Новорелятивистская Теория Гравитации

Причина тяготения возводится к самому по себе вакуумному пространству. В лице которого автор видит своеобразный материальный объект. Способный влиять на другие мат. объекты. Например на вещественные предметы – благодаря своей вокруг них прибываемости. Знаменующей перманентную вселенскую расширительно... больше
31
Просмотров
Научные работы > Наука
Дата публикации: 2014-01-10
Страниц: 50

Новорелятивистская теория гравитации В. Ткачёв Резюме Причина тяготения возводится к самому по себе вакуумному пространству. В лице которого автор видит своеобразный материальный объект. Способный влиять на другие мат. объекты. Например на вещественные предметы – благодаря своей вокруг них прибываемости. Знаменующей перманентную вселенскую расширительность. 1. О природе гравитации стр. 1 2. Следствия из нового понимания гравитации стр. 15 3..Дополнительные формы нового понимания гравитации стр. 25 1. О природе гравитации Основная уместная посылка: в природе нет сил, а есть лишь незамечаемые перемещения, создающие иллюзию действия силы. Например, в купе вагона на столике − шарик для пинг-понга. Поезд трогается, шарик катится по столику в сторону, противоположную ходу поезда. Если вы, как пассажир купе, движения вагона не заметили, в объяснение шарикопокатившести скажете: "На шарик подействовала сила". На самом же деле ничего на него не подействовало: он как был, так и остаётся на месте, а это просто вагон вместе со столиком начал из-под него выкатываться. И в том же духе касательно всего, где в сием мире естества на что- либо, в нашем понимании того, действует отвлечённая сила. Из всех следствий данной посылки за неимением времени затронем только одно. Зато главное, на наш взгляд. А именно, обскажем то, чем оборачивается сия посылка для такого понятия, как сила притяжения Земли. Коль заведомо нет никакой силы, что же есть на месте гравитации, а лучше сказать − чтó скрывается под её личиной? Да некое "хитрое" движение, некая ненаглядная нам и непрерывная перемещаемость Земли − такая, что каждая точка её поверхности набегает на предметы, находящиеся на перпендикуляре, восставленном из неё к той поверхности. Земля как бы разлетается во всех направлениях, и меж тем фигурирует остающимся на том же месте и сохраняющимся как целое телом (касательно остающести на месте − это не считая её движения по орбите, естественно). Как такое может 1


быть? А вот как. Видимая Вселенная расширяется. Факт, давно фигурирующий в космологии и астрофизике. Лично я выразился бы тут корректнее: не расширяется, а псевдораздувается. Именно "псевдо", ибо ей некуда раздуваться, кроме как в саму себя. Что она такое, эта "раздуваемость"? А в каждой точке видимого нам трёхмерным пространства непрерывно и равномерно прибывает всё новый и новый его объём. А лучше бы сказать: из каждой точки пространства, существующей как пересечение трёх взаимоперпендикулярных прямых, да со стороны направления, перпендикулярного каждой из этих прямых (четвёртый перпендикуляр, для людей пока виртуальный!), появляется всё новая кубатура того пространства. Ну, и поскольку всё равно, вы ли бежите, или на вас дует ветер, − в любом случае вас рáвно обдувает воздух, − то соответственно и всё равно, выбранная ли точка земной поверхности устремляется в пространство по нормали, восставленнной из неё к той поверхности, или на ту точку набегает "ветер пространства". В нашей жизни имеет место как раз второе − касательно всех точек земной поверхности, чем получается пресловутое "и волки сыты, и овцы целы": Земля и летит сразу во всех направлениях, какие только можно − как перпендикуляры − восставить от её как шара поверхности, и сохраняется единым трёхмерным телом. Естественно, подобное движение нам − с нашим "плоским восприятием" − слабó заметить как таковое. В видимом же отношении оно как раз и оборачивается тем, что материальные предметы падают на Землю одновременно со всех её боков, будто она их тянет к себе. Вот касательно Земли и пошёл гулять миф о её "силе притяжения". Откуда же берётся такой "ветер пространства"? Если бы пространство одинаково нарастало со всех боков двух взаиморазнесённых шаров, то они бы относительно друг друга положения не меняли. Но в том-то и дело, что материальные тела выступают экраном для такого нарастания пространства − как-то там застят "жерло" четвёртого перпендикуляра, из которого "валит" новое пространство. Ну, то есть, ежели в точку нашего пространства что-то приходит по линии четвёртого перпендикуляра, из неё, точки той, исходящего вдобавок к трём обычным, пересечением которых она является, то это неявно значит − приходит из "глубины" той точки, чтобы её собой занять (а не подкрадывается с какого-либо её бока, чтоб начать её занимать). Именно из глубины её, несмотря что никакой глубины по определению своему она иметь не может! И вот если точку ту занимает какое-либо материальное тело, то материальность его как раз и экранирует её такую "глубину". Скажем пространнее: если точка, из которой "валит" новое пространство, расположена в геометрическом центре материального тела 2

(ну, новое пространство притекает ведь из всех точек уже наличного пространства, и вот одну из них попросту заняло материальное тело − так, что его геометрический центр совпал с нею), тогда то, что составляет материальность того тела, неизбежно оказывается "перед" жерлом, которое в той точке открыто: оказывается явочным порядком − просто за счёт того, что занимает вокруг точки весь объём. Ну, в смысле, оказывается "перед" жерлом по отношению к нам, в нашей сколько-то отстоящести от того тела. И особо подчёркиваем употребляемость кавычек: они бы были неуместны, только если бы линия от нас к жерлу, проходящая через материальность того тела, была самим четвёртым перпендикуляром. А это не так, отчего материальность того тела − в своей окружаемости той точки − лишь кáк бы перед жерлом по отношению к нам... Итак, то, что составляет материальность тела, имманентно экранирует поставляющее пространство "жерло", занимающее точку геометрического центра того тела. И "поток" нарождающегося пространства, в спешащести его к нам, как-то там огибает этакий экран (вынужден!), так что, в общем, получаются какие-то возмущения того "потока". С тем, что какое-то "количество" пространства − из того, что непременно попало бы к нам, остаётся из-за экрана там, откуда оно для нас берётся. И вот если рядом два материальных тела, то автоматически получается, что одно в сторону другого они взаимно затрудняют пространствоприрастание. Ну, друг друга экранируют в пространственной окрест них разрастательности. То есть два экранных эффекта, с затуханием распространяющихся во все стороны, суперпозиционируют в промежутке между телами, так что там наблюдается двойной экранный эффект. Нет, суперпозиционируют они и в прочих областях, но в области между телами суммарный экранный эффект наибольший. То же, что экранные эффекты распространяются с затуханием, понятно: чем дальше от экрана, тем сказываемость его меньше. Сказать иначе, если я материально рядом с вами, то в направлении вас я затрудняю Вселенной пространственное "разбухание". И точно так же и вы тогда по отношению ко мне. То есть между двумя материальными телами всегда зона "тени", которую они друг на друга наводят. Пространства прибавляется в той зоне меньше − сравнительно с другими вокруг тех тел, и тем меньше, чем ближе тела друг к другу. Ибо чем ближе они, тем двойная "тень" такая меж ними насыщенней. И что получается? Мы с вами друг к другу стоим лицом. Со спины у меня за секунду приросло сколько-то пространства, а со стороны лица − на сколько-то меньше того, потому что вы помешали. Значит, за спиной у меня через секунду пространства больше, чем перед лицом, − на величину разности приростов. Ну, а коли больше, то это фактически значит, что я придвинулся к вам, 3


оставив за спиной определённое пространство в лице той разности (это прóйденное пространство: недаром же говорят, что идти значит оставлять за собой пространство!). Итак, придвинулся, коль оказался сзади некий объём, равный той разности. И всё точно то же вы могли бы сказать о себе − по отношению ко мне. То есть мы специально не идём друг к другу, но всё так располагается, всё в пространстве так "поворачивается", будто идём. Квазиидущесть! Сама Вселенная нас сводит − без спроса являя взаимоприближающимися. Но не всё так просто! Да, вселенная как целое расширяется, но в силу её огромных размеров расширительность, приходящаяся на участок меж вами и мной, находящимся в одной комнате, мизерна. Ну, размер её несравним с нашими как макротел размерами (другое дело тут для микрочастиц, типа так называемых элементарных, но это отдельный разговор). Эту приходящуюся на пространство комнаты расширительность легко посчитать, используя постоянную Хаббла, сделайте это сами. Не важно, какая она точно, важно что если её недодать − насколько мы взаимно угнетаем пространственный прирост в промежутке меж собою, то и не заметно будет. В смысле, что никакой заметной глазу приблизившести вас ко мне, а меня к вам. Почему же карандаш упадёт на пол, если я его в той же комнате выпущу из рук? Ну, то есть, упадёт на Землю? Как материальные объекты они ведь тоже почти рядом, Земля с карандашом, а меж тем падение то свидетельствует, что за счёт вселенского расширения их снесло друг с другом заметно для глаза: примерно на метровое расстояние за пол-секунды! Накладочка? Нет, потому что снос их, фоново определяясь параметрами вселенского расширения, дополнительно ещё определяется и характером блокировки ими того расширения. Особенность же сего характера в том, что всякое мат. тело выступает своеобразной линзой в лаве происходящей из-за него недоприрастаемости пространства. Если можно так выразиться! Подобно как плоско-сферический кусок стекла выступает тем же во вселенской световой лаве, собирая лучи света в одну точку за собою, называемую фокусом. Вы или я как тела − очень слабые "линзы", а вот Земля − как тело массивное − уже достаточно сильная, что и заметно на карандаше. Где же тогда лежит "фокус" Земли как "линзы недоприроста пространства"? Очевидно, в точке её геометрического центра. Экранирует прирост материя, а Земля − это много-много материи, и вся она работает на тот геометрический центр, отсюда и эффект! В общем, идея та, что слабый светопоток Солнца на уровне земной поверхности с помощью линзы способен зажечь спичку, а "раздуваемость" пространства, метрически ничтожная в сравнимом с вами по размерам объёме, с помощью массивности Земли, как бы собирающей пространственную 4

"недораздутость" со всей округи, способна прямо-таки швырнуть вас на земную поверхность, к ней прижимая со значительным давлением в несколько десятков кГ. Сбор же такой осуществляется Землёй проекционною сводимостью "недораздутости" округи в своём геометрическом центре. Эффект линзы для мат. тела возможен потому, что оно в "потоке" прибывающего пространства есть экран "хитрый". Что вообще есть экран? Некая ограниченная площадь, в абрисе себя не пропускающая что-то в каком-то направлении. Так вот, мат. тело как "площадь в потоке прибывающего пространства" в известном смысле не ограничено! Просто чем далее от своего центра, тем менее оно выступает экраном, но всё равно выступает. Эта выступаемость уходит в метрическую бесконечность, бесконечно же в порядке того уменьшаясь, но никогда не сходя на нет. Именно это − принципиальная непрекращаемость экранности с расстоянием − и позволяет быть реализованным известному принципу мгновенности дальнодействия гравитационных сил! Заодно оборачиваясь тем, что поле сбора пространственной недоприбытости паче чаяния оказывается безбрежным! И, стало быть, обещает достаточно весомый сбор. Делая небессмысленной притязательность тела на роль "линзы". Итак, Земля по возможности не допускает в наш мир новое пространство. А каков механизм такой недопускаемости? Другими словами, какова механика действия вещественной материи как "заслонки" прибывающему пространству? Ну, по-видимому, такая материя попросту турбулирует квазипроцесс прибываемости − как проходящести в её пределах. Или скажем образней: прибываемость пространства в своей осуществляемости "сквозь" материю оказывается протурбулированной! И поскольку турбулировать − значит портить, то в результате − недоприбытость. Вот и всё. Необходимо, однако, разобраться с характером турбулируемости. Что выяснили? У Земли в пределах её метрического абриса − свойство по- возможности не допускать в наш мир нового пространства. Замешанное на способности турбулировать его, пространства, прибываемость. Способности, имманентной материальности земного вещества. В результате прибываемость пространства внутри метрического абриса Земли выступает перманентной протурбулированностью. Причём закритической, то бишь несовместимой ни с какой прибытостью. Вот что нам стало ясно. Но дальше! Эта перманентная протурбулированность, оказывается, турбулирует прибывание зá пределами абриса. Другими словами, заабрисное прибывание перенимает турбулентность у внутриабрисного. Ну, оказывается сначала протурбулированным вблизи абриса, затем эта ближняя турбулентность турбулирует (уже с меньшей силой, разумеется) 5

следующий "слой" прибывания, более удалённый от абриса, и так по цепочке "слоёв" до бесконечности. Это стилизованно, конечно, говоря. Чем получается, что любое мат. тело, даже самое махонькое и немассивное, имеет дело с пространственным приростом буквально по всей Вселенной, а не с какой-то лишь частью его, что приурочена к той вселенской части, которую оно, тело, метрически занимает. Или сказать − имеет дело с приростом пространства как чем-то целым, благодаря имеемости дела с приростом пространства как чего-то целого. Итак, всякий вещественно-материальный объект − "бельмо на глазу" огульновселенской пространстворазбухательности. Локальный её стягиватель! В развитие этой темы каждая точка пространства может быть страктована как точечное отверстие, из которого сферически валит пространственный поток, вливающийся в уже наличное пространство. А каждая точечная вещественно-материальная масса − страктована как уменьшитель точечного отверстия при своей совпадаемости с ним. Ну, то есть, частичный его закупориватель, а потому и уменьшитель. Отчего уменьшен и сферообразный пространственный поток из того отверстия. Тем самым можно говорить, что означенная точечная масса сферно кособочит общую пространственную прибываемость относительно своей точки. Ну, сферическим образом кособочит, а не как-либо менее затейливо! Общая же пространственная прибываемость − в смысле общего плода многих точек пространства, а не одной той закупоренной точечной массой вещества. И кособочит её та масса относительно себя именно сферическим образом, отчего получающаяся скособоченность прибываемости нам незаметна. Всесторонняя скособоченность − тáк её вдобавок можно назвать. Окрестная − к планете − "недораздутость" пространства, наличная из- за присутствия в нём той планеты, проекционно вполне сводима в геометрический центр последней. Ежели планета однородное тело, а вообще − в её так называемый центр масс. И вот сведённость этакая и может быть страктована как сферическая скособочившесть планетой общей пространственной прибываемости относительно своего геометрического центра. Наговоренное немного перекликается с общей теорией относительности, где гравитационное притягивание тела объяснительно "замешивается" на понятии искривления тем телом пространства вблизи себя. Но именно, что перекликается лишь немного! Просто некая отдалённая параллель, которую мы специально ради Эйнштейна лишь и создавали − чтоб была у нас хоть какая-то с ним перекликаемость, коль он в глазах большинства авторитет в таких вопросах. 6

