Путешествие за Силой

Дополнительные данные
32
Просмотров
Автобиографии > Путешествия
Дата публикации: 2014-12-26
Страниц: 9

Путешествие за Силой.


Люблю путешествовать один. Один на один с миром. Я проснулся в уютном, теплом доме у человека, имени которого до сих пор не знаю. Из окон лился странный розовый свет - осенние рассветы по своему прекрасны. Но было в этом свете что-то неестественное. Он как кисель заполнял помещение, поглощая все видимое. Перед глазами скакали картины из сна: стихия воздуха в виде туманного облака, пространство вариантов, и люди, очень много людей. Поднявшись с постели, которая своей формой напоминала арку, или врата, я взял в руки телефон. Странно, но полная зарядка села за одну ночь, и мобильный напрочь отказывался включаться. А за одну ли? Сколько я спал? Хозяйка дома еще спала, и решив не поднимать шум, я собрал свои немногочисленные пожитки в рюкзак, попутно заметив рог для питья на полке шкафа и гитару с тремя струнами (и те под левшу) в углу. Похоже, я даже в мелочах себе не изменяю... На улице оказалось пасмурно, но хотя бы не дождливо. Розовое рассветное солнце светило теперь блеклым белым пятном, пытаясь пробиться сквозь толщу свинцового небосвода. Собака в поленнице подняла лай, а я, закурив, уставился на пса с крайним любопытством. Чувства этого создания были мне абсолютно не ясны. Оно злится и только цепь мешает ему выполнить свой сторожевой долг, или истомилось на привязи, радо меня видеть и хочет играть? Прихватив немного дров с поленницы, я попытался наладить контакт с человеческим другом, отчего еще больше пришел в смятение - пес выдавал все реакции, одну за другой, словно не мог понять, надо ли меня нежно кушать или я - игрушка, которую специально завела хозяйка. На деревни оказалось тихо. Под ногами хлюпала грязь. В планах было наведаться на озеро, а затем посидеть у костра на туристической стоянке. И сразу все пошло не по плану. На озере бригада строителей проводила какие-то работы и чтобы

обойти их, пришлось зарубиться в лес, на место языческого капища. Точнее, того, что было языческим капищем. Взору открылась пустая поляна на горе. Видимо, христиане не стерпели такого богохульства и все таки "спустили" Ярилу на воду. На туристической стоянке меня ждал еще один новый сюрприз - непонятная хибара, построенная наспех, но умеющими руками. Непривычно было наблюдать это строение там, где прежде были лишь импровизированные лавки и костровища. Не помню, как оказался на той тропе. Кажется, искал шиповник. Да, точно, хотел запастись шиповником на зиму. Тропа, усыпанная ковром опавших листьев, петляла по лесу. На пути то и дело попадались накренившиеся деревья. Они нависали над дорожкой, создавая впечатление природных врат в иной мир. Я остановился чтобы закурить, и в пяти шагах впереди увидел звериную тропу, пересекающую ту дорожку, по которой шел. Могут ли тропы разговаривать? Теперь я думаю, что могут. Тропа звала меня на понятном одному лишь Духу языке. Манила серой искрящейся дымкой, повисшей меж деревьев. Пространство казалось размытым, не собранным в целостную картинку. Я шел по звериной тропке, предчувствуя новые открытия. Хотя, а я ли шел? Тело усилило работу всех органов чувств, что ему были известны. Я чувствовал, как под кожей буграми перекатываются мышцы, как мягко пружинят при ходьбе ноги. Мир наполнился многообразием запахов осеннего леса. Я не был своим телом. Сознание опустошилось, но эту ментальную пустоту быстро заволокло чем-то густым и дымчатым, чем-то похожим на разлитый вокруг туман. Я не был своим сознанием. Скорее я был тем, что толкало тело вперед и заставляло сознание дальше пребывать в неведении. Стоило мне ступить на звериную тропу, как я уже не принадлежал себе. Да и окружающий мир, похоже, не был властен над собой. Все здесь, а точнее - все СЕЙЧАС, принадлежало Силе. И словарного запаса всех языков


мира не хватит, чтобы хотя бы отчасти описать ее. Внезапно на тропе возник колодец. Убедившись, что зрение меня не обманывает, а рассудок не подводит, я огляделся и приметил крышу дома, проглядывающую сквозь деревья. И только двинулся к этому дому, как услышал странный звук, напоминающий работающую бензопилу... Все в округе заросло густой травой по пояс, так что я мог тихо и незаметно красться - это плюс. Из-за высоты травы я не смогу разглядеть источник звука издалека и, рано или поздно, придется встать в полный рост - это минус. Но все решилось само собой. Крадучись, я прошел уже половину пути к дому, как звуки стихли и следующие минут пять не было ни единого шороха. Словно звук выключили в округе с помощью рубильника. Трава колыхалась, деревья покачивались на ветру, но бесшумно. В морге и то не так тихо, - там хотя бы сквозняки есть. Оглядев дом со всех сторон, я не нашел ни одного адекватного лаза - дверь заколочена, на окнах решетки. Одна дыра под крышей зияла, но пачкаться совсем не хотелось. И тут оказалось, что на одном окне решетка вертится на верхних крюках... Дом явно был заброшен, но как давно - оставалось лишь гадать. Перевернутая мебель, ободранные стены, кругом баночки из под медикаментов. В двух словах - ничего интересного. Но мое внимание привлекла игральная карта, лежащая на постели. Было в ней что-то важное. Да и лежала она так, словно кто-то специально расположил ее на самом видном месте. Десятка крестей. Убрав карту в карман, я вылез через окно и обошел дом. Входная дверь открывалась, решетки на нескольких окнах... как бы это сказать мягче, - исчезли. Вновь раздался приглушенный рев бензопилы. Крутанувшись на пятках и одновременно пригнувшись, я порысил на звук, но спустя несколько секунд местность вновь накрыла тишина. Зато моему взору открылся еще два дома. И если в один меня тянуло, то к

другому я просто боялся подойти - слишком он выглядел живым. Недавно крашеные стены, целые окна, замок, вроде как, на двери. По всему видать за домом присматривали, а может даже живет кто... Просканировав дом на наличие жизни понял, что природа здесь давно уже не считает дома за что-то отстраненно-человеческое. И все же, решив подстраховаться, полез в тот дом, что явно был заброшен. Обстановка в доме мало чем отличалась от предыдущей. Картину дополняла покосившаяся и местами развалившаяся печь. И вновь на самом видном месте, возле окна, из которого сочился яркий свет, я нашел игральную карту. Она лежала на полу, который, казалось, даже подмели в этом месте. Червовый король. Я смотрел на карту мгновение, но когда взял в руки, мне показалось, что прошла вечность. Понимание пришло вспышкой озарения. Чтобы здесь не властвовало, это нечто затеяло со мной игру с единственным простым условием: собери все карты и получи приз. Только вот я никак не мог понять, в чем подвох. Следующие дома я обходил уже не скрываясь, хотя продолжая вести себя тихо и осторожно. Звуков бензопилы больше не появлялось, но порадоваться этому я не успел - теперь в воздухе, в окружающем пространстве, висел какой-то низкий вибрирующий шум. Он не издавался чем-то или кем-то, а словно проникал из самой ткани мира наружу. Уже давно потеряв счет времени, я не знал как долго осматривал все заброшенные дома. Блуждая по деревни, я заметил одну особенность - дома стояли не по линейке и не в шахматном порядке, как присуще большинству деревень, а кругом. И оставался последний дом, тот самый, что вызывал у меня подозрения. Я сел в траве перед домом и закурил, обострив все свои чувства насколько мог. И только сейчас заметил, что эта усадьба - центр.

Центр деревни, центр дребезжащего пространства и туманной дымки. Центр странного шума. Дом. Огород. Забор. Облокотившийся на забор человек. Кусты... Стоп! Человек?! А нет, показалось... Но мне не показалось. Они были по всюду. Маячили. Блуждали. Едва заметные, улавливаемые боковым зрением тени. Живые, если это слово применимо к душам покойников. Я не чувствовал агрессии от них, или особого интереса. Скорее, состояние "местных жителей" можно было бы назвать... безумием. Да, безумие - подходящее слово. Решив, что в доме всяко лучше, чем курить с сумасшедшими духами на улице, я зашел через самый крайний вход и оказался в темном, заваленном старинным хламом помещении. Усадьба и впрямь была огромна и, чтобы осмотреть ее, мне пришлось обойти множество комнат и помещений, назначение которых до сих пор остается для меня загадкой. В уборной я заметил банку с зубными щетками и, судя по их количеству, здесь обитало когда-то очень много людей. Но все самое интересное оказалось на чердаке. Чего здесь только не было: медицинские архивы, непонятные склянки и банки, журналы и учебники, капканы... Внизу раздался какой-то звук, напоминающий шаги, но мне было не до того. Страницу за страницей я перелистывал архив, жадно впиваясь в диагнозы и догадки доктора. В такие моменты мне не нужны ни Припять, ни аномальные зоны, ни теплые юга и холодные горы. Я читал судьбы людей, живших здесь когда-то, судьбы домов, оставшихся и по сей день. Оглядись вокруг, и ты поймешь больше, чем сможешь сказать. Из окна, единственного на чердаке, света проникало все меньше. Я выглянул наружу и увидел, что время близилось к сумеркам, а значит, пора убираться отсюда и побыстрее. Если, конечно, я не хочу заночевать в одном из этих домов... Вопрос был неоднозначный, но почему-то казалось важным покинуть деревню

именно сейчас. Огороды. Колодец. Тропа. Я скрылся в лесу и возвращался той же звериной тропкой, что привела меня в деревню. Думаете, на этом история заканчивается? Я тоже так думал... Прошло не более получаса, как я понял, что вновь вернулся к заброшенной деревни. - Где-то промахнулся... - Подумал я и вновь ушел по тропе в лес. Я отмечал все детали, которые привлекали мое внимание на пути в деревню. А через двадцать минут опять вышел к деревни. Так продолжалось до темноты. Я уходил и возвращался, не понимая, как это происходит. Словно кто-то нажимал кнопку restart и где бы я не находился, непременно оказывался на подходе к заброшенной деревне. Сомнения отпали, когда у моего рюкзака оторвалась лямка. Мертвые требовали, чтобы я вернул в деревню то, что посмел взять. И где-то глубоко внутри я понимал, что это будет правильно, но принцип заглушал доводы рассудка. До полной темноты оставалось не более часа, и то, в лучшем случае. Закурив, я скинул рюкзак и сел на тропе. Понимание того, что нужно делать, уже было внутри меня, но никак не могло облечься в слова. Требовалось совсем немного усилий... Когда огонек сигареты погас, я уже знал, в чем выход. Во-первых, мне нужно идти только в одну сторону, никуда не сворачивая ни при каких обстоятельствах. Во-вторых, идти мне нужно быстро, а если возможно - еще быстрее, потому что с наступлением ночи я окажусь в ловушке еще худшей, чем та, в которй нахожусь. И, наконец, в третьих - мне нужно смириться с тем, что я уже мертв. Сила привела меня сюда, и только она может вывести обратно. Избавиться от всех надежд, забыть кто я есть и что я вообще есть - вот, что она требовала за плату проводника. Пусть так. С верхушек деревьев донесся крик ворон. Странно, но мне почему- то вспомнились Хугин и Мунин, те два ворона, что являются

глазами Одина. Если и видел что-то, то лишь размытое пятно с редкими очертаниями пейзажа вокруг, которое утонуло в сером мареве. Я ломился через лес, перепрыгивая через все пеньки, поросшие мхом и пролезая под каждым накренившимся деревом. Я не боялся, а просто знал, что нужно именно ломиться, прорываться. Живой лес сменился мертвым и сырым пролеском. Зеленые пятна говорили о том, что все вокруг заросло мхом. Пошел дождь, переросший в ливень. За пролеском начались болота, поросшие высокой травой. На темном небе загорелись слабые огоньки. Ночь. Не успел. Ноги увязали в грязной жиже. Сухая почва еще одного пролеска. Затем поле, вновь перешедшее в болото. Снова лес. Небольшая полянка. Болото. Лес. Болото. Поле. В ногах появилось странное ощущение. Я остановился и увидел под собой дорогу, пересекающую поле. Секунду поразмыслив, свернул вправо и зашагал по твердой сухой земле. Я уже не знал, куда и зачем иду. Не понимал, зачем вообще иду. Было в этом что-то важное, но я не понимал, что именно. Ведь меня толком и не было, а значит и понимать некому и нечего. Я мог дать себе с десяток имен, каждое из которых было бы верным, но не было бы истинным. Движение, Свобода, Жизнь, Музыка, Космос, Все и Ничто... Впереди над деревьями висело яркое светлое пятно. Наверное, прожектор. Мне туда. Я шел, одновременно отмечая, что моя одежда вымокла насквозь, ботинки хлюпают из-за скопившейся в них болотной жижи. Должно быть холодно, но холодно может быть лишь кому-то, а никого нет. Что-то отсвечивало сбоку слева. Без особого интереса я повернул голову и увидел асфальтную дорогу, идущую параллельно. Через пол часа, а может час, в любом случае "когда-то" я вышел к населенному пункту, названия которого не знал. У первого же дома, где я хотел навести справки, подняли лай местные псы. Звук

мотора. Отсветы фар на дороге. Я вышел на середину дороги, дождался пока машина подъедет и водитель "даст по тормозам". Несколько секунд я пытался рассмотреть людей, которые были в машине и не спешили выходить, затем подошел к дверце со стороны пассажира. Дверь открылась спустя секунд тридцать и на меня уставились большие, полные шока и интереса женские глаза. - Здравствуйте. - Начал я как можно вежливее. - Я решил прогуляться по лесу, возле озера, заблудился, долго не мог выбраться с болот... Короче, где я нахожусь? - Ну ты даешь, парень... - Усмехнулся водитель. - Это Шадрино. - А до Владимирского как добраться? - Прямо по дороге. И я вновь шел, сам не знаю куда и зачем. И, пожалуй, никогда не был так свободен от самого же себя. Мне было все равно. На все - все равно. Я хохотал и пел песни, танцевал и подыгрывал на воображаемой скрипке мелодии, играющей в плеере. А еще думал о том, что люди, рвущиеся к свободе на самом деле лишь выстраивают новые стены, ограждающие от мира. И что единственная возможная свобода - это свобода от самого себя. И еще о том, что общество не готово принять свободных людей. Наконец, знал, что ничего не знаю. И если вы спросите меня, была ли эта история на самом деле, то я отвечу: "не знаю". А ведь я всего лишь вышел за шиповником... Из походного дневника 9 января 2014 года, Дмитрий Северов

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы