О терроризме

Когда -то в московском психдиспансере
12
Просмотров
Автобиографии > Медицина/Здоровье
Дата публикации: 2014-07-05
Страниц: 2

О терроризме В середине 80-х я работал в психоневрологическом диспансере –прямо напротив театра Ленкома. Надо отметить, что диспансером с таким центральным положением в столице руководила Фира Львовна Пассер , еще и беспартийная, а сам участок диспансера и все его дела параллельно были в ведении товарища Яковлева –районного человека с горячим сердцем, холодной головой и прочими кондиционными для этого дела органами. Как –то товарищ Яковлев в приватной беседе испугал меня, затурканного , почти ни в чем невиноватого совка, своими намеками и прихватами(из всех своих антисоветских дел за мной числилось к тому времени следующее - я бросил после чешских событий в помойную урну возле Лубянки газету «Правда», где название газеты зачеркнул, и написал «Кривда», но пойман на этом не был, так с тех пор срок давности преступления аж за убийство истек). Середина 80 –х – время тухлое , застойное, диссиденты пересажены или уехали, а такая большая Контора стоит – а в ней работают люди. А работы –то нет – зараза истреблена почти под корень –не хватает врагов передовому отряду – следовательно – срочно нужны враги. Что производим –то и потребляем. А иначе –где продвижение по службе и связанные с этим прочие блага? Круговорот говна в природе, как писал Войнович (ой, забыл – я еще самиздат читал – про Чонкина – еще в 77 году – вот еще один мой антисоветский поступок!) И мы –обычные люди – в тот период как-то от этой рутины отупели, и казалось нам – ничего нет кречет того, что называют советской властью , и надо как-то с этим смириться и жить –«времена не выбирают – в них живут и умирают». Это уже Кушнер. Именно в этот застойный период и проживал в Москве вместе с мамой в отдельной квартире очень сумасшедший мальчик двадцати с небольшим лет. Болен он был с детства, но никому вреда не причинял, но как –то решил, что может принести большую пользу. Стать чем –то вроде советского агента 007. С этим предложением он и отправился на Лубянку – прямо в приемную. А его почему –то не приняли там. Не захотели его помощи, не посчитались с тем, что талант пропадает зря. Юноша вернулся домой и написал на Лубянку письмо, что теперь у него на это учреждение огромный зуб, и будет он им всячески мстить, - в частности – взорвет эту халабуду –бывшее страховое общество Россия . Назревала угроза теракта. Надо было срочно принимать меры. Страшная ошибка могла произойти , если недооценить опасность вероятных последствий угрозы. Черные «Волги» волчками закрутились по району. Следовало обезвредить противника , потом рапортовать о ликвидации угрозы террора, с последующим получением наград. Вся ситуация воспринималась совершенно серьезно. Мы - работники диспансера – были солидарны с защитниками Родины - ощущение к причастности к тайнам оперативной работы Учреждения делала нас особенно значимыми в собственных глазах. В сопровождении Человека с Органами Нужной Кондиции мы поехали к террористу на дом. Причем – без бронежилетов, совершенно не опасаясь, что тот будет отплевываться от нас из трубочки жеваной бумагой, или даже отстреливаться из рогатки. Но путь нам преградила закрытая дверь квартиры террориста. На звонок никто не открывал. Ломать дверь было нельзя! И тут я совершил служебное преступление – выписал под давлением Человека С Органами путевку на госпитализацию, не увидев больного. В свое оправдание могу сказать, что тогда закона о принудительной госпитализации в еще не было.


И как сладко мне было слышать потом, как крошечная старая еврейка Фира Львовна Пассер –(благословенна память ее) распекала меня за это в присутствие бугая в ондатровой шапке! Как-то эта история увяла сама по себе, но мой вклад в борьбу с терроризмом навеки останется в моей памяти.

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы