СОВРЕМЕННЫЕ РОССИЙСКО-ЯПОНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ РАЗВИТИЯ 2010 (6)

В докладе представлены результаты комплексного анализа современных россий- ско-японских отношений, подготовленные группой российских ученых японоведов в рамках исследовательской программы Российского совета по международным делам. В качестве ключевых рассмотрены вопросы политического, торговоэконо... больше
16
Просмотров
Отчеты > Наука
Дата публикации: 2013-11-17
Страниц: 31

СОВРЕМЕННЫЕ РОССИЙСКО-ЯПОНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ РАЗВИТИЯ №6 2012 г.


Российский совет по международным делам Москва 2012 г.

УДК 327(470+571):(520) ББК 66.4(2Рос),9(5Япо) С56 Российский совет по международным делам Главный редактор: д.и.н., член-корр. РАН И.С. Иванов Редакционная коллегия: д.и.н., член-корр. РАН И.С. Иванов (председатель); д.и.н., акад. РАН В.Г. Баранов- ский; д.и.н., акад. РАН А.М. Васильев; д.э.н., акад. РАН А.А. Дынкин; д.э.н. В.Л. Ино- земцев; к.и.н. А.В. Кортунов; д.э.н. В.А. Мау; д.и.н., член-корр. РАН В.В. Наумкин; д.и.н., акад. РАН С.М. Рогов; к.полит.н. И.Н. Тимофеев (ученый секретарь) Авторский коллектив: д.полит.н. А.Н. Панов (руководитель коллектива); О.И. Казаков; д.и.н., к.э.н. В.О. Ки- станов; В.В. Кузьминков; к.и.н. В.Н. Павлятенко; д.и.н. Д.В. Стрельцов; д.соц.н., к.и.н. С.В. Чугров Выпускающие редакторы: к.полит.н. И.Н. Тимофеев; к.полит.н. Т.А. Махмутов; Л.В. Филиппова В докладе представлены результаты комплексного анализа современных россий- ско-японских отношений, подготовленные группой российских ученых-японоведов в рамках исследовательской программы Российского совета по международным де- лам. В качестве ключевых рассмотрены вопросы политического, торгово-экономи- ческого, научно-технологического и культурного взаимодействия двух государств, а также подходы к решению «проблемы северных территорий». Современные российско-японские отношения и перспективы их развития / [А.Н. Панов (рук.) и др.]; [гл. ред. И.С. Иванов]. — М. : Спецкнига, 2012. — 32 с. — Авт. ука- заны на обороте тит. л. — ISBN 978-5-91891-189-1. © НП РСМД


ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 ТОРГОВОЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НАУЧНОТЕХНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. . . . . 11 РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ВЕКТОРА РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЯПОНСКИХ ОТНОШЕНИЙ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20 О ПРОБЛЕМЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРНОГО ДОГОВОРА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24 ВЫВОДЫ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 27 ЗАКЛЮЧЕНИЕ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30

ВВЕДЕНИЕ Азиатско-Тихоокеанский регион все увереннее выходит в лидеры развития мировых политических, экономических и военно-стратегиче- ских процессов. На этом фоне отношения России и Японии — двух ведущих государств ре- гиона — характеризуются усредненным уровнем их состояния и отсутствием поступательного динамичного развития. Ни Москва, ни Токио по-прежнему не имеют собственного стратегического видения перспектив создания но- вого качества взаимодействия и сотрудничества, отвечающего новым реа- лиям как ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и в глобальном масштабе. Группа российских ученых-японоведов, проведя комплексный анализ нынешнего состояния российско-японских отношений, поставила задачу дать объективную картину достижений и неудач в процессе их становления и развития после распада Советского Союза, а также определить основные причины, препятствующие формированию многогранного, взаимовыгодно- го партнерства на современном этапе. Важное значение было придано рассмотрению всего комплекса вопро- сов, связанных с неурегулированностью проблемы мирного договора, про- истекающей из расхождения сторон по вопросу территориального разме- жевания в районе Курильских островов. При этом внимание было сконцен- трировано не на поиске «магической формулы» решения этой проблемы, а на исследовании того, насколько она в реальности является основным препятствием к серьезному продвижению двусторонних отношений во всех сферах. Итогом совместного анализа и обсуждений ученых-японоведов стал представляемый доклад.

6 В составлении доклада участвовали: Панов Александр Николаевич — д.полит.н., главный научный сотруд- ник Института США и Канады РАН; Казаков Олег Игоревич — научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН; Кистанов Валерий Олегович — д.и.н., к.э.н., руководитель Центра ис- следований Японии Института Дальнего Востока РАН; Кузьминков Виктор Вячеславович — старший научный сотрудник Цен- тра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН; Павлятенко Виктор Николаевич — к.и.н., ведущий научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН; Стрельцов Дмитрий Викторович — д.и.н., заведующий кафедрой вос- токоведения МГИМО (У) МИД России; Чугров Сергей Владиславович — д.соц.н., к.и.н., профессор кафедры международной журналистики МГИМО (У) МИД России.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ Отношения России (после распада Советского Союза) и Японии насчи- тывают два десятилетия. Однако они развиваются под сильнейшим воз- действием всей истории двусторонних связей, которые начались более двух столетий тому назад, а первый российско-японский договор был подписан в 1855 году. Вместе с тем «новой» России и «старой» Японии все еще не удалось ре- ализовать значительный потенциал взаимодействия, выйти на строитель- ство доверительного, партнерского сотрудничества, хотя цель достижения отношений «созидательного партнерства» и провозглашена в официальных документах, подписанных на высшем уровне. Причина такого положения в том, что при понимании в целом важности двусторонних отношений для интересов каждой из стран ни Москва, ни То- кио пока не определились с тем, какова стратегическая значимость для них этих отношений. Политическая и экономическая взаимозаинтересованность сторон присут- ствует, но уровень ее невысок, а о взаимозависимости говорить не приходится. Играют свою роль и негативные страницы истории двусторонних от- ношений, среди которых особо выделяется территориальная проблема. По- пытки ее решения предпринимались неоднократно, однако оканчивались частичной или полной неудачей. Нередко недовольство японской стороны отсутствием прогресса в решении территориальной проблемы на японских условиях вызывало ухудшение двусторонних отношений, серьезно ослож- няло их атмосферу. Между тем, за исключением территориальной проблемы, между Росси- ей и Японией нет других проблем, способных препятствовать созданию ис- тинно партнерских отношений.

8 Объективная реальность такова, что ни в настоящее время, ни в пер- спективе национальные интересы России и Японии не вступают в противо- речия ни по одному из принципиальных направлений отношений — будь то политика, экономика или обеспечение безопасности. Россия не представля- ет угрозу для Японии, равно как и для России отсутствует японская угроза.1 Напротив, присутствует обоюдное стремление обеспечить стабильность и безопасность в АТР, прежде всего в Северо-Восточной Азии. Показательно, что в ходе состоявшегося в разгар обострения террито- риального спора в феврале 2011 года визита в Москву министра иностран- ных дел Японии Сэйдзи Маэхары стороны подтвердили готовность продол- жить сотрудничество и взаимодействие по наиболее актуальным междуна- родным вопросам.2 Было отмечено обоюдное намерение координировать позиции сторон в многосторонних структурах АТР, сотрудничать в сфере содействия восстановлению Афганистана. Было принято решение придать более тесный характер сотрудничеству в целях денуклеаризации Корейско- го полуострова, в вопросах противодействия международному терроризму, распространению оружия массового уничтожения. Не подлежит сомнению вывод о том, что экономика России и Японии взаимодополняемы. Россия имеет природные ресурсы, которых лишена Япония, а российский рынок практически не ограничен для японских то- варов и капиталов. Важно и то, что российская и японская экономики ни сейчас, ни в перспективе не конкурируют друг с другом, не предвидится и соперничество за рынки сбыта. Невозможно прогнозировать появление сколь-либо существенных двусторонних экономических противоречий. В целом, если не ставить задачу радикального улучшения двустороннего взаимодействия и сотрудничества, то можно прийти к выводу, что россий- ско-японские отношения находятся на «среднем уровне развития». Присут- ствует весь надлежащий для этого набор связей и обменов: в политической, экономической и культурных сферах и даже в области контактов по военной линии, между пограничными и правоохранительными органами двух стран. Территориальный спор, безусловно, осложняет нормальное те- чение «двусторонней жизни», однако стороны раз за разом приходят к обоюдному заключению, что он не должен наносить ущерб поддержанию 1 Япония обладает современными хорошо оснащенными вооруженными силами. Однако силы са- мообороны – 250 тыс. чел. – не имеют наступательных вооружений: бомбардировщиков, ракет средней и большой дальности, крупных десантных кораблей, авианосцев, – за исключением двух вертолетоносцев, крейсеров и дизельных подводных лодок. В то же время у Японии самое большое количество в АТР эс- минцев – 67. В последнее время Япония сокращает свою военную группировку на Хоккайдо и переводит войска в южные районы для «противостояния китайской угрозе». 2 Стенограмма выступления и ответов министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопро- сы СМИ в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Японии С. Маэхарой, Москва, 11 февраля 2011 года

9 определенного уровня практических контактов и имеющему обоюдный ин- терес сотрудничеству. В российских политических и деловых кругах имеется определенная за- интересованность в развитии отношений с Японией, однако очевидно, что отношения с Токио по своей приоритетности уступают отношениям с дру- гими крупными государствами. Особо это заметно на восточном направле- нии, где доминирует ориентация на Пекин. На данный момент присутствует мнение, и оно имеет основание, что японская политическая ситуация, связанная в том числе с быстро череду- ющейся сменой глав правительства, остается нестабильной. В связи с этим долговременные партнеры для серьезных разговоров и достижения важных договоренностей отсутствуют. Вместе с тем очевидно, что для российских интересов, и не только в АТР, существенное значение имело бы повышение уровня отношений с Японией до стратегического партнерства. Это позволило бы решить задачу обеспе- чения сбалансированных отношений России с Китаем и Японией, а также получить более сильные позиции в отношениях с США. Известно, на- сколько нервически реагирует Вашингтон на любые позитивные измене- ния в российско-японских отношениях, а нередко предпринимает и меры к тому, чтобы воспрепятствовать возможности их значительного улучше- ния (недавний пример: негативное восприятие Белым домом намерения премьер-министра Юкио Хатоямы урегулировать территориальную про- блему с Россией). Со своей стороны Токио все более опасается роста военного потенци- ала Китая и возможности его проецирования в морские регионы в районе японских островов. Кроме того, на фоне стремительного «возвышения» Пе- кина «голос Токио» все менее слышен. Китайцы уверенно отодвигают япон- цев на второй план не только на мировой экономической сцене, но прежде всего в АТР, явно показывая им, «кто здесь хозяин». В этой обстановке японское руководство не находит ничего лучшего, как идти проторенной привычной дорогой — укреплять стратегические от- ношения с США. Это заведомо ограничивает возможности самостоятель- ных действий и не добавляет уверенности в будущем, т. к. в Токио нет чет- кого представления о намерениях Вашингтона на китайском направлении. Более того, японской политической элите явно не хотелось бы быть втя- нутой в американскую стратегию сдерживания Китая, т. к. ухудшение отно- шений с великим соседом может привести ко многим политическим и эко- номическим потерям. С другой стороны, Токио не в восторге от перспекти- вы стать «младшим партнером Пекина». Отсюда появление размышлений о целесообразности более продвинутых отношений с Россией, имея в виду, прежде всего, китайский и корейский факторы. Среди японских аналитиков

10 высказывается мнение о желательности последовать примеру Сеула. По их мнению, серьезно улучшив отношения с Москвой, южнокорейцы добились ужесточения позиции России в отношении Пхеньяна по ядерной проблеме и инцидентам с применением военной силы на Корейском полуострове. В японские расчеты входит и намерение, подняв уровень взаимодей- ствия с Россией, попытаться, если не разъединить ось «Москва — Пекин», то хотя бы несколько отделить Россию от Китая. Согласно публикациям WikiLeaks,3 в 2007 году японские дипломаты, забыв о территориальном спо- ре, строили планы создать японско-российское партнерство с антикитай- ской направленностью. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о возможности для России, при умелом построении дипломатических усилий, проводить сбалансиро- ванную политику на китайском и японском направлениях, используя ее для укрепления собственных позиций и обеспечения свободы маневра. 3 Cable 07TOKYO2690, ABE-PUTIN G-8 SUMMIT: RUSSIA AGREES TO / WikiLeaks // http://www. wikileaks.ch/cable/2007/06/07TOKYO2690.html#

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ Экономические связи между Россией и Японией в первое десятилетие XXI века продемонстрировали поступательную, хотя и неровную, динами- ку. В 2011 году двусторонний торговый оборот достиг рекордной отмет- ки в 30,8 млрд долл. При этом экспорт России в Японию составил 19 млрд долл., а импорт — 11,8 млрд долл. Таким образом, Россия имела положи- тельное сальдо в торговле с Японией в размере 7,2 млрд долл.4 Однако доля Японии в российском товарообороте составляет всего около 4 %.5 То есть роль Японии во внешней торговле России весьма незна- чительна. Еще меньшее значение имеет Россия во внешней торговле Япо- нии. Ее доля во внешнеторговом обороте Японии чуть более 1,8 %.6 Если посмотреть на структуру торговли, то на протяжении долгих лет она не претерпевает серьезных изменений. Япония закупает у России преи- мущественно энергоресурсы, цветные металлы, морепродукты и лес. На эти четыре товарные группы приходится свыше 90 % всего стоимостного объ- ема российского экспорта в Японию.7 Более того, их доля неуклонно растет и постепенно приближается к 100 %.8 4 Внешняя торговля Российской Федерации по основным странам и группам стран / Федеральная таможенная служба РФ 5 Внешняя торговля Российской Федерации по основным странам и группам стран / Федеральная таможенная служба РФ 6 Расчеты на основе Value of Exports and Imports by Area and Country / Japan External Trade Organization 7 Внешняя торговля Российской Федерации по основным странам и группам стран / Федераль- ная таможенная служба РФ // Режим доступа: http://www.customs.ru/attachments/article/15604/WEB_ UTSA_09.xls 8 Российско-японские торгово-экономические отношения / Министерство экономического раз- вития РФ // Режим доступа: http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/foreigneconomicactivity/ cooperation/economicaa/doc091225_1712?presentationtemplate=docHTMLTemplate1&presentationtemplate id=2dd7bc8044687de796f0f7af753c8a7e&WCM_Page

12 Доминирующей тенденцией последних лет был ускоренный рост российского экспорта в Японию нефти и нефтепродуктов. На них при- ходится более половины всего объема экспорта.9 В 2010 году доля России во всем импорте Японией нефти составила 7,1 %.10 Растет и доля сжи- женного природного газа — в том же году в японском импорте СПГ она равнялась 8,8 %.11 В российском импорте из Японии главной статьей являются автомоби- ли. Большинство из них легковые — более половины импорта.12 Из приведенных данных очевидно, что торговля России с Японией но- сит характер обмена топлива, сырья и морепродуктов на готовую промыш- ленную продукцию в основном потребительского характера. В двустороннем инвестиционном сотрудничестве имеются свои про- блемы. По данным на конец 2010 года, объем японских инвестиций, нако- пленных в российской экономике, составил 9,0 млрд долл.13 В этой сумме так называемые инвестиционные кредиты занимают львиную долю, то есть это связанные торговые кредиты. На них Россия, как правило, покупает то- вары у японских фирм. В 2010 году объем ПИИ, поступивших из Японии в Россию, составил всего 283,8 млн долл.14 Между тем это наиболее эффективные капиталовло- жения, т. к. они несут с собой новые технологии и передовые методы управ- ления. По объему всех инвестиций в экономику России Япония на 8-м месте среди зарубежных стран-инвесторов.15 Объем накопленных инвестиций из Японии продолжает оставаться на невысоком уровне и относительно общего объема иностранных инве- стиций в российской экономике. На конец 2010 года объем накопленных 9 Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и Японии / Министерство эко- номического развития Российской Федерации // Режим доступа: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/ connect/da7d768048aa1c1999d9fb74abf22fc8/tes.doc?MOD=AJPERES&CACHEID=da7d768048aa1c1999d9f b74abf22fc8 10 Сотрудничество России и стран АТР в сфере энергетики: текущее состояние и перспективы / РЦИ АТЭС // Режим доступа: http://www.apec-center.ru/trends/39/168/604/print/ 11 О перспективах поставок в Японию российской нефти и СПГ / РЦИ АТЭС // Режим доступа: http://www.apec-center.ru/trends/39/168/598/print/ 12 Такафуми Н. Японо-российское экономическое сотрудничество: бизнес-перспективы на Даль- нем Востоке России» / РЦИ АТЭС // Режим доступа: http://spatial-economics.com/eng/images/spatial- econimics/4_2011/takafumi.pdf 13 Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и Японии / Министерство эко- номического развития Российской Федерации 14 Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и Японии / Министерство эко- номического развития Российской Федерации 15 Российско-японские торгово-экономические отношения / Справочный материал МИД РФ, 13.10.2011 // Режим доступа: http://www.mid.ru/bdomp/ns-rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/ 432569d80021985fc325757d0051424a!OpenDocument

13 инвестиций из Японии (9,022 млрд долл.)16 составил 3,0 % от всех накоплен- ных в экономике России иностранных инвестиций (300,1 млрд долл.).17 А доля японских прямых инвестиций — всего 0,8 %.18 Отраслевая структура накопленных японских инвестиций свидетель- ствует об ограниченной направленности этих инвестиций по видам эконо- мической деятельности. Так, в 2010 году 86,7 % инвестиций было аккумули- ровано в добыче и переработке нефти. Далее идут: обрабатывающие про- изводства — 5,1 %, оптовая торговля — 4,4 %, производство транспортных средств и запчастей к ним — 1,1 %. Большая часть японских прямых инве- стиций сосредоточена в оптовой торговле — 47,4 %.19 Из этих данных следует, что японские капиталы на сегодняшний день не играют сколько-нибудь заметной роли в экономике России, за исключением нефтегазовых проектов на Сахалине. Там доля японской стороны в проекте «Сахалин-1» составляет 30 %,20 а «Сахалин-2» — 22,5 %.21 Если говорить о сотрудничестве в валютно-финансовой сфере, то оно практически только начинается. Японские банки и другие финансовые структуры пока очень слабо представлены на российском фондовом рынке. А российский предпринимательский капитал в Японии присутствует чисто номинально. Соответственно, на сегодняшний день Россия и Япония весьма слабо зависят друг от друга в сфере экономики. Из вышесказанного можно сделать следующие выводы. Двусторонний товарооборот растет или сокращается, подчиняясь за- конам экономической конъюнктуры как в России и Японии, так и в мировой экономике, а не указаниям правительственных органов обеих стран. Имеется определенная категория товаров, прежде всего сырье, которое Япония будет закупать в России вне зависимости от политической атмос- феры в двусторонних отношениях и не обращая внимания на настроения собственного правительства. Но набор таких товаров невелик. 16 Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и Японии / Министерство эко- номического развития Российской Федерации 17 Прямые иностранные инвестиции в РФ в 2010 году упали на 13,2 % / Forbes, 25.02.2011 // Режим доступа: http://www.forbes.ru/news/63995-pryamye-inostrannye-investitsii-v-rf-v-2010-godu-upali-na-132- do-138-mlrd 18 Расчеты на основе справки «Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и Японии» Министерства экономического развития Российской Федерации 19 Российско-японские торгово-экономические отношения / Справочный материал МИД РФ 20 Официальный сайт оператора проекта «Сахалин-1» «Эксон Нефтегаз Лимитед» // Режим доступа: http://www.sakhalin-1.ru/Sakhalin/Russia-Russian/Upstream/about_consortium.aspx 21 Официальный сайт оператора проекта «Сахалин-2» «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани Лтд.» // Режим доступа: http://www.sakhalinenergy.ru/ru/aboutus.asp

14 С другой стороны, те товары и оборудование, в которых заинтересован российский рынок, нередко проигрывают в цене продажи аналогичным то- варам и оборудованию из Китая, Республики Корея и даже ряда европей- ских стран и США. В любом случае для Японии и, в известной степени, для России двусто- ронняя торговля не столь значительный фактор, особенно на фоне торго- вых объемов между Японией и США, а также Китаем. Иная ситуация в сфере экономико-инвестиционного сотрудничества. Оно подвержено влиянию политических факторов — японский бизнес, осо- бенно малый и средний, свою деятельность в этой сфере довольно четко соизмеряет с позицией государственных органов. Тем не менее российский рынок остается привлекательным для японско- го бизнеса. Японские компании неоднократно подтверждали свою готовность масштабного сотрудничества в Сибири и на Дальнем Востоке. При этом они получают поддержку правительства. Еще в июне 2007 года премьер-министр С. Абэ на встрече с президентом В.В. Путиным передал на рассмотрение рос- сийской стороне предложения «о продвижении и стимулировании взаимо- выгодного сотрудничества между двумя странами как на правительственном, так и частном уровне» в восьми областях.22 В том числе: в энергетике — ис- пользование японских высоких технологий для добычи нефти, газа, мирного использования атомной энергии; в транспорте — обеспечение для стран АТР логистического пути в Россию и Европу, используя Транссиб; в сфере инфор- мации и связи — сотрудничество в сфере информационно-коммуникацион- ных технологий; в обеспечении безопасности — сотрудничество по предот- вращению контрабанды наркотиков, оружия, морепродуктов; в здравоохра- нении — сотрудничество в деле повышения качества медицинских услуг на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири; в улучшении торгово-инвестицион- ных усилий; в охране окружающей среды; в развитии межрегиональных обме- нов. В дальнейшем японская сторона выразила готовность к сотрудничеству в приоритетных направлениях модернизации экономики России, модерниза- ции портового хозяйства на Дальнем Востоке, строительству автосборочных заводов в Санкт-Петербурге, Владивостоке, Калуге, строительству завода по производству строительной техники в Ярославле и т. д. В настоящее время, в т. ч. с учетом аварии на АЭС Фукусима I, ряд япон- ских правительственных ведомств и частных компаний считают возможным 22 Инициатива по укреплению японо-российского сотрудничества в регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири. 7 июня 2007 года, саммит G8, Хайлигендамм (Германия) // Режим доступа: http:// www.ru.emb-japan.go.jp/RELATIONSHIP/MAINDOCS/heiligendamm.html

15 довести поставки энергоресурсов из России до 35–40 % японского потре- бления (сейчас около 10 %).23 При наличии реальной заинтересованности в определенных проектах сотрудничества с российской стороной, имеющих серьезное значение для интересов не только японского бизнеса, но и японской экономики в целом, лидеры японских деловых кругов способны побудить правительство не только не препятствовать их деятельности на российском направлении, но и поддержать их усилия. Это убедительно показали примеры деятельности японских компаний в реализации крупномасштабных проектов советско- японского сотрудничества в Сибири и на Дальнем Востоке в 1970-е годы прошлого века. Многомиллиардные сахалинские проекты начали реализо- вываться в 1970–80-е годы. А в то время советское руководство решительно отрицало наличие в двусторонней повестке дня такой темы, как «нерешен- ность территориальной проблемы». Следует признать, что все реализованные на Дальнем Востоке и в Сиби- ри за последние 30 лет крупные проекты связаны с сотрудничеством с Япо- нией — «Сахалин-1», «Сахалин-2», завод по сжижению газа на Сахалине, порт Восточный, разработка якутских углей и др. На данном этапе японские деловые круги сдерживает не столько нали- чие территориальной проблемы, сколько отсутствие должных условий для предпринимательской деятельности в России. А именно: чрезмерное адми- нистративное вмешательство, нестабильность законодательной базы, про- извольное толкование законодательных и административных актов, слож- ные политические и иммиграционные процедуры, отсутствие надежной ин- фраструктуры и высокая плата за ее использование. К сожалению, с российской стороны не просматривается решимость вернуться к работе с Японией по крупным проектам по примеру былого со- ветско-японского сотрудничества. Важно учитывать и то, что на Дальнем Востоке и в Сибири российский бизнес, прочно обосновавшийся в основных сегментах экономики и не же- лающий перемен, препятствует приходу иностранного, в т. ч. японского, ка- питала, т. к. опасается конкуренции и не заинтересован работать по чистым, некоррупционным правилам. В свою очередь, российский бизнес не проявляет глубокого интереса к работе в Японии. Сложности продвижения на японский рынок, в силу его специфики регулирования и высокой конкуренции, известны. Однако глав- ная причина не только в этом, но и в пассивности и неумении российских 23 Global Insider: Russia-Japan Energy Cooperation / World Politics Review, 31 Jan 2011 // Режим досту- па: http://www.worldpoliticsreview.com/trend-lines/7730/global-insider-russia-japan-energy-cooperation

16 деловых кругов искать и находить перспективных японских партнеров, се- рьезно изучать особенности деятельности в японских условиях. Расчеты на то, что Китай осуществит скорые и масштабные вливания в проекты развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, включая разра- ботку полезных ископаемых и инфраструктурные проекты, могут оказать- ся малосостоятельными. Практика отношений с Китаем показывает, что на словах китайцы позиционируют себя как «главную надежду» России с точки зрения поднятия сибирских и дальневосточных регионов, однако они в пер- вую очередь жестко, даже с грубым нажимом отстаивают свои интересы, исходя из того, что спешить с инвестициями не следует, т. к. есть возмож- ность получить доступ к российским ресурсам в отсутствие конкурентов на гораздо лучших для себя условиях. Потому следует создать альтернативу «китайскому направлению», при- влечь японские инвестиции. Однако на данный момент, за исключением проекта строительства НПЗ и автосборочных предприятий компаний «Тойота» и «Мазда» в райо- не Владивостока, иных сколь-либо значительных проектов сотрудничества с японцами не просматривается. Готовность японских компаний участво- вать в проекте «Сахалин-3», разработке Эльгинского и Элегестского уголь- ных месторождений и содействие развитию сопряженных инфраструктур- ных проектов встречает негативную реакцию со стороны российских пра- вительственных органов и частных компаний. В обозримом будущем энергетика, в том числе ядерная, останется глав- ной сферой экономического взаимодействия между Россией и Японией в Сибири и на Дальнем Востоке. Важными областями инвестиционного сотрудничества видятся де- ревообработка и переработка рыбы и морских продуктов. Россия заинте- ресована в экспорте в Японию продукции с более высокой добавленной стоимостью. Поэтому следует стремиться создавать в указанных областях совместные предприятия с участием японского капитала. Кроме того, объ- ектами для японских инвестиций могут стать такие отрасли обрабатываю- щей промышленности на Дальнем Востоке, как судостроение, авиастроение и другие производства. Но для этого, как уже подчеркивалось, необходимо создавать благо- приятный климат для привлечения японских прямых инвестиций, в том числе со стороны малых и средних предприятий. Этому могут способство- вать также особые экономические зоны, которые надо активно создавать не только в европейской части России, но и на Дальнем Востоке. (В Китае дей- ствует около 30 тысяч японских компаний, из них около 26 тысяч — малые и средние предприятия.)

17 Большие возможности для российско-японского сотрудничества может открыть взаимодействие в обустройстве и организации движения транс- портных судов по Северному морскому пути. Несколько лет назад японские компании завершили масштабное исследование, касающееся перспективно- сти его использования с точки зрения японских экономических интересов. Введение в регулярную эксплуатацию этого маршрута сократило бы путь из Европы в Японию до 7 тысяч километров по сравнению с нынеш- ним через Суэцкий канал и Индийский океан, который составляет 23 тыся- чи километров.24 По имеющейся информации, Министерство образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии в 2012 году планирует начать четырехлетнюю программу для изучения состояния ледовой обстановки в Арктике с целью определения возможности использования Cевморпути уже в ближайшее время для регулярной навигации. Большие перспективы для научно-технического сотрудничества откры- ваются в связи со строительством космодрома «Восточный», а также с вве- дением в строй нового комплекса Дальневосточного федерального универ- ситета во Владивостоке. В общем, несмотря на имеющиеся трудности и преграды, торговое и инвестиционное сотрудничество между Россией и Японией имеет нема- лый потенциал, но нужна кропотливая работа обеих сторон, чтобы этот потенциал реализовать. Пока между Россией и Японией отсутствует тесная взаимозависимость интеграционного типа, когда страны связаны между собой не только и не столько торговыми, но и инвестиционными, логистическими, иными связя- ми, о стратегическом партнерстве говорить не приходится. В контексте задач модернизации экономики для России важно постро- ить с Японией отношения на более долгосрочной и прочной базе. Например, имело бы смысл на политическом уровне поставить вопрос о заключении двустороннего соглашения об экономическом партнерстве (СЭП) — формата, широко используемого Токио во взаимоотношениях с ключевыми партнерами по торгово-инвестиционным связям. Одной из важных причин в пользу участия России в подобных форматах является возможность с их помощью внести коррективы в структуру экономических связей, которая в настоящее время не отвечает потребностям инновацион- ного развития. СЭП с Японией может выступить средством «включения» России в си- стему внутриотраслевого разделения труда в восточноазиатском регионе, ее встраивания в логистические и технологические цепочки производственных 24 Комментарий председателя Высшего совета партии «Единая Россия» Грызлова Б.В. // Режим до- ступа: http://old.ynao.er.ru/index.php?newsid=691

18 процессов. Заключив подобное соглашение, Россия смогла бы, в частности, закрепить свои позиции в Японии не только на рынках энергоносителей, обеспечив базу для расширения своего экспорта. Одним из аргументов в пользу подобного формата является то, что Япония в последние годы отдает приоритет в развитии экономического со- трудничества с теми странами, которые имеют хороший багаж соглашений о свободной торговле и экономическом партнерстве с максимально диффе- ренцированным составом участников, активно используя эти соглашения для выхода на рынки третьих стран. Так, например, на страны, с которыми у Японии уже подписаны или вступили в силу соглашения об экономическом партнерстве, приходится около трети всего объема ее внешней торговли. Такое соглашение, как показывает опыт, позволило бы осуществить правовую институализацию уже имеющихся деловых связей и имело бы по- зитивный эффект с точки зрения «привязывания» партнеров друг к другу. Заключение СЭП позволит ослабить озабоченность японского бизнеса в не- достаточном развитии инвестиционного климата в России. Юридическое обеспечение механизмов защиты прав инвесторов, предусмотренное в по- добном соглашении, в определенной степени сняло бы опасения японского бизнеса в отношении инвестиционных рисков на российском рынке и под- стегнуло бы процесс экономического проникновения Японии в регионы Восточной Сибири и российского Дальнего Востока. Возможно, в рамках такого соглашения имело бы смысл предусмотреть и определенный меха- низм правительственных или иных гарантий для японских инвесторов. СЭП с Японией будет способствовать повышению уровня экономиче- ского присутствия России на японских рынках. Новые возможности связаны, например, с российским экспортом пше- ницы, сои, морепродуктов и иных продовольственных товаров, в дивер- сификации поставок которых Япония заинтересована в первую очередь. Выгоды от заключения соглашения вытекают для России не только в свя- зи с отменой импортных тарифов, но и с мультипликативным эффектом, связанным с переориентированием части товарных экспортных потоков в направлении более требовательного японского рынка, а также адаптацией российской продукции к жестким японским стандартам. Поскольку Россия заинтересована в том, чтобы поставлять в Японию товары с высокой степенью добавленной стоимости, следует найти опти- мальный преференциальный режим для российских экспортеров и япон- ских инвесторов в те отрасли, продукция которых могла бы найти спрос на японском рынке: деревообработка, производство консервов и иных ви- дов пищевых продуктов, целлюлозно-бумажная промышленность. Так, для Дальнего Востока России важно перейти к глубокой переработке древесины

19 и расширению номенклатуры поставляемой на экспорт в Японию и другие страны АТР лесной продукции. В связи с этим следует найти эффективную форму государственной под- держки для стимулирования японских инвестиций в реализацию проектов по созданию крупных лесоперерабатывающих комплексов в Сибири и на Даль- нем Востоке. Кроме того, подобное соглашение способствовало бы регули- рованию процесса «утечки мозгов» из России, в частности оттока из страны программистов, ученых, специалистов по прикладным технологиям и т. д. Преференциальное торгово-экономическое соглашение с Японией име- ло бы и позитивные политические результаты, способствуя переключению внимания общественного мнения с территориальной проблемы, улучшению имиджа России в Японии, оздоровлению общего климата двусторонних отношений.

РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ВЕКТОРА РАЗВИТИЯ РОССИЙСКО- ЯПОНСКИХ ОТНОШЕНИЙ Общественное мнение в России и в Японии оказывает серьезное вли- яние на определение конкретной политики в отношении страны-партнера. В России, как показывают опросы общественного мнения, уровень сим- патий к Японии в период с 1995 по 2011 годы снизился с 69 % до 44 %, в то время как уровень антипатий заметно возрос с 19 % до 31 %.25 Почти 90 % опрошенных выступают против передачи Японии «спорных Курильских островов». В целом же в глазах россиян Япония и не друг, и не враг России, но тенденция очень тревожит и настораживает.26 Вместе с тем в последнее время заметен рост негативного отношения к Японии. Особо зримо это проявилось в связи с природной катастро- фой в Японии в марте 2011 года. Такие видные представители политиче- ской и общественной элиты, как лидер ЛДПР В.В. Жириновский, киноре- жиссер Н.С. Михалков, православный священник А. Шумский, выступили с оскорбительными заявлениями в адрес Японии и японцев, оценивая зем- летрясение и цунами в качестве «Божьей кары», возмездия за «безбожье» и «оскорбление»27 России. Подобные взгляды не превалировали, многие россияне искренне сочув- ствовали японцам, попавшим в беду, но они продемонстрировали наличие в российском общественном мнении серьезных негативных настроений в отношении Японии. 25 Двадцать лет российских реформ. Итоги многолетних социологических замеров». Аналитиче- ский доклад. М.: ИС РАН, 2011, с. 192–195. См. также опрос ВЦИОМ http://vcc.su/amic_ru/23737-vciom- issledoval-otnoshenie-rossiyan-k-yaponcam.html 26 Россияне не хотят отдавать Курилы японцам — опрос / РИА Новости, 24.07.2009 // Режим до- ступа: http://ria.ru/society/20090724/178505726.html#ixzz23PJ9NUzG 27 Кто увидел Божью кару в японской трагедии / BFM.ru, 18.03.2011 // Режим доступа: http://www. bfm.ru/articles/2011/03/18/kto-uvidel-bozhju-karu-v-japonskoj-tragedii.html

21 Опросы общественного мнения в Японии в 2011 году показали, что сре- ди крупнейших стран мира японцы меньше всего испытывают дружеские чувства к России — 13,4 %, а больше всего — к США — 82 %, причем не сим- патизируют России — 83 %.28 Причины подобного отношения в Японии к России обусловлены устой- чивым негативным имиджем России, сформировавшимся на основе по большей части послевоенного, в эпоху холодной войны, целенаправленного внедрения в сознание японцев образа соседней страны, настроенной анти- японски (вступление СССР в войну с Японией в нарушение Договора о ней- тралитете, гибель в советских лагерях более 60 тысяч японских военноплен- ных, «захват исконных японских территорий», попытки распространить на Японию коммунистическую идеологию). После распада Советского Союза большинство указанных стереотипов восприятия уже новой России не только сохранилось, но пополнилось та- кими негативизмами, как отсутствие в российской политической системе демократии, широкое распространение криминала и коррупции, отсутствие надлежащих условий для нормального ведения экономической деятель- ности на российском рынке, угрожающие действия российских воен- ных — размещение на спорных островах современных вооружений, полеты вблизи японских границ самолетов дальней авиации ВВС России с имита- цией ракетной атаки, нежелание решать территориальный вопрос на основе «справедливых требований Японии». Лидеры формирования общественного мнения в Японии — средства массовой информации, научные центры, ведущие ученые-историки и по- литологи — не только заражены «антироссийским вирусом», но и активно используют негативный имидж России для подкрепления политического курса японских правящих кругов, сконцентрированного на оказании дав- ления на Москву с целью достижения стратегически принципиальной задачи — «возвращения «северных территорий», без чего Вторая мировая война для Японии не будет завершена». Следует отметить, что Япония через финансируемую главным образом из государственного бюджета деятельность различных фондов (прежде все- го Японский фонд), а также государственных структур (японские центры в России), используя гранты, систему обменов, проведение конференций, круглых столов, с одной стороны, осуществляет продуманную, долгосроч- ную стратегию по созданию позитивного имиджа Японии среди россиян, а с другой, продвигает в общественное сознание широких кругов населения России, особенно лидеров общественного мнения, образ «российской вины 28 Опрос общественного мнения по вопросам внешней политики / Информационное бюро при кан- целярии кабинета министров, 2011 г. // Режим доступа: http://www8.cao.go.jp/survey/h23/h23-gaiko/2-1.html

22 за послевоенные прегрешения» и, соответственно, мысль о «необходимо- сти вернуть Японии ее территории». Россия серьезно уступает Японии в использовании инструментов «мяг- кой силы» для распространения правдивой информации о российской дей- ствительности, о российской позиции по проблеме мирного договора. В Японии до сих пор нет ни одного российского Центра культурных и научных связей. Деятельность фонда «Русский мир» ограничивается ока- занием некоторой финансовой поддержки небольшому числу кафедр по из- учению русского языка. Нечастые и нерегулярные конференции и симпозиумы экспертов и представителей СМИ двух стран проводятся, как правило, на средства японских участников. Российские научные центры и учебные заведения не располагают финансовыми возможностями для финансирования подобных мероприятий. Общество «Россия — Япония», не получая поддержки со стороны го- сударственных структур, не располагая штатом сотрудников, ведет весьма ограниченную деятельность, в основном содействуя проведению в Японии культурных мероприятий. В весьма сложной ситуации находится российское японоведение. Люди, занимающиеся современной Японией, — это по большей части энтузиасты, не ощущающие востребованности своих усилий. Примечательно, что значи- тельная часть публикаций о современной Японии осуществляется на сред- ства Японского фонда. К настоящему времени прекратили существование созданные в конце 90-х годов XX столетия — начале XXI века «Российский комитет XXI века», осуществлявший сотрудничество с японским «Форумом японо-российской дружбы 21», который объединял ряд общественных организаций и извест- ных политических, общественных деятелей, представителей деловых кру- гов, деятелей культуры, а также российско-японский Совет мудрецов в со- ставе видных представителей общественности и научных кругов двух стран. В то же время неуспех деятельности Совета мудрецов был во многом связан именно с его составом, в котором с обеих сторон, но прежде всего российской, участвовали представители, не имеющие глубокого представ- ления о всех особенностях, политических и иных реалиях в стране-партне- ре, серьезных различиях в традициях восприятия исторических событий в отношениях между двумя странами. В целом Россия практически не оказывает какого-либо заметного вли- яния на формирование позитивного восприятия России политической эли- той и широкими слоями общественности в Японии.

23 Регулярные «Фестивали культуры России» в Японии имеют свою цен- ность, однако история культурных обменов с Японией свидетельствует о том, что, вызывая большой интерес у японцев, они, тем не менее, не при- водят к размыванию доминирующих негативных стереотипов в отноше- нии России. Большое влияние на формирование японского общественного мнения имеют депутаты японского парламента. В японском парламенте имеется межпартийная Лига депутатов за развитие японо-российских отношений. В Государственной Думе Российской Федерации прежних созывов суще- ствовало аналогичное объединение российских депутатов, которое, однако, какой-либо активности не проявляло, а после выборов в конце 2011 года в новом составе Государственной Думы до сих пор подобное объедине- ние не создано. Между тем за последние два-три года межпарламентские связи практи- чески не осуществлялись. Спорадический характер носят контакты по ли- нии политических партий. В результате в политических кругах Японии, связанных с определени- ем политического курса страны, весьма мало осведомлены о реальном по- ложении дел в России, о настроениях российских политиков относительно Японии и развитии взаимоотношений между двумя странами.

О ПРОБЛЕМЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРНОГО ДОГОВОРА Опыт длительных переговоров с японской стороной по проблеме за- ключения мирного договора, а по существу по урегулированию территори- ального размежевания, т. к. Совместная декларация 1956 года выполняет роль мирного договора между двумя странами, за исключением нереализо- ванной 9-й «территориальной статьи», свидетельствует о том, что в обо- зримой перспективе достичь взаимоприемлемой договоренности чрезвы- чайно сложно, если вообще возможно. Расхождения сторон не просто значительны, а принципиальны. Не только японские правящие круги, но и общественность в подавляющем большинстве настроены считать позицию возвращения островов Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп, «незаконно отторгнутых от Японии после Второй мировой войны, обоснованной, справедливой и не подлежащей компромиссу». Для любого японского главы правительства, политического деятеля, дипломата отступление от этой официальной позиции чревато потерей по- литической карьеры и общественным остракизмом. Вместе с тем в Японии имеется достаточно влиятельная группа по- литиков, представителей деловых кругов, ученых, журналистов, понима- ющих с точки зрения японских национальных интересов необходимость избавиться от жесткой привязки к американской политике, противо- стоять Китаю, налаживать конструктивные, разносторонние отноше- ния с Россией. Особые надежды на улучшение двусторонних отношений и на поиск ре- шения территориальной проблемы они связывают с избранием В.В. Путина на пост Президента Российской Федерации. Им оппонируют сторонники «принципиальной позиции» по террито- риальному вопросу, среди которых солируют руководители российского

25 направления в МИД Японии, известные своим критическим настроем к России ученые-русоведы, а также СМИ консервативно-националистиче- ской ориентации (группа «Санкэй-Фудзи»). Они исходят из того, что новых подходов России к территориальной проблеме при президенте В.В. Путине ожидать не следует, в лучшем случае будет повторено предложение обсудить 9-ю статью Совместной декларации 1956 года. При этом делаются предложения, что российская сторона может поставить вопрос о передаче островов Хабомаи и Шикотан в пользование Японии при сохранении над ними российского суверенитета. Это повторяет реакцию в Японии на высказанное президентом В.В. Пу- тиным в марте 2001 года в Иркутске предложение начать обсуждение 9-й статьи Совместной декларации 1956 года, которая привела к закреплению японской позиции «одновременное возвращение четырех островов» и к на- казанию политиков и дипломатов, выступивших за проведение переговоров по формуле «два плюс два». Однако, в отличие от обстановки более чем десятилетней давности, в настоящее время картина складывается следующим образом. Растет число сторонников реалистичного подхода, они проявляют не- малую активность, получают поддержку в прессе (газеты «Асахи», «Майни- ти», «Иомиури», «Нихон кэйдзай»), среди научной общественности, дело- вых кругов. Все чаще высказывается мнение о бесперспективности отстаивания по- зиции в пользу получения четырех островов, тем более одновременного. Пробивается понимание того, что для Японии единственный разумный путь и к тому же наилучший к решению проблемы островов лежит через углу- бление сотрудничества с Россией в экономике и сфере обеспечения безопас- ности. При этом предлагается определить новые ориентиры японской дипло- матии с учетом относительного ослабления США, возвышения Китая, роста влияния азиатских государств, создания Россией Евразийского Союза и на его основе движения Москвы на Восток. Одним из основных ориентиров этой ди- пломатии должно стать создание «множественных отношений» с Россией, со- действие ее продвижению в АТР. В итоге можно будет рассчитывать на более вы- годный компромисс с Россией по территориальной проблеме. Иными словами, следует создавать обстановку, при которой для российской стороны будет легче и обоснованнее пойти на уступку по территориальной проблеме. При этом подчеркивается, что в настоящее время открывается «окно возможностей», улучшив отношения с Россией, что отвечает национальным интересам Японии, продвинуться в решении проблемы «северных террито- рий». Если этот шанс будет упущен, то Япония окончательно потеряет на- дежду когда-либо вернуть острова.

26 Конечно, подобные подходы не являются превалирующими и тем более определяющими. В Японии сохраняется политическая нестабильность, неясны перспек- тивы сохранения у власти как нынешнего правительства, так и демократи- ческой партии. Руководство МИД Японии, которое во многом определяет переговорную тактику и стратегию в отношениях с Москвой, выступает против изменения позиции по территориальному вопросу. Поэтому можно исходить из того, что японская сторона от своей прин- ципиальной позиции по территориальной проблеме в ближайшее время вряд ли отойдет.

ВЫВОДЫ Национальным интересам России отвечает поддержание дружеских от- ношений с Японией на максимально возможном высоком уровне. В японской политической элите, несмотря на нестабильность вну- триполитической обстановки и наличие определенных антироссийских настроений, прежде всего связанных с территориальной проблемой, в целом имеется консенсус в пользу развития отношений с Россией во всех отраслях. Возможности построения достаточно продвинутых, разносторонних, конструктивных отношений с Японией существуют. Это доказала и прак- тика наших отношений с Токио в конце 90-х годов прошлого столетия и на- чале этого века. В то время Япония среди стран «семерки» занимала наи- более благоприятную позицию в отношении России (борьба с терроризмом на Кавказе, права человека, предоставление экономической помощи после дефолта, подключение России к АТЭС и т. д.). Для реализации таких возможностей потребуется постоянная, упор- ная, инициативная и настойчивая работа с японской политической эли- той, деловыми кругами, общественностью. Необходимо иметь четко про- думанную стратегию, действовать комплексно, с учетом всех взаимосвя- занных факторов. В политической сфере весьма важно наладить и регулярно поддержи- вать контакты и диалог не только на высшем уровне и по линии внешнепо- литических ведомств, но и со всем спектром японской политической элиты. В настоящее время фактически отсутствуют обмены между парламен- тариями, контакты с общественными деятелями Японии, руководством СМИ. В результате в Японии плохо знают о том, что происходит в России. С другой стороны, мы практически не оказываем какого-либо заметного

28 влияния на формирование позитивного восприятия России японской по- литической элитой и широкими слоями общественности. Целесообразно создать двустороннюю общественную структу- ру — «Комитет за развитие российско-японских отношений» из видных российских и японских политических и общественных деятелей, ученых для обсуждения путей улучшения отношений, прежде всего их атмосферы, и выработки соответствующих рекомендаций для руководства обеих стран. Параллельно имело бы смысл организовать совместный проект по изучению сложных проблем истории двусторонних отношений. Его ре- ализация, помимо академического значения, способствовала бы преодо- лению распространенного стереотипа в том, что Россия и Япония в прин- ципе не могут преодолеть различий в интерпретации исторического про- шлого. Кроме того, публикация большим тиражом заключительного до- клада группы историков на русском и японском языках в обеих странах создаст возможность взаимной популяризации позиций сторон. Это позволит снять упреки японской стороны в том, что в России якобы плохо осведомлены о японском подходе к историческим событиям дву- сторонних отношений, и одновременно показать японской общественно- сти нашу аргументацию со ссылкой на конкретные исторические и исто- рико-правовые документы. В сфере экономического сотрудничества необходимо быстрее и кон- кретнее реагировать на японские предложения и проекты, со своей стороны выдвигать хорошо обоснованные и реалистические проекты, уже в ближай- шее время приступить к реализации одного-двух крупных совместных про- ектов в Сибири и на Дальнем Востоке. В области укрепления мер доверия и сотрудничества по вопросам без- опасности целесообразно более активно продвигать диалог с японцами по вопросам безопасности в АТР, особенно в СВА, вести дело к расшире- нию такого диалога, насыщению его практическими делами. По проблеме мирного договора целесообразно продолжить линию на то, что ее наличие не должно препятствовать или сдерживать развитие двусторонних отношений. Напротив, только обеспечив их высокий уровень, можно будет создать атмосферу для поиска ее решения. Несмотря на негативное отношение японской стороны приступить к экономической деятельности на Курильских островах на основе дей- ствующего российского законодательства, желательно продолжать вы- двигать инициативы о реализации подписанной в сентябре 2000 года Программы российско-японского сотрудничества по развитию совмест- ной хозяйственной деятельности на островах Итуруп, Кунашир, Шикотан

29 и Хабомаи,29 а также договоренностей, зафиксированных в совместном плане действий от 2003 года. Среди них: осуществление в рамках безвизо- вых обменов молодежных и детских контактов, изучение языка друг друга, обмен мнениями по экологической тематике, включая совместные эколо- гические исследования в районе островов. С учетом природной катастро- фы в Японии актуальными становятся и совместные научные исследования сейсмической обстановки в этом районе. 29 Программа российско-японского сотрудничества по развитию совместной хозяйственной дея- тельности на островах Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, принята 4 сентября 2000 года // Режим доступа: http://archive.kremlin.ru/events/articles/2000/09/127245/132202.shtml

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В докладе содержится объемный перечень предложений, реализация которых способна изменить к лучшему характер российско-японских отно- шений, придать им динамизм и ясную перспективу. При этом следует исходить из того, что эти предложения важно задей- ствовать одновременно, а не по частям или выборочно. Только в этом слу- чае они смогут дать нужный эффект. Вместе с тем имеется понимание, что центральной остается задача фор- мирования в руководящих элитах России и Японии осознания насущной по- требности начать безотлагательное формулирование, согласование, а затем и последовательную реализацию стратегического курса по выводу двусто- ронних отношений на принципиально новый уровень. Исторический опыт, в том числе конца 90-х годов XX столетия, свиде- тельствует о возможности движения по такому пути даже при сохранении проблемы территориального размежевания. Радикальная перестройка двусторонних связей, сопровождающаяся вос- питанием в политических, экономических, научных и общественных кругах обеих стран взаимных настроений доброжелательства и доверия, будет свя- зана с единственной спорной проблемой отношений и в конечном итоге при- ведет к ее взаимоприемлемому решению. На историческую перспективу между Россией и Японией не просма- триваются причины возможных серьезных противоречий и, тем более, конфронтации. Напротив, последовательно наращивая двусторонние связи, повышая уровень взаимодействия, и Москва, и Токио способны укреплять свои по- зиции как в целом в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и в отношениях со своими главными партнерами — США и Китаем.

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы