Культурный след барда Александра Медведенко

Брошюра собрана на основе информации, опубликованной об А.Медведенко в русскоязычном поле Интернет: интервью, гастрольный след, личный блог и др.
18
Views
Research / Analytics > Culture
Published on: 2016-08-10
Pages: 70

Частный проект «Барды Мира» С. Орловского 1977 2007 2010 Александр Дов Информационный «портрет барда» в современном мировом русскоязычном поле Брошюра №47 1985 2006 2007 г. Нюрнберг – 2012


2

Слово от автора и составителя Александра Дов (Медведенко) приехал 20 мая 2012 года в Германию (г.Нюрнберг) на сольный кон- церт перед своими соотечественниками. Билеты рас- купались в предварительной продаже не очень здоро- во. Автор брошюры хотел помочь организаторам кон- церта с информацией об исполнителе концерта. Но, в процессе работы увлекся и просмотрел информаци- онный слой Интернет на достаточную для приемлемо- го анализа глубину. В центре внимания находилась тема «бард». Кроме того, автор брошюры поднял свои дневни- ковые записи об А. Медведенко того времени, когда они вместе были активными клуба самодеятельной песни г. Днепропетровска (Украина). Когда всё было собрано вместе, то возникло представление об информационном подарке, который можно торжественно вручить А. Медведенко на его концерте. Так появилась эта брошюра. В ней есть неминуемые повторения, но они только отмечают то, что акцентировал сам А. Дов, рассказывая о себе и своем пути в своем песенном и карьерном становле- нии. Возможно, что систематизированный взгляд в ви- де «Бардовского счёта 1 А. Дов», привёл бы состави- теля песенной биографии к несколько другим акцен- там. Но, пока это не сделано. В тандеме «Истина- Дружба» мы пытались отслеживать «Истину». Так организована информация о бардах народов мира в нашем 1 проекте «Барды Мира» и так они представлены в нашем един- ственном в мире мобильном музее «Барды Мира». 3


Содержание Естественная биография ................................................5 Автобиография из живого журнала ...............................7 Из интервью разного времени ..................................... 10 1. Ему аплодировал Окуджава ................................. 10 2. Не пренебрегайте классикой ................................ 10 3. Стандарты бардовской классики .......................... 14 4. Знакомый голос с радио РЭКА ............................. 16 5. О себе и перспективах жанра ............................... 24 6. Где-то в Израиле ................................................... 28 7. В любые времена и на любой земле ................... 36 8. Вспоминается разное ............................................ 43 Песенный фестиваль в Сахновке ................................ 46 Новый директор РЭКА .................................................. 47 Соционический тип Дова .............................................. 48 Лавка старьёвщика - новый диск песен ....................... 48 Концерт в Нюрнберге 2008 года .................................. 54 Концерт в Нюрнберге 2012 года .................................. 64 4

Естественная биография Александр Аркадьевич Медведенко (Дов) родил- ся 26 октября 1954 года в городе Николаеве, жил в го- роде Днепропетровске, в настоящее время живет в Израиле, в городе Петах-Тикве. Женат, имеет взрослую дочь, недавно стал де- душкой. Жена – в девичестве Петрук Светлана. Высшее образование получил по специальности «теоретическая механика». В 1977 г. окончил механи- ко-математический факультет Днепропетровского гос- ударственного университета по специальности "Дина- мика и прочность машин" (кафедра академика В. Моссаковского). Является членом клуба самодеятельной песни г. Днепропетровска с момента его основания в 1975 г. Песни пишет с 1972 года преимущественно на свои стихи. Его песня «Не верьте никому» вошла в песни широко известного проекта «Песни нашего ве- ка». Первоначальную известность в кругах любителей авторской песни приобрёл как отличный исполнитель песен Ю.Визбора, Б.Окуджавы, А.Дольского, М. Щер- бакова. Несколько позже здесь добавились песни А.Галича. Исполнительская одаренность и доброже- лательная контактность позволила А. Медведенко найти широкий круг друзей и поклонников. Начав с сольных концертов в г. Ворошиловград, с легкой руки руководителя местного КСП Виктора Забашты, он стал регулярно давать концерты на выезде – в других горо- дах и весях. Среди любителей песни получил игривое про- звище «Рыжий» - по цвету волос на голове. Неоднократно становился лауреатом различных региональных фестивалей и конкурсов. В 1986 году 5

был членом жюри первого всесоюзного фестиваля ав- торской песни в г. Саратов, а в 1988 году – второго всесоюзного фестиваля в г. Таллин. Член жюри меж- дународного фестиваля «Петербургский аккорд», по- четный гость Грушинского фестиваля. Был членом Всесоюзного Художественного совета КСП вместе с Б. Окуджавой, А. Городницким, Е. Клячкиным, С. Никити- ным, А. Мирзаяном. Неоднократно посещал известный бард – лагерь «Барзовка» на море в районе г. Керчь. Кредо Александра Дова: "Не только мы сочиняем песни, но и песни сочиняют нас". Среди любимых ав- торов песен он назвал: Б. Окуджаву, А. Галича, Ю. Визбора, М. Щербакова. Среди любимых исполните- лей песен – Юрия Рыкова, Алексея Брунова, Галину Богдановскую. Изданные аудиозаписи песен: пластинка "Дом на берегу реки"(1991), аудиокассета «Дом на берегу ре- ки»(1999, Санкт-Петербург), CD и одноименная кассе- та "Музыкант" (2001, Александр выступает в качестве исполнителя песен Булата Окуджавы). В Израиле из- даны два авторских диска («Дом на берегу реки», «В любые времена»), а также диск песен Булата Окуджа- вы в своем исполнении («Музыкант») и диск «Избран- ное» (в серии «Лучшие барды Израиля»). Песни А. Дов вошли в Антологию израильской авторской песни (2002). Найти аудио и видеозаписи песен Дова в Интер- нет легко, достаточно задать поисковую фразу «песни А. Дов». А.Городницкий, в предисловии к первой автор- ской пластинке А. Дов, написал, что у автора ещё всё впереди и он подает хорошие надежды. Заметную роль в становлении песенной гитары Александра сыграл московский учитель музыки Ю. Шмалько. 6

В Израиле А.Дов прошёл «свои университеты» – ремонтировал автопокрышки, работал рабочим на фабрике, охранником, маклером, стал известным жур- налистом. Сегодня возглавляет радио «РЭКА» (изра- ильское радио на русском языке). Здесь он пользуется псевдонимом «Александр Дов» («дов» на иврите означает «медведь»). В своих же репортажах для ра- дио «Свобода» он именовался Александр Гольд (псев- доним избран в соответствии с цветом волос). На радио «РЭКА» Дов постоянно ведёт две ин- формационно-аналитические программы: журналы ак- туальных событий «Хроника дня» и еженедельную дискуссионную авторскую программу «Гайд-парк». Что касается песен, то им была создана серия авторских программ: «Незабытые мелодии» (российские песни в переводах на иврит) и «Седьмая струна»(передача об авторской песне, в том числе 50 программ о творче- стве В. Высоцкого, 16 - о творчестве Б. Окуджавы, программы о М. Анчарове, А. Галиче и др.). С 1994 года по 2004-й работал на первом канале израильского телевидения ведущим еженедельной программы «Калейдоскоп» на русском языке, является постоянным гостем программы «Семь сорок» (Изра- иль, 9-й канал). Дов регулярно выступает с концертами в Израи- ле, совершает гастрольные поездки в Америку, Кана- ду, Россию и на Украину. Автобиография из живого журнала (Автор Александр Дов) «Я должен был стать математиком... Полагаю, что именно таков был замысел моих родителей, когда в октябре 1954 года они произвели меня на свет. Про- 7

изошло это на Украине, в городе Николаеве, где папа преподавал высшую математику в пединституте, а мама, с успехом сдавшая ему этот предмет, пошла учить математике народ, устроившись для этого в ве- чернюю школу. Уж не знаю, как народ, но я вечерами из коляски внимательно слушал мамины уроки, да и жили мы в помещении заочного отделения института, так что судьба моя была предрешена... Точные науки действительно давались мне легко, но тянулся я к другому. Наша семья, видимо, была первой в истории человечества еврейской семьей, где ребенок хотел заниматься музыкой, а родители были против. Они учили меня английскому языку. Меня влекла сцена, а приходилось ездить на республиканские ма- тематические олимпиады. Я сочинял стихи, зарифмо- вывая даже контрольные по географии (географичка почему-то относилась к этому благосклонно), а посту- пил к папе на физмат. Потом дважды переводился из ВУЗа В ВУЗ и в 1977 году окончил (заметьте, с отли- чием!) механико-математический факультет «Днепро- петровского Ордена Трудового Красного Знамени Гос- ударственного Университета им. 300-летия Воссоеди- нения Украины с Россией» (сегодня такое название на слух воспринимается, как отдельный эстрадный но- мер!)... Но на этом мучения не прекратились. Была ведь еще и аспирантура, а потом институт с трудно- произносимым названием «Днепрпроектсталькон- струкция», где я десять лет занимался прикладными исследованиями... Впрочем, все это время (теперь можно признать- ся) я вел двойную жизнь. Еще в студенческом обще- житии меня научили играть на гитаре и дали послу- шать Окуджаву, и с этого момента я уже не выпускал гитару из рук, а Окуджаву пою до сих пор. Кроме того я стал сочинять свои песни, и оказалось, что они близки и интересны кому-то помимо автора. Используя отгу- 8

лы, полученные за сдачу крови, дежурства в ДНД и помощь сельскому хозяйству, я объездил с концерта- ми всю необъятную тогда страну от Калининграда до Владивостока и стал лауреатом многих песенных фе- стивалей. В конце 80-х вместе с Б.Окуджавой, А.Городницким, С.Никитиным, и другими я был вклю- чен во Всесоюзный Бардовский Худсовет и, соответ- ственно, в жюри первых Всесоюзных Фестивалей в Саратове (86) и Таллине (88). А еще у меня с 1989 г. хранится медаль лауреата Всемирного Фестиваля мо- лодежи и студентов в Пхеньяне. К тому времени пере- стройка в СССР зашла столь глубоко, что в советскую делегацию из 600 человек был включен один еврей. Это был я... Но, как и многие соплеменники, за высокую честь я отплатил черной неблагодарностью, и, буквально год спустя, получив вызов от «дяди», вместе с женой, дочкой и старшим поколением в июне 1990 года уехал в Израиль (в визе тогда писалось: «страна условная»). «Дядя» - мой старый приятель – когда-то в Ташкенте тоже пел песни, но в Израиле стал офицером полиции и «завязал». Со мной произошло обратное. Здесь мне удалось «завязать» с математикой и, по счастливой случайности, сменить ее на журналистику, о чем я ни разу не пожалел. С 1991 года я работаю на радио- станции РЭКА, специализируясь на актуальной ин- формации, поэтому невинный вопрос: «Ну, какие но- вости ?» - уже давно вызывает у меня аллергию. Вот такая проклятая, нервная, любимая работа. А еще с 1994 года я в течение без малого десяти лет ежене- дельно появлялся на телеэкране в роли ведущего программы «Калейдоскоп» на русском языке, выхо- дившей на первом государственном телеканале. Про- грамму эту почему-то смотрела и ивритоязычная аудитория, поэтому аптекарь, у которого я бываю с каждым годом все чаще, всякий раз говорил, что де- 9

лает мне скидку, а взамен требовал в следующей пе- редаче помахать ему с экрана рукой и сказать: «Эй, Моше!..». Продолжаю я и концертную деятельность. Но те- перь уже не вздрагиваю, когда конферансье объявля- ет: «Выступает политический обозреватель радио- станции РЭКА Александр Дов!» - а просто выхожу на сцену с гитарой, как всякий уважающий себя полити- ческий обозреватель. Из интервью разного времени 1. Ему аплодировал Окуджава (точный источник информации не известен) «…Когда двадцать лет назад на одном из кон- цертов в Москве Александр Медведенко спел песню «Почтальон», то громче всех аплодировал её автор - Булат Окуджава. А когда в начале 90-х в Киеве Окуд- жаву спросили в одном из интервью почему он мало выступает с песенными концертами, он ответил, что, дескать, сейчас появились исполнители такого уровня, что «мне самому делать это уже и не обязательно». И вновь назвал это имя: Александр Медведенко...». 2. Не пренебрегайте классикой (Интервью с А.Шоломинской, израильская газета «Индекс»). Индекс: - Александр, во время концерта я пой- мала себя на том, что вернулась ну, скажем, в 1986 год… Вы исполняете в основном песни того, советско- го времени, популярных тогда бардов и поэтов. Насколько это соотносится с днём сегодняшним? 10

Дов: — Я думаю, что здесь речь не идет о сов- падении со временем. Во-первых, все мы из прошлого века, мы родились в том веке. Во-вторых, это время моей молодости. И для того, чтобы вернуться туда хо- тя бы на час, не нужны какие-то особые условия. До- статочно тех песен, которые я пою. Я очень рад, если возникает ощущение, что мы в 1986-м, хотя на самом деле мы иногда были и в 60-х, и в 70-е годы мы «за- езжали» с вами на протяжении этого концерта. Так что я действительно очень доволен, если у Вас создалось ощущение путешествия во времени. А совпадает это с сегодняшним днем или не совпадает, ей Богу, меня это совершенно не волнует. Индекс: - Вы работаете на концертах только на русском языке. Вписывается ли это в контекст иврито- говорящей среды? Дов: - На радио я работаю на двух языках. Вер- нее, основным моим рабочим языком является рус- ский, но мне приходится беседовать и с носителями языка «иврит» — министрами, депутатами, иногда специалистами, к которым мы обращаемся за кон- сультациями и комментариями. То есть, с ивритом я «дружу». Другое дело творчество… На неродном языке оно представляет некоторые сложности. Думаю, не нужно этого объяснять, это совершенно очевидно. Так что сочинять на иврите я не могу. Хотя в моей практи- ке есть полторы песни того же Окуджавы, которые я перевел на иврит более или менее удачно. Я когда-то увлекался этим, а потом разочаровался. Даже не в собственных работах, а целесообразности занятия. Практика показывает, что такие переводы нужны толь- ко тем, кто хорошо знает оригинал. Им страшно нра- вится, когда эти песни звучат на иврите. Меня иногда просят на концертах: «Спойте что-нибудь на иврите!» В этих случаях я отвечаю: «Конечно, на иврите вы 11

лучше все поймете и воспримете, чем на русском». Смеются… А коренному населению оно не очень интересно. Когда я это понял, я оставил эти попытки. Хотя был у меня и опыт выступлений на иврите. Индекс: - Ну и как? Успешно? Дов: - Это был домашний концерт в Иерусалиме. Там была университетская профессура и врачи. При- чем у них у всех, как у многих ашкеназов здесь, где-то далеко были российско-украинские корни. И с ними мне было легко. Пел я по-русски, но кратко пересказы- вал на иврите содержание песен. А вот однажды я выступал так же перед англо- язычной аудиторией, выходцами из англоязычных стран. И это был провал абсолютный. То есть, мы об- щий язык не нашли. Индекс: - Один раз я слышала целый концерт (не буду называть исполнителя), который состоял из песен Высоцкого, переведенных на иврит. И мне это очень не понравилось… Дов: - Если это был Лиор Ейни, то это было за- мечательно. Ему удается сохранить «нерв» Высоцко- го. Если это был Аркадий Духин, то мне это не близко, хотя он славный парень, кстати, родом из Белоруссии. Здесь, в Израиле, конечно, есть еще люди, ко- торые поют песни Высоцкого в переводе на иврит. Но, на мой взгляд, лучше всех это делает Лиор Ейни. У него есть целая пластинка, которая так и называется: «Высоцкий». Очень хорошая пластинка. Индекс:- Наверное, аудитории, не говорящей по- русски, просто трудно понять, о чем поет Высоцкий… Дов: — У меня даже есть история, связанная с этим. В начале 1990-х мы жили в съемной квартире. Нашими соседями была семья очень приятных людей. Она медсестра, родом из Польши, немного говорив- 12

шая по-русски. А муж её – сабра. Очень славный. Он знает пять языков, но русского не знает. Судьба свела меня тогда с местной уроженкой, которую звали Илана Золотарь. Она закончила фа- культет кинематографии тель-авивского университета. Как-то она услышала песни Высоцкого и… влюбилась. По песням она выучила русский язык. Не скажу, что она владела им в совершенстве, но понять ее было можно, и она понимала, что говорили ей. В качестве дипломной работы Илана сделала фильм, который назывался «Высоцкий». В нем были оригинальные интервью с Юрием Любимовым и Аллой Демидовой, и еще какие-то видеоматериалы, которые ей удалось добыть в Москве. Фильм получился вполне прилич- ным, а песни Высоцкого там сопровождались субтит- рами на иврите. Кассету с ее фильмом мы просматривали у со- седей, потому что своего видеомагнитофона у нас то- гда не было. Посмотрели фильм. Яков, тот самый мой сосед, владеющий пятью языками, отзывался о про- смотренном с восторгом. Он сказал: «Здорово! Я тако- го никогда не слышал!» А потом вдруг заметил: «Единственное, чего я не понял, почему он так кри- чит?!» И тут я понял, что он ничего не понял (извините за тавтологию). Он очень милый и глубокий человек, мы всегда находили с ним общий язык. Но здесь, ви- димо есть какая-то стеночка, которая нас разделяет. Человек, не обладающий советским опытом, не может понять, о чем кричит Высоцкий… Индекс: - Александр, вы каким-то образом участвуете в отборе или оценке творчества начинаю- щих бардов? И что бы Вы хотели сказать, нашим афульским авторам? Дов: - Я не гуру и не патриарх, я никого не объ- единяю и не разъединяю. У меня есть круг друзей, с 13

которыми я общаюсь. Другое дело, что я бываю не фестивалях под названием «Сахновка». Это моя, что называется, тусовка, мой круг и мои друзья. Но на роль гуру я не претендую. Что я могу сказать по собственному опыту и глу- бокому убеждению? Не пренебрегайте классикой! По- лучается такая странная штука — нынешние авторы и исполнители имеют собственных кумиров, возникших на рубеже 20-го и 21-го веков. Но, на мой взгляд (я мо- гу и ошибаться), эти кумиры частенько проигрывают тем, что были у нас в 20-м веке, тем, что начали пи- сать в 1960-е годы. Я уверен — эта школа и этот ху- дожественный опыт абсолютно бесценны. И если ты их имеешь, то некоторые сегодняшние шлягеры пред- ставляются абсолютно недостойными того внимания, которое им уделяется. 3. Стандарты бардовской классики (Интервью А. Дов, 9 февраля 2012 г) « Это было, когда он отмечал свой день рожде- ния в Иерусалиме. Окуджава не любил находиться в центре всеобщего внимания и поэтому на свои дни рождения часто куда-нибудь убегал: например, на да- чу. Правда, его находили и там. Тогда он стал убегать с каждым годом все дальше и дальше. И вот однажды оказался в этот день в Иерусалиме. Мы сидели, разу- меется, появилась гитара, как это бывало всегда. Я спел несколько его песен. Одну из них он, действи- тельно, забыл, а про другую, "Вилковские фантазии", сказал: "Эту я помню, но не пою, она мне кажется слишком эстрадной". Как же вам удается разыскивать забытые песни? -К счастью, есть коллекционеры, которые со- бирают и бережно хранят гибкие пластинки, старые 14

кассеты. Причем, живут эти замечательные люди не только в России, но и, например, в Израиле. В Хайфе живет Михаил Дайчман, который предоставил мне возможность пользоваться его собранием авторских песен. Хотя, конечно, ни одна коллекция не может быть достаточно полной. Много лет назад я услышал песню Окуджавы, которая мне очень понравилась – она была записана на гибкой пластинке и с тех пор больше никогда не попадалась мне на глаза. Некото- рые песни Владимира Качана на стихи Леонида Фила- това – их нет ни на пластинках, ни в сборниках стихов – а ведь это маленькие шедевры. Так случилось, что когда-то я выучил их и пою до сих пор. А вы сами принадлежите к породе коллекцио- неров? Храните песенные архивы? - Думаю, что нет. Я не люблю коллекции засушенных бабочек. Мне больше по душе бабочки живые. В 70-е годы, когда я активно пополнял и расширял свой репертуар, в нем было около 1.000 песен. Конечно, с годами "объем" памяти уменьшается, но то, что любишь, как правило, помнишь. Ведь это не "архив" – это то, что я пою всю жизнь. Как возникла идея создания альбома "Лавка старьевщика"? - Понимаете, какая штука… Часть пе- сен, вошедших в "Лавку", хорошо знакомы моим дру- зьям. Но широкая публика, по той или иной причине, забыла о них. Мне показалось, что это несправедливо. Кроме того, часто молодые любители бардовской пес- ни, слушающие своих "кумиров", не знают, что пели еще двадцать лет тому назад. Между тем, тогдашние кумиры ни в чем не уступали нынешним, а часто и превосходили их. В бардовской песне, как в джазе, тоже есть свои "вечнозеленые стандарты". Многие песни Галича очень актуально звучат сегодня, хотя иногда мне и приходится объяснять публике некото- рые слова, звучащие в них. Однако тот факт, что раз- 15

мышления поэта на вечные темы не требуют никаких объяснений, очевиден. Кто вместе с вами работал над этим альбо- мом? -…который, кстати, был записан и выпущен в рекордные сроки, всего за 40 дней. Мне бы хотелось поблагодарить композитора и аранжировщика Арка- дия Хаславского, скрипача Александра Поволоцкого и гитариста Наума Шика. Без них «Лавка старьевщика» не открылась бы ». 4. Знакомый голос с радио РЭКА (интервью А. Дов с П. Ламперт) « Он придумал передачу "Гайд-парк" на нашем нежно любимом радио РЭКА. Уж не знаю, как там до- говариваются между собой англичане, но в "парке" на израильском радио кипят настоящие страсти. И я каж- дый раз, когда мне удается послушать, поражаюсь сдержанности и интеллигентности Александра Дова. Ну, настоящий джентльмен, лучше и не скажешь! И конечно, не стоит забывать, что наш сегодняшний со- беседник - популярный бард, даже можно сказать - ве- теран авторской песни, чье имя заслуженно стоит в одном ряду с Юлием Кимом, Евгением Клячкиным, Сергеем Никитиным… В эти дни он отмечает своеоб- разный юбилей - 30 лет на сцене с гитарой. - Александр, неужели прошло 30 лет с тех пор, как ты вышел на сцену? Тебе самому в это верит- ся. - Я не думаю, что этот юбилей должен отмечаться "всем прогрессивным человечеством". Но, тем не ме- нее, я действительно 30 лет назад впервые вышел на сцену. В основном я исполнял чужие песни, но было и несколько своих. Произошло это в городе Днепропет- ровске. И если сравнивать те времена с нынешними, то все, конечно, изменилось. И я, конечно, изменился. Тогда у меня натурально дрожали колени и руки, и я с 16

трудом попадал пальцами по струнам. Хотя и сегодня я волнуюсь перед каждым выходом на сцену. - Кто организовал твое первое выступление?- У нас в Днепропетровске, как и во многих других горо- дах необъятного Советского Союза, был клуб КСП. Я попал в этот клуб случайно, но впоследствии вся моя жизнь оказалась связана именно с этой "тусовкой". Клуб объединял любителей бардовской песни, кото- рую тогда называли самодеятельной. Ну, и мы, когда собрались в 1975 году, стали обмениваться песнями. Это было время магнитофонной культуры, и, есте- ственно, все наши знания были почерпнуты из магни- тофонных пленок. - Бобины? - Бобины, конечно. Кассет и дисков тогда еще не было. Так мы общались в нашем клубе, а клуб наш действовал при Дворце культуры студентов. Ну, и как всякий творческий коллектив, он желал вый- ти на публику. Естественно, мы хотели поделиться тем, что умеем, знаем и поем. Дворец студентов предоставлял нам такую возможность. Это были кол- лективные мероприятия. В концерте нас участвовало 10-15 человек. Какие-то песни мы пели хором, какие- то поодиночке или дуэтами. - Судя по рассказу, это походило на проект Берковского "Песни нашего века"… - Отличие про- сто коренное. У нас это была в чистом виде самодея- тельность. Это не выдерживало серьезной критики, ну и, разумеется, деньги за выступление брать было бы стыдно. Что же касается "Песен нашего века", то это работа профессиональная. Все люди, объединившие- ся в этот проект, - профессионалы. Они зарабатывают концертной деятельностью. Другое дело, что они поют не эстрадные песни, а бардовские. Но это - професси- оналы в чистом виде. - Нет ли у тебя чувства "белой зависти" к то- му, что в твое время не было возможности про- 17

фессионально выступать на сцене? То есть де- лать то, что ты любишь, но за деньги? - Нет, в дан- ном случае никакой зависти нет. Хотя и считаю, что зависть - это совершенно естественное человеческое чувство. И если кто-то будет тебе говорить, что он ни- кому не завидует, - не верь. Не верь, так как таких лю- дей нет. Другое дело, что умный человек может спра- виться со своей завистью и преодолеть ее, как писали Вайнеры, "убить Минотавра" в себе. - Когда ты слышишь хорошую песню, у тебя не возникает чувства: "Ах, жалко, что не я это написал"? - О, это да! Это - конечно! Такого рода со- жаления у меня - сплошь и рядом. На самом деле у меня такое происходит с творчеством Окуджавы. Аб- солютный резонанс. Абсолютный. Знаешь, что такое резонанс в физике? Это - полное соответствие частот. Именно это у меня происходит с Окуджавой. Когда я его слышу, меня это просто приводит в состояние ка- кого-то невероятного душевного подъема. И я дей- ствительно очень сожалею, что не я это написал. Но это ничуть не мешает мне восхищаться его творче- ством или, скажем, творчеством Галича, или Визбора, или Новеллы Матвеевой, или Высоцкого… - Если бы у тебя была возможность создать свои "Песни века", кого из ныне живущих бардов ты бы пригласил спеть с тобой хором? - Это полу- чился бы большой хор, правда, под управлением не Александрова, а Александра! (Смеется) Я пригласил бы в этот хор Михаила Щербакова. Безусловно. Это - чрезвычайно интересный автор, очень серьезный, и, на мой взгляд, на сегодняшний день это - номер один в современной бардовской песне. А с ним хором мы пару раз уже пели. Конечно, я пригласил бы ту же Га- лю Хомчик, Лиду Чебоксарову, братьев Мищуков, дру- гих сильных исполнителей - у меня очень широкий круг друзей. Я пригласил бы Александра Моисеевича Го- 18

родницкого в качестве почетного члена ансамбля, а не в качестве вокалиста, и, конечно, Юлия Кима - обяза- тельно... - Как ты считаешь, барду надо уметь петь и играть на гитаре или это совершенно необяза- тельно? Ведь говорят, что Высоцкий знал три ак- корда, но это же не имеет никакого значения! - Времена изменились. Когда-то это не имело значения, а теперь - имеет. Я думаю, что, появись сегодня какой- нибудь новый Окуджава на очередном фестивале или бардовском слете, его просто не услышат. Я еще раз повторю: времена изменились. Я не знаю - к лучшему или к худшему. Они просто другие. Сегодня все-таки от барда требуется гораздо больше профессионализ- ма, чем это было когда-то. Когда-то действительно Высоцкому достаточно было писать замечательные стихи и обладать мощнейшей личностью и таким за- вораживающим голосом, что никто не смотрел, что у него гитара расстроена и аккордов действительно три- четыре, от силы - пять… - А сколько аккордов ты знаешь? - Я знаю го- раздо больше. Но все равно не могу сказать, что я профессиональный гитарист. Я учился, образно гово- ря, "во дворе", в студенческом общежитии. Мне пока- зали вот эти самые пять аккордов, и с них я начал, но впоследствии, конечно, расширил свои возможности в аккомпанементе. При этом я не могу выступать с ис- полнением профессиональных произведений на гита- ре. Я могу саккомпанировать себе или кому-то другому более или менее прилично. К сожалению, у меня про- сто времени мало. Был бы я, скажем, лет на 20 моло- же, я, может, пошел бы куда-нибудь учиться и научил- ся бы действительно играть на гитаре так, как играют сегодняшние 20-летние или 30-летние. Им я тоже "по- белому" завидую. 19

- Но вот, как ты говоришь, сегодня уже важно, насколько ты владеешь гитарой и голосом. А важ- но ли при этом, какого качества стихи, которые стали основой песни? - Безусловно, это самое важ- ное! - В наши дни у человека такой большой вы- бор, как провести вечер: можно пойти в кино, в те- атр, мюзикл, на концерт российских звезд. И все же - концерты бардов проходят не в пустых залах. Что может подвигнуть зрителя выбрать авторскую песню? - Думаю, что любовь к поэзии, прежде всего. Хороший вкус, вкус к настоящему, а не суррогату. Способность отличить настоящее от подделки. Я, ко- нечно, имею в виду лучшие образцы бардовского ис- кусства. Когда-то Окуджаву спрашивали: "Как вы отно- ситесь к тому, что бардовская песня собирает на кон- церты очень большие аудитории?" И он отвечал, что очень плохо к этому относится… - А как ты относишься? - Я в данном случае не соглашусь с мэтром. Мне кажется, что это относи- тельное понятие - "большая" или "маленькая" аудито- рия. - Может ли сегодняшний бард жить только на свое творчество? - Честно говоря, я не знаю. Я не пробовал. Но, по-моему, некоторые барды действи- тельно живут на заработки от концертов… - Из чего я сделала незамысловатый вывод, что ты живешь не только на доходы от концертов. А где же ты получаешь зарплату? - Я получаю зар- плату от Управления телерадиовещания, где я имею честь трудиться уже 16 лет, с 1991 года. - Насколько я знаю, на радио ты попал без журналистского образования… - Когда я говорю о своем образовании, то, чтобы произнести полное название учебного заведения, надо глубоко вдохнуть. Это превратилось для меня в отдельный концертный 20

номер: "Я окончил механико-математический факуль- тет Днепропетровского ордена Трудового Красного знамени Государственного университета имени трех- сотлетия воссоединения Украины с Россией". Послед- нее особенно актуально! - Кстати, я, как добросовестный журналист, подготовилась к интервью и знаю, где ты работал по окончании университета. Но повторить назва- ние той организации я просто технически не смогу. Поэтому ты скажи! - "Днепрпроектстальконструкция". Это такой проектный и исследовательский институт, который занимался проектированием металлострои- тельства в Советском Союзе и за его пределами, и в основном конструкций доменного комплекса. - Страшно актуальная для Израиля специаль- ность! Ну тут просто тут печь на печи! - На самом- то деле, я ведь не инженер, по большому счету. Из нас готовили научных работников, в крайнем случае, преподавателей университетов. И хотя в дипломе у меня написано "механик", в виду имеется теоретиче- ская механика. Но когда я приехал в Израиль, то я начал свою рабочую карьеру с предприятия по ремон- ту крупногабаритных шин для огромных грузовиков. Это была тяжелая, черная работа на заводе в Петах- Тикве, горячее производство. Я часто надевал на ра- боту рубашки с короткими рукавами, и рукавицы нужно было надевать, а между рукавицами и рукавами было открытое пространство, и поэтому я иногда приходил домой с ожогами. И тогда моя мама тайком плакала в углу, видя, как "ребенок" мучается. - И тут, как сказать, судьба улыбнулась тебе? - Нет, это еще не все. "Мои университеты" продолжа- лись. Дальше было предприятие по выпуску мелких изделий из пластика. Потом - Хайфа, где один про- фессор предлагал мне докторат, что-то вроде аспи- рантуры. В Израиле это именуется учебой на третью 21

академическую степень. Но он честно мне рассказал о тех опасностях, которые могут меня на этом пути под- жидать. - Но как же ты в конце концов очутился на ра- дио?- А на радио я оказался совершенно случайно. Это был период войны в Персидском заливе. Еще до войны моя будущая коллега Лиора Ган познакомила меня с моей будущей коллегой Даниэлой Линор в ка- честве кандидата на интервью. Просто в качестве че- ловека, который играет на гитаре, поет и с которым можно говорить в прямом эфире. И во время войны мы перезванивались несколько раз, а потом, после войны, когда я позвонил в очередной раз, решив, что этот раз будет последним, она мне сказала: "Ой, вы знаете, я сейчас страшно занята. Мы как раз форми- руем новую радиостанцию, которая будет работать для новых репатриантов. Вещать она будет не на за- границу, а именно на Израиль. Приходите через три дня, как раз будет конкурс". Я к тому времени работал сторожем. Моим напарником был зубной врач из Мин- ска. Мы работали сутки через сутки - то есть сутки ра- ботаешь, сутки отдыхаешь. В общем, я поменялся с ним сменами, чтобы попасть на этот конкурс на РЭКА. И с тех пор там и работаю. - Совсем недавно прошел слух, что радио- станцию РЭКА собираются закрыть. Так ли это? - На моей памяти радио РЭКА закрывали, наверное, уже раз пять. Но сегодня ситуация несколько иная. Речь не идет о закрытии РЭКА, а о трудностях самого Гостелерадио. И тут я не раскрываю никаких тайн, по- скольку ситуация активно обсуждалась и в иврито- язычной прессе, и в интернете, и в русскоязычных средствах массовой информации тоже. У Гостелера- дио накопились очень большие долги, и необходимо финансовое оздоровление. 22

- Откуда у государственной стуктуры такие огромные долги? - Ну, давай вспомним, что "аграт- телевизия" ("телевизионный налог") за последнее время уменьшилась чуть ли не вдвое. Я помню годы, когда мы платили по 500 с чем-то шекелей в год. Се- годня - 300 с чем-то. И по-моему, решением кнессета пенсионеры вообще освобождены от этого налога. - Ты меня извини, конечно, но я считаю, что "аграт-телевизия" - это вообще позор. Для чего же мы платим остальные налоги? - Секунду-секунду. Я воздержусь от оценок "позор - не позор". Я просто го- ворю о тех деньгах, за счет которых живет Гостелера- дио… - За счет этого своего побора - налога на те- левидение? - За счет бюджетных ассигнований. Бюд- жетные ассигнования во многом складываются из того телевизионного налога, который государство собирает с населения. И размер его год от года уменьшается… - А почему бы не существовать за счет ре- кламы? - Вопрос хороший… - Кстати сказать, на радио РЭКА что, нет ре- кламы? - Есть. И составляет существенную долю нашего бюджета. Мы зарабатываем рекламой доволь- но много денег, которые потом поступают в общую ко- пилку Гостелерадио. Но, к сожалению, точных цифр я не знаю. - Ну, давай хотя бы успокоим ваших слушате- лей и по поводу будущего их любимой радиостан- ции. - Я думаю, что радио РЭКА будет жить долго, Тем более что в последнее время был поднят очень важный вопрос о необходимости "общественного" ве- щания, которое ставит перед собой не только коммер- ческие цели. Ведь речь идет о такой особенной стране, как Израиль, где очень многое завязано на культурных и идеологических ценностях. Если госу- дарство признает, что общественное вещание нужно 23

для каких-то целей, в том числе для абсорбции алии, то это вещание, конечно, сохранится». 5. О себе и перспективах жанра (С бардом после концерта в Луганском государ- ственном институте культуры и искусств 26 мая 2009 года беседовал Игнат Меренков). « В мае 2009 года в концертном зале Луганского государственного института культуры и искусств со- стоялся концерт популярного барда, ветерана автор- ской песни Александра Дова (Медведенко). Его имя заслуженно стоит в одном ряду с Булатом Окуджавой, Александром Городницким, Евгением Клячкиным и Сергеем Никитиным. До 1990 года Александр Медведенко жил и рабо- тал в Днепропетровске, сейчас он живет в Израиле, работает нa рaдио, ведет свою прогрaмму, дaёт кон- церты, a его псевдоним Дов на иврите как раз означа- ет «медведь». Но и там, и здесь он — известный исполнитель как собственных песен, так и песен других авторов. Все, кто пришел на концерт в ЛГИКИ, получили гро- мадное удовольствие от блестящего, артистичного исполнения, искрометного юмора и интересных исто- рий, связанных с жизнью и творчеством как самого Александра Дова, так и его коллег — Б. Окуджавы, Ю. Визбора, Е. Клячкина, Ю. Кима. Зрители услышали в исполнении барда редкие и совсем неизвестные песни Окуджавы и Визбора, узнали о судьбе многих песен самого Дова, обошедших мир. Рассказал Александр Аркадьевич и о том, как отличить русского человека за рубежом, где бы он ни был. Но пусть это останется маленьким общим секретом тех, кто побывал на кон- церте. А вот другие секреты, которыми с нами Алек- 24

сандр Дов любезно поделился в своем интервью по- сле концерта, мы откроем читателю. И.М.: Александр Аркадьевич, Вы сказали, что хо- тите петь больше новых песен, а не старых, потому что Вы за это время изменились. Чем Вы прежний от- личаетесь от Вас нынешнего? А.Д.: Прежде всего, я просто стал старше. И я живу в Израиле уже 19 лет. Это больше трети моей жизни. Конечно, я стал старше и, надеюсь, — мудрее. Надеюсь, мудрее не только за счет возраста, но и за счет опыта, накопленного за эти годы. Кроме того, эмиграция — это достаточно серьезное и нестандарт- ное переживание. Это серьезная стрессовая ситуация, которая способна вызвать у человека болезни, причем не обязательно психические. И способна при этом до- бавить ему мудрости, добавить понимания людей. И совершенно естественно, что я сегодняшний отлича- юсь от того, который был 25 лет назад. И.М.: Вы говорили, что в свое время с Окуджавой Вы встречались, а с Визбором не довелось. А есть ли сейчас такие люди, с которыми Вы хотели бы встре- титься, если судьба сведет? А.Д.: Хм, интересный вопрос... Знаете, ну вот, например, мне очень хотелось бы познакомиться с та- ким довольно известным российским писателем, жур- налистом Дмитрием Быковым. Он вообще человек нашего круга, он большой любитель авторской песни. Он, по-моему, и сам что-то там напевает, но на сцену не выходит. Я знаю, что у нас с ним, судя по тому, что рассказывают общие знакомые (а их у нас с ним очень много), близкие вкусы в авторской песне. Мы с ним ценим того же Окуджаву, он недавно выпустил боль- шую книгу об Окуджаве. Мы оба любим песни Михаи- ла Щербакова, оба, видимо, считаем Мишу Щербакова номером первым сегодня в нашем жанре. Но при этом у Дмитрия Быкова есть целый ряд идей, которые я не 25

разделяю, считаю их абсолютно завиральными, что, впрочем, не портит его как талантливого человека. То есть, я могу с ним спорить, и я надеюсь, что если мы с ним когда-нибудь увидимся и познакомимся, мы будем всерьез с ним спорить по некоторым вопросам. Но это вовсе не означает, что мы не можем быть друзьями. И.М.: А есть ли в Вашем репертуаре песни Щер- бакова? А.Д.: Я когда-то пел очень много его песен. Он еще был почти никому не известен. Ну, тешусь я надеждой такой, что отчасти своей популярностью он обязан мне. Ну, только отчасти, конечно, потому что понятно, что основное его достоинство — это его та- лант. И поэтому, конечно, он стал тем, кем он стал на сегодняшний день. Ну и я, наверное, приложил к этому некоторые усилия. Мы с ним знакомы, с Мишей Щер- баковым, в отличие от Быкова. Не скажу, что дружны, но, по крайней мере, хорошо друг к другу относимся. Я бывал на его концертах, он бывал на моих, я к нему очень тепло отношусь... Он, кстати, однажды сделал мне совершенно потрясающую экскурсию по Москве, по Новодевичьему кладбищу. Он ведь человек просто какой-то невероятной эрудиции. Он знает столько ве- щей, что я просто не понимаю, как в голове у одного человека это может уместиться. Так вот, он сделал мне экскурсию по Новодевичьему кладбищу, расска- зывая о каждом памятнике, на который падали наши взгляды. И он может о каждом из этих памятников и этих людей многое рассказать. Вот такая была экскур- сия у меня. А в качестве экскурсовода выступал Миша Щербаков. И.М.: Как Вы считаете, его песни можно отнести к постмодернизму или нет? И вообще, нужно ли заду- мываться о том, песни Ваши или чьи-либо другие — какой это стиль, какое это направление, или это не важно? 26

А.Д.: Вы знаете, я не думаю, что его песни можно отнести к постмодернистским. Нет, мне кажется, что он работает как раз в такой самой настоящей, самой классической, я бы сказал, манере, когда в песне гла- венствуют стихи. Многие его песни я очень люблю чи- тать, когда они напечатаны в журнале, например. Дру- гое дело, что мелодии иногда помогают стихам. Они их поднимают, добавляют им какой-то эмоциональный заряд и тем самым выводят стихотворение на какой-то уровень, которого не было в самом стихе. Но тем не менее, это ни в коей мере не постмодернизм. Это классика, по-моему, в полном понимании этого слова. Для меня он ничем не отличается, кроме стиля своего неповторимого щербаковского, по уровню поэзии, по уровню своего заряда поэтического — ничуть не ме- нее интересен, чем, скажем, Окуджава или Галич. Так что, по-моему, это ничуть не постмодернизм. Постмо- дернизм, знаете, предполагает какое-то такое, ну, немножко снисходительное отношение к поэзии. Постмодернизм — это та поэзия, которая пришла из рока, из рок-андеграунда в бардовскую песню. А там поэзия такая достаточно относительная, на мой взгляд, она — полупоэзия. А у Миши Щербакова — настоящая поэзия. И.М.: Многие говорят о кризисе жанра в автор- ской песне. Время 60-х ушло, а сейчас люди совер- шенно другого времени, и они мало представляют, чем должна быть авторская песня. Есть ли у нее пер- спектива, и в чем ее можно увидеть? И есть ли кри- зис? А.Д.: Перспектива, конечно, есть. Но и кризис есть, я не стану этого отрицать. Кризис действительно есть, и связан он с тем, что время идет, меняется, и, к сожалению, имена тех людей, которые были кумирами для моего поколения, мало что говорят людям нового поколения. Мой опыт общения с молодыми москов- 27

скими студентами говорит о том, что они фамилию Га- лич слышали, но песен не знают совсем. А когда я начинаю им петь, то они просто раскрывают глаза, у них отвисают челюсти и они говорят: «Ой, как же это классно, а почему же мы этого не слышали?» Измени- лись времена, изменились кумиры, и, к сожалению, кумиры новых времен, на мой взгляд, не дотягивают до уровня кумиров прежних времен. В этом я вижу определенную трагедию. Но, тем не менее, существо- вание таких людей как тот же упомянутый нами Миша Щербаков, я думаю, внушает оптимизм. Поскольку он еще человек молодой (относительно). И я не исклю- чаю, что, может быть, появится завтра какой-то новый молодой человек, который начинает только сейчас пи- сать песни, а через двадцать лет и он станет кумиром для следующих поколений. Кроме того, вообще, знае- те, история циклична. Нас учили, что она развивается по спирали. Но если смотреть снизу, то она циклична. Я не исключаю, что может быть, лет через двадцать в моду опять войдут Окуджава, Галич, Визбор. Для меня они и не выходили из моды, а для молодых людей, может быть, они и вернутся в ранг кумиров. Поживем – увидим». 6. Где-то в Израиле «Наш сегодняшний гость неоднократно стано- вился лауреатом различных фестивалей и конкурсов авторской песни, теперь его законное место - в жюри, среди мастеров. - Александр, в будущем году у вас юбилей - 50 лет. С какими мыслями вы пришли к этой да- те?- Я не так давно написал песенку, которую назвал "Середина пути". Это - ощущение середины своей жизни. И основная мысль этой песни - мне очень хо- телось бы и на исходе дней, в свой смертный час, все так же чувствовать, что прожито лишь полжизни, но 28

еще полжизни впереди. Мне очень хотелось бы до по- следнего дня жить с этим знанием: это еще не конец, полжизни еще впереди! - Полжизни до переезда в Израиль Александр Медведенко соответствовал традиционной схеме жи- тия обычного советского интеллигента, технаря, увле- кающегося пением под гитару... - Ну, во-первых, это Карл Маркс был просто экономист, а тетя Соня - старший экономист. А я был не просто инженером, но ведущим инженером, руководителем группы, исследо- вавшей прочность и надежность металлических кожу- хов доменных печей и воздухонагревателей. - Как же в вашей жизни появилась гитара?- Гитару я впервые взял в руки в Симферополе в 1972 году, будучи студентом второго курса Симферополь- ского университета. Я жил в общежитии тогда, нас было четыре человека в комнате. Из четверых - трое играли на гитаре. Один играл достаточно прилично, в его репертуаре были песни Визбора и Окуджавы; вто- рой - предпочитал уголовно-лирические песни, так называемый "русский шансон", а третий - просто немножко бренчал. А я был единственным в этой ком- пании, который совершенно ничего не умел. И я стал приставать к этим ребятам, чтобы они меня научили играть. Тому была причина - один из моих однокашни- ков притащил в общежитие бобину с записью концерта Окуджавы. Эта запись была для меня шоком, я понял, что это - мое. И ради того, чтобы я мог сам для себя - я тогда не думал, конечно, ни о каких публичных вы- ступлениях, ни о какой сцене - сыграть "Полночный троллейбус", я, собственно, просил, чтобы меня научили. - Свою первую песню помните? - Одну из своих первых песен я сочинил на набережной в Ялте. Мне было восемнадцать лет, я был влюблен, роман- 29

тически настроен, а тут еще - Окуджава, гитара... В общем, первую песню я написал о любви. - Анна Ахматова как-то сказала о сути творче- ства: "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда!". Откуда приходят ваши стихи и пес- ни?- Мне кажется, что, прежде всего, от течения жиз- ни, от каких-то повседневных впечатлений, увиденных картин, от мысли, неожиданно мелькнувшей, от лю- дей, с которыми довелось познакомиться. Это некий загадочный процесс, когда вдруг тебе хочется нечто изложить на бумаге, но ты еще сам не знаешь, что. Я начинаю писать - и только потом, в процессе, я начи- наю понимать, о чем напишу. Я не профессиональный литератор, живущий каждодневным трудом. Есть вдохновение, нет вдохновения, есть у него силы, нет сил - все равно он должен зарабатывать. Я так не умею, не могу. Это прямо по Жванецкому: "Писать, как и писать нужно, когда уже не можешь терпеть". - Каким был путь от первой песни, написан- ной в Ялте, до всесоюзного признания вашего творчества?- Пожалуй, отправной вехой стал Дне- пропетровск, где я попал в Клуб любителей авторской песни. Там началось уже систематическое "образова- ние". Я тогда впервые услышал песни Никитина, Бер- ковского, Егорова. Мне очень много дала эта компа- ния, в которой мы все вместе варились, взаимно обо- гащаясь. Я тогда на долгое время прекратил сам со- чинять. Я разучивал чужие песни, долгое время вы- ступал как исполнитель песен, даже был лауреатом нескольких фестивалей, которых тогда было множе- ство. Потом опять вернулся к сочинительству, вновь становился лауреатом нескольких фестивалей - уже как автор. Параллельно учился, закончил аспирантуру, проработал десять лет вот в НИИ. А чтобы выкраивать дни для концертов по стране, дежурил в добровольной народной дружине, сдавал кровь в качестве донора, 30

ездил в колхозы - за это давали отгулы. Тогда я объ- ездил всю страну - от Калининграда до Владивостока. - Гитару часто берут в руки, чтобы завоевать сердце любимой девушки. В вашей личной жизни ги- тара свою романтическую роль сыграла? - Конечно! Со своей будущей женой я познакомился в Клубе са- модеятельной песни в Днепропетровске. Собственно говоря, мы учились в параллельных группах на разных специальностях, но познакомились именно в клубе. В этом году мы отметили серебряную свадьбу. - Жена тоже играет на гитаре?- К счастью, нет. Не играет и не поет, в клуб приходила в качестве слушателя. В конце концов, не все люди, которые лю- бят поэзию, сами сочиняют стихи. Моя жена тогда за- нималась пешим и горным туризмом, а это та пита- тельная среда, на которой тоже вырастала авторская песня и ее почитатели. Так что гитара сыграла свою роль в нашей личной жизни, и играет до сих пор - ни одно семейное торжество, ни одна дружеская встреча не обходятся без гитары. - Дети на гитаре играют?- Моя дочка играет, но - вы будете смеяться - я никогда не слышал ее, она стесняется, и при мне не играет и не поет. - Ваша жизнь в Израиле начиналась в разгар Большой Алии. Была ли тогда востребована ваша специальность? - Нет, не была, хотя на самом деле я не могу об этом говорить с уверенностью. Может быть, я не был достаточно настойчивым и не прошел этот путь - поиска работы по специальности - от начала и до конца. Я действительно искал поначалу работу по специальности, в основном, в университетах, в Техни- оне. Меня даже готовы были брать в качестве докто- ранта в Хайфу. Но при этом меня предупреждали, что по окончании этого цикла я могу оказаться тем, что по- английски называется "оверэдьюкейтед" - переобра- зованным. И что устроиться после этого будет еще 31

сложнее. Проще взять молодого сотрудника, который, может, не такой образованный, не имеет третьей сте- пени, зато и платить ему можно меньше. - Так вам, все-таки, пришлось пройти обыч- ный алимовский путь?- До радио я работал после- довательно на четырех работах: на фабрике по ре- монту крупногабаритных шин, потом на еще одной фабричке по выпуску мелких изделий из пластика, по- том некоторое время - в маклерской конторе, и еще некоторое время я сторожил караванные поселки под Натанией. - Теперь самое время спросить, как вы ока- зались на РЭКЕ?- На РЭКУ меня привела моя буду- щая коллега Лиора Ган. Она бывала когда-то на моих концертах в Запорожье, где тогда жила. А здесь она меня разыскала и помогла договориться об интервью на радиостанции. Собеседование назначили на 16 ян- варя 1991 года. Однако накануне в сторону Израиля полетели первые "скады" из Ирака, и все литературно- художественные программы на радио были отменены. Радио стало работать на войну - первую войну в Пер- сидском заливе. И мне предложили попробовать свои силы в новом качестве - работать в программах ново- стей, которые выпускались на русском языке для но- вых репатриантов. Надо сказать, что это была давняя мечта. Я еще в последние годы жизни в Советском Союзе задумывался над тем, чтобы сменить специ- альность - именно на радиожурналистику. Я искал блат, чтобы пристроиться на радио, но - не получи- лось. Получилось в Израиле. Так что это моя осуще- ствившаяся мечта. - Не стала ли за эти годы работа-мечта рутиной? - Я думаю, что от этого нельзя быть за- страхованным ни на какой работе. Да, конечно, есть элемент рутины, но я предпочел бы, чтобы эта работа была еще более рутинной, поскольку, к сожалению, 32

израильская действительность не дает нам возможно- сти так уж совсем "зарутинизироваться" - каждый день свежие новости, каждый день что-то происходит, что- то меняется. Причем, к сожалению, не всегда в луч- шую сторону. Ну и, кроме того, журналистика тем уни- кальна, что она дает возможность встречаться с очень интересными людьми, черпать новые впечатления, так что даже если в какой-то момент чувствуешь, что поднадоело - обязательно появляется новый человек или событие, и открывается второе дыхание... - Вы - сотрудник радио РЭКА, "народного ра- дио". Как вы думаете, соответствует ли имидж РЭКИ представлению народа о нем? - Как и в лю- бом творчестве, нам что-то удается, а что-то нет, ко- му-то мы нравимся больше, кому-то - меньше. Но мы не можем угодить всем. Я думаю, что имидж нашей радиостанции вполне адекватен. Разве что, хотелось бы расширить молодежную аудиторию. Я не говорю о тинэйджерах - я говорю о людях в возрасте тридцать плюс. Причем все предпосылки к этому есть, и такая аудитория у нас есть. Просто она избирательна: либо выбирает определенные передачи, либо слушает нас в машине. - К началу вашей работы на РЭКЕ сотрудни- ков было мало, и вам пришлось делать все - "и жнец, и швец, и на дуде игрец". - Это верно, у нас поначалу не было никакой специализации. Я начинал с серии передач, которая называлась "Незабытые ме- лодии" и посвящалась песням на иврите, поющимся на русские мелодии. Иногда - с переводами русских текстов, а иногда - с совершенно новыми текстами. Я откапывал совершенно уникальные вещи - "Марш ударниц" и даже "Лаванду" на иврите! Ну и, кроме то- го, тогда мы делали материалы для "Журнала акту- альных событий". 33

- Животрепещущий для многих новых репа- триантов вопрос: как вам удалось так быстро и так хорошо овладеть ивритом? - У меня нет како- го-то особенного рецепта, иврит я учил на работе, в процессе подготовки сводок новостей. Я брал магни- тофон, записывал сводку новостей на иврите, а потом, прослушивая по фразочке, по словечку, переводил на русский язык. Поначалу это требовало огромных за- трат времени и сил, копания в словарях. Потом необ- ходимость пользования словарем становилась все меньше и меньше, и времени уходило тоже меньше, и, в конечном итоге, это себя полностью оправдало. Главное - это не стесняться говорить, пусть даже по- началу делая ошибки. - Хорошее владение ивритом не подвигло вас переводить на иврит, например, песни Окуд- жавы?- Виноват, пытался. Но это были эксперименты: я подыскивал необходимые слова, рылся в словаре, искал... но результат был плачевным. Ничего достой- ного мне создать не удалось. Все эти переводы не выдерживают никакой критики, они полны ошибок... - Но песни Окуджавы в Израиле поют на иврите?- Есть замечательная пластинка выпуска 76- го года с записями Окуджавы, Галича и Высоцкого. Переводил на иврит их достаточно известный в Изра- иле поэт Яков Шарет (сын Моше Шарета, кстати), а музыкальное оформление - Миша Блехерович, тоже очень известный в Израиле музыкант. Это было сде- лано блестяще! Я очень высоко ценю эту работу, мне кажется, это редкая удача! Кроме того, существуют и более поздние переводы песен Окуджавы на иврит. Например, очень много удачных переводов сделал Зеэв Гейзер. - Бытует мнение, что журналист должен быть беспристрастным к тому, о чем пишет. Я лично катего- рически не согласна с этой точкой зрения - нельзя за- 34

ниматься журналистикой с холодным сердцем. Каково ваше мнение на этот счет? - Моя точка зрения на этот счет достаточно цинична. Мне кажется, что журнали- стика не зря является второй древнейшей професси- ей. Я могу быть пристрастным - если я работаю в частном печатном органе, и мои пристрастия совпа- дают с пристрастиями владельца. В противном случае недолго я там проработаю. Что касается государ- ственных СМИ, то здесь даже не надо быть семи пя- дей во лбу - существуют определенные правила игры, о которых с самого начала вам рассказывают. Есть определенный устав: что журналист может делать, и чего он делать не должен. Так вот, мы не имеем права высказывать свою точку зрения. Мы должны дать воз- можность высказаться и тем, и этим, и правым, и ле- вым, и черным, и белым, и красным, и зеленым, и го- лубым. Но это не значит, что я абсолютно беспристра- стен. Я же не робот, я человек! Вопрос в том, даю ли я эмоциям выход, или нет. - Как вы относитесь к коммерческому успеху са- модеятельной песни? Например, цикл "Песни нашего века" по популярности одно время затмил даже Фи- липпа Киркорова! - Если действительно популярными становятся прекрасные образцы песенного творче- ства, с хорошими стихами, с хорошей музыкой, в хо- рошем исполнении - что в этом плохого? Если это еще и дает коммерческий успех людям, участвующим в этом проекте - это замечательно! Я этому только рад. У меня и у моих друзей претензии к этому проекту мо- гут быть другого рода - например, что не вошли неко- торые произведения, которые достойны называться песнями века. - Вы такой деятельный человек, столько ез- дили, неужели и про вас можно сказать: "раб трех "т": тахты, тапочек и телевизора"?- Можно. Я люб- 35

лю тахту, тапочки и телевизор. Но кроме этого я люб- лю и многие другие вещи. Но эти три "т" - безусловно. - Как вы проводите свободное время?- Пью чай с друзьями. Мы собираемся по пятницам или субботам, по вечерам, пьем чай и болтаем о всякой всячине. - Какая из прочитанных в последнее время книг произвела на вас наибольшее впечатление? - Как ни смешно звучит - "Гарри Поттер". Я поначалу сам смеялся над дочкой и женой, которые были в вос- торге от этого Гарри. Ну, дочка - еще ладно, но жена... А потом они меня как-то уговорили. Я взял этого "Пот- тера", и пока я не прочел все книги от корки до корки, не мог остановиться, несколько дней были вычеркнуты из жизни. Но это было здорово! - Наверняка, вы путешествовать любите?- Очень! Когда три "т" исчерпывают себя, я с удоволь- ствием путешествую. Иногда это соотносится и с творческими планами - например, сейчас мы с Дмит- рием Кимерфельдом, которого многие знают как ве- дущего программы "Без границ" на канале "Израиль плюс", планируем гастрольную поездку по Германии. Но это пока только проект. - Любимое блюдо?- Я люблю все то, что нельзя. Но, к сожалению, я вынужден считать холестерин. - Вы можете сказать, что знаете себе це- ну?- Да, я знаю себе цену. Другое дело, что я себя не переоцениваю при этом. - Ваш девиз по жизни? - "Не только мы сочиня- ем песни, но и песни сочиняют нас!"». 7. В любые времена и на любой земле (какой-то журнал в канадском Интернет, 5/11/2012. Интервью провел Айзек Эстулин) 36

Что в сутолке Москвы, что в буйстве Тель-Авива Судьба неторопливо качает на крыле. И значит, можно жить, и можно быть счастливым В любые времена и на любой земле. А. Медведенко « Жизнь Александра Медведенко (Дова) можно разбить на два этапа - на том свете (в России) и здесь, точнее, в Израиле. Там Александр Медведенко был когда-то ученым, специалистом по строительной ме- ханике, а, переехав в Израиль, стал журналистом Александром Довом. В настоящее время он - ведущий нескольких передач на радиостанции РЭКА, вещаю- щей на русском языке, известен в Израиле и как теле- ведущий. Но для любителей бардовской песни Мед- веденко (Дов) был и есть уважаемый автор и исполни- тель. - Саша, позвольте несколько вопросов для торонтовских любителей бардовской песни. Мед- веденко, Дов Были, кажется, еще какие-то имена. Странно, не скрываетесь ли вы от кого-то? - Скры- ваюсь. Так, например, в 90-х годах я лет шесть прора- ботал израильским корреспондентом радио Свобода , готовил актуальные репортажи для журнала Liberty Live под псевдонимом Александр Гольд. Псевдонима- ми подписаны и несколько моих газетных статей. Впрочем, по документам я уже и не Медведенко. Дело в том, что в ивритском написании (без гласных) нор- мальный человек эту фамилию не мог ни прочесть, ни произнести, в том числе и учителя в школе, где учи- лась моя дочь. Дочь взмолилась, и мы сменили фами- лию на более приемлемую. А на какую - не скажу. По- тому что скрываюсь. - Вы - неоднократный лауреат фестивалей бардовской песни. Помните, когда впервые стали 37

лауреатом как исполнитель и как автор? - Первые мои фестивальные успехи имели место в Днепропет- ровске в середине 70-х. А на больших фестивалях впервые я получил приз зрительских симпатий в Кие- ве, кажется, в 1976-м. Как автор песен я впервые был удостоен лауреатского звания в Кишиневе, году эдак в 1979 - 80-м. Председателем жюри был там Клячкин, и я по сей день благодарен ему за те добрые слова, ко- торые он сказал мне наедине, отведя в сторонку после концерта. Много лет спустя, уже в Израиле, я напом- нил ему об этом, и он радовался, как ребенок. Кстати, по его категорическому требованию я стал обращать- ся к нему по-имени - Женя , - но при этом страшно му- чился. Какой же он Женя? Он - Евгений Исаакович, тот самый, который когда-то в Кишиневе.... - Я люблю слушать вашу кассету с записями песен Б.Окуджавы. Вначале было неожиданно услышать аккомпанемент на фортепьяно. Испол- нители иногда боятся лишней эстрадности, кото- рая может несколько уменьшить смысл слова. - Во-первых, спасибо на добром слове. Уменьшить его смысл мы никому не позволим. Во-вторых, вы затро- нули очень непростую и принципиальную тему о месте и роли исполнителя. А уж фортепиано или скрипка звучат в аккомпанементе, ей-Богу, не важно. Важно, чтобы при этом не потерялась камерность Окуджавы, его аура. Дополнительный инструмент в хороших ру- ках добавляет эмоциональности, подчеркивает красо- ту мелодии, не мешая, а помогая исполнителю. Что же касается роли исполнителя вообще... Автор, или, если хотите, Художник создает, как известно, свой мир. Так вот, мне кажется, что исполнитель должен, попав в этот мир, прежде всего, стать его частью, научиться жить в нем, а затем обогатить и расширить его. Пред- ставьте себе песню в виде картины. Плохой исполни- тель способен в лучшем случае повторить ее фраг- 38

мент, средний - воспроизведет всю картину целиком, хороший - добавит оттенков, а, главное, добавит то, что, как ему представляется, осталось за рамкой. Уда- лось ли это мне с песнями Окуджавы - судить, конеч- но, публике. Надеюсь, что да. По крайней мере, я знаю наверняка, что хотя бы один слушатель - сам Булат Шалвович - относился к моему видению его песен весьма благосклонно. - В этом году у вас круглая дата. Судя по большим гастролям, порох в пороховницах еще есть. Жизнь моя, как перезревшее яблоко, тянется к теплой землице припасть . Это, естественно, не о нас. - Если вы о старости, то я бы сказал, что есть еще порох в перечницах . И вообще, по логике Кукина, 50 - это то же, что и 30. Словом, какие наши годы? А если серьезно, то есть ощущение того, что хотя боль- шая половина жизни прожита, но это всего лишь поло- вина. Я даже песенку об этом написал, мол, до конца дней хотел бы прожить с ощущением полмира впере- ди, полжизни за плечами. - Что больше любите петь - свои или песни других авторов?- Вы знаете, как ни странно, петь я больше люблю чужие песни. Чужую испортил - и лад- но, а свою - жалко. Шутка. - Ваша первая песня, кажется, была о любви. Что такое любовь?- Первая песня была не совсем о любви, она просто появилась на фоне юношеской влюбленности. Что такое любовь, я узнал намного позже, но до сих пор не могу найти определение. Мо- жет быть, любовь - это когда даже при коротком рас- ставании с любимой немедленно начинает ныть реб- ро? - Как создается песня - вначале слова, мело- дия или одновременно? - По-разному. Иногда так, иногда этак. Могу сказать только одно: начиная пи- сать, я никогда не знаю, к чему приду. Все проясняет- 39

ся только к концу, и это лишнее свидетельство того, что я не более чем инструмент в руках истинного Творца. - Вы из того же города, где творил Л.Брежнев. Гордитесь своим земляком?- Что ж, до отъезда в Израиль жил я действительно в Днепропетровске. Од- нако я родился и первые 18 лет жизни прожил в Нико- лаеве, где когда-то родился удивительный мудрец - Любавический Ребе Менахем Мендл Шнеерсон, скон- чавшийся несколько лет назад в Нью-Йорке. Кстати, его отец был одно время раввином Екатеринослава. Здесь же, в Екатеринославе (впоследствии Днепро- петровске) в семье Арона и Фейги Гинзбург родился сын, которого назвали Александром и который изве- стен нам под псевдонимом Александр Галич. Да про- стят меня поклонники Леонида Ильича, но этими сво- ими земляками я горжусь несколько больше. - Ваше впечатление о теперешней России в общем и о бардовской песне в частности. Кто из современных авторов или исполнителей вам наиболее близок? - Говорить о теперешней России (так же, как и об Украине) мне очень сложно, я тамош- ней жизни почти не знаю, наезжаю раз в год на не- сколько дней. Очевидно одно: это другая страна, не та, из которой мы выезжали в 90-м и уж совсем не та, в которой прошла наша юность. Чем-то она мне, сего- дняшнему, нравится, чего-то я не приемлю. Например, всепроникающего цинизма, порою демонстративного. Мы ведь воспитаны иначе. Я не говорю - хуже или лучше. Иначе. Изменилась и бардовская песня. Я хо- рошо помню конец 80-х, первые Всесоюзные фести- вали в Саратове и в Таллинне, в которых мне дове- лось участвовать в качестве члена жюри. 20 лет спу- стя, дважды побывав в жюри фестиваля Петербург- ский аккорд, я был поражен произошедшей переме- ной: обилием высокопрофессиональных гитаристов и 40

певцов на фоне удивительно малого числа интерес- ных поэтов. Но беда даже не в этом. Ни одна из про- звучавших песен не задела меня, не взволновала, не заставила сердце биться сильнее. Может быть, дело во мне, и я похож на того грузина, который на вопрос, любит ли он помидоры, отвечает: Кушать - да, а так - нет - Не знаю. Но ведь отзываются же во мне песни Михаила Щербакова, заставляют (как это говорится?) плакать и смеяться! Можно назвать, пожалуй, еще Сашу Иванова и Лену Казанцеву... - Давным-давно, когда мы ждали в Италии разрешения въехать в Канаду, к нам приезжали барды из Израиля и пели песни на иврите. Было очень даже любопытно. Не планируете ли вы пе- реводить песни бардов на иврит?- Это уже прой- денный этап. Когда-то я увлекся переводами (их на сегодня существует довольно много) и даже сам пы- тался, а потом в один прекрасный день как отрезало. Дело в том, что в реальной жизни переводами этими интересуются исключительно выходцы из бывшего Советского Союза. Но ведь русскоязычным слушате- лям наши песни доступны на языке оригинала! Иногда на концертах меня просят спеть Окуджаву на иврите. Я говорю: А что, ивритом вы владеете лучше, чем рус- ским? Смеются. - Саша, вы говорили, что вам нравится цикл «Песни нашего века». Соглашусь - идея прекрас- ная. Но в творческом плане показалось не очень зажигающее исполнение. Похоже, это тот случай, когда количество исполнителей не перешло в ка- чество.- Количество всегда переходит в качество, просто не всегда - в хорошее. Но здесь ситуация иная. Первый состав был, кстати, прекрасным, это потом стало хуже. Да и задачи были, как мне кажется, не творческие, а, с одной стороны, просветительские, с 41

другой - коммерческие. И те, и другие решались вполне профессионально. Что же здесь плохого?- Что думают израиль- тяне о Канаде? - Израильтяне полагают, что Канада (по сравнению с Израилем) - страна спокойная и го- раздо более благополучная во всех отношениях. Именно поэтому многие израильтяне даже переезжа- ют в Канаду. Не скажу, что у вас на четверть бывший наш народ , но статистика впечатляет. - Это ваша первая поездка к нам, в Канаду?- Первая, но, надеюсь, не последняя. - У многих есть свое решение в израильско- палестинском конфликте. А что думает об этом журналист Дов?- Отвечу цитатой из Галича:...Бойтесь единственно только того, кто скажет: я знаю, как надо! Гоните его. Не верьте ему. Он врет. Он не знает, как надо. - Не обижая вас, хочу сказать, что не всегда могу ве- рить радио и телевиденью. Везде слегка вешают лап- шу на голову. Вы тоже кулинар на работе? - С вашего позволения, еще одна цитата. На этот раз из фильма Семнадцать мгновений весны , где неза- бвенный Мюллер говорил так: Верить нельзя никому. Мне – можно. - Вы счастливы? Ваши планы, мечты Соби- раетесь выпустить новые диски?- Счастье - ощу- щение мимолетное. И, конечно, когда держишь в руках свой новый диск, ты счастлив. Сейчас на повестке дня - выпуск авторского диска с новыми и старыми песня- ми. Это будет уже четвертый диск - после Музыканта с песнями Окуджавы в моем исполнении, после Иеруса- лимского альбома , записанного вместе с Юлием Ки- мом, Дмитрием Кимельфельдом и Мариной Меламед, и после Избранного , выпущенного крупнейшей изра- ильской фирмой NMC. Хотя начать перечисление, наверное, надо было с виниловой пластинки с моими 42

песнями, выпущенной фирмой Мелодия 13 лет назад с предисловием А. Городницкого. Она называлась Дом на берегу реки и чудом вышла уже после моего отъез- да в Израиль, немедленно став филофонической ред- костью. Друзья привезли мне из Москвы три экземпля- ра. - Что вы бы хотели пожелать любителям бар- довской песни Северной Америки. - Долголетия. - Я вспомнил шутку. Ваше семейное положение? Ужасное . А ваше?- Стабильное. Мы с женой недавно отметили серебряную свадьбу, а дочку выдали замуж. Так что теперь у меня единственная реальная пер- спектива перемен - превратиться в дедушку. - Вы рассказывали, что израильтяне любят задавать вопросы во время исполнения. Ориги- нально, но мы - северяне, поэтому у нас все будет в норме.- Да, но в аудитории может быть некоторое количество бывших израильтян... - Желаем вам самого наилучшего в Новом Го- ду - мира, радости, творческих удач и простого че- ловеческого счастья. - Спасибо и... тьфу, тьфу, тьфу!» 8. Вспоминается разное ( компиляция из текстов А. Дов о себе) В июне 1990 г. репатриировался в Израиль и 13 лет спустя, в интервью для интернет-издания, что в начале пытался устроиться по специальности, в ос- новном в университетах, и в Хайфском технионе. За- тем «работал последовательно на четырех работах: на фабрике по ремонту крупногабаритных шин, потом на еще одной фабричке по выпуску мелких изделий из пластика, потом некоторое время - в маклерской кон- 43

торе, и еще некоторое время сторожил караванные поселки под Натанией». Журналистика. «Это был период войны в Пер- сидском заливе. Еще до войны моя будущая коллега Лиора Ган познакомила меня с моей будущей колле- гой Даниэлой Линор в качестве кандидата на интер- вью. Просто в качестве человека, который играет на гитаре, поет и с которым можно говорить в прямом эфире. И во время войны мы перезванивались не- сколько раз, а потом, после войны, когда я позвонил в очередной раз, решив, что этот раз будет последним, она мне сказала: «Ой, вы знаете, я сейчас страшно занята. Мы как раз формируем новую радиостанцию, которая будет работать для новых репатриантов. Ве- щать она будет не на заграницу, а именно на Израиль. Приходите через три дня, как раз будет конкурс». Я к тому времени работал сторожем. Моим напарником был зубной врач из Минска. Мы работали сутки через сутки - то есть сутки работаешь, сутки отдыхаешь. В общем, я поменялся с ним сменами, чтобы попасть на этот конкурс на РЭКА». Начав с новостных передач, в дальнейшем вел ряд авторских программ, в частности «Гайд-парк» и «Незабытые мелодии», посвященную русским песням, вошедшим в ивритоязычный фольк- лор. Параллельно, в 1994-2000 гг. работал израиль- ским корреспондентом радио «Свобода» (актуальный журнал Liberty Live; псевдоним - Александр Гольд). «С 1994 года, в течение без малого десяти лет, я ежене- дельно появлялся на телеэкране в роли ведущего программы «Калейдоскоп» на русском языке, выхо- дившей на Первом государственном канале» - напом- нил А. Дов порталу IzRus. Песни. «Гитару я впервые взял в руки в Симфе- рополе в 1972 году, будучи студентом второго курса Симферопольского университета… Одну из своих 44

первых песен я сочинил на набережной в Ялте. Мне было восемнадцать лет, я был влюблен, романтиче- ски настроен, а тут еще - Окуджава, гитара... В общем, первую песню я написал о любви. …Используя отгулы, полученные за сдачу крови, дежурства и помощь сельскому хозяйству, я объездил с концертами всю необъятную тогда страну от Кали- нинграда до Владивостока и стал лауреатом многих песенных фестивалей» - рассказал А. Дов порталу IzRus. Впервые стал призером крупного фестиваля бардовской песни в 1976 г. в Киеве. «В конце 80-х вместе с Булатом Окуджавой, Александром Городниц- ким, Сергеем Никитиным, и другими я был включен во Всесоюзный бардовский художественный совет и, со- ответственно, в жюри первых Всесоюзных Фестивалей в Саратове (1986) и Таллинне (1988). А еще у меня с 1989 г. хранится медаль лауреата Всемирного Фести- валя молодежи и студентов в Пхеньяне. К тому вре- мени перестройка в СССР зашла столь глубоко, что в советскую делегацию из 600 человек был включен один еврей. Это был я...» Постоянный член жюри международного фести- валя «Петербургский аккорд» («Петаккорд»). На этом конкурсе 2004 г. его песня «В любые времена и на лю- бой земле», посвященная памяти барда Евгения Кляч- кина, была удостоена приза зрительских симпатий. Семья. «Со своей будущей женой я познакомил- ся в Клубе самодеятельной песни в Днепропетровске. Собственно говоря, мы учились в параллельных груп- пах на разных специальностях, но познакомились именно в клубе. В этом году мы отметили серебряную свадьбу. У нас есть взрослая дочь.» - рассказал А. Дов в интервью MIGnews в 2003 г. 45

Песенный фестиваль в Сахновке Традиционная израильская "Сахновка" - слет бардов и их поклонников - пройдет в мае. Как всегда - в заповеднике Ган ха-Шлоша. Как всегда – в хорошую погоду, у трех озер, с купанием и кострами, детскими площадками и ночными посиделками. Участвуют в "Сахновке" помимо всегдашних всех-всех-всех израильских бардов (Юлий Ким, Алек- сандр Дов, Михаил Волков, Дмитрий Киммельфельд, Наталья Бурхи-Бершмой, трио Менделевы-Гуткин, ан- самбль "Март" и другие), а также заезжие знаменито- сти. В качестве почетных гостей на Сахновке в мае выступят Лидия Чебоксарова, Алексей Иващенко и Леонид Сергеев. Большой Вечерний Концерт, малые ночные посиделки, костры, палатки, свои люди и Ган- Сахнэ – будет все и еще лучше, чем всегда! Теоретики спрашивают – «Жива ли авторская песня или она превратилась в музейный экспонат?». Практики, два раза в год собирающиеся в Ган-Сахнэ, отвечают хором - «жива», не забывая при этом об- щаться, веселиться и купаться в трех озерах заповед- ника, температура в которых постоянна - 28 градусов. Сахнэ – это прекрасная природа, зелень, водопады, ручьи, пруды и детские бассейны и площадки. Но главное - не пропустить общение со своими, песни, гитары, костры, палатки, атмосферу братства, воспо- миная молодости и «думающие песни для думающих людей» по словам Окуджавы. Ведь авторская песня - прямая, открытая, искренняя, глубоко личная, обра- щенная к понятным всем темам, естественная и раз- говорная. На центральном бардовском концерте в главную песенную ночь страны (начало в 20.30, в полночь от- 46

крывается вторая сцена) выступают лучшие израиль- ские барды и гости из тех бесчисленных стран глобу- са, где поют и говорят по-русски. На фестиваль «Сахновка» приезжают все в независимости от воз- раста и социального положения, лица всех профессий, из разных городов Израиля и из разных стран. На «Сахновке» с помощью песни создается бардовский мир, любимый многими. Искупавшись в озерах, раски- нув палатки на всю ночь и следующий день, встретив друзей, разведя мангалы, любители бардовской песни и «Сахновки» готовятся к Главному Концерту На Большой Сцене, который начинается ровно тогда, ко- гда романтики нескольких поколений собираются на него в предвкушении и ожидании праздника настоя- щей авторской песни. Новый директор РЭКА Сегодня Александр Дов сменит в должности Ми- хаэля Гильбоа, который возглавлял РЭКА с марта 2010 года. Во внутреннем конкурсе, проводимом Гос- телерадио, Михаэль Гильбоа не участвовал. Алексан- дру Дову противостояли журналисты Виктория Долин- ская и Йосеф Эйтан. Ожидается, что новый руководи- тель РЭКА приступит к исполнению должностных обя- занностей в течение ближайших двух-трех недель. По словам собеседника "Курсора", Михаэль Гиль- боа продолжит работу на радиостанции. Александр Дов подчеркнул, что очень рассчитывает на помощь и советы такого опытного журналиста, как Михаэль Гильбоа. Дов воздержался от ответа на вопрос о своих ближайших планах. "Надо вначале войти в курс дела", - сказал он, еще раз повторив, что "революционных преобразований не будет". 47

В свою очередь Михаэль Гильбоа в интервью "Курсору" сказал, что приветствует назначение Дова, и пожелал ему успешной работы. Соционический тип Дова Таблица 1. Соционический портрет 2 Тип % % Тип Экстраверсия 90 10 Интроверсия Сенсорика 90 10 Интуиция Этика 10 90 Логика Динамика 90 10 Статика Уступчивость 90 10 Упрямство Беспечный 10 90 Предусмотритель- ный Иррациональность 10 90 Рациональность Процесс 90 10 Результат Аристократизм 90 10 Демократизм Серьезность 90 10 Веселость Решительность 10 90 Рассудительность Позитивизм 10 90 Негативизм Тактика 90 10 Стратегия Конструктивизм 10 90 Эмотивизм Деклатимы 10 90 Квестимы Лавка старьёвщика - новый диск пе- сен Почему «Лавка старьевщика»? - Сам Александр объясняет это название так: - Наверное, в прошлой Взято из дебрей интернет. Составитель брошюры не очень ви- 2 дит в этом портрете хорошо ему знакомого А. Медведенко. А мо- жет нам только казалось, что мы знаем Александра? 48

жизни я был коллекционером или, проще сказать, ста- рьевщиком. Я очень люблю старые вещи, мне нравит- ся их трогать, я даже люблю их запах . Но еще больше я люблю старые песни. Да, конечно, я пишу новые песни, исполняю их, но старые все равно люблю больше. Потому что за каждой из них стоит жизнь, воспоминания, связанные с тем когда, как и где были услышаны те или иные стихи и мелодии. И, конечно, слушая старые песни, мы немного молодеем, потому что это воспоминания нашей юности. Да и песни, словно старые друзья, «помнят» и нас в те годы, будто рассказывают нам о прекрасных моментах нашей жиз- ни. Как правило, авторы и исполнители песен ста- раются познакомить слушателя со своими новыми ра- ботами. Тем не менее, как показывает жизнь, слуша- телю интересно не только новое, но и "хорошо забы- тое старое", которое тоже часто воспринимается, как новое. Поэтому можно быть уверенным в том, что и в "Лавке старьевщика" сыщется немало такого, что слу- шателю либо просто неизвестно, либо давно забыто. Благо, память Александра Дова хранит немало насто- ящих песенных жемчужин, редко исполняемых сего- дня. Тут и песни Булата Окуджавы, которые сам поэт много лет не исполнял, и давние песни Юрия Визбора, и Новеллы Матвеевой, и малоизвестный Александр Галич, и ранние песни Вадима Егорова, а еще Григо- рий Дикштейн, Александр Дулов, Леонид Филатов, и этот список можно продолжить... "Старые песни – моя давняя любовь. – рассказы- вает Дов. – Помню, как я радовался однажды, когда сумел спеть Окуджаве его собственную песню, о су- ществовании которой он забыл. Наверное, в прошлой реинкарнации я был антикваром или букинистом. Для меня старые вещи намного интереснее новых, потому 49

что новые – они, как правило, еще "холодные", еще "никакие", а за старыми – жизнь...". Это правда. Старые песни для многих из нас не- редко числятся в списке давних друзей, напоминают о студенческой молодости, о прежней любви, о каких-то особенных жизненных эпизодах. Словом, для людей зрелых это уже что-то большее, чем песни. Впрочем, и для молодых, которым эти песни ни о чем не напоми- нают, встреча с ними принесет немало радостных от- крытий, как всякая встреча с настоящим искусством. Кумиры прошлого своими песнями греют душу и сего- дня. Что же касается исполнения, то исполнение Александра Дова украшает эти песни само по себе... Нужно отметить, что старьевщик из Александра получился отменный. Словно профессиональный кол- лекционер, который отлично помнит историю появле- ния в своей коллекции той или иной вещи, Дов готов много и с любовью рассказывать о песнях, которые поет, об их авторах и, конечно, свои истории знаком- ства с популярнейшими в России поэтами, бардами, актерами. Словно в лавке старьевщика, где у каждой вещи есть свое место, в концертной программе Дова для каждой строки есть своя тематическая «полочка». А для каждой темы — эпиграф, конечно, из Окуджавы. Ведь не случайно еще в СССР Дова признавали од- ним из лучших исполнителей песен маэстро. Дов рассказывает: «…Я познакомился с Булатом Шалвовичем в 1986 году в Самаре, — рассказывает Александр Дов, — на фестивале, как тогда это назы- вали, самодеятельной песни. Я был членом жюри, а Окуджава — его председателем. В какой-то момент он попросил у меня гитару. Он перестроил ее на свой манер (Булат играл на шестиструнке, настроенной под семь струн). Эта гитара есть у меня до сих пор. Она давно потеряла звук, давно пылится на шкафу, но вы- 50

бросить ее рука не поднимается. Ведь на ней играл Он». С тех пор были и другие встречи с Окуджавой, творчество которого занимает огромное место в жизни Александра Дова. Он с большим удовольствием и ма- стерством читает стихи Булата, знает огромное коли- чество его песен, в том числе не самых популярных, но от этого не менее красивых. Думается, что говорить о любимых или самых любимых авторах Дова не вполне уместно. Словно в лавке старьевщика, у каждой из исполняемых им пе- сен есть свое законное место. Единственное, в чём нельзя отказать ему, как коллекционеру, — в отмен- ном вкусе, с которым подобраны каждая строка и каж- дая нота. Неожиданным в числе имен исполняемых авто- ров, например, стало имя турецкого поэта-коммуниста Назыма Хикмета (стихотворение «Песни людские» в переводе Давида Самойлова). Свое место в песенной программе занимают, например, и плоды совместного творчества актеров Владимира Качана и Леонида Филатова, или песни Григория Дикштейна. Ну и конечно Высоцкий, Галич, Новелла Матвеева, Евгений Клячкин… - Я приехал в Израиль в июне 1990 года, — рас- сказывает Александр Дов. – А Клячкин приехал на два месяца раньше меня. Не помню как, но мне удалось добыть его телефон и договориться о встрече. Он жил в городе Бней-Барак. Я рассуждал тогда примерно так: «Он приехал на два месяца раньше меня и, наверня- ка, уже устроился… (здесь Дов делает большую пау- зу, а зал смеется), он мне поможет». Когда я приехал и увидел, как Евгений Исакович «устроился», я так и не посмел высказать свою просьбу. Он жил тогда в огромной пустой квартире, в которой стояла сохнутов- ская мебель – кривоватый обеденный стол, узкие кро- 51

вати, на которых с трудом, но можно было спать. Найденный, видимо, на улице компьютерный столик был завален учебниками иврита. Такая «нарисованная» Довом картинка перено- сит слушателей, большинство из которых, как и он, приехали в Израиль 20 лет назад, в атмосферу того времени. Времени Большой алии, пустых квартир и сохнутовской мебели…. Видео репортаж о концертном представлении песен диска выложен на сайте www.afula.ucoz.ru. Исполнительские особенности (из монографии Орловского С.П. «Культурология авторской культуры. Авторская культура песен». Нюрнберг, 2011) Среди авторов и исполнителей бардовских песни достаточно редко встречается явление красивого мужского пения. Александр Медведенко (бывший жи- тель г. Днепропетровска, сейчас Израиль) как раз был известен прежде всего тем, что всегда хорошо пел. Именно этим фактом определялась, в первую оче- редь, его концертная деятельность. Его можно смело классифицировать как "концертника". Как и многие другие исполнители жанра, Алек- сандр делал попытки и сам писать песни. Есть удач- ные результаты на этом поприще, однако, все же он более известен как удивительный и высоко культур- ный исполнитель чужих песен. Александр "вырос" на песнях Булата Окуджавы и Юрия Визбора. Большую роль в его исполнительском развитии сыграли контакты с исполнителем песен Юрием Шмалько (г. Москва ). Кроме того, большое влияние оказало творчество Булата Окуджавы, Алек- 52

садра Дольского, Сергея Никитина, Михаила Щерба- кова, а позже – А.Галича. Автор записок очень запомнились в исполнении Медведенко песни Визбора и Окуджавы. При всем умении играть на гитаре Александр сумел сохранить в себе способность показывать не свое умение (навык игры или пения), а внутреннее содержание песни, делая это легко и красиво. Эта видимая легкость - признак мастерства и знак мастера. Необходимо отметить еще одну особенность ис- тории Александра, а именно – его вхождение в «пер- вые ряды исполнителей жанра». Все началось с того, что Александр стал подменять различных «заболев- ших» бардов, концерты которых были назначены за- благовременно и которые отменить уже было нельзя. Началось все с г. Ворошиловград, куда должен был приехать с концертом известный бард Александр Дольский. Однако, Дольский безнадежно «застрял» в Ленинградском аэропорту и концерт был под угрозой срыва. Тогда лидером – организатором Ворошилово- градского КСП был Виктор Забашта, который, зная Медведенко раньше, обратился к Александру за сроч- ной помощью. Нужно было исполнить песни Дольского и Медведенко это сделал. Потом говорили, что неко- то-рые песни Дольского Медведенко спел даже луч- ше самого Дольского. Александр "тянул" за собой на различные фе- стивали и слеты талантливую молодежь г. Днепро- петровска. Например, он заметил и всячески помогал развитию такому интересному исполнителю жанра как Елена Лебедева (впоследствии лауреат Всесоюзного фестиваля авторской песни в г. Таллин, вместе с еще одной исполнительницей напела пластинку песен Ве- ры Матвееевой, сейчас США). Александр был нередким гостем в летнем лагере авторов и исполнителей песен под г. Керчь (орга- 53

низатор Юрий Черноморченко, известный Визбо- ровед). Со всего бывшего СССР сюда съезжались ор- ганизаторы КСП, авторы и исполнители песен. Это – быль отдых и предварительные смотрины. Тут же формировались планы на будущие творческие встре- чи и концерты различного уровня. Александр часто болел простудами носоглотки, поэтому использовал каметон (ментоловый распыли- тель - увлажнитель связок)перед выходом на сцену. Это – бич многих концертьеров. Часто и много сце- нарно петь нельзя, стираются (утончаются и высыха- ют) голосовые связки и приходится лечиться в боль- нице. Кроме того, от частого такого пения появляется желание поберечься, что приводит к появлению эст- радных носовых звуков. В этом плане становиться понятным, почему профессиональным народным артистам запрещали давать концерты чаще, чем это определялось физио- логическими законами восстановления и нормального функционирования голосовых связок поющего челове- ка. Без этого восстановления артист не мог подняться в своем пении до уровня искусства. Концерт в Нюрнберге 2008 года (Организатор клуб авторской песни «Подсолнух», отзыв от автора проекта «Барды Мира» Орловского С.П.) Недавно, седьмого сентября этого года, вечером в пятницу, в 19.00, состоялся домашний концерт ши- роко известного автора-исполнителя песен Алек- сандра Дов (Израиль). Напомним читателю, что каж- дый автор и исполнитель имеет право на публичное выступление, но также это право порождает и другое право – право любого автора и исполнителя песен по- 54

лучить отзыв на свое выступление. Именно эти пра- вом и пользуется автор этих строк. Перед вами, ува- жаемый читатель, отзыв умудренного слушателя. Александр Аркадьевич Дов (Медведенко, Гольд) известен в разных странах (территория бывшего СССР, США, Германия) как концертирующий русско- язычный бард, способный показать интересную про- грамму на высоком исполнительском уровне. Особен- но его отличает хороший певческий голос, а также ка- чественное исполнение песен Булата Окуджавы, Юрий Визбора и Александра Галича. Его авторские песни исполнялись и исполняются на различных фе- стивалях русскоязычной авторской песни. Личная пе- сенная история Александра насыщена восходящими вехами - лауреат и член жюри многих песенных фе- стивалей, как простых так и престижных для автора и исполнителя песен. В его биографии есть даже факт лауреатства на всемирного фестиваля песен в Корее. Записаны несколько авторских и исполнительских дисков. Короче говоря, к нам приезжал человек из высшего круга активности, связанного с донесением русскоязычной авторской и бардовской песни до ши- роких слове населения. Родился Александр Дов в г. Николаев, в 1954 го- ду. В 1977 году окончил механико-математический фа- культет Днепропетровского университета, по спе- циальности «Динамика и прочность». Активный участ- ник клуба самодеятельной песни г.Днепропетровск. С 1990 года живет в Израиле, работает в информацион- но аналитической программе радио «РЭКА» (Голос Израиля, израильское радио на русском языке). Из- вестность получили целый ряд его радио программ: дискуссионная «Гайд-парк», споёмте друзья «Неза- бытые мелодии», история и ретро «Седьмая струна» ( программа об авторской песне, в том числе 50 про- грамм о творчестве Владимира Высоцкого, 16 - о 55

творчестве Булата Окуджавы, программы о М. Анча- рове, А. Галиче и др.) С 1994 года - ведущий телеви- зионной программы «Калейдоскоп», на русском языке, на первом государственном израильском телеканале. Те, кто знал Александра раньше, а автор этих строк именно такой человек, отмечали его целе- устремленность и особенный стиль практического подхода. Не теоретизирование, а – индивидуальное практическое напряжение. «Моя задача – петь песни» - так неоднократно выражал свое кредо Александр. И прошедшие концерт, а это был несомненно концерт, а не просто вечер, подтвердил неизменность этого кре- до и сегодня. Если говорить кратко, то всех исполнителей пе- сен можно условно подразделить на два типа : народ- ники и сценарники. Народники это те, кому для испол- нения песни обязательно нужна близость слушателя. Их аудитории сугубо камерны : домашнее выступле- ние, костер и т .п. Сценарники требуют рампы – раз- дельного пространства между собой и слушателем. Их конек – сценический профессиональный звукоряд. Редко кто умеет совместить оба класса в одном лице. К какому же типу можно отнести Александра Дова ? – Для автора отзыва несомненно, что Александр – кон- цертник. Ему необходима сцена и возможности сце- нарного звукоряда. В течение многолетней концертной практики у него выработалась привычка любой песен- ное действие поднимать до уровня «концертное ис- полнение». Поэтому, предложенная ему в г.Нюрнберге форма «домашний вечер», была им осознанно или неосознанно повышена до уровня «домашний кон- церт» из двух полноценных отделений. Блеск мастера многогранно сверкал в виртуальном пространстве ши- рокого концертного зала сознаний его слушателей. Концерт начался в 19.25, несколько позже назна- ченного времени, ждали иногородних слушателей. 56

Были и такие – из Мюнхена и из Вюрцбурга. Всего же было 16 человек. В небольшой комнате, на квартире приятных хозяев, собрались «все те же» и «некоторые новые» : «отпетые второканальщики» - Ирина Ланц- берг, Анна Ланцберг, Борис Ланберг ; «отпетые люби- тели песен» - Дмитрий, Инна и Олег Погребняки; «от- петый кардинальный теоретик жанра бардовская пес- ня» - Сергей Орловский; и другие увлеченные люди. Первой песней была авторская песня Дова «Нам нелегкие достались времена». Она была посвящена русскоязычной эмиграции. Прозвучала как многознач- ное вступление к будущим песням. В ней подразуме- вались не выдуманные герои, а – близко знакомые Александру люди. Песня как бы соединяла всех этих людей - эмигрантов, живущих в США, Греции и Израи- ле. Но, перед тем как перейти к непрерывному ис- полнительскому ряду песен, Александр сказал пару слов о том, что он уже прожил полвека и в своих инте- ресах остается приверженцем «песен прошлого 20 ве- ка», «песен, которые греют душу». Петь ему помогает его «вечная спутница» - шестиструнная гитара, сде- ланная по индивидуальному заказу, несущая нейло- новые струны средней жесткости и приклеенный на верхнюю деку музыкальный тюнер (для быстрой под- стройки струн). Александр объявил : «Цикл песен Булата Окуд- жавы». Спел практически подряд четыре песни : «А как первая любовь», «Арбат беру с собою», «Как слу- чилось, не заметила сама», «С каждым часом». По- следние три из них были практически не знакомы слу- шателям. Они были написаны Б.Окуджавой на заказ, для различных фильмов. Знание таких песен подчерк- нуло «глубокое окунание» Александра в творческое наследие Б.Окуджавы. Однако, как показалось, автору этих строк, исполнителю не удалось соразмерить силу 57

демонстрируемого песенного голоса и размеры поме- щения. Хотя, был показан даже «висячий звук» - каза- лось что, голос уже затих, его нет, но ощущение звука как бы висит в воздухе, плотность тихого звука высока. Были продемонстрированы технические возможности исполнителя, мол «знай наших, не лыком шиты». Шло притирание гостя и аудитории, это – нормальный про- цесс установления взаимопонимания и доверительно- сти. Длительность такого процесса охватывает при- близительно в 20 минут. Исполнитель как бы ощупы- вает глубину пространства слушателей и возможности «пропитывания предоставленного песенного про- странства», соизмеряет пронзительность своего внут- реннего слуха с пронзительностью возникающей ти- шины окружающего его пространства. Переводит аудиторию слушателей из разряда «странная публи- ка» в разряд «мои слушатели». Это – работа, причем не из разряда простых. Александр был напряжен, он – работал, как говориться «честно трудился как проле- тарий умственного труда». Помогали ли ему слушате- ли ? – Конечно, это была не «неприступная как скалы и сдержанная в выражении чувств среда альпини- стов», но это были и не « девственно эмоциональные гавайцы». Это были культурные русскоязычные эми- гранты, в чем-то искренние, в чем-то обиженные, в чем-то чопорные, ждущие в равной степени праздника и субботнего «блошиного рынка»(флохмаркта), любя- щие сладости и русские соленые огурцы, позирующие на фото и путешествующие по всему Шенгену, лу- кавящие и пуганные нарушители немецких порядков, скромные и неистовые, … Но, сегодня они, отложив все, пришли к пьедесталу «авторская песня», где им пообещали песенное чудо. Евреи Германии пришли к еврею из благословенного Израиля, они слушали его как могли и как позволяла им их многогранно таин- 58

ственная душа. Слушали и вопрошали, еще раз слу- шали и снова вопрошали !? Далее был исполнительский блок песен Алек- сандра Галича. Оказывается, Галич был дважды тез- кой Александру Аркадьевичу Дову. В чем это «тезке- ние»?- Во первых, никакой Галич не Аркадьевич, а – Аронович. Его папа вынужден был изменить свое от- чество. Этот же признак есть и у Дова. Во-вторых, Га- лич родился в г.Днепропетровск, где Александр Дов провел 10 лет своей жизни. Были блестяще исполнены три песни Галича : Баллада о стариках и старухах («Все завидовали мне, эко денег»), Баллада о принцессе («Румба…»), «То – то радости пустомелям». Гость отметил, что слова пе- сен Галича не устарели и сейчас, хотя им уже не- сколько десятков лет, скоро будет пол-века. Особенно ему нравилась песенная строчка: «Бояться надо толь- ко того, кто скажет: «Я знаю как надо». Ему было очень приятно, когда он, на последнем слете в г. Ву- перталь (2007 г.), услышал, среди всех многочислен- ных исполнителей, молодого исполнителя песен Гали- ча (Виктора Норватова из Карслруе). Далее, гость объявил блок своих авторских пе- сен. Исполнил четыре свои песни: Памяти Галича («Париж, за створками окна»), «Спрыгну с резвого ко- ня», Колыбельная для весны («Странные настали времена»), «Ирония судьбы». Особенно прозвучала Колыбельная. Иногда автору отзыва были заметны голосовые цыганские пассажи, видно Александр и сейчас еще не полностью настроился на аудиторное пространство. Часы показывали 20.30, прошел час, был объяв- лен небольшой перерыв. Слушателя предложили по- смотреть аудиодиски автора и немного отдохнуть. В перерыве слушатели еще раз внимательно осмотрели друг друга, обменялись с друзьями и зна- 59

комыми последними новостями. Между прочим, были все возраста – от школьников до пенсионеров. При- чем, пожилой возраст был в меньшинстве. В 20.55 программа вечера была продолжена. Гость сел на «лобное место» перед двумя микрофо- нами. В микрофоны производилась запись концерта, что уже стало традицией – «записать, а потом распро- странить среди любителей песен». Функции радио- оператора выполнял ученик старшего класса гимназии Олег Погребняк. Второе отделение было объявлено как исключи- тельно авторское. Первой песня была песня, написан- ная в соавторстве с Ю.Визбором «А функция заката такова». Александр рассказал, что когда - то давно, известный архивист русскоязычной бардовской и ав- торской песни Ролан Алексеевич Шипов, уже после смерти Визбора, принес магнитную запись с фрагмен- тами сочинительского процесса Ю.Визбора, попросил Александра дописать песню, начатую Визбором как «А функция заката такова». Дов сделал это и очень гор- дится сделанным, так как его работа понравилась да- же Михаилу Анчарову. После исполнения песни, Алек- сандр обратился к слушателям, могут ли они сказать, какую часть текста песни написал Визбор. Однако, не увидев ответной реакции на вопрос, сам сказал, что перу Визбору принадлежит первый куплет. Не знаю как другим, но автору отзыва показалось, что плот- ность текста изменилась буквально после нескольких первых фраз песенного текста. Но, это не упрек Алек- сандру. Просто тот режим, в котором автор отзыва слушал песни, позволяет отслеживать так называе- мые внутренние переключения режимов психики ис- полнителя песен. Момент переключения психики ис- полнителя в районе окончания первого куплета был явно ощутим. Он был как «на ладони». Но, речь идет не поэтическом или песенном качестве продолжения, 60

а о переключении внутреннего режима психики испол- нителя. Такой подход требует специальной практики, а такая есть у автора этих строк. Так же, Александр отметил смысл строки «как сказал философ Ю.Корякин». Речь идет о том, что это философ сказал : «Время – это тоже Родина». Для Александра Родиной во времени есть время второй половины прошлого века. Потом были две песни, одна в соавторстве с из- вестными авторами песен Григорием Дикштейном («Пока все листья не опали») и одна – посвящение 70- летию известного автора песен Юлия Кима (Открытое письмо Киму «Наши встречи Ю. Черсаныч», из разря- да «датская поэзия» – поэзия к датам). Александр увлек слушателей своим артистизмом, временами пе- реходящим в элементы сценического мастерства, дви- гались и руки, и лицо, и голова, изменялся голос, при- ятно интонировала непростым аккомпанементом гита- ра. Не знаю, была ли у нашего гостя заранее сплани- рованная жесткая программа или он изменял ее ситу- ационно. Но, иногда он сбивался, забывая слова. Это произошло два раза, но слушатели практически этого не заметили, ощущение песенного действия не пре- рвалось – «аудитория въехала в авторские двери». Гость предложил слушателям свой старый хит, «под Вертинского», «Жестокое танго» («Мелькают спицы»). Потом – «Поток людей, поток машин», «Наверное страшные циники», «Не знаю где и как». Все шло по восходящей. Последние две песни отме- чены в записках автора отзыва большими плюсами. Далее была объявлена тема «Эмиграция» и гость спел две песни: «Расставались, не таили слез», «Не верьте никому». Обе песни прозвучали на высоком уровне и были приняты аудиторией, что называется «на ура». Возникло ощущение «не хочу уходить», обя- 61

зывающее исполнителя песен добавить к уже сказан- ному небольшой песенный бонус. Не нарушая тради- ции, Александр, исполнил некогда известную, не свою, песню «Пришла вечерняя истома». Здесь соедини- лись и «накал страстей его живой», и «а что артист несет домой?». Был создан окончательный и завер- шающий образ исполнителя песен как человека весь- ма способного и песенно подготовленного, мастера текстовых находок и театрально развитого журнали- ста, приятного и культурного соотечественника из да- лекой страны. Часы показывали 22.05. слушатели благодарили приезжего гостя, кто словом, а кто и приобретал аудиодиск. Среди аудитории оказались даже люди, работавшие ранее с Александром в одном институте. Автор этих строк был с Александром в одном клубе самодеятельной песни, в г.Днепропетровск. В общем, постепенно «странная аудитория слушателей г. Нюрн- берга» потихоньку рассосалась, договорившись о встрече на другом ближайшем песенном вечере, А кто приедет? – следите за сообщениями по электронной почте и слушайте автоответчик вашего телефона. Ор- ганизатор вечеров «Клуб подсолнух» и «Бардовский круг г. Нюрнберга» всегда готовы поддержать вашу любовь к песне. Некоторые читатели просят автора отзыва писать конкретно, подразумевая чуть ли не школьное «понра- вилось – не понравилось». Однако, почему бы не вы- разиться сжато и конкретно в конце отзыва !? Прослушал концертное выступление Александра Дова, автор отзыва отметил для себя следующее : • Хочется разучить 9 песен (Нам нелегкие до- стались времена, Баллада о стариках, Баллада о принцессе, То-то радости, Пока все листья не опали, Наверное страшные циники, Не знаю где и как, Рас- 62

ставались не таили, Не верьте никому). Из них – 6 пе- сен (А.Дов) и 3 песни (А.Галича). • Высокая стабильность песенного исполнения. Все выверено и отточено. Все акценты выучены и опробованы со стороны. Александр – надежный ис- полнитель песен. • Хорошая песенно - художественная память. Все тексты исполняются наизусть в сопровождении художественного ряда. • Однако, от многих песен веет литературой эрудицией и профессионализмом, в меньшей степени пронзительностью жизненной идеи, которую автор этих строк ценит как высший ориентир внутреннего пространства бардовских песен. В песнях Александра выделяется «профессионально сделано». • Заметно, что у Александра отсутствует опыт ис- полнения песен на улице. Его стиль ближе к некому «академическому и театральному стилю». Понимание мощности уличного слова, возможно, даст Александру некий новый опыт дополнительной ориентации в пе- сенном пространстве, как в авторстве так и в исполни- тельстве. • Основной песенный инструмент Александра – певческий голос. Хорошая и чистая гитара, но навер- ное можно было бы и добавить. • Общее впечатление: не даром проведенное время, знакомство с деятельностью профессиональ- ного мастера, поддержание хорошего русского языка и культуры глубоких русскоязычных ощущений, расши- рение личной программы саморазвития. • Осталось желание пойти еще раз, если мастер приедет в наш город снова. 63

Концерт в Нюрнберге 2012 года (организатор газета «За рубежом» (В.Зайдман) и общество «Академия мультикультуры») На часах без десяти семь вечера, 20 мая 2012 го- да, дом культуры в г.Нюрнберг (südpunkt, комната 2.12). Аудитория групповых занятий примерно на 40 человек. Столы сдвинуты в сторону, стулья стоят ря- дами друг за другом. В впереди стоит микрофон, есть усиление звука и для голоса и для гитары исполните- ля. Собрались люди в основном пожилого возраста – за 50. Сколько человек – примерно около 40. Шесть рядов стульев, по семь стульев в каждом ряду. Почти все места заняты. Никто никому не мешает, сидеть удобно, все видно и слышно без напряжения. Конечно, нет сцены для исполнителя вечера, но его верхняя часть туловища видна всем присутствующим. Вход только по билетам. Причём, билеты сдела- ны по русскому образцу – есть часть «контроль», ко- торую отрывает женщина-контролёр. На часах 19.00, но не начинают, по русскому обы- чаю ждут опоздавших (припозднившихся). Наконец, в 19.15 к микрофону подходит исполнитель вечера Александр Дов-Медведенко, приехавший из Израиля. Вечер начинается с того, что Дов сообщает гос- тям, что у него вышел новый диск песен «Лавка старь- евщика», который он и хочет сегодня представить. Рассказывает немного об истории создания диска. Де- лает упор на том, что когда то давно ему в руки попа- ла пластинка «Песни людские»(читает стихи Анатолий Шагинян - сын известного литератора Мариэты Шаги- нян; последний человек, общавшийся с живым А.Галичем). 64

Исполнитель поет первую песню – «Песенка ко- роткая как жизнь сама»(авт. Б.Окуджава). Гитара и го- лос звучат неплохо, без электронного искажения. Ис- полнитель умело использует микрофон и акустиче- скую гитару, соединенную проводом с усилителем звука. Далее следует разъяснение понятия «старая вещь». Александр сообщает, что он любит старые ве- щи больше новых, это относится и к песням, в том числе и к тем, что он сам пишет. Старая вещь – это как вещь из «лавки древностей», как нить памяти о том, что уже состоялось. Исполняется туристская песня «Знаешь ли ты как память в эти часы остра»(авт.В.Боков). Исполнитель заметно перегнул палку и песня превратилась практи- чески в эстрадную песню. Тем самым, он уверенно встал на дорожку «артистическая песня», уточнив по- нятие «авторская песня» в направлении «авторская песня, поданная артистически». Посмотрим, что будет дальше. В своей «лавке старьевщика» Дов навёл порядок с помощью нескольких полочек и предложил аудито- рии ознакомиться с каждой из полочек по порядку. Первой полочкой была «географическая». Здесь были озвучены такие песни как: «Арбат беру с со- бою»(Б.Окуджава), «На театральной площади» (Е.Клячкин), «»В Ялте ноябрь»(Ю.Визбор), «Развесё- лые цыгане»(Н.Матвеева), «Подстелила удача солом- ки»(А,Галич), «Как случилось не заметила са- ма»(Б.Окуджава, мух. Щуровский). Попутно было рас- сказано: как Александр познакомился лично с Б.Окуджавой (1986 г., на первой всесоюзном фестива- ле самодеятельной песни, вместе были в жюри, Б.Окуджава даже играл на его гитаре); история лорда Ч. Байрона(когда он помог, продав все свое имуще- ство, революционерам и горько потом об этом пожа- 65

лел – умер от осознания своей неоправданной вины перед семейством). Далее была полочка «маршевая». Она обозначи- лась двумя песнями: «Ах трубы мерные гре- мят»(Б.Окуджава), «Под причитанье войсковых па- лаш»(Ст.Л.Филатов). Несмотря на то, что Дов поет в микрофон, он прилагает достаточно большие и специальные усилия, чтоб сделать звук очень громким. Местами даже слишком громким. Такое ощущение, что исполнитель попал в известное состояние «пустота обратной свя- зи» - зал не реагирует так как хочется исполнителю песни и он начинает повышать громкость и делать всякие исполнительские выкрутасы. Не возникает та- кая желанная для каждого исполнителя песен «зве- нящая тишина». Она не возникает ни в первом, ни во втором отделении, несмотря на различные уровни эмоционального оживления публики. Ощущается при- вычка исполнителя работать исключительно со сцены. Комната – это не его уровень, слишком близко сидят слушатели, ему не удаётся, что называется, пропитать песней пространство аудитории. Уклон в артистиче- скую подачу не включает струну «откровенность» в слушателях, Александра воспринимают только как ар- тиста, не включаясь глубоко в его песенный спектакль. Следующей полочкой была полочка «кухонная» - песни, которые пелись на кухнях. Сюда вошли: «Жил был пожарник»(Г.Матвеева), «Ох ему и всыпали по первое»(А.Галич), «Протопи ты мне баньку» (В.Высоцкий), «В Коктебеле»(Ю.Ким), Монолог пьяного Ильича(Ю.Ким), «Люблю свиней сестрица»(Ю.Ким). Песню «Жил был пожарник» была исполнена до- статочно грубо и тяжеловесно. С песней «Протопи ты мне баньку», при интересной интерпретационной идее исполнителя, тоже было не все в порядке. Игра в пе- реходы «очень громко-очень тихо» воспринималась 66

только как самостоятельный прием, песня прерыва- лась. Он пел академически то, что поется по-другому. Брал «на голос» и не «подпускал слушателя в со- участники» 3. После исполнения песен этой полочки был объ- явлен перерыв. В целом по первом у отделению – пе- ред нами артист с хорошими певческими данными, как вокальными, так и гитарное исполнение. Авторская песня представлена аудитории как некий песенный конвейер, наполненный артистически приемами. Например, каждая песня завершалась достаточно громким ударом по струнам, как удар молотком на аукционе с последующим «продано». Перерыв длился минут 10-15. Я осмотрелся по сторонам. В большинстве своем публика была мне не знакома. Так – видел кого-то в городе. Из какого слоя были люди мне трудно сказать. Возможно – это группа читателей местной газеты «За рубежом». Второе отделение началось с песни «Сомкните плотнее веки»(См.Л.Филатов, мух. В.Качан). Потом перешли к полочке «тургеневская». Здесь были исполнены две песни: «Ну что ты оле- шек»(Е.Клячкин), «Ты не веришь в таинственность ра- дуги» (Л.Филатов, В.Качан). Александр кратко расска- зал о своей встрече с Е.Клячкиным в Израиле, когда они оба попали в слой «эмигранты». Песня Е.Клячкина получилась ну прямо как гудки бронепоезда, звук прямо наваливался на меня, хотя я люблю эту песню. Снова артистизм, преобладает над песенностью. Александр показывает свои возможно- Нельзя сказать что исполнитель был не подготовлен. Напом- 3 ним, что А. Дов подготовил и провёл около 50 авторских передач по творчеству В.Высоцкого. Просто исполнитель «выполнил пе- сенно-акустическую работу», предварительно назвав её «смер- тельным номером». 67

сти, а не песню. Нет растворенного самозабвения, а только преобладающее артистическое выпячивание. Выпячивания изобразительности в ущерб простоты выразительности. Песня разваливается как целое. Слышишь отдельно голос исполнителя, звуки гитары, звуковую подачу, наблюдаешь мимику лица, а – пе- сенной синкретики нет. Нет того, что сделало фено- мен «песни Окуджавы», «песни бардов». У Дова есть кондовый профессионализм, но песенной синкретики нет. Бард - это не то же самое, что артист. Бард – этот не цыган и не французский шансонье. Бард – он от ав- торской культуры песен, которая вне «культуры про- фессиональной песни». Дову не удаётся соблюдать здесь меру, он постоянно вываливается из «авторской культуры песен» в «культуру профессиональной пес- ни». Хотя, берётся озвучивать песни из слоя «автор- ская культура песен». Далее озвучивается полочка «лирическая». Зву- чат песни: «Ах, ты улица» (И. Левинзон), «Ах гостини- ца моя»(Ю.Кукин). Дов рассказывает о его встречах с Ю.Кукиным. Говорит, что у Кукина была всегдашняя заплечная сумка, где можно было обнаружить только три предмета: зубная щетка, бутылку портвейна и журнал «Новый Мир». Кукин заучил текст ответов на всегдашние вопросы, которые ему в течение его почти 30 летней песенной известности ставили представи- тели средств массовой информации. Был даже случай розыгрыша, когда Визбор разыграл Кукина, позвонив к нему ночью под видом журналиста, желающего взять интервью. Сверив ответы Кукина с уже известными по печатным статьям, Визбор сообщил Кукину, что он идеально верен выученным текстам ответов. Надо сказать, что сам Дов один к одну повторил свои исто- рии, которые он рассказывал месяц тому на своём ко- церте в г. Афула(Израиль). Его выступление также 68

напоминало заученный конвейер с ежепесенной от- меткой «продано». Потом прозвучали ещё четыре песни: «Разреши- те вам напомнить о себе» (Ю.Визбор), «Ах кабы юность шла на зов»(В.Егоров), «Кот лениво выгнет спину»(Г.Дикштейн), «Вот жизненный запас» (Г.Дикштейн). Особенно поразило исполнение песни «Ах кабы юность шла на зов». Снова тяжелое исполнение, словно едет тяжелый поезд. А ведь это вальс. Как некая паутинка на картине памяти. Видно исполнитель не слышит себя. Упорно пытается найти обратную связь с залом. Но, её нет. Ему приходится петь как в пустоту. Это очень тяжело. Хорошо, что уже дело идет к концу. Александр рассказывает о своей дружбе с Г. Дикштейном и о своем участии в 16-ом всемирном фестивале песен молодежи в Северной Корее. Там он стал лауреатом с двумя песнями: «Если ворон в вышине» (Б.Окуджава) и «Вот жизненный за- пас»(Г.Дикштейн). Получил золотую медаль в награду и сфотографировался с членами жюри. По корейским меркам это очень немало. В конце своей программы Дов спел несколько своих песен: «Ирония судьбы, симптомы времени», «Не верьте никому», «Расставались не таили слёз», «Я забежал на улочку»(ст. Б.Окуджава». Зал громко аплодировал. Одна из моих соседок по ряду сказала: «Что же он тянул. Надо было исполнять свои песни. Это же лучше чем исполнение чужого». На часах 22.10. Неужели концерт длился почти 3 часа? – Дов спел 29 песен и рассказал целый ряд ис- торий из своей биографии. Он сработал на полную ка- тушку. Такое напряжение нужно ведь ещё и выдер- жать. Ведь обратной связи в её лучшем виде не было, то есть исполнитель постоянно боролся с сопротивле- 69

нием зала. А этот требует значительный усилий. Честь ему и хвала, что он такое выдержал. Прочитав то, что написано мной выше, я поду- мал: «Не слишком ли я резко критикую Александра?» - Но, я ведь делаю это для его же пользы, признавая его уровень высококлассного исполнителя песен, но сегодня не сумевшего перебороть свои артистические возможности для донесения песенной синкретики «ав- торской культуры песен». У меня нет альтернативы «приглашать или не приглашать Александр снова?» - однозначно: «Приглашать!». Нельзя отпускать испол- нителя такого уровня возможностей на сторону «арти- стическая песня», там и так немало хороших исполни- телей. Нужно дать ему возможность возвратиться в «авторскую культуры песен». 70

Chkmark
The end

do you like it?
Share with friends

Reviews