сплочения и успешного до- стижения творческих и созидательных целей. Положитель- ное воздействие конфликт способен оказать и на развитие отдельной личности: активизация самосознания; стимулиро- вание и актуализация ранее скрытых потенциальных воз- можностей личности; раскрытие целей и перспективу ее со- вершенствования. Разрушительные последствия конфликта возникают тогда, когда конфликт либо очень слаб, либо очень силен. Когда конфликт незначителен, то чаще всего он остается незамеченным и не находит адекватного разреше- ния. Различия кажутся не столь важными, чтобы побудить участников провести необходимые изменения. Однако они 42

остаются и не могут не влиять на эффективность общей ра- боты. Конфликт, достигший сильного состояния, сопровож- дается развитием у его участников стресса, что ведет к сни- жению сплоченности. Разрушаются коммуникационные сети, решения принимаются в условиях сокрытия или искажения информации и не обладают достаточной мотивирующей си- лой. В то же время, «существует определенный минимум конфликтности, который способствует поддержанию в груп- пе определенного тонуса социальной активности». По способам урегулирования конфликты в организациях подразделяются на антагонистические и компромиссные; полностью или частично разрешаемые; приводящие к согла- сию и сотрудничеству или ведущие к катастрофе (банкрот- ству). В зависимости от причин возникновения конфликты бы- вают объективные и субъективные; деловые, личностные и эмоциональные; социально-трудовые и властные. По коммуникационной направленности различают кон- фликты по «горизонтали» и по «вертикали». Конфликты по «горизонтали» определяются взаимоотношениями равных по своему должностному статусу оппонентов, а «по вертика- ли» – взаимоотношениями разных по должностному положе- нию лиц. Другое наименование конфликтов по «вертикали» — конфликты «руководитель-подчиненный». Конфликт в организации как многомерное явление имеет свою структуру. Однако само понятие «структура» трактует- ся по-разному. Так, при анализе объектов материальной и социальной жизни часто под структурой понимается сово- купность элементов, составляющих объект. Например, в со- циальной структуре общества обычно выделяют различные классы и другие социальные слои. Иногда структура рас- сматривается как устройство, порядок расположения эле- ментов. Применительно к конфликту в организациях такие подходы неприемлемы, так как наряду с тем, что он является системой, конфликт представляет собой процесс. Поэтому структура конфликта понимается как совокупность устойчи- вых связей конфликта, обеспечивающих его целостность, 43

тождественность самому себе, отличие от других явлений со- циальной жизни, без которых он не может существовать как динамически взаимосвязанная система и процесс. Основные компоненты структуры типового конфликта представлены на рис. 1.7. ПРЕДМЕТ КОНФЛИКТА (ПРОТИВОРЕЧИЕ) ОБЪЕКТ ИНФОРМАЦИОННАЯ БОРЬБА Интересы и Интересы и потребности потребности Группа 1 Стратегия Стратегия 2 Группа поддержки поддержки Тактика Тактика Оппонент Оппонент (сторона) 1 (сторона) 2 Другие СРЕДА Другие участники участники Рис. 1.7. Основные компоненты структуры конфликта в организациях Степень участия в конфликте может быть различной от непосредственного противодействия до опосредованного влияния на ход конфликта. Исходя из этого, выделяют: ос- новных участников конфликта, группы поддержки, других участников. Основных участников конфликта часто называют сто- ронами или противоборствующими субъектами. Это те субъ- екты конфликта, которые непосредственно совершают ак- 44

тивные (наступательные или защитные) действия друг про- тив друга. Некоторые авторы вводят такое понятие, как «оп- понент», что в переводе с латинского означает возражающий, противник в споре. В данной работе термины «стороны кон- фликта», «противоборствующие субъекты конфликта», «оп- поненты» употребляются как синонимы. Противоборствующие стороны — ключевое звено любо- го конфликта. Когда одна из сторон уходит из конфликта, то он прекращается. Если в межличностном конфликте один из участников заменяется новым, то и конфликт изменяется, начинается новый конфликт. Это происходит потому, что ин- тересы и цели сторон в межличностном конфликте индиви- дуализированы. В ряде в конфликте можно сравнительно просто выде- лить его инициатора — сторону, которая первой начала кон- фликтные действия. Однако в длительных затяжных кон- фликтах определить инициатора достаточно сложно. Многие из таких конфликтов имеют свою историю, поэтому затруд- нительно выявить тот шаг, который привел к борьбе. Часто выделяют такую характеристику оппонента, как его ранг. Ранг оппонента – это уровень возможностей оппо- нента по реализации своих целей в конфликте, «сила», выра- жающаяся в сложности и влиятельности его структуры и связей, его физические возможности, социальные, матери- альные и интеллектуальные возможности, знания, навыки и умения, его социальный опыт конфликтного взаимодей- ствия. Это широта его социальных связей и масштабы под- держки. Группы поддержки: практически всегда в любом кон- фликте за оппонентами стоят силы, которые могут быть представлены индивидами, группами и так далее. Активны- ми действиями, либо только своим присутствием, молчали- вой поддержкой они могут коренным образом воздейство- вать на развитие конфликта, его исход. Даже если учесть, что отдельные инциденты в ходе конфликта могут происходить без свидетелей, исход конфликта во многом определяется их существованием. 45

Другие участники: в данную группу входят субъекты, которые оказывают эпизодическое влияние на ход и резуль- таты конфликта. Это подстрекатели и организаторы. Под- стрекатель — лицо, подталкивающее другого участника к конфликту. Сам подстрекатель может затем в этом конфлик- те не участвовать. Его задача — спровоцировать и развязать конфликт. Организатор — лицо или группа, планирующие конфликт, различные пути обеспечения охраны участников. Иногда в число участников конфликта включают медиа- торов (посредников), что не вполне правомерно. Третья сто- рона в конфликте, решает задачу прекращения конфликта. Участники ж в той или иной мере участвуют в конфликте, со- действуют его развитию, поддерживают и развивают борьбу. Медиатор действует ненасильственными методами и не вхо- дит в число участников конфликта. Ядром любого конфликта является противоречие. В нем отражается столкновение интересов сторон. Борьба, ведуща- яся в конфликте, отражает стремление сторон разрешить это противоречие, как правило, в свою пользу. В ходе конфликта борьба может затухать и обостряться. В такой же мере зату- хает и обостряется противоречие. Однако проблема кон- фликта остается неименной до тех пор, пока противоречие не разрешится. В большинстве случаев суть противоречия в конфликте не видна, не лежит на поверхности. Участники конфликта оперируют таким понятием, как предмет кон- фликта. В нем отражается обыденное восприятие основного противоречия конфликта. Таким образом, предмет конфлик- та — это объективно существующее или воображаемое про- тиворечие, лежащее в основе конфликта. Это то противоре- чие, из-за которого и ради разрешения которого стороны вступают в противоборство. Еще одним непременным атрибутом конфликта в орга- низациях является его объект. Сразу выделить его в каждом случае не всегда удается. Легче определяются проблема или предмет конфликта. Объект лежит глубже, он как бы покрыт «скорлупой» и является ядром проблемы, центральным зве- ном конфликта. Поэтому иногда его рассматривают как при- 46

чину, повод к конфликту. Объектом конфликта может быть материальная (ресурс), социальная (власть) или духовная (идея, норма, принцип) ценность, к обладанию или пользова- нию которой стремятся оба оппонента. Чтобы стать объек- том конфликта, элемент материальной, социальной или ду- ховной сферы должен находиться на пересечении личных, групповых или общественных интересов субъектов, которые стремятся к контролю над ним. Поэтому некоторые авторы считают, что объект конфликта должен быть неделим. Неде- лимость объекта является одним из необходимых условий существования конфликта. Точнее, условием для конфликта является притязание хотя бы одной из сторон на недели- мость объекта, желание считать его неделимым, полностью владеть им. Такое понимание открывает более широкий спектр вариантов разрешения конфликтов, то есть для кон- структивного разрешения конфликта необходимо изменять не только его объективные составляющие, но и субъектив- ные. При анализе конфликта необходимо выделять такой элемент, как условия, в которых находятся и действуют участники конфликта, то есть среду, в которой возник и раз- вивается конфликт. Такой подход позволяет рассматривать конфликт не как изолированную систему, а как социальную ситуацию. В современной науке социальная среда как ком- плекс условий понимается достаточно широко. В нее включа- ется не только ближайшее окружение личности, но и соци- альные группы, представителем которых является данный индивид. Учет этого окружения позволяет понять содержа- тельную сторону целей, мотивов сторон, а также их зависи- мость от этой среды. В целом среда по отношению к анализируемому кон- фликту может рассматриваться в качестве надсистемы. В та- кой трактовке среды–надсистемы важно учитывать, что она представляет собой некоторое множество объектов, каждый из которых по-своему взаимодействует с конфликтом — объ- ектом анализа. Можно выделить четыре ситуативных класса такого взаимодействия: содействующее, нейтральное, про- 47

тиводействующее и смешанное. Содействующей выступает среда, которая способствует развитию и эскалации конфлик- та, усиливает его негативные проявления, углубляет проти- воречия между его участниками. Противодействующая среда, наоборот, подавляет процесс развития конфликта, снижает его негативные проявления, сглаживает противоречия меж- ду его участниками. В случае нейтральности среда не оказы- вает непосредственного влияния процесс развития конфлик- та, но и тогда необходимо учитывать ее присутствие, так как нейтральность есть неустойчивое состояние, в котором фор- мируются условия, обусловливающие переходы к содей- ствию или противодействию. Для смешанной среды харак- терны все перечисленные выше варианты ее влияния на конфликт. Итак, учет влияния среды на развитие конфликта явля- ется необходимым компонентом любого конфликтологиче- ского исследования. Вместе с тем эта проблема считается не формализуемой в том смысле, что не существует универ- сальных методов учета факторов влияния среды примени- тельно к любому конфликту. По большей части здесь прихо- дится опираться на искусство, опыт и научную интуицию ис- следователя. Вместе с тем, практикой выработаны следую- щие полезные правила, следование которым позволяет если не избавиться от ошибок при анализе конкретных конфлик- тов, то сократить их количество: 1. Распределение усилий между изучением собственно конфликта и окружающей его среды, оцениваемое, например, по времени, затрачиваемому на исследование названных объектов или выделяемым финансовым средствам, должно соотноситься как один к одному. Это значит, что не самое худшее решение конфликтной проблемы может быть до- стигнуто только при равнопрочном анализе как ее внутрен- него содержания, так и сопутствующих внешних обстоятель- ств. 2. Слишком большое количество отношений, связей и взаимодействий между конфликтом и средой свидетельству- ет о том, что на самом деле исследуется не конфликт, а нечто 48

другое, например, какой-либо его компонент или несколько тесно связанных конфликтов. Такое положение сигнализиру- ет о неверной постановке данного научного исследования и о необходимости уточнения исходной постановки задачи. Ина- че говоря, требуется дополнительная структуризация про- блемы, переопределение конфликта и проведение повтор- ных исследований. При анализе конкретного конфликта в организации целесообразно исходить из того, что он начинается задолго до того, как будет проявлен в виде активных действий. Ак- тивной фазе конфликта предшествует информационная борьба, неотъемлемая часть структуры любого конфликта, которая не прекращается вплоть до завершения конфликта. Выигрыш в информационной борьбе еще не означает выиг- рыша в конфликте, но именно в этой сфере закладываются предпосылки к победе или к поражению. Психологические конфликты характерны тем, что дей- ствующие в них противоречия относятся к психике человека. Психологические мотивы есть в каждом социальном кон- фликте. Они органически вплетаются в действия конфлик- тующих сторон, а порой выступают в качестве доминирую- щих. Любой конфликт можно считать относящимся к этому классу, если психологические факторы оказывают решающее КОНФРОНТАЦИЯ ПРИСПОСОБЛЕНИЕ влияние на его зарождение, раз- КОМПРОМИСС витие и завершение. Главная особенность психологических СОТРУДНИЧЕСТВО УКЛОНЕНИЕ конфликтов состоит в том, что Рис. 1.8. Сетка они сами могут выступать ис- Томаса-Килмена точниками социальных кон- фликтов. Это обстоятельство заложено в самом существе со- циума и индивида, обладающих конфликтогенной психикой как одной из своих сущностей (подробнее источники психо- логических конфликтов рассматриваются в разделе 6.4). Некоторое (в достаточной мере поверхностное) пред- ставление о внешней стороне психологических конфликтов дает так называемая сетка Томаса-Килмена (рис. 1.8), в кото- 49

рой выделяются пять стилей конфликтного поведения: уклонение, приспособление, конфронтация, сотрудничество и компромисс. Уклонение характеризуется отсутствием у вовлеченного в конфликт явного желания вести борьбу за осуществление своих интересов и стремлением как можно быстрее выйти из конфликтного поля. Приспособление отличается склонностью участников конфликта смягчить, сгладить конфликтную ситуацию, со- хранить или восстановить статус-кво во взаимоотношениях с партнерами посредством односторонней уступчивости, дове- рия и готовности к примирению. Конфронтация предполагает активные и самостоятель- ные действия, направленные на достижение собственных це- лей без учета интересов других сторон, а иногда и в ущерб им. Применяющий подобный стиль поведения стремится навязать другим лицам свое решение проблемы, надеется на свою силу, не приемлет совместных действий. Сотрудничество нацелено на максимальную реализацию участниками конфликта собственных интересов путем сов- местного поиска таких решений возникших проблем, кото- рые отвечает устремлениям всех конфликтующих сторон. Стиль сотрудничества используется теми, кто воспринимает конфликт как нормальное явление социальной жизни, как потребность решить ту или иную проблему без нанесения ущерба какой-либо стороне. Компромисс занимает срединное место в сетке стилей конфликтного поведения. Он означает расположенность сто- рон к урегулированию разногласий на основе взаимных уступок, к поиску устойчивых кооперативных соглашений, нарушение которых невыгодно самим нарушителям. Способ- ность к компромиссу — признак реализма и высокой культу- ры общения. Искусство находить компромиссные решения в кризисных ситуациях — это талант, помноженный на знания существа конфликтных процессов. Психологические конфликты часто проявляются в виде стресса (от англ. stress — напряжение) — защитной реакции 50

психического организма на внешние раздражители, которые превышают некий критический уровень и нарушают его равновесие. Концепцию стрессовых состояний впервые сформулировал канадский патолог Ганс Селье (1907-1982). Он же ввел такие понятия, как «адаптационный синдром» и «адаптационная болезнь». По Селье, стрессы, как приправа и аромат жизни, нужны и полезны. Избегать же следует таких воздействий на организм, которые ведут к разрушению его способностей к адаптации. Фактически стресс представляет собой завершающую стадию развития внутриличностного психологического кон- фликта. Он опасен тем, что при определенных условиях мо- жет перерасти в кризис: патологию сердечно-сосудистой, нервной, пищеварительной и других систем организма. Кро- ме того, в предстрессовом, стрессовом и послестрессовом со- стояниях человек теряет способность адекватно реагировать на происходящее со всеми вытекающими из этого негатив- ными последствиями. В наше время это обычная ситуация. Поэтому предупреждение, профилактика и сглаживание стрессов превратились сегодня в одну из важнейших про- блем выживания как отдельно взятого индивида, так и всего человечества. Духовные конфликты порождаются в особой сфере че- ловека и общества, которую принято называть духовной сущностью. Сам факт существования такой сущности обще- признан. Она занимает высший уровень в иерархии сущно- стей человека и общества, выступая координатором эволю- ции мышления и поведения каждого индивида и их общно- стей (рис. 1.9). Остаются пока неизвестными ее внутреннее строение, принципы и законы функционирования. Однако проявления духовных конфликтов имеют место, и довольно часто. Внутренний духовный кризис личности, духовное раз- ложение общества, кризис морали и нравственности, кризис- ные явления в области искусства — это примеры внешних проявлений конфликтов, происходящих в сфере духовной сущности. 51

Большое влияние духовных кризисов на общество оче- видно. В периоды таких кризисов оно деградирует в том смысле, что все принимаемые политические, экономические, финансовые и другие решения не ведут к его развитию и процветанию. В духовной сфере формируются такие оценоч- ные категории, как: добро — зло, нравственно — безнрав- ственно, хорошо — плохо, красиво — уродливо и другие. Кроме того, там же устанавливаются критерии (правила) са- мих оценок. Эти крите- ДУХОВНАЯ СУЩНОСТЬ рии поступают в сферу Духовное психики, где через инту- развитие итивный, интеллекту- ИНФОРМАЦИОННАЯ альный и другие меха- СУЩНОСТЬ низмы принятия реше- Эволюция мышления (психики) ний определяют поведе- ФИЗИЧЕСКАЯ ние человека и общества. (ВЕЩЕСТВЕННО- Поведение Таким образом, можно ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ) СУЩНОСТЬ (поступки) сказать, что духовные конфликты обусловлены Рис. 1.9. Иерархия сущностей различием в оценочных человека и общества критериях, заложенных в духовную основу инди- вида и общества, а проявляются они через индивидуальную и коллективную психику. В этом плане духовные конфликты, как и психологические, можно отнести к разряду когнитив- ных. Во внешних и внутренних проявлениях этих конфлик- тов нет видимых действий, они происходят на более тонком уровне, чем вещество и энергия. Однако именно ими опреде- ляется характер индивидуального и коллективного поведе- ния, а следовательно, и результаты тех конфликтов, которые мы воспринимаем как поведенчески активные. Бытовые конфликты включают в себя бесконечное раз- нообразие противоречивых ситуаций, возникающих между людьми в сфере семейных, сексуальных, любовных, хозяй- ственных, дружеских и других отношений. С этими конфлик- тами мы сталкиваемся практически ежедневно. Именно они сформировали обыденную точку зрения на конфликт как 52

вредное явление, осложняющее нашу жизнь. Отметим неко- торые особенности, присущие бытовым конфликтам. Несмотря на то, что по своим пространственным и вре- менным параметрам они невелики, однако влияют на нашу жизнь в значительно большей степени, чем глобальные кон- фликты, действуя по принципу «своя рубашка ближе к телу». В бытовых конфликтах, хотя и в меньшем масштабе, но проявляются черты почти всех социальных конфликтов, по- этому, перефразируя известное выражение древнегреческого философа Протагора (480-410 до н.э.), можно предположить, что бытовой конфликт — есть мера всех социальных кон- фликтов. Эти конфликты порождаются не только внутренними противоречиями в бытовой сфере (в семье, на работе и т.п.), но и в значительной степени являются следствием других, более крупных социальных конфликтов, поэтому можно ска- зать, что бытовой конфликт — это продолжение обществен- ного в масштабе личного. Отсутствие крупномасштабных социальных конфликтов не исключает существование бытовых, а наоборот, стимули- рует их возникновение. Почти всегда бытовой конфликт как бы заполняет пу- стующую духовную «нишу» человека: чем выше его духов- ный уровень, тем менее склонен он к разного рода бытовым конфликтам. Конфликты-игры. В завершение раздела о социальных конфликтах необходимо упомянуть об играх — спортивных, азартных, интеллектуальных, развлекательных и других. Большинство из них задуманы как конфликты и проте- кают со всеми их атрибутами. Стоит исключить из какой- либо игры ее конфликтную сторону, так она тут же теряет всякую привлекательность. Примером тому могут служить так называемые договорные игры, в частности в футболе. В теоретическом плане отношение к играм-конфликтам двоякое. С одной стороны, они могут служить натурными имита- ционными моделями реальных конфликтов: кончается игра 53

— завершается и конфликтное взаимоотношение. При необ- ходимости процесс можно многократно повторить и прона- блюдать, что в реальных конфликтах сделать невозможно. По таким играм можно и нужно изучать социальные конфликты, следуя принципу: «жизнь — это игра». С другой стороны, «игра — это жизнь», и следовательно, любая игра-конфликт представляет собой конфликт реаль- ных людей. Иллюстрацией может служить такая популярная во всем мире спортивная игра, как футбол. В футбол играют не только футболисты — видимые конфликтующие стороны. В этой игре участвуют тренеры, врачи, спонсоры, владельцы футбольных клубов, футбольные менеджеры, зрители и даже политики. Для многих из них футбол — это жизнь со всеми сопутствующими ей конфликтами — экономическими, фи- нансовыми, политическими и другими, итоги которых зача- стую определяют результаты футбольных состязаний. В спорте проигрывают или выигрывают не столько спортсме- ны и их тренеры, сколько социальные системы, представите- лями которых они выступают. Поэтому важная функция конфликтов-игр заключается в том, что они отвлекают на се- бя потенциальную конфликтность общества и тем самым сдерживают развитие нежелательных военных, политиче- ских и экономических кризисов. Более того, конфликты-игры способны при рациональ- ной организации приносить существенный доход их органи- заторам, а то и выводить экономику целых стран из кризис- ного состояния. Например, чемпионат мира по футболу, со- стоявшийся в 2002 году в Южной Корее и Японии, принес этим государствам доход сравнимый с их годовым бюджетом. 1.2 БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ Участниками этих конфликтов являются животные, растения и микроорганизмы. Действующие в них противоречия связа- ны с борьбой за свет, влагу и элементы минерального пита- ния; с взаимным подавлением различных видов; с непосред- ственным агрессивным столкновением в борьбе за пищу, 54

территорию или укрытие и т.д. Биологические конфликты не так уж далеки от нашей повседневной деятельности. Во- первых, человек как социальная категория одновременно является представителем животного мира и, следовательно, участником биологических конфликтов. Такие биологиче- ские конфликты, как «человек — микробы», «человек — бак- терии», «человек — вирусы», в последнее время стали все в большей мере привлекать наше внимание. Мы стали пони- мать, что многочисленные эпидемии и пандемии (эпидемии мирового масштаба), появление новых заболеваний типа СПИДа, нетипичной пневмонии, птичьего гриппа — это не односторонние, а обоюдные процессы взаимодействия чело- века и микроорганизмов, не только угрожающие здоровью людей, но и приносящие большой экономический урон. Так, по оценке специалистов министерства экономики США, эко- номические убытки Китая и других юго-азиатских стран в результате эпидемии нетипичной пневмонии весной 2003 года составили около тридцати миллиардов американских долларов. Для того чтобы минимизировать свои потри в по- добных ситуациях необходимо глубоко вникнуть в кон- фликтную природу этих явлений, понять механизмы ответ- ной реакции биологических систем на действия человека и выработать соответствующие научно-обоснованные законо- дательные и иные акты. Во-вторых, во многих конфликтах действия людей не от- личаются от поведения высших животных. Неоднократно отмечалось, что, например, в стрессовых и экстремальных ситуациях у людей «просыпаются» животные инстинкты. По- этому изучение биологических конфликтов позволяет глуб- же понять и объяснить механизмы поведения человека в особых стрессовых ситуациях. Это важно, поскольку понять мотивацию того или иного поступка — значит, принять пра- вильное управленческое решение. В-третьих, биологические конфликты непосредственно затрагивают многие стороны производственной деятельно- сти человека: растениеводство, животноводство, лесное и рыбное хозяйство и т.п. Примером тому служит эпидемия ко- 55

ровьего бешенства, поразившая в 2001 году почти все страны Западной Европы. Очевидно, что подобные конфликты суще- ственно влияют на развитие экономических структур и вы- нуждают вырабатывать соответствующее законодательство, направленное на предупреждение и исключение их негатив- ных последствий. Но эффективные правовые акты могут быть приняты лишь тогда, когда удается глубоко вникнуть в существо проблемы. Биологический конфликт как явление зародился на Зем- ле с появлением первых микроскопических живых существ — сине-зеленых водорослей. Такое событие произошло около 3,4 млрд. лет назад.7 Это была борьба микроорганизмов за овладение сферами своего обитания, за свет, питание и тер- риторию. С тех пор биологический конфликт прочно занял свое место в земной биосфере, став одним из факторов био- логической эволюции. Как известно, первую научную модель биологической эволюции разработал и обосновал английский естествоис- пытатель Чарльз Роберт Дарвин (1809-1882). С этой моделью можно соглашаться или не соглашаться — многие ее поло- жения и сегодня вызывают ожесточенные научные споры. Несомненно одно: до настоящего времени нет другой более убедительной модели биоэволюции, подтвержденной таким же значительным количеством строго научных фактов и наблюдений. Согласно дарвинской модели эволюция живой природы представляет собой непрерывную череду микро- конфликтов между организмами с целью сохранения своей жизни в условиях ограниченного ресурса и изменчивости внешних условий. В этих конфликтах выживают сильнейшие, 7 Сине-зеленые водоросли относятся к простейшим формам клеточной жизни. Окаменелые колонии этих организмов были обнаружены в 1950 году американским биологом Элео Биргхурном (1915-1984) в по- родах, возраст которых оценивается в 3,4 млрд. лет. Сегодня этот научно подтвержденный факт принят за начальную точку развития биологической эволюции на Земле. Сине-зеленые водоросли суще- ствуют и сейчас: летнее «цветение» многих пресных слабопроточных водоемов вызвано размножением этих организмов. 56

то есть особи, имеющие лучшие адаптационные способности. Эти способности наследуются следующим поколением, кото- рое снова участвует в борьбе за выживание, и такой цикличе- ский процесс длится миллиарды лет. Постепенно виды изме- няются. Одни из них, не выдерживая борьбы, вымирают. Дру- гие, уцелев в борьбе, постепенно превращаются в иные фор- мы, отличающиеся от предшествующих настолько, что ста- новятся другими видами. В результате нескончаемых био- конфликтов, а также под действием механизмов наслед- ственности и изменчивости сегодня на Земле образовалось более двух миллионов различных биологических видов, включая человека разумного. Возникнув как результат био- логической эволюции, человек в ходе борьбы за свое суще- ствование приобрел способность к социализации, которая вывела его на новый этап спирали развития, но одновремен- но породила новый вид конфликта — социальный. Поэтому в эволюционном плане социальный конфликт как явление есть продукт биологического конфликта и зародился он на Земле с момента появления первых людей разумных, то есть около 50 тыс. лет назад. Рассмотрим типологию биологических конфликтов, ко- торая является частью общей классификации межвидовых биотических взаимодействий8 в биологических системах. Изучая взаимодействия организмов в природе и системати- зируя их, ученые столкнулись с серьезной проблемой. В био- логических системах обнаружилось необозримое многообра- зие взаимодействий между популяциями и механизмов их реализации. В результате попытки создания какой-либо уни- версальной классификации всякий раз заканчивались неуда- чей. В простых классификациях не находилось места для конкретных примеров. Всеобъемлющие классификации по 8 Биотические взаимодействия – воздействия, которые оказывают друг на друга живые компоненты, образующие биологическую систему. По- мимо этого выделяются абиотические взаимодействия, то есть взаимо- действия между живыми и неживыми компонентами в биологических системах. К абиотическим относятся также взаимодействия между компонентами неживой природы. 57

уровню своей систематизации приближались к простому пе- речислению наблюдаемых взаимодействий. Преодолеть ука- занные трудности оказалось возможным, классифицируя биотические взаимодействия не по качественному разнооб- разию их механизмов, а по количественным эффектам. Такая классификация была предложена американскими экологами Юджином Одумом и Генри Кларком. Суть ее состоит в следующем. Каждой паре видов рас- сматриваемого сообщества присваивается комбинация из двух символов, каждый из которых может быть плюсом («+»), нулем («0») или минусом («–») в зависимости от направления влияния скорости роста численности одного вида на ско- рость роста численности другого, при этом: «+» — означает, что увеличение (уменьшение) численности одного вида вы- зывает увеличение (уменьшение) численности другого; «0» — соответствует отсутствию влияния численности одного вида на численность другого; «–» — означает, что увеличение (уменьшение) численности одного вида приводит к умень- шению (увеличению) численности другого. Тогда возможное количество типов межвидовых биоти- ческих взаимодействий определяется числом парных комби- наций: (0,0) — нейтрализм, (– ,0) — аменсализм, (+,0) — ком- менсализм, (–,–) — конкуренция, (+,–) — хищничество, (+,+) — мутуализм, а общая схема классификации биологических конфликтов на популяционно-видовом уровне может быть представлена в виде схемы (рис. 1.10). Нейтрализм формально не является противоборством, поскольку в этой ситуации виды не оказывают непосред- ственного влияния друг на друга. Однако этот тип взаимо- действий входит в систему конфликта, поскольку: а) это мо- жет быть начальной или конечной фазой активного биоло- гического конфликта; б) виды, находящиеся в нейтральном отношении, зачастую опосредованным образом связаны че- рез третий вид. Первое утверждение очевидно, а второе мож- но пояснить следующим примером. Рассмотрим трехвидовую систему, в которой первый вид служит пищей второму, а вто- рой — третьему. Отношением между первым и третьим ви- 58

дами является нейтрализм. В тоже время между ними имеет- ся опосредованная связь, осуществляемая через второй вид. БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ В ЖИВОТНОМ В РАСТИТЕЛЬНОМ В МИРЕ МИРЕ МИРЕ МИКРООРГАНИЗМОВ НЕЙТРАЛИЗМ КОММЕНСАЛИЗМ АМЕНСАЛИЗМ ХИЩНИЧЕСТВО КОНКУРЕНЦИЯ МУТУАЛИЗМ ФОРЕЗИЯ КВАРТИРАНСТВО НАХЛЕБНИЧЕСТВО СОПЕРНИЧЕСТВО АНТАГОНИЗМ АГРЕССИЯ Рис.1.10. Классификация биологических конфликтов Аменсализм выражается в том, что один из видов взаи- модействующей пары оказывает отрицательное воздействие на рост другого (аменсала), хотя сам не испытывает влияния с его стороны. Примером такого типа одностороннего кон- фликта может служить взаимодействие между растением ро- да ореха (Juglans) и окружающей его растительностью. Еще древнеримский ученый Плиний Старший (23-74 н.э.) писал, что тень ореха отравляет растения, на которые она падает. В настоящее время установлено, что в листьях этого дерева со- держится особое вещество — юглон, которое подавляет рост многих растений. Комменсализм представляет собой одну из мирных фаз биологических взаимодействий, в которой один из видов, называемый «хозяином», положительно влияет на другой, называемый «комменсалом», а последний никак не влияет на «хозяина». Наиболее распространенная в природе форма комменсализма наблюдается в тех случаях, когда комменсал тем или иным способом получает от хозяина пищу, обеспечи- вая тем самым свое существование («нахлебничество»). Кро- ме того, положительное влияние «хозяина» на жизнь ком- менсала может заключаться в предоставлении ему жилища, укрытия, места для прикрепления («квартиранство»). Нако- 59

нец, «хозяин» может способствовать распространению и раз- множению комменсала, выполняя функцию переносчика его взрослых особей или зародышей («форезия»). Случаи ком- менсализма между животными разных видов в природе весьма многочисленны. Например, у льва — наиболее круп- ного хищника африканской саваны — имеется ряд коммен- салов: гиены, шакалы, птицы-падальщики, питающиеся его объедками. Конкуренция — это обоюдно отрицательное взаимодей- ствие между биологическими видами, выражающееся, например, в том, что увеличение численности конкурирую- щих видов ведет к взаимному снижению их численности. Частными случаями конкуренции являются соперничество за тот или иной ограниченный ресурс, антагонизм — взаимное подавление и агрессия — непосредственная борьба между представителями различных видов. Казалось бы, что конку- ренция должна привести к исчезновению видов. Но такого не происходит, наоборот, конкуренция способствует развитию биологических популяций, оставляя только те из них, кото- рые способны выжить в конкурентной борьбе. Причем, еще Ч. Дарвин обращал внимание на то, что наиболее жесткая кон- куренция происходит между родственными биологическими видами. В этой конкурентной борьбе участвует и человек. Он победил практически все другие виды, но не смог победить самого себя, продолжая уничтожать себе подобных. Хищничество – это такое взаимоотношение между био- логическими видами, при котором увеличение скорости ро- ста плотности популяции первого вида («жертвы») влечет за собой увеличение скорости роста популяции второго («хозя- ина»), тогда как увеличение скорости роста плотности попу- ляции второго вызывает снижение скорости роста популя- ции первого. В качестве примера, иллюстрирующего всеобщ- ность отношения хищничества в природе, приведем отрывок из поэмы Эразма Дарвина (деда великого Чарльза Дарвина) «Храм природы»: 60

Свирепый волк с кормящею волчат Волчицей — гроза невинных стад; Орел, стремясь из-под небес стрелою, Грозит голубке слабой смертью злою; Голубка ж, как овца, опять должна, Кормясь, губить ростки и семена; Охотнице-сове, средь ночи темной, Не жаль певца любви и ночи томной, А соловей съедает светляка, Не посмотрев на прелесть огонька; Светляк же, ночи светоч оживленный, Вползая вверх, цветок съедает сонный. ………………………………………….. В воде, на суше, в воздухе — могила, Всеобщая всё кровь собой покрыла! Повсюду стрелы смерти голод разметал, И мир одной огромной бойней стал».9 Хищничество можно отнести к одному из фундаменталь- ных видов взаимодействия биологических систем. В биосфе- ре не существует объектов, которые не являлись бы жертвой для какого-либо хищника. И первым хищником здесь высту- пает человек. Но и у человека есть проблемы — он в свою очередь служит жертвой для многочисленных хищников, в частности, вирусов. Мутуализм относится к самой «мирной» фазе взаимоот- ношений в биологических сообществах, когда два вида ока- зывают взаимно положительное влияние друг на друга. В настоящее время твердо установлено, что мутуалистические отношения (симбиозы) между видами достаточно широко распространены и играют заметную роль в эволюции приро- ды. Собственно мутуализм, как нейтрализм и комменсализм, в буквальном смысле не является конфликтным взаимодей- ствием. Однако в многовидовых сообществах он встраивает- ся в общую цепь биологического конфликта, выступая в ка- 9 Цит. по: Федоров В.Д., Гильманов Т.Г. Экология. – МГУ, 1980, с. 270. 61

честве временного «мирного» состояния, готового в любой момент перейти в острую форму конфликта. Завершая краткий обзор биологических конфликтов, необходимо отметить, что их достаточно стройную и ясную типологию нельзя напрямую использовать для систематиза- ции социальных конфликтов. Между людьми тоже суще- ствуют отношения нейтрализма, аменсализма, хищничества, комменсализма, мутуализма и конкуренции, характерные для животных, растений и микроорганизмов. Однако их смысл и содержание уже другие: иные цели, способы, меха- низмы реализации и результаты. Дело в том, что в биологи- ческих сообществах мы имеем дело с массовыми неперсони- фицированными явлениями и именно это дает основание для принятой в биологии типизации конфликтных отноше- ний. В человеческих же сообществах все объекты строго пер- сонифицированы, вследствие чего каждый конфликт между людьми и их общностями уникален — имеет имя, поэтому именно он, а не какой-либо подобный, есть объект изучения. Кроме того, человеческие конфликты социализированы, что вынуждает изучать не только биотические, но главным образом конфликтные социальные взаимодействия, выхо- дящие за рамки рассмотренной выше типологии. Вместе с тем в методическом плане конструктивным представляется путь не отрицания, а взаимопроникновения подходов и при- емов, развиваемых при изучении социальных и биологиче- ских конфликтов. 1.3. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ В истории взаимоотношений человека и природы выделяют три стадии: приспособительную, утилитарную и коэволюци- онную. Первая стадия берет начало в эпоху первобытности, когда человек жил, пользуясь дарами природы (рыболовство, охота, собирательство). В это время он не преобразовывал природу, а лишь приспосабливался к ней. Силы природы до- влели над человеком. Природа была «хозяином», а человече- ское сообщество в целом выступало амменсалом. 62

Вторая стадия начинается с промышленных революций XVII — XVIII веков и заканчивается к середине XX века. Ос- новной лозунг этого периода точно выразил советский био- лог-селекционер И.В. Мичурин (1855-1935): «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — вот наша за- дача».10 В целом такое взаимоотношение человека и природы можно охарактеризовать как «хищничество». Предпосылки к конфликту уже зародились, но явные результаты еще не об- наружились. Природные ресурсы в это время достаточно ве- лики, а производственные возможности человечества пока малы. К середине XX века мир, созданный деятельностью чело- века, по В.И. Вернадскому (1863-1945) — ноосфера, становит- ся по своей мощи соизмеримым с миром естественной при- роды и даже в некоторых аспектах превосходит его. На этом рубеже хищническое отношение человеческого сообщества к природе приблизилось к своей критической черте. Дальней- шее следование по этому пути неминуемо должно было вы- звать ответную реакцию природы. Подойдя к этой черте, человечество осознало, что, по- скольку природа «шутить не любит», то последствия ответ- ной реакции могут быть для нас катастрофичными. Кроме того, выяснилось, что мы почти ничего не знаем о возможных вариантах ответной реакции природы в конфликте с челове- ком. В результате коллективного понимания такой ситуации уже со второй половины XX века отношение человека к при- роде стало меняться. Начался новый коэволюционный этап. От идеи господства над природой человечество переходит к идее партнерства, предполагающего совместное развитие (коэволюцию) в условиях конфликта типа «доброжелатель- ная эксплуатация».11 В этом равновесном конфликте стороны хотя и оказывают друг на друга отрицательное влияние, но 10 Цит. по: Мичурин И.В. Сочинения. 2 изд. Т. 1. – М., 1948, с. 605. 11 Акоф Ф.Р., Эмери Ф.О. О целеустремленных системах: Пер. с англ. – М., 1974. 63

вместе с тем находят компромисс, обеспечивающий возмож- ность совместного развития без глобальной катастрофы. Классификация экологических конфликтов приведена на схеме (рис. 1.11). Особое место в этой классификации зани- мают конфликты между человеком и природой, но природой особой — созданной руками человека. Эту искусственную природу образуют: а) различного рода производственные, коммуникационные, технологические, энергетические и дру- гие технические системы (техносфера); б) растения, живот- ные, микроорганизмы, — посаженные, выведенные и выра- щенные человеком искусственным путем (искусственная биосфера). ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ ЕСТЕСТВЕННАЯ ЕСТЕСТВЕННАЯ ПРИРОДА – ЧЕЛОВЕК – ЧЕЛОВЕК – ТЕХНОСФЕРА – ПРИРОДА – ИСКУССТВЕННАЯ БИОСФЕРА ТЕХНОСФЕРА ИСКУССТВЕННАЯ ИСКУССТВЕННАЯ ТЕХНОСФЕРА БИОСФЕРА БИОСФЕРА Рис.1.11. Классификация экологических конфликтов Искусственная природа занимает промежуточное поло- жение между естественной природой и человеком. В ней об- наруживается определенная внутренняя самостоятельность, структурность и упорядоченность. Ее развитие происходит по своим законам, отличным от законов развития человече- ского сообщества и естественной природы. Результатом это- го могут быть как гармония, так и конфликты: «человек — техносфера», «человек — искусственная биосфера», «техно- сфера — искусственная биосфера». В наше время эти кон- фликты развиваются нарастающими темпами, приобретая черты антагонизма. Создание и развитие искусственной природы следовало прогрессивной идее: освободить человека от тяжелого ру- тинного труда, обеспечить его продуктами питания, украсить мир комфортом и достатком, в целом улучшить жизнь людей. 64

ХХ век изменил ситуацию. Создав огромную по своим мас- штабам и энергетике искусственную природу, человек уси- лил свое воздействие на естественную природу (конфликт «человек — природа» перерос в конфликты «естественная природа — техносфера» и «естественная природа — искус- ственная биосфера») и сам стал участником конфликтов с техносферой и искусственной биосферой. В этом плане осо- бенно показательно проявила себя техносфера. Ее бурное развитие вывело человечество на новый виток эволюции. Теперь социальные конфликты всех уровней, так или иначе, связаны с техникой, неодушевленными предметами, служа- щими человеку. С переходом к новой стадии развития взаимоотношений человека и природы начинает изживать себя бытующий се- годня природоохранный способ разрешения возникающих экологических противоречий. В современных экологических конфликтах человек и природа выступают уже равноправ- ными, взаимно активными и разумными сторонами. Для того чтобы в ходе совместного развития они пришли к компро- миссу, человеку необходимо уже не столько охранять приро- ду, сколько научиться понимать и практически реализовы- вать механизмы саморегулирования возникающих противо- речий. У природы такие механизмы есть, а человеку надо их создавать. В утилитарном плане речь идет не о трогательных при- зывах «зеленых» не портить природу, а о необходимости преобразования существующих природоохранительных ор- ганов из «охранников» в «экологических менеджеров» с воз- ложением на них функций изучения возможных ответных реакций природы в экологических конфликтах и поиска ра- циональных механизмов их регулирования. Соответственно должно меняться экологическое законодательство, которому следует опираться не на соблюдение эфемерных экологиче- ских норм, а базироваться на принципах поиска разумного компромисса между социумом и природой. Только тогда по- явится реальная возможность оградить не только природу от 65

посягательств человека, но и защитить самого человека от разрушительных ответных действий со стороны природы. В этом контексте стоит еще раз вдуматься в смысл из- вестного, но так и непонятого современниками, изречения Альберта Эйнштейна (1879-1955): «Raffiniert ist der Herr Gott, aber boshaft ist er nicht» («Господь бог изощрен, но не злона- мерен»), что в нашем случае означает — конфликты опасны и губительны для человека до тех пор, пока не познаны их функции, свойства и закономерности развития. 1.4. ФИЗИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ В этот класс объединяются конфликтные процессы, происхо- дящие в неживой природе и обусловленные противодей- ствием гравитационных, электромагнитных, внутриядерных, тепловых и других сил. В настоящее время сформировались две точки зрения на природу этих конфликтов. Согласно первой, высказанной еще древнегреческим философом Эпикуром (ок. 341-270 до н.э.), противоборства в неживой природе возникают в ре- зультате случайного совпадения противонаправленных сил в локальных областях хаотически движущейся материи. Раз- решаясь, эти противоборства порождают другие конфликты, охватывающие все новые области пространства. Саморазви- вающийся цепной процесс «хаос — случай — конфликт» со- ставляет суть развития природы. В соответствии с другой точкой зрения, восходящей к учению другого древнегреческого философа Платона (427- 347 до н.э.), физические конфликты образуются из хаоса не случайным образом, а под действием некого «высшего разу- ма» (системного самосознания, мировой идеи, божественного начала). «Высший разум» как бы запускает конфликты в природу, давая им возможность саморазвиваться и самораз- решаться. В необходимых случаях он вмешивается в этот процесс, подправляя его в нужную сторону. Другими словами, согласно этой точке зрения, возникновение конфликта про- исходит по схеме «хаос — «высший разум» — конфликт». 66

Если оставить в стороне философские споры о том, что на самом деле имеет место — «случай» или «высший разум», то бесспорным остается одно: физический конфликт есть объ- ективное явление (существующее помимо воли и желания человека), активно участвующее в формировании текущих состояний природных образований и эволюции природы в целом. В процессе постижения бытия человек все в большей степени осознает полноту влияния физических конфликтов на свою жизнь и, более того, начинает сам (своей деятельно- стью) влиять на них, переводя в разряд экологических. По- этому конфликтологический подход к изучению происходя- щих вокруг нас природных явлений имеет не только теоре- тическое, но и практическое значение. Классификация физических конфликтов, составленная согласно дифференциации природных сфер, где обнаружи- ваются их наиболее яркие проявления, приведена на схеме (рис. 1.12). ФИЗИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ МИКРОСФЕРНЫЕ ГЕОСФЕРНЫЕ КОСМИЧЕСКИЕ ЛИТОСФЕРНЫЕ АТМОСФЕРНЫЕ МАГНИТОСФЕРНЫЕ МЕХАНИЧЕСКИЕ ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЕ ГРАВИТАЦИОННЫЕ ЯДЕРНЫЕ ТЕРМОДИНАМИЧЕСКИЕ Рис.1.12. Классификация физических конфликтов Очевидно, что этой схемой не охватываются все типы фи- зических конфликтов, тем не менее, можно указать на следу- ющие: микросферные — происходящие на уровне квантово- релятивистских взаимодействий элементарных частиц, атомных ядер и атомов, а также химических взаимодействий 67

молекул вещества; геосферные — происходящие между фи- зическими макротелами внутри Земли, на её поверхности, а также в атмосфере и магнитосфере Земли; космические — происходящие в звездных системах, галактиках и метагалак- тике в целом. Рассмотрим некоторые из них, имея целью продолжить выявление системных закономерностей конфликтов, а также их общие функции и свойства. Атмосферные конфликты происходят в воздушной (га- зовой) среде, окружающей Землю до высоты около 100 км. Эта среда неоднородна и представляет собой сложное струк- турное образование, основными элементами которого явля- ются тропосферные, стратосферные, мезосферные, термо- сферные и ионосферные слои, различающиеся по своим фи- зическим характеристикам. В свою очередь, эти слои состоят из подвижных локальных образований, отличающихся тем- пературой, давлением, плотностью, электрической и магнит- ной составляющими. Их поведение (движение) в целом гене- рализуется за счет вращения Земли вокруг собственной оси, вокруг Солнца и вращения Луны вокруг Земли. Вместе с тем, даже сравнительно маломасштабные локальные области ат- мосферы обладают определенной свободой в своем движе- нии и непредсказуемостью характера внутреннего развития, что вызывает отклонения от генеральной линии (атмосфер- ные флюктуации). Эти отклонения порождают в атмосфере аэродинамические, тепловые и электромагнитные потоки. Столкновение этих потоков проявляется у поверхности Зем- ли в виде слабо предсказуемых по времени мощных электри- ческих разрядов (молний), тропических циклонов (тайфу- нов), ураганов, смерчей, ливней и других конфликтных явле- ний. В целом поведение атмосферы можно представить в ви- де нескончаемой череды противодействующих процессов между ее локальными областями, упорядоченных суточны- ми, месячными и годовыми циклами. Эти процессы сопро- вождаются не только слабо предсказуемыми атмосферными катаклизмами, но и формируют то, что принято называть по- 68

годой, точность прогнозирования которой даже с использо- ванием современной космической техники хорошо известны. Магнитосферные конфликты проявляются в виде скач- кообразных изменений состояния магнитного поля Земли.12 Это поле было впервые описано английским физиком Уиль- ямом Гильбертом (1544-1603) в 1600 году. Влияние магнит- ного поля на человека, животный и растительный мир весь- ма велико и до конца еще не изучено. Магнитное поле Земли образует своеобразный экран, защищающий живые организ- мы от солнечной радиации. Поэтому происходящие в маг- нитном поле изменения влияют на интенсивность радиаци- онного облучения поверхности Земли, а соответственно, и человека. Кроме того, все живые организмы обладают своим индивидуальным электромагнитным полем, взаимодей- ствующим с более мощным земным полем. Его колебания приводят к изменению электромагнитного поля человека, влияя тем самым на его поведение и самочувствие. Как пока- зывают наблюдения (а они проводятся с 1670 года), магнит- ное поле Земли подвержено как «быстрым», так и «медлен- ным» колебаниям. «Быстрые» колебания проявляются в виде «магнитных бурь», которые происходят ежемесячно (а ино- гда и по несколько раз в месяц) и связаны с резкими измене- ниями солнечной активности, но не полностью их повторя- ют. «Медленные» колебания обнаруживаются тем, что через определенные периоды времени (предположительно от 50 тыс. до 20 млн. лет) магнитные полюса Земли меняются ме- стами: южный магнитный полюс становится северным, а се- верный — южным. На возможность возникновения такого явления впервые обратил внимание в 1906 году французский физик Бернар Брюнес (1869-1930). Сегодня это научно дока- занный факт. Оба вида колебаний характеризуются непред- сказуемостью, что даёт основание отнести их к проявлениям пока неизвестных конфликтов. 12 Магнитосфера Земли, область околоземного пространства, физиче- ские свойства которой определяются магнитным полем Земли и его взаимодействием с потоками заряженных частиц космического проис- хождения. 69

Литосферные конфликты наиболее ярко проявляются в виде извержений вулканов и землетрясений. Они характери- зуются огромной мощью и временной непредсказуемостью. Подсчитано, что за последние десять тысяч лет на нашей планете произошло около пяти с половиной тысяч крупных извержений вулканов. Подземные толчки происходят прак- тически ежедневно. Сейсмологические приборы их реги- стрируют не менее ста тысяч в год, в среднем по триста толч- ков в сутки. Моменты их появления и мощность не поддают- ся точному прогнозу. Это говорит о том, что внутри земного шара постоянно протекают конфликтные процессы, обуслов- ленные противоборством каких-то природных сил. Физика этих процессов пока не изучена. Вместе с тем геофизические наблюдения позволяют предположить, что в жидкой части земного ядра действительно происходят скачкообразные процессы перехода вещества из одного состояния в другое, связанные с уровнем солнечной активности, действием гра- витационных сил Луны и Солнца (земными приливами) и другими факторами. Под действием этих процессов происхо- дят резкие перемещения литосферных плит, образующих земную кору, что сопровождается землетрясениями. В тре- щины между плитами устремляется раскаленная магма (рас- плав вещества, из которого состоит мантия). В наиболее сла- бых местах она пробивает земную кору и вырывается наружу в виде извержения вулканов. Литосферные конфликты происходят не только под дей- ствием природных сил. Есть вполне достоверные данные о том, что своими недостаточно продуманными действиями человек может значительно усилить сейсмоопасность тех районов, где она и без того была достаточно велика. Речь идет о подземных испытаниях ядерного и термоядерного оружия. Более того, в печати стали появляться данные о том, что в ряде военных лабораторий США ведутся исследования по созданию сейсмического оружия. Можно с уверенностью сказать, что это безумная затея людей, не имеющих пред- ставления о сущности физических конфликтов. Тот, кто дей- ствительно понимает слабопредсказуемую природу кон- 70

фликтов вообще, и физических в частности, никогда не возь- мет на себя смелость вмешиваться в эти процессы. Космические конфликты. Древнегреческий философ Аристотель (384-322 гг. до н.э.) воспринимал космическое постоянство как закон природы. На Земле, считал он, все ве- щи изменяются: они возникают, развиваются, потом разру- шаются; в Космосе все иначе — там все неизменно и совер- шенно. С незначительными поправками это мнение было общепринятым вплоть до последней четверти XVI века. Кос- мос представлялся колыбелью гармонии, регулярности и предсказуемости, а противоречивость и конфликтность счи- тались атрибутом человеческого бытия. Но вот 11 ноября 1572 года датский астроном Тихо Браге (1546-1601) обнару- жил в небе вспышку новой звезды. Более того, не имея теле- скопа (этот инструмент будет изобретен только через 36 лет), он произвел необходимые астрономические измерения и доказал, что эта вспыхнувшая и погасшая через 485 дней небесная точка не была атмосферным явлением или явлени- ем солнечной системы. Это была звезда, такая же звезда, как и все другие. Открытие Браге перевернуло традиционные взгляды на устройство Вселенной. Оказалось, что в Космосе, как и везде, бывают перемены. Он тоже «живет» и развивается. В даль- нейшем было зарегистрировано много вспышек «новых» звезд. Кроме того, были открыты так называемые «сверхно- вые» звезды, то есть «новые», взрывающиеся в других Галак- тиках. Сегодня подсчитано, что в пределах 300 млн. парсек13 от Земли существует около 100 млн. Галактик, до которых могут «дотянуться» наши телескопы и где «сверхновую» звезду можно заметить при ее появлении. Если принять, что в каждой Галактике одна «сверхновая» звезда появляется в среднем каждые 50 лет, то взрывы «сверхновых» звёзд в той или иной Галактике происходят каждые 15 секунд. Для того 13 Парсек – принятая в астрономии единица измерения звездных рас- стояний, равная 3,26 световых лет (3,0841013 км). Свет распространя- ется в Космосе со скоростью 300 000 км/с и за один год проходит путь равный 9,46 триллиона км. 71

чтобы осознать грандиозность такого события как взрыв «сверхновой» звезды, достаточно сказать, что максимум ее светимости в 20 млрд. раз больше светимости нашего Солнца. О масштабах возникающей при этом катастрофы можно су- дить по следующему факту: стань Солнце «сверхновой» звез- дой, оно превратило бы в пар все планеты солнечной систе- мы еще до того, как достигло максимума своего блеска. Вспышки звезд — это не просто гигантские взрывы, например, термоядерные. В их основе лежат сложнейшие конфликтующие процессы гравитационного, теплового, электромагнитного, вещественного и ядерного взаимодей- ствия. С Земли мы наблюдаем только видимую сторону этих процессов — вспышки света, рентгеновские, микроволновые и другие виды излучений; сами же процессы происходят в течение достаточно длительного периода, измеряемого мил- лионами лет. Характерным является также и то, что звезды, участники этих грандиозных конфликтов, меняют свое со- стояние, проходя такие стадии, как «красный гигант», «бе- лый карлик», «нейтронная звезда» и, наконец, «черная дыра» — последняя стадия. Таким образом, в настоящее время Космос уже не вос- принимается как прибежище абсолютного постоянства и полной гармонии. В нем происходит непрерывная, по косми- ческим временным масштабам, череда гигантских катаклиз- мов, видимая сторона которых — вспышки «новых» и «сверхновых» звезд. В Космосе, как и в нашей жизни, все движется, противоборствует, образуется и разрушается. Воз- никает естественный вопрос: какое отношение имеют кос- мические катаклизмы, происходящие за многие миллионы километров от Солнечной системы, к нам, людям, живущим на Земле? Как, оказалось, имеют — и самое непосредствен- ное. В настоящее время установлено, что мутации генов жи- вых организмов (в том числе человека) происходят под дей- ствием космических лучей. Мутации составляют основу ме- ханизма изменчивости видов и наряду с естественным отбо- ром выступают «двигателем» биологической эволюции. Кос- мическим лучам мы обязаны своим существованием, и если 72

бы космические лучи отсутствовали, то на Земле не было бы такого разнообразия видов живых организмов. Живая при- рода на нашей планете была бы все еще на уровне прими- тивных существ, обитающих в морских глубинах. Откуда же приходят к нам космические лучи, заряженные такой огром- ной энергией, что без труда преодолевает земное магнитное поле и даже пронизывает земную кору? Основным источни- ком космических лучей высоких энергий служат взрывы «но- вых» и «сверхновых» звезд — самые энергоемкие конфлик- ты, происходящие в мире. Каждый такой взрыв посылает во все стороны колоссальные волны «звездного ветра» неверо- ятно высокой энергии. Это и есть космические лучи, дости- гающие поверхности нашей планеты. Земля как бы плывет в пространстве, постоянно обдуваемая порывами звездных ветров. Итак, взрывы «новых» и «сверхновых» звезд обеспе- чили движущей силой те самые эволюционные изменения, которые превращали жизнь на Земле во все более и более сложные формы, вплоть до появления человека. Именно эти колоссальные катаклизмы, произошедшие в далеких от нас уголках Космоса, сделали возможным наше появление и су- ществование на Земле. Взрывы «новых» и «сверхновых» звезд — это величе- ственные катаклизмы, превосходящие наше воображение. Однако они не могут считаться самыми крупными из всех ко- гда-либо происходивших. Самые масштабные конфликты об- разовали Вселенную. Долгое время считалось, что она была создана божественной силой за шесть дней примерно семь с половиной тысяч лет назад. Экспериментальных доказа- тельств тому не было и, как полагалось, быть не должно. Од- нако когда современная астрономия определила истинные масштабы Вселенной и структуру происходящих в ней про- цессов, разумному человеку стало трудно поверить в библей- скую версию. В то же время и в астрономических наблюдени- ях не было ничего такого, что могло бы указывать на чисто естественную причину ее образования. В двадцатых годах прошлого века были сделаны наблюдения, не имевшие, каза- лось бы, ничего общего с этой проблемой, но сильно револю- 73

ционизировавшие образ мыслей по этому поводу. Астрономы обнаружили, что все Галактики «разбегаются», то есть Все- ленная расширяется. Первым, кто объяснил это явление, был русский математик Александр Фридман (1888-1925). Из про- веденных им математических расчетов следовало, что с само- го начала все вещество Вселенной было сжато в каком-то ко- нечном объеме — космическом яйце, которое, начиная с определенного момента, стало стремительно расширяться и все еще расширяется до сих пор. Что же заставило расши- ряться это космическое яйцо? Естественным было предпо- ложить, что в нем в результате противоборства каких-то сил произошел величайший из всех мыслимых взрывов, когда- либо имевших место — взрыв в бесконечное число раз более сильный, чем вспышка любой «сверхновой» звезды. Это предположение высказал американский физик-теоретик Джордж Гамов (1904-1968). Он назвал это первоначальное скачкообразное расширение «большим взрывом» и одновре- менно указал на то, что это предположение перейдет в раз- ряд научного факта, если будут обнаружены отголоски «большого взрыва» в виде фоновой микроволновой радиа- ции, которая должна прослушиваться во всех направлениях. В 1964 году американские физики Роберт Генри Дик и Роберт Уилсон открыли эту реликтовую микроволновую радиацию и убедились, что она полностью соответствует предсказаниям Дж. Гамова. С этого момента астрономы пришли к признанию существования «большого взрыва». В настоящее время науч- но установленным считается факт, что наша Вселенная нача- лась с незначительного по космическим размерам объекта 15  5 млрд. лет назад. Как образовался этот изначальный объект, из чего он состоял, какова структура взаимодействий его частей, какие противоречия породили «большой взрыв»? Эти и многие другие вопросы первоначала нашего мира пока не нашли своего научного решения. Есть только гипотезы и предположения. Но астрофизика уже стоит на пороге новых открытий. Надо полагать, что в недалеком будущем ответы на многие вопросы будут получены и подтверждены факти- ческим материалом. В свою очередь конфликтологический 74

подход к изучению космических явлений поможет внести определенную ясность в понимание их существа, позволяя взглянуть на них с другой точки зрения. Конфликтологический подход исключает все еще быту- ющее каноническое понимание физических и других науч- ных теорий. Любая безупречно стройная теория справедлива лишь при определенных ограничениях, в которых «спрята- ны» ее противоречия, не позволяющие возвести ее выводы в абсолют. Противоречивость научной теории объективна и отражает конфликтную сущность тех реалий, которые она объясняет. Детальный и всесторонний анализ противоречий и есть тот способ, который позволяет установить области справедливости (применимости) данной теории и тем самым сделать очередной шаг на пути познания законов природы. Если удалось сформулировать систему непротиворечивых аксиом и на ее основе построить логически непротиворечи- вую аксиоматическую теорию, то конфликтность исключает- ся из данной теории, а, следовательно, пропадает фундамен- тальный источник ее развития. Однако конфликтность неминуемо придет в эту теорию, в частности тогда, когда об- наружится несоответствие ее базовых аксиом наблюдаемым реалиям. Как вполне справедливо утверждал австро- английский философ, логик и социолог Карл Поппер (1902- 1994): «Любая теория может быть научной лишь тогда, ко- гда есть возможность ее принципиального опровержения». * * * Рассмотренными классификационными схемами далеко не охватывается все многообразие конфликтов. Вместе с тем, проведенного анализа вполне достаточно для того, чтобы сделать следующие обобщения. В какую сферу бытия мы ни обратили бы свой взор — повсюду встретимся с конфликта- ми или с их проявлениями: противостояниями, противобор- ствами, кризисами, катастрофами и т.п. Бесконечные как вверх, так и вниз цепочки «вложенных» друг в друга кон- фликтных процессов образуют всеобщую иерархию кон- фликтов в природе и в обществе, что позволяет считать кон- 75

фликтность атрибутивным свойством материи. Иными сло- вами, конфликты не могут рассматриваться только как от- ражение сущности материи в сознании человека, это — объ- ективные явления, существующие помимо его воли и созна- ния. Представим себе, что человечество вдруг исчезло с лица Земли подобно тому, как, например, погибла в свое время по- пуляция динозавров. Пропадут ли в этом случае конфликты? Конечно же, нет. Они заложены в природу нашего мира, су- ществовали задолго до появления человека, и будут суще- ствовать вне зависимости от того, сохранится ли человече- ская цивилизация или нет: не человек породил конфликты, а конфликты породили человека и все то, что мы наблюдаем на Земле и во Вселенной. В этом ракурсе становится понят- ным смысл известного тезиса Гераклита (ок. 554-433 до н.э.), вот около двух с половиной тысячелетий вызывающего недоумение пацифистски настроенных мыслителей и уче- ных: «Должно знать, что война общепринята, что вражда — обычный порядок вещей и что все возникает через вражду и за счет другого». В структурном отношении конфликты представляют со- бой многослойные многоуровневые явления, образованные взаимосвязанными по горизонтали и по вертикали веще- ственно-энергетическими, информационно- управленческими и функционально-целевыми процессами, которые в свою очередь, также многослойные и многоуров- невые. С одной стороны, это объясняет исключительное раз- нообразие свойств и проявлений конфликтов, а с другой — обусловливает необходимость комплексного подхода при изучении каждого отдельно взятого конфликта независимо от того, видим ли мы его в социальном, биологическом, фи- зическом или каком-либо другом аспекте. В поведенческом смысле конфликты — внешне и внут- ренне активные явления, преобразующие природу и обще- ство. Внутренняя активность конфликтов выражается в их динамичности, нелинейности и многовариантности. Кон- фликты никогда не стоят на месте. Они постоянно движутся слабо предсказуемым образом, порождая противоречия, раз- 76

решая их и снова порождая другие противоречия, вынуждая стороны изыскивать новые ресурсы, изменять способы взаи- модействия и корректировать целевую направленность свое- го поведения. Внешняя активность конфликтов проявляется в том, что в природе не существует абсолютно закрытых или абсолютно открытых систем. В определенные периоды вре- мени конфликты могут создавать условия, обособливающие систему от внешнего мира, приостанавливающие самоорга- низацию и замедляющие ее эволюцию. Однако это всегда временное состояние. Рано или поздно под действием других конфликтов произойдет вскрытие системы, и она приобретет способность обмениваться веществом, энергией и информа- цией с окружающей средой. В ней начнут развиваться про- цессы самоорганизации, и она продолжит свое движение по пути эволюции. Попытки избавиться от конфликтов, вы- черкнуть это явление из нашей жизни, заменив его гармони- ей и согласием, иллюзорны и не конструктивны, поскольку нарушают диалектику познания действительности, лишая общественные и природные явления источника движения и развития. Вместо умозрительности и тщетной борьбы с кон- фликтами необходимо познать их функции, свойства, зако- номерности формирования и развития, научиться выявлять причины их возникновения, моделировать динамику и обра- тить эти знания себе на пользу, что собственно и составляет основную прагматическую задачу современной науки о кон- фликтах. Неустранимость конфликтов как явлений вовсе не гово- рит о фатальной (предопределенной) конфликтности при- родных и общественных явлений и тем более об исключи- тельно деструктивном характере конфликтов, а свидетель- ствует лишь о том, что они являются такой же повседневно- стью как гармония, согласие, любовь и безразличие. В этой многоаспектной обыденности можно как процветать, благо- денствовать и преуспевать, так и загнивать, деградировать и погибать. Все зависит от тех, кто живет в этом мире и от того, к чему они стремятся, в какой степени познали место своего обитания и каков уровень их культурного и гуманистическо- 77

го развития. Иными словами, конфликты — это, хотя и по- тенциально неустранимые, но и не фатальные, а вполне управляемые явления. Можно утверждать: человек был ода- рен разумом не для того, чтобы разжигать конфликты и по- гибать в них, а затем, чтобы научиться управлять ими на пользу себе, обществу и природе. Возникает естественный вопрос: существуют ли некон- фликтные процессы? И «да» и «нет». Конкретный ответ определяется временными факторами: соотношением ин- тервала времени наблюдения процесса ТН с его общей про- должительностью ТП, и местоположением интервала ТН, внутри ТП. Если ТН много меньше ТП, то любой процесс может рассматриваться как неконфликтный при условии, что интервал наблюдения ТН не захватывает точку бифуркации. Если же период наблюдения соизмерим с продолжительно- стью изучаемого процесса, или совпал с точкой его бифурка- ции, то нет никаких оснований считать данный процесс бес- конфликтным. Например, продолжительность существова- ния человеческой цивилизации (ТН  5-8 тысяч лет), так ни- чтожно мала по сравнению с длительностью планетарных процессов в солнечной системе (ТП  12-15 миллиардов лет), что вращение планет вокруг Солнца за последние пять- восемь тысяч лет можно считать стабильным неконфликт- ным процессом, протекающим согласно законам Кеплера. Ес- ли же мы мысленно передвинем интервал ТН, например на 10 миллиардов лет назад, то увидим всю конфликтную сущ- ность этого процесса, для описания динамики которого упо- мянутых законов уже недостаточно. Более близкий к нам пример. Вплоть до двадцатого века энергетическая и производственная мощь человечества была столь невелика по сравнению с ресурсными возможностями природы, что процесс взаимоотношения этих субъектов можно было считать фактически бесконфликтным, и соот- ветственно с этим строить планы экономического развития (добывать полезные ископаемые, вести промышленную за- готовку леса, пользоваться биоресурсами морей и океанов). 78

Но в двадцатом веке произошел перелом. Энергетическая мощь человечества возросла на столько, что воздействия на природу превысили некий порог. Ответ последовал незамед- лительно. Возникли и начали интенсивно развиваться эколо- гические конфликты, негативные последствия которых для современного поколения людей уже очевидны. Теперь при выборе стратегии экономического развития приходится учи- тывать это обстоятельство, в частности договариваться о квотах выброса в атмосферу вредных веществ, объемах вы- рубки леса, вылова рыбы и т.п. Еще более близкий пример — наша собственная жизнь. Если в качестве интервала наблюдения выбрать один день, например, приходящийся на период отпуска, который Вы проводите вместе с приятным человеком, то конфликтности может и не быть. Но кто осмелится утверждать, что вся жизнь человека — бесконфликтна. В ней (помимо всего про- чего) присутствуют два фундаментальных конфликта: кон- фликт с матерью, в результате которого мы появляемся на белый свет, и конфликт с чем-то, пока нам неизвестным, в ре- зультате чего мы покидаем этот мир. Таким образом, любой процесс объективно конфликтен по своей сути, но считать ли его таковым на данном времен- ном интервале и при решении конкретной проблемы зависит от точки зрения субъекта, от понимания им сути происходя- щего и от обстоятельств, в которые он поставлен утилитар- ными интересами. Вопросы для самопроверки 1. Дайте определение конфликтологии как науки и ука- жите ее место в общей структуре научных дисциплин. Какие признаки дают основания считать ее самостоятельной наукой? Можно ли считать конфликтологию специальным разделом психологии, социологии или юриспруденции? 2. Почему в советский период нашей истории господство- вала так называемая «теория бесконфликтности»? Что, по 79

вашему мнению, было правильным в марксистском учении о конфликтах и что неправильным? 3. Как Вы понимаете утверждение о том, что конфликты являются атрибутивным свойством всех форм движения материи? Какие формы движения материи Вам известны? 4. Объясните смысл следующего высказывания Нильса Бо- ра: «Существуют первообразные понятия. Априори они не определены, но всякий раз нам необходимо удостовериться в том, что наши описания согласуются с их существованием». Приведите примеры первообразных понятий. 5. В чем заключается принципиальное различие между гу- манитарным и естественнонаучным подходами к изучению конфликтов? Что общего в этих подходах? Какому подходу Вы отдаете предпочтение? Аргументируйте ответ. 6. Согласны ли Вы с определением конфликта, принадле- жащему известному американскому ученому Кеннету Боул- дингу: «Конфликт представляет собой ситуацию, в которой каждый участник осознает несовместимость своих интен- ций с интенциями своих противников и желает добиться це- лей, несовместимых с целями своих противников»? Проведите детальный анализ этого определения. 7. Приведите общую классификационную схему конфлик- тов и дайте определения социальным, биологическим, физиче- ским и экологическим конфликтам. 8. Приведите примеры проявлений физических конфлик- тов и поясните: противоборства, каких сил лежат в основе этих конфликтов? Может ли человек повлиять на характер развития природных физических конфликтов? 9. Укажите принципиальные различия между психологи- ческими и духовными конфликтами. Нарисуйте сетку Томаса- Килмена и укажите стили конфликтного поведения людей, которые учитывались при ее построении. Составьте тест, позволяющий выявлять стили поведения людей в конфликте согласно сетке Томаса-Килмена. 10. Дайте определение понятию «юридический кон- фликт». Приведите примеры юридических конфликтов и ука- жите их основные особенности. Назовите субъектов юриди- 80

ческих конфликтов и укажите типы противоречий, которые обуславливают возникновение юридических конфликтов. 11. Назовите причины разных видов юридических кон- фликтов. Чем причины конфликтов отличаются от мотива- ции поведения его участников? 12. Дайте юридическое толкование понятию «коррупция». Что, по вашему мнению, служит питательной почвой для су- ществования коррупции в нашей стране? Можно ли искоре- нить это явление, и какие юридические меры следует при этом считать эффективными? 13. Приведите примеры, когда возникает необходимость юридического вмешательства в биологические и экологиче- ские конфликты. Какими законодательными и нормативны- ми актами регламентируются в нашей стране взаимоотно- шения человека с природой? 14. Немецкий социолог Георг Зиммель (1858-1918) утвер- ждал, что «конфликты — это не только нормальная, но и ис- ключительно важная форма социального взаимодействия, это импульс, стимулирующий социальные изменения, благо- даря которым общество становится жизнеспособным». Аме- риканский социолог Талкотт Парсонс (1902-1979) трактовал конфликт как болезнь и аномалию, которые выводят соци- альную систему из равновесия, способствуют дезинтеграции различных элементов ее структуры, т.е. как нечто, изна- чально негативное, дисфункциональное (разрушительное) яв- ление. Какая точка зрения в большей степени соответствует действительности? Обоснуйте свой ответ. 81

Будем отталкиваться от естественного понимания конфлик- тов как специфического способа взаимодействия двух или более субъектов в ходе их совместного развития. Тогда лю- бой конфликт есть не что иное, как новое системное явление, образованное взаимодействием конфликтующих сторон и обладающее нечто большим, чем суммой качеств его участ- ников, а каждый участник приобретает новые качества, ко- торых у него не было до конфликта. Итак, если конфликты — это системные явления, то при- ступать к их изучению следует с того, с чего начинается изу- чение любой другого системного явления — с выяснения их функций. 2.1. ОСНОВНАЯ ФУНКЦИЯ Под функцией явления понимается его внешнее проявление по отношению к другим явлениям. Функция обусловливает место данного явления в ряду других явлений и устанавли- вает роль, которую оно играет в своем окружении. При си- стемном подходе к анализу явлений целесообразно разли- чать их основную функцию и неосновные функции. Сам факт существования явления предполагает наделение его предна- значением, которое и соответствует его основной функции. Таким образом, основная функция — это предназначенность явления. По мере развития явления у него появляются и дру- гие функции, которые называются неосновными. Они могут исчезать, модифицироваться и снова пропадать, но основная функция постоянна и существует до тех пор, пока существует само явление. Определение основной функции представляет собой далеко не очевидную задачу. Чтобы убедиться в этом, достаточно попытаться сформулировать основные функции 82

таких явлений, как: «эволюция», «цивилизация», «государ- ство», «человек», «животное», «бактерия». Вместе с тем ре- шение такой задачи необходимо, поскольку только тогда можно понять действительную сущность самого себя и всех тех многочисленных явлений и объектов, которые мы наблюдает в окружающем нас мире. Главная трудность состоит в том, что функции реальных явлений многообразны, ситуативны и зачастую скрыты от глаз человека. К природным и общественным явлениям не прилагается инструкция по пользованию. Основная функция может быть выявлена только в результате ретроспективного изучения проявлений данного явления на достаточно боль- шом интервале времени, по меньшей мере, соизмеримом с общим периодом существования самого явления. Если ин- тервал наблюдения мал, то неизбежно возникают ошибки: за основную функцию может быть принята одна из неосновных, другое ситуативное проявление данного явления. При эволюционном геоцентрическом взгляде на кон- фликты как на явления, свойственные всем формам движе- ния материи, в их развитии можно выделить четыре совме- щающиеся фазы. Начало первой — косной фазы — совпадает с моментом образования Вселенной около 15 млрд. лет назад в результате «большого взрыва» — первого физического конфликта. Затем по прошествии примерно 11,6 млрд. лет с появлением на Земле первых живых существ возникли био- логические конфликты, образовав совместно с физическими вторую фазу — косно-биологическую. Около 50 тыс. лет назад с появлением первых людей разумных к физическим и биологическим конфликтам добавились социальные, поло- жив начало третьей — косно-био-социальной фазе. А уже со- всем недавно, примерно 80 лет назад, обнаружились эколо- гические конфликты, которые совместно с физическими, биологическими и социальными послужили началом четвер- той — косно-био-социо-экологической фазы. В первой фазе физические конфликты породили нашу Вселенную (в том числе и планету Земля), двигали и движут ее эволюцию, разрешая противодействия гравитационных, 83

тепловых, электромагнитных, механических и других сил, возникающих между космическими объектами (пылевыми и газовыми скоплениями, звездными и галактическими обра- зованиями). Эти же конфликты дали толчок химической, а затем биологической эволюции на Земле, влияли и влияют на их течение. Во второй фазе биологические конфликты, являясь ос- новным механизмом естественного отбора и разрешая про- тиворечивые биотические взаимоотношения в животном и растительном мире, продвигали вперед биологическую эво- люцию живой природы Земли вплоть до возникновения на ней человека. Стремясь выжить в жестоких биологических конфликтах, первобытный человек приобрел новое качество, возвысившее его над всеми другими живыми существами — стал человеком разумным, существом не только биологиче- ским, но и социальным. В третьей фазе социальные конфликты активно участву- ют в самоорганизации и эволюции человеческих сообществ, разрешая противоречия практически во всех сферах дея- тельности социума — политической, экономической, произ- водственной, бытовой и др. Утопические попытки построе- ния бесконфликтного общества завершались провалом, а наибольший успех был достигнут там, где, зная природу, свойства и функции конфликтов, люди научились извлекать из них пользу. В четвертой, но, надо полагать, не последней фазе, кон- фликты между природой и человеком еще не зашли слишком далеко. Сегодня они находятся в своем начальном состоянии. Однако под их угрозой уже вскрылись многие ранее не види- мые и неосознаваемые противоречия между деятельностью человека и естественным развитием природы. Можно пред- положить, что со стороны человека будут предприняты все меры по преодолению этих противоречий не только без по- терь для себя, но и на благо природы. Таким образом, во всех фазах своего существования кон- фликты как естественные явления выполняли и выполняют одну и ту же основную функцию — разрешают противоречия, 84

возникающие в процессе самоорганизации всех форм движе- ния материи, содействуя тем самым ее эволюции. Феномен конфликтов состоит в том, что они порождаются противоре- чиями, но они же эти противоречия и разрешают. Способы и результаты разрешения могут быть разнообразными, но ес- ли конфликт действительно произошел и завершился, то су- ществовавшие до этого противоречия исчерпываются. Из сказанного видно, что конфликты не уничтожают си- стему, в которой они происходят, и какая она бы ни была (живая — неживая, естественная — искусственная). Наобо- рот, они заставляют ее организовываться и двигаться вперед по пути эволюции. Если исключить конфликты из перечня созданных природой механизмов, то она застынет в своем развитии. Конечно, конфликты — это жесткие механизмы развития природы и общества, но они не несут в себе тоталь- ного разрушения. Так, общепринятое мнение об исключительно разруши- тельной функции социальных конфликтов в корне неверно. Это мнение утвердилось в умах людей под влиянием марк- систской концепции развития общества как непрерывного процесса классовой борьбы. В этой линейной концепции движение социума вперед мыслилось только через разруше- ние старого, насильственное отторжение у людей не только собственности, но и традиционных духовных ценностей. Естественно, что и социальные конфликты в явном или не- явном виде рассматривались только с позиции разрушения. Тот факт, что цивилизованное сообщество может преодоле- вать конфликты без кровавых жертв и всеобщего разруше- ния, игнорировался. Вместе с тем, из самого понятия цивили- зованного сообщества вытекает положение о том, что любой социальный конфликт на любом этапе его развития может быть переведен в такую плоскость (юридическую, диплома- тическую, информационную), где его проявления уже не ве- дут к кровавым жертвам. Следовательно, широко распро- страненное мнение о жертвонесущей функции социальных конфликтов есть не что иное, как подмена понятий. Крово- жадны не конфликты — кровожаден социум, в котором они 85

возникают: чем ниже уровень развития человеческой циви- лизации, тем больше жертв и разрушений приносят социаль- ные конфликты, и наоборот, чем выше поднимается челове- ческое сообщество по ступеням своего развития, тем менее разрушительными становятся социальные конфликты в лю- бой форме их проявления. У конфликтов, как и у любых других явлений, помимо ос- новной функции, есть неосновные функции. Они раскрывают другие, более частные стороны конфликтных проявлений. В отличие от основной, эти функции ситуативные, то есть в одних ситуациях они могут проявляться, а в других нет. Од- нако вместе с основной функцией они играют важную роль в понимании существа конфликтов. К их числу относятся: сиг- нальная, информационная, интегро-дифференцирующая и динамическая функции. 2.2. СИГНАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ Сигнальная функция характеризует конфликты как показа- тель определенного состояния системы, в которой они про- исходят. Там, где назревает конфликт, в привычных внутри- системных связях что-то расстроилось и следует ожидать се- рьезных изменений. Как правило, первичные проявления конфликта еще не отражают всей глубины породивших его причин. Однако их уже вполне достаточно для перевода в практическую область целого ряда вопросов, которые вне конфликтной ситуации могли бы восприниматься как аб- страктно-теоретические. Конфликт в человеческом сообществе — это сигнал о необходимости принятия срочных, а порой и неотложных мер к поиску и устранению причин общественной напряжен- ности, внимательного изучения обстоятельств, породивших конфликтную ситуацию, и поиска путей выхода из нее. Последствия игнорирования сигнальной функции соци- альных конфликтов всегда плачевны. Показательным при- мером в этом отношении может служить начавшийся в 1989 году конфликт между албанским и сербским населением 86

провинции Косово республики Югославия. Первые его про- явления не были своевременно и в должной мере восприня- ты политическим руководством тех стран, сферы интересов которых пересекаются на Балканах. Соответственно, не было предпринято радикальных и конструктивных мер по урегу- лированию этого конфликта на ранней стадии его развития. Результат — бомбардировка Югославии, ухудшение отноше- ний между Россией и странами НАТО, ввод миротворческих сил в Косово, отделение Косова от Сербии. Конфликт не только не разрешен, но наоборот — загнан внутрь и еще бо- лее обострен. Дальнейшие события могут развиваться самым неожиданным образом. Особо важную роль сигнальная функция приобретает в экологических конфликтах. Эти конфликты сравнительно молоды, их последствия пока не катастрофичны для челове- ческого сообщества. Поэтому для их предупреждения очень важно научиться адекватно воспринимать те «сигналы» об опасности, которые посылает нам природа и своевременно на них реагировать. К таким «сигналам» следует отнести: по- явление новых вирусных заболеваний у человека и домаш- них животных (СПИД, атипичная пневмония, птичий грипп и др.), изменение климата, возникновение озоновых «дыр» в атмосфере. Физические конфликты, как и любые другие, также обла- дают сигнальной функцией. Устойчивые изменения в атмо- сферных, геосферных и магнитосферных процессах должны не игнорироваться, а учитываться при определении страте- гии развития социальных и экономических систем. К сожале- нию, на практике дело обстоит по-иному. В частности, широ- кой научной общественностью долгое время не воспринима- лись открытые в начале XX столетия А.Л. Чижевским (1897- 1964) и В.М. Бехтеревым (1857-1927) закономерности влия- ния солнечной активности на биологические и социальные процессы. Сегодня многими учеными с упорством игнориру- ются факты конфликтного взаимодействия биоинформаци- онных полей живых и неживых организмов. 87

2.3. ИНФОРМАЦИОННАЯ ФУНКЦИЯ Близкой к сигнальной, но не тождественной ей является ин- формационная функция конфликтов. Информационная зна- чимость конфликтов значительно шире его сигнальной со- ставляющей. Конфликты всегда порождены конкретными причинами, объективно связаны с ними, и в них эти причины находят своё отражение. Поэтому развёртывание, течение, повороты конфликтов всегда несут определенную информа- ционную нагрузку о породивших их причинах, изучение ко- торой представляет очень важное средство познания пове- денческих свойств системы. В социальных конфликтах более четко выражаются по- требности, интересы, устремления участников конфликта, а также причины социальной неудовлетворенности или проте- ста. В обычной обстановке они скрыты за привычными нор- мами поведения и деятельности. В состоянии конфликта стороны более четко осознают как свои, так и противопо- ложные интересы, более глубоко выявляют существование объективных проблем и противоречий развития. Конфлик- ты, происходящие в технической сфере, вскрывают недо- статки технологических и технических систем, несовершен- ство заложенных в них принципов работы, различного рода конструктивные недоработки. Можно сформулировать общее положение: всякое юри- дическое, политическое, экономическое, финансовое, техни- ческое, бытовое и другое решение становится более надеж- ным и устойчивым, если оно исходит из конфликтного ха- рактера оценок внешних и внутренних процессов. Демонстрационным примером этого положения служат дебаты на судебных процессах. Чем активнее ведутся прения между защитой и обвинением, тем точнее устанавливаются причины правонарушения, и тем обоснованнее будет реше- ние, вынесенное судом. Такое же явление наблюдается и в ходе ведения следствия, в частности по уголовным делам. Преступник, как правило, скрывает свои умыслы и деяния, и раскрыть полнее их удается только тогда, когда следователь 88

ставит правонарушителя в конфликтные условия, например, путем проведения очных ставок. Информационная функция конфликтов несет в себе большое познавательное значение при воссоздании истории развития человеческих сообществ. Изучение различного рода прошлых конфликтов — войн, восстаний, революций, поли- тических переворотов, а также причин их возникновения, как и способов разрешения и других сопутствующих факторов позволяет историкам шаг за шагом восстановить информа- цию о «делах давно минувших дней». История (с конфликтологической точки зрения) — это, по сути, анализ прошлых конфликтов и общественных по- трясений. В этом контексте можно с сожалением констатиро- вать, что мирно протекающие процессы оставляют после се- бя значительно меньше следов, чем кровавые войны, двор- цовые перевороты, революции, восстания и мятежи. Удиви- тельно, но факт: чем больше злодеяний совершает политиче- ский или какой-либо иной деятель, тем дольше он остается в памяти людей. 2.4. ИНТЕГРО-ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩАЯ ФУНКЦИЯ Под воздействием конфликтов процесс развития системы идёт в двух противоположных направлениях: разъединения (дифференциации) и объединения (интеграции). В человеческих сообществах дифференцирующая функ- ция отражает общую закономерность социального поведения в конфликте, состоящую в переориентации и перегруппиров- ке задействованных в нём социальных сил. Она стимулирует процессы разделения общества по государственному, этни- ческому, классовому, религиозному и другим признакам. Можно сказать, что социальные конфликты привели, в ко- нечном счете, к тому, что сегодня на Земле не существует единого государства, единой нации, единой религии, единой экономики и вообще единого в организационном отношении социума. Их интегрирующая функция проявляется в том, что социальные конфликты не только разъединяют общество, но 89

и создают условия для объединения отдельных индивидов и групп. Они стимулируют процессы идентификации частных интересов с общественными, сплачивают ряды соратников, укрепляют организационную дисциплину, усиливают чув- ство взаимной солидарности. Другими словами, интегриру- ющая функция социальных конфликтов проявилась в много- образии существующих сегодня на Земле форм государ- ственных, этнических, религиозных, экономических и других социальных общностей. Дифференцирующая функция физических конфликтов проявилась уже в начальный момент образования Вселенной, когда в результате «большого взрыва» компактной про- товселенной она стала стремительно расширяться. Судя по ее наблюдаемому расширению, она до сих пор находится под дифференцирующим влиянием начального физического конфликта. Тот факт, что Вселенная не является неким одно- родным образованием, а имеет «комковатое» строение, то есть состоит из отдельных компактных объектов, свидетель- ствует о проявлении дифференцирующей функции космиче- ских конфликтов. Вместе с тем под влиянием тех же кон- фликтов, как во всей Вселенной, так и в ее локальных обла- стях развиваются интеграционные процессы: образуются планеты, звездные системы, галактические образования (кластеры), между которыми и внутри которых устанавли- ваются гравитационные, электромагнитные, радиационные, вещественные и другие взаимоотношения. В биологических конфликтах, как и во всех других, также проявляются дифференцирующая и интегрирующая функ- ции. В целом дифференцирующая составляющая биологиче- ских конфликтов проявилась в том, что жизнь на Земле не приняла форму единой биомассы, например, в виде «мысля- щего океана», изображенного польским писателем Станисла- вом Лемом (р. 1921) в романе «Солярис», а существует как многообразие отдельных особей. Интегрирующая функция биологических конфликтов выразилась в том, что животный и растительный мир Земли существует не просто в виде от- дельных особей, а организован в сообщества: колонии, стаи, 90

косяки, семьи и т.п. Объединение отдельных особей в биоло- гические сообщества по существу есть системный способ не только их выживания в условиях изменяющейся внешней об- становки, но и в условиях конфликтных взаимоотношений с другими особями и сообществами. Своеобразно проявилась интегро-дифференцирующая функция юридических конфликтов. С одной стороны эти конфликты разделили сферу юриспруденции на составные части: законотворчество, правоохрана (милиция, полиция), обвинение (прокуратура), защита (адвокатура), принятие решения (судьи, присяжные заседатели), исполнение и кон- троль (судебные исполнители, исправительно-трудовые учреждения). С другой стороны, эти же конфликты выстрои- ли названные составные части в некоторые системы, объ- единив их единством целей и задач, а в ряде случаев и общ- ностью организационных форм (имеются в виду министер- ства, ведомства, различные юридические организации). 2.5. ДИНАМИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ Динамическая функция проявляется в способности конфлик- тов влиять на темпы эволюционного развития природы и общества. В целом конфликт как явление содействует эво- люции, выступая движущей силой самоорганизации. Однако такое содействие не предполагает линейности и постоянства. При определенных условиях конфликты могут ускорить, за- медлить, а то и вовсе приостановить развитие системы. Это изменяет шаг эволюционной спирали развития, а в масштабе одного шага нарушает поступательность и регулярность движения то тормозя, то интенсифицируя его. В социальном аспекте варианты выражения динамиче- ской функции конфликтов зависят прежде всего от способно- сти общества коллективно осмысливать текущую обстановку во всем ее многообразии, не придерживаясь какой-либо идеологической установки. Чем выше идеологизированность общества, тем в большей мере проявляется замедляющий компонент социального конфликта. 91

Как известно, развитие общества всегда происходит на основе какой-либо идеологии, характер которой вырабаты- вается с учетом результатов произошедших ранее социаль- ных конфликтов. Поэтому в общем случае можно считать, что между социальными конфликтами и процессом идеологиза- ции общества существуют связи взаимного влияния, опреде- ляющие направленность самоорганизации и вектор эволю- ции. Понимание сущности этих связей открывает путь к осо- знанному управлению социальными процессами. Поясним сказанное на примере динамической функции локальных во- енных конфликтов. После второй мировой войны вооруженные силы США совместно со своими союзниками провели более двадцати крупных военных операций практически во всех точках зем- ного шара. Достаточно упомянуть войну в Северной Корее (1950-1953), войну во Вьетнаме (1965-1973), операцию «Буря в пустыне» в Кувейте и Ираке (1991), афганскую операцию по изгнанию талибов (2002), военную операцию по свержению режима Саддама Хусейна в Ираке (2003). Официальная воен- ная доктрина США всегда рассматривала такие конфликты как способ стимулирования и интенсификации развития во- оружения и военной техники, совершенствования боевой выучки армии и флота. В этот период наши вооружённые си- лы также принимали участие в ряде локальных военных конфликтов: Египетско-сирийско-израильском (1973), в войне во Вьетнаме и Афганских событиях (1979-1989). Одна- ко они не дали существенного толчка к развитию военной техники и вооружения, не послужили стимулом к совершен- ствованию внутренней структуры армии. Вплоть до начала второй чеченской «войны» (1999) не произошло существен- ных перемен в военной сфере. Многочисленные публичные заявления по этому поводу оставались на бумаге, а процесс развития ограничился лишь имитацией деятельности и не- умелым решением таких производных проблем, как «дедов- щина», «подковерный генералитет», незаконное строитель- ство дач, смена воинской символики и формы одежды. Более того, армейские трудности не получили адекватной оценки в 92

общественном сознании. Все попытки представить проблему многоаспектно вылились в обсуждение вопроса: правильно ли мы поступаем, участвуя в локальных вооруженных кон- фликтах? По этому поводу было поломано много перьев, а проблема реформирования армии так и осталась нерешён- ной. Почему динамическая функция военного конфликта не «сработала» в нашем государстве? Отвечая на этот вопрос, можно выдвинуть целый ряд экономических, финансовых, этических и даже личностных причин. Но все они второсте- пенные. Главная причина заключена в упорном следовании идеологии, воцарившейся в нашей стране после октябрьско- го переворота 1917 года. Накрепко зацементировав умы высшего военно-политического руководства страны догмами о превосходстве социалистического общественного строя, непобедимой мощи нашей армии, неотвратимом крахе миро- вой капиталистической системы, она лишила руководителей не только свободы действий по реформированию армии, но и возможности объективной оценки складывающейся в мире военно-политической обстановки. К социальному конфликту, в том числе и к военному, нельзя подходить с позиции какого-либо догмата. Естествен- ная природа любого конфликта — это динамичность и мно- госторонность. Победа в военном конфликте может быть до- стигнута не только за счёт подавляющего силового превос- ходства, но и при гибком и своевременном изменении стра- тегии своих действий. Сторона, неизменно следующая ранее выбранной страте- гии и не реагирующая на действия или намерения противни- ка, всегда проигрывает независимо от того, какой потенци- альной мощью она обладает. Поэтому при подготовке к во- енному конфликту необходимо точно знать, кто твой враг, против кого придется применять вооруженные силы. Этим обстоятельством определяется не только военная стратегия и тактика, но и концептуальный подход к построению струк- туры вооруженных сил, включая формирование систем во- оружения. 93

После преодоления Карибского кризиса 1962 года и под- писания в 1972 году договора между СССР и США об ограни- чении стратегических вооружений стало очевидным, что в ближайшем будущем всеобщая ядерная война маловероятна. Отошла на задний план и концепция массового применения живой силы в военных операциях в том виде, как это было во время второй мировой войны. Человеческое сообщество во- шло в полосу локальных вооруженных конфликтов. Одно- временно изменился и образ врага. С середины 70-х годов прошлого века военные конфликты все больше начинают приобретать черты «борьбы с терроризмом». Страны Запада (прежде всего США) вначале декларативно, а затем и на практике оперативно отреагировали на эти изменения, про- ведя соответствующую реорганизацию своих вооруженных сил: перешли на профессиональную основу их формирова- ния, создали специальные силы «быстрого реагирования», разработали системы высокоточного оружия, усилили разви- тие неядерной составляющей армии и флота. В результате США получили сильную, мобильную, а самое главное — ум- ную армию. После афганского (2002) и иракского (2003) кон- фликтов это стало очевидным даже для неспециалистов во- енного дела. Наше же руководство, стоя на выработанной ра- нее доктрине великодержавного военного превосходства, по- прежнему полагало, что при такой огромной ракетно- ядерной мощи терроризм не представляет для страны суще- ственной военной угрозы, а главным нашим врагом остаётся мировой империализм. Эти догмы настолько крепко утвер- дились в умах высшего военного руководства, что даже после всех негативных уроков первой чеченской «войны» в струк- туре наших вооруженных сил мало что изменилось. И только сейчас, под сильнейшим давлением общественного мнения, начинается медленный поворот к действительным преобра- зованиям. Однако темпы этих преобразований так малы, а остаточная сила догм пока ещё так велика, что вряд ли ны- нешнее поколение людей увидит обновленную российскую армию. Последствия могучего социального конфликта, по- трясшего наше государство в начале ХХ века, оказались более 94

сильными, чем проявления динамических функций всех ло- кальных военных конфликтов вместе взятых. В экономической сфере динамическая функция конфлик- тов наиболее ярко проявляется в конкуренции — стремле- нии товаропроизводителей к созданию более выгодных условий производства и сбыта товаров с целью получения наивысшей прибыли. При этом степень проявления этой функции зависит от экономической структуры той системы, в которой происходит конфликт. В системах с рыночной эко- номикой конкуренция служит мощным рычагом ускорения темпов развития производства, стимулом к повышению ка- чества и расширению ассортимента выпускаемых товаров. В системах с планово-централизованной экономикой конку- ренция как таковая отсутствует. Соответственно динамиче- ская функция конфликта не находит своего проявления. В смешанной экономике степень проявления этой функции за- висит от соотношения рыночных и планово- централизованных механизмов. В юридической сфере также наблюдается многоаспект- ное проявление динамической функции конфликтов. Во- первых, конфликты постоянно движут законотворческий процесс как регионального, так и общегосударственного уровня. Принятие различных законодательных актов, по су- ти, есть реакция законодательной власти на свершившиеся или ожидаемые последствия социальных конфликтов и стремление создать юридические механизмы, позволяющие разрешать эти конфликты на правовой, а не на какой-либо другой основе. Во-вторых, внутренние конфликты, свой- ственные системе юриспруденции, вынуждают совершен- ствовать ее структуру: изменять статус и перераспределять функции юридических органов, улучшать условия труда ра- ботников юридический сферы, повышать уровень их образо- вания и т.п. В целом следует заключить, что умелое использование знаний о динамической функции (как, впрочем, и обо всех других функциях) меняет отношение человека к конфликтам, позволяя от конфликтофобии и настороженности перейти к 95

использованию свойств конфликтов в своих интересах. Кон- кретные рекомендации не этот счет мы рассмотрим в темах 7 и 8. Здесь же ограничимся констатацией того, что важен путь, по которому следует идти, изучая конфликты, а способы ре- шения проблем обязательно отыщутся. Человек обладает практически неограниченными возможностями по достиже- нию поставленных целей, но испытывает известные трудно- сти при определении самих целей. 2.6. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ КОНФЛИКТОВ Как и любые другие явления, конфликты содержат в себе фундаментальные противоположности. В полной мере они раскрываются в противоречивости их функций. В сигнальной функции конфликтов следует выделить демаскирующую и маскирующую составляющие, которые несут в себе прямо противоположное содержание. С одной стороны, конфликты обнажают различные проблемы общества, делая их предме- том гласности и общественного обсуждения. С другой сторо- ны, конфликты могут использоваться в целях сознательного скрытия других конфликтов, отвлечения общественного внимания от насущных проблем, скрывая тем самым истин- ные намерения некоторых социальных групп. В информаци- онной функции содержится как информирующая, так и дез- информирующая составляющая. Конфликты — скрытные явления по своей природе. Их истинная подоплека, как пра- вило, окутывается тайной и сознательно скрывается не только от противоборствующей стороны, но и от широкой общественности. А, как известно, наилучшим способом со- хранения тайны является дезинформация — распростране- ние намеренно искажённых или заведомо ложных сведений с целью ввести в заблуждение как противостоящую сторону, так и общественное мнение. Поэтому любые конфликты со- провождаются всевозможными и весьма изощренными акта- ми дезинформации, и это обстоятельство необходимо учиты- вать при их анализе. 96

Дифференцирующая функция, как уже отмечалось выше, имеет антиподом интегрирующую. В динамической функции, помимо ускоряющего, присутствует замедляющий компо- нент. Проявления противоречивости этих функций конфлик- тов очевидны, а проявления основной требуют пояснений. Противоречивость основной функции может быть выра- жена формулой: конфликты разрешают противоречия, но они же их и порождают. Это означает следующее — если в данной системе произошёл конфликт, то он не только устра- нил действовавшие в ней ранее противоречия, но одновре- менно создал условия для появления новых противополож- ностей, а затем и противоречий. С учетом того, что сам кон- фликт есть следствие противоречий, более общая формула может быть выражена в следующем виде: конфликты порож- даются противоречиями, ими они разрешаются, и они же по- рождают новые противоречия. Это уникальная функция, ко- торой, кроме конфликтов, не обладает ни одно другое явле- ние. И наоборот, любое явление, обладающее такой функци- ей, следует с полным основанием отнести к конфликтам. На основе сказанного общая структура функций кон- фликтов может быть представлена в виде схемы (рис. 2.1). Следует подчеркнуть, что функции конфликта действуют не по отдельности, а совместно, комплексно. Это означает, что при анализе реальных конфликтов нельзя отдавать предпо- чтение какой-либо одной функции, как бы ярко она ни про- являлась. Необходим системный комплексный взгляд на всю совокупность функций конфликта с учетом их взаимной связности. В противном случае выводы получаются однобо- кими, а оценки результатов конфликтов — неустойчивыми. Функции конфликтов зачастую смешивают с оценками их проявлений по шкале «позитив — негатив». Такие оценки всегда субъективны. Они зависят от того, в какой период времени оценивается тот или иной конфликт, и могут быть диаметрально противоположными. Это порождает различно- го рода инсинуации вокруг реальных конфликтов, когда они в зависимости от текущих интересов объявляется то вред- ными, то полезными; то позитивными, то негативными. На 97

самом деле конфликты как явления не несут в себе ни пози- тивной, ни негативной функции, они ни вредны и ни полез- ны. Все плохое и хорошее, позитивное и негативное, кон- структивное и деструктивное несет в себе человек. А кон- фликты — это объективные явления, которые существовали ОСНОВНАЯ ФУНКЦИЯ задолго до того, как человек по- Разрешение противоречий Эволюция явился на белом Порождение противоречий свете, и будут су- ществовать даже НЕОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ в случае его ис- чезновения из СИГНАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ этого мира. Задача Маскирующая Информирующая человека состоит Демаскирующая Дезинформирующая не в том, чтобы «заклеймить кон- ИНТЕГРО- ДИНАМИЧЕСКАЯ фликты позором» ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩАЯ Ускоряющая или объявить Интегрирующая «движущей силой Дифференцирующая Замедляющая на пути к прогрес- су», а в том чтобы, познав их функ- Рис.2.1. Функции конфликтов ции, свойства и закономерности развития, обратить эти знания на пользу се- бе, обществу и природе. Бороться же надо не с конфликтами, а с собственным невежеством, со своей неграмотностью, а также с генетической приверженностью искать виноватых вне себя, следовать утопическим догмам и руководствовать- ся внушенными стереотипами. 2.7. ВЛИЯНИЕ КОНФЛИКТОВ НА САМООРГАНИЗАЦИЮ И ЭВОЛЮЦИЮ СИСТЕМ Самоорганизация и конфликты. Самоорганизацией назы- вается процесс, в ходе которого без принуждающего влияния извне создаётся, воспроизводится или совершенствуется структура сложной динамической системы. Самоорганизация 98

имеет место в системах, обладающих достаточно высоким уровнем организации и большим количеством элементов, связи между которыми имеют не жёсткий, а неустойчивый характер. Свойства самоорганизации обнаруживают объекты самой различной природы: живая клетка, организм, биологи- ческая популяция, человеческий коллектив и т. д. Процессы самоорганизации происходят за счёт перестройки существу- ющих и образования новых связей между элементами систе- мы. Отличительная особенность процессов самоорганизации — их целенаправленный, но вместе с тем и естественный, спонтанный характер: эти процессы, протекающие при взаи- модействии системы с окружающей средой, в той или иной мере автономны, относительно независимы от неё. Различают три типа процессов самоорганизации. Первый — это самозарождение организации, то есть возникновение из некоторой совокупности целостных объектов определен- ного уровня новой целостной системы со своими специфиче- скими закономерностями (например, генезис многоклеточ- ных организмов из одноклеточных). Второй тип — процессы, благодаря которым система поддерживает определенный уровень организации при изменении внешних и внутренних условий её функционирования. Третий тип процессов само- организации связан с совершенствованием и с саморазвити- ем таких систем, которые способны накапливать и использо- вать прошлый опыт. Специальное исследование проблем самоорганизации впервые было начато в кибернетике. Термин «самооргани- зующаяся система» ввёл английский кибернетик У.Р. Эшби.14 Широкое изучение самоорганизации началось в конце 60-х гг. прошлого века в целях отыскания новых принципов по- строения технических устройств, обладающих высокой надёжностью, и создания вычислительных машин, способ- ных моделировать различные стороны интеллектуальной деятельности человека. Несколько позднее самоорганизация стала изучаться в новой науке, получившей название синер- 14 Эшби У. Введение в кибернетику.– М.: Сов. радио, 1959. 99

гетики. Существенное место занимают концепции самоорга- низации в теории нелинейной термодинамики. В настоящее время исследование проблем самоорганизации стало одним из основных путей проникновения идей и методов киберне- тики, теории информации и теории систем в биологическое и социальное познание. Итак, самоорганизация — это социальный, биологиче- ский, физический или какой-либо иной процесс, в котором происходит образование новых, заранее неопределимых свойств и качеств системы без специфического воздействия извне. Центральной проблемой в таком представлении само- организации является выявление фундаментальных меха- низмов, обуславливающих возникновение и развитие таких процессов. При синергетическом подходе и в теории нелинейной термодинамики считается, что исходной причиной, «пуско- вым толчком» самоорганизации выступает случайность. Она проявляется в том, что в любой системе присутствуют флюк- туации — незначительные по своей силе внешние или внут- ренние случайные воздействия, способные при определен- ных условиях вывести систему из состояния равновесия и по- ставить ее перед необходимостью изыскивать точку нового равновесия.15 При этом предполагается, что необходимым условием воздействия флюктуаций являются: открытость системы, неустойчивость точек равновесия, нелинейность траектории движения и кооперативность микропроцессов. Однако остается открытым вопрос о том, что порождает эти условия, и каковы механизмы их формирования. С системных позиций самоорганизующиеся процессы возникают и развиваются под одновременным действием трех факторов: предопределенности, конфликтности и слу- чайности, каждый из которых вносит свою лепту в формиро- 15 Этот процесс обычно характеризуют как образование порядка через флюктуации. Он созвучен с положением о случайности как необходи- мом условии для появления нового в развитии мира, высказанным еще античным философом Лукрецием Каром. 100

вание динамики и структуры самоорганизующихся систем (рис. 2.2). Предопределенность накладывает ограничения на диа- пазон изменения характеристик системы, задавая область пространства, в котором допускается ее нормальное функци- онирование. В физических системах такие ограничения вы- ражаются соответствующими законами. ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТЬ СЛУЧАЙНОСТЬ ВНЕШНИЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ФЛЮКТУАЦИИ С А М О О Р Г А Н И З А Ц И Я ОТКРЫТОСТЬ НЕЛИНЕЙНОСТЬ НЕУСТОЙЧИВОСТЬ КООПЕРАТИВНОСТЬ К О Н Ф Л И К Т Ы Рис. 2.2. Факторы, обусловливающие самоорганизацию систем Так, например, закон всемирного тяготения существенно ограничивает траекторию движения снаряда, выпущенного из орудия, но не определяет ее полностью. Развитие биоло- гических и гуманитарных систем происходит также в рамках действия законов. Эти законы не всегда известны, что, одна- ко, не означает их отсутствия. Иначе говоря, природа и обще- ство устроены таким образом, что надсистема (какое бы естество она не имела) не предопределяет полностью пове- дение своих частей, предоставляя им возможность самостоя- тельно развиваться и проявлять индивидуальность, устанав- ливая при этом рамки, выход за которые чреват определен- ными последствиями. Формы выражения ограничений могут быть различными — от фундаментальных физических законов до религиозных морально-этических заповедей. Существенно различаются и их параметры — от жестких, однозначно предписывающих линию поведения, до мягких, предупреждающих о возмож- ных неприятностях. Для концептуального восприятия само- 101

организации не принципиальны формы и параметры огра- ничений, важна сама формула: самоорганизация систем про- исходит под действием случайностей, в рамках установлен- ных ограничений и при непременном участии конфликтов. Конфликты привносят в систему условия, необходимые для того, чтобы в ней в рамках заданных ограничений разви- вался процесс самоорганизации, а именно: открытость, не- устойчивость, нелинейность и кооперативность микропро- цессов. Действительно, для возникновения и развития само- организации необходимо, чтобы система обладала способно- стью обмениваться веществом, энергией и информацией с окружающей средой (другими системами). В противном слу- чае движение системы предопределено вторым началом термодинамики — в конечном счете, она попадет в состоя- ние, характеризуемое максимальным беспорядком или дез- организацией. Анализируя феномен конфликтов, нетрудно убедиться в том, что именно они являются тем механизмом, который ре- гулирует степень открытости систем. Содержание таких ме- ханизмов заключено в том, что в конфликтах присутствует (хотя и необязательно) активная стадия — кризис, предпола- гающая борьбу двойственного характера. С одной стороны, борьба ведется за обладание ресурсами, и, следовательно, кризис выступает как силовой способ ликвидации ресурсного дефицита путем его заимствования у окружающих систем. С другой — борьба ведется за сохранение имеющихся ресурсов и потому кризис можно рассматривать как способ защиты от различного рода посягательств со стороны других систем. Двойственный характер кризисных процессов приводит или к вскрытию системы, или к ее самоизоляции. Поэтому можно утверждать, что конфликты, через кризисные процес- сы, выступают регулятором, открывающим и закрывающим путь к взаимодействию систем с внешним миром. Но для того чтобы в системе происходила самоорганизация, одной от- крытости мало. Открытая система должна постоянно нахо- диться в неустойчивом состоянии и одновременно иметь возможность переходить из одних областей неустойчивости 102

в другие неустойчивые области, то есть траектория ее дви- жения должна носить нелинейный — ветвящийся характер. Иначе система приобретает свойство эргодичности и со вре- менем переходит в какое-либо устойчивое глобальное состо- яние (процесс самоорганизации прекращается).16 Препят- ствуют возникновению эргодичности кризисы, которые лик- видируют области глобальной устойчивости, трансформируя их во множество локальных областей слабой устойчивости. В этих областях как раз и начинает играть существенную роль случайные флюктуации. Самоорганизация может происходить лишь в системе, имеющей фрактальную структуру, когда она состоит из до- статочно большого количества относительно свободных, но в то же время взаимосвязанных компонентов. Но этого недо- статочно — необходимо, чтобы компоненты системы дей- ствовали согласованно (кооперативно). Фрактальность си- стемы есть не что иное, как результат действия дифферен- цирующей функции конфликтов, а кооперативность поведе- ния ее частей обусловлена их кумулятивными свойствами. Следует обратить внимание на обратное влияние само- организации на конфликтность, предопределенность и слу- чайность. Механизмы такого влияния пока слабо изучены, но их проявления наблюдаются в развитии природных и обще- ственных явлений. В частности, влияние самоорганизации на конфликтность обнаруживается в том, что в процессе само- организации происходят существенные изменения в струк- туре системы, которые отражаются на характере конфликт- ного взаимодействия ее частей. Самоорганизация может не только подавлять или интен- сифицировать развитие конфликтных процессов, но и изме- нять их критериальные классы. Так, например, в экономике часто отмечаются ситуации, когда в результате самооргани- 16 Эргодичностью называется свойство системы стремиться в процессе своего развития к какому-либо заранее определенному устойчивому состоянию. Пример эргодического процесса — колебания маятника около точки равновесия. 103

зации экономические конфликты переходят из антагонизма в эксплуатацию. Сказанное позволяет представить самоорганизацию в виде схемы, приведенной на рис. 2.3 и отражающей тот факт, что саморазвитие систем под действием внутренней кон- фликтности происходит по нелинейным траекториям: пери- оды стабильного развития сменяются кризисами, в резуль- тате которых возникает спектр альтернативных сценариев, ведущих к содействию, противодействию, эксплуатации, нейтралитету или к катастрофе.     Время Рис. 2.3. Динамика самоорганизации В динамике самоорганизации можно выделить фазы двух типов. Фазы первого типа называются бифуркациями (на схеме они обозначены кружками).17 Символом  обозначены флюктуации. Фазы второго типа, показанные на схеме стрел- ками, назовем дорогами. Двойные стрелки — это состоявши- еся дороги, то есть дороги, по которым шло развитие процес- са, а пунктирные стрелки соответствуют виртуальным доро- гам (от лат. virtualis — возможный), по которым могло бы происходить развитие процесса, но не произошло. Темные кружки соответствуют состоявшимся бифуркациям, более 17 Бифуркация (от лат. bi…– дву… + furcus – разделенный) в узком ма- тематическом смысле означает возникновение при некотором критиче- ском значении параметра нового (второго) решения системы диффе- ренциальных уравнений, описывающих движение системы. Здесь этот термин трактуется в его широком физическом понимании как точка (область) разветвления траектории движения системы. 104

светлые кружки виртуальным бифуркациям, которые могли бы быть, но не случились. Внешние ограничения на схеме не показаны, но учитываются конечным числом бифуркаций и дорог. Заметим, что не все бифуркации есть кризисы. В области бифуркации конфликтный процесс может развиваться по траектории, не проходящей через кризис. Такой вариант раз- вития событий характерен для систем, которые в процессе эволюции научились (приобрели способность) преодолевать конфликты без вхождения в кризисное состояние. Конечно, выбор того или иного сценария происходит в условиях слу- чайности и в рамках определенных ограничений, но в целом развитие системы определяется не случаем или спущенной сверху программой, а характером взаимодействия конфлик- тующих сторон. Поэтому будущее каждой конкретной систе- мы почти лишено случайности и, тем более, непреложного фатума (от лат. fatum — судьба, рок, неизбежное). Выбор тра- ектории развития в значительной мере зависит от самой си- стемы, характера ее взаимодействия с окружающей средой и от поведения образующих ее компонентов. Эволюция и конфликты. С самоорганизацией тесно свя- зано понятие эволюции (от лат. evolutio — развертывание), которое употребляется в разных смыслах. Большей частью с эволюцией отождествляется движение, развитие систем от простого к сложному. В других случаях эволюция рассматри- вается как процесс длительных, постепенных изменений, ко- торые в конечном итоге приводят к коренным качественным трансформациям, завершающимся возникновением новых систем, структур, форм и видов. В настоящее время нет об- щей теории эволюции, объясняющей исчерпывающим обра- зом все то исключительное многообразие явлений, которое связано с эволюционными процессами в живой и неживой природе. Существует несколько теоретических версий, среди которых можно упомянуть:  стандартную космологическую теорию эволюции, называемую также теорией «большего взрыва», базой для 105

разработки которой послужили астрофизические наблюде- ния и математические модели космических процессов ;18  синтетическую теорию эволюции биологических си- стем, представляющую собой дальнейшее развитие эволю- ционного учения Чарльза Дарвина;  теологическую теорию Космической эволюции и чело- веческого сознания, основанную на метафизическом взгляде на устройство мироздания и положениях древнеиндийской философии ведийского периода. Наша задача прагматична. Мы ограничимся описанием эволюции как мировоззренческой категории, установим роль конфликтности в формировании эволюционного процесса и обозначим некоторые проблемы, возникающие в связи с эво- люционным взглядом на природу вещей. Эволюция как концепция постулирует доминирование развития и совершенствования над застоем, стагнацией и движением в сторону хаоса, беспорядка и дезорганизации. Антиномией эволюции выступает концепция инволюции (от лат. involutio — обратное развитие). Обе противоположности имеют под собой надежные научные обоснования и подкреп- лены многочисленными натурными наблюдениями и экспе- риментальными данными. Концепция инволюции базируется на втором начале термодинамики, из которого следует, что развитие физиче- ских и других систем неживой природы происходит в направлении усиления процессов хаотичности, разрушения и дезорганизации. Существование механизмов эволюции под- тверждается наблюдениями, свидетельствующими о том, что живые системы в своем развитии стремятся к совершенство- ванию организации, устранению беспорядка и хаоса, услож- нению структурного устройства. Противоречивость концеп- ций эволюции и инволюции удается совместить, если исхо- дить из того, что регулятором этих противоположно направ- ленных тенденций выступают конфликты (рис. 2.4). 18 См.: Новиков И.Д. Эволюция Вселенной. – М., 1979. 106

Регулирующая функция конфликтов проявляется в том, что внутренние и внешние конфликты (приведшие к кризи- сам) открывают или закрывают системы. Для закрытых си- стем, вне зависимости от их субстанциональной сущности, характерно инволюционное развитие, а для открытых — эволюционное развитие. В то же время как инволюция, Система ОТКРЫТАЯ ЭВОЛЮЦИЯ так и эволюция сопровож- даются конфликтами, кото- ИНВОЛЮЦИЯ ЗАКРЫТАЯ рые через кризисы изменя- ют характер взаимодей- ствия системы со средой. В КОНФЛИКТЫ результате может произой- ти инверсия развития, то Рис. 2.4. Конфликты как регулятор есть в системе возникнет характера развития систем состояние, когда эволюция сменяется инволюцией или, наоборот, инволюционное развитие переходит в эволюцион- ное. Наглядным примером регулирующей функции социаль- ных конфликтов служат революции — типичные кризисы в развитии социальных отношений. Независимо от их целей и конечных результатов, революции выступают переломным моментом в развитии общества, после которого оно либо за- крывается (как, например, произошло после победы больше- визма в нашей стране), либо открывается, как, например, случилось после победы французской буржуазной револю- ции в конце XVIII века. Итак, в развитии систем любой природы наблюдаются циклы эволюции-инволюции, которые порождаются кон- фликтами, выступающими отрицательными и положитель- ными обратными связями, соответственно стабилизирую- щими и дестабилизирующими эволюцию (инволюцию). Мо- менты инверсии определяются кризисами, которые непо- средственно и регулируют процесс развития. Обычно эволюционный процесс представляется в виде спиралевидной траектории, по которой движется бытие в 107

некотором пространстве параметров под давлением внешних и внутренних факторов. Это сильно агрегированная модель эволюции, усредняющая характер развития множества си- стем. Она мало чувствительна к частностям, а потому не при- годна для конструктивного анализа конкретной системы. При системном анализе центральным является понятие жиз- ненного цикла системы. Его принято изображать в виде кри- вой рис. 2.5. Способность системы выполнять основную функцию Новая система Рождение Системный системы Структурные кризис кризисы Гибель системы Зона эволюции и инволюции 1 2 3 4 5 6 7 ТR Время ТG Рис. 2.5. Графическое изображение жизненного цикла системы На этой кривой, ограниченной по оси абсцисс моментом рождения системы ТR и моментом ее гибели ТG, выделяют определенные стадии: зарождение (1), становление (2), раз- витие (3), расцвет (4), регресс (5), упадок (6) и естественная гибель (7). Основанием для выделения стадий служит теку- щая эффективность системы — ее способность выполнять свою основную функцию или отвечать своему предназначе- нию. Стадии 1 и 2 соответствуют периоду эволюции, стадии 5, 6 и 7 — периоду инволюции, а стадия 4 — это зона, где пе- риоды инволюции сменяются периодами эволюции, и наобо- рот: эволюционный характер развития переходит в инволю- ционный. Применительно к конкретным системам перечисленные стадии получают содержательную интерпретацию. Так, 108

например, если речь идет об анализе какой-либо технической системы, то в ее жизненном цикле выделяются следующие типовые стадии: обоснования технического задания на раз- работку системы (зарождение системы); проектирования си- стемы (концептуальное, техническое, технологическое); со- здания опытного образца и его испытания (становление и развитие системы); серийного производства, эксплуатации и модернизации системы (ее расцвет); физического износа и морального устаревания системы (регресс); снятия системы с эксплуатации (упадок и ее естественная гибель). Естественным параметром жизненного цикла считается среднее время жизни системы, то есть интервал времени ТS = ТG – ТR. Среднее время жизни не физическая, а средне стати- стическая характеристика системы. Она исчисляется на мно- жестве систем определенного класса путем регистрации и усреднения естественной продолжительности жизни каждой из них. Знание этой характеристики не позволяет рассчитать продолжительность жизни отдельно взятой (персональной) системы. Поэтому она не может служить основанием для ка- ких-либо серьезных прогнозов относительно ее будущего. Дело не в разбросе (дисперсии) величины ТS, а в статистиче- ском способе ее получения, не позволяющем связать персо- нальное время жизни данной системы с процессами, влияю- щими на продолжительность ее жизни. Анализ жизненного цикла позволяет выделить два типа кризисов в развитии системы: системные и структурные. Си- стемные кризисы свидетельствуют о коренных, качествен- ных изменениях, происходящих с системой — она либо пол- ностью обновляется, и перед ней открываются горизонты развития, либо она начинает устойчиво деградировать и раз- рушаться, неминуемо двигаясь к гибели. В случае структур- ных кризисов происходит инверсия развития системы. При этом среди возможных сценариев, следующих за структур- ным кризисом, имеется по крайней мере один сценарий, при переходе к которому система не разрушается, а претерпевает лишь структурную перестройку, после чего она начинает прогрессировать. 109

Правильная оценка происходящих кризисов часто играет решающую роль при прогнозировании динамики социаль- ных систем. Так, в начале ХХ столетия теоретики марксизма допустили ошибку, приняв за системный очередной струк- турный кризис в странах Запада. На этом основании был сде- лан необоснованный вывод о неизбежности гибели системы капитализма и еще более сомнительный вывод о всемирной победе социалистической системы. Дальнейший ход событий известен. При анализе характера развития социальных процессов принципиальным является положение о том, что каждый кризис представляет собой достаточно сложное структурном отношении явление, имеющее определенную продолжитель- ность во времени и завершающееся неоднозначным образом: переходом системы к стабильному (эволюционному или ин- волюционному) развитию, либо ее гибелью. Уже само название «жизненный цикл» предполагает, что у любой системы должны быть дожизненный и послежиз- ненный циклы ее существования. Применительно к техниче- ской сфере дожизненный цикл проявляется в том, что прооб- раз будущей системы существует задолго до того момента, когда специалисты приступят к отработке технического за- дания на ее создание. Виртуальный облик системы, которой еще нет в натуре, содержится в трудах изобретателей, в предшествующих системах аналогичного предназначения, а так же в тех процессах, которые стимулируют зарождение новой системы. Игнорирование дожизненного цикла всегда чревато ошибками и заблуждениями, а наибольший прогресс в создании технических систем достигается тогда, когда тех- нология и организация их проектирования и создания осно- вываются на преемственности и опыте предшествующих разработок. Так, например, американские авиаконструкторы считают, что в создаваемых самолетах должно быть не более 50 % новых технических и технологических решений, иначе не гарантируется безопасность полетов. Послежизненный цикл технической системы проявляет себя в том, что, несмотря на снятие с эксплуатации системы, 110

отслужившей свой срок, ее многие черты продолжают сохра- няться в системах следующего поколения. Это уже другие си- стемы, но в них всегда можно найти множество устройств, схем, технических и конструктивных решений, которые были свойственны их предшественнице. В практическом плане по- слежизненный цикл выражается в виде комплексной про- блемы утилизации систем, актуальность которой все более возрастает. Так, например, утилизация отслуживших свой срок автомобилей и их комплектующих (в частности — шин) требует решения технологических, технических, экономиче- ских, экологических и многих других вопросов, без чего не- возможен прогресс в автомобилестроении. Еще одним при- мером важности учета послежизненного цикла служит про- блема утилизации атомных электростанций, выработавших свой ресурс. После чернобыльской катастрофы актуальность ее решения стала очевидной, как очевидным стало и то, что уже на начальных этапах проектирования атомных энергоси- стем необходимо предусматривать эффективные способы их утилизации. * * * В природе и обществе имеют место три взаимосвязанных яв- ления, функциональная значимость которых проявляется в наивысшей степени, это: развитие – ЭВОЛЮЦИЯ, ее внутрен- ний механизм – САМООРГАНИЗАЦИЯ и их движущая сила – КОНФЛИКТ. Каковыми бы ни были формы и конкретные проявления конфликтов, в целом они выступают движущей силой эво- люционного процесса, вынуждая целенаправленно организо- вываться природные и общественные системы без специфи- ческого воздействия извне. Вместе с тем, не стоит забывать, что конфликты — это своеобразные и весьма противоречи- вые «двигатели». Раскручивая спираль эволюции и способ- ствуя самоорганизации систем, они могут сжимать и увели- чивать ее шаг; ускорять и замедлять прогресс; создавать, разрушать и восстанавливать системы; открывать и закры- вать их; превращать эволюционное развитие в инволюцион- 111

ное; расчленять и объединять все то, что попадает в сферу их действия. Человек привнес новые конфликты — социальные и эко- логические. Они обладают своими специфическими чертами и формами, но сохраняют все функции прежних конфликтов — биологических и физических. Социальные и экологические конфликты опять ввергли человеческое сообщество в борьбу за существование, вначале в форме войн и социальных по- трясений, а затем добавили к ним комплекс экологических проблем, угрожающих перейти в катастрофы различного масштаба, в том числе и глобального. Но в этой борьбе у че- ловека есть надежный и сильный помощник — разум, опира- ясь на который можно разрешать конфликты без кровавых жертв и общественных катаклизмов. С конфликтологической точки зрения феноменология разума как раз и заключается в том, что мыслительные способности позволяют перевести конфликты из физической в информационную сферу и тем самым избавиться от весьма опасного метода «проб и оши- бок», когда эффективность каждого шага в конфликте прове- ряется в натуре. Человек разумный тем и отличается от жи- вотного, что он способен к более безопасному методу разре- шения самых сложных и опасных конфликтов — методу мысленного моделирования, когда действию предшествует оценка обстановки, генерация альтернатив поведения, их мысленная оценка (ранжирование) и принятие рационально- го решения с учетом накопленных знаний. Вопросы для самопроверки 1. Следует ли отнести конфликты к функционально зна- чимым природным и общественным явлениям? Что понима- ется под основной функцией конфликтов? Сформулируйте ос- новную функцию социальных конфликтов. Поясните механиз- мы влияния конфликтов на эволюцию систем. 2. Дайте определение понятию «самоорганизация». При- ведите примеры самоорганизующихся систем и назовите факторы, обуславливающие самоорганизацию. Каким образом 112

конфликты влияют на процессы самоорганизации обще- ственных структур? 3. Лев Гумилев считал, что каждая цивилизация, как и любая другая система, в своем развитии проходит четыре этапа: зарождение (становление), расцвет, упадок и гибель, общая продолжительность которых составляет от полуто- ра до двух тысячелетий. Согласны ли Вы с таким утвержде- нием? Обоснуйте свой ответ. 4. Изобразите графически жизненный цикл некой гипоте- тической системы и укажите точки влияния конфликтов на ее развитие. 5. Согласны ли Вы с таким утверждением: революция (восстание, мятеж) — это способ адаптации, который выво- дит людей за пределы социальной структуры, членами кото- рой они являются, и побуждает их создавать новую или зна- чительно модифицированную социальную структуру19. 6. Приведите примеры, когда общество, познав динамиче- скую функцию социальных конфликтов, научилось применять эти знания в интересах своего развития и процветания. 7. Дайте определение конфликта через его функции. Сформулируйте практические выводы, которые вытекают из такого понимания конфликта. 8. Приведите примеры, подтверждающие справедливость следующего утверждения: всякое управленческое решение становится более надежным и устойчивым, если оно исходит из конфликтного характера оценок внешних и внутренних факторов. 19 Утверждение принадлежит Р. Мертону [Светлов В.А. Аналитика кон- фликта. – СпБ, 2001, с.105]. 113

Под свойствами конфликтов понимаются их внутренние сто- роны и качества, обусловливающие различие или сходство с другими явлениями. Особенность конфликтов состоит в ис- ключительном многообразии их свойств. Мы рассмотрим только те, которые позволяют однозначно выделить кон- фликты из ряда других явлений и имеют очевидную практи- ческую значимость. К числу таких свойств относятся: устой- чивость в развитии, слабая предсказуемость, неопределен- ность, присутствие риска, квазипериодичность и синхро- низм; скрытность, притягательность, кумулятивность дей- ствия, отсутствие оптимальности, расширяемость. 3.1. УСТОЙЧИВОСТЬ И СЛАБАЯ ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ Устойчивость конфликтов. Существует три наиболее рас- пространенные точки зрения на проблему устойчивости конфликтов: механистическая, кибернетическая и системная. С механистической точки зрения, устойчивость конфликтов объясняется их способностью приобретать инерционность в ходе своего развития. Дойдя в своем развитии до определен- ного рубежа, конфликт может набрать такую внутреннюю энергетику, что остановить его оказывается практически не- возможным. Примеров, подтверждающих это свойство кон- фликтов, вполне достаточно — начиная с мировых войн и за- канчивая семейными ссорами. Во многих случаях противо- борствующие стороны были бы и рады прекратить развитие конфликта, но уже не могут этого сделать в силу инерции мышления, следования традициям, ограниченности знаний или неумения находить компромиссы. И он продолжает дви- гаться своим чередом, потрясая систему. В биологических и социальных конфликтах такая устойчивость возникает вследствие упорядоченности действий сторон, концентрации 114

их усилий на строго определенных направлениях, наращива- ния используемых ресурсов и других процессов, увеличива- ющих инерционность в ее широком понимании. Механисти- ческая устойчивость конфликтных процессов в неживой природе объясняется законами ньютоновской механики и классической термодинамики.20 Согласно кибернетическим воззрениям, под устойчиво- стью понимается способность явлений, в том числе и кон- фликтных, возвращаться в своем движении в исходное со- стояние после внешних возмущений. Кибернетическая устойчивость конфликта, или по-другому — винеровская устойчивость, объясняется действием механизмов отрица- тельной обратной связи, присущих объектам любой приро- ды. В процессе развития конфликтов происходит формиро- вание отрицательных обратных связей, которые поддержи- вают их раскручивание, компенсируя действия, направлен- ные на их урегулирование. С системной позиции устойчивость конфликтов пред- ставляет собой более широкое понятие, чем ее механистиче- ское или кибернетическое понимание. Системная устойчи- вость проявляет себя в том, что в результате конфликта си- стема может оказаться в одном из трех состояний: а) в ней восстанавливается прежнее доконфликтное состояние; б) она приобретает некое качественно новое состояние; в) она пре- терпевает катастрофу, разрушается и погибает. В первом приближении можно считать, что системная устойчивость конфликтов объясняется тем, что в них действуют совместно механизмы как отрицательной, так и положительной обрат- ной связи. При этом если отрицательные обратные связи 20 Термодинамика, наука о наиболее общих свойствах макроскопиче- ских систем, находящихся в состоянии термодинамического равнове- сия, и о процессах перехода между этими состояниями. Строится на основе фундаментальных принципов (начал), которые являются обоб- щением многочисленных наблюдений и выполняются независимо от конкретной природы образующих систему тел. Поэтому закономерно- сти в соотношениях между физическими величинами, к которым при- водит термодинамика, имеют универсальный характер. 115

возвращают систему в прежнее состояние, то действие поло- жительных обратных связей приводит к тому, что выведен- ная из устойчивого состояния система все больше удаляется от него. Прекращение такого процесса возможно только за счет организации новых отрицательных обратных связей компенсаторного типа. Если этими связями удается компен- сировать действие положительных обратных связей, то си- стема, либо возвращается в прежнее состояние, либо занима- ет новое устойчивое состояние. В противном случае возни- кают лавинообразные, ничем не сдерживаемые процессы, ве- дущие к разрушению системы. Напомним, что как положительные, так и отрицательные обратные связи бывают детерминированными и случайны- ми, стабильными и нестабильными, сосредоточенными (ку- мулятивными) и рассредоточенными, запаздывающими и опережающими, усиливающими и ослабляющими (компен- сирующими), транслирующими и преобразующими. Содер- жательная сторона перечисленных типов обратных связей очевидна из их названий. Комбинируясь и наполняясь кон- кретным содержанием, обратные связи образуют бесконеч- ное множество механизмов, которые формируют целостные свойства систем, а также определяют характер их поведения. Целевым регулированием обратных связей (организаци- ей новых обратных связей, исключением действующих об- ратных связей, а также изменением их характера действия и точек подключения) можно устанавливать нужную траекто- рию движения конфликтных процессов. Так, например, если в какой-либо экономической системе начинают лавинооб- разным образом развиваться инфляционные процессы, то это свидетельствует о возникновении в ней положительных обратных связей кумулятивного характера. Прекратить раз- витие такого процесса можно за счет организации новых от- рицательных обратных связей компенсаторного типа. На практике эта операция выливается в комплекс финансово- экономических и социальных мероприятий по сокращению оборотной денежной массы, перераспределению инвестици- 116

онных финансовых потоков, снижению уровня централиза- ции управления и т.п. Слабая предсказуемость конфликтов. Трехвариантный исход конфликтов характерен тем, что в каждом конкретном случае не представляется возможным однозначно предска- зать, в какую сторону будет происходить развитие процесса. Уточним понятие «предсказание», имея в виду его научное содержание, то есть прогнозирование. Предсказать развитие явления — означает на основании изучения существующих причинно-следственных связей сформулировать суждение о том, какую форму оно обретет впоследствии. Для прогнозирования важно знать, что проис- ходило с явлением ранее и что происходит сейчас. Если явле- ние детерминировано, что предполагает полную определен- ность информации о причинно-следственных связях, то его развитие можно предсказать совершенно точно. Например, на основании законов ньютоновской механики можно одно- значно вычислить все последующие положения тела в про- странстве — при фиксированных начальных условиях дви- жения и отсутствии сторонних сил. В том случае, если разви- тие явления носит случайный характер, то есть не имеется однозначной информации о связях между причинами и след- ствиями, предсказать будущее можно статистически, на ос- новании законов теории вероятности. Таким образом, на сегодняшний день известны два типа научных предсказаний — детерминистическое и вероят- ностное. Научные прогнозы не являются прихотью ученых или праздным любопытством — это своего рода информаци- онные обратные связи между будущим и настоящим, кото- рые используются для управления развитием явления. Чем точнее предсказание, тем рациональнее будет управление. Применительно к такому явлению, как конфликт, невоз- можно детерминистическое и весьма затруднительно веро- ятностное предсказание. Дело не в том, что не хватает логи- ческих, математических или каких-либо других методов, — это были бы временные трудности технического характера. Суть заключается в самом характере конфликтных процес- 117

сов, которые представляют собой такой способ взаимодей- ствия двух и более систем (или частей одной системы), фор- мы развития которого складываются в самом процессе взаи- модействия. Иными словами, в конфликтах чаще всего про- исходит не то, что было, а то, чего еще не было, а поэтому возникают затруднения не столько относительно того, «как предсказывать», но главным образом — «что предсказы- вать»: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» (Л.Н. Толстой, «Анна Каренина»). Конфликты — это полифуркационные процессы (от греч. poly — много + лат. furcus — разделенный, разветвленный), в которых настоящее не скрывает в своих недрах будущее. Их развитие может происходить по нескольким траекториям, формируемым не столько внешними условиями и предысто- рией, сколько самостоятельным выбором конфликтующими сторонами своего текущего поведения в ответ на действия противника. Однозначно предсказать этот выбор невозмож- но ни при каком сколь угодно глубоком и полном знании морфологии конфликта (состава участников и характера взаимоотношений между ними), ни при каком сколь угодно длительном наблюдении за его развитием. Такое свойство конфликтов называется «слабой предсказуемостью». Свойство слабой предсказуемости конфликтов во многом объясняет смысл известной истины о том, что «история нас ничему не учит». Действительно, исторические аналогии и параллели правомочны только при устойчивости социальной среды. Но такой среды не существует — любая социальная среда конфликтна по своей сути. Поэтому когда эти методы пытаются применить для познания и прогнозирования раз- вития конфликтных общественных процессов, получаются абсурдные по своей сути выводы. В частности, уже простой капиталистический кризис ставит историю в тупик, а перед такими явлениями, как революции, контрреволюции и вой- ны он и вовсе бессилен в своих объяснительных возможно- стях. 118

В игнорировании или непонимании слабой предсказуе- мости социальных конфликтов заключено одно из самых се- рьезных заблуждений марксизма, заявившего о себе как о научной теории, обладающей прогностической силой. На ос- нове статистических данных о сокращении периодичности экономических кризисов в развитых странах Запада и углуб- лении их характера был однозначно предсказан неминуемый крах системы капитализма. Развитие человеческого сообще- ства опровергло этот вывод. Капиталистические системы са- моорганизовались, протекающие в них конфликты приняли более цивилизованные формы и сегодня развиваются совсем по-иному, нежели это было сто лет назад. По всей видимости, процессы социального и экономического развития совре- менного общества больше соответствует принципу, сформу- лированному немецким философом Фридрихом Ницше (1844-1900 гг.), смысл которого состоит в следующем: кон- фликты, которые не приводят к гибели системы, делают ее более устойчивой к различным возмущениям.21 Изучая прошлое, мы видим его через призму сегодняш- них концепций, с места своего исторического наблюдения. Поэтому то, что было — это не более того, что мы хотим и можем увидеть в прошлом. Любой достоверно установлен- ный исторический факт (например, подтвержденный архео- логическими раскопками или архивными материалами) мо- жет быть истолкован различным образом, в зависимости от того, с какой позиции будет производиться это истолкова- ние. Недаром каждый учебник истории — это не объектив- ное, а глубоко персонифицированное произведение, отража- ющее личную позицию автора на прошлые события (напри- мер, В.О. Ключевского, С.М. Соловьева, Дж. Неру), или коллек- тивное мнение группы авторов-единомышленников (в част- ности, известный учебник по истории ВКП(б), написанный под руководством И.В. Сталина). 21 На этой концепции основан такой весьма эффективный способ за- щиты человека и животных от болезней как прививки. 119

Итак, никакое сколь угодно глубокое изучение опыта прошлого не может служить надежным основанием для ра- ционального выбора поведения в текущем конфликте. Ко всем сентенциям, обобщающим опыт прошлого, как и к раз- личного рода предсказаниям и «универсальным» рекоменда- циям по способам разрешения, предупреждения и урегулиро- вания конфликтных ситуаций, следует относиться творчески, с известной долей настороженности. В конфликте, независи- мо от фазы его развития, могут вскрываться нюансы, корен- ным образом меняющие ход событий. Поэтому всякое пред- сказание результатов конкретного конфликта носит услов- ный характер и может служить лишь поводом для раздумий, но не надежным основанием для принятия ответственного решения на совершение действий. Практическая сторона слабой предсказуемости кон- фликтных процессов выражается в том, что ко всем советам по способам их разрешения следует прислушиваться, но в по- ступках руководствоваться только собственными соображе- ниями. В связи с этим напомним слова великого маршала Франции Анри Тюренна (1611-1675), которыми он заканчи- вал наставления своим подчиненным перед каждым сраже- нием: «Оntre ca, messieurs, je vous recommande le bon sens (Сверх всего этого, господа, я вам советую руководствоваться соб- ственным здравым смыслом)».22 Сказанное не следует понимать как принципиальную не- предсказуемость конфликтных процессов — они прогнози- руемы, но весьма ограниченно и неоднозначно. В обычных (неконфликтных) процессах научное предсказание — это определение в вероятностном или детерминированном виде того, что будет потом, если мы знаем, что происходило ранее и происходит сейчас. Применительно к конфликтам процес- сам предсказание есть определение того, что может быть в будущем, если прошлое известно, а в настоящем мы делаем нечто. 22 Цит. по: Макаров С.О. Рассуждения по вопросам морской тактике, - М., 1942, с. 102. 120

Конфликтология как научная дисциплина не ставит сво- ей задачей дать однозначный ответ, что будет в том или ином конфликте. В подавляющем большинстве практических случаев — это утопия, причем диструктивная. Применение системных конфликтологических знаний позволяет всесто- ронне проанализировать конфликтную ситуацию, правильно сформулировать проблему, разработать модель конфликтно- го процесса, провести ее исследование и указать, где может произойти нечто непредвиденное, а также мотивированно рекомендовать, чего не надо делать и чего следует опасать- ся. При изучении реальных конфликтов это очень важно, по- скольку человек и человечество всегда оказываются перед альтернативой: «если точно не знаешь, что делать, то не де- лай ничего» или «даже если не знаешь исхода — делай, что знаешь, и иди до конца».23 Еще одно из неизжитых заблуждений, обусловленное не- пониманием свойств внутренней устойчивости и слабой предсказуемости конфликтных процессов, связано с бытую- щим мнением о возможности их прекращения путем вмеша- тельства третьих лиц. Если такое лицо действительно вме- шивается в конфликт даже с самыми благими намерениями, то оно неминуемо становится его участником, меняя его морфологию, но не основные свойства. В этом случае факти- чески возникает новый конфликт. У него может быть уже другой характер развития, но свойства устойчивости и сла- бой предсказуемости остаются и продолжают свое действие. Конфликт, прежде всего социальный, — это частное дело сторон. С позиции гуманизма и принципа невмешательства навязывать свое решение, а тем более принуждать стороны к согласию или определенному поведению — неэтично и не- правомерно. Поэтому вмешательство в конфликт возможно только тогда, когда он перерастает рамки взаимоотношений его участников и начинает затрагивать жизненные интересы сторон, не участвовавших ранее в данном конфликте. 23 Дружинин В.В., Конторов Д.С., Конторов М.Д. Введение в теорию конфликта. — М., 1989. — 288 с. 121

3.2. НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ И РИСК Неопределенность конфликтов зачастую отождествляют со случайностью. Это неверно: неопределенность — самосто- ятельное и чрезвычайно широкое понятие, содержащее слу- чайность только в качестве одного из своих компонентов. В общем случае неопределенность конфликтов раскрывается через следующие взаимообусловленные компоненты: незна- ние, неизвестность, нелинейность, несоизмеримость, неадек- ватность и, наконец, случайность (рис. 3.1). Незнание в конфликте характеризуется тем, что его участники никогда не имеют полной информации о намере- ниях, планах, располагаемых ресурсах и возможных страте- гиях поведения противостоящей стороны. В реальных кон- фликтах эта информация тщательно скрывается и созна- тельно искажается. Поэтому определить свое рациональное поведение в конфликте чрезвычайно трудно. Ситуация осложняется ещё и тем, что в процессе взаимоотношения конфликтующих сторон возникает фактор взаимной рефлек- сии (от лат. reflexio НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ — отражение). Этот фактор проявляет- НЕЗНАНИЕ НЕИЗВЕСТНОСТЬ ся в том, что сторо- ны, не имея досто- НЕЛИНЕЙНОСТЬ НЕАДЕКВАТНОСТЬ верной информа- ции о противнике, могут руководство- СЛУЧАЙНОСТЬ НЕСОИЗМЕРИМОСТЬ ваться в своем по- ведении гаранти- Рис. 3.1. Компоненты неопределенности в конфликтах рованными страте- гиями, то есть из всех возможных вариантов поведения противника выбирать наихудший для себя и в нем вести себя наилучшим образом. Так определяется нулевой ранг рефлексии. Однако стороны могут поступить по-другому: каждая из них вправе считать, что противник обладает нулевым рангом рефлексии. Тогда имеет смысл рискнуть и отказаться от гарантирующего по- 122

ведения. Такой вариант взаимных оценок способен принести больший выигрыш и соответствует первому рангу рефлек- сии. Второй ранг рефлексии складывается в том случае, когда одна из сторон предполагает, что ее противник обладает первым рангом рефлексии. В такой ситуации риск повышает- ся, но и выигрыш может оказаться большим. Формула ре- флексивности будет выглядеть так: конфликтующая сторона обладает К-м рангом рефлексии, если она предполагает, что ее противник имеет (К-1)-й ранг рефлексии. Преимущество в конфликте при прочих равных условиях имеет сторона, об- ладающая более высоким рангом рефлексии.24 Неизвестность в конфликте связана с трудностями до- стоверной оценки противоборствующими сторонами не только результатов исхода конфликта в целом, но даже его ближайшего шага. В общем случае эти трудности обусловле- ны слабой предсказуемостью конфликта, а конкретно — не- ведением сторон относительно того, какие новые (ранее скрытые) ресурсы будут активированы конфликтом в ходе его развития и какие контрдействия последуют за каждым действием сторон. Учитывая это свойство, можно утвер- ждать, что любой конфликт — это путь к неведомому для всех его участников. Отсюда следует исходить тому, кто, по- лагая, что в конфликтах он найдет решение своих проблем, идет на их сознательное развязывание. Нелинейность конфликтов проявляется в возможности резкого (скачкообразного) изменения траектории их разви- тия под действием внутренних и внешних факторов. Это свойство характерно для многих явлений, но в конфликте оно усиливается его слабой предсказуемостью. В этом смыс- ле конфликт внешне устойчив, но внутренне не прямолине- ен. В истории человеческих сообществ было множество эко- номических, политических и военных конфликтов, которые продолжались достаточно длительный период времени и в 24 Подробнее см.: Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Рефлексивные иг- ры. – М.: СИНТЕГ, 2003. – 149 с. 123

то же время изобиловали резкими, непредсказуемыми пово- ротами ситуаций. Несоизмеримость в конфликте относится к содержанию понятий, которыми оперируют его участники. Каждая кон- фликтующая сторона имеет свое представление о сущности таких этических понятий, как: «правдивость», «этичность», «гуманность», «нравственность», «агрессивность» и других. Причем содержательную сторону подобных понятий практи- чески невозможно ни унифицировать, ни стандартизировать. Поэтому при их сопоставлении всегда возникает проблема несоизмеримости, которая приводит к неопределенности во взаимопонимании общающихся сторон, а конфликтующих тем более. Неадекватность в конфликте как компонента неопреде- ленности внешне сходна с несоизмеримостью, однако приро- да ее иная. Речь идет о том, что участники конфликта могут неадекватно оценивать конфликтную обстановку и неадек- ватно формировать свое поведение. Такая «двойная» неадек- ватность обусловлена спецификой психики человека, состо- ящей в том, что каждый индивид оценивает ситуацию в меру своего развития и в меру этого же реагирует на нее. Очевид- но, что однозначности в этом случае быть не может. Случайность явлений, конфликтных в том числе, имеет глубинный смысл и связана с такой компонентой, как «не- знание». Общепринятого мнения о природе случайного пока нет. Существуют две точки зрения. Первую неоднократно высказывал немецкий физик-теоретик, один из создателей теории квантовой механики Вернер Гейзенберг (1901-1976). Он понимал под случайностью тот факт, что истинные корни любого явления уходят в другие так называемые трансцен- дентные миры, такие же материальные, как и наш, но обла- дающие особыми свойствами: отсутствием времени, про- странства, массы и т.п. Мы, люди — обитатели нашего мира, не можем наблюдать и познавать процессы, происходящие в этих мирах, даже если вооружимся самыми совершенными приборами, а способны лишь воспринимать их проявления: они-то и кажутся нам случайными. Другая, более распростра- 124

ненная точка зрения исходит из того, что коренная природа случайного обусловлена нашим незнанием существа при- чинно-следственных связей в природных явлениях нашего мира. В силу этого мы только воспринимаем явления как случайные, но если постигнуть их глубже, то всякая случай- ность исчезает и явление выступает детерминированным. Однако постигнуть любое явление до конца невозможно, по- этому области случайного всегда будут существовать, высту- пая мерой познания того или иного явления. Несмотря на существующие разногласия относительно глубинных причин случайного, обе точки зрения сходятся в одном: все природ- ные и общественные явления в той или иной мере обладают свойством случайности. В конфликтах случайное не является доминирующим фактором развития, оно лишь накладывает- ся на их динамику, придавая ей флюктуационные оттенки. Основная траектория движения конфликтов определяется не столько «волей случая», сколько характером взаимодействия конфликтующих сторон. Риск в конфликтах. Обычно под риском понимается действие наугад, в надежде на счастливую случайность. Та- кая трактовка риска в конфликтологии неприемлема. Риск — это связанный с опасностью способ действия, необходимый для того, чтобы избежать еще большей опасности. Когда опасность поддается строгой и точной оценке (логической или математической), риска нет. Когда такая оценка затруд- нена, говорят о риске. Таким образом, риск есть разумный способ действия в условиях неопределенности и непредска- зуемости событий. В конфликтах различают вероятностный, ситуационный и оперативный риски. Вероятностный риск соответствует статистическому подходу к анализу явлений и основан на сопоставлении априорных (до опытных) вероятностей исходов. В этом слу- чае риск измеряется отклонением исхода в конкретной ситу- ации от среднестатистической оценки. Такое понимание рис- ка допустимо для массово повторяющихся явлений (типа стрельбы по мишени) или для множества параллельных ак- тов «действие — реакция», реализующих единичный акт 125

взаимодействия (типа обмена массированными ракетными ударами). Ситуационный риск характеризует возможные отклоне- ния реальной ситуации конфликта от ее предварительной оценки, в том числе вследствие недоучета рада признаков или скрытых тенденций. В этом случае риск измеряется на основе некоторой системы ценностей (например, потерей прибыли предприятием в результате недоучета ряда эконо- мических факторов или снижением рейтинга популярности политика из-за неудачного выступления в средствах массо- вой информации). При этом суть проблемы заключается в поиске способов более полного учёта факторов и обстоятель- ств, влияющих на результаты действий. Оперативный риск отражает стремление участников конфликта к предвидению действий противника и умение навязать желаемый способ действия противостоящей сто- роне. Смысл этого понятия состоит в том, что, организуя свои действия в соответствии с предположениями относительно возможных действий противника, мы рискуем ошибиться, если другая сторона будет действовать не в соответствии с этими предположениями, а другим образом. Мы прогнозиру- ем возможные варианты действий противника, однако нико- гда нет уверенности в том, что набор вариантов исчерпан полностью. Наибольшим риск будет при условии, что другая сторона узнает (разгадает) замысел. В этом случае риск из- меряется установлением предпочтения между различными вариантами действий, например, в следующей форме: если противник будет действовать по варианту «Х», то наше дей- ствие «А» обладает меньшим риском по сравнению с дей- ствием «Б». Сложность заключается в способе «заставить» противника действовать по варианту «Х». Оперативный риск характерен для уникальных, персонифицированных явлений и не связывается с повторяемостью ситуаций. Более того, од- но и то же действие может иметь малый вероятностный риск, но очень высокий оперативный риск и наоборот. Каждый может оценивать свой риск различными спосо- бами, сообразно своему видению ситуации, но конфликтоло- 126

гическому подходу к анализу явлений в наибольшей мере со- ответствует оперативное понимание риска. В частности, по- этому использование теоретико-игровых методов при изуче- нии конфликтов, ориентированных на осторожный стати- стический выбор стратегий поведения сторон, рациональных в среднем, признается неконструктивным. Теория игр исхо- дит из принципа минимума среднего риска и наличия полно- го списка возможных стратегий поведения сторон, тогда как в реальных конфликтах каждая сторона готова рисковать, исходя из положения «больше риск — больше возможный успех», а априори известные стратегии поведения представ- ляют наименьшую ценность — главная задача состоит в об- наружении скрытых возможностей. В заключение раздела о риске в конфликтах приведем слова персидского царя и полководца Ксеркса I, сказанные им почти две с половиной тысячи лет назад в ответ на пред- положение его дяди Артабана о рискованности военной кам- пании против греков. Он ответил так: «То, что ты говоришь, разумно, но не следует повсюду видеть опасность или счи- таться с каждым риском. Если в каждом случае взвешивать все с одинаковой основательностью, то никогда ничего не со- вершить. Успех обычно сопутствует тем, кто желает дей- ствовать; и он не сопутствует тем, кто робок и пытается все взвесить. Ты видишь, какого величия и могущества до- стигла Персия. Если бы мои предшественники на троне при- держивались твоих взглядов или даже не придерживались их, но имели бы советников, подобных тебе, то ты никогда бы не видел наше царство столь могущественным. Только идя на риск, мои предшественники сделали его таким. Великие вещи достигаются только через великие опасности».25 Справедливости ради необходимо отметить, после таких слов царь царей Ксеркс I все-таки проиграл начатую им вой- ну с греческими государствами, что и стало подтверждением справедливости его собственных слов. 25 Цит. по: Неру Дж. Взгляд на всемирную историю. – М., 1977, т.1, с.56. 127

3.3. КВАЗИПЕРИОДИЧНОСТЬ И СИНХРОНИЗМ Уже давно было замечено, что конфликты развиваются, как правило, по схеме: действие — контрдействие — контр- контрдействие и т.д., то есть представляют собой чередую- щуюся последовательность взаимно-ответных действий сто- рон, обладающую некоторой периодичностью. Если заняться измерением длительности этого периода применительно к какому-либо часто повторяющемуся конфликту, например семейному, и попытаться набрать статистику, то окажется, что действия сторон определенным образом синхронизиру- ются (одно следует в ответ на другое) через «случайные» промежутки времени, а каждое из них обладает «случайной» продолжительностью. Явления, обладающие таким свой- ством, называются квазипериодическими, то есть как бы или почти периодическими. Квазипериодичность является след- ствием взаимодействия объектов, функционирующих в цик- лическом режиме, образно говоря, имеющих внутри себя ча- сы. Автономная периодичность (автоколебательность) свой- ственна всем объектам материального мира. В биосистемах она проявляется в виде биологических ритмов, в экологиче- ских системах — в виде экологических циклов. В неживой природе периодичность движения наблюдается особенно ча- сто — это вращение электронов вокруг атомных ядер, вра- щение Земли вокруг Солнца и т.д. К ритмичности и внутрен- ней цикличности тяготеют процессы, происходящие в соци- альных системах. В производственной деятельности — это технологические и производственные циклы, в экономике — это экономические циклы, в быту — это обычный распоря- док дня. На цикличный характер развития экономических систем указывали русский экономист Николай Кондратьев (1892-1936) и американский экономист Йозеф Шумпетер (1883-1950). В частности Кондратьев выделял три типа эко- номических циклов: длинные (40-60 лет), средние (7-11 лет) и короткие (3-3,5 года). Он установил эту цикличность стати- стически, объясняя ее следующим образом. В основе длин- ных циклов лежит смена пассивной части основного капита- 128

ла, то есть заводских зданий, сооружений, подъездных путей и т.п. Средние циклы возникают вследствие износа орудий производства: станков, машин, аппаратов. Короткие циклы вызваны конъюнктурными колебаниями рынка. Когда такие объекты вступают в конфликтные взаимо- отношения, то, с одной стороны, за счет взаимных воздей- ствий происходит нарушение их внутренней цикличности, а, с другой — они синхронизируются, образуя новый систем- ный объект — конфликт, обладающий уже своей циклично- стью. В силу непредсказуемости и неопределенности эта цикличность обладает свойством квазипериодичности. Изменение синхронности может быть способом ведения противоборства, например, в военных конфликтах. В них де- синхронизация внутренних процессов противостоящих сто- рон достигается путем нарушения управления войсками и оружием противника. При этом в каждом конкретном эпизо- де противоборства проигрывает та сторона, у которой боль- ше задержка в управлении. Поэтому борьба за превосходство в управлении всегда является важнейшим фактором победы в вооруженном противоборстве. Компенсировать проигрыш в этой борьбе можно только за счет наращивания объема во- оружения, людских и материальных ресурсов. Не менее оже- сточенная борьба за превосходство в управлении ведется в экономической и финансовой сферах между конкурирующи- ми промышленными и банковскими группировками. Для то- го чтобы убедиться в справедливости сказанного, достаточно посмотреть на напряженную работу биржевых маклеров на нью-йоркской или токийской бирже. В их деятельности кри- тически допустимые временные задержки доведения ин- формации до менеджеров должны составлять не более де- сятков минут. В противном случае другая сторона успевает принять ответные меры и либо обесценить, либо поднять на недосягаемую высоту стоимость акций тех предприятий, во- круг которых разворачивается конкурентная борьба. Отли- чие между военной и финансово-экономической сферами со- стоит в используемых способах и средствах борьбы за пре- восходство в управлении. Если в первом случае борьба ведет- 129

ся путем огневого поражения пунктов управления противни- ка и радиоэлектронного подавления его средств связи и раз- ведки, то во втором случае используются более «цивилизо- ванные» способы: обман, подкуп, заказные убийства, элек- тронное подслушивание, компьютерные «вирусы» и другое. Квазиколебательный характер движения (развития) свойственен всем системам — социальным, биологическим и физическим. Поэтому бесспорно, что этот феномен должен быть предметом специального изучения. Сегодня многие специалисты используют для этого статистический подход. Применительно к явлениям квазиколебательного свойства статистика помогает обнаружить только факт самих автоко- лебаний и зарегистрировать их параметры в прошлом. Для статистики не существует такое понятие как «настоящее», а есть только прошлое и вероятное будущее. Как только про- исходит фиксация какого-либо факта, так тут же он стано- вится достоянием истории. Будущее же для статистики есть не более чем предсказание, основанное на прошлых наблю- дениях. Это предсказание может иметь какую-либо прогно- стическую силу только в том случае, если заранее известна точка устойчивости (равновесия), к которой стремиться про- цесс в своем развитии. В случае, когда процесс имеет множество точек устойчи- вости, использование статистических данных приводит к со- мнительным выводам, которые зачастую становятся предме- том политических, идеологических и других спекуляций. Речь идет о несостоятельных попытках статистически за- фиксировать «с цифрами в руках» окончательную победу со- циализма в отдельно взятой стране или доказать неминуе- мый крах капиталистической системы, оперируя статистиче- скими данными относительно частоты и глубины происхо- дящих в ней экономических кризисов. Сказанное свидетельствует о том, что изучать конфликт- ные процессы нужно, основываясь не на внешних наблюде- ниях и статистических фиксациях, а на принципиально иных подходах, ориентированных на вскрытие внутренних меха- низмов образования колебаний в развитии природных и об- 130

щественных явлений. Квазиколебательные процессы в си- стемах любого типа происходят не сами по себе, а в результа- те действия внутренних противонаправленных сил (соци- альных, физических, химических и других). Эти силы выво- дят систему из равновесия, и они же возвращают ее в область равновесия (прежнюю или новую). Кроме того, под действи- ем противонаправленных сил может произойти частичное или полное разрушение системы. В итоге, если система не разрушается, видимая траектория ее движения приобретает вид квазиколебаний. Амплитуда, частота и фаза таких коле- баний не стационарны, поскольку определяются характером взаимодействия сил, порождающих движение. В ответ на действие следует контрдействие, которое меняет действие, на контрдействие следует контрконтрдействие, изменяющее контрдействие, и так далее. Возникает саморазвивающийся ветвящийся процесс, для познания которого недостаточно внешних наблюдений. Необходимо построение моделей, опи- сывающих внутреннюю сторону механизмов самовзаимодей- ствия. 3.4. СКРЫТНОСТЬ, ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТЬ И КУМУЛЯТИВНОСТЬ Скрытность конфликтов выражается в том, что их исходные причины и движущие силы не всегда доступны для наблюде- ния, поскольку действия участников специально маскируют- ся, а намерения сторон утаиваются и умышленно искажают- ся. Процесс, все стороны которого доподлинно известны, не может считаться конфликтным. В реальных конфликтах на поверхности лежат лишь их отдельные фрагменты — сосре- доточение и перегруппировка сил, конфронтации, различные кризисы, противоборства, катастрофы, не несущие в себе ис- черпывающей информации о сути происходящих событий. Этой информации, как правило, не достаточно для выявле- ния существа конфликтов. Более того, она зачастую предна- меренно искажается и сознательно дозируется, с целью фор- 131

мирования общественного мнения, выгодного тому или ино- му участнику конфликта. Эталоном скрытности конфликтных процессов могут служить военные операции и боевые действия. Даже после их завершения не всегда удается установить причины, вызвав- шие тот или иной вариант развития событий, а то и выявить победителя и побежденного. Наглядным примером являются известные чеченские события. Уже более десяти лет на Се- верном Кавказе, то, угасая, то, вновь разгораясь, длятся бое- вые и партизанские действия, но истинные причины и дви- жущие силы этого вооруженного конфликта остаются тай- ной, как для широкой общественности, так и для самих участников. Морфология этого конфликта скрыта за семью печатями. Все официальные заявления по поводу развития чеченского конфликта не только не проясняют ситуацию, но, наоборот, порождают все новые и новые вопросы. Не мень- шей скрытностью характеризуются конфликтные процессы, протекающие в экономической, юридической, политической и в производственной сферах деятельности, а также межлич- ностные конфликты. Для того чтобы убедиться в этом, до- статочно проанализировать любой конфликт семейно- бытового уровня. Скрытность существенно затрудняет изучение конфлик- тов традиционными эмпирическими методами, зачастую, превращая полученные с их помощью результаты либо в до- сужие домыслы (недостоверные предположения), либо в тривиальные сентенции, пригодные разве что для обсужде- ний, но не для принятия ответственных решений. Наиболее перспективный путь выбора рациональной линии поведения в конфликтах связан с их моделированием на основе широ- кого использования современных информационно- компьютерных технологий. Притягательность. Конфликты, несмотря на многочис- ленные трагические исходы, всегда притягивали и будут притягивать внимание людей: 132

Все, все, что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслажденья — Бессмертья, может быть, залог! И счастлив тот, кто средь волненья Их обретать и ведать мог... (А.С. Пушкин, «Пир во время чумы») 26 Какие же свойства социального конфликта столь притя- гательны для людей? К их числу можно отнести: внутренний драматизм и остросюжетность. Внутренний драматизм любого конфликта состоит в возможности трагического (катастрофического) исхода для его участников. Начинаясь с внешне безобидной шутки или неосторожно брошенного слова, ситуация из содействия мо- жет довольно быстро перейти в противодействие, вплоть до антагонизма, последствия которого чреваты катастрофой. Любой, кто наблюдает за развитием этой ситуации извне, даже не вмешиваясь в действия сторон, становится ее вирту- альным участником, осознавая свою сопричастность к проис- ходящим событиям. Лицо-наблюдатель начинает сравнивать поступки сторон, анализировать возможные варианты раз- вития ситуации, мысленно ставить себя на место каждого участника. В итоге ему предоставляется уникальная возмож- ность «учиться на ошибках других», не испытывая при этом никакого дискомфорта. Для такого наблюдателя негативные последствия конфликта исключены, но в то же время он «рискует», находясь в виртуальном мире. Такие возможности всегда притягательны. Остросюжетность конфликтов — это их нелинейность и случайность, взятые вместе. Все случайно происходящее все- гда интересует человека прежде всего своей непознаваемо- стью, а стремление к познанию окружающего мира есть гене- тически обусловленное свойство разумного существа. Но ес- ли случайности происходят постоянно, то человек теряет к 26 Цит. по: Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. Т. 3. – М., 1950, с. 399. 133

ним интерес. Конфликт своей нелинейностью исключает по- стоянство в своем развитии и тем самым «подогревает» ин- терес к случайно происходящему. В том случае, если есте- ственных конфликтов нет, то человек организует их искус- ственно, например, в виде спортивных, развлекательных или азартных игр. Свойством конфликтов привлекать к себе внимание лю- дей умело пользуются политики, спортсмены, актеры, режис- серы. Иногда это становится прибыльной профессией, например у фоторепортеров-папарацци, снимающих скан- дальные эпизоды из жизни звезд. Так называемый «черный пиар» во многом основан на притягательности конфликтов. Чем конфликтнее политик, тем более известным он стано- вится. А известность — это уже половина успеха на пути к вершинам власти. Но именно половина, поскольку кон- фликтная популярность имеет и другую сторону: у значи- тельной части электората она формирует негативное отно- шение к данной личности. Кумулятивностью (от лат. cumulatio — увеличение, со- средоточение) называется способность конфликтов сосредо- точенно действовать в одну и ту же «болевую точку» до тех пор, пока в системе что-то не изменится, и ее скрытые каче- ства не покажутся наружу. Конфликты всегда действуют по принципу: «где тонко, там и рвется». Это позволяет выявлять узкие места и недоработки в системе, высвечивать ее пороч- ные свойства, делая их предметом обсуждения и гласности. Механизмы кумулятивного действия конфликтов можно наблюдать в виде так называемого эффекта резонанса, со- стоящего в резком возрастании амплитуды установившихся вынужденных колебаний при приближении частоты внеш- них гармонических воздействий к частоте одного из нор- мальных колебаний системы. Амплитуда возникающих в процессе резонанса колебаний может достигать значений, разрушающих систему. Примером кумулятивности физиче- ского конфликта с резонансным эффектом может служить флаттер (от англ. flutter — вибрация) — сочетание изгибных и крутильных колебаний крыльев, оперения и других эле- 134

ментов конструкции самолета, при резонансе вызывающее его резкое разрушение. На заре авиастроения флаттер был страшным и непонятным явлением, стоившим жизни многим пилотам. Сейчас это явление хорошо изучено и учитывается при конструировании авиационной и космической техники. В социальных системах кумулятивность проявляется в таких логически необъяснимых конфликтных явлениях, как: паника, стихийные бунты, коллективные неповиновения, массовые самоубийства и других. 3.5. ОТСУТСТВИЕ ОПТИМАЛЬНОСТИ И РАСШИРЯЕМОСТЬ Отсутствие оптимальности. Немецкий математик и фило- соф Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716) утверждал: «Все подчиняется экстремальным принципам лишь потому, что мы с вами живем в лучшем из миров». Под экстремально- стью он понимал возможность найти в любой реальной про- блемной ситуации наилучший или наихудший варианты ее разрешения, то есть ответить на вопрос: «Что такое хорошо и что такое плохо?» и отыскать такой способ действия, кото- рый позволит достичь этого хорошего или плохого. Такая идеалистическая точка зрения долгое время господствовала в умах исследователей, порождая иллюзию найти оптималь- ное разрешение не только математических, но и человече- ских проблем. Тот, кто шел по этому пути, всякий раз сталки- вался с серьезными трудностями, выражавшимися в том, что реальные проблемы упорно не желали разрешаться опти- мальным образом. Только в очень простых эксперименталь- ных ситуациях удавалось ответить на сакраментальный во- прос о хорошем и плохом, сформулировать в явном виде кри- терии оптимальности и свести реальную проблему к какой- либо математической оптимизационной задаче, что и служи- ло основанием для продолжения веры в иллюзию. Но, как из- вестно, иллюзия — это не более чем обман чувств, вызван- ный искаженным восприятием действительности, который непременно заканчивается разочарованием и возвратом к реалиям. 135

Реальный мир, в том числе и мир человеческих отноше- ний, оказался весьма далек от гармонии. Его гармония лока- лизована определенными областями, где собственно и воз- можно отыскать оптимальное разрешение возникающих проблем. В фундаменте человеческих отношений лежат про- тиворечия и конфликты, разрушающие гармонию и устойчи- вость, но в то же время способствующие самоорганизации человека и общества и движущие эволюционный процесс личности и социума. В таком мире не существует оптималь- ных (абсолютно верных) решений так же, как не бывает не- разрешимых проблем (абсолютно тупиковых ситуаций). Это жестокий мир, в котором нельзя опираться на иллюзии, ка- кими бы привлекательными они не казались, а нужно научиться жить реалиями. Основная реалия нашего, не само- го лучшего из миров, заключается в том, что поскольку в природе не бывает пустоты, то в любом виде деятельности обязательно присутствуют факторы, препятствующие до- стижению поставленных целей. Иначе — в конфликтных условиях любое решение содержит в себе противоречие в том смысле, что порожденное им действие всегда будет по- зитивным для одних и негативным для других. Типичный пример. В крупном городе, центральная часть которого перегружена транспортными потоками, по реше- нию городских властей демонтируют трамвайные пути и со- ответственно ликвидируют трамвайные маршруты, прохо- дящие через центр. Мероприятие конфликтное. С одной сто- роны, оно весьма дорогостоящее, наносящее ощутимый «удар» по городскому бюджету. Косвенным образом оно негативно сказывается на заработной плате учителей, вра- чей и других категорий госслужащих. Недовольны пенсионе- ры и другие лица, имеющие льготы на проезд в муниципаль- ном общественном транспорте. Выражают свое возмущение люди, у которых нарушается выработанный годами уклад жизни. С другой стороны, такое решение городских властей выгодно водителям такси, владельцам личного транспорта и дорожным строителям. Кроме того, ликвидация трамвайных маршрутов открывает дорогу строительству автострад, сни- 136

жает расходы на дотационное содержание трамвайных путей, облагораживает внешний вид городских улиц и привносит еще многое, что сегодня предвидеть невозможно. Во всяком случае, появляются надежды на коренную реконструкцию инфраструктуры городских транспортных сетей. Очевидно, что в такой противоречивой ситуации невозможно учесть в полной мере интересы всех сторон, но можно найти компро- мисс. Он может заключаться, например, во введении допол- нительных автобусных маршрутов с льготными местами, в пополнении городского бюджета за счет налоговых отчисле- ний с дорожно-строительных и транспортных фирм, то есть в реализации комплекса мероприятий, направленных на ком- пенсацию потерь за счет тех, кому такое решение приносит прибыль. Решения и действия людей в конфликтах напоминают circulus vitiosus (замкнутый круг), когда стремление к хоро- шему постоянно порождает плохое и, наоборот, плохое неиз- менно сопровождается хорошим. Выйти из этого круга воз- можно только в том случае, если отказаться от бесплодных попыток найти утопический оптимум и перейти к компро- миссному методу разрешения проблем, когда участникам конфликта следует поскупиться желаемым в угоду реально достижимого, а границы достижимого могут быть расшире- ны за счет совместного стремления достичь желаемого. Ко- нечно, можно пренебречь этим правилом и по-прежнему изыскивать оптимальные для себя линии поведения в кон- фликтах. Однако, как показывает практика, конфликты под угрозой катастрофы (экономической, политической, финан- совой или какой-либо другой) рано или поздно, но все равно заставят конфликтующие стороны сесть за стол переговоров и там искать не личные оптимальные решения, а коллектив- ные пути компромиссного разрешения проблем. Чем раньше произойдет это событие, тем меньше будет потерь и потря- сений, и тем больше будет успехов и продвижений. Конфлик- ты вынуждают самых закоренелых индивидуалистов стать коллективистами, ставя их перед необходимостью посту- питься частью личных потребностей, если и не на благо об- 137

щества, то хотя бы для того, чтобы сохранить собственное благополучие. Итак, в конфликтных условиях любое решение не будет оптимальным в том смысле, что, каким бы привлекательным оно не казалось, его последствия будут восприняты неодно- значным образом: для одних они будут позитивными и кон- структивными, для других — негативными и деструктивны- ми. В конфликтах мы можем найти только компромисс с са- мим собой, с обществом, с природой, и сами, своими действи- ями и поступками сформировать свое будущее. Расширяемость как одно из фундаментальных свойств конфликтов выражается в их способности втягивать в свою сферу субъекты, между которыми ранее отсутствовали ка- кие-либо противоречия. На это свойство конфликтов обра- щал внимание еще Эразм Роттердамский (1469-1536). В частности он указывал на наличие собственной логики в конфликтах, которые разрастаются подобно цепной реакции, вовлекая в орбиту своего влияния все новые слои населения и страны. В социальных системах это свойство наглядно иллю- стрируется мировыми войнами, глобальными экономиче- скими кризисами, революциями. Эти и им подобные процес- сы начинаются, как правило, с локальных конфликтов, кото- рые не затрагивают интересов большинства стран и прожи- вающего в них населения. Однако со временем происходит их расширение. В них вовлекаются новые участники, и они вна- чале перерастают в региональные, а затем и в глобальные. Подобное расширение характерно не только для социальных, но и для любых других конфликтов. Объясняются оно тем, что в открытых системах, с одной стороны, происходит дис- сипация (рассеивание) внутренней конфликтности, а, с дру- гой стороны, такие системы, адсорбируют (впитывают в се- бя) внешнюю конфликтность. Благодаря этим противопо- ложным тенденциям происходит образование цепочек кон- фликтов, которые при определенных условиях трансформи- руются в лавинообразный слабо управляемый процесс, охва- тывающий все новые и новые сферы. Универсального рецеп- 138

та, как избежать такого нежелательного развития событий, не существует. Искусственная изоляция систем неэффектив- на, так как приводит к еще большей внутренней конфликт- ности, а вот ликвидировать условия, обуславливающие лави- нообразное разрастание конфликтов возможно. Известно, что расширяемость конфликтов не носит абсо- лютного характера, то есть далеко не все локальные кон- фликты перерастают в глобальные, точно так же как и не все личностные конфликты переходят в групповые. Социальные конфликты расширяются не сами по себе. Их распространяют люди и социальные группы, преследующие вполне опреде- ленные цели. Соответственно избежать или приостановить разрастание конфликта можно, если его субъекты будут уве- рены в неотвратимости наказания за совершенные поступки. Речь идет не только о физическом или судебном наказании, но и о морально-этической стороне дела, которая рано или поздно воплотится в конкретные поступки, имеющие реаль- ные последствия. В природе и в обществе неумолимо действует закон со- хранения мысли-действия, согласно которому любая мысль и любое действие не проходят бесследно и не исчезают в «ни- куда», а отражаются на нас же самих и наших потомках. По- нимание этого закона предупреждает людей от совершения безнравственных антигуманных поступков вне зависимости от того, известны или неизвестны им нормы морали и права. Каждому воздастся по его деяниям не где-то в потусторон- нем мире, а здесь и сейчас. Причем, следует быть уверенным в том, что плата за недомыслие будет такой же, как и за соде- янное по злому умыслу. * * * Итак, во всем многообразии свойств, присущих конфлик- там мы выделили их слабую предсказуемость, устойчивость в развитии, неопределенность, рискованность, квазиперио- дичность и синхронизм, скрытность, притягательность, ку- мулятивность действия, отсутствие оптимальности и расши- ряемость. Понимание этих свойств позволяет не только идентифицировать конфликты в ряду других явлений, но 139

помогает распознавать конфликтные явления задолго до то- го как они выльются в конфронтации и кризисы, предвидеть их негативные и позитивные последствия, правильно вести себя в конфликтных условиях и рационально управлять кон- фликтными процессами. Помимо этого свойства конфликтов накладывают огра- ничения на выбор методов их изучения. В частности, следует обратить внимание на то, что популярные методы математи- ческой статистики следует с особой осторожностью приме- нять для изучения и прогнозирования конфликтных процес- сов. В этих процессах их будущее состояние не полностью определяется предшествующими и текущими состояниями, нарушается эргодичность, и могут возникать принципиально новые состояния, предусмотреть которые априори не пред- ставляется возможным ни при каком сколь угодно глубоком и длительном наблюдении за ходом их развития. Наглядным примером такого процесса может служить динамика соотно- шения курсов валют различных стран. Вместе с тем стати- стика может быть весьма полезной, поскольку позволяет си- стематизировать, обобщить и однозначно описать характер прошлого развития конфликтных процессов, что при пра- вильной и непредвзятой интерпретации результатов помо- гает принять рациональное решение. Конфликты обладает многими удивительными свой- ствами, но одно из них уникально: если исход какого-либо конфликта не вызывает сомнений, то это не означает, что на самом деле все произойдет именно таким образом. Поэтому всякое предсказание конфликта носит условный характер и может служить лишь поводом для раздумий, но не основани- ем для принятия решений. Поэтому при изучении конфликт- ных процессов, становится очевидной бесплодность всякого рода астрологических гаданий, безрезультатность проро- честв в духе Мишеля Нострадамуса.27 Гаданиям и предсказа- 27 Нострадамус Мишель (1503-1566) – французский врач и астролог, лейб-медик Карла IX. Получил известность как автор «Столетий» – четверостиший-катренов, в которых содержаться «предсказания» гря- дущих событий мировой истории примерно до 2010 года. 140

ниям следует противопоставить модельный метод изучения конфликтов, а статистику нужно использовать сообразно ее возможностям для познания стационарных (нескачкообраз- ных) процессов, желательно без ориентации на какие-либо идеологические установки. Вопросы для самопроверки 1. Поясните центральное свойство конфликтов — их сла- бую предсказуемость. Приведите примеры, подтверждающие это свойство. 2. Что понимается под устойчивостью конфликтов? Про- иллюстрируйте примерами это свойство конфликтов. 3. Раскройте содержание понятия неопределенности в конфликтах через его составляющие. Какую роль играет слу- чайность в конфликтах? Оказывает ли случайность решаю- щее влияние на характер развития конфликтов? 4. Какие виды рисков выделяются при исследовании кон- фликтов? Раскройте их содержательную сторону и приведи- те примеры различных подходов при оценке рисков. 5. Что понимается под взаимной рефлексией в конфликте, и каким образом измеряются ранги взаимной рефлексии? 6. В чем выражается свойство конфликтов, которое называют «притягательностью»? Приведите примеры, подтверждаю- щие это свойство. Кто и каким образом использует притя- гательность конфликтов в своей профессиональной дея- тельности? 7. Приведите примеры кумулятивного действия кон- фликтов. Поясните механизмы образования этого свойства конфликтов на примерах. 8. Раскройте содержание таких свойств конфликтов как отсутствие оптимальности и расширяемость. Приведите примеры, иллюстрирующие эти свойства. 9. Что понимается под скрытностью конфликтов? При- ведите примеры скрытых конфликтов и укажите возможные направления использования этого свойства в практической деятельности управленца. 141

В представлениях о причинах конфликтов существует доста- точно много противоречивых точек зрения, что обусловлено, как мы увидим далее, сложностью проблемы, затрагивающей центральные моменты мироустройства. Речь идет не о про- стом перечислении обстоятельств, повлекших за собой те или иные конфликты (их бесконечное множество), а об уста- новлении их фундаментальных первопричин (источников). Такое понимание причинной обусловленности имеет не только методологическое, но и практическое значение, по- скольку позволяет правильно ставить и решать задачи пре- дупреждения и урегулирования конфликтов, опираясь не на субъективные оценки происходящего, а понимая объектив- ную сторону конфликтных явлений. Современные знания позволяют выделить следующие взаимодополняющие точки зрения (концепции) на причин- ную обусловленность конфликтов: - философская — исходит из того, что в основе всех кон- фликтов лежит объективный процесс взаимопроникновения противоположных сторон материальных объектов, взаимо- определяющих и в то же время отрицающих друг друга; - прагматическая — определяет первопричину конфликтов как результат образования дефицита ресурсов, необходимых всем формам материи для своего движения, а также как несоответствие коммуникационных возможностей потреб- ностям развития; - социальная — видит первооснову возникновения кон- фликтов в столкновении интересов и ущемлении потребно- стей людей и социальных групп, а также в существовании природного феномена отчуждения личности от системы; 142

- психологическая — в качестве первоисточника конфлик- тов рассматривает особенности психического комплекса че- ловека. 4.1. ФИЛОСОФСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ Суть этой концепции состоит в том, что исходной, базовой причиной существования конфликтов объявляется наличие во всех без исключения объектах и явлениях материального мира противоположных сторон, тяготеющих к взаимному проникновению через различные формы противоборств. Считается, что это свойство материи не требует доказа- тельств: так устроен мир. Почему он так устроен, неизвестно, но в нашем мире все бинарно (двойственно) и взаимно до- полняемо: добру противостоит зло, прогрессу — регресс, слу- чайному — детерминированное, неустойчивости — самоор- ганизация и т.д. Такое понимание мироустройства восходит к зороаст- ризму (Авеста) и учениям античных мыслителей Гераклита (ок. 554-433 до н.э) и Эмпедокла (ок. 495-435 до н.э.). В част- ности Эмпедокл, считал, что развитие природы представляет собой соединение и разъединение первоэлементов (земли, воды, воздуха и огня) в результате противоборства двух непримиримых сторон «дружбы» (сил притягивания) и «вражды» (сил отталкивания). В наиболее законченном и совершенном виде концепцию причинной обусловленности конфликтов как неразрывного существования и взаимного проникновения противополож- ностей сформулировал немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) в своем учении о диалектике. Согласно диалектическому воззрению Гегеля, противопо- ложности единого целого, с одной стороны, взаимосвязаны и взаимообусловлены, образуя процесс взаимного проникно- вения, а с другой – находятся в состоянии взаимоисключения и взаимного отталкивания, образуя процесс взаимного отри- цания. Такое динамическое взаимопроникновение и взаимо- отрицание противоположностей Гегель назвал противоречи- 143

ем. Развитие любого явления есть не что иное, как становле- ние, обострение и разрешение противоречий, суть — кон- фликт, завершающийся переходом противоположностей не только друг в друга, но и образованием более высоких форм данного явления. Разрешение конфликта противоречий представляет собой скачок, качественное изменение данного явления, превращение его в иное явление, отрицание новым явлением старого, возникновение новых, иных противопо- ложностей, присущих явлению нового качества. Гегелевское диалектическое понимание причинной обу- словленности конфликтов и их роли внутреннего источника и побудительной силы развития природы и общества сохра- няет свою методологическую значимость и в настоящее вре- мя. Так, основываясь на нем, можно сформулировать прин- цип конфликтной дополнительности, согласно которому лю- бому свойству, как и любой функции, системного объекта со- ответствует некий антипод, скрытый в одних ситуациях, но проявляющийся в других. В экономической сфере этот прин- цип обнаруживается в конкуренции. Конкуренция вынужда- ет товаропроизводителей исходить из того, что выпускаемые ими изделия обязательно будут реализовываться в условиях жесткого противодействия со стороны соперников. Это отно- сится к товарам любого предназначения: от простейших бы- товых – до сложнейших военных. Поэтому, еще задолго до то- го, как товар попадет на рынок, должны быть приняты эф- фективные меры, обеспечивающие его конкурентоспособ- ность. В противном случае фирма-изготовитель либо разо- рится, либо потерпит убытки. Естественно, это усложняет процесс производства и приводит к удорожанию товаров, но зато позволяет существенно поднять их качество. Таким об- разом, конкуренция служит мощным рычагом развития ре- альной экономики. В этой связи уместно напомнить, что в большинстве стран мира с рыночной экономикой (в том чис- ле и в Российской Федерации) существует антимонопольное законодательство, основная функция которого заключается в создании и поддержании здоровой конкуренции на рынке 144

товаров и услуг. Другое дело, как это законодательство во- площается в жизнь. Принцип конфликтной дополнительности особенно ярко проявляется в юридической сфере. В частности, в законо- творческой практике он выражается в известном тезисе: чем строже запретительный или предписывающий правовой акт, тем больше найдется незаконных способов преодоления установленных запретов и ограничений. Наглядной иллю- страцией служит наше современное налоговое законодатель- ство. Внешне строгое и точное, оно ставит предпринимате- лей в условия, когда им невыгодно платить налоги, и они вынуждены изыскивать различные и весьма изощренные способы обхода положений Налогового кодекса. Другой при- мер – свод действующих нормативных положений, регламен- тирующих взаимоотношения государственной автоинспек- ции и водителей автотранспортных средств, фактически превративший эту сферу в рассадник взяточничества и мздо- имства. По-видимому, тенденция здесь такова: превратить всех владельцев автотранспортных средств в закоренелых нарушителей закона. Принцип конфликтной дополнительности многофункци- онален: в конфликтологических исследованиях дополни- тельные сущности предполагаются неисчерпаемыми, и чаще всего связанными с функциями изучаемых явлений. Многие дополняющие сущности конфликтов в какой-то мере иссле- дованы (порождение и разрешение противоречий, маскиров- ка – демаскировка, информация – дезинформация, интегра- ция – дифференциация, ускорение – замедление), но многие другие дополняющие сущности пока неизвестны. Главная познавательная ценность принципа конфликтной дополни- тельности заключается в том, что любое суждение, сколь строго оно бы ни было доказано, в самой своей сути содер- жит альтернативу, и чем категоричнее суждение, тем глубже альтернатива. В этом кроется источник глубинной, самой важной неопределенности конфликтологических системных исследований. 145

4.2. ПРАГМАТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ В основе этой концепции лежит аксиоматическое утвержде- ние о том, что в нашем мире нет ничего застывшего — все сущее в нем движется и развивается, а для этого нужны определенные ресурсы: энергетические, вещественные, ин- формационные, финансовые, морально-волевые и другие. Эти ресурсы должны быть не вообще, а в нужном месте, в определенное время, требуемого качества и в необходимом количестве, что обеспечивается коммуникациями. В том слу- чае, если в своем развитии некий объект начинает испыты- вать ресурсный дефицит, он вынужден изыскивать недоста- ющие ресурсы на стороне, порождая тем самым конфликт- ные взаимоотношения со своим окружением. В физических явлениях начинается отбор энергии от соседних объектов, в биологических сообществах возникает борьба организмов за свет, питание, воду, минеральные вещества и т.п., в социаль- ных структурах порождаются мотивы к агрессии, экспансии, эксплуатации. Таким образом, движение и развитие — это свойство всех видов материи, реализуемое через ресурсы — тоже движу- щуюся материю, но имеющую иные пространственные, структурные, временные, инерционные и другие характери- стики. Различие и не полное совмещение этих характеристик приводит к образованию разнородного дефицита ресурсов то в одном, то в другом пространственно-временном континуу- ме, что служит толчком к возникновению различных кон- фликтов. Из такого понимания причинной обусловленности конфликтов следует, что они как явления неустранимы в той же мере, в какой мере неустранима способность материи к движению. Ранее утверждалось, что конфликты порождают движе- ние, выступают двигателями развития, а теперь говорится о том, что движение есть источник конфликтов. Нет ли в этом логического противоречия и что здесь первично? В данном случае имеет место мнимое противоречие. Между конфлик- тами и движением существуют связи обратного влияния. Эти 146

связи выражаются в том, что всякое движение через ресурс- ный дефицит порождает конфликты, а конфликты вынуж- дают системы двигаться с целью изыскания недостающих ресурсов. Таким образом, движение и конфликты — это неразрывно связанные взаимно обусловливающие явления, которые невозможно ранжировать по признаку первичности. В общей (абстрактно-философской) постановке сам вопрос о первичности или вторичности явлений, между которыми су- ществуют связи обратного влияния, следует отнести к науч- но некорректным риторическим вопросам, подобным следу- ющему: «Что первично – курица или яйцо?». В конкретных же условиях, при анализе определенного этапа развития какой- либо системы и реально происходящего конфликта, такой вопрос вполне приемлем. Но и ответ на него должен быть также конкретным, выраженным, например, в такой форме: основным источником иракского конфликта 1998-2003 гг. является стремление американских нефтяных монополий ликвидировать угрозу дефицита нефти, без которой пока немыслимо развитие экономики США. Возникновение конфликтов возможно даже при избытке ресурсов и весьма развитых коммуникациях. Причем чем больше по объему и сложнее в структурном плане становится ресурсно-коммуникационная система, тем сильнее проявля- ются ее внутренние конфликтогенные качества. В этом слу- чае уже в самой ресурсно-коммуникационной системе зарож- даются и интенсифицируются процессы образования вто- ричного дефицита всего того, что необходимо первичному ресурсу для развития и движения. Ресурсный дефицит не может быть ликвидирован за счет расширения коммуника- ций, поскольку в них самих начинают возникать новые, ранее неведомые конфликты, что становится тормозом на этом пу- ти. Обобщая сказанное, можно утверждать, что с увеличени- ем объема ресурсно-коммуникационной системы происходит стратификация внутрисистемного ресурсного дефицита и образование иерархии новых очагов конфликта. Иллюстра- цией этого положения будет служить энергетический ком- плекс любого развитого государства: чем выше уровень его 147

развития, тем больше конфликтных внутренних проблем возникает в процессе его функционирования. В конце двадцатого века наметилась устойчивая тенден- ция к увеличению масштабов и усложнению технических коммуникационных систем, к проникновению их практиче- ски во все сферы человеческой деятельности. Большая часть людей уже не мыслят своего существования без телефона, радио, телевидения, автомобиля, компьютера, самолета. Многие социологи не без основания считают, что адаптив- ность современного человека к среде достигается уже не столько генетическими, сколько техническими и технологи- ческими способами. Вместе с тем мы становимся свидетеля- ми появления в технических системах абсолютно новых ви- дов конфликтов. Отметим некоторые из них. В последние годы появился и набирает силу страшный враг компьютерных информационных систем — компьютер- ный «вирус». Он представляет собой специальную микропро- грамму, способную проникать и встраиваться в рабочие про- граммы компьютеров, нарушая тем самым установленный порядок их работы. В зависимости от внутренней структуры «вирусов» и заложенных механизмов саморазмножения дей- ствие их различно — от сбоев отдельных программных сим- волов до полного нарушения работы компьютера. Это приво- дит к совершенно непредсказуемым и очень опасным по- следствиям, особенно в управленческой, банковской и воен- ной сферах. Разработчики компьютерного обеспечения пред- принимают все возможные и весьма дорогостоящие меры для защиты от «вирусов». Однако и компьютерные хакеры не сидят на месте, а изыскивают новые все более изощренные вирусные модификации. В настоящее время конфликт «ком- пьютер – вирус» находится в стадии эскалации и его исход далеко не очевиден. Развивается и еще один, новый вид конфликтов. В конце 1999 года весь мир был серьезно озабочен так называемой «проблемой 2000», состоящей в том, что в компьютерных программах год записывается только двумя последними цифрами, которые с наступлением 2000 года могли воспри- 148

няться неоднозначно: например, как 1900 или 1800. Такое положение могло нарушить работу компьютерных программ и привести к различным катастрофическим явлениям: авиа- ционным и железнодорожным авариям, нарушению жизнен- но опасных технологических процессов в химической и атом- ной промышленности, несанкционированным запускам бое- вых ракет и т.д. Как известно, для исключения таких послед- ствий были предприняты весьма дорогостоящие меры (по некоторым источникам, затраты составили десятки млрд. долларов) и катастроф удалось избежать. Возникает есте- ственный вопрос: существует ли гарантия того, что в бли- жайшем будущем не произойдет нечто подобное? Ответ на этот вопрос отрицательный. Бурное развитие радио- и телекоммуникационных си- стем породило еще одну новую и весьма специфическую конфликтную проблему — обеспечение их электромагнит- ной совместимости. В этой проблеме на первый план высту- пает ограниченный радиочастотный ресурс — диапазон ча- стот, в котором работают радиоприемные и радиопередаю- щие устройства. Чем больше радиоэлектронных средств кон- центрируется в одном месте, тем больше вероятность того, что они непреднамеренно нарушат работу друг друга. Для того чтобы такого не произошло, необходимо помимо специ- альных технических мер принимать соответствующее зако- нодательство, регламентирующее использование радиоча- стотного спектра как в масштабе регионов и государств, так и на межгосударственном уровне. Действие коммуникационного фактора не ограничивает- ся образованием новых внутрисистемных очагов конфликта. Развитие коммуникаций может как усиливать, так и ослаб- лять проявления экономических, военных, политических и других конфликтов, образовывать и гасить конфликтные си- туации. Поэтому коммуникационные средства (особенно ин- формационные) служат эффективным инструментом регу- лирования конфликтных взаимоотношений в различных сферах человеческой деятельности. Изучение ресурсных и связанных с ними коммуникаци- 149

онных причин конфликтов представляет собой одну из са- мых сложных и важных проблем в теории и практике кон- фликтологических исследований. Сложность проблемы обу- словлена не только тем, что ресурсы и коммуникации сами по себе образуют противоречивую структуру, но и тем, что они скрыты. Полное описание ресурсов конфликтующих сто- рон редко доступно для исследователя, более того, сами участники конфликтов не всегда имеют полное представле- ние о своих ресурсах и о ресурсах противника. Только в про- цессе развития конфликта вырисовывается полная ресурсная картина происходящего, а также вскрываются новые ранее неизвестные ресурсы, способные коренным образом изме- нить ситуацию. Руководство фашистской Германии, развя- зывая летом 1941 года войну с Советским Союзом, оценивало наш экономический, военный и моральный ресурс как доста- точно низкий: «Россия — колосс на глиняных ногах». Перво- начально казалось, что такая оценка соответствует действи- тельности. Однако уже первый год войны показал, что, не- смотря на огромные людские, территориальные и производ- ственные потери, Советский Союз обладает практически не- ограниченными ресурсами для ведения боевых действий. Небывалыми темпами было развернуто военное производ- ство на Урале и в Сибири. Ускоренно внедрялись в производ- ство и поступали на вооружение армии и флота новые образ- цы военной техники. Необыкновенно высоким оказался мо- рально-волевой дух армии и гражданского населения. Союз- ные государства США и Англия начали оказывать реальную военно-техническую и моральную поддержку. К середине 1942 года ресурсная сторона войны изменилась коренным образом, однако предвидеть эти изменения заранее не могла ни одна из воющих сторон. 4.3. СОЦИАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ К числу факторов, обусловливающих возникновение кон- фликтов в сфере человеческой деятельности, можно отнести следующие: столкновение интересов и ущемление потребно- 150

стей людей и социальных групп; расхождение между ожида- ниями и возможностями их удовлетворения; наличие ирра- ционального в поведении человека и человеческих сооб- ществ; отчуждение личности от общества. 28 Интересы и потребности. Объяснение исходной причи- ны социальных конфликтов как результата столкновения интересов сторон имеет давнюю традицию. В глобальном масштабе конфликт интересов проявляется в борьбе госу- дарств, общественных классов и социальных групп за изме- нение критериев и оснований распределения материальных, финансовых, властных и других ресурсов. В обыденной жиз- ни противоборство интересов вытекает из религиозных, национальных, профессиональных и других расхождений. Утверждается, что какие бы конкретные причины ни ле- жали в основе поведения противоборствующих сторон, в итоге они сводятся к их интересам, которые в ситуации кон- фликта оказываются несовместимыми или противополож- ными. Карл Маркс (1781-1883) и последователи его учения усматривали основную причину крупных социальных потря- сений в несоответствии сложившихся производственных от- ношений характеру производительных сил, то есть в антаго- нистическом расхождении интересов эксплуататоров и экс- плуатируемых. При анализе интересов как основы социального кон- фликта их увязывают с категорией потребности, под которой понимают состояние нехватки чего-либо, что система (лич- ность, группа, общество) старается восполнить. Потребность предшествует интересу, а он мыслится уже осознанной по- требностью (а в ряде случаев и осознанным путем ее удовле- творения). Поэтому ущемление или неадекватное удовле- творение всей совокупности человеческих потребностей, ко- торые формируют человеческую личность, составляет одну из базовых причин социальных конфликтов. Для анализа конфликта потребностей можно использо- 28 Основы конфликтологии. Уч. пособие под ред. Кудрявцева В.Н. – М., 1997. 151

вать теорию мотивации американского специалиста Маслоу, согласно которой поведение человека определяется иерар- хией потребностей, состоящей из пяти уровней. Физиологические или биологические потребности состоят из первичных нужд человека, например в питании, отдыхе, жилище, пенсионном обеспечении, благоприятных рабочих условиях. Потребности в безопасности отражают желание людей сохранить достигнутое положение в обществе, защитить себя от опасности, вреда, угроз, травм, потерь и лишений. В орга- низациях эти потребности принимают форму борьбы служа- щих за безопасные условия работы, организацию профсою- зов, дополнительные льготы, страховку и выходное пособие. Социальные потребности выражают сущность человека как «социального животного». Это потребности в дружбе, любви, принадлежности к какой-либо социальной группе, познании нового, в возможности свободного вероисповеда- ния и другие. Потребности в уважении — это личностные потребности, которые принимают формы самоуважения и уважения со стороны других людей. Самоуважение связано с чувством до- стижения поставленных целей, компетентности, зрелости суждений и т.п. Вторая форма связана с репутацией человека, общественным признанием и положением, которое он зани- мает в группе. Потребности в самореализации и самовыражении возни- кают, как правило, когда удовлетворены потребности четы- рех нижних уровней. Они выступают самой высокой формой из всех человеческих потребностей и выражаются в стремле- нии человека как личности оставить след своего пребывания на этом свете, например, в виде литературных и художе- ственных произведений или научных трудов. Каждый чело- век в одно и то же время имеет потребности всех пяти видов, но сила каждой потребности различна и зависит от личных приоритетов в конкретных условиях. Формируя приоритеты и стремясь удовлетворить свои потребности, человек неиз- бежно входит в противоречия с приоритетами и потребно- 152

стями других людей. Образуется иерархия конфликта по- требностей, анализ которой позволяет установить конкрет- ные причины межличностных конфликтов и принять меры по их урегулированию. Ожидания и возможности анализируются в рамках кон- цепции депривации. Речь идет о состоянии, для которого ха- рактерно явное расхождение между ожиданиями и возмож- ностями их удовлетворения. Депривация может усиливаться, уменьшаться или оставаться неизменной в зависимости от того, в каком соотношении находятся ожидания и возможно- сти. Усиление депривации способствует росту социальных противоборств. С уменьшением депривации снижается накал социальных конфронтаций, возникшие противоборства мо- гут придти к своему существенному затуханию. Особо выде- ляется случай условной депривации, при которой социаль- ный конфликт может начаться не только тогда, когда массы живут хуже в абсолютном смысле, но и тогда, когда их поло- жение улучшается, вызывая при этом значительно более ин- тенсивный рост ожиданий. Концепция депривации вскрыва- ет общий механизм взаимодействия и реализации потребно- стей и интересов в обществе. Иррациональность. В социологических исследованиях особо подчеркивается тот факт, что конфликт в обществе не всегда представляет собой некоторое логически объяснимое противоречие между людьми, рационально отстаивающими свои интересы. Социальный конфликт как правило не под- чиняется строгой логической реконструкции и часто нагру- жен неустранимой иррациональной составляющей. По мне- нию известного итальянского экономиста и социолога Виль- фредо Парето (1848-1923), любые общественные логически стройные теории и идеологии являются только ширмой, ко- торая скрывает действия людей, продиктованные иррацио- нальными пластами человеческой психики. Общество, по Па- рето, является системой, которая находится в равновесии в результате взаимодействия парализующихся антагонистиче- ских интересов отдельных слоев и классов. Социальное раз- витие определяется поступками людей, которые делятся на 153

логические (целесообразные) и нелогические (неосознан- ные). В основе нелогических поступков лежит комплекс ин- стинктов, желаний, интересов, изначально присущих челове- ку. Парето назвал его остатком (residue). Человеку как суще- ству веры, чувства задана также потребность и в логическом (вернее, псевдологическом) обосновании задним числом сво- его иррационального поведения. Поэтому каждый нелогиче- ский поступок содержит и изменчивые интерпретации остатков (их Парето назвал производными — derivazioni), ко- торые объясняют, но в то же время и маскируют их. Возрас- тая и охватывая массы, производные могут достигать уровня идеологий, религиозных учений, философских теорий. Ком- бинации остатков и производных определяют тот или иной социальный процесс, а их неравномерное распределение сре- ди людей обусловливает социальное неравенство и антаго- низм между ними. Эта схема лежит в основе объяснения ме- ханизма общественной жизни. Творческая сила, борьба и смена с помощью насилия немногочисленных элит, по Паре- то, — движущая сила и закон общества. Принцип поиска ком- промиссных решений в неантагонистических конфликтах, высказанный этим ученым, вошел под его именем во все со- временные учебники по математической теории игр. Отчуждение личности. Проблема отчуждения личности выражается в разрыве между жизнью отдельного человека и развитием общества. Это означает, что итоги деятельности отдельных лиц, накопленные ими материальные и духовные ценности, очевидные достижения обретают как бы собствен- ную жизнь, не только отделяясь от самого человека, но и подчиняя его себе. Практически эта проблема известна еще со времен античности. Особую значимость в объяснении за- кономерностей социального развития она приобретает в ра- ботах К. Маркса, который связывал наличие всех форм от- чуждения с господством частнособственнических отношений и строил на этом грандиозную программу преобразования общества. Попытки практического осуществления этих идей не принесли ожидаемого преодоления отчуждения. Более то- го, на этом пути возникли новые формы отчуждения, кото- 154

рые оказались зловещими по своим последствиям. В настоя- щее время общепринято положение о принципиальной не- устранимости отчуждения. Система обладает качествами, ко- торых нет у ее элементов, и каждый элемент имеет качество, которое не присуще системе. На социальном уровне это озна- чает, что коллективный разум и групповое поведение фор- мируются по иным законам, чем индивидуальный разум и личное поведение. Диалектическое противоречие между об- щим и частным образует постоянно действующий источник конфликта в системах любой природы. Феномен отчуждения поставил серьезный теоретический вопрос: если ее неустранимость свидетельствует о постоян- стве и естественном характере социальных конфликтов, то- гда как понимать усилия, направленные на их предотвраще- ние? В настоящее время решение этой проблемы видится в том, чтобы предотвращать не конфликт, а его негативные проявления. И это может быть достигнуто только путем не- прерывного гуманистического совершенствования индиви- дуальной и общественной жизни. Естественно, что на этом пути будут возникать новые и весьма разнообразные кон- фликты и общественные коллизии, однако при следовании гуманистическим идеалам они могут найти свое разрешение без кровавых противоборств и унизительной эксплуатации человека человеком. Развиваясь в этом направлении, конфликтология опира- ется на концепции одного из крупнейших и влиятельнейших направлений философской мысли — экзистенциализм. Экзи- стенциалисты считают, что социальные катастрофы новей- шей истории обнаружили неустойчивость, хрупкость не только индивидуального, но общественного бытия. Индиви- ду, чтобы устоять в беспрерывных социальных катаклизмах, необходимо разобраться в своем внутреннем мире, оценить свои возможности и способности, исключить агрессивную (конфликтную) установку внутри себя. По мнению экзистен- циалистов, деятельность людей направляется не столько внешними обстоятельствами, сколько внутренними побуж- дениями. От человека зависит очень многое, и не надо в слу- 155

чае конфликта ссылаться на обстоятельства. Люди обладают свободой в определении своих целей и способов их достиже- ния. А цели и способы, воплощенные в действия, уже создают ситуацию содействия или противодействия, в зависимости от гуманистического развития человека. Идеи экзистенциа- лизма сместили акценты в изучении социальных конфлик- тов, выдвинув на первый план проблемы научного исследо- вания внутриличностных конфликтных ситуаций, придав тем самым особую актуальность вопросам анализа конфлик- тогенных свойств психики человека. 4.4. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ Эта концепция, не претендуя на исчерпывающее объяснение первопричин социальных конфликтов, тем не менее затраги- вает важнейшую и самую труднодоступную для изучения конфликтообразующую область — психику человека и соци- альных групп. Традиционно принято считать, что возникновение меж- личностных конфликтов объясняется индивидуальными особенностями характеров общающихся сторон. Люди, обла- дающие такими чертами характера, как вспыльчивость, раз- дражительность, авантюризм, властолюбие, агрессивность, жестокость, бескомпромиссность, самолюбие, почти всегда склонны к разжиганию конфликтных ситуаций, зачастую даже при отсутствии к этому объективных предпосылок. И наоборот, такие качества, как выдержка, предусмотритель- ность, доброжелательность, спокойствие, сострадательность, альтруизм, искренность способствуют созданию благожела- тельной атмосферы содействия и сотрудничества. Порой они содействуют погашению конфликтов, находящиеся в стадии активного развития. Примеров, иллюстрирующих сказанное, вполне достаточно, начиная с бытовых ссор и заканчивая крупными международными скандалами. Особенности характера общающихся людей — это внеш- няя, видимая сторона причинной обусловленности конфлик- тов. Анализируя только внешнюю сторону психики, то есть, 156

изучая ее методом «черного ящика», 29 практически невоз- можно понять объективное существо и механизмы образова- ния межличностных и особенно внутриличностных кон- фликтов. Для этого необходимо представить психический комплекс человека в виде структурно-функциональной мо- дели, отражающей его состав, взаимоотношения различных составляющих и внутренние механизмы их функционирова- ния. В настоящее время ученые, занимающиеся изучением психики человека (физиологи, психоаналитики, психопато- логи, кибернетики и др.), пришли к однозначному выводу о невозможности создания единой и универсальной модели этого объекта. Психический комплекс настолько сложен, а его проявления так многогранны, что единственно возмож- ным и наиболее конструктивным может быть подход, пред- полагающий создание проблемно-ориентированных моде- лей. Это не означает, что модели психики, создаваемые для решения задач в области медицины, социологии, военного дела, инженерии, системотехники и т.д., должны коренным образом отличаться друг от друга или строиться на каких- либо общих догмах и идеологических установках. Речь идет о создании таких моделей, которые, с одной стороны, отража- ют наиболее важные стороны психики с позиций и в интере- сах данной проблематики, а с другой — избирательно вклю- чают в себя все истинное, достигнутое в смежных проблем- ных областях. В теории конфликта, так же как и в любой дру- гой области научных знаний, где психологический фактор имеет значение, исследования должны базироваться на «сво- ей» проблемно-ориентированной модели психического ком- 29 «Черный ящик», объект изучения, внутреннее устройство которого либо неизвестно, либо слишком сложно для того, чтобы можно было по свойствам его составных частей (элементов) и структуре связей между ними делать выводы о поведении объекта. Метод «черного ящика» применяют, когда внешнему наблюдателю известны лишь входные воздействия на объект и его ответная реакция, а процессы, в нём протекающие, неизвестны. Как бы детально ни изучалось поведе- ние «черного ящика», невозможно получить однозначное суждение о его внутреннем устройстве. 157

плекса, ориентированной главным образом на те его свой- ства, которые наиболее существенны при изучении кон- фликтов. Более того, в рамках теории конфликта, должен разрабатываться целый ряд частных, конкретно- направленных и детальных моделей психики, позволяющих проникнуть в специфические формы конфликтных взаимо- отношений людей в процессе политической, экономической, управленческой, бытовой и других видов деятельности. Рассмотрим одну из таких моделей, основанную на структурно-функциональном подходе к изучению явлений и построенную на следующих исходных положениях. Во-первых, будем считать, что все, что есть — есть ма- терия, и нет ничего кроме материи, проявляющейся в беско- нечном разнообразии форм и видов. Разделение всего сущего на материальное и идеальное — это грубая и весьма неудач- ная попытка построить модель мироустройства на основе дуалистического детерминизма. Такая модель до сего време- ни доминирует в умах исследователей и потребовалась для того, чтобы отделить то, что мы воспринимаем органами чувствования, от того, что не поддается такому восприятию даже с помощью специальных приборов. В результате мате- риальным занялась наука, идеальное (духовное) отошло ре- лигии, а философы запутались, пытаясь ответить, например, на такие вопросы: что есть душа, что есть Бог, что есть дух, что есть вещество, что есть энергия. Тогда к материальному и идеальному добавили третье весьма неопределенное поня- тие — «сознание», а основной вопрос философии сформули- ровали так: что первично — материя или сознание, который окончательно запутал не только обывателя, но и самих фило- софов, переведя научное в идеологическое. Если на эту триа- ду посмотреть с прагматической точки зрения, то можно кон- статировать, что между материальным и идеальным нет ни- какой разницы, кроме, разве что, названия. Пусть, все, что существовало, существует и будет существовать — есть ма- терия. Часть из этого всего человек воспринимает с помощью органов чувствования (назовем эту часть — проявленной), другую часть (трансцендентную — находящуюся за гранью) 158

он может воспринять, но пока не воспринимает по ряду при- чин, а третью часть (абсолютно трансцендентную) он не спо- собен воспринять в принципе. Границы между первыми дву- мя частями подвижные, то есть то, что сегодня считается трансцендентным, завтра может стать не трансцендентным. Но, человек устроен так, что он не способен воспринять ма- териальное, так сказать, напрямую. Мы воспринимаем лишь модель материального и, соответственно, оперируем только моделями, того, что называем материальным. Мы можем да- же не воспринимать какой-либо материальный объект, но все равно способны строить его модель. Классическим при- мером в этом отношении может служить такой вполне мате- риальный объект, как радиоволны. У нас нет органов, спо- собных напрямую воспринимать радиоволны, однако люди создали модель этого объекта и используют ее, в частности, при проектировании радиоприемников. Таким образом, суть дела не меняется от того, назовем ли мы некоторый объект материальным или идеальным. Вопрос в том, насколько адекватно мы воспринимаем этот объект, сколь адекватно воспроизводим его модель, и как рационально используем эту модель для решения насущных проблем. Спорить можно, и нужно, по поводу адекватности модели и путях ее практи- ческой реализации, а вот споры вокруг «основного вопроса философии» — это схоластика, подобная вопросу о первич- ности курицы или яйца, заканчивающаяся, как правило, си- ловым решением и навязыванием выгодной кому-то идеоло- гической доктрины. Во-вторых, следуя И.П. Павлову (1949-1936), будем пола- гать, что «…человек есть ... система... С этой точки зрения метод изучения системы — человека тот же, что и всякой другой системы: разложение на части, изучение значения каждой части, изучение соотношения с окружающей средой и в конце концов понимание, на основании всего этого, ее общей работы и управления ею...». 30 Говоря современным языком, каждый человек в отдельности (как, впрочем, и социальная 30 Цит. по Павлов И.П. Избранные произведения. – М., 1951., с. 155. 159

группа) представляется не плоской, а многоуровневой стра- тифицированной системой включающей четыре известных на сегодня страты: тело; душу (или психику); духовную осно- ву (или дух); высшее или божественное начало (для атеистов – это та часть устройства человека, которую никогда и ни при каких обстоятельствах невозможно познать научными или другими способами, то есть то о чем ничего сказать нельзя, по-восточному «оум»). Причем, каждая страта характеризует- ся своими уникальными процессами преобразования обра- зующей ее субстанции: тело — вещественно- энергетическими, психика — информационными, остальные страты — трансцендентными. Подчеркнем, что субстанцио- нальную основу психического комплекса составляют не ве- щественно-энергетические, а информационные преобразо- вания. Иными словами, психические процессы — будем рас- сматривать как чисто информационные преобразования, а составные части психики представлять функциональными слоями (блоками, алгоритмами), осуществляющими обра- ботку не вещества или энергии, а информации. В-третьих, будем исходить из того, что в природе и в об- ществе нет неуправляемых процессов: все процессы, так или иначе, управляемы. Причем собственно управление образует определенную иерархию, которая в нашем случае выглядит следующим образом: психика управляет телом; духовная ос- нова управляет психикой; высшее или божественное начало управляет духовной основой. Таким образом, психика — это информационная часть устройства человека, которая управ- ляет его телом, и сама управляется его духовной основой. В-четвертых, будем полагать, что основу информацион- ных преобразований, то есть преобразований происходящих в психике, составляют процессы принятия решений. Поведение людей — это совокупность совершаемых ими действий в от- вет на изменения условий внешней и внутренней обстанов- ки. Для того чтобы совершить то или иное действие, необхо- димо реализовать контур управления, представляющий со- бой многоступенчатый информационный процесс, включа- ющий: получение сигналов от рецепторов (органов чувство- 160

вания) о внешних и внутренних условиях и их детектирова- ние (отделение информации от вещественно-энергетических носителей); восприятие ситуации, ее осознание и оценку; собственно принятие решения; создание условий для реали- зации принятого решения; размещение информации на ве- щественно-энергетические носителях (модулирование) и до- ведение решения до эффекторов (частей тела, осуществляю- щих действия); контроль результатов исполнения решений. Принять решение — означает мысленно ответить на вопро- сы: «В чем суть проблемной ситуации? Ради чего и нужно ли вообще совершать действие? Когда, где и как нужно действо- вать? Какой способ действия целесообразно избрать для по- лучения желаемого результата? Какие для этого необходимы ресурсы?». Ответы на эти вопросы снимают неопределен- ность в поведении человека и через его тело превращаются в упорядоченную последовательность реальных действий, ко- торые мы и видим, а внутренняя, первопричинная сторона кроется в механизмах принятия решений. Следовательно, для того чтобы понять суть тех или иных действий, необхо- димо структурировать психический комплекс и вскрыть ме- ханизмы происходящих в нем процессов принятия решений. В-пятых, наряду с индивидуальной, мы будем выделять коллективную (групповую) психику. Люди, объединяясь в си- стему по какому-либо признаку (политическому, семейному, религиозному, производственному и т.п.), принимают кол- лективные решения, образуют групповой темперамент, фор- мируют коллективную память, создают системную духовную основу (культуру). Коллективная психика соотносится с ин- дивидуальной в той же мере, в какой соотносятся между со- бой «система» и «элемент». Структурная схема модели психического комплекса чело- века и социальных групп, построенная на основе указанных принципов, представлена на рис. 3.1. При системном подходе к изучению функциональной структуры психики в ней можно выделить четыре слоя при- нятия решений: интуитивный, интеллектуальный, рефлекс- ный и инстинктивный, приблизительно соответствующие 161

тому, что психологи называют надсознательным, сознатель- ным, подсознательным и бессознательным. Эти слои сфор- мировались в процессе длительной эволюции человека как биологического и социального вида и обладают способно- стью генетического наследования. Индивид от индивида от- личается врожденной степенью доминирования того или иного слоя принятия решений и развитостью их механизмов в результате социализации. Инстинктивный слой — это начальная ступень психиче- 162

ского развития человека. Он характерен тем, что при его полном доминировании мыслительный аппарат практически не используется. Это бессознательная, сенсомоторная реак- ция на внешние раздражители. Раньше считалось, что ин- стинкт представляет собой рудимент психики, который со временем должен отмереть. Первым, кто опроверг эту точку зрения, занявшись действительно научным изучением бессо- знательного и исследованием его влияния на индивидуаль- ную и общественную жизнь, был австрийский врач – психо- патолог Зигмунд Фрейд (1856-1939). Согласно его теории, бессознательны многие наши желания и побуждения, причем глубинный уровень психики функционирует на основе пер- вичных биологических и социальных влечений, где домини- рующую роль играют так называемые «инстинкт смерти» — танатос и «инстинкт жизни» — эрос.31 Эти и другие ин- стинкты отражают не столько настоящий, сколько прошлый человеческий опыт. Причем речь идет не об опыте одного че- ловека, а о фиксации в инстинктивных влечениях данного индивида опыта всех поколений, ему предшествовавших. Эта информация, сконцентрированная в виде правил принятия решений, записывается в генных структурах и передается от родителей к детям. С каждым последующим поколением ин- стинкты постепенно и очень медленно меняются, пополня- ясь и модифицируясь. Текущие события включают в них но- вую информацию – она переносится на прошлое, объединя- ется с ним, корректируя инстинктивные правила по мере смены поколений. Фактически в инстинктах запечатлены от- голоски всей истории образования генеалогической цепочки каждого индивида как жесточайшей борьбы биологического вида «homo» за свое существование в условиях враждебной среды. Эти отголоски, зафиксированные в генетическом коде современного человека, формируют в его психике так назы- ваемую «агрессивную концепцию среды», которой он изна- чально и бессознательно руководствуется при принятии ре- шений. Именно этот психологический фактор составляет од- 31 Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. – М., 1969. 163

ну из естественных первопричин возникновения и постоян- ства межличностных конфликтов. Однако сила действия ин- стинкта не абсолютна, она подавляется высшими слоями принятия решений. Такая внутренняя борьба снижает при- родную конфликтность, но одновременно порождает внут- реннюю психологическую напряженность, вызывая то, что немецко-американский психопатолог Карен Хорни называла чувством постоянной тревоги и беспокойства, сопровожда- ющим человека на протяжении всей жизни. Внутренне про- тивостояние высших слоев инстинктивному есть природный психологический фактор, лежащий в первооснове возникно- вения внутриличностных конфликтов. Рефлексный слой представляет собой вторую ступень эволюции психики. Образно его можно назвать сферой ма- шинального, привычного, заученного, автоматического. Внешне механизм принятия рефлексных решений весьма прост. В процессе социализации в психике человека происхо- дит формирование эталонных (типовых) ситуаций и связан- Î i ных с ними решений: (  U K )(Si   R j ), где UК – условия при- менимости данной связки; Si – эталонная (типовая) ситуация; Rj – решение; Оi – сигнал, свидетельствующий о реализации данной связки; ,  – кванторы, принимающие такие лингви- стические значения, как «часто», «редко», «иногда», «почти всегда» и другие;  – символ логической импликации «ес- ли…, то…». Указанное правило вывода в том случае, если  принимает значение «в большинстве случаев», а  — «все- гда», читается так: в большинстве случаев, если справедливо условие UК, то при наличии ситуации Si всегда следует реше- ние Rj и при этом вырабатывается сигнал Оi. Этот сигнал для реализации рефлексного слоя не нужен, он обеспечивают об- ратную связь этого слоя с другими частями психики, инфор- мируя их о том, что произошла реализация данной связки. Подобные связки «ситуация-решение» постепенно накапливаются, сортируются и обобщаются, образуя своеоб- разный банк знаний. Получая через чувственные органы те- 164

кущую информацию о ситуации, человек обращается в этот банк, отождествляет ее с наиболее близкой эталонной и сра- зу «без раздумий» вырабатывает решение на действие. Такой механизм принятия решений характерен для опытных водителей автотранспортных средств, авиадиспет- черов, практикующих врачей и других лиц, чья профессио- нальная деятельность связана с необходимостью оператив- ного реагирования на изменения ситуации. В настоящее вре- мя разработаны компьютерные программы, имитирующие механизмы рефлексного принятия решений. Они находят широкое применение в автоматизированных системах опе- ративного управления производственными, технологиче- скими, транспортными и другими процессами. В этих про- граммах рефлексы интерпретируются в виде записанных на языках высокого уровня правил описания, обобщения и рас- познавания ситуаций, а также их соотнесения с классами управляющих решений. Эти правила закладываются при со- здании программ («врожденные рефлексы»), либо формиру- ются в самих программах в процессе их работы («приобре- тенные рефлексы»). Рефлексные решения, несмотря на их очевидную рацио- нальность, обладают конфликтообразующими свойствами, прежде всего обусловленными их функциональной близо- стью к инстинктивным: врожденный рефлекс есть прояв- ленный инстинкт. Кроме этого, рефлексы способны сами по себе служить источником межличностных и внутриличност- ных конфликтов. Это связано с принципиальной невозмож- ностью глубокого постижения существа сложных ситуаций и тенденций их развития на основе использования рефлексно- го мышления. Приобретенные рефлексы — это привычки, традиции, жизненный опыт, всегда несущие в себе признаки консерватизма. Поэтому чем больше человек опирается на рефлексное мышление, тем менее оперативной и глубокой становится его реакция на новые нюансы и повороты в раз- вития внешней ситуации. С одной стороны, это обеспечивает определенную устойчивость (предсказуемость) в его поведе- нии, а, с другой — неизбежно порождает противоречия типа 165

«старое-новое», «отцы-дети». Интеллектуальный слой является третьей ступенью в эволюционной лестнице развития психики. С возникновени- ем интеллекта человек сделал скачок в своем психическом развитии, уйдя далеко вперед по сравнению со всем осталь- ным животным миром, но вместе с тем приобрел очень опас- ного и коварного «сотрудника». По-видимому, первым, кто не только обратил внимание на наличие в психической структуре человека такого меха- низма, но и описал его существо в виде логических правил дедукции (умозаключений «от общего к частному»), был Аристотель. В последующем Френсис Бэкон (1561-1626) и его соотечественник — логик Джон Стюарт Милль (1806-1873) существенно расширили понимание механизма работы ин- теллекта, разработав логические правила построения индук- тивных («от частного к общему») и традуктивных («от част- ного к частному») умозаключений. В ХIX веке английский ма- тематик Джорж Буль (1815-1864), исследовавший законы ра- ционального мышления, разработал алгебру логики, которая еще полнее описывала механизмы логических умозаключе- ний и послужила основой для создания современной компь- ютерной техники. Сегодня математическая наука достигла еще более высокого уровня, позволяющего в некоторых про- блемных областях искусственно воспроизводить интеллек- туальные человеческие способности. Типичным, но далеко не единственным, примером в этом отношении могут служить компьютерные программы игры в шахматы. О высоком ин- теллектуальном уровне этих программ свидетельствуют проведенный в 1999 году шахматный матч между американ- ским компьютером и чемпионом мира Гарри Каспаровым, как известно, выигранный компьютером. Сказанное вовсе не означает, что человеческий интеллект подобен компьютеру, наоборот — компьютер (имеется в виду его программная часть) есть отражение механизма интеллектуального мыш- ления, человек для компьютера — Бог и делает его по образу и подобию своему. Последнее обстоятельство открывает путь к пониманию и к действительно научному проникновению в 166

интеллектуальную и другие составляющие психического комплекса. В интеллекте человека можно выделить, по крайней ме- ре, три основных компонента (рис. 3.2): СЛОЙ ВЫБОРА ПРОБЛЕМНАЯ СИТУАЦИЯ АЛЬТЕРНАТИВ ДЕЙСТВИЕ СЛОЙ ОЦЕНКИ АЛЬТЕРНАТИВ СЛОЙ ГЕНЕРАЦИИ АЛЬТЕРНАТИВ ПРОЦЕСС ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ Рис. 3.2. Системное представление механизма интеллектуального принятия решения - слой генерации альтернатив, предполагающий выпол- нение операций по идентификации проблемной ситуации, оценке имеющихся ресурсов, определению ограничений и допустимых целей действия, а также потенциальных спосо- бов их достижения, в совокупности позволяющих ответить на вопросы «В чем заключается суть проблемы?», «Что есть правда?» и «Как можно действовать в сложившейся ситуа- ции?»; - слой оценки альтернатив, включающий операции по определению критериев и показателей эффективности, мо- делированию предстоящих действий, а также оценку воз- можных исходов и последствий, совместно позволяющих от- ветить на вопросы «Какой эффект следует ожидать от реали- зации того ли иного решения?» и «Чего не следует делать, чтобы не совершить ошибки?»; 167

- слой выбора альтернатив, включающий операции по об- суждению оснований, говорящих «за» или «против» той или иной линии поведения, и собственно акт принятия решения, отвечающий на вопросы «Как лучше действовать?» и «Чего следует опасаться?». Введем в рассмотрение трехместный кортеж: <V, A, G>, где V[0÷1], A[0÷1], G[0÷1] – удельные доли слоев выбора, ана- лиза и генерации при принятии решений данным индивидом (V + A + G = 1). Тогда существует возможность произвести следующую типизацию психики (табл. 3.1). Т а б л и ц а 3.1. Типология психического комплекса по признаку доминирования слоев принятия решений Условное Вид название ти- Краткая Тип картежа пажа характеристика типажа (кличка) При принятии решений руковод- ствуются формальными правилами А <1,0,0> «выбиратель» ранжирования альтернатив, не осо- бенно задумываясь о том, откуда берутся эти альтернативы При принятии решений основное внимание уделяют анализу (оцен- В <0,1,0> «аналитик» ки) альтернатив, пологая, что их генерация и выбор являются делом техники Главное внимание уделяют процес- сам генерации альтернатив, считая С <0,1,0> «генератор» их анализ и выбор второстепенным делом Находит все слои принятия реше- ния одинаково важными и заслу- D <033,0.33,0.33> «комплексник» живающими равнопрочного вни- мания Интеллектуальные механизмы играют огромную роль в развитии цивилизации, науки, техники и всех тех областей знания, где требуются кропотливые исследования, вычисле- ния и наблюдения, логичные рассуждения и умозаключения. Вместе с тем, как справедливо отмечает А.И. Клизовский (1874-1942), «… имея большие плюсы, интеллект имеет и 168

большие минусы. Его развитие полезно до тех пор, пока он прислушивается к голосу своего высшего начала... Но самым большим минусом интеллекта является то, что по мере сво- его развития он начинает считать себя самым высшим нача- лом».32 При доминировании интеллекта человек порывает связи со своей духовной основой и интуицией, в нем начина- ют развиваться самые худшие из тех личных начал, которые заложены в интеллекте, а именно: стремление к разъедине- нию и расчленению, обособленность и самость, эгоцентрич- ность и эгоизм, нетерпимость к чужому мнению и страсть к противоречию и антагонизму. Такая личность становится по- стоянным источником всевозможных конфликтов. Анало- гичное конфликтообразующее свойство интеллекта отмеча- ла Анни Безант (1847-1933): «… интеллект есть в человеке начало разъединяющее, он различает «Я» от «не Я». Он осо- знает только себя одного, а все остальное мыслит как внеш- нее и чужое для себя. Это начало враждующее, самоутвер- ждающее, готовое уничтожить все, что стоит между ним и предметом его желаний. В человеке лишь интеллект по при- роде своей склонен к вражде, ибо он утверждает себя как ве- личину, отдельную от всех остальных, и именно в нем заклю- чается корень разъединения, вечно возобновляющийся источ- ник отчуждения человека от человека».33 Приведенные выше высказывания необыкновенно точ- ны, но в большей степени эмоциональны. На самом деле в ос- нове конфликтообразующих свойств интеллекта лежат глу- бинные, до конца не изученные факторы. Вместе с тем уста- новлено, что они связаны с ограниченностью логических и математических способов решения задач большой размерно- сти. Специалисты по прикладной математике уже давно столкнулись с этой проблемой и даже дали ей образное название «проклятие размерности». С ростом числа варьиру- емых переменных происходит лавинообразное увеличение количества связей между ними (точнее, уравнений, описы- 32 Цит. по Клизовский А.И. Основы миропонимания новой эпохи – Минск, 1997, с. 60. 33 Там же, с.61. 169

вающих эти связи), и если все их учитывать, то время по- требное для решения задачи превысит все разумные преде- лы. В такой ситуации математики-метеорологи говорят, что могут описать динамику атмосферных процессов с помощью нескольких сотен математических уравнений и совершенно точно предсказать погоду на следующий день, но им потре- буется месяц для проведения расчетов. В настоящее время на помощь человеческому интеллекту приходят компьютеры. Однако использование даже самых быстродействующих из них только частично снимает про- блему размерности, поскольку с увеличением детальности описания изучаемого объекта возрастают уже трудности в постановке самих компьютерных задач. Применительно к упомянутому примеру это означает, что математики не- сколько преувеличивают возможности современных матема- тических методов по адекватному описанию атмосферных процессов, перенося проблему из области формализации в сферу физической концептуализации. В силу ограниченности интеллектуальные механизмы принятия решений всегда связаны с необходимостью упро- щения проблемы. Самый очевидный, а потому наиболее рас- пространенный прием заключается в выделении и учете так называемых «основных» или «существенных» компонентов проблемы. В этих внешне «безобидных» категориях как раз и кроются конфликтообразующие свойства интеллекта, так как разделение компонентов проблемной ситуации на ос- новные и неосновные, существенные и несущественные все- гда эвристично, а потому произвольно. Принимаемые при этом решения можно признать лишь условно оптимальными. Слепое воплощение таких решений в действия неминуемо приводит к конфликтам, поскольку то, что одной стороне кажется важным и существенным, для другой стороны пред- ставляется мелким и незначительным. Интуитивный слой представляет собой четвертый шаг в эволюции психического комплекса. Интуиция — это способ- ность человека непосредственно постигать проблемную си- туацию и принимать решения без использования логических 170

или каких-либо других доказательств. Для современной науки секреты построения и функционирования интуиции пока скрыты «за семью печатями». Вместе с тем установлено ее основное свойство: наиболее ответственные и важные ре- шения, связанные со значительной неопределенностью, большой размерностью и существенным риском, принима- ются, как правило, на основе интуиции. Известный французский философ, один из основополож- ников так называемой «философии жизни», Анри Бергсон (1859-1941) считал, что когда речь идет о жизненных инте- ресах первостепенной важности, интуиция освещает челове- ческое «Я», его свободу и место во Вселенной. Под интуицией Бергсон понимал природную способность человека перено- сится внутрь предмета, чтобы слиться с тем, что есть в нем единственного и, следовательно, невыразимого. Интуиция позволяет проникнуть в саму суть вещей. Эта способность интуиции обусловлена тем, что в эволюционном плане она есть первооснова духовной части любых живых существ, воз- никшая вместе с их физическим появлением на Земле. Это тождественное с душой состояние Бергсон называл первона- чальной интуицией. В ходе эволюции человека первоначаль- ная интуиция «рассеялась», разделяясь на инстинкт и интел- лект. В первом случае она лишилась самосознания, а во вто- ром — способности проникать в сущность реальности. У со- временного человека интуиция, по мнению Бергсона, почти целиком отдана в жертву интеллекта и проявляется только в исключительных случаях. Вместе с тем, подошло время, когда человек начинает овладевать «рассеянной» интуицией, и в недалеком будущем она займет достойное место в его психи- ческом комплексе, потеснив тем самым инстинктивные, ин- теллектуальные и рефлексные механизмы принятия реше- ний. Существуют еще несколько гипотез, объясняющих меха- низмы интуиции. Внимания заслуживают две из них. Первая гипотеза отталкивается от положений древнеиндийской фи- лософии ведийского периода и развивается в современных эзотерических учениях (от греч. esoterikos — внутренний, 171

тайный). Согласно этой гипотезе, мыслительная деятель- ность человека рассматривается как процесс, выходящий за рамки его физического тела. При этом предполагается, что нервные клетки коры головного мозга и некоторае другие части организма выступают в качестве своеобразных генера- торов информационных мыслеобразов. Эти мыслеобразы в совокупности образуют информационное пространство на ментальном и астральном уровнях материи. Любой человек не только формирует это пространство своими мыслями, но может черпать из него информацию. По мнению сторонников этой гипотезы, в высших мирах существуют целые области, которые наполнены мыслеобразами будущих изобретений и открытий, созданными великими людьми прошлого. Этим коллективным «банком знаний» люди всегда пользовались и пользуются. Каждый человек считает себя творцом тех мыс- лей, которые он позаимствовал на ментальном и астральном уровнях материи, а процесс обретения знаний он осознает как интуицию. В соответствии с другой гипотезой считается, что интуи- тивные механизмы основаны на способности человека рас- ширять классические логические конструкции за счет ис- пользования новых пока неизвестных логических операций. Предполагается, что такие операции связаны с выделением и формированием описаний проблемных ситуаций, их струк- турированием, трансформацией и обобщением, корреляцией частных решений, а также с использованием нечетких мно- жеств и нечетких алгоритмов. Используя такие операции, че- ловек способен не только глубже проникать в существо предметов, но и познавать их с различных сторон. Согласно мнению сторонников этой гипотезы, интуиция представляет собой не что иное, как расширенный интеллект. Решения, основанные на интуиции, в силу присущих им качеств многоаспектности, широты, логической необъясни- мости, неожиданности и новизны зачастую входят в проти- воречия с решениями низших слоев. В результате образуются многочисленные межличностные и внутриличностные кон- фликты типа «интуиция – интеллект», «интуиция – рефлекс» 172

и «интуиция – инстинкт». Кроме того, интуитивные решения во многих случаях не соответствуют тем жизненным реали- ям, которые окружают каждого человека, и это служит осно- вой для возникновения конфликтов типа «необходимое – возможное». Индивидуумов, в психическом комплексе которых доми- нируют интуитивные механизмы принятия решений, часто называют людьми «не от мира сего». Многие их поступки и художественные творения непонятны разуму современни- ков, не укладываются в стандартную логику мышления, ка- жутся абсурдными, а потому нередко осуждаются и отверга- ются. Иллюстрацией тому служит, например, творчество ху- дожников Пабло Пикассо, Василия Кандинского, Марка Ша- гала, композиторов Дмитрия Шостаковича, Альфреда Шнит- ке, поэтов Николая Гумилева, Иосифа Бродского. Указанные выше слои сформировались в процессе дли- тельной эволюции человека как биологического и социаль- ного вида и обладают способностью генетического наследо- вания. Индивид от индивида отличается врожденной степе- нью доминирования того или иного слоя принятия решений и развитостью их механизмов в результате социализации. Введем в рассмотрение кортеж: <INS, REF, INT, INU>, где INS [0÷1], REF [0÷1], INT [0÷1], INU [0÷1] – удельные доли ин- стинктивного, рефлексного, интеллектуального и интуитив- ного слоев при принятии решений данным индивидом (INS + REF + INT + INU = 1). Тогда существует возможность произве- сти фундаментальную типизацию психики (табл. 3.2). Данная типология имеет как теоретическое, так и прак- тическое приложение, позволяя количественно обрисовать психологический портрет того или иного человека или той или иной социальной группы, и на этой основе точно опреде- лить характер целевого информационного воздействия.34 34 Подробнее см.: Десятов Д.Б., Новосельцев В.И. Теория конфликта. – Воронеж: Научная книга, 2008. – 346 с. 173

Т а б л и ц а 3.2. Фундаментальная типология психического комплекса Условное Вид Краткая Тип название типажа картежа характеристика типажа (кличка) При принятии решений руко- «животное», водствуются исключительно «зверь», инстинктивными позывами и I <1,0,0,0> «растение», влечениями (поесть, поспать, «отмороженный» выпить, покейфовать, ото- мстить и т.д.) Механически принимают ре- «зомби», шения на основе наученного, «запрограммиро- усвоенного, внушенного, не ванный», задумываясь о причинно- II <0,1,0,0> «ремесленник», следственных связях между «посредствен- явлениями и не вникая глубо- ность» ко в суть проблемных ситуа- ций Решения принимают исклю- чительно на основе четких и ясных логических умозаклю- «интеллектуал», чений, строгих расчетов, все- III <0,0,1,0> «здравомысля- сторонних теоретических щий», «демон» обоснований, сопоставления теории с практикой, учитывая неопределенности, риски и возможные потери Сами не знают, почему и на ос- нове чего принимают то или «не от мира сего», IV <0,0,0,1> иное решение, и не могут по- «гений» яснить другим мотивы и пра- вила своего выбора Постоянно находятся в состо- янии внутреннего конфликта «нерешительный», между инстинктивными позы- <0.25,0.25, «неуверенный», вами, полученными знаниями, V 0.25,0.25> «колеблющийся», логикой здравого смысла и «тормоз» интуитивными прозрениями. Не способны к самостоятель- ному принятию решений Конфликтность человека зависит не только от того, ка- 174

кой слой принятия решений доминирует в его психике, но и от индивидуального темперамента и свойств памяти. Темперамент и эмоции характеризует индивида со сто- роны динамических особенностей его психической деятель- ности: темпа, ритма и интенсивности. Это своего рода пси- хокатализаторы, регулирующие (ускоряющие или замедля- ющие) работу всего комплекса механизмов, составляющих психику человека. Как известно, по своему темпераменту люди подразде- ляются на сангвиников, холериков, меланхоликов и флегма- тиков, а соответствующая типология может быть задана кор- тежем: <S, Х, М, F>, где S [0÷1], Х[0÷1], М[0÷1], F[0÷1] — удель- ная доля сангвинического, холерического, меланхолического и флегматического в темпераменте индивида (S+Х+М+F = 1). Такая дифференциация, по-видимому, сложилась эволю- ционно, в результате длительного проживания компактных человеческих групп в существенно различающихся физико- географических и климатических природных условиях. Раз- личия в темпераменте и в эмоциональном восприятии ситуа- ций сами по себе могут служить конфликтообразующим фак- тором, воплощающимся в противоречивые действия через механизмы принятия решений. Так, например, меланхоликам и флегматикам в большей мере свойственна интуиция и ин- теллект, а сангвиникам — рефлексный механизм. Однако между темпераментом и слоями принятия решений нет жесткой функциональной зависимости. Поэтому свойства темперамента только объясняют природную психологиче- скую первопричину конфликтов, но не могут служить осно- ванием для оценки конфликтности данной личности. Память является важнейшим побудителем межличност- ных и внутриличностных конфликтов. Память — это не про- сто хранилище, где накапливаются и раскладываются по полкам данные, поступающие от органов чувств, а затем по мере надобности выдаются в другие отделы психики. Основ- ные свойства памяти, прежде всего конфликтогенные, опре- деляются ее способностью к формированию на подсозна- тельном, сознательном и надсознательном уровнях так 175

называемых фантомных (от фр. fantome — призрак) моделей. Эти модели представляют собой законсервированные сжа- тые программы, связанные с множественностью отображе- ния прошлых реалий, предполагаемой деятельности и нере- ализованных возможностей. Последующие события и теку- щие проекты включают в эти модели новую информацию — она переносится на прошлое, объединяется с ним. Этот пере- плетающийся информационный конгломерат самоорганизу- ется, структурируется, преобразуется и сжимается — форми- руется фантомная модель «того, что могло бы быть, ... а мо- жет, и было». Особенно много фантомных моделей возникает в детстве, и они определяющим образом влияют на жизненные уста- новки, направление развития и будущую деятельность. Ино- гда детские фантомные модели всплывают в сознании взрос- лых людей, подвергаются дополнительной обработке и снова консервируются. Конфликтообразующая способность фан- томных моделей проявляется в том, что через определенное время в них стирается грань между «тем, что было, и тем, что есть», и возникает устойчивая вера в фантом — некую идею, доктрину или установку, которая на самом деле может и не соответствовать реалиям. Частичное подтверждение фанто- ма превращает его в программу действий, а иногда — в про- грамму жизни, которой иные слепо следуют в своем поведе- нии, невзирая на возникающие противоречия со своим окру- жением. При самооценке доктринная несостоятельность за- частую маскируется под «принципиальность», «настойчи- вость», «верность идеалам» и прочие атрибуты, что еще бо- лее усиливает конфликтные качества данной личности. Для формальной фиксации фантомных качеств психики можно воспользоваться аппаратом нечетких множеств. Так, например, оценка степени фантомности может осуществ- ляться в терминах: «крайне низкая», «низкая», «средняя», «высокая» и «очень высокая», что количественно можно опи- сать с помощью следующих нечетких множеств: КРАЙНЕ НИЗКАЯ = {0,1/1;0,0,2/2}; НИЗКАЯ = {0,2/1;0,2/2}; СРЕДНЯЯ = {0,3/1;0,1/2}; ВЫСОКАЯ={0,2/1;0,3/2}; ОЧЕНЬ ВЫСОКАЯ = 176

{0,2/1;0,2/2}. Такая запись обозначает, что, например, сте- пень принадлежности фантомности субъекта с номером 1 к множеству «очень высокая» равна 0,2. Конфликтообразующие свойства памяти не ограничива- ются прямым действием фантомных факторов. Помимо это- го, наблюдается ее опосредованное влияние на возникнове- ние конфликтов через механизмы принятия решений. Еще Карл Юнг (1875-1961) разделял всех людей на интровертов и экстравертов. Интроверты ориентированы на свой внутрен- ний мир, то есть их механизмы принятия решений использу- ют главным образом априорную информацию, содержащую- ся в памяти. У экстравертов процесс принятия решений свя- зан прежде всего с внешней, текущей информацией, посту- пающей непосредственно от органов чувств. К этому следует добавить, что существует еще один тип людей, которые жи- вут ни прошлым, ни настоящим, а преимущественно мечта- ми, грезами, прожектами, то есть будущим (назовем этот тип психической ориентации «футуризмом»). Эти три тенденции совмещаются в личности, но одна из них доминирует, опре- деляя противоречивость в оценке одной и той же ситуации людьми экстравертивного, интровертивного и футуристиче- ского типов. Типологию психики с точки зрения способа обеспечения информацией механизмов принятия решений можно охарак- теризовать кортежем: <IN, EX, FU>, где IN[0÷1], EX[0÷1], FU[0÷1] – удельные доли интровертивного, экстравертивно- го и футуристического в психике индивида (IN + EX + FU = 1). Эти три типажа совмещаются в определенной пропорции, но одна из них доминирует, определяя противоречивость в оценке одной и той же ситуации людьми экстравертивного, интровертивного и футуристического типов. Следует пом- нить, что такая типизация, в силу ее статистической неопре- деленности, способна лишь объяснить потенциальные при- чины возникновения конфликта, но не может служить осно- ванием для персонифицированной оценки уровня кон- фликтности конкретной личности. Духовная основа. Анализ функционального устройства 177

психического комплекса свидетельствует о том, что хотя в нем и заложены достаточно противоречивые природные факторы, но в его структуре и свойствах отдельных состав- ляющих отсутствуют качества, фатальным образом ведущие к борьбе. Психика человека, по крайней мере, на современном этапе его эволюции устроена таким образом, что ее внутрен- ние механизмы открыты для формирования как противодей- ствующего, так и содействующего стилей поведения. Если у человека нет психических патологий, то его психический комплекс управляем и координируем. Эти функции выполня- ет особый компонент — его духовная основа. В художественной литературе и философских исследова- ниях этот важнейший атрибут внутреннего устройства чело- века чаще всего называется «системой духовных и культур- ных ценностей личности». В его ПОНЯТИЯ многочисленных и порой весьма глубоких описаниях зачастую при- сутствуют элементы эмоциональ- ЦЕЛИ ного, неопределенного, гипербо- лизированного, идеологизирован- КРИТЕРИИ ного, загадочного и мистического. При прагматическом подходе эти элементы снимаются и духовную ОГРАНИЧЕНИЯ основу личности можно опреде- лить как функциональный раздел К ПСИХИКЕ ОТ ПСИХИКИ сущности человека (рис. 3.3), направляющий психическую дея- Рис. 3.3. Функциональная структура духовной тельность и координирующий ра- основы личности боту всех составляющих психиче- ского комплекса путем: - формирования пространства базовых понятий (П), кото- рыми оперирует человек в процессе своей жизнедеятельно- сти и на основе которых он воспринимает и осознает окру- жающий его мир; - определения целевых функций (С), выражающих соци- альные и иные устремления человека как в конкретной ситу- ации, так и в процессе его жизни; 178

- установления критериев принятия решений (К), то есть правил, позволяющих человеку судить о степени достижения своих целевых устремлений и формирующих оценочные по- нятия, в частности такие, как «хорошо–плохо», «добро–зло», «прогресс–регресс», «красивое–некрасивое» и др.; - вырабатывания системы ограничений (О) на процессы функционирования психического комплекса, с одной сторо- ны, накладываемых на поведение человека внешней средой (моральные, этические, религиозные и другие нормы), и, с другой стороны, определяемых состоянием его физического тела, здоровьем, самочувствием и т.п. В модельном виде духовную основу человека (ДО) можно представить в виде кортежа: ДО = П, С, К, О, все позиции ко- торого должны быть обязательно заполнены. Случай, когда какая-либо позиция пуста, характеризуется как духовная патология. Виды ее различны. Так, если С = 0, то у данного человека отсутствуют целевые установки, что обычно выражается фразой «потеря смысла жизни». При К = 0, в духовной основе человека отсутствуют критерии приня- тия решений. Он не может отличить хорошее от плохого, нравственное от безнравственного и т.д. Такую личность принято называть беспринципной. Если П = 0, то такая лич- ность теряет коммуникационные способности. Она не может довести свои мысли до окружающих, и не способна адекватно воспринять поступающую к ней информацию. При О = 0, у че- ловека отсутствуют всякие ограничения на совершаемые по- ступки, его образно называют «отморозком» или «беспре- дельщиком». Когда П = С = К = О происходит полная дезорга- низация работы всех механизмов психического комплекса человека. Он физически здоров, но его действия и поведение в целом становятся неопределенными и внутренне противо- речивыми. Наступает состояние, которое принято называть духовным кризисом личности — явление весьма распростра- ненное, но пока недостаточно изученное. Формирование духовной основы происходит в процессе социализации индивида под воздействием противоречивых, а зачастую и несовместимых политических, религиозных, 179

экономических, этнических и других систем, элементом ко- торых выступает каждый человек. Поэтому в самой духовной основе заложены понятийные, целевые, критериальные и ограничительные противоречия, которые, отражаясь и пре- ломляясь на психическом уровне, воплощаются в конфликт- ные действия. В этом аспекте становится понятной основная заповедь христианского вероучения: «Блаженны нищие ду- хом, ибо их есть Царство Небесное» — любая социальная док- трина, которую придумал человек, изначально порочна, сколько бы привлекательной она не казалась. Рассматривая психологические факторы, обусловливаю- щие возникновение конфликтов, мы имели в виду только индивидуальные свойства человека: способность к много- слойному принятию решений, личный темперамент, инди- видуальную память и персональную духовную основу. Одна- ко такими же свойствами обладают и группы людей. Люди, объединяясь в систему по какому-либо признаку (политиче- скому, семейному, религиозному, производственному и т.п.), принимают коллективные решения, образуют групповой темперамент, формируют коллективную память, создают си- стемную духовную основу (культуру). Поэтому, наряду с ин- дивидуальной, выделяют коллективную психику. Как уже отмечалось, коллективная психика соотносится с индивиду- альной в той же мере, в какой соотносятся между собой «си- стема» и «элемент». Группа людей, организованная в систему, мыслит как целое и неосознанно для каждого в отдельности; если один человек и может объяснить другому свое понима- ние ситуации, то никто не может в полном объеме осознать групповое отображение. Чем крупнее (по численности) и ин- формативнее (по коммуникабельности) общество, тем слож- нее индивиду постигнуть тенденцию движения и тем проти- воречивее становятся его взаимоотношения с системой, вы- ливаясь в постоянно действующий конфликт «человек– общество». 180

* * * В конечном счете возникновение всего бесконечного разно- образия конфликтов связано с наличием противоположных свойств у всех объектов нашего мира и переходом этих свойств в противоречия и борьбу из-за дефицита ресурсов и недостаточных коммуникационных способностей. Наш мир соткан из противоположностей и противоре- чий, которые через конфликты выступают главным рычагом, управляющим движением вещей. Механизм такого управле- ния заключается в том, что противоположности и противо- речия в процессе своего развития порождают ресурсно- коммуникационный дефицит, несовпадающие интересы и потребности личного, общественного развития и другие объ- ективные конфликтогенные факторы. В свою очередь кон- фликты, разрешаясь тем или иным образом, порождают но- вые противоположности и противоречия. В итоге получается своеобразный замкнутый цикл, на который накладываются еще и субъективные конфликтогенные факторы. Таким об- разом, если в основе конфликта лежат объективные факто- ры, то устранить его без последствий невозможно, если же конфликт субъективен по своей сути, то тогда существуют способы его ликвидации путем воздействия на причины, ко- торые обусловили его возникновение. Неустранимость конфликтов как явлений вовсе не гово- рит о фатальной (предопределенной) конфликтности при- родных и общественных явлений и тем более об исключи- тельно деструктивном характере конфликтов, а свидетель- ствует лишь о том, что они являются такой же повседневно- стью как гармония, согласие, любовь и безразличие. В этой многоаспектной обыденности можно как процветать, благо- денствовать и преуспевать, так и загнивать, деградировать и погибать. Все зависит от тех, кто живет в этом мире и от того, к чему они стремятся, насколько познали место своего оби- тания и каков уровень их культурного и гуманистического развития. Иными словами, конфликты — это, хотя и потен- циально неустранимые, но вовсе не фатальные, а вполне управляемые явления. Можно с полным основанием утвер- 181

ждать: человек был одарен разумом не для того, чтобы раз- жигать конфликты и погибать в них, а затем, чтобы научить- ся управлять ими на пользу себе, обществу и природе. Важный вопрос заключается в том, зачем природа награ- дила человека столь сложной и весьма конфликтогенной психикой. Ответ на него неоднозначен. С одной стороны, многослойная структура психики досталась нам как резуль- тат борьбы за выживание. Будучи конфликтной изначально, она позволяет человеку нелинейно рассуждать и принимать неординарные решения в самых тяжелых ситуациях, защи- щая его от разнообразных ошибок и помогая лучше ориенти- роваться в коллизиях социальной жизни. С другой стороны, сложность психической структуры приводит к тому, что вполне нормальный человек постоянно находится в психиче- ски неуравновешенном состоянии, поскольку множествен- ность механизмов принятия решений диктует многообразие линий поведения даже в относительно простых ситуациях. Такое состояние существенно усложняет нашу жизнь, но од- новременно жизненно необходимо человеку для того, чтобы его психический комплекс не деградировал, а развивался и совершенствовался. Уравновешенность психики обеспечивается духовным уровнем развития личности. Отсюда следует, что фундамен- тальным направлением снижения конфликтности как инди- вида, так и общества, является повышение индивидуального и коллективного духовного уровня. Проблема понятная, но трудновыполнимая. Вопросы для самопроверки 1. Что в понимании Гегеля составляет фундаментальный источник возникновения конфликтов? Какой смысл вклады- вал Гегель в категории «противоположность» и «противоре- чие»? 2. Дайте формулировку и поясните суть принципа кон- фликтной дополнительности. Покажите на примерах, каким 182

образом можно использовать этот принцип в практической деятельности. 3. Поясните существо ресурсно-коммуникационной кон- цепции причинной обусловленности конфликтов. Приведите примеры, когда дефицит ресурса привел к возникновению со- циального конфликта. 4. Какие черты характера человека следует отнести к конфликтогенным, а какие нет? Можно ли, зная черты ха- рактера данной личности, внести достоверное суждение об уровне ее конфликтности? 5. Каким образом можно использовать рассмотренную в разделе 4.4 модель психического комплекса человека для по- строения психологического портрета личности? Укажите возможные варианты применения психологического портре- та личности в практической деятельности юриста. 6. Что такое правовое отчуждение личности? У каких слоев и групп населения оно выражено в большей мере. Прав ли был Карл Маркс, утверждая, что корни правового отчужде- ния личности кроются в частной собственности на средства производства? 7. Изобразите схематично структуру психического ком- плекса человека, расскажите о функциональном назначении его частей. Укажите конфликтогенные области в структуре психического комплекса. 8. Что включает в себя понятие духовной основы челове- ка? Как вы понимаете следующее утверждение: духовная ос- нова человека является координирующим слоем по отноше- нию к его психическому комплексу. 9. Прав ли был Зигмунд Фрейд, полагая, что единственной причиной социальных изменений, войн и революций является биологическая природа человека, его инстинктивные влече- ния, которые периодически прорываются сквозь социальные ограничения, вызывая соответствующие трансформации или деформации социального порядка? Аргументируйте свой от- вет. 183

Динамика конфликтов — это их развитие во времени и в пространстве состояний. До недавнего времени считалось — что динамика конфликтов относительно проста и выражает- ся в том, что в своем развитии они последовательно проходят определенные стадии, в частности, такие как конфликтная ситуация, латентная стадия, активная стадия и другие. На самом деле динамическая структура конфликтов намного сложнее. Во-первых, она многослойная, то есть пространство состояний, в котором происходит развитие конфликта, обра- зует как минимум трехуровневую иерархию, включающую макро-, мезо- и микроуровни. Во-вторых, динамика конфлик- та нелинейная и слабо предсказуемая, то есть траектория развития конфликта изобилует резкими неожиданными по- воротами, спрогнозировать которые не всегда представляет- ся возможным. В виду этого, при изучении динамических аспектов кон- фликтов не хватает вербальных описаний, требуется постро- ение моделей, позволяющих понять сущность развития кон- фликтов и в определенной мере спрогнозировать возможный характер их движения. То есть ответить на вопросы, что мо- жет быть в том или ином конфликте, чего следует опасаться и каким образом можно избавиться от негативных послед- ствий конфликтов или ослабить силу их действия. Моделирование динамики конфликтов не следует рас- сматривать в качестве самоцели. Такие модели являются ра- бочим инструментом, помогающим выработать технологии и способы управления конфликтными процессами. Их досто- инство заключается в том, что открывается возможность ис- пользовать информационно-компьютерные технологий для разрешения и урегулирования конкретных конфликтов. В итоге конфликтология приобретает черты современной 184

научной дисциплины, опирающейся на мощную базу компь- ютерной техники. Относительным недостатком такого под- хода является его сложность. Приходится мириться — сло- жен объект изучения. Итак, следуя системному подходу к изучению явлений, будем различать макро-, мезо- и микродинамику, и соответ- ственно рассматривать общую модель конфликта в виде трехуровневой иерархии, составленной из макро-, мезо- и микродинамических описаний. 5.1. МАКРОДИНАМИКА КОНФЛИКТОВ Макродинамическая модель описывает развитие конфликтов в пространстве укрупненных состояний, в качестве которых примем их критериальные классы, а именно противодей- ствие SP, содействие SS, эксплуатацию SE и нейтралитет S12. Помимо этого введем некое конечное состояние, которое назовем гибелью системы S0. Будем так же полагать, что функционирование каждой из конфликтующих систем ха- рактеризуется эффективностью, а их цель заключается в ее максимизации. В зависимости от изучаемого объекта и зада- чи исследования в качестве эффективности могут использо- ваться различные показатели, например, вероятность дости- жения поставленной политической цели, финансовая при- быль предприятия, прирост численности биологической по- пуляции и т.п. Противодействие характеризуется отрицательным вли- янием конфликтующих сторон на функционирование друг друга, при котором повышение эффективность одной систе- мы влечет снижение эффективности другой, и наоборот, уменьшение эффективности одной системы приводит к ро- сту эффективности другой. В свою очередь, состояние проти- водействия SP подразделяется на антагонизм, S1, строгое со- перничество S2 и нестрогое соперничество S3, которые фор- мально можно определить, например, следующим образом. Антагонизм — предельная степень противодействия в кон- фликте, при котором достижение цели одной стороной ис- 185

ключает достижение цели другой стороной (компромисс не- возможен). Строгое соперничество — состояние противодей- ствия, при котором наибольшая эффективность функциони- рования одной стороны достигается при наименьшей эффек- тивности другой. Иными словами, при строгом соперниче- стве наблюдается такая форма противодействия, в которой взаимоотношения сторон хотя и противоположны, но неан- тагонистичны, то есть, несмотря на противоречия или рас- хождения в позициях, у них имеются точки соприкосновения, где возможны локальные компромиссы. Нестрогое соперни- чество — состояние противодействия, находясь в котором, стороны хотя и оказывают отрицательное влияние друг на друга, но, тем не менее, способны на основе компромисса до- стичь своих целей, хотя возможно не в полной мере. Содействием называется состояние конфликтного про- цесса, для которого характерно положительное влияние сто- рон на функционирование друг друга. Содействие подразде- ляется на единство S4, симбиоз S5, содружество S6 и коалицию S7, которые можно определить следующим образом. Един- ство — это предельная степень содействия, при которой це- ли компонентов системы сливаются в одну общую цель, то есть интересы частей полностью совпадают с интересами це- лого, и наоборот, интересы целого полностью совпадают с интересами частей. Симбиоз соответствует такому взаимно положительному влиянию компонентов системы, при кото- ром они объединены единством цели, но вклад в ее достиже- ние у каждого из них различен (у одних компонентов он больше, у других — меньше). Содружество образуют взаимно содействующие компоненты, цели которых различны, но эти различия не выходят за рамки определенных границ, то есть каждый компонент преследует свои интересы, но они не противоречат системным интересам. Коалиция представляет собой объединение взаимно содействующих компонентов без образования общесистемной цели, допускающее частич- ную противоречивость целей по второстепенным для всей системы вопросам. 186

Эксплуатация как состояние конфликта характеризуется как противодействием, так и содействием. Находясь в этом состоянии, каждая из сторон преследует свои цели, которые противоречивы, но в тоже время ни одна из сторон не может достигнуть своих целей без другой. Несмотря на существую- щие противоречия, каждая из сторон обладает чем-то необ- ходимым для другой стороны и уступает это «что-то» в об- мен на уменьшение противодействия. Вокруг такого обмена и развивается конфликт. Разнообразие форм эксплуатации чрезвычайно велико, но если отвлечься от их содержатель- ной части, то, следуя принятому формализму, можно выде- лить следующие состояния эксплуатации. Нормальная эксплуатация (S8,), возникает тогда, когда, несмотря на существующие противоречия, стороны достига- ют целей своего функционирования, но одна сторона за счет другой. Антагонистическая эксплуатация (S9,), при которой, не- смотря на наличие содействующего компонента, стороны не могут совместно достичь своих целей (одна из сторон выиг- рывает, другая проигрывает). Доброжелательная эксплуатация (S10,), когда обе сторо- ны выигрывают в конфликте, но одна больше другой (то есть за счет другой). Злобная эксплуатация (S11), при которой каждая из сто- рон предпочитает проиграть в расчете на то, что другая сто- рона проиграет еще больше. При нейтралитете (S12) взаимодействия сторон таковы, что не оказывают непосредственного влияния на функцио- нирование друг друга. Нейтралитет — одно из самых не- устойчивых состояний конфликтного процесса. Нейтралитет не означает отсутствия взаимовлияния между сторонами. В этом состоянии нет непосредственного взаимодействия, между компонентами системы, но может существовать опо- средованное взаимовлияние через третью сторону. Гибель системы (S0) наступает тогда, когда ее параметры в результате конфликта выходят из фундаментальной функ- 187

циональной ниши на период времени, превышающий некий порог, определяемый ее адаптационными способностями. Фундаментальной функциональной нишей называется об- ласть пространства, образованная параметрами данной си- стемы, где возможно ее существование. Например, для чело- века как биологической системы характерна фундаменталь- ная ниша, заданная предельными значениями температуры тела, артериального давления, концентрацией кислорода в воздухе и другими характеристиками. Гибель систем играет существенную роль в процессе их конфликта. Угроза гибели вынуждает конфликтующие сто- роны изыскивать приемлемые способы совместного суще- ствования и развития, являясь мощным стимулом, ограничи- вающим их агрессивность и стремление к взаимному подав- лению. Фантом гибели выступает своеобразной обратной связью отрицательного типа между будущим и настоящим если не определяющей, то существенно ограничивающей траектории конфликтного процесса. Возникает естествен- ный вопрос: что происходит с системой после ее гибели? Од- нозначного ответа на него нет. Имеются две точки зрения — прагматическая и изотерическая. Согласно первой точке зре- ния после гибели происходит полная деструктуризация си- стемы, то есть превращение ее в бесструктурную совокуп- ность изначальных элементов (электронов, квантов света, атомов, неорганических молекул и т.п.), которые в последу- ющем служат исходным материалом для формирования но- вых систем. Другая точка зрения исходит из того, что гибель системы означает только разрушение ее вещественного и энергетического остова (физического каркаса — по изотери- ческой терминологии) при сохранении информационной со- ставляющей, то есть той части системы, которая ее собствен- но и образовывала. После ухода с физического плана бытия система как бы перемещается в информационный план, где продолжает свое существование. При определенных условиях информационная сущность может образовывать новые си- стемы в физическом плане бытия. 188

Существуют другие способы задания макросостояний конфликтного процесса, но при любом способе суть заключа- ется в следующем. Макросостояние — это область слабой (локальной) устойчивости в пространстве функциональных факторов системы, где происходит развитие процесса, а сме- на состояний — качественный скачок, неустойчивость в ди- намике процесса, переход системы из одних областей ло- кальной устойчивости в другие. С учетом введенных состояний макродинамика конфлик- та в ее формальном представлении описывается схемой рис. 5.1, где кружками обозначены макросостояния конфликта, а линиями — возможные переходы из одного состояния в дру- гое. Отметим важную особенность такого представления макродинамики конфликта. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ (SP) ГИБЕЛЬ S1 S0 S2 S3 НЕЙТРАЛИТЕТ S12 S4 S8 S S6 S9 S1 S7 S1 СОДЕЙСТВИЕ (SS) ЭКСПЛУАТАЦИЯ (SE) Рис. 5.1. Модель макродинамики конфликта Она заключается в том, что конфликтный процесс нахо- дится не в одном из состояний, указанных на схеме рис 5.1, а во всех сразу, одновременно. Эта необычная особенность конфликтного процесса вполне объяснима на понятийном 189

уровне. Так, в самой дружной семье (семья — это не только люди, но и отношения между ними) непременно присутству- ют не только элементы содействия и нейтралитета, но про- тиводействия и эксплуатации, почти скрытые в одних усло- виях и ярко проявляющиеся в других. В организме самого здорового человека кроются многочисленные болезни (нега- тивные взаимоотношения между компонентами, составляю- щими организм человека), способные переходить в кризисы при определенных условиях, и, в конечном счете, приводя- щие к его гибели. По сути, аналогичное представление о динамике взаимо- действий изучаемых объектов используется в квантовой ме- ханике — так называемый принцип квантовой неразделимо- сти. В соответствии с этим принципом считается, что части целого образования (например, электроны атома вещества) проявляют свои свойства (то есть присутствуют) одновре- менно во всех точках фазового пространства, но с различной вероятностью. Только постулировав принцип квантовой неразделимости, физикам удалось разработать математиче- ские модели, объясняющие экспериментально наблюдаемое поведение микрочастиц. С учетом сказанного развитие конфликта на макроскопи- ческом уровне можно представить в виде «пучка», состояще- го из тринадцати траекторий (по числу возможных макросо- стояний), где всякая отдельная траектория на каждом шаге его развития взвешена вероятностью пребывания конфликта в данном состоянии. Причем, для любого шага справедливо условие: сумма этих вероятностей равна единице, которое можно трактовать как условие сохранения конфликтности. Действительно, в закрытых системах конфликты не исчезают в «никуда» и не возникают из «ниоткуда», они лишь перехо- дят из одной формы в другую, так, что «суммарная» кон- фликтность остается постоянной. При таком представлении динамику макроконфликта удобно отображать в виде табл. 5.1. 190

Т а б л и ц а 5.1 Макросостояния Шаг конфликта конфликта 1 2 К Антагонизм Х1(1) Х1(2) Х1(К) Строгое соперничество Х2(1) Х2(2) Х2(К) Нестрогое соперничество Х3(1) Х3(2) Х3(К) Единство Х4(1) Х4(2) Х4(К) Симбиоз Х5(1) Х5(2) Х5(К) Содружество Х6(1) Х6(2) Х6(К) Коалиция Х7(1) Х7(2) Х7(К) … Нормальная эксплуатация Х8(1) Х8(2) Х8(К) Антагонистическая эксплуа- Х9(1) Х9(2) Х9(К) тация Злобная эксплуатация Х10(1) Х10(2) Х10(К) Доброжелательная эксплуа- Х11(1) Х11(2) Х11(К) тация Нейтралитет Х12(1) Х12(2) Х12(К) Гибель системы Х0(1) Х0(2) Х0(К)  1,0 1,0 1,0 Примечание: Хi(к) — вероятность того, что конфликтный процесс на к-м шаге раз- вития находится в i-м макросостоянии (i = 0,…,12). Рассмотренный подход позволяет не только осуществить детальный анализ макродинамики развития конфликтных процессов, но и в какой-то мере спрогнозировать возможные направления их движения, например, путем привлечения экспертов, задача которых состоит не предсказании исхода конфликта, а в назначении субъективных вероятностей Хi(к). Имея оценки таких вероятностей, можно произвести их об- работку известными математическими методами и предло- жить правила принятия решений о том, какую траектория развития конфликта следует признать более предпочти- тельной. 5.2. МЕЗОДИНАМИКА КОНФЛИКТОВ Мезодинамика конфликтов — это их развитие между макро- состояниями. Мезодинамическое описание позволяет вскрыть содержание тех процессов, которые соответствуют линиям схемы рис. 5.1. 191

SP SP SS SS СКС СЛС СКР СКТ SE SE S12 S12 S0 Рис. 5.2. Модель мезодинамики конфликта В общем случае развитие конфликта проходит опреде- ленные стадии: конфликтную ситуацию (СКС), латентную стадию (СЛС), кризис (СКР) и катастрофу (СКТ), которые будем рассматривать в качестве мезосостояний конфликтов. По определению их начальными состояниями являются проти- водействие (SP), эксплуатация (SE), содействие (SS) и нейтра- литет (S12). Эти же состояния + гибель системы (S0) выступа- ют конечными состояниями. Тогда микродинамика кон- фликта может быть представлена в виде схемы рис. 5.2, на которой выделенными кружками обозначены мезосостояния конфликта, а линиями — возможные направления перехода конфликта из одних состояний в другие состояния. Конфликтная ситуация представляет собой начальную стадию развития конфликтного процесса, содержательная сторона которой заключается в формировании условий, не- обходимых для перерастания противоположных свойств вза- имодействующих систем в противоречия между ними. Такие условия принято называть источниками конфликта. В кон- кретных проявлениях они бесконечно многообразны, но если вникнуть в их существо, то выяснится, что фундаментальным источником любого конфликта служит дефицит ресурсов, необходимых системам для существования, развития и функционирования. Речь идет об энергетических, веще- ственных, информационных, финансовых, морально- 192

волевых, административных и других ресурсах, которые должны быть не вообще, а в нужном месте, в определенное время, требуемого качества и в необходимом количестве, что обеспечивается коммуникациями. Поэтому будем говорить не о ресурсном, а о ресурсно-коммуникационном дефиците. В том случае, когда системы начинают испытывать ре- сурсно-коммуникационный дефицит, у них появляется сти- мул к поиску недостающего ресурса и совершенствованию своих коммуникаций. В физических системах начинают фор- мироваться процессы, направленные на отбор энергии и ве- щества из среды. В биологических системах возникают позы- вы к агрессии и борьбе за овладение пищей, территорией, теплом, а в социальных системах порождаются мотивы к пе- реворотам, революциям, захватническим войнам. Итак, возникновение условий, ведущих к образованию ресурсно-коммуникационного дефицита, побуждает систему сдвинуться со своего устойчивого состояния. Тем самым фик- сируется образование конфликтной ситуации. Далее кон- фликтный процесс может развиваться по следующим направлениям: 1) СКС (СЛС или СКР или СКТ), то есть конфликт может дви- гаться по нарастающей, перейдя в одну из следующих стадий СЛС, СКР или СКТ, что означает эскалацию (дальнейшее разви- тие) противоречий при СКС  СЛС, стремительное (лавинооб- разное) нарастание кризисных явлений при СКС СКР, либо развитие событий в направлении катастрофы при СКС  СКТ; 2) СКС  (SP или SS или SE или S12), то есть конфликт может перейти в одно из локально устойчивых состояний SP, SS, SЕ или S12, что означает — данный конфликт исчерпан, плохо или хорошо, но конфликтующие стороны сумели преодолеть противоположные устремления, нашли не силовые способы восполнения недостающих ресурсов или умерили свои по- требности; 3) СКС  S0, то есть, конфликт, минуя все стадии своего естественного развития, сразу же завершиться гибелью од- ной, нескольких или всех систем, участвующих в конфликте. 193

С позиции гуманизма, важно изыскать такие способы воздействия на социальные конфликты, которые способны обеспечить их развитие преимущественно по второму направлению. Такой подход не следует расценивать как уто- пическое стремление к исключению из социальной жизни конфликтов как таковых. Конфликт — явление неустрани- мое, а вот устранить конфронтацию и разрушающее проти- воборство вполне возможно за счет развития механизмов со- трудничества. Латентная стадия — это начальный шаг на пути воз- никновения активного противоборства, состоящий в перехо- де противоположностей сторон в реальные противоречия между ними. На этой стадии происходит интегро- дифференциация системы, то есть расчленение ее на отдель- ные центры и концентрация вокруг них компонентов с ярко выраженными противоположными свойствами. Примени- тельно к социальным конфликтам это означает разделение людей на стороны, имеющие различия в точках зрения и ин- тересах, с одновременным их объединением в политические движения, партии, экономические, финансовые и другие группировки, преследующие противоположные или несовпа- дающие цели. В юридической сфере латентная стадия — это подготовка к правонарушению или преступлению. В биоси- стемах на этой стадии конфликта происходит распад прежде единого биоценоза и образование сообществ с противопо- ложно направленными биотическими отношениями. В нежи- вой природе под действием физических законов сохранения вещества и энергии, возрастания энтропии и других начина- ется формирование локальных областей с несовпадающими векторами сил. Таким образом, содержательный аспект латентной ста- дии развития конфликта состоит в том, что в этот период происходит формирование конфронтационных позиций сто- рон под действием сохраняющегося дефицита ресурсов, но открытые внешние действия еще не имеют места. Отсутствие очевидных проявлений конфликта послужило основанием 194

для наименования этой стадии. Далее конфликтный процесс может развиваться по следующим направлениям: 1) СЛС  (СКР или СКТ), то есть двигаться по нарастающей, перейдя в стадию кризиса либо катастрофы, что означает пе- реход от конфронтации к реальным противоборствам при СЛС  СКР, или лавинообразное нарастание катастрофических яв- лений при СЛС  СКТ; 2) СЛС  (SP или SS или SE или S12), то есть перейти в одно из локально устойчивых состояний SP, SS, SЕ или S12, что озна- чает — данный конфликт не доведен до кризиса или ката- строфы, в частности потому, что конфликтующие стороны сумели придти к некому компромиссу на основе преодоления взаимоисключающих интересов, поиска не силовых способов восполнения недостающего ресурса или сокращения своих личных потребностей; 3) СЛС S0, то есть, завершиться гибелью одной, несколь- ких или всех систем, участвующих в конфликте. Как и в конфликтной ситуации, выбор пути в латентной стадии определяется самими участниками конфликта. Отли- чие данного этапа состоит в том, что часть и без того малого ресурса может быть затрачена не на развитие системы, а на формирование в ней конфронтационных образований. Это не разрешает, а только обостряет ситуацию, поскольку прибли- жает систему к ресурсной катастрофе. Вместе с тем природа конфликта такова, что этот этап дает возможность противо- стоящим сторонам в последний раз «задуматься» над тем, ка- ким путем изыскивать недостающие ресурсы: экспансией и агрессией или сотрудничеством и взаимопомощью. На пер- вый взгляд кажется, что решение очевидно. Однако на самом деле это далеко не так, поскольку выбор пути значительно осложняется следующими обстоятельствами. В любой системе ресурсы разнородны, взаимосвязаны и имеют ситуативные ранги важности по отношению к обеспе- чению ее жизнедеятельности. Кроме того, значительная часть ресурсов скрыта не только от стороннего наблюдателя, но и от самой системы. В социальных системах ресурсы скры- 195

ваются сознательно, поскольку таким способом элементам удается повысить свою самостоятельность и обеспечить большую свободу действий. Более того, отдельные ресурсы находятся во взаимном противоречии, в частности такие, как духовные и финансовые, интеллектуальные и материальные, поскольку сами способны перейти в конфликт. Поэтому ис- ключить ресурсный дефицит простым добавлением недо- стающего или разделением спорного ресурса, принципиаль- но невозможно (разве только в лабораторных условиях). Находясь в латентной стадии конфликта, стороны опре- деляют свои намерения и формируют свое представление о намерениях «соседа». При этом они опираются на предысто- рию своих взаимоотношений и текущую информацию о вза- имных намерениях. Эта информация, как правило, ограниче- на. В силу этого взаимные намерения сторон могут быть вос- приняты ими с определенными искажениями. Эти искажения проявляются в ошибках двух родов: а) «пропуск цели» — од- на из сторон намеревается решать свои вопросы путем агрес- сии, а другая сторона на основе имеющихся у нее данных оценивает эти намерения как неагрессивные; б) «ложное срабатывание» — одна из сторон намерена решать свои во- просы мирным путем, а другая — оценивает эти намерения как агрессивные. Такие ошибки и их комбинации могут привести к раз- личным и зачастую непредсказуемым последствиям. В част- ности сторона, допустившая ошибку первого рода, может оказаться не готовой к противоборству. Следствием ошибок второго рода могут быть ситуации, в которых одна из сторон, не имея на то объективных причин, начинает развертывать приготовления к противоборству. А если информация об этих приготовлениях становится известна другой стороне, то и она вынуждена предпринимать адекватные ответные меры. Важно отметить, что конфликтные ситуации, возникшие вследствие ошибок второго рода, могут перерасти в проти- воборство при условии, если в системе доминирует так назы- ваемая «агрессивная концепция среды». Такое положение ха- рактерно для криминальных и бытовых конфликтов, в кото- 196

рых неадекватность оценки ситуации, как правило, опреде- ляется личностными факторами: ограниченностью кругозо- ра, стрессом, узостью мышления, состоянием алкогольного или наркотического опьянения и др. В социальных конфлик- тах латентная стадия приобретает особую значимость, по- скольку в этот период еще существует возможность преду- предить перерастание конфронтации в кризис. Кризис — это собственно противоборство сторон. Поня- тием «кризис» часто подменяют понятие «конфликт» и та- ким образом все, что предшествует кризису и следует за ним, исключают из сферы конфликтологического подхода к изу- чению явлений. При этом в методологическом плане возни- кает известное в науке положение, когда «вместе с водой вы- плескивается и ребенок». Кризисы следует рассматривать только как составные и вовсе не обязательные элементы конфликтов, осознавая тот факт, что им предшествует опре- деленная предыстория (конфликтная ситуация и латентная стадия) и на них (кризисах) конфликт еще не завершается. Греческое слово «кризис» означает «решение». Первоначаль- но оно применялось к судебной тяжбе двух сторон, а затем к процессу обсуждения вообще; далее — к борьбе мотивов в человеческой психике; наконец, ко всякому состязанию сил противоположных или конкурирующих. При этом под кризи- сом подразумевается завершение или перелом в ходе неко- торого процесса, имеющего характер борьбы. До «кризиса» борьба идет, положение является неопределенным, колеб- лющимся; момент кризиса есть конец неопределенностям и колебаниям — начинается нечто новое, организационно иное, чем прежде.35 В дальнейшем понятие кризиса расширилось и стало применяться ко всякому резкому переходу, ко всем переме- нам, воспринимаемым людьми как нарушение непрерывно- сти. Так, принято говорить о «кризисе болезни», когда наблюдаемые симптомы резко меняются, о таких «кризисах 35 Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: Кн. 2. – М., 1989. 197

развития организма» как половая зрелость или климакс (утрата способности к деторождению у женщин), когда в жизни организма выступают новые или прекращаются прежние функции. Общественные науки обозначают тем же словом не только моменты переворотов или глубоких ре- форм, но также вообще периоды острых социальных болез- ней: кризисы перепроизводства, обострения классовой борь- бы и т. п. В науках о неорганической природе под это понятие подводятся такие перемены в строении тел, как плавление, замерзание, кипение. Например, температура кипения есть та, при которой жидкость неизбежно, независимо от других условий обращается в газ. В физике и химии есть целый ряд подобных «критических величин», то есть, величин, с кото- рыми связана неустранимость кризиса. В следственной прак- тике кризис может трактоваться, например, как совершение правонарушения или преступления, а в судопроизводствен- ной – как решение суда. В обыденном понимании кризисы ассоциируются с ката- строфами, авариями, банкротствами, стрессами и другими катакликтическими явлениями (от слова катаклизм — кру- той разрушительный переворот), несущими в себе потенциал разрушения. Человек боится кризисов и старается их избе- жать, инстинктивно предчувствуя таящуюся в них угрозу для своего существования и благополучия. Но, вместе с тем, не- смотря на все усилия, кризисы постоянно сопровождают нас в течение всей жизни. С системной точки зрения жизнь лю- бого организма представляется как один целостный ряд кри- зисов, начиная с кризиса рождения и заканчивая кризисом смерти. Человек, так же как и любая другая система, живет только потому, что в процессе эволюции научился преодоле- вать большую часть внутренних и внешних кризисов без ка- тастроф, поскольку выработал соответствующие механизмы и закрепил их наследственно. Типы кризисов. Как в социальных, так и в любых других конфликтах можно выделить следующие типы кризисов (рис. 5.3): системные и структурные; разрушающие, реста- врирующие и трансформирующие; соединительные и разде- 198

лительные, наступательные и оборонительные; эскалации и деэскалации. Между ними нет четких и однозначных границ. Тем не менее, такая типология полезна при анализе кризи- сов, так как позволяет рассматривать их с различных сторон и соответственно принимать более обоснованные решения. Глобальные кри- КРИЗИСЫ зисы охватывают всю систему цели- ГЛОБАЛЬНЫЕ ЛОКАЛЬНЫЕ ком, а локальные – какую-либо ее под- систему или не- СИСТЕМНЫЕ СТРУКТУРНЫЕ сколько подсистем. Такое разделение СОЕДИНИТЕЛЬНЫЕ РАЗДЕЛИТЕЛЬНЫЕ кризисов всегда от- НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ носительно. Напри- мер, происходящий в ЭСКАЛАЦИИ ДЕЭСКАЛАЦИИ настоящее время в США кризис ипотеч- МНОГОСТОРОННИЕ ДВУХСТОРОННИЕ ного кредитования является глобаль- ОБЪЕКТИВНЫЕ ТРАНСФОРМИРУЮЩИЕ ным по отношению к данному государству, СУБЪЕКТИВНЫЕ РЕСТАВРИРУЮЩИЕ и локальным по от- ФОРС-МАЖОРНЫЕ РАЗРУШАЮЩИЕ ношению к мировой экономической си- ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПАРАМЕТРИЧЕСКИЕ стеме. Как будут раз- виваться события, Рис. 5.3. Типы кризисов покажет время. Системными называются кризисы, затрагивающие все стороны жизни си- стемы, в которой они проистекают. Они свидетельствуют о коренных качественных изменениях, происходящих в систе- ме. Примером такого кризиса может служить военный кризис 2003 года в американо-иракском конфликте, приведший к краху режима Саддама Хусейна и коренной перестройке по- литической, экономической, этнической и других сторон гос- ударства Ирак. 199

Структурные кризисы характерны тем, что они ведут лишь к структурной перестройке системы, не затрагивая при этом основ ее построения. Они не приводят к коренным каче- ственным изменениям системы, а лишь перестраивают ее внутреннюю структуру так, чтобы ее сущностная основа оставалась такой же, как и была до кризиса. Пример — пере- строечные кризисы развития нашего государства в период правления Михаила Горбачева. Соединительными или «кризисами С» (по Богданову) называются кризисы, ведущие к формированию новых свя- зей между конфликтующими системами. Разъединительные кризисы («кризисы D»), наоборот, разрушают связи между участниками конфликта. Как отмечает Богданов, различать эти два типа отвлеченно очень легко, но когда мы начинаем изучать явления конкретно, как они выступают в опыте, ока- зывается, что дело несравненно сложнее именно потому, что простых кризисов не бывает: каждый кризис в действитель- ности представляет цепь элементарных кризисов того и дру- гого типа. Для иллюстрации сказанного он приводит такой пример. Рождение ребенка представляет прежде всего отрыв его от тела матери — это кризис D. Затем в его организм по- ступает целый ряд новых компонентов через органы дыха- ния, движения и внешних чувств: происходит множествен- ный кризис С. Наконец, устанавливается новое относитель- ное равновесие со средой на основе определившихся границ — опять кризис D. Характеристика кризиса, следовательно: D C C D. Если нас не интересует или не выяснены усло- вия, вызвавшие акт рождения, то двух букв D достаточно, чтобы выразить ряд процессов распада. Если же они входят в расчет, например, когда роды произошли преждевременно вследствие механического воздействия или нервного потря- сения, — то резюмирующее обозначение будет: C D C C D. С такой же формальной стороны кризис смерти — это разрыв некоторых необходимых для жизни связей; затем наряду с дальнейшим разрывом других связей организма также происходит нарушение границ между его специализи- 200

рованными тканями, а вместе с тем и общих границ между ним и средой, из которой внедряются в него разрушительные агенты, мертвые и живые; наконец, распадение на устойчи- вые физические и химические сочетания: D C D. Наступательные и оборонительные кризисы. В кризисах действия противоборствующих сторон по своему характеру бывают наступательными и оборонительными. Наступа- тельные действия состоят в нападении на противника, по- вреждении его собственности, захвате спорного объекта, изоляции, изгнании, пленении и иных актах, которые направлены на прямое ущемление интересов противостоя- щей стороны. Оборонительные действия заключаются в удержании спорного объекта, самозащите, защите от уни- чтожения или повреждения материальных ценностей и т.п. Главное различие между ними в том, что оборона — это по- пытка удержания имеющегося на данный момент соотноше- ния позиций, сохранения тех своих интересов, которые до сих пор реализовались беспрепятственно, тогда, как наступление меняет соотношение позиций и направлено на утверждение нереализованных интересов. Различие между этими дей- ствиями в достаточной мере условно, поскольку в реальных кризисах они тесно переплетаются между собой и легко пе- реходят из одного в другое. Кроме того, наступление всегда подразумевает сохранение и защиту уже достигнутых пози- ций. Кризисы эскалации и деэскалации. Эскалация в букваль- ном смысле означает расширение, наращивание и обостре- ние кризисов. В нашей печати этот термин получил распро- странение с 60-х годов прошлого века, когда США стали рас- ширять свои агрессивные действия в Индокитае. К основным признакам, свидетельствующим об эскалации кризисов, от- носятся:  интенсификация взаимодействий, при которой каждое последующее воздействие сторон друг на друга выше по ин- тенсивности, чем предыдущее; 201

 расширение сторонами используемых способов и мето- дов воздействий (переход от отдельных ударов к операциям, перерастание демонстраций в мятежи и т.п.);  «генерализация» конфликта, то есть переход к более глубоким противоречиям по сравнению с теми, которые имели место в начале противоборства (вовлечение в него но- вых участников, возрастание объемов потребляемых ресур- сов и т.п.). Для кризисов эскалации характерным является развер- тывание событий по своеобразной спирали: действия одной стороны вызывают контрдействие другой, и это последнее действие отнюдь не адекватно по своим последствиям предыдущему. Из эскалации кризисы могут перейти в деэс- калацию (затухание), когда указанные признаки сохраняют- ся, но как бы меняют свой знак на противоположный: снижа- ется интенсивность действий, сокращается набор используе- мых способов борьбы, сужается территория конфликта, уменьшается число участников. Затухание кризисов не все- гда свидетельствует об их завершении. После некоторого временного затишья кризис может разразиться с новой си- лой, и таких циклов может быть несколько. Разрушающие кризисы приводят к гибели одной, не- скольких или всех сторон, участвующих в конфликте. Прямо противоположными являются реставрирующие кризисы, ко- торые направлены на восстановление статус-кво, возвраще- ние системы в исходное состояние. Примером реставрирую- щего кризиса может служить неудавшийся путч 1992 года, связанный с попытками восстановления в нашей стране коммунистического режима. Трансформирующие кризисы связаны с борьбой за пере- ход системы в некоторое новое, более предпочтительное со- стояние. К ним относятся разного рода перестройки, рефор- мы и инновации, выгодные одним, невыгодные вторым и не- понятные для третьих. Примером трансформирующего кри- зиса является ведущаяся в нашей стране с 2000 года вялоте- кущая реформа жилищно-коммунального хозяйства. 202

Для двухсторонних кризисов типа дуэли характерным яв- ляется несовместимость целей двух сторон. Такой кризис за- вершается для каждой стороны тремя исходами: победой, поражением или ничьей. Наглядным примером двухсторон- него кризиса типа дуэли может служить шахматная партия. В многосторонних кризисах количество их участников не огра- ничивается, так же как и не ограничивается количество ис- ходов. Примером такого кризиса являются специально орга- низованные конкурсы на выполнение каких-либо работ (например, строительно-монтажных). Чем больше фирм и ор- ганизаций участвует в таких конкурсах, тем больший выиг- рыш получают его организаторы. А вот для самих участников исход конкурса может быть самым различным: заказ полу- чен, заказ не получен, заказ поделен между претендентами, все претенденты получили отказ и т.д. По факторам, обусловливающим их возникновение раз- витие, кризисы подразделяются на объективные, субъектив- ные и форс-мажорные Базовые факторы возникновения со- циально-экономических кризисов носят объективный зако- номерный характер и связаны с дефицитом разнородных ре- сурсов, необходимых социальным и экономическим системам для их развития и совершенствования. В этом смысле кризи- сы как явления неустранимы. Вместе с тем, если исходить из того, что управляют общественно-экономическими явления- ми не законы, а люди, в той или иной мере познавшие эти за- коны, то можно утверждать, что немаловажную роль в за- рождении и развитии кризисов играют субъективные факто- ры. Несомненно, что эти факторы подлежат выявлению и ис- коренению, а вот объективные источники должны учиты- ваться при разработке способов управления социально- экономическими кризисами. Иначе, можно получить не про- грамму управления кризисными процессами, а утопию. Организационные кризисы вызваны несовершенством ор- ганизационно-управленческих структур, заложенными в них противоречиями и недоработками. Примером в этом отно- шении могут служить такие, часто наблюдаемые явления, как неполнота и дублирование функций должностных лиц, 203

информационная избыточность, или, наоборот, недостаточ- ность. Параметрические кризисы возникают вследствие не- совершенства структурных элементов, образующих ту или иную систему, а так же из-за несоответствия параметров этих элементов своему функциональному предназначению. Ти- пичной причиной такого типа кризиса служит низкая компе- тенция какого-либо должностного лица. После кризиса развитие конфликта может происходить по следующим направлениям: 1) СКР  (SP или SS или SE или S12), то есть перейти в одно из локально устойчивых состояний SP, SS, SЕ либо S12, что означает — в ходе кризиса стороны сумели найти взаимо- приемлемые решения, позволившие не довести конфликт до катастрофы или гибели его участников; 2) СКР СКТ, то есть, перейти в состояние катастрофы, что, например, соответствует случаю, когда стороны по недомыс- лию или сознательно ведут себя так, что катастрофа системы становится неизбежной; 3) СКР S0, то есть, завершиться гибелью одной, несколь- ких или всех систем, участвующих в конфликте. Сравнивая кризисы с другими микросостояниями кон- фликта, следует отметить: дойдя до кризиса, участники кон- фликта, с одной стороны, начинают настолько тесно взаимо- действовать друг с другом, что фактически образуют уже единую систему, а с другой стороны, попадают в крайне не- устойчивое положение, наиболее близкое к их возможной гибели или катастрофе. Но в кризисах нет фатальности и предопределенности: направления их развития зависят не столько от внешних факторов, сколько от решений и дей- ствий противостоящих сторон. Катастрофу как состояние конфликтного процесса не следует отождествлять с гибелью системы. Потерпев ката- строфу, система может восстановить свое функционирова- ние, то есть войти в свою фундаментальную функциональ- ную нишу, используя присущие ей адаптационные механиз- мы. Гибель же — это катастрофа, после которой разрушаются 204

адаптационные механизмы системы, и она теряет способ- ность занять свою фундаментальную функциональную нишу после внешних отклоняющих воздействий. Если прибегнуть к медицинской терминологии, то катастрофа выражается, например, в пребывании больного в реанимационном отде- лении после перенесенного кризиса какой-либо болезни. Из состояния катастрофы конфликт может развиваться по двум направлениям: (СКТ  S0) или [СКТ  (SP или SS или SE или S12)], то есть двигаться либо к гибели его участников, ли- бо к одному из новых устойчивых состояний: нейтралитету, содействию, другим формам эксплуатации или иным формам противоборства. Наглядным примером социальной катастрофы, развитие которой произошло по первому пути, может служить Великая октябрьская социалистическая революция 1917 года, завер- шившаяся, как известно, крахом Российской империи и гибе- лью миллионов людей, втянутых в братоубийственную гражданскую войну. Примерно через 85 лет уже в СССР со- вершилась другая катастрофа, после которой государствен- ность как таковая не погибла, а произошла трансформация общественных отношений в сторону капитализма, то есть эксплуатации. В настоящее время затруднительно дать объ- ективную и исчерпывающую оценку катастрофическим со- бытиям, произошедшим у нас в стране в конце двадцатого века, но факт налицо. Данная социальная катастрофа не при- несла значительных человеческих жертв, и российское обще- ство, преодолевая различного рода кризисы, неуверенными шагами двинулось по пути западной демократии, рыночной экономики и наемного труда. 5.3. МИКРОДИНАМИКА КОНФЛИКТОВ По определению микродинамическая модель описывает раз- витие конфликта в рамках какого-либо макросостояния. Для разработки такой модели необходимо зафиксировать макро- состояние конфликта, а затем, используя математические или какие-либо другие методы, построить микромодель 205

конфликта. Естественно, что она будет справедлива только для данного и ни какого другого макросостояния. Более того, поскольку при детальном анализе необходимо учитывать конкретные свойства моделируемого процесса, то вполне очевидно, что невозможно разработать универсальную мо- дель микродинамики любого конфликта. Необходимо исхо- дить из специфики проблемной области. Продемонстрируем принципы построения микродинамической модели на при- мере антоганистического конфликта. Антагонистическими (от греч. antagōnisma — спор, борь- ба) называются конфликты, в которых несовместимы цели сторон. В таком конфликте существует некое конечное со- стояние, называемое выигрышем или победой, достичь ко- торого может только один из его участников. Наглядным примером антагонистического конфликта могут служить выборы депутатов в государственную или региональную Ду- му, когда победу на выборах может одержать только один из кандидатов, либо все претенденты будут отвергнуты изби- рателями. Другим примером конфликта этого типа являются спортивные игры, в частности шахматы, где в самих прави- лах заложены либо выигрыш одной из сторон, либо ничья (невыигрыш ни одной из сторон). Особой остротой и тяжки- ми последствиями отличаются вооруженные конфликты, ко- торые антагонистичны по своей природе и, как правило, яв- ляются кризисной стадией развития какого-либо политиче- ского или экономического конфликта. Укрупненная структурная модель динамики антаго- нистического конфликта. Отметим системные особенности антагонистических конфликтов, существенные с точки зре- ния их динамики. Во-первых, антагонистичность приводит к структурному упрощению конфликта. Такие конфликты быстро минуют конфликтную ситуацию и латентную стадию и сразу же переходят в кризисное состояние, в котором и раз- виваются все последующие события. Во-вторых, антагони- стичность придает конфликту черты эргодичности, то есть некоторой определенности возможных вариантов их исхода. В таких конфликтах типы конечных состояний (исходов) в 206

принципе определены заранее. Они завершаются победой одной из сторон (соответственно, поражением других сто- рон), либо невыигрышем всех сторон.36 В-третьих, эти кон- фликты развиваются по симметричной многоэтапной схеме «мера-контрмера», когда в ответ на действие одной стороны следует действие другой стороны. Причем каждая из сторон должна располагать такими способами действий, на которые другая сторона имеет возможность ответить адекватными действиями, то есть в антагонистических конфликтах вы- полняется принцип баланса сил или взаимной управляемо- сти. В противном случае одна из сторон будет заведомо иметь преимущество, и исход конфликта становится очевид- ным. В-четвертых, в антагонистических конфликтах каждая сторона действует вполне целеустремленно, то есть, имеет ясную цель и осознанно выбирает рациональные способы ее достижения с учетом возможной реакции противостоящей стороны. Для этого на каждом этапе конфликта противосто- ящие стороны оценивают результаты предшествующих эта- пов, добывают информацию о намерениях противника, про- гнозируют его возможные действия на последующих этапах и принимают решение относительно стратегии и тактики собственного поведения. С учетом отмеченных особенностей укрупненную модель динамики антагонистического конфликта можно предста- вить в виде ориентированной симметричной поэтапной схе- мы, на которой кружками обозначаются результаты дей- ствий участников на каждом этапе (выигрыши — V), а стрел- ками — элементарные шаги в действиях сторон. На рис. 5.4. приведен пример использования такой моде- ли для описания процесса боя двух торпедных военных ко- раблей в открытом море (предполагается, что других участ- 36 Строго говоря, конфликтный антагонистический процесс нельзя назвать эргодическим, поскольку существует возможность установить априори только типы исходов, но не конкретные конечные ситуации. Например, в шахматах заранее определен исход борьбы – мат королю противника или ничья, но неизвестен вид матовой или ничейной пози- ции. 207

ников конфликта не существует). В таком бою каждая сторо- на имеет целью уничтожение другой стороны путем упреждающего пуска торпеды. Поэтому необ- 1 2 3 V1 V1 V1 ходимыми элементар- ными шагами являются V0 для первого участника (в равной мере и для 1 2 3 V2 V2 V2 второго): обнаружение корабля противника; Рис. 5.4. Укрупненная структурная сближение и подготов- модель динамики антагонистическо- го конфликта ка к пуску торпеды; пуск торпеды. Выигрыш сторон на каждом элементарном шаге состоит в достижении желаемого для них изменения ситуации кон- фликта: V11 (V21) — упреждение противника в обнаружении цели; V12 (V22) — упреждение противника в подготовке пуска торпеды; V13 (V23) — упреждение противника в пуске торпе- ды. Выигрыш на последнем шаге определяет выигрыш кон- фликта в целом. В свою очередь, каждое из состояний, до- стигнутое в результате элементарного шага (кроме послед- него), определяет начальные условия для следующего эле- ментарного шага. Именно такие соотношения шагов и выиг- рышей описывает схема, приведенная на рис. 5.4, где V0 — начальные условия конфликта. Итак, упредить противника в целевом действии, значит, при прочих равных условиях вы- играть в конфликте. Иерархия антагонистического конфликта. Как извест- но, для совершения целевого действия необходима инфор- мация. Ее нужно добыть, обработать и представить в соот- ветствующем виде элементу, принимающему решение на со- вершение действия. Так, в том же примере боя двух кораблей после обнаружения противника (выигрыш — V1) для сбли- жения и подготовки к пуску торпеды необходимо: уточнить взаиморасположение кораблей; вычислить точку встречи торпеды с кораблем противника; произвести расчеты на 208

сближение и занятие выгодного для пуска торпеды положе- ния корабля. Ясно, что противники мешают друг другу в про- ведении таких операций, например, маневрированием, со- зданием ложных целей, постановкой дымовых завес или по- давлением электронными помехами корабельных радиоло- каторов. В итоге развитие конфликта переходит из сферы физических действий в сферу информационного противо- действия, то есть кон- V 11 V12 V13 фликт приобретает фи- зико-информационную V0 а) иерархию. Поскольку V 21 V22 V23 участники информацион- ного конфликта действу- ют в расчете на разреше- ние конфликта в свою I1 1 I1 2 V1 2 пользу, то для описания V21 б) информационной части конфликта следует по- I21 I22 V22 строить схему, аналогич- ную схеме на рис. 5.4, но с соответствующей заме- ной содержательной D1 I12 трактовки выигрышей (V в)  I). Заметив, что инфор- I21 I22 мационный конфликт должен разрешаться Рис. 5.5. Иерархическая структурная между смежными выиг- модель динамики антагонистического конфликта рышами физического конфликта (например, V1 и V2), приходим к вложению схем (рис. 5.5). На схеме физиче- ского конфликта (а) выделяется фрагмент (указанный на ри- сунке пунктиром), который разворачивается в схему инфор- мационного конфликта (б). В свою очередь, схема информа- ционного конфликта, выделенная на рисунке 5.5 штрихпунк- тиром, разворачивается в схему вида (в), которая отражает принципиально другую ситуацию: неожиданным действием D1 одна из сторон может сорвать прогнозируемое развитие 209

конфликта и лишить противостоящую сторону ожидаемого выигрыша. Способы выбора стратегии в антагонистическом кон- фликте. В антагонистическом конфликте поведение сторон принято характеризовать стратегией и тактикой. Тактика — это план действия противоборствующих сторон на один эле- ментарный шаг конфликта. Стратегией называется план дей- ствия сторон на весь период развития конфликта вплоть до его завершения. Стратегия играет координирующую роль по отношению к тактике в том смысле, что тактика действия каждого участника конфликта подчинена принятой страте- гии, однако при определении тактических действий должна присутствовать определенная свобода выбора. В рамках од- ной и той же стратегии следует допускать различные вари- анты тактических действий. Но возможен и крайний вариант, когда стратегия полностью определяет тактику. В дальней- шем для упрощения будем полагать, что стратегией одно- значно задается тактика действий конфликтующих сторон, то есть будем оперировать только понятием стратегии. Каждая из сторон должна перед началом конфликта вы- брать стратегию своего поведения с целью завершить кон- фликт в свою пользу, сообразуясь при этом с условиями внешней обстановки, своими возможностями и исходя из возможных стратегий поведения противника. Конечно, по ходу конфликта стратегии могут и должны меняться, но в любом случае существует проблема выбора первоначальной стратегии (отсутствие стратегии — это тоже стратегия). Суть проблемы состоит в том, что сторона, делающая выбор, тем или иным способом должна установить, в какой мере другая сторона склонна и способна следовать избранной стратегии и уже на этой основе принять решение относительно страте- гии своего поведения. Существует три способа решения та- кой проблемы: игровой, ситуационный и оперативный При игровом способе ситуация конфликтного взаимодей- ствия считается вероятностной, а конфликтный процесс — эргодическим. Решение принимается путем усреднения оце- нок вероятностей исходов конфликта по множеству реализа- 210

ций конфликтного процесса. При этом наилучшим считается решение, гарантирующее в среднем минимальный проигрыш в условиях, когда противник применяет максимально не- удобную стратегию, а мы в ней ведем себя наилучшим обра- зом. Такой способ принятия решений можно назвать осто- рожным — стремись к лучшему, но исходи из худшего. В том же духе советовал поступать Марк Тулий Цицерон: «Следует не только выбирать из зол наименьшее, но и извлекать из них самих то, что может быть в них хорошего». Так целесооб- разно поступать в ситуациях, когда достоверно установлен весь перечень возможных стратегии поведения противника и требуется не столько победа над ним, сколько сведение к ми- нимуму риска собственного поражения. Изучением алгорит- мов, реализующих стохастический способ разрешения кон- фликтных ситуаций, занимается теория игр и статистических решений. При ситуационном способе стороны выбирают стратегии своего поведения, основываясь на данных разведки, цель ко- торой состоит в добывании максимально достоверных све- дений относительно того, какую стратегию намерен исполь- зовать противник в предстоящем конфликте. При таком спо- собе считается, что каждой стратегии противника соответ- ствует адекватная стратегия собственного поведения, а про- блема выбора сводится по существу к оценке полноты и до- стоверности информации о противостоящей стороне. Поэто- му при ситуационном выборе стратегии потенциально выиг- рывает в конфликте сторона, располагающая более полной и достоверной информацией о намерениях противника. В ре- альных конфликтах использование ситуационного способа существенно усложняется тем, что конфликтующие стороны применяют специальные меры противодействия разведке противника (дезинформацию, оперативную маскировку, имитацию намерений и т.д.). Поэтому целесообразно исхо- дить из того, что антагонистический конфликт начинается задолго до того, как он будет проявлен в виде активных фи- зических действий. Активной фазе конфликта предшествует информационная борьба, которая не прекращается вплоть до 211

завершения конфликта. Выигрыш в информационной борьбе еще не означает выигрыша в конфликте, но именно в этой сфере закладываются предпосылки к победе или к пораже- нию. Ситуационный способ выбора стратегии применяется и в том случае, когда конфликтующая сторона не очень увере- на в достоверности информации, добываемой собственной разведкой, но готова рисковать, полагая, что уже в ходе про- тивоборства ей удастся добыть новую информацию и скор- ректировать свои действия. Как говорил Наполеон Бонапарт: «Надо ввязаться в бой, потом видно будет». При оперативном способе стороны не только принимают решение относительно стратегии своего поведения, но и навязывают противнику выгодную им стратегию его пове- дения. Этот способ реализуется в виде рефлексивного управ- ления, которое рассмотрено выше. Здесь же отметим следу- ющее. Рефлексивное управление является наиболее универ- сальным способом выбора стратегий в антагонистических конфликтах и играет огромную роль в таких областях чело- веческой деятельности, как дипломатия, политика, админи- стративно-управленческая деятельность. Его несомненное достоинство заключается в возможности гибкого сочетания как силового, так и информационного давления на против- ника: победа в противоборстве достигается не только силой, но и умом. Способность осуществлять рефлексивное управ- ление — признак талантливого руководителя, умеющего по- ставить под контроль «волю случая» путем навязывания взаимодействующей стороне желаемый ему способ действия. Во многом — это искусство. Однако, как известно, каждое ис- кусство имеет свою науку, то есть «хранительницу» законов, лежащих в основе данного искусства. Завершая обсуждение модели антагонистических кон- фликтов, следует обратить внимание на еще одну особен- ность, актуальную в век демократических перемен. В таких конфликтах недопустимы неуверенность и колебания. Если такой конфликт развязан, то все сомнения должны быть от- брошены, а основные усилия сосредоточены на достижении победы всеми допустимыми способами. Потом история рас- 212

судит, кто был прав, а кто виноват, но если в ходе такого конфликта проявить малодушие и нерешительность, то ис- ход однозначен — будешь виноват. Исторических примеров тому несть числа. * * * Образно развитие конфликта можно сравнить с блужданием по лабиринту, который по ходу дела возводят сами конфлик- тующие стороны. Вход в этот лабиринт соответствует содей- ствию или нейтралитету, тупики – различным формам про- тивоборства, а выход – новому содействию, нейтралитету или катастрофе. Согласно изложенной модели динамика конфликтов представляет собой многослойный, иерархический, много- шаговый, вероятностно-детерминированный, полифуркаци- онный процесс, протекающий на макро-, мезо- и микроуров- нях. На макроуровне дается максимально укрупненное опи- сание динамики конфликта с точностью до таких состояний как содействие, противодействие, эксплуатация, гибель и их разновидностей. Образно говоря, это взгляд на конфликт с высоты птичьего полета, когда нас не интересуют детали, но важно понять что происходит по-крупному. Мезоуровень позволяет детализировать процессы перехода конфликта из одного макросостояния в другое. Здесь, оперируя более тон- кими состояниями конфликта (такими как конфликтная си- туация, латентная стадия, кризис, катастрофа), мы выявляем причины и побудительные мотивы смены макросостояний, и установливаем возможные траектории развития конфликт- ного процесса. Микроуровень позволяет детально рассмот- реть и подробно проанализировать процессы, которые про- исходят внутри макросостояний конфликта, и, используя ма- тематические методы моделирования, оценить результаты конфликтного взаимодействия. Зачем потребовалось столь сложное представление ди- намики конфликтов? Прежде всего, такая модель ориентирует исследователя на то, что конфликт недопустимо отождествлять с такими понятиями как противоборство, столкновение, обострение 213

противоречий, конфронтация, кризис, катастрофа, которые суть его составляющие, причем вовсе необязательные. Любое «усеченное» понимание конфликта снижает ценность науч- ных рекомендаций по способам урегулирования противо- борств и кризисов, предупреждению катастроф и снижению уровня конфронтаций. Вместе с тем, в современных кон- фликтологических исследованиях ограниченность в трак- товке конфликта — типовая ситуация. На практике такое по- нимание конфликта приводит к тому, что серьезное и обсто- ятельное расследование случившегося выливается в поиск «стрелочников» и наказание «козлов отпущения». Тем все и завершается, а истинные причины произошедшего продол- жают свое действие, приводя к новым катастрофам, кризи- сам, противоборствам и конфронтациям. Кроме того, многослойное представление динамики кон- фликта позволяет несколько расширить и, самое главное, дифференцировать горизонты его прогноза. Так, на микро- уровне существует возможность совершенно точно устано- вить характер развития конфликтного процесса на период существования данного макросостояния. На мезоуровне можно спрогнозировать и ранжировать вероятные варианты его развития, и указать чего следует опасаться и чего не сле- дует делать, чтобы не усугубить ситуацию. Макромодель позволяет назвать потенциальные горизонты прогноза, то есть выяснить, что можно ожидать в данном конфликте и что следует прогнозировать. Далее. Предложенная модель позволяет ввести достаточ- но полную и объективную шкалу для оценки уровня кон- фликтности изучаемого явления. Так, если говорить о мезо- уровне, то такая шкала может быть представлена следующим образом: «конфликтная ситуация» — начальный уровень конфликтности, «латентная стадия» — средний уровень конфликтности, «кризис» — высокий уровень конфликтно- сти, «катастрофа» — наивысший уровень конфликтности. При изучении явлений на макроуровне шкала конфликтно- сти выглядит по-другому: «нейтралитет» — полная неопре- деленность (нулевое противодействие и нулевое содей- 214

ствие), «противодействие» — наивысшая конфликтность, «содействие» — полное отсутствие конфликтности, «эксплу- атация» — средняя конфликтность, «гибель» — полная опре- деленность (отсутствие как противодействия, так и содей- ствия). В свою очередь каждая точка такой шкалы может иметь свои градации конфликтности. Так, например, для со- стояния противодействия оценки уровня конфликтности та- ковы: «антагонизм» — высокая степень противоборства, «строгое соперничество» — средняя степень противоборства, нестрогое соперничество» — низкая степень противобор- ства. Если речь идет об анализе конфликта на микроуровне, то здесь уже можно ввести количественные шкалы оценки уровня конфликтности, например, по экономическим убыт- кам, понесенным тем или иным участником конфликта. Конечно, такая шкала не очень наглядна и весьма за- труднительна для восприятия. Приходится мириться, столь сложное явление как конфликтность нельзя измерить про- стой шкалой. Вопросы для самопроверки 1. Изобразите графически модель макродинамики кон- фликта и дайте определения понятий содействия, противо- действия, эксплуатации и нейтралитета. Назовите виды со- действия, противодействия и эксплуатации. 2. Изобразите графически модель мезодинамики кон- фликта, дайте содержательную трактовку ее состояний. 3. Какого типа ошибки могут возникать при оценке и идентификации мезосостояний конфликта? Каковы их воз- можные последствия? 4. Приведите классификацию кризисов и поясните содер- жание различных типов кризисов на примерах. 215

Термин «управление конфликтами» настолько органично и широко вошел в языковую практику, что невольно складыва- ется впечатление о наличии в современной науке достаточно четкого, однозначного понимания природы этого процесса, высокой степени его изученности. Между тем, критическая оценка реального положения дел показывает, что как в тео- ретическом, так и в практическом плане проблема управле- ния конфликтами весьма далека от своего решения. Факти- чески, по уровню научной проработанности она только начи- нает выходить из стадии накопления первичных фактов, де- лать первые шаги на пути поиска научных обобщений и за- кономерностей. Тем не менее, жизнь не стоит на месте. На рубеже XX-XXI веков возникла настоятельная потребность решения задач управления конфликтами практически во всех сферах человеческой деятельности, определяя необы- чайную актуальность этой проблематики. Можно отметить два центральных обстоятельства, опре- деливших повышенный интерес к проблеме управления конфликтами. Первое обстоятельство очевидно — в этот пе- риод на 1/6 части Планеты, рухнули иллюзии построения бесконфликтного общества всеобщего благоденствия. Около полумиллиарда людей вместе с их руководством оказались ввергнутыми в пучину политических, экономических, финан- совых, криминальных и других конфликтов, совершенно не представляя, как правильно вести себя в этих новых услови- ях.37 37 Аналогичная ситуация имела место в нашей стране и в начале XX века. Тогда победила марксистско-ленинская идеология, ставшая на долгие годы основой методологии управления социальными конфлик- тами. 216

Второе обстоятельство связано с тем, что во второй поло- вине прошлого века был перейден некий критический рубеж во взаимоотношениях человека с природой и с самим собой. Ответ последовал незамедлительно — в нашу жизнь стали активно вторгаться новые, ранее неведомые экологические, техногенные, информационные, этнические, религиозные и военные конфликты. Медленно, но неуклонно стал изме- няться планетарный климат, появились новые болезни, уча- стились аварии с катастрофическими последствиями, бурно расцвели новые формы глобального терроризма, национа- лизма и религиозного фанатизма. Выяснилось, что подавля- ющее большинство технических и информационных систем фактически беззащитно перед угрозой злоумышленников. Возникла новая остроконфликтная проблема обеспечения информационной безопасности как личности, так и государ- ства, которая пока не нашла своего должного решения. В це- лом, несмотря на колоссальный научно-технический про- гресс, на пороге XXI века человечество вместо гармонии и устойчивости, вошло в полосу тревоги и нестабильности. Это фатальный рубеж, отвести от которого могут только научно обоснованные действия по отношению к природе и к самим себе, умение управлять разнообразными конфликтными процессами в обществе, в природе и в технике. В настоящее время развитие теории управления кон- фликтами идет по двум, относительно самостоятельным, направлениям: гуманитарному и естественнонаучному. В рамках первого направления управление конфликтами рас- сматривается скорее как искусство, чем рациональная тео- рия. В нем превалируют эмпиризм и умозрительность. В ре- зультате выводы, предложения и рекомендации страдают неустойчивостью, и в значительной мере определены доми- нирующей идеологией. Во втором случае, проблема сводится, в конечном счете, к теоретико-игровому или структурно- игровому анализу. Теория управления конфликтами приоб- ретает игровую окраску, что далеко не всегда адекватно реа- лиям. Во многом такое положение объясняется неполным пониманием существа конфликтных процессов, их упрощен- 217

ным представлением в виде противоборства сторон, пресле- дующих противоположные или не полностью совместимые интересы. Не отрицая важности теоретических и практических ре- зультатов, полученных в рамках указанных направлений, за- метим, что существуют фундаментальные концепции общей теории управления, позволяющие на базе системного подхо- да объединить гуманитарные и естественнонаучные тради- ции и органически сочетать их конструктивные стороны. На эти концепции мы и будем опираться, рассматривая вопросы управления конфликтами. При этом в качестве базовых при- мем следующие положения. Во-первых, управление будем трактовать в его широком кибернетическом смысле — как воздействие управляющей подсистемы на управляемый процесс с целью сохранения его текущего состояния или перевода в нужное состояние. Ины- ми словами, примем постулат, о том, что конфликты — это не стихийные или предопределенные, а управляемые процессы, то есть процессы, которые можно перевести в нужное состо- яние путем целенаправленного воздействия на их участни- ков и (или) на взаимоотношения между ними. При этом управляющие воздействия могут осуществляться как со сто- роны надсистемы, так и со стороны самих участников кон- фликта, но объект управления един — собственно процесс конфликта. Конкретные цели управления определяются спе- цификой решаемой задачи. Вместе с тем их можно разделить на два класса — позитивные и негативные. Следуя гумани- стическим традициям, мы будем исследовать вопросы управ- ления конфликтами только с позитивной точки зрения, то есть изыскивать такие технологии, методы и способы управ- ления, которые направлены не на разрушение систем, а на их развитие и процветание. Во-вторых, будем исходить из того, что основная не- определенность, которая подлежит парированию при управ- лении конфликтами, связана не со случайными, а с предна- меренными факторами. Конфликтующие субъекты вынуж- дены принимать решения и действовать в условиях неточ- 218

ной, неполной, а зачастую умышленно искаженной инфор- мации о намерениях и поступках других субъектов. В-третьих, как показывает анализ большего объема накопленных данных по вопросам управления реальными техническими, экономическими, социальными и другими процессами модель управляемого процесса и процедура по- иска рациональных управлений оказываются жестко связан- ными, и от того, насколько адекватно и всесторонне описан процесс, настолько эффективными будут управления. Отсюда следует, что прежде чем приступать к решению задач управ- ления, необходимо иметь достаточно представительную си- стемную модель того процесса, которым мы хотим и собира- емся управлять. Мы будем опираться на модель динамики конфликта, рассмотренную в теме 5. 6.1. ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ КОНФЛИКТАМИ Базовое утверждение: конфликты — это не стихийные, а управляемые процессы, то есть процессы, которые можно пе- ревести в заданное состояние путем целенаправленного воз- действия на их компоненты. Однако управлению конфлик- тами присущи специфические особенности, выходящие его за рамки аксиоматики классической теории оптимального управления, автоматического регулирования и принятия решений. Для выявления особенностей управления конфликтами обратимся к фундаментальным понятиям кибернетической теории управления — «обратная связь» и «контур управле- ния». Под обратной связью понимается влияние результатов функционирования системы на характер самого функциони- рования. Принцип действия обратной связи поясняется схе- мой, приведенной на рис. 6.1. На этой схеме символами обо- значены: X(t) — входное воздействие, (t) — отклоняющее воздействие, Y(t) — выход (реакция) системы, F — оператор преобразования входного и отклоняющего воздействий в ре- акцию, X0(t) — выход обратной связи, Y0(t) – вход обратной 219

связи, Fo — оператор обратной связи. Для простоты будем считать, что Y0(t) = Y(t), то есть вход обратной связи есть вы- ход системы. Тогда можно записать: Y (t) = F[X(t), (t), X0(t)], но X0(t) = Fo[Y(t)], а следовательно, Y(t) = F{X(t), (t), F0[Y(t)]}, что означает: при наличии обратной связи выход системы (ее реакция) определяется (t) не только входными и X(t) F Y(t) отклоняющими воз- действиями, но харак- тером действия обрат- ной связи. F0 По характеру свое- X0(t) Y0(t) го действия обратные Рис. 6.1. Иллюстрация принципа связи подразделяются обратной связи на отрицательные и положительные. Отри- цательные обратные связи стремятся возвратить систему в устойчивое состояние после отклоняющих воздействий и со- ставляют основу так называемых адаптивных механизмов функционирования систем любой природы. Примером отри- цательных обратных связей может служить реакция орга- низма на изменение температуры окружающего воздуха. Наличие положительной обратной связи не устраняет возни- кающих в системе изменений после отклоняющих воздей- ствий, а напротив, приводит к еще более сильному отклоне- нию системы от своего устойчивого состояния. Пример по- ложительных обратных связей — падающий со склона горы камень, который способен вызвать целую лавину. Как положительные, так и отрицательные обратные свя- зи бывают детерминированными и случайными, стабильны- ми и нестабильными, сосредоточенными (кумулятивными) и рассредоточенными, запаздывающими и опережающими, усиливающими и ослабляющими (компенсирующими), транслирующими и преобразующими. Содержательная сто- рона остальных типов обратных связей очевидна из их названий. Комбинируясь и наполняясь конкретным содер- жанием, обратные связи образуют бесконечное множество 220

механизмов, которые формируют целостные свойства си- стем, а также определяют характер их поведения. Целевое регулирование обратных связей есть управление поведением системы. Это означает, что путем организации новых обратных связей и исключением действующих обрат- ных связей, а так же изменением их характера действия и то- чек подключения можно формировать потребные свойства системы и устанавливать нужную траекторию ее движения. Так, например, если в какой-либо экономической системе начинают лавинообразно развиваться инфляционные про- цессы, то это свидетельствует о возникновении в ней поло- жительных обратных связей кумулятивного характера. Пре- кратить развитие такого процесса можно за счет организа- ции новых отрицательных обратных связей компенсаторно- го типа. На практике эта операция выливается в комплекс се- рьезных финансово-экономических и социальных мероприя- тий по сокращению оборотной денежной массы, перераспре- делению инвестиционных финансовых потоков, снижению уровня централизации управления экономикой и т.п. С помощью обратных связей в системе образуется контур управления. Это понятие приобретает в теории управления фундаментальное значение, а потому заслуживает деталь- ного рассмотрения. В простей- шем варианте контур управле- R ния состоит из четырех компо- IR I0 нентов: управляемого объекта (Р), решателя (R), исполнителя D K (D) и информатора (К), связан-  ных так, как показано на рис. 6.2. V IP В качестве управляемого P объекта, на который действуют внешние возмущения , в соци- Рис. 6.2. Элементарный альных системах рассматрива- контур управления ются производственные, техно- логические, научные, учебные и другие процессы. В биологи- ческих системах — это процессы добывания пищи, размно- жения, поиска места обитания и т.п. В физических системах 221

управляемыми объектами выступают процессы взаимодей- ствия вещества, энергии и информации, обусловливающие движение систем. В любом случае управляемый объект — это основной процесс, то есть процесс, связанный с предназначе- нием системы. Исполнителями называются компоненты, основная функция которых состоит в непосредственном воздействии на управляемый процесс. Решатели — это компоненты, которые на основе посту- пающей к ним осведомительной информации (I0) принимают решения и вырабатывают распорядительную информацию (IR). Эта информация в виде команд и распоряжений дово- дится до исполнителей и преобразуется в воздействия (V), которые изменяют состояние управляемого процесса соглас- но принятому решению. Информаторами называются компоненты, основная функция которых состоит в добывании первичной информа- ции о состоянии управляемого процесса (IP), ее обработке и преобразовании в осведомительную информацию, а также в доведении этой информации до решателя. В зависимости от того, каким образом реализуются связи между компонентами системы, контур управления может быть замкнутым или разомкнутым. Замкнутый контур реа- лизует управление по состоянию управляемого процесса, то есть система управления реагирует на изменения, происхо- дящие в управляемом процессе. В случае разомкнутого кон- тура система управления может реагировать на все что угод- но, только не на состояние управляемого процесса. В соци- альных системах размыкание контура происходит чаще всего из-за подмены объекта управления. По недомыслию или со- знательно в качестве такового выбирается не основной про- цесс, а, например, деятельность подчиненных (исполните- лей) или собственные интересы решателя. Такая система «больна», по сути, она неуправляема. Ее временная жизне- способность обеспечивается или за счет инерционности ос- новного процесса, из-за отсутствия возмущений этого про- цесса. Как только исчерпываются силы инерции либо возни- 222

кают достаточно сильные возмущения, такая система пре- терпевает катастрофу. Для того чтобы предотвратить ката- строфу, требуется перестройка ее морфологии в направлении замыкания контура управления. В социальных системах это всегда трудный и болезненный процесс, связанный с заменой старого управленческого аппарата на новый, но не любой, а способный вывести систему из кризиса. Помимо крайних случаев (контур управления замкнут или разомкнут), возможны многочисленные промежуточные варианты, когда система реагирует не на все, а лишь на неко- торые из возможных состояний управляемого процесса. В этих случаях говорят, что такая система ограниченно управ- ляемая. Причинами, ограничивающими управляемость, мо- гут быть:  неполнота первичной или недостоверность осведоми- тельной информации о состоянии управляемого процесса (плохо работает информатор);  неадекватность решений по управлению процессом его реальному состоянию (плохо работает решатель);  невосприимчивость исполнителя к распоряжениям ре- шателя и недоступность некоторых параметров управляемо- го процесса для регулирования (плохо работает исполни- тель);  недопустимо большие задержки во времени реагирова- ния системы на изменения, происходящие в управляемом процессе (плохо организованы информационные коммуни- кации между информатором, решателем и исполнителем, или все они работают слишком медленно). Ограниченная управляемость может быть выгодна неко- торым компонентам системы управления (например, тем, кто, находясь в системе, сознательно преследует в основном свои частные цели). О таких компонентах говорят, что они рубят сук, на котором сидят. В любом своем варианте огра- ниченная управляемость негативно сказывается на эффек- тивности функционирования системы в целом. Попадая в сферу действия естественного отбора или конфликта, систе- 223

мы с ограниченной управляемостью не способны выдержать конкуренцию со стороны систем с более высокой управляе- мостью, а потому часто претерпевают катастрофу или гиб- нут. В связи со сказанным можно сформулировать следующее утверждение: любая система стремится в процессе своего функционирования обрести морфологию с максимально за- мкнутыми контурами управления. Не следует, однако, слиш- ком упрощенно понимать это утверждение. Им выражается организационная тенденция, которая далеко не всегда во- площается в конечном результате, поскольку может быть за- маскирована или парализована другими тенденциями, выте- кающими из конкретных условий. Теперь обратимся к особенностям управления конфлик- тами. Первая особенность состоит в том, что в конфликтах име- ется как минимум две управляющие подсистемы, каждая из которых преследует свои в общем случае несовпадающие, а зачастую и прямо противоположные (взаимоисключающие) цели. Поэтому, то, что выгодно одной стороне, может быть совершенно неприемлемо для другой, и задача управления заключается уже не в поиске оптимума, а в нахождении неко- го компромисса, плохо или хорошо, но устраивающего обе стороны (при отсутствии антагонизма), или в определении способов победы над противником (в случае антагонистиче- ских отношений). Вторая особенность конфликтного управления заключа- ется в том, что управляемый процесс является нелинейным и необратимым. В конфликтных процессах на фоне случайных внешних возмущений действуют как отрицательные, так и положительные обратные связи, что одновременно стабили- зирует и дестабилизирует развитие процесса, делая его скач- кообразным и необратимым. Традиционное линейное при- ближение в этом случае неприемлемо, а, следовательно, ста- новится невозможным применять классические методы тео- рии автоматического регулирования для построения моде- лей управления конфликтами. 224

Третья особенность выражается в том, что управление конфликтными процессами всегда происходит в условиях неполной, а то и заведомо искаженной информации. Причем это относится как к конфликтующим сторонам, так и к сто- ронним наблюдателям. Замена неизвестного случайным здесь непригодно, поскольку решающее влияние на развитие процесса оказывают не внешние возмущения, а взаимная ре- флексия, дезинформация, стремление навязать противнику свою волю, умение разумно рисковать и другие далеко не- случайные, а целенаправленные преднамеренные факторы. В конфликтах управляющие подсистемы влияют не только на управляемый процесс, но и оказывают специфические воз- действия друг на друга посредством нарушения линий пря- мого управления, каналов обратной связи или просто уни- чтожая информационно значимые объекты у противостоя- щей стороны. Иными словами, управление в конфликтах приобретает анормальный характер. В связи с этим далеко не всегда удается выписать задачу управления конфликтами в терминах классической теории планирования и управления и разрешить ее традиционными методами, в частности, про- граммными, программно-целевыми, адаптивными или ситу- ационными. Четвертая особенность состоит в том, что управление конфликтными процессами всегда носит многослойный мно- гоуровневый характер. Так, например, управление предприя- тием в условиях конкуренции может рассматриваться с раз- личных точек зрения: экономической, информационной, тех- нической, технологической и других. В свою очередь в каж- дом из указанных слоев существует своя иерархия управле- ния, в которой действуют связи взаимного влияния. Резуль- татом проявления этих связей могут быть ситуации, когда локальные оптимальные управления даже при отсутствии противодействия со стороны конкурентов оказываются да- леко не лучшими в целом. Возникает проблема координации, которая существенно усложняет управление конфликтными процессами. 225

Пятая особенность конфликтного управления заключа- ется в его многоконтурности и взаимной связанности конту- ров управления. Если в обычном (неконфликтном) случае присутствует один тип контура управления образованный прямыми и обратными связями между подсистемой управ- ления и управляемым процессом, то в даже простейшем двухстороннем конфликте присутствует как минимум три типа контуров управления: «сторона 1 — управляемый про- цесс»; «сторона 2 — управляемый процесс»; «сторона 1 — сторона 2». Причем эти контуры взаимосвязаны как через управляемый процесс, так и непосредственно. 6.2. ВИДЫ, ФОРМЫ И СПОСОБЫ УПРАВЛЕНИЯ КОНФЛИКТАМИ В конфликтах будем выделять два основных вида управле- ния: внешнее и внутреннее. Внешнее или координационное управление — это разновидность управления в иерархических многоуровневых системах, между компонентами которых есть конфликт, но нет антагонизма. Оно отличается от обычного управления следующими особенностями: а) координация предполагает специализацию, разделе- ние управленческого труда, то есть проблема координации возникает тогда, когда система управления состоит из не- скольких решающих компонентов, каждый из которых имеет дело с некоторой частью общего управляемого процесса; б) при координации всегда существует вышестоящий решающий компонент, который имеет право вмешиваться в деятельность нижестоящих решающих компонентов, не под- меняя их и не возлагая на себя выполнение свойственных им управленческих функций; в) проблема координация возникает тогда, когда ниже- стоящие компоненты обладают определенной самостоятель- ностью при выборе управленческих решений. Не только исключение, но всякое ущемление свободы выбора, снижает качество управления, поскольку сопровож- 226

дается снятием ответственности с подчиненных при выпол- нении ими своих функциональных обязанностей. Вместе с тем, свобода выбора управлений приводит к формированию у нижестоящих компонентов целей, в общем случае не совпа- дающих с целью всей системы. Возникает конфликт интере- сов частное-частное и частное-общее. Поэтому, в отличие от обычного управления, координация предполагает анализ конфликтных ситуаций и поиск путей разрешение противо- речий за счет согласования частных интересов сторон, в ин- тересах достижения глобальных интересов всей системы. Решению такой задачи предшествует выбор способа ко- ординации. Под способом координации понимается правило, регламентирующее взаимоотношения между координирую- щим органом (координатором) и координируемыми объек- тами (исполнителями). Выделяют пять основных способов координационного управления конфликтами.38 I способ — координация путем прогнозирования проти- воречий, при которой координатор на основе анализа теку- щей ситуации осуществляет прогнозирование характера и тенденций развития конфликта и сообщает исполнителям информацию о возможных противоречиях и возможных пу- тях их развития, а последние действуют с учетом этой ин- формации, то есть по правилу: делаем то, что хотим, но со- образуясь с общей обстановкой. II способ — координация путем прямого регулирования противоречивых взаимоотношений, при котором координа- тор отдает команды исполнителям, полностью исключающие всякую неопределенность их действий в конфликте, а они принимают эти команды к неукоснительному исполнению, то есть действуют по правилу: делаем не то, что хотим, а то, что велят. III способ — координация путем «развязывания» проти- воречий, при которой координатор не вмешивается в проти- воречивые взаимоотношения исполнителей, отдавая им «на 38 Месарович М., Мако Д., Такахара Я. Теория иерархических много- уровневых систем. – М.: Мир, 1973. 227

откуп» решение возникающих проблем, ограничиваясь по- становкой задач и оценкой результатов их выполнения. В этом случае, исполнители действуют согласно правилу: дела- ем то, что хотим, но сообразуясь с указаниями начальника. IV способ — координация путем наделения ответствен- ностью, при которой координатор разграничивает полномо- чия исполнителей по разрешению возникающих противоре- чий, а последние самостоятельно действуют в рамках отпу- щенных им полномочий: делаем то, что хотим, но чтим за- кон. V способ — координация путем создания коалиций, при которой координатор объединяет исполнителей в группы по какому-либо признаку, например общности интересов, и предоставляет им возможность самостоятельно действовать в составе группы, но оставляет за собой право корректиро- вать групповое поведение. В этом случае действия исполни- телей подчинены правилу: делаем то, что хотим, но сообра- зуясь с интересами коллектива. При управлении реальными системами указанные спосо- бы координации могут присутствовать в различных комби- нациях и переходить один в другой. Так, например, в обыч- ных условиях управление воинскими подразделениями осу- ществляется с использованием I, III, IV и V способов, которые в критических ситуациях заменяются координацией путем прямого регулирования. Помимо этого, в рамках каждого способа координации возможны специфические модифика- ции, различающиеся уже не по формальным, а по содержа- тельным признакам. В частности, выделяют целевую, ре- сурсную, временную, пространственную координацию, а также координацию по объектам воздействия и используе- мым при этом способам совершения действий. Комбинируясь и сочетаясь, эти модификации образуют практически не- ограниченное число возможных вариантов координационно- го управления. Это вынуждает переходить к более деталь- ным моделям, учитывающим индивидуальные особенности, как координатора, так и исполнителей — непосредственных участников конфликта. 228

Внутренне управление или самоуправление свой- ственно как антагонистическим, так и неантагонистическим конфликтам. Оно заключается в способности конфликтую- щих сторон самостоятельно изменять состояние конфликта и общую траекторию его развития с учетом ограничений, уста- навливаемых внешними управляющими (координирующи- ми) воздействиями. Упрощенная схема самоуправления в двухстороннем конфликте приведена на рис. 6.3. Самоуправление в конфликте реализуется за счет прямых и обратных связей, образующих совместно с объектами свое- го приложения контуры управления (на рисунке они обозна- чены цифрами). Первые два контура управления (1 и 2) обра- зованы прямыми и обратными связями между управляемым конфликтным процессом и Сторона Сторона теми частями конфликтующих «А» 3 «В» сторон, которые принято называть подсистемами 1 2 управления. Например, если в качестве управляемого кон- УПРАВЛЯЕМЫЙ фликтного процесса рассмат- КОНФЛИКТНЫЙ ПРОЦЕСС риваются военные операции, Рис. 6.3. Самоуправление в то это — реальные системы конфликте управления противостоящих группировок войск (штабы, командные пункты, узлы связи, органы войсковой разведки и другие элементы). Третий контур управления (3) двойной. Он образован прямыми и обратными связями между подси- стемами управления противостоящих сторон. При этом каж- дая подсистема управления выступает в качестве управляе- мого объекта для противоположной стороны. В военных конфликтах процессы, происходящие в этом контуре, полу- чили название «борьба за превосходство в управлении». В юридических конфликтах, эта борьба может выражаться, например, в дебатах между защитой и обвинением в ходе су- дебного процесса, где координатором выступает председа- тель суда. 229

Наличие указанных контуров управления и их взаимо- связанность образуют уникальное своеобразие самоуправле- ния в конфликте и одновременно обусловливают методоло- гические трудности его изучения. Практика показала, что по- строение адекватной модели и анализ даже одного реального контура управления представляет собой весьма непростую задачу. При анализе же нескольких взаимосвязанных конту- ров трудности возрастают многократно, усугубляясь тем, что реальным конфликтам свойственно многообразие форм и способов управления в каждом из рассмотренных контуров (рис. 6.3). В зависимости от того, что меняется в управляемых процессах, различают следующие формы самоуправления в конфликтах: информационное, функциональное, морфологи- ческое, а также управление развитием и управление предна- значением. Информационное управление или управление поведением — это «управление по Винеру», то есть управление, основная цель которого заключается в приведении управляемого кон- фликтного процесса в желаемое состояние путем передачи информации по прямым и обратным связям. Функциональное управление или управление свойствами — это целенаправленное изменение приемов и методов до- бывания информации о состоянии конфликтного процесса, анализа обстановки, идентификации конфликтной ситуаций и принятия решений о способах воздействия на конфликт- ный процесс Морфологическое управление или управление «устрой- ством», суть которого состоит в изменении состава, структу- ры и связей между компонентами управляемого конфликт- ного процесса и конфликтующими сторонами в интересах достижения поставленных целей. Управление развитием предполагает целенаправленное поэтапное изменение направления и способов развития морфологии, функций управляемого процесса и его поведе- ния на определенном отрезке времени с учетом внешних ограничивающих факторов (экономических, финансовых, по- литических и др.). 230

Управление предназначением осуществляется с целью до- биться изменения основной функции управляемого кон- фликтного процесса, и по существу представляет собой обобщение вышеназванных форм управлений. В зависимости от механизмов, используемых для реали- зации самоуправления конфликтами, различают подража- тельное, программное, адаптивное и рефлексивное управле- ние. Подражательное управление основано на заимствовании правил поведения в текущем конфликте. Механизм его прост, и может быть выражен фразой — делай так, как это делали до тебя или делают сейчас другие в аналогичных ситуациях. Способ управления, основанный на подражании, вполне до- пустим и даже полезен в обычных ситуациях, но крайне опа- сен в конфликтных. Дело в том, что в конфликтах не бывает типовых ситуаций. Они могут быть очень схожими, но, тем не менее, различными. Конфликт, в лице его участников, обна- руживает эти различия, выводит на первый плен и обращает подражание во вред тому, кто ведет подражательное управ- ление. История знает немало примеров, когда военачальни- ки, подражавшие великим полководцам, проигрывали сра- жения, имея превосходство в силах и средствах. Программное управление заключается в том, что кон- фликтующие стороны планируют свое поведение в предсто- ящем конфликте, используя априорную информацию о про- тивнике, своих возможностях и условиях внешней обстанов- ки. Имея план действий, они неукоснительно придерживают- ся его положений, невзирая на то, что происходит на самом деле. При этом смысл управления сводится к компенсации разного рода внешних и внутренних возмущений, уводящих в сторону от намеченного плана. Это не самый лучший способ управления, обладающий тем очевидным недостатком, что в конфликтных условиях планируемое как правило не соответ- ствует реальному прежде всего из-за расхождения априорной и текущей информации о состоянии управляемого процесса и сознательного противодействия со стороны противника. Бо- лее того, такое управление опасно, поскольку, если планы 231

становятся известны противнику, то он всегда найдет способ воспользоваться этой информацией в своих интересах. В то же время нельзя отрицать, что планирование оказывает мо- билизующее влияние на конфликтующие стороны, способ- ствует сосредоточению усилий на главных направлениях и упорядочивает их деятельность по достижению целей. Адаптивное управление учитывает эти противоречивые факторы и строится на основе гибкого приспособления участников конфликта к складывающимся условиям обста- новки. Понятие адаптации (от позднелат. adaptatio — прила- живание, приноровление) достаточно давно вошло в языко- вую практику и первоначально трактовалось как приспособ- ление биологических организмов к условиям существования. С развитием кибернетики понятие адаптации распространи- лось на объекты неживой и социальной природы. Смысл адаптивного управления конфликтами сводится к тому, что противоборствующие стороны принимают решения и дей- ствуют согласно текущей информации о ходе конфликта, учитывая при этом данные как о противнике, и о своих воз- можностях. Достоинства такого управления очевидны, а не- достатки сводятся к возможностям неверной оценки теку- щей обстановке и, соответственно, к принятию неадекватных решений, ведущих к негативным последствиям. При таком управлении основная тяжесть ложиться на разведку. Зная это, противостоящая сторона будет предпринимать все меры для того, чтобы нарушить ее работу. Рефлексивное управление в конфликте — это взаимоот- ражательное управление, относящееся к контуру 3 на схеме рис. 6.1. Обычно под рефлексией (от позднелат. reflexio — об- ращение назад, отражение), понимается форма теоретиче- ской деятельности человека, направленная на осмысление своих собственных действий и их законов; деятельность са- мопознания, раскрывающая специфику духовного мира че- ловека. Содержание рефлексии определено предметно- чувственной деятельностью: Рефлексия в конечном счёте есть осознание практики, предметного мира культуры. В этом смысле рефлексия есть метод философии, а диалектика 232

— рефлексия разума. В конфликтологическом понимании рефлексия — это процесс формирования конфликтующими сторонами линии своего поведения на основе отражения, мо- делирования возможных вариантов поведения противосто- ящей стороны. Как уже отмечалось (см. раздел 3.2), характе- ризуется рангом рефлексии — способностью участников конфликта к разумному риску на основе оценки и прогнози- рования возможных вариантов поведения противника. Если при программном управлении речь идет о компен- сации внешних отклоняющих воздействий, при адаптивном — о приспособлении (адаптации) к изменениям условий конфликта, то при рефлексивном управлении каждая сторо- на стремиться к тому, чтобы заставить (принудить) против- ника действовать так, как это выгодно ей самой. Типичным примером такого управления является практически любой юридически значимый судебный процесс, в котором обе сто- роны (обвинение и защита) ведут взаимную рефлексию. Смысл этого управления заключается в том, чтобы пере- дать каким-либо образом противостоящей стороне (пусть это будет сторона «В») информацию, которая заставит ее вы- брать стратегию своего поведения (программу действий на некоторую перспективу), выгодную для стороны «А», что ве- дет рефлексивное управление. В этом смысле говорят: сторо- на «А» мотивирует поведение стороны «В». С этой целью сто- рона «А» должна:  уяснить потребности и интересы стороны «Б», то есть понять мотивы, определяющие решения и поступки против- ника;  узнать (обычно путем разведки) возможные варианты действий стороны «В», ее конкретные цели и намерения, спо- собы их достижения, ресурсные и коммуникационные воз- можности, а также внешние ограничивающие факторы;  принять (опираясь на эти данные) решение относи- тельно собственного поведения в конфликте и на этой осно- ве рассчитать выгодную для себя стратегию поведения про- тивника; 233

 изыскать способ и передать стороне «В» такие данные о себе и своих намерениях, которые побудят ее выбрать стра- тегию поведения, выгодную для стороны «А». Отметим основные свойства рефлексивного управления. Рефлексивное управление в конфликте всегда носит вза- имно отражательный характер («А» думает, что «В» предпо- лагает, что «А» примет решение, рассчитывая на то, что «В» ответит... и т.д.) с соответствующими рангами рефлексии каждого участника конфликта. Напомним, что превосходство в ранге рефлексии обеспечивает при прочих равных условиях преимущество в конфликте, поскольку сторона, ведущая ре- флексивное управление более высокого ранга, переигрывает противника, всякий раз навязывая ему свою логику поведе- ния. Однако такое преимущество не обеспечивается само по себе — необходимо знать закономерные свойства и динами- ку конфликтных процессов, а также уметь вести рефлексив- ное управление. В рефлексии исключительно важная роль принадлежит мотивации, которая определяет как цель, так и содержание процесса рефлексивного управления. Особую значимость здесь приобретает «умная дезинформация» совместно с ком- плексным противодействием разведке противника, осу- ществляемые, например, показом ему ложных признаков ка- ких-либо объектов, передачей ему специально мотивирован- ной информации, силовым подавлением его источников ин- формации, защитой собственных информационных каналов от утечки. Эти и другие мероприятия должны быть рассчи- таны на то, что противник примет неверное, несоответству- ющее ситуации решение о типах, характеристиках или воз- можностях увиденных объектов и о способах борьбы с ними. Обязательным условием дезинформации является и доста- точная правдоподобность, обеспечивающая преодоление «фильтров», которые помогают противнику выделять полез- ную и истинную информацию из общей массы собираемой (поступающей). Для взаимной рефлексии характерна неопределенность результатов управления («В» может не принять или не по- 234

нять сигналы от «А» или, что намного хуже, поняв их и их значение, реагировать на них в своих интересах). Для пари- рования неопределенности необходимо научиться оценивать ранг рефлексии противника и свой риск, а это уже искусство, подкрепленное талантом, опытом и знаниями. Однако не следует думать, что способность к рефлексии — удел из- бранных. В принципе любой человек может после соответ- ствующих тренировок стать обладателем этого достаточно сильного оружия победы в конфликтах. Другое дело, как и для чего, он будет применять это оружие. Взаимная рефлексия создает неопределенность в приня- тии управленческих решений. В условиях взаимной рефлек- сии невозможно однозначно предсказать «что будет дальше», а можно лишь спрогнозировать «что может произойти потом, если мы сейчас делаем нечто». Это приводит к тому, что в ре- флексивных конфликтах становится бессмысленной и даже опасной традиционная постановка вопроса «что делать», и предпочтение следует отдать другому вопросу — «чего не следует делать и чего следует опасаться». Естественно, что в такой постановке вопроса содержится неопределенность (так что же надо делать), но она уже меньшего порядка, чем исходная неопределенность. В первом же случае, когда мы пытаемся ответить на вопрос «что делать», неопределен- ность не уменьшается, а лишь создается иллюзия однознач- ности (точно знаем, что надо делать, но совершенно неуве- ренны в том, правильно ли мы делаем). Немаловажным свойством рефлексивного управления является его динамичность, изменчивость. Рефлексивное управление становится эффективным только в том случае, когда каждый его шаг сопровождается вариациями в спосо- бах мотивации поведения противника и обработки поступа- ющей (добываемой) разведывательной информации, а также в приемах ведения дезинформации. При этом для стороны, ведущей рефлексивное управление, важно не только отсле- живать поведение противника и реагировать на его дей- ствия, но и упреждать его намерения, периодически вводя в заблуждение относительно собственных намерений. 235

Рефлексивное управление в конфликте может быть про- стым и сложным. До сих пор приводилось описание простого рефлексивного управления, сводящегося к воздействию только на процесс отображения обстановки (ситуации) в си- стеме управления. Сложное (и более глубокое) рефлексивное управление заключается в воздействии на механизмы при- нятия решения. Речь идет об управлении самой рефлексией. Такое управление может реализовываться целенаправлен- ным воздействием на психику человека, например, идеоло- гическими, гипнотическими, парапсихическими, радиовол- новыми и другими способами, которые нарушают функцио- нирование психического комплекса либо ориентируют его работу в направлении, нужном для того, кто ведет рефлек- сивное управление. Рассмотрим некоторые способы реализации рефлексив- ного управления.39 Рефлексивное управление посредством формирования картины плацдарма. Это один из наиболее распространен- ных способов рефлексивного управления. Например, маски- ровка своих объектов является разновидностью такого управления. Маскировка преследует цель: дать противнику вполне определенную информацию, а не ликвидировать во- обще поступление любой информации. Это способ передачи противнику информации: «на данном месте ничего нет». Со- здание ложных объектов является другой разновидностью такого управления. Рефлексивное управление посредством формирования це- ли противника. Такой способ реализуется, например, в виде провокации, идеологической диверсии, коварного «друже- ского совета» и т. д. Рефлексивное управление посредством формирования доктрины противника. Доктрина противника – это опера- тивное средство, в простейшем случае – алгоритм, посред- ством которого из цели «вырабатывается» решение. Иногда доктрина предстает в вырожденном виде как система эле- 39 Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. – М.: Наука, 1973. 236

ментарных предписаний, например, в виде импликаций (если «А», то «Б», или если «А», то и «Б» и «В» и «Г»). Наиболее рас- пространенный прием формирования доктрины противника заключается в его обучении. Например, футболист- нападающий систематически сознательно «попадается» на определенное действие одного из защитников. В результате защитник закрепляет данное действие как стандарт проти- водействия данному нападающему, что и используется по- следним для достижения успеха в решающий момент. Рефлексивное управление посредством демонстрации намерений. В конфликте можно различать цели разных сте- пеней значимости. Например, «глобальная цель» может за- ключаться в том, чтобы разгромить противника и овладеть его территорией. Эта цель формируется до начала конфликта и может сохраняться до его конца. Частная же цель, стоящая перед сравнительно небольшой единицей ударных сил, мо- жет состоять в том, чтобы, например, «выйти к такому-то ру- бежу», «овладеть населенным пунктом» и т.д. Эти частные цели возникают в процессе конфликта как следствие отра- жения некоторой локальной ситуации, и один из противни- ков может использовать это обстоятельство в своих интере- сах. Например, можно сознательно ослабить один фланг та- ким образом, чтобы противник смог это увидеть. Тем самым попытаться передать противнику основания для принятия ложного решения о том, что на этом фланге не планируется наступление. Рефлексивное управление посредством передачи против- нику своей точки зрения на ситуацию. Передача может быть осуществлена сознательным сбросом соответствующей до- кументации. Кроме того, рефлексивным управлением такого типа будет «подтверждение» того, что замаскированные объекты противника не вскрыты (хотя на самом деле они вскрыты), а «ложные объекты», построенные противником, восприняты как «настоящие объекты», хотя на самом деле их ложность установлена. Рефлексивное управление в конфликте может быть про- стым и сложным. До сих пор приводилось описание простого 237

рефлексивного управления, сводящегося к воздействию только на процесс отображения обстановки (ситуации) в си- стеме управления. Сложное (и более глубокое) рефлексивное управление заключается в воздействии на механизмы при- нятия решения. Речь идет об управлении самой рефлексией. Такое управление может реализовываться целенаправлен- ным воздействием на психику человека, например, идеоло- гическими, гипнотическими, парапсихическими и другими способами, которые нарушают функционирование психиче- ского комплекса либо ориентируют его работу в направле- нии, нужном для того, кто ведет рефлексивное управление. На практике указанные способы управления, как прави- ло, комплексируются, то есть применяются в различных со- четаниях в зависимости от условий обстановки, обученности участников конфликта и их способностей. Для того чтобы действительно понять существо изучаемых конфликтов (особенно с присутствием человеческого фактора) и выда- вать научно обоснованные рекомендации по управлению их развитием, необходимо научиться строить модели, в полной мере отражающие виды, формы и возможные способы управ- ления с обязательным учетом специфики реальных рефлек- сивных способностей конфликтующих сторон. 40Без этого при управлении конфликтами остается только одно: наде- яться на «волю случая», «удачное стечение обстоятельств», «врожденную смекалку» и другие факторы, не имеющие от- ношения к научным знаниям. 6.3. ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ КОНФЛИКТАМИ Под технологией управления конфликтами будем понимать комплекс мер и способов, реализуемых в определенной по- следовательности и направленных не то, чтобы привести конфликт в желаемое целевое состояние. 40 Подробнее см.: Новосельцев В.И., Полевой Ю.В. Системно- конфликтологические модели рефлексивного управления – Воронеж: Изд-во «Кварта», 2008. – 108 с. 238

Типы технологий. В зависимости от целей управления они подразделяются на позитивные и негативные. Позитив- ные технологии имеют своей целью исключить или в макси- мально возможной мере ослабить деструктивные проявле- ния и последствия конфликтов. Негативные технологии, наоборот, направлены на разжигание конфликтов, на их эс- калацию и обострение и, в конечном счете, на приведение противостоящей стороны к ее гибели. Далее будут рассмат- риваться только позитивные технологии. Антиконфликтные технологии направлены на приведе- ние конфликтных процессов в устойчивое состояние (нейтрализм, содействие или приемлемую эксплуатацию) без прохождения ими естественных стадий развития. В общем случае такие технологии предусматривают ликвидацию условий, стимулирующих возникновение конфликтных ситу- аций, то есть устранение источников конфликта — ресурсно- го дефицита. Как уже отмечалось, ликвидировать источники конфликта в принципе невозможно. Однако это не означает, что нельзя исключить конкретные обстоятельства, которые влекут за собой возникновение конфликтных ситуаций. Речь идет о так называемых субъективных причинах, обуславли- вающих возникновение конфликтов, а также о том, что на ранних стадиях всегда существует возможность их отсрочки и принятия мер к приведению социальных процессов в устойчивое бесконфликтное состояние. К числу фундаментальных способов приведения соци- альных процессов в устойчивое состояние относятся:  объединение экономических, финансовых, энергетиче- ских, культурных и других ресурсов сторон, что позволяет за счет синергетического эффекта восполнить и даже превзой- ти ресурсные потребности общества;  взаимное дополнение недостающими ресурсами, прежде всего за счет открытия границ и ускоренного развития ин- формационной, энергетической и вещественной коммуника- ций; 239

 совместное изыскание новых ресурсов, необходимых обществу для существования и развития. Реализация этих способов возможна при условии коллек- тивного осознания того, что независимо от поведения людей конфликты все равно «заставят» изыскивать материальные, информационные, моральные, властные и другие ресурсы мирным путем. Однако, как свидетельствует история, путь к миру проходит через многочисленные жертвы и разрушения, которые неизбежны до тех пор, пока человек не убедится в бесплодности конфронтации и силового противоборства. В юридической практике антиконфликтные технологии реализуются комплексом мер, получивших название профи- лактики правонарушений. Как известно эффективность та- ких мер пока не велика. По-видимому, основная причина та- кого положения заключена в том, что основные усилия пра- воохранительных органов сосредоточены на пресечении уже свершившихся преступлений, их раскрытии, доказательстве виновности тех или иных лиц, наказании правонарушителей. Конечно, это весьма трудное, а порой и опасное дело, но не следует забывать, что предупреждение правонарушений начинается с рутинного и планомерного контроля над пред- конфликтными ситуациями, то есть над ситуациями, где пра- вонарушения наиболее вероятны. Глубокий, компетентный и постоянный анализ таких ситуаций, мотивов поведения субъектов еще на ранних стадиях, пока разногласия не пере- росли в насилие, помог бы избежать многих оплошностей в работе правоохранительных органов. Еще не так давно суще- ственную роль в решении этих вопросов играл институт участковых милиционеров, который сегодня, к сожалению, существует лишь номинально. Антиконфронтационные технологии препятствуют эска- лации конфликтов (перерастанию конфликтной ситуации в латентную стадию) путем ликвидации условий и факторов, ведущих к образованию социальных конфронтационных об- разований. Основная цель этих технологий заключается в со- здании условий, позволяющих перевести взаимоотношения сторон из конфликтной ситуации в нейтральное, содейству- 240

ющее или эксплуатирующее состояние, минуя латентную стадию, кризис и тем более катастрофу. Существует доста- точно много способов и приемов практической реализации таких технологий, например: создание общественных меха- низмов для проведения консультаций, переговоров, поиска общих интересов; законодательное запрещение организаций проповедующих свержение конституционного строя или разжигающих межнациональную рознь. В хозяйственных конфликтах такие технологии воплощаются в жизнь штат- ными юридическими службами предприятий, в обязанность которых, в частности, входит подготовка договорных доку- ментов, исключающих спорные вопросы в процессе их вы- полнения. Снятию конфронтации способствуют предвари- тельные юридические консультации лиц, собирающихся вступить в договорные хозяйственные и производственные отношения, например, по совместному строительству жилья. Юридически правильно оформленные договорные обяза- тельства, даже в случае их нарушения сторонами, как прави- ло, снижают уровень конфронтационного настроя противни- ков и зачастую позволяют не доводить дело до кризиса — су- дебного разбирательства. Антикризисные технологии Направлены на предотвра- щение кризисных явлений в развитии конфликтов и создание условий для перехода конфликтного процесса из латентной стадии в какое-либо из нормальных состояний, например в содействие, нейтралитет или в какую-либо приемлемую форму эксплуатации без вхождения в кризис. Иными словами, антикризисная технология — это комплекс мер, противодей- ствующих возникновению кризисов, то есть резких перело- мов, качественных скачков в развитии конфликта. Так, например, применительно к находящейся в депрессии эконо- мической системе это означает, что антикризисная техноло- гия предназначена как для предотвращения качественных изменений к еще худшему, так и качественных изменений к лучшему — то есть направлена на консервацию существую- щего положения. 241

Практикой выработаны различные способы исключения кризисного развития социальных процессов, здесь и перего- ворные механизмы и учет исторического опыта, но, по- видимому, наиболее эффективными являются способы, в ос- нове которых лежит перевод социальных конфликтов в юри- дическую плоскость, то есть задействование правовой базы и правовых институтов. Во многих демократических странах, в том числе и в Российской Федерации, предусмотрены специ- альные антикризисные законодательные акты. К их числу, в частности, относятся законы, регламентирующие демон- страции, митинги, забастовки. Но, что делать, если система уже находится в состоянии кризиса? В этом случае необходимо применять специальные технологии управления. Рассмотрим один из возможных подходов к решению этой проблемы. Рассмотрение начнем с уточнения понятий «кризис» и «лизис». 41Как уже отмечалось, кризис — это перелом, быст- рое, скачкообразное изменение состояния системы или тече- ния процесса. Само изменение может быть любым — как «от хорошего к плохому», так и «от плохого к хорошему». Проти- воположность кризиса — лизис. Это тоже изменение состоя- ния или течения процесса, но не скачкообразное, а постепен- ное, плавное. Если обратиться к философским категориям, то кризис — это качественное изменение, качественный скачок, а лизис — количественное изменение, не затрагивающее ка- чество. С формальной точки зрения лизис — это как бы «раз- мазанный по времени» кризис, а кризис — это как бы «спрес- сованный в точку» лизис. Таким образом, лизис — медленное или быстрое, но плавное изменение скорости процессов или, что то же, уско- рение процесса. Кризис же — точка разрыва первого рода, то есть скачкообразное изменение скорости тенденции, или не- определенное значение ускорения. Только в таких точках процесс может скачком поменять свой знак с «положительно- 41 Стратегическая программа (постановку задачи, целеполагание, вы- бор стратегий). Центр содействия стабильности. - М:2000, http://www.gossovet.ru). 242

го» на «отрицательный» или наоборот. Во всех остальных случаях прежние процессы должны быть сначала заторможе- ны, и только затем можно постепенно раскручивать другие, нужные процессы в необходимом направлении. Соответственно понятиям «кризис» и «лизис», можно выделить кризисные и лизисные технологии. Кризисная технология — это комплекс мер, предусмат- ривающих быстрые, скачкообразные изменения обстановки с целью прекращения прежних и запуска новых политических, экономических и других процессов. Иначе говоря, кризисная технология — это программа намеренного создания «кризи- са» в смысле «перелома». Если программа делается для себя, то направление перелома, разумеется, положительное, а если для противников (конкурентов) — то отрицательное. Наглядным аналогом кризисной технологии может служить технология тушения лесного пожара путем запуска встречно- го пожара. Отметим основные особенности кризисных технологий, существенные с точки зрения их практической реализации. Первая особенность — быстрота перехода от одних тен- денций к другим. Так, перейти от депрессии к подъему произ- водства в масштабах предприятия или производственного объединения можно если не за месяц-два, то по крайней мере за три-четыре месяца (подчеркнем, что речь, разумеется, идет не об объемах производства, а лишь о тенденциях). Вторая особенность — качественный характер измене- ний, влекущий за собой надежность и устойчивость результа- тов. Если в результате кризисного мероприятия достигнут рост производства, то можно быть уверенным, что он не пре- кратится через месяц-два и не сменится падением. Следстви- ем быстроты и качественного характера изменений является необратимость проводимых мероприятий. С одной стороны, это недостаток — как только мероприятия проведены, вер- нуть ситуацию обратно очень трудно, либо невозможно. Но с другой стороны, это же — и достоинство. Если что-то сделано, то можно быть уверенным — сделано надежно. 243

Третья особенность — кризисные технологии обычно за- пускают процессы очень большой скорости. Это достоинство: если рост — так рост, но это же и недостаток: если падение — так уж падение. Четвертая особенность — кризисные технологии не очень чувствительны к ресурсам: временным, информацион- ным, финансовым и другим, в том смысле, что, будучи корот- кими по своей продолжительности, они опираются в основ- ном на имеющиеся или близлежащие ресурсы. Пятая особенность — кризисная технология принципи- ально требует единого замысла и единого плана. Она должна разрабатываться и проводиться в жизнь единой командой под централизованным руководством специалиста по управ- лению кризисами (так называемого «кризисника» — не пу- тать с «антикризисным управляющим», это разные профес- сии). Поясним на аналогии с хирургией. У операционного сто- ла не может стоять несколько бригад хирургов, каждая из ко- торых проводит операцию по своему собственному плану и притом конкурирует друг с другом, чей подход правильнее. Планирование хирургической операции не может быть пору- чено одному хирургу, а выполнение — другому. Исход для па- циента в обоих случаях один — летальный. Шестая особенность — кризисные технологии всегда уникальны в том смысле, что выработанный комплекс мер характерен только для данного и никакого другого кризиса. Попытки подражательства здесь не только неуместны, но и вредны. Поэтому практическая реализация любой кризисной технологии требует не только сильной политической воли, но и готовности идти на нестандартные не апробированные шаги. Седьмая особенность кризисных технологий заключается в том, что они негативно воспринимаются общественностью вне зависимости от их направленности и содержания. Дело в том, что новейшая российская история не знает положитель- ных кризисов, то есть быстрых качественных изменений к лучшему. Все последние кризисы были только отрицатель- ными. Поэтому даже сама постановка вопроса о решительных 244

мерах, направленных на быстрое качественное изменение об- становки, вызывает ассоциацию с известной шоковой тера- пией конца 1991 — начала 1992 годов. Лизисная технология — это комплекс мер, предусматри- вающих плавные, постепенные изменения обстановки, кото- рые столь же плавно тормозят прежние и, плавно, запускают новые процессы. Эта плавность и есть основное отличие ли- зисной технологии от кризисной, а по своим целями и зада- чам они идентичны. Лизисные технологии, как правило, достаточно хорошо типизируются, и по своей сути представляют собой комбина- цию известных ранее апробированных мер, подстроенных под конкретную проблему. Поэтому решиться на реализацию такой технологии гораздо легче, чем кризисной. Лизисные технологии по природе не только весьма про- должительны по сравнению с кризисными, но и обратимы на любом этапе их воплощения. С одной стороны — это досто- инство, поскольку существует возможность исправить допу- щенные ошибки (что невозможно в случае кризисных техно- логий), а с другой стороны — недостаток, прежде всего, из-за ресурсных ограничений по времени. Длительные сроки ведут к неустойчивости лизисных технологий, поскольку за период их реализации могут суще- ственно измениться условия внешней обстановки. А если за это время произойдет внешний или внутренний кризис, ме- няющий ситуацию (как, например, азиатский фондовый об- вал в 1998 году) — тогда лизисная технология, рассчитанная на прежние условия, «поплывет» и ее придется заменять. Соб- ственно говоря, именно эта неустойчивость наблюдается в нашей повседневной жизни: экономическое падение заходит глубже, чем прогнозировалось; стагнация происходит доль- ше, чем хотелось бы; положительные тенденции развиваются медленнее, чем ожидалось, а наметившиеся тенденции к улучшению уровня жизни компенсируются разного рода по- борами (повышением тарифов на коммунальные услуги, ав- тогражданкой и т.п.). 245

Выбор типа технологии. Если не учитывать ресурсных ограничений, то одна и та же цель теоретически может быть достигнута с помощью технологии как кризисного, так и ли- зисного типа. Поэтому первое, что необходимо сделать — это определить тип будущей технологии преодоления кризиса. От этого выбора зависит практическое наполнение техноло- гии, и хотя цели могут оставаться одинаковым, но мероприя- тия, при помощи которых они достигаются, получаются раз- личными. Соответственно разнятся сроки, взаимосвязи и остальные параметры планируемых мероприятий. Разумеется, реальные технологии выхода из кризиса в своем практическом воплощении — комбинированные. В них кризисные и лизисные части чередуются по целям, времени, направлениям и способам действий. Здесь важно опреде- литься с первым шагом, при помощи которого делается пере- ход от депрессии к тенденции роста. Если этот шаг кризис- ный, то вся технология относится к кризисному типу, даже если последующие меры чисто лизисные. Если же первое из- менение планируется сделать лизисными методами, то вся технология относится к лизисному типу, даже в том случае, если далее планируются кризисные переломы. Обязательное требование к первому изменению – оно может быть небольшим, но непременно должно быть поло- жительным, причем как при лизисном, так и при кризисном подходе. Иными словами, начинать практическое воплоще- ние любой технологии выхода из кризиса с отрицательного результата нельзя ни при каких условиях. Итак, выбор кризисной технологии переломного типа означает, что: гарантируется достижение расчетных резуль- татов (разумеется, при корректных расчетах); первые по- следствия проявятся достаточно быстро; риск в том, что до- пущенные ошибки исправить достаточно трудно. Выбор ли- зисной технологии плавного типа означает, что: любые ошибки могут быть исправлены; даже самые первые резуль- таты будут ощутимы не сразу; риск в том, что достижение результатов не гарантируется, так как в процессе реализации 246

технологии могут произойти неожиданные внешние собы- тия, делающие программу невыполнимой. Антикатакликтические технологии реализуются с целью предотвратить перерастание кризисов (революций, мятежей, путчей и т.п.) в социальные катастрофы и катаклизмы. В нашей стране практика применения таких технологий неве- лика, поскольку господствующая ранее марксистская идео- логия базировалась на прямо противоположных технологи- ях. В результате всем хорошо известно как, пользуясь рево- люционным порывом масс, можно развалить социальную си- стему и на ее месте построить тоталитаризм, но мы не пред- ставляем себе, каким образом после кризисов следует воссо- здавать эффективные общественные структуры на основе принципов социальной демократии. Технологии предотвращения катаклизмов важны не только в политике, но и в таких сферах деятельности как экономика, финансы, производство, быт. Важную роль здесь играет гражданское, уголовное и административное судо- производство, а также арбитражный процесс, в совокупности выступающее правовой формой мирного разрешения кризи- сов без катастроф, выработанной многовековой человече- ской практикой. Антигибельные технологии преследуют цель не допу- стить разрушения социальной системы, после того как с ней произошла катастрофа, путем создания условий для ее выхо- да из катастрофического состояния без летального исхода. Если в результате кризиса система потерпела катастрофу, то это вовсе не означает, что она должна погибнуть. Например, после перенесенного инфаркта миокарда (кризиса болезни) человек вовсе не обязан уйти в мир иной. В современной ме- дицине существует достаточно много способов, позволяющих вывести больного из этого кризиса и даже восстановить его прежнюю работоспособность. Примерно тоже происходит и с социальной системой — после катастрофы можно восстано- вить ее функциональность, если на то существует добрая во- ля образующих ее субъектов, и они умеют это делать. 247

Применительно к двум последним технологиям невоз- можно выработать универсальных способов и приемов, по- скольку каждый кризис и каждая катастрофа представляют собой уникальные (неповторяющиеся в точной копии) явле- ния. Вместе с тем можно высказать некоторую обобщенную концепцию: выход из структурного или системного кризиса возможен только в случае нахождения хотя бы временного компромисса между противоборствующими сторонами. Эта концепция вытекает из ранее сформулированного положе- ния о том, что в конфликте не существует оптимальных ре- шений, то есть решений удовлетворяющих в полной мере по- требности сторон. В конфликте можно найти только некое компромиссное решение. Таким образом, любая позитивная технология управле- ния конфликтами есть ни что иное, как процедура нахожде- ния компромисса между противоречивыми целевыми функ- циями компонентов, образующих систему, с целью преду- преждения (недопущения) конфликтных ситуаций, конфрон- тации, кризисов, катастроф и вообще неоправданного разру- шения социальных и других систем. При изложенном подхо- де становится возможным реализовать комплексный подход к управлению конфликтами, охватывающий все этапы их развития, и предложить последовательный (поэтапный) итеративный алгоритм управления, принцип которого ил- люстрируется схемой рис. 6.4. ПЛАНИРОВАНИЕ РЕАЛИЗАЦИЯ ТЕХНОЛОГИЙ 1. АНТИКОНФЛИКТНАЯ ПОВЕДЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ КОНФЛИКТОМ 5. АНТИГИБЕЛЬНАЯ (ВЫБОР ТЕХНОЛОГИИ ТЕХНОЛОГИЯ ТЕХНОЛОГИЯ АНТИКРИЗИСНАЯ КАТАКАТАКЛИКТ НАЯ ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ КОНФРОНТАЦИОН ТЕХНОЛОГИЯ ТЕХНОЛОГИЯ КОНФЛИКТОМ) ИЧЕСКАЯ 2. АНТИ- 4. АНТИ- 3. ИДЕНТИФИКАЦИЯ СОСТОЯНИЯ КОНФЛИКТА ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ УПРАВЛЕНИЯ Рис 6.4. Поэтапный итеративный алгоритм комплексного управления конфликтами 248

Дополнительные комментарии к этой схеме не требуют- ся, кроме следующего замечания. Поэтапное циклическое управление конфликтом реализуется до тех пор, пока он не перейдет в одно из устойчивых состояний содействия, нейтралитета, эксплуатации или не наступит гибель одного из участников конфликта. В первом случае цель управления считается достигнутой, а выбранные технологии управления конфликтом признаются эффективными. Во втором случае — цель управления не достигается, и избранные технологии управления признаются неэффективными. Организационно такой алгоритм может реализовываться как на основе координации, так и на основе согласователь- ных механизмов. При координации конфликтующие стороны создают совместный орган (координатор), наделяя его пол- номочиями по урегулированию возникших противоречий и конфликтных ситуаций. Основная задача этого органа за- ключается в сборе информации о текущем состоянии кон- фликта, ее анализе и выработке решения, позволяющего найти некий компромисс интересов и тем самым исключить или минимизировать негативные последствия конфликтного процесса. В этом случае технология есть не что иное, как рас- смотренное нами ранее координационное управление кон- фликтами. Согласовательные механизмы не предполагают создание какого-либо координирующего органа, а все возникающие противоречия разрешаются путем поиска компромисса на основе переговоров. Реализация технологий управления конфликтами воз- можна и на основе комбинированных механизмов, предпола- гающих сочетание координации и согласования. Здесь воз- можны различные организационные варианты, в частности, когда стратегические решения принимаются координирую- щим органом, есть коллегиально, а тактические — выраба- тываются сторонами в рабочем порядке на основе согласи- тельных процедур. 249

6.4. КЛАССИЧЕСКАЯ СХЕМА ПОИСКА КОМПРОМИССА Компромиссом (от лат. compro-missum) называется соглаше- ние на основе взаимных уступок. Умение находить компро- мисс в конфликте — это искусство. Тем не менее, можно предложить некую формализованную процедуру, помогаю- щую решать эту трудную, но зачастую жизненно важную за- дачу. Пусть участники конфликтной ситуации после ее изуче- ния и предварительных контактов пришли к мнению, что «худой мир лучше доброй ссоры» и собрались для совместно- го выбора некой коллективной стратегии (линии) поведения. Каждый из них, стремясь соблюсти свои интересы, не может не считаться с аналогичными стремлениями других участни- ков переговоров. Поэтому жизнеспособными будут лишь та- кие коллективные стратегии, которые в определенной мере выгодны каждому участнику. Заметим, что желание кон- фликтующих сторон сесть за стол переговоров свидетель- ствует о неком балансе сил, который выражается в том, что: а) ни у одной стороны нет реальных личных стратегий, ве- дущих к подавляющему преимуществу в конфликте; б) каж- дая сторона предполагает хотя бы частичную совместимость собственных интересов с интересами партнеров; в) став на путь компромисса, она может приобрести выгоду, по крайней мере, не меньшую, чем при отсутствии всякого соглашения. По сути, это есть необходимые, но не достаточные условия для ведения переговоров. Выгодность или невыгодность коллективной стратегии зависит от того, с чем ее сравнивать. Следовательно, до нача- ла переговоров необходимо найти некую гарантирующую стратегию личного поведения, исходя из которой, можно де- лать заключения о выгодности (невыгодности) совместных решений. Речь идет о том, что в процессе переговоров при- дется так или иначе поскупиться частью своих интересов, но при этом надо знать уровень, опускаться ниже которого не имеет смысла. 250

Гарантирующие стратегии. Предположим, что один из участников вообще отказался от всяких взаимоотношений с партнерами и решил действовать самостоятельно. Какую личную стратегию поведения ему выбрать, и на какой ре- зультат он может рассчитывать? Поскольку, отказавшись от контактов с партнерами, он ничего не знает об их намерени- ях, то единственная вполне надежная линия его рациональ- ного поведения должна исходить из следующих предпосы- лок: а) партнеры создадут ему наихудшие условия для до- стижения личных целей, и будут правы, поскольку он сам от- казался от переговоров; б) в этих наихудших условиях ему следует вести себя так, чтобы приобрести максимально воз- можную выгоду, то есть выбрать такую стратегию, реализа- ция которой обеспечит максимум выгоды из того минимума, что предоставили ему партнеры. Выбранные, исходя из этих предпосылок, личные страте- гии, называются гарантирующими или максиминными стра- тегиями, а получаемая при этом выгода — гарантированной выгодой Действительно, варианты, дающие участнику выго- ду, меньшую гарантированной, не имеют никаких шансов получить его согласие. Во всем дальнейшем изложении бу- дем предполагать, что в качестве возможных вариантов сов- местного решения обсуждаются лишь коллективные страте- гии, приносящие выгоду не меньшую чем гарантированная. Разумеется, отдельные участники могут на тех или иных ос- нованиях претендовать и на большее, чем гарантированная выгода, что приведет к дальнейшему сужению области воз- можных компромиссов. Но, пока для нас важно лишь, что ни- кто не согласится на меньшее, чем гарантированная выгода. Отметим, что если все стороны будут придерживаться лич- ных гарантирующих стратегий, то вообще нет нужды ни в каких переговорах и соглашениях, поскольку выгода, кото- рую может получить каждый участник, применив свою стра- тегию, все равно не может быть повышена. Переговорные стратегии. Теперь представим себе, что обсуждаются два варианта соглашения: реализовать страте- гию А и реализовать стратегию В. Вообще говоря, одним 251

участникам выгоднее стратегия А, другим — В. Если же слу- чится так, что стратегия А кому-то выгоднее, чем В, а страте- гия В для всех не лучше, чем А, то вроде бы участникам нет никакого смысла договариваться о реализации стратегии В. В этом случае говорят, что стратегия А доминирует в смысле Парето над стратегией В. Коллективные стратегии в кон- фликте, которые не доминируются никакими другими, то есть не могут быть отвергнуты на основании этих сообра- жений, называются оптимальны- ОЦЕНКА ОБСТАНОВКИ И ЛИЧНЫХ ГАРАНТИРУЮЩИХ СТРАТЕГИЙ ми по Парето, или просто паре- товскими. Иными словами, кол- лективная стратегия А является I оптимальной по Парето тогда и только тогда, когда не существует никакой другой стратегии В, ко- II торая была бы лучшей чем А хотя бы для одного из участников пе- реговоров. Коллективные страте- III ТАЙМ АУТ гии, которые одновременно яв- ляются гарантирующими и паре- товскими, образуют переговор- VI ное множество. При разумном по- ведении участников переговоры о совместном решении закончат- ся выбором стратегии из этого V множества. Существует достаточно много КОМПРОМИССНОЕ РЕШЕНИЕ вариантов поиска переговорных стратегий, обобщенный смысл Рис. 6.5. Схема поиска компромисса на перегово- которых сводится к тому, что ли- рах по спорным вопросам цам, заинтересованным в поиске компромисса и убежденным в его существовании, необходимо совершить следующие действия (рис. 6.5): I. Окончательно избавиться от антагонистических настроений по отношению к партнерам, то есть скорректи- 252

ровать свои интересы таким образом, чтобы они плохо или хорошо, но были совместимы с интересами других субъектов. II. Сесть за стол переговоров, изложить свою позицию по спорным вопросам, проинформировать собравшихся о своих намерениях, не пытаясь ввести их в заблуждение, и совмест- ными усилиями определить полный перечень возможных стратегий коллективного поведения. III. Произвести анализ этих стратегий с позиции интере- сов каждого из участников переговоров и определить множе- ство гарантирующих коллективных стратегии. Если окажет- ся, что такое множество состоит из одной стратегии, или, ес- ли для каждого участника все гарантирующие стратегии равнозначны, то проблем не возникает. В том случае, когда гарантирующих коллективных стратегий найти не удается, следует взять тайм аут и через некоторое время вернуться к переговорам, привнеся в них новые линии поведения. VI. Проанализировать гарантирующие стратегии и от- бросить те из них, которые не являются оптимальными по Парето. Если после такой процедуры не останется ни одной стратегии, то следует прервать переговоры и вернуться к ним позднее со свежими идеями. Если окажется, что есть только одна такая стратегия, то проблема исчерпана. V. Выбрать среди оставшихся любую стратегию поведе- ния, которая представляется более предпочтительной в смысле реализации собственных интересов, открыто объ- явить об этом всем остальным участникам переговоров и приступить к ее воплощению в жизнь. Очевидно, что такая процедура не позволяет найти наилучший вариант разрешения конфликтной проблемы: чьи-то интересы будут ущемлены, а чьи-то неоправданно поддержаны. Вместе с тем, несомненно, что она адекватна существу конфликта: в нем невозможно найти ответ на во- прос «что делать», а следует искать ответ на вопрос: «что не следует делать». Равновесные стратегии. Основной недостаток описан- ной процедуры поиска компромисса заключается в том, что стороны могут нарушить договоренности, в результате чего, 253

найденные компромиссные решения оказываются неустой- чивыми. Повысить устойчивость соглашений можно, если лишить участников переговоров права распоряжаться свои- ми стратегиями после заключения соглашения, передав его, например, некому координационному центру. Но такое ущемление прав участников переговорного процесса вряд ли можно считать реалистическим (по сути, это скорее уход от проблемы, чем ее решение). В связи с этим возникает необ- ходимость нахождения условий, которые бы сами по себе обеспечивали устойчивость соглашений. Эти условия были сформулированы, Дж. Нешем в 1950 году. Согласно Нешу, устойчивыми считаются договоренности, нарушение кото- рых невыгодно ни одному из участников конфликта. Страте- гии поведения сторон, удовлетворяющие этому правилу, называются равновесными. Заметим, что в отличие от паре- товских стратегий, когда конфликтная ситуация рассматри- вается с точки зрения всех участников переговоров, при определении равновесных стратегий исходят из интересов каждого отдельного участника. На практике такие догово- ренности достигается самыми различными способами, наиболее распространенными из которых являются следую- щие: 1) подкрепление паретовских стратегий жесткими санк- циями, которые применяются как в случае нарушения дого- ворных обязательств, так и при их несоблюдении; 2) добровольное объединение участников переговоров в коалиции по близости интересов, что позволяет сократить число возможных переговорных стратегий и оставить только те из них, которые равновесны по своему существу; 3) использование так называемых смешанных стратегий, когда равновесие рассматривается не на одном, а на множе- стве периодически возобновляющихся переговоров; 4) углубление взаимной информированности участников переговоров относительно собственных интересов и намере- ний, что дает каждому из них возможность убедиться в том, собираются ли другие партнеры выполнять достигнутые со- 254

глашения, или они используют их в качестве ширмы, при- крывающей истинные намерения; 5) определение правил ведения переговоров и установ- ление четкого порядка реализации достигнутых договорен- ностей, что позволяет изыскивать равновесные стратегии не одноактно, а путем последовательных приближений, и во- площать их в жизнь так, чтобы они не оставались равновес- ными лишь на бумаге. 6.5. ПОИСК КОМПРОМИССА НА ОСНОВЕ F-ТЕХНОЛОГИИ F- или Фибоначчи-технологии42 представляют собой разно- видность нормативного подхода к решению конфликтных проблем и в конечном счете направлены на предотвращение кризисов в деятельности экономических субъектов (фирм, компаний, производственных объединений и др.). В их осно- ве лежит принцип гармоничной упорядоченности и согласо- ванности всех составляющих частей системы как между со- бой, так и с внешним окружением. При этом гармоничными (эталонными) считаются отношения, количественные харак- теристики которых соответствуют пропорции: Целое (100%) = часть первая (62%) + часть вторая (38%), названной с лег- кой руки Леонардо да Винчи — «золотым сечением». В статике оно получает геометрическую или алгебраиче- скую интерпретацию. В первом случае ставится задача деле- ния единичного отрезка в пропорции: 1/Х = Х/(1-Х), то есть целое должно относиться к большей части, как боль- шая часть — к меньшей части. Решая эту пропорцию, получа- ем, что больший отрезок Х  0,62, а меньший  0,38. При алгебраической интерпретации «золотое сечение» приобретает форму бинома Ньютона: 1 = (а + b)m. При а = b2 получаем равенство 1 = (0,62 + 0,38)m, где m определяет ко- личество разбиений единицы в пропорции 0,62  0,38. В ре- 42 Иванус А.И. Основы гармоничного менеджмента (Концепция F- технологии). – М.: РАН, ИПУ им. В.А. Трапезникова, 2004. 255

зультате m разбиений происходит формирование иерархиче- ской структуры, представленной на рис.6.6. m=1 1,00 m=2 0,62 0,38 m=3 0,38 0,24 0,24 0,14 m=4 0,24 0,14 0,14 0,10 0,14 0,10 0.10 0,04 Рис. 6.6. Алгебраическая интерпретация принципа «золотого сечения» В динамическом аспекте «золотое сечение» проявляется в формировании последовательности чисел по рекурсивному алгоритму: an = an – 1 + an – 2, то есть каждый член последова- тельности формируется как сумма двух предыдущих. При этом пропорция «золотого сечения» получается в виде lim (a n 1 / a n )  0,62 . Такая последовательность получила x  название чисел Фибоначчи, отсюда название технологии. Предполагается (и это подтверждается многочисленны- ми наблюдениями), что «золотое сечение» является «стерж- нем» устойчивости всех мировых явлений, а всякого рода от- клонения от него чреваты неприятностями. Продемонстри- руем возможность практического применения F-технологий на примере из экономической области. Заработная плата и штатная структура. Известно, что заработная плата, являясь важным фактором успеха в фор- мировании работоспособного коллектива, выступает источ- ником многочисленных конфликтов (скрытых и явных). При этом уровень конфликтности определяется, как правило, не столько тем, какую зарплату получает тот или иной сотруд- ник в абсолютном исчислении, а тем, как она соотносится с зарплатами других сотрудников, работающих рядом с ним. 256

Предположим, что некоторая компания «» с пятиуровневой штатной иерархией и численностью 8 сотрудников в процес- се своей деятельности успешно прошла первую кризисную точку с объемом продаж 100 000$ и подошла к следующей точке, где объем продаж увеличился в два реза и стал равен 200 000$. При этом численность личного состава также воз- росла вдвое и составила 16 человек.43 На сколько следует увеличить фонд заработной платы и как он должен быть распределен между сотрудниками, чтобы обеспечивалась устойчивая работа коллектива в этой новой кризисной точ- ке? Согласно правилу «золотого сечения» фонд заработной платы должен быть распределен между уровнями штатной иерархии по следующему алгоритму: Zn – 1 = 0,62  Zn, где Zn – 1 – заработная плата сотрудника (n – 1)-го уровня штатной иерархии, Zn – заработная плата сотрудника n-го уровня штатной иерархии. Следуя этому же правилу, фонд заработ- ной платы в новых условиях (F2) следует рассчитывать исхо- дя из следующего выражения: F2 = 1,622  F1, где F1 – фонд за- работной платы в первой критической точке (в нашем при- мере F1 = 1796$). Используя приведенные выражения, не- трудно рассчитать новый фонд заработной платы и его оп- тимальное (с точки зрения методологии «золотого сечения») распределение между сотрудниками компании. Результаты таких расчетов сведены в табл. 6.1. Т а б л и ц а 6.1. Заработная Суммарная за- Количество со- Уровни штат- плата одного работная плата трудников дан- ной иерархии сотрудника по уровням ного уровня ($ / мес.) ($ / мес.) 1 1 686 686 2 4 424 1696 3 6 262 1572 4 4 162 648 43 Кризисная точка устанавливает соотношение объемов продаж и чис- ленности личного состава коммерческой компании, при котором она наиболее близка к развалу (банкротству). 257

5 1 100 100 Итого: 16 4702 Таким образом, если компания удвоила объемы продаж и при этом удвоила численность своих сотрудников, то для со- хранения устойчивой работы в будущем она должна повы- сить заработную плату каждого сотрудника в 1,62 раза. В случае отклонения от этой нормы — конфликты неизбежны. Рассмотренный пример помогает уяснить основную идею F-технологий: управление процессами по величине отклоне- ния их реальных параметров от эталона по «золотому сече- нию». Им далеко не ограничивается область применения та- ких технологий. Уже сегодня сфера приложения таких техно- логий распространяется на антикризисное управление, оценку устойчивости рынков в условиях аномальной конку- ренции, оптимизацию ассортимента товаров и другие виды деятельности. В целом F-технологии следует признать весь- ма перспективным направлением развития теории и практи- ки управления конфликтами. * * * Обобщая сказанное можно утверждать, что управление кон- фликтами или конфликтное управление следует рассматри- вать как наиболее общую форму, включающую в качестве частного случая обычное (неконфликтное) управление. Оно характеризуется такими специфическими особенностями как: многосторонность, нелинейность, необратимость, мно- гоконтурность, иерархичность и анормальность. Эти особен- ности приводят к расширению традиционных видов, форм и способов управления, а также вынуждают разрабатывать но- вые управленческие технологии, основанные не на традици- онных принципах оптимальности, а на концепции компро- мисса и переговорных процедурах поиска взаимоприемле- мых решений. В настоящее время теория управления конфликтами находится в стадии становления и здесь важен путь, по кото- рому пойдет ее развитие. В изложенном материале он обо- значен двумя ключевыми позициями: преемственностью и планомерным развитием с учетом достижений общей теории 258

управления; ориентацией преимущественно на модельные методы исследования с широким привлечением формально- го (логико-математического) аппарата. Такой путь не исклю- чает, а наоборот, подчеркивает важность эмпирических зна- ний, которые, однако, должны не абсолютизироваться, а слу- жить базой для эффективного развития теории управления конфликтными процессами. Вопросы для самопроверки 1. Что понимается под термином «управление конфлик- тами»? Изобразите графически структурные модели кон- фликтного и обычного управления. Поясните, в чем заключа- ется различие между этими формами управления. 2. Назовите типовые технологий управления конфлик- тами и объясните их содержательную сторону. Ранжируйте эти технологии по критерию их предпочтительности при управлении социальными конфликтами. 3. Что понимается под термином «антикризисное управ- ление»? Приведите известные вам примеры антикризисного управления социальными и производственными процессами. 4. Приведите классификационную схему форм и способов управления конфликтами. Поясните их содержание. 5. В чем заключаются основные отличия координационно- го управления от обычного? Назовите типовые способы коор- динации и проиллюстрируйте их примерами. 6. Поясните сущность и особенности рефлексивного управления в конфликте. Какие виды рефлексивного управле- ния вам известны? 7. Какие стратегии поведения участников переговоров называются оптимальными по Парето? Какие действия должны совершить субъекты конфликта, чтобы придти к паретовским соглашениям? 8. Какие договоренности называются равновесными по Нешу? Назовите практические способы достижения таких договоренностей. Приведите пример, когда оптимальные по Парето стратегии не являются равновесными по Нешу. Воз- 259

можен ли вариант, когда равновесные стратегии не являют- ся оптимальными по Парето? 260

Каждая организация, всякий человек и любой коллектив за- няты повседневной деятельностью, выполняя текущие функции по достижению поставленных целей. Необходимо обеспечить свои физиологические нужды в пище, жилье и в отдыхе. Следует позаботиться о социальных потребностях в любви, в материальном достатке, в возможности учиться и участвовать в общественной жизни. Кроме того, не следует забывать о профессиональной карьере, о своем престиже и реализации собственного творческого потенциала. Эти есте- ственные обстоятельства нормального развития доминиру- ют над условиями противоборства и конфликта, создавая в нашем сознании иллюзию того, что в обыденной жизни до- минируют гармония и согласие. Однако, рано или поздно, в нормальное течение событий неминуемо вклинятся кон- фликты, которые нарушат спокойствие и планомерность, и мы должны быть к этому готовы: хочешь жить в нормальных условиях — готовься к конфликтам. В литературе по конфликтологии наблюдается смешение таких понятий как профилактика, предупреждение, урегули- рование, разрешение и устранение последствий конфликтов, ведущее к путанице. Поэтому целесообразно сопоставить пе- речисленные понятия рассмотренным выше технологиям управления конфликтами (табл.7.1). Т а б л и ц а 7.1 Технологии управления Методы и способы, реализующих технологии конфликтами управления конфликтами Антиконфликтная Профилактика (предпредупреждение конфликтов) Антиконфрантационная Предупреждение конфликтов Антикризисная Урегулирование конфликтов Антикатакликтическая Разрешение конфликтов Антигибельная Устранение негативных последствий конфликтов 261

7.1. МЕТОДЫ ПРОФИЛАКТИКИ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ КОНФЛИКТОВ Профилактика или предпредупреждение конфликтов, по су- ти, есть антиконфликтная технология управления социаль- ными процессами, осуществляемая с целью их перевода из одного нормального состояния в другое нормальное состоя- ние, минуя все стадии развития конфликта. Провести профи- лактику конфликта — значит, исключить факторы, способ- ствующие перерастанию противоположностей взаимодей- ствующих систем в МЕТОДЫ ПРОФИЛАКТИКИ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ КОНФЛИКТОВ противоречия между ними, то есть не дать возникнуть конфликт- ИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИЯ ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ной ситуации. Преду- КОНФЛИКТОВ КОНФЛИКТОВ преждение конфлик- тов по сути выливает- УСТРАНЕНИЕ ПОДДЕРЖАНИЕ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЧИН СОТРУДНИЧЕСТВА И ся в антиконфранта- КОНФЛИКТОВ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ ционные технологии ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОВЫШЕНИЕ ОБЩЕГО управления конфликт- НОРМАТИВНЫХ МЕХАНИЗМОВ КУЛЬТУРНОГО И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ными процессами. УРОВНЯ Предупредить кон- Рис. 7.1. Методы профилактики и фликт — значит, ис- предупреждения конфликтов ключить возможность перерастания конфликтной ситуации в латентную стадию конфликта, то есть воспрепятствовать развитию и разраста- нию противоречий между взаимодействующими системами. Практикой выработаны различные методы профилакти- ки и предупреждения конфликтов (рис. 7.1), которые невоз- можно ранжировать по предпочтительности применительно ко всем конфликтам вообще. Наибольший эффект достигает- ся при их комплексной реализации с учетом специфики и особенностей участников конфликтов, сложившихся тради- ций и уровня цивилизационного развития. Рассмотрим неко- торые из указанных методов. 262

7.2. ИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИЯ КОНФЛИКТОВ Институциализация как метод профилактики и предупре- ждения конфликтов предусматривает создание в обществе механизмов для проведения консультаций по спорным во- просам, ведения переговоров и поиска взаимоприемлемых решений, в том числе в рамках законодательной, судебной и исполнительной власти. Суть институциализации конфлик- тов заключается в следующем. По мере появления первых признаков нарождающейся конфликтной ситуации прилага- ются усилия, способствующие возникновению разнообраз- ных комитетов, партий, организаций, стремящихся к выра- жению и отстаиванию интересов участвующих в конфликте сторон. Этот процесс ведет к упорядочению требований, пре- тензий, устремлений прежде разобщенных и разрозненных участников конфликта. Прилагаются усилия, направленные на формирование посреднических организаций, в состав ко- торых включаются компетентные, нейтральные, демократи- чески настроенные представители неполитических институ- тов. Институциализация дает возможность поставить под контроль процесс возникновения и развития конфликтной ситуации, и тем самым создать условия необходимые для управления конфликтом на начальных стадиях его развития. Это очень важно, поскольку здесь еще существует достаточно много возможностей и путей избежать деструктивных по- следствий дальнейшей эскалации конфликта. Вместе с тем институциализация содержит и определенные потенциаль- ные трудности преодоления конфликта. Противоречивость процесса институциализации заключается в том, что органи- зации, возникшие на волне конфликтных событий, могут приобретать свой более узкий интерес, отличный от интере- сов массы рядовых участников. В целом это осложняет кон- фликтную ситуацию, а иногда делает ее разрешение просто невозможной до тех пор, пока такие организации сохраняют свой авторитет и влияние. Поясним ситуацию на примере событий в Чечне. Интере- сы союзного центра в этом конфликте были в гораздо боль- 263

шей мере достижимы до того периода развития конфликт- ной ситуации, когда еще не возникли самостоятельные орга- низации, выражающие интересы сепаратистских настроен- ных слоев населения Чечни. Когда эти организации возникли и их социальные позиции укрепились, ситуация в целом ка- чественно изменилась. Институциональные позиции проти- востоящих в конфликте сторон выровнялись, что значитель- но ослабило односторонние преимущества центра, а тем са- мым и возможности разрешения конфликта в его интересах. Подобные ситуации имели место в Армении, Азербайджане, Грузии, Молдавии. Вместе с тем, если признать невозможность разрешения конфликтов, с заведомой ориентацией на выигрыш одной из сторон, то институциализация — есть вполне современный, цивилизованный метод их профилактики и предупреждения. Социологи выделяют следующие условия, при которых воз- можна эффективная институциализация конфликтов:  существование общественных образований, стремя- щихся к консультациям и переговорам, изучению интересов, поиску взаимовыгодных решений;  широкие рамки соглашения насчет того, что может со- ставлять взаимно приемлемые варианты разрешения кон- фликтных проблем;  создание условий подавляющих развитие таких свойств конфликтов как кумулятивность и расширяемость;  большие экономические возможности общества по удовлетворению потребностей своих членов;  позитивная осведомленность граждан в отношении ре- зультатов мирного разрешения предыдущих конфликтов;  наличие определенного баланса сил, при котором ни одна из сторон не обладает подавляющим преимуществом в способах и средствах достижения своих целей в конфликте;  преобладающее количество зрелых признаков, способ- ствующих мирному приспособлению, отсутствие тоталита- ризма и высокий уровень и демократизации общества. 264

Последнее особенно важно. В тоталитарном обществе профилактика и предупреждение конфликтов осуществляет- ся весьма своеобразно. Конфликты индивида с государством пресекаются репрессиями. Результаты конфликтов с долж- ностными лицами практически предопределены априори, так как эти конфликты разрешаются самими же чиновника- ми. Бытовые и личностные конфликты становятся предме- том партийного разбирательства. Конфликты, связанные с захватом заложников практически исключены, поскольку за- ведомо известен способ их разрешения: немедленное уни- чтожение террористов, невзирая на потери заложников. В демократическом обществе, хотя и возрастает число конфликтных ситуаций, но зато существует реальная воз- можность добиться справедливого разрешения конфликтов в различных судебных инстанциях, вплоть до обращения в об- ращения в Верховный суд РФ и Международный суд по пра- вам человека. Создаются и развиваются новые институты, предназначенные для профилактики и предупреждения конфликтов. Чаще используется право открыто обсуждать социальные конфликты на самом высоком общественном уровне, в печати и на телевидении. Все это оставляет надеж- ду на то, что с переходом к демократии удастся существенно снизить остроту конфликтных ситуаций и коллективными усилиями выработать новые методы сглаживания конфрон- тационных настроений в обществе. 7.3. ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ КОНФЛИКТОВ Легитимизацией называется метод профилактики и преду- преждения негативных последствий конфликтов путем при- дания им таких форм, которые могут быть признаны закон- ными на том или ином основании. Хрестоматийным приме- ром легитимных конфликтов на уровне первобытного мыш- ления являются дуэли. Дуэль (франц. duel, от лат. duellum — война), поединок, бой (с применением оружия) между двумя лицами по вызову одного из них. Правила проведения дуэли заранее устанавливались противниками или их представите- 265

лями (секундантами) с соблюдением обычаев, традиций и негласных кодексов чести. Сохранить свое достоинство, даже в случае гибели на дуэли, считалось общепризнанной нормой и не противоречило общественному мнению. Наибольшее распространение дуэли получили в средние века, хотя фор- мально запрещались и были наказуемы. В современном понимании смысл легитимизации заклю- чается в создании условий, способствующих тому, чтобы ве- роятные конфликты развивались в рамках правового поля и не выходили за выработанные обществом нормы морали и нравственности. Участники будущих столкновений должны отдавать себе отчет о возможных последствиях того или ино- го поступка и быть уверенными в том, что любое противо- правное действие, так или иначе, наказуемо. В случае леги- тимизации существуют и действуют общие для конфликту- ющих сторон правила, согласно которым будут разрешаться противоречия, споры и разногласия. Уже само знание этих правил служит стимулом, побуждающим стороны воздержи- ваться от деструктивных поступков. Примером легитимизированного конфликта может слу- жить цивилизованная рыночная экономика в странах Запада, в которой конкуренция поставлена в рамки закона и других договоренностей. Обратный пример являет собой так назы- ваемая «теневая экономика», весьма развитая в современной России, которая функционирует на основе понятий, но не за- кона. Другой пример — выборы представителей в государ- ственные органы власти, крайне конфликтные процессы, ле- гитимизированные Законом о выборах и одновременно ин- ституциализированные путем создания разного рода органи- зующих, наблюдающих и контролирующих органов. На схеме рис. 7.2 перечислены условия необходимые для легитимиза- ции конфликтов. В целом они подобны условиям, необходимым для их ин- ституциализации, но в большей степени ориентированы на использование нормативно-правовой базы. 266

НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ КОНФЛИКТОВ 1. ПРИСУТСТВИЕ ДОБРОЙ ВОЛИ – совокупности культурных, морально- нравственных принципов и духовных ценностей, воплощающих идеи гума- низма и побуждающих будущих участников конфликтов действовать на пра- вовой основе. 2. НАЛИЧИЕ ПРАВОВОЙ БАЗЫ – узаконенных нормативно-правовых актов, ре- гламентирующих конфликтное поведение людей, организаций и социальных групп. 3. СУЩЕСТВОВАНИЕ ДЕЕСПОСОБНЫХ ПРАВОВЫХ, ОБЩЕСТВЕННЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ – организаций и объединений, которые, опираясь на добрую волю и правовую базу, способствуют разрешению противоречий, контролируют соблюдение договоренностей и принимают меры к пресечению нарушений принятых договорных обязательств. 4. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ – информированность общественности в отношении результатов разрешения предыдущих конфликтов и их последствий. 5. СЛЕДОВАНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИМ ПРИНЦИПАМ В ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ И МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ. Рис. 7.2. Условия, необходимые для легитимизации конфликтов 7.4. УСТРАНЕНИЕ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЧИН КОНФЛИКТОВ Выше отмечалось, что в основе конфликтов лежат объектив- ные базовые причины, устранить которые невозможно в принципе. Однако нельзя отрицать того факта, что возник- новение подавляющего числа юридических, производствен- ных, трудовых и других конфликтов связано с субъективны- ми причинами, в частности, такими как:  юридическая безграмотность субъектов конфликта, выражающаяся в незнании или неправильной трактовке по- ложений действующего административного, трудового и уголовного законодательства;  неорганизованность в управлении, обнаруживающаяся, например, в отсутствии интегрирующих целей в организаци- ях, нечетком распределении функций между управленческим 267

персоналом, а также в отсутствие баланса прав и ответствен- ности при выполнении служебных обязанностей;  профессиональная некомпетентность руководителей, их неумение использовать различные формы поощрений и мотивации трудовой деятельности подчиненных, неоправ- данная дифференциация уровня заработной платы;  невоспитанность и низкий культурный уровень обща- ющихся лиц, а также их неведение относительно общеприня- тых правил и норм поведения в обществе. В сфере юриспруденции к субъективным причинам кон- фликтов следует отнести расхождения и противоречия, име- ющие место в нормативно правовых актах — законах, указах, постановлениях и др. Так, например, к началу 2000 года 25% всех законодательных актов субъектов Российской Федера- ции находились в противоречии с Конституцией России и с федеральным законодательством.44 Это бывает по разным причинам, например, вследствие расхождения взглядов ав- торов проектов законодательных актов, ошибок при состав- лении проектов, изменения ситуации, регулируемой данной нормой права. Несогласованность актов, в свою очередь, по- рождает конфликты при применении норм права, когда сто- роны ссылаются на разные правовые акты и притом каждая из них оказывается формально провой. Возникают юридиче- ские коллизии, служащие источником злоупотреблений в ор- ганах, призванных следить за соблюдением законности и правопорядка. Устранение субъективных причин конфликтов не исклю- чает конфликты как таковые. Вместе с тем своевременная ликвидация этих причин создает базу для надежных, парт- нерских взаимоотношений в организациях и трудовых кол- лективах, не позволяет конфликтным ситуациям перерасти в более деструктивные стадии конфликта, нормализует про- тиворечия в межличностных отношениях. 44 Л.И. Никовская. Новые реалии политических конфликтов в совре- менной России. / В материалах симпозиума «Политическая конфликто- логия между старыми и новыми парадигмами», Воронеж, Воронежский государственный университет, 2001. 268

Приведем несколько важных правил, соблюдение кото- рых способствует снижению уровня конфликтности в раз- личных организационно-управленческих структурах:45 P1 — каждому исполнительному действию должно соот- ветствовать управляющее решение, причем только одно. Со- гласно P1 в управленческих структурах должно приниматься ровно столько управляющих решений, сколько действий вы- полняют (или планируют выполнять) исполнители данного предприятия (учреждения, организации). В случае, когда ко- личество управляющих решений превышает количество ис- полнительных действии, имеет место избыточность управ- ления, а в случае, когда количество управляющих решений меньше количества исполнительных действии – недостаточ- ность управления. Как то, так и другое приводит к конфлик- там, что отрицательно сказывается на эффективности функ- ционирования организации. Р2 — принятие управляющего решения на совершение действия должно входить в функцию начальника, которому непосредственно подчинен исполнитель, совершающий дан- ное действие. Согласно Р2 в нормально функционирующей управленческой структуре вся ответственность за действия подчиненных должна возлагаться на их непосредственных начальников. Ситуация управления через инстанцию счита- ется допустимой лишь в крайних обстоятельствах, например, в случае недостаточной компетенции непосредственного начальника, или когда он (по какой-либо причине) не может выполнять возложенные на него функции. Р3 — связанные управляющие решения должны быть со- гласованы (принято решение по их согласованию), если свя- зи «не очень важные» или «неважные». Согласно Р3 согласу- ющие решения должны обладать более низким рангом важ- ности по сравнению с координирующими. Являясь атрибу- том управления, согласующие решения принимаются либо по второстепенным вопросам, либо тогда, когда вышестоя- 45 Новосельцев В.И. Системный анализ: современные концепции /второе издание, исправленное и дополненное. — Воронеж: «Кварта», 2003. — 360 с. 269

щий начальник по какой-либо причине не способен выпол- нять свои функции по координации действий подчиненных. Р4 — если связь односторонняя, то инициатором согласо- вания должен быть организационный элемент, принимаю- щий управляющее решение по действию, результат которого зависит от связанного с ним действия. Р5 — если связь двусторонняя (взаимная) и вредная только для одного организационного элемента, то он должен являться инициатором согласования. Р6 — если связь двусторонняя (взаимная), то инициато- ром согласования должен быть элемент, действия которого имеют наибольшую важность. Согласно Р4, Р5 и Р6 инициативу при согласовании должен проявлять тот начальник, у которого возникают проблемы в процессе управления своими подчиненными, вызванные тем, что эффективность их действий в значительной мере зависит от действий исполнителей, имеющих другого начальника. Во всех случаях ситуация отсутствия инициатора согласования рассматривается как вредящая успеху дела. Р7 — связанные управляющие решения должны быть скоординированы (принято координирующее решение), если связи «очень важные» или «важные». Согласно Р7 координи- рующие решения обладают более высоким рангом важности по сравнению с согласующими. Являясь, как и согласующие решения, атрибутом управления, они принимаются по вопро- сам первостепенной важности и являются прерогативой вы- шестоящего начальника. Р8 — при наличии общего непосредственного начальника принятие координирующих решений должно входить в его функции. Р9 — при отсутствии общего непосредственного началь- ника принятие координирующего решения должно входить в функцию ближайшего прямого начальника. Согласно Р8, Р9 качество координации тем выше, чем ни- же ранг вышестоящего начальника, осуществляющего коор- динацию. 270

7.5. РАЗНОВИДНОСТИ НОРМ И ИХ РОЛЬ В ПРОФИЛАКТИКЕ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ КОНФЛИКТОВ Нормой (от лат. norma — руководящее начало, правило, обра- зец) называется, общепризнанное в определённой социаль- ной среде правило, воззрение; правило поведения людей в обществе, выраженное в законе. Различают морально- нравственные, политические, религиозные и правовые нор- мы. Воздействия этих норм на поведение участников кон- фликта весьма многогранны. Этот вопрос удобнее рассмот- реть на примере воздействия правовой нормы, механизм ко- торого достаточно хорошо изучен.46 Напомним, что норма права — это установленное госу- дарством общеобязательное правило общественного поведе- ния. Норма права, как и всё право в целом, направлена на развитие определённых общественных отношений. В право- вых нормах указываются условия их исполнения, субъекты регулируемых отношений, их взаимные права и обязанности, а также санкции за неисполнение установленных обязанно- стей. Нормы права принимаются уполномоченными государ- ственными органами; их общеобязательность обеспечивает- ся государством посредством воспитания правосознания граждан и применения к нарушителям мер государственного принуждения. Совокупность правовых норм в данном обще- стве составляет его право. Норма права состоит из трех частей: гипотеза, где изла- гаются условия, при которых следует руководствоваться данной нормой; диспозиция, где указаны права и обязанно- сти участников отношений, возникающие при обстоятель- ствах, предусмотренных в гипотезе; санкция, где определены последствия, которые должны наступить для лиц, нарушив- ших предписания данной нормы. В статьях уголовных зако- нов в норме права обычно различают две части: диспозиция 46 Основы конфликтологии. Уч. пособие под ред. Кудрявцева В.Н. – М., 1997. 271

(признаки уголовно наказуемого действия) и санкция (мера наказания за совершение данного деяния). Нормы права классифицируются по юридической силе в зависимости от органов, их издающих (закон, указ и т.п.), по объекту, который они регулируют (отсюда деление — право государственное, гражданское, финансовое и т.д.), по преде- лам их действия во времени и пространстве и др. Известно также деление норм на императивные, то есть содержащие предписания, обязательные для участников правоотноше- ний, и диспозитивные, предоставляющие им возможность определить свои права и обязанности в пределах, установ- ленных законом (если стороны не оговорили в договоре свои права и обязанности, действует правило, содержащееся в данной норме права). Норма права, равно как и любая другая социальная нор- ма, имеет несколько каналов (или линий) воздействия на по- ведение людей. Это, во-первых, информационное воздей- ствие. Норма предлагает индивиду (социальной группе) ва- рианты поведения, одобряемые государством, предупрежда- ет о последствиях того или иного поступка, формирует свое- образную точку отсчета, позволяющую судить о векторе сво- его поведения. Во-вторых, она оказывает ценностное воздей- ствие, так как декларирует ценности, признаваемые обще- ством и государством. Нередко в этой связи говорят о «вос- питательном воздействии» права. В-третьих, правовая норма обладает принудительной силой в отношении тех, кто игно- рирует ее требования. При нарушении нормы вступает в дей- ствие правоприменительный механизм, начинают функцио- нировать учреждения и должностные лица, занятые приме- нением права. По всем этим линиям (или каналам) право воздействует: а) на субъективные причины конфликта; б) на его предпосылки (конфликтную ситуацию); в) на его разви- тие и разрешение; г) на последствия завершения конфликта, включая судьбу участников. Помимо правовых норм, профилактике и предупрежде- нию конфликтов способствуют нравственные, политические и религиозные нормы. Механизмы их действия достаточно 272

подробно рассмотрены в литературе.47 На религиозных нор- мах остановимся особо. По сути, в основе всех мировых рели- гий лежит антиконфликтная концепция. Достаточно вспом- нить слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа: «Не судите, да не судимы будите, ибо каким судом су- дите, таким будете судимы, и какой мерою мерите, такою и вам будут мерить. …Итак во всем, как хо- тите, чтобы с вами поступали люди, так посту- пайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки». (Евангелие от Матфея 7: 1-14) Вот уже два тысячелетия люди знают этот «золотой» за- кон и другие религиозные нормы, но и два тысячелетия они их сознательно нарушают, предпочитая следовать другой ло- гике — законы (нормы) для того и существуют, чтобы их нарушать. Наука пока не может объяснить этот феномен. Од- нако удивительное постоянство этого явления (знаем, что нехорошо, но делаем) вынуждает предположить, что нару- шения религиозных и других социальных норм в какой-то мере необходимы для существования и развития социума. Собственно и религия склоняется к такому же выводу: ведь не захотели Адам и Ева жить вечно в гармонии и благоден- ствии, предпочтя всем благам райским нашу грешную Землю. Поэтому задача состоит не в искоренении нарушений рели- гиозных, правовых и других норм как таковых, а в приведе- нии этих нарушений в социально приемлемые рамки. Для этого необходимо: а) знание норм, что обеспечивается преж- де всего широкой и комплексной гуманитаризацией общеоб- разовательной системы, в том числе вузовской; б) формиро- вание в обществе таких механизмов действия норм, при ко- торых их нарушение становится неприемлемым (невыгод- ным) для самих нарушителей; в) выделение узловых норм, то есть норм, не подлежащих нарушению ни при каких обстоя- тельствах, и придание им статуса закона с соответствующи- ми жесткими санкциями. 47 См., например: Ворожейкин И.Е., Кибанов А.Я., Захаров Д.К. Кон- фликтология: Учебник. – М., 2000. 273

* * * Практическая реализация мер по профилактике, предупре- ждению, урегулированию и разрешению конфликтов требу- ют значительных усилий и средств. Вместе с тем существуют частные «рецепты» снижения уровня конфликтности, до- ступные для всех. Вот некоторые из них. Иногда о конфликтах говорят: «такое уже было». Гово- рящий так, либо не вник в ситуацию, либо не совсем понима- ет, о чем говорит. Отсюда следует, что, разрешая свою соб- ственную конфликтную проблему, не стоит искать подсказок в прошлом, а к советам посторонних можно и нужно прислу- шиваться, но в поступках руководствоваться только личны- ми соображениями и конкретными обстоятельствами. При этом не самая худшая линия поведения будет та, которая бо- лее всего соответствует принципу: не навреди себе и друго- му, или по Библии — не веди себя так, что сам не войдешь в Царствие Божие и помешаешь войти другим. Во всяком слу- чае, прежде чем начинать очередную революцию, перестрой- ку или реформу как в собственном доме, так и в государстве — полезно задуматься над смыслом этого принципа. Находясь в конфликте или приближаясь к нему, вместо тупикового вопроса «Что делать?» лучше задаваться другим вопросом: «Что не надо делать и чего следует опасаться?». По крайней мере, не следует доверять тому, кто говорит: «Я знаю, куда надо идти», а прислушиваться к тому, кто утвер- ждает: «Я не ведаю, куда надо идти, но знаю, куда не следует ходить». Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы, Не бойтесь мора и глада, А бойтесь единственно только того, Кто скажет: «Я знаю, как надо!» Кто скажет: «Идите, люди, за мной, Я вас научу, как надо!» Александр Галич Эффективный способ снижения разрушительного дей- ствия конфликтов заключается в повышении коллективного и индивидуального культурного уровня. Конечно, конфлик- 274

ты от этого не исчезнут, но появится эффективная формула действий. Искусство, музыка, литература — это и есть те сла- гаемые, которые помогают нормально существовать в кон- фликтных условиях. Речь идет не о трогательных призывах «стать культурными» — следует понимать, что конфликты так или иначе, но заставят нас двигаться в этом направлении. Чем быстрее мы это поймем, тем меньше будет крови и раз- рушений. Кроме культурного есть еще и духовный уровень, кото- рый позволяет более или менее позитивно разрешать кон- фликтные проблемы, по крайней мере не сводить их, как у нас это принято, к кризисам и катаклизмам. Лучшие учебни- ки по управлению конфликтами были написаны давным- давно — на заре человеческой цивилизации. Первый из них — Веды, которые для Западного человека пока terra incognita. Второй — Библия, повествующая о том, как вести себя в этом конфликтном мире. Третий — это Учение Будды, в котором говорится о том, как через познание самого себя, избавиться от страданий и найти некую гармонию с окружающей средой (помните его слова — все несчастья от желаний, умерь жела- ния и ты избавишься от страданий). Четвертый учебник — Коран, в котором рассказывается, как вести себя в очень конфликтном мире. Вопросы для самопроверки 1. Какие методы профилактики и предупреждения кон- фликтов Вам известны? Приведите классификационную схе- му. 2. Поясните содержание понятий «институциализация» и «легитимизация» конфликтов. Перечислите условия, необхо- димые для институциализации и легитимизации конфлик- тов. 3. Какие причины конфликтов следует назвать субъек- тивными? Чем они отличаются от объективных причин? Предположим, что в некой социальной структуре ликвидиро- 275

ваны все субъективные причины конфликтов. Означает ли это, что она бесконфликтна? 4. Дайте развернутое определение понятию «норма пра- ва». В чем заключаются особенности механизмов воздействия правовых норм на конфликтное поведение? 5. Выпишите основные нормы антиконфликтного поведе- ния, содержащиеся в христианстве, буддизме, исламе и иуда- изме. Проведите их сравнительный анализ. Укажите общие и отличительные черты этих норм. 6. Предположим, что Вам как сотруднику некой фирмы поручили составить договор купли-продажи между двумя юридическими лицами. Какими нормативными документами Вы при этом будите руководствоваться? 7. Каким образом неорганизованность в структуре орга- низации влияет на ее внутреннюю конфликтность? Приве- дите примеры, подтверждающие наличие такого влияния. 8. Согласны ли Вы со следующим утверждением, принад- лежащим нидерландскому философу Бенедикту Спинозе (1632-1677): «Живущий по руководству разума стремится, насколько возможно, воздавать другому за его ненависть, гнев, презрение и т.д., напротив, любовью и великодушием».48 Как оно соотносится с известной пословицей: «Не делай добра — не получишь зла». Аргументируйте свою точку зрения. 9. Поясните конфликтологический смысл следующих хри- стианских заповедей (норм поведения): «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». «Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего и нена- видь врага твоего». А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненави- дящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». «Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам бу- дет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы». 48 Спиноза Б. Избранные произведения. – М., 1957, т. 1, стр.492. 276

Урегулировать или разрешить возникший конфликт — зна- чит, не допустить его перерастания в катастрофу и исклю- чить гибель его участников. Для этого применяются самые различные способы (дипломатические, экономические, юри- дические и др.), общий целевой признак которых сводится к приведению отношений между конфликтующими сторонами в состояние, способствующее выходу из кризисного состоя- ния и переходу в нейтралитет, содействие или одну из при- емлемых форм эксплуатации. Юридические способы урегулирования и разрешения конфликтов можно разделить на следующие основные груп- пы: конституционные процедуры, применяемые главным об- разом при возникновении кризисов в политической сфере; судебное и арбитражное рассмотрение дел; административ- ные процедуры, практикуемые в различных правопримени- тельных органах; посредничество, включая третейский суд. 8.1. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ Конфликты и разделение властей. Принцип разделения вла- стей является одной из конституционных основ нашего госу- дарства. Его смысл состоит в том, чтобы избежать единовла- стия, диктатуры одного лица или группы лиц, построить си- стему «сдержек и противовесов» против возможного возвы- шения одной из ветвей власти над другими и тем самым га- рантировать соблюдение демократических начал в управле- нии обществом. Законодательная, исполнительная и судеб- 277

ная власть имеет каждая свою компетенцию, самостоятель- ную систему органов и руководствуется соответствующим законодательством. Однако в реальной жизни функции трех ветвей власти подчас перекрещиваются или вступают во взаимные противоречия; возникают споры о компетенции и конфликты, вплоть до политических кризисов. Примером в этом отношении служат события в новейшей российской ис- тории, произошедшие в 1993 году (табл. 8.1). Т а б л и ц а 8.1. Хронология политического кризиса в России 1993 года 1993, январь. Начало политического кризиса, вызванного противостоянием законодательной и исполнительной власти. 1993, 10-13.03. 8-й Внеочередной съезд народных депутатов РФ. Постановле- ние о соблюдении Конституции РФ высшими органами государственной вла- сти и должностными лицами. 1993,20.03. Телевизионное обращение президента РФ Б. Н. Ельцина с изложе- нием Указа № 379 «Об особом порядке управления до преодоления кризиса власти». 1993, 23.03. Заключение Конституционного суда РФ о несоответствии поло- жений Указа № 379 Конституции РФ. 1993, 26-29.03. 9-й Внеочередной съезд народных депутатов РФ. Попытка от- решения президента Б. Н. Ельцина от власти. Решение о проведении референ- дума о доверии президенту, председателю ВС и депутатскому корпусу. 1993, 25.04. Всероссийский референдум. Большинство участников референду- ма высказалось за доверие президенту, против досрочных президентских и парламентских выборов. 1993, 01.05. Демонстрация оппозиционных сил в Москве. Столкновение де- монстрантов с подразделениями милиции и ОМОНа на Гагаринской площади. 1993, 03.06. Всероссийское конституционное совещание, созванное сторонни- ками оппозиционных партий и движений. 1993, 04.06. Постановление ВС РФ о порядке согласования и принятия на оче- редном Съезде народных депутатов (17.11.1993) проекта новой Конституции. 1993, 05.06. Открытие Конституционного совещания, созванного по инициа- тиве Б. Н. Ельцина. Уход с совещания Р. И. Хасбулатова и председателя Кон- ституционного суда В. Д. Зорькина. 1993, 19.08. Заявление Б. Н. Ельцина о деятельности ВС РФ, угрожающей без- опасности России. 1993, 21.09. Телевизионное обращение Б. Н. Ельцина с изложением Указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе» (фактический роспуск Съезда народных депутатов и ВС РФ, назначение выборов в Государственную думу на 11-12.12.1993, наделение Совета федерации функциями палаты Федерального собрания). Телевизионное выступление Р. И. Хасбулатова с оценкой действий президента 278

как государственного переворота. Экстренные заседания президиума и палат ВС РФ. Постановление о прекращении полномочий Б. Н. Ельцина. Возложение обязанностей президента на Л. В. Руцкого. 1993, 23.09. Указ президента РФ Б. Н. Ельцина о назначении досрочных выбо- ров президента на 12.06.1994. Начало блокады здания ВС РФ. Открытие Съез- да народных депутатов РФ (при отсутствии кворума). 1993, 02.10. Столкновения сторонников ВС с милицией и ОМОНом на Смолен- ской площади Москвы. 1993, 03.10. Захват сторонниками ВС РФ здания мэрии и штурм телецентра в Останкино. Введение чрезвычайного положения в Москве. Указ президента РФ Б. Н. Ельцина об отставке А. В. Руцкого с поста вице-президента. Ввод в Москву войск, верных президенту. 1993, 04.10. Штурм здания ВС РФ. Обращение Б. Н. Ельцина к гражданам Рос- сии с оценкой событий в Москве как «заранее спланированного фашистско- коммумистического мятежа». Арест А. В. Руцкого, Р. И. Хасбулатова и др. 1993, 12.12. Выборы в Совет федерации и Государственную думу. Референдум по вопросу Конституции РФ (за принятие Конституции высказались 58,4% голосовавших). 1994, 28.04. Начало подписания представителями политических и обществен- ных сил «Договора об общественном согласии». Как рассматриваются и разрешаются конфликты в обла- сти разделения властей? Укажем на пять их особенностей. 1. В демократическом обществе конфликты между вет- вями власти должны разрешаться легитимными, конститу- ционными средствами. Ведь именно Конституция описывает с достаточной полнотой компетенцию каждой из властей и тем самым представляет собой базу для разделения их функ- ций. Нарушение Конституции как раз и порождает конфликт между властями. 2. Даже если конфликт между ветвями власти разрешил- ся неконституционным путем, его завершение должно при- обрести юридическую форму. Принимается новая Конститу- ция, назначаются новые парламентские выборы, сменяются Президент или Правительство — все это закрепляется в офи- циальных решениях, имеющих юридическую силу. 3. Над тремя ветвями власти нет никакого более высоко- го арбитра, чем сам суверенный народ. Поэтому конфликт в сфере разделения властей должен быть рассмотрен и разре- шен либо самими этими же властями, либо народом — путем 279

референдума или такого непосредственного волеизъявле- ния, которое характерно для революционных ситуаций. 4. Затянувшийся конфликт между властями создает по- литический и социальный кризис в обществе и болезненно сказывается на различных сторонах жизни. Поэтому разре- шение такого конфликта предполагает достаточно широкое привлечение различных политических сил к участию в сло- жившейся ситуации. Осенью 1993 г. в системе власти РФ бы- ла сделана, в общем, успешная попытка привлечь широкий круг политических партий и общественных организаций к выработке общего политического согласия (консенсуса) и подготовке проекта новой Конституции РФ. Работа Консти- туционного совещания широко обсуждалась в средствах мас- совой информации и способствовала снижению противосто- яния между конфликтовавшими политическими силами. Позднее был подписан Договор общественного согласия и со- зданы Общественная палата при Президенте РФ контроли- ровавшая выполнение этого договора, а также Согласитель- ная комиссия. 5. Кризисы власти нужно не только своевременно разре- шать, но и вовремя предупреждать. Бескризисная деятель- ность властей, несомненно, предпочтительнее, чем конфрон- тация между ними. Но для этого необходимо главное условие четкое соблюдение каждым из органов власти своей компе- тенции предусмотренной Конституцией и законами. Нужно своевременно обращать внимание на зарождающиеся кон- фликтные ситуации между властями и предотвращать их развитие. На высшем государственном уровне это функция Президента как гаранта соблюдения Конституции, на ниже- стоящих уровнях такую сдерживающую роль могут и должны играть главы администрации, представительные и судебные органы и другие учреждения. При этом техника предупре- ждения и разрешения конфликтов между властями включает систематич