Итак, только ради Эйнштейна "с натяжкой" вводили понятие о "всесторонней скособочиваемости" вселенской пространствоприбывательности всякой вещественной массой. "Искривляние" и "скособочиваемость" − вот кореллирующие понятия из русского языка, задающие искомую параллель. А без поиска последней, так оно достаточно бы было образно сказать лишь как бы о собирательстве телом в свой центр − со всей диффузной просачиваемости в нашу явь нового пространства − задержки из-за себя той просачиваемости. Массивное тело бесспорно кумулирует (из неограниченной окрестности своей − в точку своего центра) эффекты уменьшения им диффузной прибываемости пространства в точках той окрестности. Из всей Вселенной кумулирует, если иметь в виду эффекты и исчезающе малые. Потому что сколь угодно далеко стопорит прибываемость − до исчезающе малой эффективности стопорения. И кумулирует не специально, а просто явочным порядком всяк раз получается, что скумулировано − благодаря автоматической проецируемости недоприбытий пространства на место, в которое недобрибытие как связанный с телом процесс, что называется, упирается, то бишь в точку центра того тела. Сказать иначе, фактически наличествует некая "преломляемость" − центром масс планеты! − недоприбытостей пространства, порождённых планетой в точках своей округи. И это значит, что центр масс физически способен представительствовать всё содеянное планетой. Ну, произведённое ею над уходящим от неё во все стороны в безбрежность пространством. Всё сотворённое ею с этой физпространственной безбрежностью. Теперь пойдём дальше. При наличке пары тел, находящихся в виду друг друга, пространство относительно каждого из них прибывает уже не "сферически кособоко", а кособоко по-настоящему, то бишь кособоко в заметности. Ведь между телами пространства прибывает меньше, чем в прочих местах, это и оборачивается пусть не полностью, но в значительной степени односторонней его прибываемостью относительно каждого из тел, давая право говорить о тривиальной (ну, линейной) скособоченности прибываемости как целого. Так что если мат. тело одно-одинёшенько в пространстве, то сферический поток новорождённого пространства, квазиистекающий из его центра масс, оказывается приуменьшен, но симметрично того центра. А вот если в пространстве пара тел, то у каждого из них такой сферический поток можно считать приуменьшеным асимметрично центра масс − из-за влияния соседствующего тела. 7

Итак, мат. тела − затрудняемости пространству прибывания в наш мир. Плюс естественным образом взаимовыявляют друг друга как такую затрудняемость (делая её асимметричной). А если нет рядом другого тела? Выступает ли тогда затруднённость как-то отобразившейся в пространстве? Ну, как-то отмечающейся на нём? Другими словами, наводимая планетой всесторонняя трансформированность прибываемости пространства как вселенского сферического потока − она хоть как-то запечатлена в "общей массе" пространства? Похоже, да: в виде некоего градиента пространства относительно планеты! В самом деле, дальше от планеты пространства постоянно прибывает больше, ближе к ней − постоянно меньше. Это означает, что планетное тело вокруг себя фактически образует некую виртуальную пространственную лакуну. И хоть и виртуальную, но позволяющую более дальнему пространству "напирать" на тело − равномерно со всех сторон. В этой равномерности − камень преткновения, потому что из-за неё то "давление" не может быть замеченным на теле − за счёт отозвавшести последнего на его наличие движением. Но, похоже, такое "давление" есть! Можно назвать его пространствостатическим квазидавлением, по аналогии с давлением гидростатическим, наличным к телу при погруженности того в воду. А теперь ещё раз о "сферической кособокости прибывания пространства", наличной относительно тела. Слишком это непривычно звучит, а потому повторно пройтись будет нелишним. Вселенская прибываемость пространства "окружно скособочена" каждым из имеющихся в мире тел. Соответственно и пространственная новоприбывшесть из момента в момент путешествует окружно скособоченной, именно этак оказываясь "влитой" в уже наличное вокруг пространство. Только в этом смысле пространство как целое локально "искривлено" в районе тела, как то вменяется ему Эйнштейном. Это, как ясно, не настоящая кривизна, ибо так скособочено − значит лишь, что по всякой восставленной из поверхности тела линии дальше от тела его больше, нежели ближе к телу. В смысле его "количества", если можно так выразиться. Такие линии восходят из всякого мат. тела, как иголки из морского ежа. Ну, составляют бесконечное множество, суммарно давая сплошноту пространственной скособоченности − в её "завернувшести" вокруг того тела. Сказанным создаётся лишь виртуáльный градиент пространства в окрестности мат. тела. Ну, виртуальное пространственное "больше-меньше" по каждой из восставленных из тела линий. Ибо чуть только успеет пространство подальше от тела больше увеличиться, чем поближе к нему, как оно уже − такое − включено в общий строй вселенского пространства, 8

тем теряясь как объект, который можно с чем-то сравнивать. То бишь этакое "больше-меньше" постоянно растворятся в пространственном строе Вселенной, теряя способность быть замеченным "среди" остального пространства. Но, правда, так же постоянно возникает нóвое "больше- меньше", если можно так выразиться, − поэтому пространственное "больше-меньше" в районе всякого тела − оно "ни есть, ни нет", вот как напрашивается сказать. Ну и? Окружная скособоченность прибывания умудряется всё же как-то оказываться отметившейся на пространстве? А именно, через существование виртуального градиента пространства − при том, что существование это уж элемент реальности, а не виртуальность? И пройдёмся ещё раз по корелляции с Эйнштейном, в силу принципиальности вопроса. В отличии от Эйнштейна, у нас не искривлённость всего пространства в районе взятого мат. тела, а нечто вроде круговой скособоченности лишь новоприбывшего пространства в том районе. В смысле, что круговую деформацию тем телом прибывания пространства при желании можно понятийно приравнять к такой скособоченности. Скособоченность то получается постоянная, но виртуальная, поскольку работает следующая "механика": новоприбывшее пространство сразу же "сливается" с имеющимся, тем автоматически теряя кособокость себя как новоприбывшего целого, задававшуюся характером его прибывания, однако кособокое прибывание, как ни в чём не бывало, продолжается − оно непрерывность, на смену "слившемуся" новоприбывшему неизменно ставящая точно такое же, отчего "сливаемость" никак не может до конца победить прибываемость − в её "круговой кособокости", а мы − из-за отсутствия этого "до конца" − имеем теоретизационное право говорить хотя бы о виртуальной кособокости свежеприбывшего пространства. О ней как круговой постоянке с центром в лице всякого мат. тела. Такое пространственное статус-кво, связанное с пробным мат. телом, может быть названо квазиискривлённостью пространства телом (что означает возможность смоделировать то статус-кво искривлённостью пространства в районе того тела). Может быть названо так при факте имеемости пространством некой общей кривизны − уже настоящей, а не модельной. Общей кривизны, за счёт которой оно "свёрнуто" в суперсферу с неким очень большим радиусом (а корректнее бы говорить − квазирадиусом, ибо за этой "сферой" − неизвестно что, если вообще что-то). Новое пространство просачивается сразу по всему объёму нашего мира. В выступаемости, таким образом, того объёма некой суперплоскостью. И вот, при желании позволительно говорить о квазиискривлённости этой суперплоскости в районе всякого мат. тела. Я 9

недаром заговорил о плоскости и искривлении. Представьте обычную плоскость, сквозь которую к вам что-то притекает − всегда перпендикулярно ей. Затем в эту плоскость вставлен задерживатель того чего-то − экран тому притеканию, экран некой конечной площади. Так вот хитрость в том, что в описаниях и расчётах последствий можно "не замечать" тот экран! Вести себя так, словно его нет, взамен наделяя ту плоскость определённой искривлённостью в месте экрана. Такой, чтоб то притекающее, проходя сквозь те искривлённые участки, не попадало в область прямо за экраном. Ну, меньше попадало. Результат расчёта тогда будет тот же, что и в адекватном случае, когда учитывается экран в его площадности. Будет, если правильно подобрать ту имитирующую экран искривлённость плоскости. Правильно, то бишь, имитировать экран складками плоскости, в которой он расположен! Нечто такое и проделал Эйнштейн, сам не понимая, что именно это делает. Нечто такое, но не напрямую то же, однако. Поскольку в вопросе гравитации всё аналогизируется несколько иначе, чем в разобранном примере. Главный отличительный момент: из того, что за условной плоскостью, поступает материал самой плоскости! Ну, продлительность её, прибавки к ней, её расширяющие, − если говорить обезличенно. А нечто в плоскости − как инородная часть её − затрудняет эту прибавляемость (речь об условно уплостившемся мат. теле, как ясно). Но и здесь можно "не замечать" такого экрана, а заодно и квазипотоки плоскости, что порождаются "избытком" её как поверхности в одних своих участках при "недостатке" в других, когда "избыток" и "недостаток" эти есть плод работы экрана. Можно, специально для расчёта выдумывая изгибаемости плоскости в окрестностях экрана и имитируя ими сказываемость течения её как поверхности на "встроенных" в неё инородных частях. Ну, проделанное с ними течением − заменять сказываемостью на них плоскостного изгиба: "встроенная" в плоскость инородная часть не может ведь сойти с неё как поверхности, а потому вынуждена бывает идти в изгиб и, проходя его, двигаться по отношению к экрану иначе, чем получилось бы у ней без того изгиба. Иначе, причём именно так, как двигалась бы под действием порождённого экраном квазитечения поверхности. Вот такая зарисовка уже на ступень ближе к тому, что проделал Эйнштейн в ОТО. Вообще-то Эйнштейн, насколько мне известно, не отвечает, как возникает именно передвижение одного мат. тела к другому в порядке их гравитационного взаимодействия. Локальная искривлённость пространства − это просто предрасполагáние к такому передвижению, но сама по себе она ещё не сила, которая может тела толкать. "Рельсы" в лице пространственного искривления проложены, но чем-то надо ещё по ним 10

тело и толкать, − тáк образно можно выразиться. В ОТО же лишь указывается, что тела продолжают себе двигаться по инерции, а новые рельсы − в лице локальных пространственных искривлённостей в районе тел − являют эту инерционную переместительность движением тех тел друг к другу. На мой взгляд, это форменная отмашка! Ибо надо уж заодно и допускать, что отсутствия механического движения для тела в природе не существует. Это во-первых, а во-вторых − инерционное движение имеет ведь свойство гаситься: сила, приложенная к телу в направлении, противном его инерционному движению, то движение гасит, сводя со временем на нет. Но сколько ни толкай камень в гору (то есть − сколько ни гаси его "инерционное" движение к центру Земли), как только ты перестанешь это делать, он меняет направление и катится с горы вниз, как ни в чём не бывало. Что же делать нам в русле ОТО? Разве что считать пространство средой, деформация которой увлекает объекты, в ней "плавающие" − мат. тела. Но всё подобное − шибко вымученно, слишком явно как подгонка под наличный факт. Ведь сразу встаёт вопрос: откуда берутся деформации, и почему возникают именно они как природное явление? Вопрос без ответа в ОТО! Подобными подгонками занимался ещё сам Ньютон. Оговаривая действие эфира как своей первоначальной идеи: мол, есть эфир с его прониканием в "поры" мат. тел тем более, чем ближе те тела в виду друг друга расположены, когда чем больше его в телах, тем более они составляют некое невидимое целое друг с другом, и тем − на видимом уже уровне − стремятся друг к другу. Не утверждаю, что именно такую подогнанность родил Ньютон, но построениями в этом духе он занимался, и я точно знаю, что вводил понятие особых пор у мат. тел, − вот я здесь за Ньютона и довожу такие построения до их возможного логического конца, более него понимая, что такое эфир. По Эйнштейну же в общем получается, что мат. тела взаимодействуют теми локальными искривлённостями пространства, которые они − каждое вокруг себя − произвели. Не знаю, понимал ли сам Эйнштейн это! На его месте я бы разводил тут логику так. Вспучивания суперплоскости нашего пространства меж лицевыми поверхностями мат. тел, смотрящими друг на друга, взаимокомпенсируются (ну, нейтрализуют друг друга, тем давая "суперплоскостную гладь", потому что одно из них проистекает от правого тела, а второе − от левого, и если тела вспучивают суперплоскость всегда одинаковым манером − например, по часовой стрелке, то именно нейтрализация и получается: левое − по отношению к нам − тело будет − в 11

промежутке между телами − загибать суперплоскость в направлении, эквивалентном низу для хода обычной плоскости в трёхмерном пространстве, а правое − в том же промежутке будет загибать суперплоскость "вверх"). Так что ясно, взаимокомпенсируются, а вот позади тех тел соответственным вспученностям компенсироваться нечем, они остаются и "стремятся" обратно превратиться в гладь (ибо только при ней у суперплоскости наименьшая поверхность), тем "толкая в спину" каждое из тех тел, то бишь − по направлению друг к другу. Повторюсь что не знаю, как видел подобный механизм сам Эйнштейн, мне же он видится так, для примера. Но именно что для примера, ибо мало ли какие механизмы можно сконструировать с помощью понятия пространства как "сырья", чтоб мат. тела вели себя по ним друг с другом так же, как ведут благодаря дисбалансу пространственного прироста, который друг для друга неспециально порождают! В этом как раз хитрость мирозданья, которое даёт нам возможность и имитационной его постигаемости, а не только настоящей. Кстати, худо-бедно подвизуются в науке и другие теории гравитации, не одна эйнштейнова. Самые разные, и объединяет их, вместе с эйнштейновой, как раз только одно: все они лишь моделируют тяготение – каждая на своей основе, – и похоже, что только замес теории на прирастательности пространства способен освободить тяготенье от модельности. В натурфилософском отношеньи отображая его реально. В этой связи стоит заострить момент, которого вскользь уже касались. А именно, что не говорится в ОТО ничего внятного о механизме локального искривления пространства мат. телом, а значит о том, на основании чего такое может быть. С чего вдруг? Почему материя должна пространство именно искривлять? Какие экспериментальные данные указывают на это? Хотя бы отвлечённые, составляющие лишь физическую аналогию, от которой можно было бы оттолкнуться в сторону именно пространствоискривительности как свойства тел? На всё это я не находил в ОТО ответа. Но хватит эйнштейниады! Вернёмся к собственно нашим построениям. В которых только и осталось, что чётко резюмировать: для объяснения значительности гравитационного эффекта меж такими телами, как, например, Земля и человек на ней, вполне достаточно привлекавшегося нами соображения геометрической суммации. Затруднившесть телом прироста пространства в некой отстоящей точке своей окрестности − она автоматически проецируется в точку центра этого тела как недоданность éй пространства. И так буквально по всем точкам окрестности, в том числе и сколь угодно далёким. Составляющим, стало быть, бесконечную множественность. Вот откуда большая "притягательная" сила центра 12

планеты − из такой множественности! То есть проекция − вот ключевое слово. Для понимания выступаемости мат. тела своеобразной линзой. И ещё один "штырь" торчит в вопросе. Тела ведь падают на Землю ускоренно. А пространство прибывает во Вселенную равномерно. Откуда тогда берётся ускорение (читай: движенческая неравномерность) вместо логически тут напрашивающегося равномерного падения тел друг на друга? Очевидно оттуда же, откуда и на равномерно вращающейся центрифуге возникает ускорение, прижимающее вас к спинке кресла. Мне тáк думается, ежели изъясняться в физической аналогии и "на пальцах". А наглядность идейной сути нашей базовой гипотезы даёт ещё одна аналогия. Если на поверхность раздуваемого мыльного пузыря попадают две соринки, они по мере его раздувания приближаются друг к другу и неизбежно сливаются в один конгломерат (если были достаточно близки изначально, разумеется). Я это ещё в детстве заметил − просто потому, что когда сливаются, оболочка пузыря в месте слияния не выдерживает их веса и он лопается. А казалось бы, по мере раздувания соринки должны разноситься! Именно так считает наше подсознание, и в детской безотчётности я просто пытался дуть сильнее: мол, уж это-то заставит их разнестись. А соринки в ответ лишь ещё быстрей сближались! Заставив меня с удивленьем сделать вывод, что это именно раздув пузыря их сближает... Соринки разносились бы, если б взаимно не мешали тому участку эмульсии, что между ними, участвовать в образовке новых частей мыльной поверхности пузыря. Но нет, заметно бывает прямо на глаз, что между ними участок поверхности утоньчается менее активно, чем в прочих местах. Чем автоматически и получается, что их сносит друг с другом, друг к другу толкая. Какая сила толкает? Ну, в наиболее непосредственном отношении − движутся они под действием силы поверхностного натяжения утоньчающегося слоя мыльной эмульсии (сила такая как сопротивление утоньчению слоя), ну а в конечном счёте − толкает их сила сокращаемости ваших лёгких, что вдувают воздух в пузырь. Равно как и вас бросает на Землю сила лёгких Брахмы, что раздувают материальную Вселенную (я уж тут шпарю без кавычек − надоело; также "сила" мы тут говорим по инерции − сил-то ведь как таковых нету!). Хорошая ещё геометрическая образность найдена нами. Как известно со времён Ньютона, сила гравитации убывает обратнопропорционально квадрату расстояния до притягивающего вас тела. То есть, как бы растекается по площади, коль замешаны именно квадраты в формуле. По площади, надо полагать, сферы, окружающей то тело, сферы с радиусом, 13

равным вашему удалению от того тела. "Размазывается" по ней, по той площади. Увеличили вы своё расстояние до тела, гравитация его растекается по сфере с бóльшим радиусом и поверхностью, уменьшаясь по величине соответственно этой большей своей растёкшести, а не соответственно большей своей растянутости по линии от тела до вас. Такáя образная интерпретация... А квадраты в формуле и должны быть, согласно нашим разводимым представлениям. Понятие "экран" всегда связано с поверхностью в нашем мире. Когда Земля удаляется от вас в два раза, площадь, которую она как экран согласно абрису своему проекционно покрывает в направлении вас, уменьшается на уровне вас в четыре раза. Сказать иначе, начинает видеться вам Земля как диск с площадью, в четыре раза меньшей. Соответственно в четыре раза слабее проявляется на вас и "экран разбуханию пространства", что залегает в абрисе Земли. Из-за чего вчетверо меньше притягивание вас планетой, которое прямопропорционально выраженности выступания её таким экраном. Что-то "из той же оперы" умственно ухватил ещё К. Э. Циолковский − великий человек русской культуры. В одной из его самиздатовских книжечек (кажется, "Грёзы о земле и небе") я встретил следующее толкование, почему сила притяжения убывает не линейно по мере удаления тела от планеты: дескать, сила та "расходится" в пространстве, что между телом и планетой. Эх, были люди! Меня это восхитило, поскольку сам подспудно тогда чувствовал то же. Так что могу в том направлении от себя добавить. Всё это подобно, как капля водорастворимого красителя расходится по стакану воды, ежели его туда капнуть: чем больше разошлась, тем блёкше окраска, пока вся вода в стакане не станет равномерно окрашена в каком-то наиболее блёклом (и окончательном!) варианте... Ну, в наиболее непосредственном отношении гравитация "растекается"-то по сфере, но пространство здесь − как набор бесконечного числа сфер, вложенных друг в друга... Итак, называемое нами "силой тяготения" есть дериват увеличивающести видимой Вселенной в её объёме. В связи с чем читателю требуется чётко уяснить: ежели есть два определённо-разнесённых мат. тела, то чтобы каждому из них не менять своего положения в непрерывно меняющемся пространстве, они должны устремляться друг к другу, сближаясь. Таков уж расклад прибываемости пространства в их общей округе, что если они останутся в состоянии покоя по отношению друг к другу, то не останутся в прежних своих соотнесённостях с прилегающим пространством. И тем самым – в прежних своих положениях по отношению к пространству вообще! И поскольку именно "не менять своё положение относительно пространства" им вменяет первый закон Ньютона (именно это, оказывается, а не что-либо другое, ежели смотреть в корень!), то они и 14

не меняют, взамен устремляясь одно к другому. А мы, по ненаглядности нам этой картины, заявляем: мол, взаимопритягиваются. Если же не даём тому "притяжению" уменьшать расстояние меж телами (например, ставя жёсткую перемычку меж ними), то каждое из них оказывается ускоренно перемещающимся относительно пространства как мирового целого − по прямой, соединяющей его с соседом, и в направлении от него. Причём величина такого ускорения больше у того из тел, у которого масса меньше. И ускорение это вполне чувствуется: например давлением земли на подошвы ваших ног, когда вы на ней стоите. На то оно и ускорение, чтоб чувствоваться (в смысле, ощутимо проявляться как приложенность)! А вот "притяжение" вас Землёю как раз нé чувствуется − в смысле отсутствия ощущения приложенности к вам тяги, когда вы на Землю без помех падаете. Так что, хоть оно и притяжение, а не тянет! Такая вот хитрость, означающая что никакого притяжения фактически нет: просто некая нетривиальная происходящесть так называется, в недостающей словесной адекватности. 2. Следствия из нового понимания гравитации Не так давно племянник прислал письмо. Пишет что прочёл в "Nature" статью, где автор плачется, что нынешние измерения гравитационной постоянной показывают её уменьшившесть со времён Кавендиша (как первого её измерителя). Надо полагать, имеется в виду разница в значениях, до конца не покрывающаяся ошибками измерений − Кавендиша и нынешних, в их налагаемости друг на друга, тех ошибок. Ну, разброс значений Кавендиша не перекрывается с разбросом значний экспериментаторов нынешних. Так вот, плакаться тому автору было нечего − гравитационная постоянная и должна уменьшаться со временем! Ведь квазирадиус Вселенной непрерывно растёт, а значит, относительное увеличение её объёма за единицу времени − всё меньше и меньше, ежели объёмно прибывает она в том же темпе. Говоря предметно, пусть к чему-то неизменно прибывает килограмм в секунду − тогда вначале, когда вес этого чего-то десять килограмм, за секунду оно увеличивается на одну десятую, но потом, когда вес его уже сто килограмм, увеличивается за секунду лишь на одну сотую. Вот так и здесь у нас. Означая, что в каждой точке Вселенной объёмная прибываемость её всё менее заметна по мере роста прибытости. Всё менее сказывается на мат. телах, то есть. И поскольку эта сказываемость есть их взаимопритяжение (а лучше сказать − их взаимоустремляемость, чисто явочным порядком получающаяся), то константа, что определяет посчитанную величину притяжения, должна 15

уменьшаться. Видать, двести лет, прошедших со времён Кавендиша, оказываются уже достаточными для уменьшенности, способной заметиться нашими средствами. Кстати, насколько мне известно, Дирак тоже почему-то считал, что гравитационная постоянная должна уменьшаться со временем. Пишу "почему-то", поскольку не вникал, почему именно. Вопрос этот оставляя пока открытым, не премину добавить, что лично я Дирака зело уважаю − больше чем остальных физиков двадцатого века. Одно "море Дирака" чего стоит как концепция! Ведь то первая (!) попытка разобраться в природе физического вакуума, первая в современной физике, по крайней мере. Попытка разобраться в его внутреннем наполнении, если хотите. Уже одна такая постановка вопроса дорогого стоит! Но вернёмся ещё к письму племянника. Перепоём уже наговоренное. Как я понял, автор статьи жалуется фактически на то, что современная точность измерений гравитационной постоянной столь велика, что уже, пожалуй, невозможно отличие полученного её значения от значения Кавендиша объяснить одной лишь погрешностью измерений последнего. То есть: погрешность у Кавендиша пусть велика, но конечна; суть его измерительной установки и её технологические параметры − известны, так что измерения те можно сейчас повторить и тем вполне оценить порядок его погрешности; и вот: если брать постоянной Кавендиша крайне возможное по малости значение из его измерительных разбросов, а постоянной современной − наибольшее значение из разбросов у нынешних измерительных конструкций (ну, делаем всё возможное, чтоб значения постоянных перекрылись), то и тогда оказывается, что значения не перекрываются. Вывод: за время, прошедшее с конца восемнадцатого века, когда работал Кавендиш, гравитационная постоянная успела видимым образом уменьшиться. Вот автор статьи и плачется, не зная, куда физтеоретически девать сей факт, а племянник смеётся: по твоей, дескать, гипотезе о природе гравитации − и должна та постоянная уменьшаться со временем. Да, должна, и тем, строго говоря, постоянной не является! По нашим представлениям, гравитация есть прямой дериват разбухания материальной Вселенной как замкнутого самоё на себя пространства, и если темп разбухания (ну, интенсивность пространственного "наддува" Вселенной) не меняется, то сказываемость его на более разбухшей Вселенной меньше, нежели на разбухшей менее, и такая меньшая сказываемость и является нам меньшей гравитационной постоянной. То бишь со времён Кавендиша материальная Вселенная успела пространственно разбухнуть настолько, что где-то на пределе мы уже могли это заметить. 16

А необходимая физическая аналогия, поясняющая уменьшаемость гравитационной постоянной со временем, всё та же: надувайте резиновый шарик, не меняя силы выдоха, и тогда чем больше вы его раздуете, тем труднее будет вам, глядя на его поверхность, заметить его раздуваемость. Темп расширения той поверхности уменьшается по мере её увеличения, и компенсировать его можно было бы лишь увеличением темпа наддува шарика, а этого нет, коль силу выдоха держите постоянной. С удовлетворением также отмечаем, что наша гипотеза о природе гравитации хорошо соответствует известному принципу эквивалентности гравитационной и инертной масс. Точнее, надо говорить о сверх-хорошем соответствии! В том смысле что гравитационная − в подспуде тоже инертная, согласно нашим построениям. Ну, замаскированная инертная, так сказать. Ведь ничего кроме движения в образовании тяготения не участвует − согласно нашей идее о природе гравитации, − а мера отзывчивости тела на попытку изменения его движения и есть его инертная масса. То бишь о чём мы? Обладаемость мат. тел тяготением, проявляющая нам их гравитационные массы, когда они находятся в виду друг друга, выступает у них просто второй формой наведения изменённости движения друг другу, где первая форма наведения – это когда тела незамысловато наталкиваем руками на пространство. Первая и вторая формы, с тем что вторая есть форма, обратная к первой, если можно так сказать. Ибо в порядке неё само прострáнство толкается на тело (насколько понятие "толкать" применительно к такой штуковине, как пространство). Само пространство на тело, а не тело на пространство, как это бывает обычно. Та и другая толкаемости – оборотная и прямая формы одного явления, называемого нами изменением состояния движения у тел. Соответственно, гравитационной и инертной как "видам" массы просто нет в физтеории нужды быть эквивалентными. Что можно − ради смеха − обозвать их сверх- эквивалентностью. В общем, сродство "толкать пространство" сродни у тела сродству сопротивляться толкаемости по пространству. Два эти сродства у тела – как две стороны у одной медали. То бишь просто две формы одного содержания. Физ. явлением же, позволяющим (и приглашающим!) говорить о сверх-эквивалентности, выступает одинаковость "ощущений" у тела что при действии на него гравитационной силы, что при действии силы инерции: в обоих случаях тело находит себя ускоряющимся, но без испытываемости давления на тот из двух своих боков, что смотрит против направления наличной ускоряемости. Плюс находит так себя без испытываемости давленья и на остающийся бок, если только ничто стороннее и нисколько не мешает – через посредство тела! – каждой из тех сил ускорять его. 17

Для конкретики примеры. Если сидите на открытой движущейся платформе, то стоит ей резко затормозить, как кубарем с неё покатитесь, нисколько однако не ощущая, чтоб что-то толкало вас под смотрящий против хода качения бок. Слетать вас заставила сила инерции, придав по отношению к платформе ускорения. И схоже действует и грависила, если оторвать вас от земли, подержать и отпустить: придаётся вам той силой ускорение к земле, и тоже без толкающего давления на какой бы ни было участок вашей как тела поверхности. Итак? Обладаемость мат. тела свойством изменять своё движение из-за попадаемости в поле тяготения − есть просто реализуемость природой противной формы изменения движения у тел. Противная форма измененья движения как отношений с пространством! Где прямая форма – это когда что стороннее наталкивает тело на пространство. Так что − две формы одного и того же содержания, вот что имеем. Обрисованная же "сверхэквивалентность" гравитационной и инертной масс выступает принципом, атрибутивным нашей идее о природе гравитации. Отсутствие − согласно сей идее − нужды рассматривать эквивалентность таких масс объявляем их сверхэквивалентностью, исключительно в угоду привычному слэнгу релятивистской механики. Гравитационная и инертная проявляемость массы мат. тела − просто две стороны одной "медали" в лице участия его в таком физическом явлении, как меняемость состояния движения. Теперь о мгновенности дальнодейтвия гравитационной силы, по поводу которой так переживал Ньютон и последователи. Она как несуразность при теории всемирного тяготения снимается разводимыми нашей гипотезой представлениями. А именно, нет никакой тут силы, а потому нечему и дальнодействовать − в неразрешённой наукой-физикой мгновенности того. Сказать иначе, в плане взаимодействия тел, которое мы называем гравитационным, взятое тело никак не воздействует на другие − в смысле передаваемости воздействия как чего-то материального. А что же тогда? А просто оно так получается, что воздействует! Ну, воздействие на них есть помимо него, того тела, − это перманентная расширительность содержащего их пространства, пространства как чего-то целого. А взятое тело лишь заслоняет их от неё − то и оказывается его воздействием на них. Заслоняет, тем неспециально заставляя срабатывать в связи с ними − как некий фактор! − наличку вселенской пространственной целостности, а боле ничего не делает. Но боле ничего ему и не надо делать − хватает этого. Итак, воздействие в частичной избавляемости от другого воздействия, вот что имеет место! То есть непрямое, надставленное воздействие. Лишь 18

как щелчок рубильника, запускатель. Прямое воздействие и такое − не одно и то же. Такое воздействие − физически лишь фантом воздействия, а не воздействие, поскольку всё определяется не его физической природой, а физической природой того воздействия, которое им нейтрализуется. Ну, фактом присутствия последнего − в его физической природе. В нашем случае − пространственной расширительностью в её целостности. Ну, в смысле, свойством целостности у расширительности. Наличие последней − как вселенского целого − делает присутствие взятого мат. тела воздействием на другие мат. тела только в метафизическом, а не физическом смысле. А нет физически воздействия, нечему и передаваться, нечему же передаваться, не выступает несуразностью и мгновенность сказываемости присутствия того тела на всех других телах: физически непередающееся может оказываться передавшимся и мгновенно. В общем, то фантомная передача, а с фантома и взятки гладки, как говорится. В аналогии будь сказано, вы можете нисколько не быть героем − сами по себе, но внешние обстоятельства так поворачиваются, что оказываетесь поставленными в геройское положение. Ничего героического не совершав − тем не менее герой! Всё необходимое свершилось вокруг вас жизнью помимо вас. От вас же требовалось только присутствие. Так и тут у нас − каждое мат. тело выступаает именно таким "героем". Ну или оговорим всё это немного в другом ключе. Есть экран, значит обязательно есть то, против чего он направлен. Ибо не было бы, бессмысленно было бы говорить об экране. И это нечто, против коего экран направлен, так же обязательно чему-то адресуется. Просто адресатом автоматически оказывается тот, кто поставил вопрос существования против себя экрана. Означенное нечто должно дойти до поставившего сей вопрос, иначе оценить состояние последнего он будет не способен. Ну и ясно, что "поведение" экрана по отношению к адресату зависит от характера того чего-то, не пускать что к адресату экран тот предназначен. Каков же характер этого чего-то в нашем случае? А хитрый! Мат. тело ведь экран для вселенской расширительности. В смысле, что последняя как раз есть то, против чего экран в лице тела направлен. А такое означает, что появление тела в какой-либо точке Вселенной срáзу экранирует все другие её точки (ну и мат. тела, которые в них расположены), ибо вселенская расширительность в любой из тех точек та же самая, а не какая-то другая. То есть говорить, что тело-экран скажется на прочих точках вселенной не сразу, это значит отказывать вселенской расширительности в праве выступать чем-то целым, что фактически означает отвергать её (ну, отказывать ей в существовании). 19

Да что там, этак сказать даже мало. В этой связи уместно выразиться даже вот как: говорить о конечной скорости передачи гравитационной силы − значит самому вселенскому пространству отказывать в праве выступать чем-то целым! То есть уместно ещё одно построение. Пространственно разбухает вся мат. Вселенная, как целое, и каждое мат. тело своим появлением образует частичный заслон разбуханию именно этого целого. А это фактически должно значить, что передатчиком гравивоздействия мат. тела на другие тела выступает эфир − тот самый, который "содержит" в себе материальную Вселенную, − и именно потому выступает, что содержит её в себе. Или даже усугублённей выразимся: передачей служит просто факт наличия эфира как чего-то целого, имманентная способность его выступать именно чем-то целым в своей охватываемости заведомо всех материальных объектов Вселенной. То есть передачи в обычном смысле нет (ну, в физическом), а просто срабатывает эфир − фактом целостности его в своём наличии. Ну или сказать на ступень обезличенней, срабатывает то, посредством чего материальная Вселенная имеет возможность фигурировать для нас чем-то целым. Срабатывает равно для всех её точек, потому что все они равно находятся при его факте. Отсюда и мгновенность сказываемости мат. тела как экрана на любой точке Вселенной! Ну, появившести его или изменившести им своих массных характеристик. Фактическая мгновенность дальнодействия гравитационной силы − как теоретическая неогибаемость − чрезвычайно заботила Ньютона. Что особенно отражалось в неофициозе − в приватных письмах, к примеру. Вот что он в этой связи писал в одном из них: "Мнение, что тяготение есть основное свойство, присущее материи, что любое тело может действовать на другие тела на расстоянии через пустое пространство без посредства чего-либо, что могло бы перенести действие и силу от одного тела к другому, − такое мнение мне кажется полным абсурдом, и я уверен, что ни один человек, способный рассуждать о философских вопросах, не может прийти к нему. Тяжесть есть следствие какой-то причины, действующей непрестанно по известному закону... решение вопроса о том, материальна ли эта причина или не материальна, я оставляю моим читателям". Что ж, мы как "читатели" решили этот вопрос: причина полуматериальна, если можно так выразиться. Ну или полунематериальна, что то же самое. Так потому, что в ней замешан эфир как пограничье материи. Не был бы он вообщé замешан − причина прозывалась бы материальной, был бы замешан только он − прозывалась бы она нематериальной, а так − резонно маркируется как полуматериальная. Ибо эфир − в порядке её наличия − всё-таки только 20

замешан, а не всё на себя берёт. Да что там − замешанность его тут лишь в том, что он просто маячит, а остальная причинная роль отведена вакуум- пространству. Другое дело, что последнее само не шибко-то материально (и спасибо ещё, что можно сказать хоть так − в свете последних физнаучных веяний, согласно которым вакуум всё ж из чего-то да "состоит", а именно − из виртуальных частиц, так что оказывается нелишённой смысла заикаемость о каком-то подобии его материи). Так, повторяю, и набегает условная маркировка при причине тяготения: полуматериальна. Что же касается "посредника", без коего Ньютон не мыслил явления гравитации, то он, конечно же, подразумевал какой-то частный материальный посредник, несущий именно гравитационную специфику мироздания в ряду подобных посредников, несущих другие его специфики. И тут ошибался! Такого посредника как раз и нет, и в этом беспрецедентная мощь и хитрость тяготения. Но вообще посредник, как мы видели, есть − то сама Вселенная, как целое! Так что, получается, по большому счёту мы не расходимся во взглядах с пробандом этих дел: беспосредничество как "полный абсурд" не используем. Мечта о частном специфическом физпосреднике не стыковалась с мгновенным дальнодействием гравитации, отсутствие же такого посредника не стыковалось с общим строем науки-физики тех − да и наших! − дней. Ведь аксиомой ещё для Галилея было, что сила передаётся телу физическим (читай: материальным) воздействием на него другого тела. Или, говоря другими словами, что-то произойти с мат. телом может только через материализующееся воздействие на него другого мат. тела. А тут воздействия нет (ну, упорно не наблюдаем частный материальный посредник − гравитаионное поле, ежели выражаться по-современному), а тяготение есть! Как это понимать? В этом противоречии была ментальная трагедия Ньютона. Что же здесь даёт наша теория? Ну, у нас означенная аксиома вроде не нарушена: воздействие тела на тело есть, но "хитрое": в виде избавления от уже имеющегося воздействия чего-то другого. Причём вторая "хитрость" та, что этим "другим" выступает сама Вселенная! Ну, её пространственный прирост − как нечто предельно охватное. Такой прирост как штука вполне материальная. Или нет? Ежели да, то бывшее аксиомой для Галилея в конечном счёте не нарушается и здесь, но ежели нет... в общем, решайте сами, как пресловутые ньютоновы читатели. Что же до меня, то заявляется только одно: в вопросе тяготения всё так, как мною наговорено, чтó бы оно ни означало в его соотнесённости с наличным состоянием физической науки. Ибо оно у меня плод видения, а не ́ умствования. Видение такое: одно тело со своей стороны частично затеняет другое от некоего макровоздействия, непрерывно приложенного к нему, 21

тому другому телу, со всех его сторон, причём макровоздействия с предельно возможной для природы величиною "макровости". Вот вам и тяготение, гравитационная тяга, − как результат возникающего нарушения круговой уравновешенности макровоздействия. Итак, гравитационное воздействие тела на тело − это воздействие через воздействие на воздействие: все тела заведомо подвержены вездесущему воздействию прирастаемости пространства, в котором находятся, с тем что само присутствие тела в пространстве выступает воздействием на ту прирастаемость, тем автоматически оказываясь воздействующим на все остальные тела. Вот что значит правильно понять, что есть что: всё сразу становится на свои места − в этих мучивших науку "трагедиях" типа отсутствия частного посредника у гравитации или мгновенности её дальнодействия. Как выступаемость экраном мат. тело воздействует на другие тела непрямо, а в частном посреднике − как том, что надо сперва изыскать − нуждаются только воздействия, задуманные прямыми. Ну, то есть, в воздейственной непрямости, которую, среди прочего, представительствует и тяготение как воздействие тела на тело, необходимая опосредованность имеется неспециальным образом. И потому искать специального посредника в подобном − чем, "засучив рукава", занимались Ньютон и последователи, − это, что называется, искать масло в масле: естественно, не найдёшь. Тяготение само по себе посредничество, а потому ни в каком посреднике не нуждается! Посредничество − между телом и телом − цельного "комка" вселенского пространства в его имманентной − и перманентной! − разбухательности. И если бы эта штуковина посредничала с конечной скоростью, она не была бы "комком", вот в чём хитрость. Другими словами, Вселенная не была бы Вселенной. Нельзя не коснуться и истóрии вопроса о природе гравитации. Или о причине тяготения, как говаривали во времена Ньютона. Уж очень она забавна, история эта, да мы её вскользь уже и коснулись, затронув вопрос мгновенности дальнодействия. Теперь же коснёмся прямо, тем более что мы со своими идеями − её венец, этой истории. Ну, прежде всего сам Ньютон. Вот что он писал: "Эта сила происходит от некоторой причины, которая проникает до центра Солнца и планет без уменьшения своей способности..." Ну, ещё бы так тому не быть, коли сам центр всякого материального тела как раз и является источником этой "силы" − ей и "проникать" туда не надо! А далее Ньютон напоминает свойства силы тяготения и заканчивает своим знаменитым: "Причину же 22

этих свойств силы тяготения я до сих пор не мог вывести из явлений, гипотез же я не измышляю". И тем не менее, в частном письме Бойлю "измыслил" гипотезу об эфире (как "тонком" проникателе в своеобразные поры мат. тел). Чем ближе мат. тело к центру тяготения, тем больше "тонкие" частицы эфира заполняют означенные поры того тела, что и заставляет его падать на тот центр (стремиться к центру Земли, например). Так эта "сырая" гипотеза Ньютона описана в одной научно-популярной книжонке. Что ж, в русле разводимых нами идей можем констатировать, что в самом грубом приближении такое верно. А именно, хотя бы введена к работе базовая посылка − связь проявляемости эфира с центром тяготения. А всё остальное − ладно уж. Тем болей, что в порядке перекликаемости с заявленным возможно наговорить кой-чего посущественней. А именно, в промежности между мат. телами оно, можно считать, эфира проекционно больше, чем в прочих местах, в частности − за теми телами. Ну, в смысле, эфирная проéкция больше в таком месте − сам эфир с физикой не смешивается. Проекционно эфира там больше, и соответственно меньше пространства как эфировой производной (потому и больше там проекция эфира, что он "потратиться"на пространство не успел − в некой части от заявленного к тому в том районе; а лучше сказать на ступень неспецифичней − не сумел: часть того его, который должен был в том районе превратиться в пространство, не сумела так реализоваться)... Ну, а на ступень менее грубое приближение сделал французский физик восемнадцатого века Лесаж. Он прибег к помощи "сверхтонкой материи". Некие "тонкие" частицы носятся в пространстве во всех направлениях, толкая встречающиеся на их пути обычные тела. Эту информацию я почерпнул у известного популяризатора науки Р. Подольного. Вот что он пишет об идее Лесажа далее: "Два тела притягиваются друг к другу постольку, поскольку они защищают друг друга от части этих толчков: каждое тело получает меньше ударов с той стороны, которой оно обращено к другому, вот так и возникает сила тяготения". И дальше резюмирует: "Есть немало способов опровергнуть эту гипотезу. Вот только один из них. Любая планета, в том числе и Земля, должна бомбардироваться со всех сторон корпускулами Лесажа. Поскольку она движется в пространстве вокруг центрального светила, то количество встреч с гипотетическими частицами больше у той части планеты, что обращена в сторону движения. Поэтому столкновений, которые тормозят планету, больше, чем таких, которые её подгоняют. Должно происходить постоянное замедление движения планет". Вот тут-то ты и не прав, Рома! Всё бы так, ежели бы не маленькая деталь: корпускулы-то "тонкие". А ты вменяешь им вести себя как обычные "грубые", вроде молекул разреженного газа, в толще которого 23

проносится планета. Нет, на то она и "тонкость" у корпускулы Лесажа, чтоб в своём поведении та была инвариантна от скорости планеты − и величины её вектора, и направленности. Планета ведь относится к "грубым" объектам, значит − другая епархия, событийно не вполне наложенная на епархию "тонких" объектов. Последние, так сказать, витают в ином измерении, нежели то, в котором подвизуется физическая скорость планеты, вот эта скорость и не может заставить их чаще ударять планету в лоб, нежели в спину. Тем болей, что есть прецедент: скорость света ведь по отношению к мат. телам одна и та же, даже если тела те имеют друг к другу относительную скорость, неравную нулю. Одна и та же, несмотря что состоит свет из частиц, даже и не вполне "тонких" (имеем в виду световые кванты). Вот как я защищаю Лесажа! Уж не знаю, как он защищался сам... Но вернёмся к Подольному (я не зря потратил бумагу на упоминание его имени: этот парень сыграл большую роль в моём становлении как физика). Он заканчивает здесь вот так: "И тем не менее в разных вариациях и модификациях идея Лесажа умирала и воскресала на протяжении и девятнадцатого и даже двадцатого века. Таился в ней некий соблазн, ..." Ещё бы ему не таиться! Каждый исследователь интуитивно чувствовал, что идея Лесажа − шаг в правильном направлении, отсюда и соблазн. Если же идею, обыгрываемую в наших построениях, считать-таки тоже модификацией идеи Лесажа, то мы пошли дальше всех модификаторов: работать на гравитацию заставляем не эфир в каких-то там частицах, а "просто эфир". Я только дивлюсь: как у людей сильна приверженность ума физичности! По её образу и Лесаж, и Ньютон соответственно "тонкую материю" и "эфир" не смущаясь берут состоящими из "частиц". Будто это им материальная субстанция какая-то. Её образ и подобие нахально узрели в эфире. Ан нет, он не такой как мы-телесности, он присутствует просто, а не частицами, − ежели б присутствовал ими, не был бы как раз эфиром − тем нечто с суперсвойствами, которые мы ему вменяем. И последнее из нужного в этом пункте. Оппонент может поинтересоваться, а как же это Эйнштейну удалось − довольно близко к опыту − посчитать смещение перигелия орбиты у Меркурия, ежели он в ОТО руководствовался не совсем адекватными природе (тáк скажем!) представлениями о тяготении? Отвечу хитро, по-еврейски: а как Птолемею удавалось исчислять − и довольно точно! − движение планет, исходя из принципиально неверной посылки (ну, посылка вращаемости их, в конечном счёте, вокруг Земли − вместо вращаемости наряду с нею вокруг третьего объекта)? И Птолемей − не единственный пример подобного в истории науки. Иные неверные посылки имеют свойство давать адекватный практический выход. На то, кстати, и было введено в науке понятие "квази". 24

Означающее, что в принципе не такой, но ведёт себя как он. Каков разбираемый агент в его физическом принципе − хрен его знает, но функционально он − по внешним своим проявлениям − такой же, как вот этот вот известный физический агент: тогда и ладно, можно пользоваться тем неизвестным агентом, в смысле что характер выстраивания отношений с известным агентом переносить на имения дел с тем неизвестным и смело пользоваться получающимся − в районе быта, где неизвестный фигурирует. Так что локальная искривительность пространства в районе мат. тела, с подачи Эйнштейна "работающая" в науке, суть квазипричина тяготения мат. тела! Равно как движения планет вокруг Земли с присобаченными птолемеевскими эпициклами суть квазиорбитальные движения их вокруг Солнца. 3. Дополнительные формы нового понимания гравитации К чему мы пришли в базовом отношении? Что ни много ни мало, а можно говорить о "ветре пространства" как порождении целиком всей Вселенной. До чего же трудно соображается человеком закритически простое: все знают о том, что Вселенная расширяется, но никак не сподобятся сделать ещё пол-шага в умозаключениях и сообразить, что это как раз означает наличие подобного "ветра". Именно "ветер пространства" гонит материальные тела навстречу друг другу, ибо область между ними оказывается частично экранированной от него ими. Ну, в смысле, "ветер пространства" на сферическое мат. тело налетает сразу и равно со всех сторон, то есть "поток" его перпендикулярен каждой точке той сферы. Такую стилизацию умéстно употребить, среди прочих возможных! А когда две подобные сферы подойдут достаточно близко друг к другу, то первая получается заслоняющей собой от "ветра" ту сторону второй, что обращена к ней, и точно такою же получается вторая по отношению к первой. Чем оказывается, что "ветер" тот больше работает с тыла сфер и меньше − с их фронтальностей, смотрящих друг на друга, а в результате сферы сближаются. И не как-либо, а в увеличивающемся темпе, то есть пребывают в сближающем разгоне. Что сближение будет разгоном, понятно: если у этих наших тел имеется некая скорость сближения, а "ветра", тем не менее, достаёт на то, чтобы каждое из них со спины "подхватить" и "нести", то этакой переноске не что-нибудь, а общелогические закóны вменяют оборачиваться прибавкой к скорости сближения. Другими словами, неспособность "ветра" добавляться к сближающему движению, имеемому телами, означает его неспособность их нести, − согласно законов общей логики. Так что добавляется, и значит – увеличивает скорость сближения, а это и есть сближающий разгон. 25

Или обскажем всё по-другому. Чтó значит, что у каждого из двух смотрящих друг на друга тел пространства сзади прибывает больше, чем спереди? Значит, что эти тела − каждое − каждый следующий миг как бы заново начигают двигаться по направлению одно к другому. И поскольку начать двигаться обязательно значит испытать ускорение, а тела те, так сказать, постоянно начинают двигаться (ну, всё начинают и начинают, без конца, − вселенское пространство ставит их в положение такого начинающего!), то и получается "задним числом", что они непрерывно под действием ускорения, несмотря что пространство прибывает сзади каждого из них равномерно. Вот так всё происходящее можно "объяснить на пальцах"! Это где-то подобно происходящему с телом, когда оно равномерно вращается на верёвке: такое тело тоже каждый следующий миг как бы заново начинает двигаться по линии верёвки к точке её крепления, заново начинает из-за изменившести верёвкой азимута. Отчего по сумме мигов и оказывается при определённовеликом центростремительном ускорении. Плюс тут ещё одно. Поскольку квазитолкающий напор пространства увеличивается − из-за увеличения эффективности взаимозаслона у тел по мере их сближения, − то и темп увеличиваемости их скоростей должен возрастать. Другими словами, тела должны не просто равноускоренно падать на Землю, а падать с ускорением, увеличивающимся по мере их приближения к ней. Этакое и подтверждают разновысотные измерения ускорения свободного падения: оно на уровне моря больше, чем, скажем, на Эвересте. Ещё раз. То, что с тылов на разнесённые мат. тела "дует" несущий их друг к другу "ветер пространства", даёт увеличиваемость теми телами своих скоростей сближения, а что "ветер" как сближатель усиливается по мере сближения тех тел, оказывается увеличением темпа увеличиваемости скоростей их сближения, то есть − увеличением ускорений падения их друг на друга. И пора уже сказать, что в сути своей "ветер пространства" − это псевдоветер, и оттого парусность к нему тел не определяется никакими их параметрами. В том числе − даже и их массой! Ну, тем в свойствах тел, чтó мы называем его массой. Несмотря что масса − самый сакраментальный параметр тела. Так сказать, его квазиразмер! Зато в силу выступаемости массы квазиразмером получается другое: чем меньше она у тела, тем меньший псевдоветер способно оно поднять позади соседствующего с ним тела. Меньше масса − меньше квазиразмер, соответственно и взаимодействие с прирастающим пространством − пожиже, а именно это взаимодействие определяет силу поднимаемого телом псевдоветра! 26

Телесная масса покоя − это количественная выраженность свойства вещественной материи экранировать прирастание пространства. Прирастание то как некую имманенту Вселенной. Итак, мера при свойстве экранировать вход дополнительного пространства в мир, вот что есть масса покоя у мат. тела. Речь о входе с "торца" линии, восставленной перпендикулярно к каждой из трёх взаимоперпендикулярных линий, что задают метрику пространства в точке залегания экранирующей материи (пересекаясь в этой точке). Соответственно, массу покоя можно назвать и мерой при свойстве материи сдвигать пространство. Сдвигать через заставляемость его невидимым образом передвинутьтся в себе, если хотите, насколько движение как понятие уместно в отношении такой штуки, как пространство. В самом деле, ведь недопустить в мир какое-то "количество" пространства, которое в него, так сказать, уже шло, это фактически и будет сдвиганием уже наличного в мире пространства − пропорционально недопущенному "количеству" нового. Можно также сказать, что масса покоя − это показатель переносимости веществом свойства уменьшать в своей локали огульновселенский квазипоток пространствоприбывательности. А если эти строки читает правоверный математик, считающий "четвёртый перпендикуляр" принципиальной невозможностью, то не беда: с тем же успехом здесь можно вести речь о четвёртом квазиперпендикуляре. Или заговорить о виртуальной перпендикулярности (линиям длины, ширины и высоты у мира) того направления, с которого привходит нам возможность ещё больше их увеличить, эти мировые длину, ширину и высоту, − больше, чем в самом принципе могли только что. Пускай дополнительное пространство приходит с какой-то виртуальной стороны, если вам так будет легче, но главное, что оно появляется и на сём замешаны эффекты нашего повседневного быта, а не какая-то там жизненная отвлечёнка. Однако четвёртый перпендикуляр как раз практически возможен. Если знаете один важный психометодический штрих его возведения. А именно, если согласитесь сáми им выступить. Психостановиться этим перпендикуляром (а не как-то там воображать его!) − тогда-то он и будет у вас восставлен. Хитрость в том, что больше ему неоткуда взяться, как из вас самих. Свой внутренний мир в него превращайте! Как психика подсоединяйтесь к воображённой точке пересечения трёх привычных взаимоперпендикулярностей, и соглашайтесь как внутренний мир фигурировать четвёртой − в качестве новоисходящести из той точки. Соглашайтесь фигурировать такой исходящестью, куда бы та исходящесть ни шла, поначалу нарочно не вдаваясь, куда же она идёт (а то испугаетесь). 27

Как внутренний мир фигурировать четвёртой, а не чтоб она фигурировала во внутреннем мире! Ерунда, что сначала эта исходящесть будет геометрически, а значит где-то и прстранственно неоформленна, − главное что она появилась как таковая. Итак: внутренне "накрутить" себя да оттого ощутить во внешнем окружении (то есть не рискую сказать даже, что это будет ощущаемость в окружающем пространстве!) некую добавочную вроде как ёмкость − вот вам и восставка четвёртого перпендикуляра. Поначалу. Это уже потом возможно допереть, что эта ёмкость способна содержать линию, способную подойти под прямым углом к каждой из трёх привычных взаимоперпендикулярностей. По отношению к ним четвёртая непроявленно "содержится" в точке их пересечения − так сказать, тонет в ней. Так что попросту "тоните" психикой в этой точке следом, ныряйте в неё, психорасталкивая её виртуальное наполнение. Тоните, тем вытягиваясь в некую ни на что не похожую линию. Итак, знать что четвёртый перпендикуляр невозможно вообразить, − разве что потом, − а поначалу им как психика можешь только быть! А то прозелиты его восставки неизменно совершают одну и ту же ошибку: сразу требуют от него быть фигурантностью своей сферы зрительных представлений. Сказать шире − фигурантностью в вас. Тогда как поначалу это сами вы должны быть некой фигурантностью по четвёртому метрическому направлению. Сначала этим направлением психостань, а потом только, когда пообвыкнешь им бывать, уж сможешь как-то там с ним соотнестись, тем самым противопоставляя себе. С тем что последнее как раз и оказывается появившестью его как объекта в твоей сфере умственных представлений. Так что, кажущееся таким естественным стремление "для начала вообразить" четвёртый перпендикуляр − неявно инфантильно, им прозелит незаметно лишает себя психотехнической возможности просто выйти на него, как таковой. Стать психикою на него как сам принцип. А без такой ставшести − вместо него неизменно воображается его фикция. Но коль уж станешь, то постепенно у тебя он берёт себе и пространственно- воображённую оформленность. В некоторых психотехнических моментах излагательно повторимся, поскольку они важны. Вначале ты − как психика, остающаяся от воображённости трёх взаимоперпендикулярностей − всецело отдан перенесению четвёртой и не можешь внутренне дистанциироваться от неё, то бишь выделить её в себе (читай: зрительно вообразить её). Так и не надо, на первых порах это только "зарубит" то перенесение. Не жми, постепенно в психике выработается необходимая творческая ёмкость, посредством неё 28

психика "наплывёт" на то перенесение, и оно само выделится в твоём внутреннем мире − в качестве элемента, элемента среди прочих. Что означать будет твою способность не только психобрать четвёртый перпендикуляр, но и воображать его. Приобретшесть им, первоначально ощуренным лишь как дополнительный пространственный принцип, уже и геометрической для тебя оформленности. Физический мир получает тем новую наполненность − как то, чтó ты ощущенчески (субъективно? объективно?) имеешь вокруг телесного себя в пространстве. Начинаются всяческие нестандартные феномены с временем. Ну, происходить для тебя начинает что-то с тем свойством человеческого бытия в мире (или лучше сказать − бытия в жизни?), которое люди называют временем. Начинаются такие феномены, или во всяком случае, ощущаешь себя способным в них участвовать, ставшим на изготовку к ним. И перестаёшь быть человеком в привычном смысле слова. Но вернёмся к нашим объяснительностям. В пространстве Вселенной, за которым стоит эфир, мат. тело в чём-то аналогично камню в жидкости. Вода из-за гравитационного поля Земли окружно сдавливает погружённый в неё камень, ну и пространство из-за своего разбухания квазидавит на поверхность находящихся в нём тел: притормаживая разбухание пространства в своём районе, материя тех тел провоцирует такую квазисдавленность себя − со стороны других районов, в которых новое пространство поступает исправно. Плюс не удивлюсь, если так квазисдавлена не только поверхность, но и внутренность трёхмерных тел, − в разбухании ведь замешана четвёртая мировая мера, а со стороны неё есть возможность прилагаться сразу ко всему объёму тела (как определённовеликому участку некой квазиплоскости, рядом с которой находишься). Однако подчёркиваем: пространство − оно это за счёт своего непрерывного разбухáния получается квазидавящим на телесно находящуюся в нём материю, а не само по себе, как вода в случае гидростатического давления (вода ведь на погружённый камень давит просто своим присутствием в качестве чего-то весомого). Не спутать. Если во всём окружно прилегающем к телу объёме пространство прибывает в одинаковой мере, то оно на то тело и квазидавит одинаково со всех возможных в том объёме сторон, и тело покоится, но стоит ему оказаться в области действия материальной массы, как это равновесие нарушается: со стороны той массы квазидавить на тело пространство начинает меньше. Вот тело и устремляется к той массе − под действием несбалансированности "давления"... То есть это у нас объяснительный − к 29

явлению гравитации − замес уже на вспомогательном понятии пространствостатического квазидавления, а не на вспомогательном понятии несущего тело псевдоветра пространства. В таком замесе сила тяжести может считаться следствием эффекта, который уместно обозначить как "эффект Казимира на макроуровне". Что есть эффект Казимира? Два отполированных металлических диска, хорошо притёртых друг к другу, оказываются друг к другу прижимаемы вакуумом − тем сильнее, чем меньше зазор меж ними (то бишь − чем лучше притёртость). Объяснение квантовомеханостное: недостаток вакуум-пространства между дисками притесняет там разгул флюктуаций, образующих виртуальные частицы, − как разгул, характерный для открытого вакуума. Тем самым, с тыльных сторон дисков "плотность" виртуального "газа" из тех частиц получается большей, нежели со сторон лицевых, чем те диски и прижимаются друг к другу. Но далее! Диски можно расположить "лицами" друг к другу, не притирая, на расстоянии в несколько сантиметров, − тогда между ними действует только гравитационное притяжение, которое тоже вполне можно видеть следствием большего "давления" виртуальных частиц с тыловых сторон. Ведь вакуума с дисковых тылов прибывает больше, чем с лицевых их сторон, тем самым создавая перепад "давления виртуальности" по линии "тыл − лицо". Итак, перепад давления элементарных недочастиц (именно так можно назвать, на наш взгляд, виртуальные частицы). А давление такое, в свою очередь, можно назвать давлением мировиртуальности (которое очень даже реально, как оказывается!). Вот она, причина тяготения тел друг к другу! И различие с настоящим эффектом Казимира то лишь, что причина перепада тут иная. Ну, причина постоянной большести числа виртуальных частиц с тыльных сторон дисков. При настоящем эффекте Казимира − квантовомеханическая причина, если можно так выразиться. В случае же гравитации как "макроуровневого эффекте Казимира" − причина мегамеханическая: обусловливаемый вселенской расширительностью прирост вакуума, больший позади дисков, нежели меж ними, являет своим результатом то относительно избыточное количество виртуальных частиц, что необходимо для прижимаемости дисков друг к другу. Итак, пространствостатическое квазидавление. Оно, получается, двух родов. Первый − когда пространство самим по себе квазисдавливает находящуюся в нём вещественную материю. То есть, квазисдавливает её просто своим присутствием. Что есть эффект Казимира. И второй − когда квазисдавливаемость вещественной материи обусловливается не просто окружным к ней присутствием пространства, а разрастанием последнего в таком своём присутствии (с условием прессируемости того разрастания той 30

материей). Оттого у меня лично под сомнением: а не назвать ли сей второй род пространстводинамическим квазидавлением? А как с лучом света, отклоняющимся в сторону звезды при прохождении в поле её тяготения? Имею в виду пресловутый замер, сделанный во время полного солнечного затмения 1919 года и фактически принёсший Эйнштейну Нобелевку! С наших позиций тут тоже всё просто. То обыкновенный снос волны потоком среды её распространения. Боковой снос. "Голое" пространство и есть ведь та среда, по которой распространяется световая волна, а Солнце как массивное мат. тело вблизи своей поверхности создаёт "поток" такой среды, уже достаточно сильный, чтоб видимо сместить световую волну. В самом деле, поскольку со стороны материальной массы пространства к вам недоприбывает, а со всех прочих сторон прибывает его в обычном количестве, то вполне и можно говорить о вашей фактической приближаемости к той массе. Ведь начинать двигаться вперёд, значит делать меньше пространства перед собой, с одновременным деланием больше его за собой, так? Ну, в смысле, уменьшать "количество" пространства перед собой, сопряжённо увеличивая его "количество" за собой, да? Ну, так и тут то же самое, с той лишь разницей, что за вас это делает мат. масса, возле которой находитесь. Или сказать − для вас это делает (если только передним направлением вам считать направление от себя к ней). Тем самым и оказываетесь приближающимся к той массе, эту её вам сделанность подтверждая. А не станете приближаться − например, соединив себя жёсткой перемычкой с той массой, то начнёте испытывать "напор" пространства − со стороны спины, ежели лицом вы повёрнуты на массу. Другими словами, начнёте испытывать все симптомы своей ускоренной надвигаемости на пространство − спиной вперёд, то есть по направлению от массы, и потому с давленьем на живот, − несмотря что никакой попытки двигаться не предпринимаете. (В том-то и фишка: можно не предпринимать попытку освежить лицо − набеганием на воздух, но и без набегания его освежить − когда в лицо вам, неподвижному, подует ветер.) Ну, а станете-таки приближаться к той мат. массе, так это будет значить, как ясно, что подчинились тому "напору" пространства, который подвизался за вашей спиной: такой "напор" знаменует "стремление" пространства как целого передвинуть вас в себе тем образом, чтоб осталась неизменной ваша вписанность в него. То есть подчинились, значит позволили пространству как вселенскому целому охватывать ваше тело прежним образом. Вот такая это штуковина, напор-то на вас пространства как "напор пустоты"! 31

Прошу читателя решить, можно ли всё это обсказать ещё и таким образом: Солнце вокруг себя наводит виртуальный градиент пространства, последнее же естественно стремится везде уравняться в своей присутственности, то бишь ликвидировать любой в себе градиент, даже и виртуальный, что и оборачивается неким его виртуальным потоком − направленным по тому ликвидоподлежному градиенту (и идущим в направлении Солнца, коль ближе к Солнцу пространства виртуально меньше); вот световой луч и чувствует этот "поток", давая нам его увидеть. Единственное отличие, что световолна не экранирует пространствоприроста, а потому и не тянет к себе ту мат. массу, мимо которой пролетает. То бишь имеет место не взаимотяга, как в случае двух мат. тел, а тяга односторонняя. Для летящего мимо Солнца луча со стороны Солнца пространства недоприбывает, если сравнивать с противоположной стороной, а нам, смотрящим на этот луч "с торца", сие является тем, что он сместился к Солнцу − сколько успел, когда мимо пролетал. То есть фактически − изогнулся в направлении Солнца. На самом же деле изогнулся не он, а пространство в тамошней своей локали изогнулось из-за массивности Солнца − заявлено было Эйнштейном. Луч же в своём "прямоточном ходе" лишь следует этому искривлению − куда ж он, нафик, денется из пространства. Что ж, такие мысли − это лучше чем ничего, как говорится. Но если уж совсем на самом деле, то пространство локально не изгибается из-за материальной массы: куда ему искривляться, оно и так, сколько положено, искривлено согласно проекту Вселенной − выписывает суперсферу с очень большим квазирадиусом. И никаких локальных доискривлений этой плавной искривлённости в районах мат. тел нет. В районе материального тела пространство не искривляется, а квазисдвигается. Ну, момент за моментом оказывается таким, будто сдвинулось в самом себе в предшествующем моменте. Вот что на самом деле! Смотрите. Если с обеих сторон вехи пространство должно прибывать одинаково, но с одной постоянно прибывает меньше, чем с другой, то это и есть фактическая сдвигаемость его в самом себе, столбящаяся вехой, − даром что в прямом отношении оно всё ж не сдвигается (в смысле налички настоящего его течения − одним своим участком относительно других). Итак, фактическая сдвигаемость, до заметности глазу проявляемая световым лучом, использующим пространственный участок вехи для прохода (разумеется такого, когда упоминавшиеся её стороны будут для луча правой и левой, а не задней и передней). Эта проявляющая роль луча основывается на том, что у факта движения любого мат. объекта − 32

обоюдный генез (тáк выразимся). Всё равно, или пространство в своей фактической сдвигаемости − определённо направленной! − "набегает" на неподвижный в нём предмет, или тот столь же выраженно набегает на пространство, так сказать покоящееся в самом себе. И тогда и тогда − результат один: предмет относительно нас-наблюдателей оказывается передвинувшимся по пространству. В первом случае, правда, это только для тех нас, что стоят вне означенной "области возмущения" пространства в лице его квазисдвигаемости в самом себе. Такая позиция возможна, более того − она естественна: ведь недоприбытие пространства, порождаеммое вашим телом как чем-то целым, начинается как раз там, где тело кончается. То есть тела вашего в свою область не включает (а наличествует лишь впритык к нему). А далее то, что недоприбытие это тем выраженней, чем ближе к вам. То есть пространства ближе к вам прибывает меньше, нежели дальше от вас, − вот этим-то и оказывается, что по отношению к вам оно фактически сдвигается − слева направо, в непрерывности того (если рассматривать происходящее справа от вас). И если тогда справа же от вас находится какой-либо мат. предмет, то вам он из-за всего этого предстанет приближающимся: отсчёт свой, в неявности себе того, как раз ведёте от того − фактически сдвигающегося относительно вас − пространства, в коем предмет расположен, тем самым принципиально не замечая сдвига, отчего предмет и является вам сдвигающимся в сторону, противоположную тому незамечаемому сдвигу, то есть справа налево, а значит − приближающимся к вам. Физическая аналогия всему этому та, повторю, что бывает всё равно, вы ли набегаете на воздух и вас освежает искусственный ветер, или воздух действительно ветром налетает на вас-стоящих, точно так же освежая, − в обоих случаях вы рáвно перемещающиеся в воздушном объёме. Итак, пространство непрерывно пребывает значительно сдвинутым (перманентно восстанавливающаяся сдвинутость!) в районе Солнца из-за массивности последнего, и светолуч обнажает этот − поддерживающийся Вселенной! − сдвиг, представая нам сколько-то изогнувшимся в направлении Солнца, когда пролетает мимо него. Ну, естественно стремясь не поиметь боковой смещённости относительно пространства, луч следует этому сдвигу, только и всего. А Солнце, тем самым, выступает для нас мироэлементом, искажающим зрительную картину мира. Ладно, можно считать, что в порядке первого наскока выговорились. А теперь стоит чётко определиться в этих наших объяснительных − к явлению гравитации − концепциях. До сих пор были две официально обозначенные концепции. Одна − концепция пространственного псевдоветра, 33

производного от неодинаковости прибывания пространства за и между мат. телами, расположенными друг напротив друга: тела те всегда автоматически подхвачены таким псевдоветром, и друг на друга несутся им. И вторая концепция − пространствостатическое квазидавление, со всех сторон равно действующее на расположенное в пространстве одиночное мат. тело − из-за убывания с расстоянием экранируемости тем телом пространственной разбухательности Вселенной. "Давление" такое считали обусловливающимся виртуальными частицами элементарного уровня − как невидимыми составителями вакуум-пространства. Расположенность тел друг напротив друга нарушает окружное равнодействие такого "давления" на каждое из них: квазидавить разрастающееся пространство начинает больше им в спины, тем и придвигая их друг к другу. Такие вот концепции. Но по большому счёту, так они являются одною. Две формы одного содержания! Соль которого − в понятии квазипотока пространства как виртуальной материи. Что здесь значит "квази"? Что потока как такового нет, но всё перманентно у пространства (ну или − в пространстве) так складывается, как будто есть. Всё в пространстве оказывается происходящим так, как если бы было там у него что-то вроде потока. Прежде всего наличествует суперсферический квазипоток пространства − в лице разрастательности всевселенского пространства одинаково каждой своей точкой. В каждой точке пространства непрерывно появляется дополнительное пространство, что по совокупи точек и даёт право сказать: всё так, будто во вселенский объём "поток" пространства исходит из некоего суперобъёма. Тем как бы оказываясь суперсферическим, если вселенское пространство аналогизировать со сферой. А кроме, имеется бесчисленное множество сферических квазипотоков пространства − в исходящести каждого из точки в лице какой-либо вещественно-материальной массы. Здесь сферический − в смысле что по виду не простой линейный, а сложенный из бесконечного множества линейных, исходящих во все стороны света от каждого вещественного тела как центра условной сферы. Откуда берутся эти сферические квазипотоки? Ну, когда во вселенский квазипоток прибывающего пространства, да вкрапляется где-либо тело, из- за своей вещественной материальности обязанное оказываться его уменьшителем, то вокруг того тела создаётся статус-кво, что пространства прибывает тем меньше, чем к нему ближе, тому телу. Из-за чего можно говорить, что пространство как бы оттекает от тела вовне − по каждому из возможных направлений. Вот это статус-кво и обозначаем как сферический квазипоток пространства, идущий от тела. Или сказать даже − из тела исходящий. 34

Итак, от каждого тела − как центра условной сферы − во все стороны как бы оттекает пространство − как виртуальная материя. И тем самым − фактически сдавливает его (потому что незаметно являет тело со всех сторон стремящимся в самоё себя, или сказать − невидимым образом дéлает его этак стремящимся!). А любой вещественно-материальный объект, соседствующий с тем телом, являет приближающимся к нему. Перманентно ставя при факте очередной приблизившести как возникнутости "задним числом". Или сказать − явочным порядком наводя тому объекту факт очередной его приблизившести (и так факт за фактом − в непрерываемости). Соответственно, вот вам и пространствостатическое квазидавление, которое испытывает каждое тело в своих отношениях с пространством нашей Вселенной, вот вам и псевдоветер пространства, сносящий тела друг с другом без проявляемости их инертности (ну, в недаваемости им проявить свою инертность за счёт той сносимости как своего движения). То есть что? Квазиотток пространства от тела, порождаемый взаимодействием последнего с мат. вселенским разбуханием, встречается с соседствующим телом и оборачивается для него псевдоветром, несущим его на то первое тело. Вот такая штука! Означающая, что "поток" пространства, выступающего невещественной материей, суть нечто, понятийно обратное вещественно-материальному потоку: последний, встречаясь с телом, несёт его в сторону своего распространения, "поток" же пространства "поступает" противным образом − оборачивается для тела, на которое накатил с некой стороны, перемещаемостью его именно в ту сторону. То есть, попадающиеся по пути тела перемещает встречь себе. Помогают это понять следующие соображения. Пространство, по отношению к пробному телу в нём, локально квазисдвигается в самом себе в направлении от вас − как породителя той квазисдвигаемости. Так? Тогда пробное тело компенсационно сдвигается в направлении к вам, по первому закону Ньютона естественно стремясь оставить неизменной свою позицию в пространстве. Ведь последуй оно за сдвигавшейся пространственной локалью (в направлении, то есть, от вас), оно бы сдвинулось вместе с нею по отношению к пространству как целому, а останься на месте − стало бы иметь пространство изменившимся к себе в некой локали. Сдвигаясь же в направлении к вам, оно как раз нейтрализует для себя эту его изменяемость: меняет его для себя в противоположной локали, тем и попадая в позицию, словно ничего к нему в пространстве не происходит. И поскольку вы находитесь за пределами той локальной квазисдвигаемости пространства (так как порождаете её), то эта компенсационная сдвигаемость пробного тела по направлению к вам оказывается его к вам приближаемостью. 35

Сказать иначе, первый закон Ньютона составляет стремление тела сохранить неизменной свою вписанность в пространство. Свои отношения с ним как вселенским целым. Даже можно сказать − свою провзаимодействовавшесть с ним таким. И переизложим всё, для верности. Пространство в некой своей локали как бы плывёт по отношению к пробному телу − в направлении от вас по линии, вас с тем телом соединяющей, да? Соответственно, первый закон Ньютона вынуждает то тело сдвигаться в противоположном направлении по той же линии: сдвиг части пространства к телу − это некая дополнительная набранность его с одной стороны того тела, которую то может компенсировать лишь такой же набранностью пространства с противоположной своей стороны, что способно сделать только своим в неё движением (по отношению к пространству, которое занимало перед началом движения, при условии что то пространство остаётся в покое относительно всего мирового пространства как целого). Лишь проделав это движение, тело "сможет сказать", что в целом у пространства к нему ничего не изменилось. С псевдоветром разобрались. Достаточно полно. Что провоцирует в той же полноте высказаться и о квазидавлении на тело, наличном со стороны разрастающегося пространства. Как добавить полноты? А переизлагать наговоренное, хоть сколько-то меняя ключ. Есть сферический квазипоток пространства от тела? Значит, бедное тело, по первому закону Ньютона стремясь остаться неподвижным относительно пространства, с равной силой пытается улететь сразу по всем возможным в пространстве направлениям, и тем в итоге застывает на месте, никуда не улетая. Как ясно, то не просто у тела застывшесть, а застывшесть в так называемом силовом равновесии, когда любое определённонаправленное его устремление двигаться нейтрализовано обратнонаправленным его устремлением. То есть что? Равноустремляясь сразу во все стороны, мат. тело тем само прессирует себя со всех сторон. Что и обозначили как то, что тело квазисдавливается пространственно разбухающей Вселенной. Переизложить же это более образно, получится следующее. Сферический квазипоток пространства, оттекающий от тела, наводит "большесть присутствия" пространства дальше от того тела. То есть получается, что пространство как бы нависает над телом − окружным образом. И бедное тело "стремится убежать" от этой нависаемости (и тем привести свои отношения с пространством в порядок: чтоб оно окрест него было по-старому однородным, без флюктуаций). Но коль нависшесть со всех сторон, то и бежать тело норовит сразу во все стороны! Ну, понятно: пространство "нависает" справа, соответственно тело норовит убежать влево, но поскольку и слева − точно так же пространство "нависает", то тело 36

тем же макаром норовит убежать и вправо. И так по всем возможным парам противных направлений, в сумме оказываясь самопрессирующим "поведением" тела. Итак, при каждом одиночном мат. теле наличествует всеокружной квазипоток пространства. Который не смещает тело потому лишь, что равно "давит" на него со всех сторон. Выступая уравновешенным всеокружным квазипотоком. Теряя же свою уравновешенность, он вполне исправно сносит тело, с одной из его сторон оборачиваясь бóльшим на него "давлением", чем с противоположной. Такая потеря происходит, когда он перекрывается с другим уравновешенным квазипотоком (что бывает, когда к породившему его телу подносят другое тело, находящееся при своём уравновешенном квазипотоке). И что же будет значить, что тело сносится (к другому телу) неуравновешенным всеокружным к нему квазипотоком? А то и будет значить, что даёт пространству себя нести, то есть остаётся неподвижным по отношению к нему − ценой своей приближаемости к тому другому телу. Сближаемость мат. тел можно трактовать и иначе. Когда одно из них подносишь к другому, то та часть окружного квазипотока первого, что со стороны поднесения, попросту подхватывает второе и несёт к первому, поскольку оно, второе, не находится в центре симметрии того квазипотока, как первое. Другими словами, порождающийся первым телом окружной к нему квазипоток заведомо обещает быть неуравновешенным к подносимому второму телу − как раз оттого, что уравновешен к первому. О квазипотоке пространства в связи с телом добавим ещё следующее: в наличке квазипоток, как бы оттягивающий часть приповерхностного к телу пространства, делая его пространством неприповерхностным. Можно даже сказать, что происходящее попросту есть квазиоткачка пространства от тела! Уменьшающая его прителесное "количество". И неспециально производимая самим телом (ведь онó же, а не кто другой, не допускает новое пространство в свою округу, и чем ближе к своим границам, тем выраженней, − вот мы в этом и видим фактическую откачку). А чтó хотим сказать, присовокупляя к понятию откачки "квази"? Да что откачки − как таковой − в качестве процесса нет, но есть, тем не менее, откачанность как плод её! И если недалеко от того тела поместить другое, то из промежутка меж ними "откачивают" оба, тогда как позади за собой каждое, можно считать, "качает" в одиночку (потому как соседнее помогает здесь "качать" в заметно меньшей степени, нежели в промежутке). Тем самым, взаимопритяженье тел объяснить теперь имеем право так: перманентная собираемость природой пространства больше зá телами, нежели в промежутке меж ними, оказывается фактической придвигаемостью тел друг к другу. Поскольку придвинуться вам к объекту, 37

лежащему перед вами, это − чисто житейски! − и значит ведь оставить за собой больше пространства, чем только что было (а перед собой − соответственно меньше, чем было). Впрочем, это мы уже где-то повторяемся. С некоторой теоретизационной натяжкой всё тут можно переизложить ещё вот как. Ежели одно тело помещено в виду другого на некотором расстоянии, то пространственный "поток" − как воплощаемость квазиоткачки от себя пространства первым телом − в своей неизбежной набегаемости на второе в каком-то смысле всё ж предстаёт тому виртуальным пространственным ветром. И как таковой "ветер" не давит на его наветренную сторону (на то он и виртуальный, чтоб в ключе реальности не воздействовать!), но нарабатывает себя − ну, дополнительное количество того, чем он там вообще выступает − с его подветренной стороны, того второго тела (на то он и ветер, чтобы в результате его что-то было всё же перенесено!). В нашем случае "то, чем выступает ветер", суть вакуумный объём, соответственно с подветренной стороны второго тела − непрерывная наработка дополнительного объёма, неизбежная вытягиваемость которого в некую продлённость оказывается фактической смещаемостью того тела в подветренно-наветренном направлении. То бишь к первому телу. С которым происходит аналогичное, ежели рассматривать его со стороны второго тела. Или можно даже проще. Без привлечения понятия виртуальности. Пробно взять мат. тело, так оно − при порождаемом им окружном к себе градиенте прибытости пространства. Подносимое же к нему другое имеет некую протяжённость по этому градиенту, тем самым со стороны его, смотрящей на первое, прибытость пространства меньше, чем с противоположной, тыловой его стороны. Что и можно интерпретировать, как квазиперекачку первым телом пространства с лицевой стороны второго на его тыловую сторону. Квазиперекачку такую как физ. явление, заставляющее второе тело двигаться к первому. Ну, чисто явочным порядком раз за разом оказываться чуть придвинувшимся к нему. А привлечь понятие виртуальности снова, то квазиперекачка пространства с лицевой стороны тела на тыловую − это повышаемость давления виртуальной материи на тело с той тыловой стороны. Ведь вакуум-пространство − как раз такая материя. Составляемая виртуальными элементарными частицами, число коих увеличивается с тыловой стороны − из-за квазиперекачки, а с лицевой стороны − по той же причине уменьшается. Что в слагаемости и приводит к толкаемости тела в тыло- лицевом направлении. Только вот, из-за виртуальности своей материя такая 38

и толкаемость продуцирует виртуальную! То есть "хитрую", которая увеличивает скорость тела без подвергания его настоящему (ну, ощущаемому) давлению со стороны, противной стороне, в которую направлен вектор увеличивающейся скорости. Другими словами, давление есть, но реализуется не толкающим соприкосновением виртуальных частиц с телом − как большей выраженности на тыловой его стороне. Материя виртуальна, так и давление её на тела − давление именно виртуальности. Вот такая возможна теоретизационная зарисовка − на базе понятия виртуальности. Привлечение этого понятия в физнаучных объяснительностях − лишь пол-шага отступленья в них от привычных вещественно-материальных отношений. Ментальность, навеянная последними, довлеет у человека, потому и решается он поначалу лишь именно на пол-шага: сохраняем и понятие давления, и понятие частиц материи − как его породителей. Только что частицы берём уж виртуальными, а потому и продуцируемое ими давление на тело должны признавать "хитрым". Нет, лучше уж наши объяснительности без привлечёнки виртуальности (ну, которые замешаны были на первом законе Ньютона). Ими, похоже, наша человеческая ментальность делает необходимый полный шаг. То есть получается, что категория виртуальности − в физнаучности категория "костыльная". Костыль, он что? Позволяет передвигаться по- старому, несмотря что возможность к тому утрачена. Ну, продолжать ходить − несмотря что утратил такую возможность, − а не начинать летать. Вот и у нынешней науки: привлечёнка виртуальности позволяет не отказываться от "ходьбы" − в лице использования понятий частиц и давления от них. Привлечение этих понятий в фоне понятия виртуальности впервой произошло при объяснении эффекта Казимира, а дале и мы поступили сходно в вопросе гравитации − просто чтоб удобно (для ортодоксальных читателей) обозначить параллель тому эффекту, которую у гравитации усмотрели. И стоит добавить, что виртуальность, как все костыльные категории, внутренне противоречива. Отчего понимать, что теоретизировать на её основе допустимо только с особым самоконтролем. Ну, например, ежели вакуум-пространство − виртуальная материя, то возможно его течение, да? Не квазитечение − как происходящесть от тела, затрудняющего разрастательность вселенскому пространству, а именно течение? Вот тут-то и надо быть осторожным! Это вам не вещественная материальность, вакуум-пространство-то, и не стоит "совсем серьёзно" находить его текущим. Ну, в смысле, находить его текущим в полной подобности 39

текущести какого-либо газа. Движение виртуальных эл. частиц друг относительно друга − это можно теоретизационно взять, но лишь настолько, насколько само понятие движения (а заодно уж и взаимоотносительности!) подходит к таким штуковинам. В касаемости их им − как раз некая неопределённость. Какая же именно − оставляю решать читателям. В силу сказанного и последнюю излагательную грань конструируем не на базе виртуальности: пробное тело, с ростом расстояния от себя убывающе придерживая прибывание пространства, наводит в своей округе градиент его прибытости, оказывающийся фактической сдвинутостью пространства в той округе, устойчиво переходящей из момента в момент при плавной сходящести на нет вдали от тела. Попадая в ту область, вещественная материя на такую сдвинутость пространства компенсационно реагирует, тем выступая без видимых причин ускоренно приближающейся к пробному телу (ибо именно такое приближение оказывается у ней созданием себе противной сдвинутости пространства). Вот теперь, разобравшись, можем перейти к вопросу чёрных дыр. К ним как следствию из ОТО, обнаруженному после Эйнштейна. Горизонтом событий чёрной дыры называют некую очерталь относительно её центра, за которую не способен выйти свет (если он под неё попал или там родился). Как это соотносится с нашими воззрениями? Ну, более-менее соотносится! Строго говоря, никто не знает, чтó под сферой Шварцшильда. Вещественноматериальное может, например, занимать весь объём, очерченный гравитационным радиусом небесного тела. Такое − просто в порядке первой стадии коллапсирования того тела. Тем самым в сфере Шварцшильда не остаётся места для чистого пространства. Хотя, "чистым" ведь пространство нашей Вселенной вобще нигде не бывает, даже в межгалактической пустоте. Что-то из вещественной материи там да есть, в смысле что вкраплено. Так что для анализа вообще годен и этот случай − с "неоставшестью места для чистого пространства". И всё ж для простоты возьмём случай, когда вещественноматериальное занимает объём, меньший описываемого сферой Шварцшильда, но ещё не бесконечно малый − и такое вообще может быть, в качестве одной из последующих стадий коллапсирования мат. объекта. Так берём, чтоб меж тем материальным и горизонтом событий чёрной дыры было пространство, не дающее особых помех свету. Тут оказывается, что квазипоток пространства, возбуждаемый тем материальным по линиям, восставленным от своей поверхности, на участке от той поверхности до горизонта событий имеет квазискорость не меньшую, чем скорость изнутри дыры атакующего тот горизонт луча света. Ну, луча, испускаемого вовне с поверхности того материального − перпендикулярно сфере Шварцшильда как поверхности. Вот оно как всё 40

выглядит по-нашему! Световая волна, благодаря фронтальному сносу из-за означенного "потока", стоит на месте, − с точки зрения наблюдателя, не входящего в сферу Шварцшильда. А что, стоящие волны физикам хорошо известны! И даже надо сказать сильнее: стоящесть есть свойство, которое обязана обретать волна, если она таки волна. И коль скоро свет есть волна, то получается мало сказать, что стоящесть ему не заказазана, надо говорить об обязаловке её ему, − только вот найти б условия её у него возникновения. Вот мы их и нашли! Возникает там, где сказываемость недоприроста пространства критически выражена. Ну, в смысле, где фронтальный квазинапор пространства на луч − критически велик (с тем что порождается сей квазинапор разностью прирастаемости пространства вдоль по линии луча). А вспомнить понятие псевдоветра, то всё прозвучит вот как: светолуч, стремящийся выйти из сферы Шварцшильда по перпендикуляру к ней, не силует преодолеть встречный псевдоветер пространства, порождаемый мат. наполнением чёрной дыры. Согласно нашим наработкам, всё это можно обсказать в другой форме. Дескать, срабатывает квазиоткачка приповерхностного − к тому срединному вещественно-материальному конгломерату − пространства в пределах сферы Шварцшильда. Из-за неё светолуч, стартовав с поверхности конгломерата в направлении горизонта событий, до последнего добраться всё никак не может: перед его фронтом постоянно оказывается − как дополнительное − означенное приповерхностное пространство, только что "перекачанное". Приведём, с подробностями, ещё одну зарисовку происходящего. Пусть за некоторое время световолновой цуг, испущенный из недр чёрной дыры, покрывает − ежели считать по переднему "торцу" его как лучевого отрезка − пространство до горизонта событий. Но со стороны заднего его "торца" − из-за действия чёрной дыры − пространства за то же время недоприбыло столько же (сравнительно с тем, что должно было прибыть, не будь там чёрной дыры). Чем получается, что свет пространство исправно покрывал, но нисколько относительно чёрной дыры не сместился, поскольку вместе с пространством, по которому распространялся, де факто оказался сдавшим назад − к центру дыры − на величину своей распространившести. То есть что? Свет от чёрной дыры исправно убегает, а она его так же исправно догоняет, хотя в смысле движения себя как тела и не гонится за ним: догнавшесть наступает просто благодаря тому, что перманентно дыра как бы всасывает в себя то самое пространство, по которому распространяется свет. Или скажем вот как: присутствие в том месте чёрной дыры просто засталяет Вселенную непрестанно тáк 41

распределяться своим пространством, что расстановка предметов в ней оказывается та, в которой чёрная дыра − перманентно догнавша тот луч (ну, цуг, ибо луч догнать нельзя − из-за принципиального отсутстствия у него заднего конца). А радиусом сферы Шварцшильда оказывается расстояние, которое передняя волна цуга, испущенного из её центра, успевает пройти за время, за которое чёрная дыра на пределе ещё способна пространственно его скомпенсировать, то расстояние. Большее уже не смогла бы − хоть и за соответственно большее время, потому что скорость света относительно пространства та же на любом расстоянии от центра чёрной дыры, тогда как её способности компенсировать (нейтрализовав "засосом" в себя пространства) его перемещение относительно того центра − убывают по мере удаления от него, того центра. Не спутать, однако, стоящую волну со стоячей. Последняя фактически есть один из случаев интерференционной картины − так сказать, предельно возможный её случай, но и только. Первая же − производное явления под названием "движение среды перенесения". Если бросить в реку камень, по поверхности пойдёт круговая волна. Так вот та часть её фронта, что движется против течения − параллельно ему, может оказаться несмещающейся относительно тебя, стоящего на берегу. Если скорость речного течения достаточно велика. То и будет стоящая волна − для тебя. Но не для массы речной воды: относительно неё та волна исправно бежит − с той же скоростью, какую имела бы относительно стоячей воды озера (брось вы в него точно такой же камень, и точно так же). Ещё раз. В случае стоячести − волна неподвижна и относительно того агента, который волнуется (если, скажем, волна на глади озера − то относительно воды). А в случае стоящести − не неподвижна относительно такого агента: движется как обычно. Для порядка приведём пример стоячих волн. Волнение от колеблющей воду доски доходит до пирса, отражается от него и идёт назад, тем налагаясь на самоё себя (интерференция!), и оттого поступательно останавливаясь и относительно воды (ну, водной поверхности), и относительно пирса. Остановка такая понятна: волнение, противоходно наложенное на самоё себя, в одну сторону тогда за единицу времени проходит ровно столько, сколько в противоположную, а значит − фактически стоит. Так что и у света не будем путать стоящую и стоячую волны. Последняя, ежели у света её таки можно экспериментально добиться, фактически суть крайний случай его интерференции. А первая − явление сугубо относительное. Относительно нас, пребывающих за пределами 42

горизонта событий чёрной дыры, световолна безусловно стоит, то бишь не идёт к нам, а значит − и не доходит до нас от той дыры как небесного тела. Потому-то мы ту световолну и не воспринимаем (читай: не видим чёрную дыру). И относительно материи чёрной дыры она, думаю, тоже стоит. А вот относительно пространства − движется, причём с характерной световой скоростью. Как то и положено свету. Пространство, значит, приоритетный определитель светоскорости! И даже надо сказать круче − единственный настоящий её определитель. Поскольку остальные, как видим, могут давать сбой, зануляясь. К таковой роли вакуум-пространства для света − мы подробнее вернёмся позже, когда читатель будет больше поднаторевшим в разводимых нами идеях. Но как же одинаковость скорости света относительно любого мат. предмета − из всех наличных во Вселенной на разбираемый момент, в каком бы состоянии движения они ни прибывали? Об этом выскажемся, но сначала разберём, как такую неизменность светоскорости примирить − для световолнового цуга, уходящего от небесного тела по нормали к его поверхности − с наводимой тем телом квазиперекачкой пространства из-под заднего "торца" того цуга − под его передний "торец"? Она что же, не сносит цуг назад, тем замедляя его относительно нас, рассматривающих то небесное тело? Или хотя бы относительно самого того тела? То есть фронтального сноса световой волны квазисдвигающимся в самом себе пространством − нет? Нет, и залогом тому − так называемое гравитационное красное смещение, как опытный факт. На уходящую от него световую волну мат. тело влияет лишь тем образом, что увеличивает её длину − для наблюдателя, к которому она летит от того тела, при неизменности расстояния между ним и телом. Точно как длина увеличивается для нас, ежели волна испускается телом, достаточно быстро уходящим от нас (это, так сказать, обычное красное смещение, негравитационное). В русле нашей идеи тяготения напрашивается утверждение, что оба красных смещения есть одно и то же: влияемость "набегающего" пространства на непосредственный испускатель световой волны. Совсем конкретно говоря, на "выстрел" возбуждённого атома, волнующий светоносную среду. Такой "выстрел" − переход электрона с врéменной высокой орбиты на постоянную низкую, переводящий атом из возбуждённого в нормальное состояние и испускающий порцию света. И "выстрел" это потому, что подобное движение элемента электронной оболочки атома "бьёт" по границе вселенского пространства с эфиром, вспучивая её и тем полагая начало световой волне. Что же касается "набегания" пространства, то в разбираемых случаях (ну, гравитационного и обычного красных смещений) 43

оно возникает разным путём касательно тела, но это − несущественная разница, ибо главное, что оба раза оно присутствует и одинаково срабатывает. Итак, утверждение, что оба красных смещения есть одно и то же: влияемость "набегающего" пространства на непосредственный испускатель световой волны. Всё действительно так! Ведь естественное состояние мат. тела в пространстве района Солнца − увеличивающеся-ускоренное падение на Солнце, но происходящее без испытываемости ускорения. Ускорением обладает, но не испытывает его! Такого вот сорта удаляемость от нас тела, ежели находится оно меж нами и Солнцем, к которому мы как наблюдатели неподвижны, причём удаляемость то − без испытываемости видимого удаляющего воздействия. А это заставляет подозревать, что не тело взаимодействует с пространством, а пространство с телом! То есть что пространство района Солнца активно, и способно предъявить собой свету те условия, в какие ставит свет по отношению к пространству тело, удаляющееся от нас со светоиспусканием в нашу сторону (имеется в виду, что последнее − это уже вдали от Солнца, дабы теоретически не портилась картина). Сказать короче, идущий от Солнца свет заставяляет краснеть для нас особый режим тамошнего пространства. Итак, околосолнечное пространство пребывает во внутреннем режиме, имитирующем удаляемость от нас всякого тела, расположенного в нём меж Солнцем и нами с неподвижностью (вместе с нами) относительно Солнца. И свет, идущий к нам от такого тела, реагирует на этот режим уменьшением для нас своей частоты. Как, впрочем, и свет от самого Солнца. Логику разводить здесь возможно и вот ещё как. В случае уходящести от нас тела (как случае непрерывной ставящести им меж собой и нами дополнительного пространства) можно считать, что между нами и смотрящей на нас стороной его, самим по себе стоящего касательно нас, непрерывно возникает новое (ну, дополнительное) пространство. И точно то же происходит с телом, зафиксированным в гравитационном поле звезды (ну, находящимся в состоянии покоя относительно неё): организуемая звездой "перекачка" пространства от ближнего к ней конца тела − к дальнему и оказывается появлением дополнительного пространства за тем дальним, то есть меж ним и нами (мы ведь расположены за телом ещё дальше от звезды − в наблюдательной неподвижности относительно неё). Значит, можем считать, что это тело самочинно уходит от нас в сторону звезды − в "неподвижном" зато уже пространстве. И, стало быть, должно давать нам негравитационное красное смещение у света, им испускаемого в сторону нас. Теоретизационный круг замкнулся! Такая вот демонстрация обратимости в отношениях пространства с пребываяющими в нём телами. 44

Также ясно, что ежели наблюдаете достаточно быстро уходящее от вас и притом достаточно массивное тело, то приходящий к вам его свет оказывается при удвоенном красном смещении, так сказать. Одно из-за его ухода от вас, а второе − из-за его гравитации. Какова физическая конкретика влияния "набегающего" пространства на "выстрел" возбуждённого атома? Такового атома, содержащегося в теле, на которое "набегает" пространство, а? Ну, скорость убегания от нас тела вычитается из скорости того элемента атома, что "бьёт" по пространственно-эфирной границе, отчего "удар" получается более вялым и возбуждает более пологую − читай: более красную − световую волну. Так потому, что атом поверхностного телесного слоя свой "удар" по границе всегда направляет в сторону, куда смотрит тело. (Ну, в смысле, проводит за счёт именно этой стороны, из чего, однако, нисколько не следует, что пространственно-эфирная граница именно в этой стороне и лежит, − не стоит "покупаться"! Тут подобно, как с кормы корабля бросаете камень − против хода того корабля: водная поверхность вовсе не лежит тогда в направлении броска, но камень её таки достигает, тем прилагая к ней сообщённую ему вами скорость, уменьшенную вычетом из неё скорости корабля.) Убегающее от нас тело "смотрит на нас" − в смысле, что атомам поверхностного слоя своего задника оставляет открытым пространство только в нашу сторону, прочие собой от них заслоняя. Вот "удары" атомов в эту сторону и происходят. Ну, в смысле, за счёт использования этой стороны и реализуются. А в силу обратимости, показанной нами, то же в сущности происходит с возбуждённым атомом тела и в гравитационном поле (когда мы в том поле − дальше от того тела, ежели отмеряюще соотноситься с порождающим поле телом). Это мы невзначай даём оригинальную версию происхождения эффекта Доплера! На наш взгляд, вполне жизненную, несмотря что эффект Доплера для света привычно объясняется разницей времён у тел, испускающих на нас свет: одно неподвижно к нам, другое от нас удаляется, отчего ход времени его испытывает релятивистскую изменяемость − относительно нас и неподвижного к нам тела, − изменяемость, приводящую в конечном счёте к изменению для нас частоты испускаемого им к нам света (сравнительно со светом той же природы, испускаемым на нас неподвижным к нам телом). Тело же, удаляющееся в испускаемости на нас несветовых волн, физикой как наукой видится удлиняющим цуг тех волн, что начинается с него и упирается в нас, но с оставляемостью числа волн в цуге тем же, что было бы в нём на момент его к нам дотянувшести после испущенности тем телом в 45

своей относительно нас неподвижности. Отчего, как ясно, длины составляющих цуг волн должны увеличиваться. Итак, сильное гравитационное поле звезды заметно увеличивает длину испускаемых ею на нас световолн. Однако скорость световолны относительно нас не меняет − оно тут так же бессильно, как бессильно её к нам поменять обычное убегание от нас испускающего свет тела. Почему же гравитационное поле не в силах? Точно как и обычная удаляемость от нас светоиспускателя − почему не может? Потому что свет распространяется не в пространстве как некой толще, а по границе последнего с эфиром, как мы уже указывали в своё время. Распространяется так, представляя собой "возмущенческие выпячиваемости" пространства в эфир, организованные в волну. Но ведь чтó бы в пространстве ни происходило, а граница его по эфиру остаётся всё тою же, то бишь принципиально "не замечает" происходящестей в пространстве как "толще", что и оборачивается неизменностью скорости света касательно элементов той "толщи", коль скоро он всецело связан именно с границей. Гравитационное же поле здесь − то в смысле гравитационного квазиполя. Ведь "сдвигаемость" пространства, которая выглядит для нас силовым полем, на самом деле лишь кáк бы силовое поле, и посему имеет право пройти лишь в статусе квазиполя. Если очень уж захочется именно понятие поля привлечь для характеристики пространства как округи вещественной материи, организованной в тело. Итак, выпячиваемости пространства в эфир, которое в оных (и из-за оных!) оказывается некими по характеру возмущённостями своими. При имеемости такими возмущённостями-выпяченностями свойства провоцироваться одно другим, тем как явление скользя по пространственно-эфирной границе. Возмущённость пространства в локали своей "выпяченности" − это замутившесть его как чего-то, только что бывшего прозрачным (тáк скажем, имея в виду, что и замутившесть и прозрачность здесь − понятия условные). То есть своею выпячиваемостью пространство изменяет заодно и свой вид: в локали выпяченности оно не то, как всюду (не то, как на ровном месте, так сказать). Ну, не совсем уже такое, во всяком случае. Впрочем, тут трудно сказать, то ли это выпячиваемость заставляет пространство возмущаться, то ли локальновозмущаемость в самом себе оборачивается у пространства выпячиваемостью (ну, атрибутивно выражается в ней). Но это и не столь важно − главное, что локально выпячивается и возмущается, в сопряжённости. Для теорподстраховки обо всём об этом стоит выразиться пообтекаемей: материя в лице вакуум-пространства выпячивается в эфир по 46

своей границе с ним, при автоматической у тех выпяченностей организуемости в волну по той границе. Волну, оказывающуюся для нас светом. Вернёмся, однако, к смысловой линии, от которой отклонились. Возврат такой означает задатие вопроса: как выкрутиться из того, что фронтального сноса световой волны пространством − нет, а чёрные дыры меж тем − невидимы? Так отсутствие подобного сноса − это что касается гравитационных квазиполей несколлапсировавших мат. тел. У сколлапсировавших же подобные поля закритически велики, что позволяет всё тут объяснять квантованием: фронтальный снос световой волны отсутствует, пока вдруг (!) не возникает сразу в предельном своём выражении, превращающем ту волну в стоящую, и такое, по нашей идее о гравитации, должно происходить в пределах сферы Шварцшильда. В смысле, что именно там и больше нигде. Пространственный "поток" там обладает иным качеством − квазискоростью, не меньшею скорости света! Эта квазискорость делает качественно другим захваченное "потоком" пространство (ну, пространство, подлежное ему, − так сказать, участвующее в нём). Другим, в чём-то не худшим, нежели вещество мат. тел. А уж последнее, двигаясь встречь свету, его как раз увлекает (читай: притормаживает!), что доказал ещё в девятнадцатом веке Физо − своим знаменитым опытом. Так что если свет − в своём скоростном постоянстве относительно пространства − покрывает за "квант времени", прошедший с момента его испускания телом, пространства на "квант длины" больше, чем того − за его как лучевого цуга задним "торцом" − недоприбыло за это же время, он отрывается от означенного тела, и далее идёт как ни в чём не бывало, то есть для всех имеет свою "фирменную" скорость. А то тело стоит на грани бытия чёрной дырой, но ещё не чёрная дыра. И наоборот: когда − из-за критической плотности небесного тела − изошедшему из него свету не удалось в своём движении − за тот же условный временной квант − и на один квант длины (ну, условный пространственный квант) опередить порождаемое тем телом недоприбытие пространства, он как волна продолжает существовать, но останавливается, не отрываясь от того тела: наличествует волновым цугом, задним концом упёртым в породивший его атом (ну, в породившее его место тела, ибо какие уж там могут быть атомы, при таких-то высоких плотностях). А тело выступает тогда чёрной дырой − наислабейшей из возможных, в случае если уже за два временных кванта, ́ прошедших с момента испускания света, недоприбытие пространства опережается светом на один квант длины. 47

Но это в зависимости, чтó считать такими квантами. Выше квант времени молчаливо не исключался как нечто такой величины, за которую свет успевает покрыть несколько квантов длины. Тогда анализ будет именно этаким. Но, похоже, всё несколько по-другому. Обратимся к историзму. Задавшись вопросом, до каких расстояний справедливы эффекты, рассчитанные ОТО, физики − общим строем своей науки − были вынуждены упереться в понятие кванта длины. Как того, что ставит предел таким расчётам. И из чего естественным образом выходит понятие кванта времени − ежели тот квант длины разделить на скорость света. Тем самым получается, что за квант времени свет может покрыть только один квант длины. Вот при использовании таких пониманий квантов − анализ будет другим. Наислабейшей из возможных чёрная дыра оказывается, ежели её горизонт событий определяется одним квантом длины. Ну, в смысле, за временной квант свет покрывает квант длины, выйдя из центра чёрной дыры, но и недоприбытие пространства, провоцируемое этим центром, умудряется за это время оказаться квантом длины тоже. И свет тем самым остаётся в дыре. Но если он распространяется вовне, выходя из точки, на квант длины отстоящей от центра, то за квант времени чёрная дыра там не справляется организовать пространственный недоприрост величиною в квант длины. Просто потому, что воздействие вещественной массы на пространство тем слабее, чем дальше от её центра. Свет же за квант времени там квант длины проходит, чем и оказывается вырвавшимся из дыры. То есть что? Горизонт событий чёрной дыры в анализе такого рода определяется величиной того её радиального отрезка, на уровне последнего кванта длины которого дыра на пределе ещё способна за квант времени обеспечивать недоприбытие пространства в квант длины. А будь отрезок всего на квант длины больше, уже не могла бы (на уровне последнего кванта длины отрезка тратя целых два кванта времени на поставку пространственного недоприбытия в квант длины). Другими словами, от центра чёрной дыры до её горизонта событий вмещается лишь число квантов длины, равное числу квантов времени, необходимых свету для дохода до горизонта по выходе из центра. К понятию же упомянутых квантов физики пришли, повторяю, вынужденно. Что называется, нехотя. Оттого эти понятия существуют в современной физике полуофициально, как я понял. Потому поначалу и выражался "условный квант длины" и "условный квант времени". Но далее. Брать по Эйнштейну, то в районе чёрной дыры пространство локально искривляется максимально возможным образом. Ну, то есть, до смыкаемости в суперсферу, и горизонт событий чёрной дыры выступает верхней границей этой локальной самоё на себя замкнутости у 48

пространства. Этакий "пространственный мешок"! А брать по-нашему, то опоясанное сферой Шварцшильда выступает "пространственной ямой", в которую и западают световые лучи. Ну или сказать − виртуальной лакуной в пространстве. Строго говоря, каждое мат. тело выступает подобной "ямой". Дело лишь в глубине её! Просто чёрная дыра оказывается "ямой" критической глубины, настолько глубокой, что даже наилучший в мире прыгун − свет не может из неё "выпрыгнуть". А из "ямы" в лице окрестности любого несколлапсировавшего тела − "выпрыгивает" как ни в чём не бывало, тем не давая нам сообразить факт её существования... И наконец то ещё, что по Эйнштейну в сфере Шварцшильда "пленённый" свет наворачивает бесконечные круги − вокруг плотных материальных образований, ежели они ближе к горизонту событий дыры оставляют ему достаточно свободное пространство для этого. А по-нашему, так там разлитое море стоящего света. Выступает ли тело чёрной дырой − зависит от его плотности, а не массы. Оно может быть сколь угодно массивным, и не быть чёрной дырой (ежели иметь в виду его всё). Плотность должна стать критической − в сторону увеличения. Это понятно: масса, например, Сатурна во много раз больше массы Земли, но сила тяжести на его условной поверхности примерно равна земной − всё из-за больших его размеров при своей массе, то есть из-за малой плотности. Если мат. тело при сохраняемости критической плотности увеличивает массу, − ну, увеличивается в размерах, не теряя плотности, − то сфера Шварцшильда при нём увеличивается. Что означает, что световолновому цугу − в его стоящести при том теле − позволительно быть длиннее (имеется в виду его стоящесть при "упёртости" задним своим концом в то тело). Образно говоря, вооружённое большей массой тело критической плотности "не боится" отпустить от себя свет подальше: мол, всё равно поймаю- удержу... Тут подходим к главному, из-за чего и начали этот абзац: а если масса увеличивается за счёт увеличения плотности при старом размере, то произойдёт простое увеличение сферы Шварцшильда, только что описанное, или нечто более существенное? Плотность тела тогда ведь уже закритически большая, а не критически большая! Тем болей, что годится и случай, когда масса тела не увеличивается, а плотность растёт, − тело попросту дальнейше коллапсирует, уменьшаясь в размерах. Так что же будет? Ну, поскольку у виртуального потока пространства, порождаемого материальной массой, не скорость, а квазискорость, то всякое может быть: имею прежде всего то, что квазискорость та окажется больше световой. Мало ли, речь ведь о том, что внутри сферы Шварцшильда, а это область нетривиальная! Если при критической плотности тела световолны, 49

нормальные к его поверхности своими фронтами, стоят на нём, как иглы, то при закритической получается, что они заотсутствуют − свет "взлететь" с места испускания там не в силах. Тогда в сфере Шварцшильда царит кромешная тьма, а нам в теории надо говорить о внутреннесветлых чёрных дырах и внутреннетёмных чёрных дырах. Заканчиваем пункт коротким резюме. Окружающее вас и планету пространство − из-за дисбаланса в своей прирастаемости, порождённого "вкрапленностью" в него вас и планеты − буквально швыряет вас на планету. Ведь недоприрастаемость его меж вами и планетой, сравнительно бóльшая, чем в прочих местах округи, есть − де юре − приближаемость вас к планете, вот вы, если только вас ничего специально не держит, и оказываетесь падающим на неё, дабы, так сказать, тому "де юре" имелось соответствующее "де факто". В виду планеты да со Вселенной вокруг вы чисто явочным порядком оказываетесь прибиты к планете, в смысле что вы и она сами по себе не движетесь друг к другу, но пространство за вáс совершает ваш взаимоподход: Вселенная как пространственная целостность всё так, фигурально говоря, поворачивается, что "задним числом" постоянно оказываетесь при всё новой сближенности, пока не соприкоснётесь. 50

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы