ОТЧЕТ О РАБОТЕ РОССИЙСКО-ИТАЛЬЯНСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В АБУ-ЭРТЕЙЛЕ (РЕСПУБЛИКА СУДАН)

Sudan-2012 Итальянско-российская археологическая экспедиция миссия была организована в рамках международного сотрудничества между итальянским Институтом Африки и Востока (IsIAO) и Институтом востоковедения Российской Академии Наук для проведения исследований в Абу Эртейле – археологическом па... больше
12
Просмотров
Отчеты > Наука
Дата публикации: 2013-11-17
Страниц: 16

Э.Е.Кормышева, С.Е.Малых, М.А.Лебедев ОТЧЕТ О РАБОТЕ РОССИЙСКО-ИТАЛЬЯНСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В АБУ-ЭРТЕЙЛЕ (РЕСПУБЛИКА СУДАН) в полевом сезоне 2012 года


ОТЧЕТ О РАБОТЕ ИТАЛЬЯНСКО-РОССИЙСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В АБУ ЭРТЕЙЛЕ (РЕСПУБЛИКА СУДАН) СЕЗОН 2012 Итальянско-российская археологическая экспедиция миссия была организована в рамках международного сотрудничества между итальянским Институтом Африки и Востока (IsIAO) и Институтом востоковедения Российской Академии Наук для проведения исследований в Абу Эртейле – археологическом памятнике на территории т.н. «острова Мероэ» в провинции Бутана Республики Судан. В сезоне 2012 г. работах принимали участие: Элеонора Кормышева (ИВ РАН, со-директор экспедиции), Эудженио Фантусати (IsIAO, со- директор экспедиции), Светлана Малых (ИВ РАН, керамист), Максим Лебедев (ИВ РАН, эпиграфист), Сергей Малых (археолог), Ниджуд Хассан (археолог), Мария-Рита Варриале (архитектор), Ричард Лоббан (социальный антрополог), Джон МакКейн, Марко Балди, Сильвия Далл’Армеллина, Давид Мария Меуччи (ассистенты-археологи). Национальная корпорация древностей и музеев Республики Судан (NCAM) была представлена инспектором Амель Хассан. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ: Продолжение раскопок на Коме I к югу от раскопанной в 2011 г. территории (квадраты I- 13–I-16); Раскопки на Коме II к северу и к югу от шурфа 2011 г.; временная консервация сооружений на Комах I и II; эпиграфическое изучение рельефных изображений и надписей на каменных архитектурных деталях и их графическая фиксация; полевое описание и чертежи керамического материала; полевое описание и фотофиксация индивидуальных находок. I. РАСКОПКИ НА КОМЕ I В ходе работ сезона 2012 г. были продолжены археологические исследования на территории, обследованной во время георадарной разведки, зондажа и раскопок сезонов 2009–2011 гг. В процессе раскопок полное соответствие результатов GPR и реальное положение объектов стало очевидными вплоть до деталей. В ходе работ 2012 г. был вскрыт участок площадью 225 кв.м. на глубину от 0,05 до 0,40 м (илл. 1) с целью выявления общей планировки имеющихся сооружений. В результате общая площадь раскопа 2011 и 2012 г. составила около 500 кв.м., на которой зафиксировано сооружение, состоящее из 23 помещений (21 комнаты и 2 прохода). Анализ результатов раскопок на Коме I позволяет говорить о существовании здесь большого жилого комплекса, включающего здание из обожженного красного кирпича, а также помещения, построенные из сырцового кирпича, которые примыкают к нему с северо- востока. Стены помещений имеют кладку продольного поперечного сечения из сырцового кирпича с пространством между ними, заполненными тем же самым материалом. На стенах многих помещений видны следы толстого слоя белой штукатурки (илл. 2) – характерной отделки жилых и храмовых помещений. 2

Илл. 1. Ком I. Участок раскопок 2012 г. (вид сверху и вид с востока) 3


Илл. 2. Ком I. Зона к востоку от помещения 16. Кладка из сырцового кирпича По материалу и характеру сооружений на раскопанной территории выделяются два строительных типа: помещения из сырцового кирпича и помещения из обожженного красного кирпича (илл. 3, 4). Весь комплекс пострадал от сильного пожара – мощная горелая постройка зафиксирована на всей площади как в 2011, так и в 2012 г. После расчистки раскопанной территории от упавших кирпичей прослежены один-два ряда красной кирпичной кладки даже на самом нижнем уровне. Форма и способ кирпичной кладки, также материал и размеры кирпичей почти идентичны с тем, что обнаружены в царской резиденции Мерое и в храмовом центре Аулиб, расположенном поблизости от Абу Эртейлы (в 1 км к северу). Для постройки внутренних стен использовалось сочетание сырцового и обожженного кирпича. Такая строительная технология была широко распространена в мероитском регионе; она до сих пор применяется в северной части Судана и называется гишра. 4

Илл. 3. Ком I. Помещение 16, юго-восточный угол. Кладка из обожженного кирпича Илл. 4. Ком I. Проход из помещения 24 в помещение 25, вид с севера. 5

В сезоне 2012 г. проводилось доследование верхнего пласта помещения 16 и расчистка верхних частей сооружения в южной части Кома I, в результате чего были выявлены сооружения 17–25 (илл. 3, 4). В слое засыпки помещения 25 (квадрат I-19) были найдены девять фрагментов лепной чернолощеной чаши чаша черного цвета с вдавленным ромбовидным орнаментом снаружи и насечками внутри по венчику. Снаружи на тулове – два знака владельца, процарапанных после обжига. Углубления знаков заполнены красной охрой (илл. 5). Илл. 5. Ком I. Лепная чернолощеная чаша из квадрата I-19 со знаками владельца Хронологически сооружение на Коме I относится к последнему периоду существования Мероэ (I–IV вв. н.э.), предварительная датировка была основана на морфологическом анализе керамического материала из помещений данного сооружения и была подтверждена результатами анализа C14 образцов древесного угля из заполнения цилиндрического сосуда- печи, обнаруженного в помещении 2. Анализ был произведен в Университете Рима профессором Жильберто Кальдерони, который установил датировку образцов 1875±35 yr BP = 80–220 гг. н.э. Высокое качество строительства и планировки сооружения, его размеры позволяют предположить, что оно принадлежало, возможно, знатной семье первосвященника, или местного правителя, а временами могло использоваться в качестве путевого дворца мероитским царем, следовавшим в Мерое или посещавшим местные храмы. 6

I. РАСКОПКИ НА КОМЕ I Общая площадь раскопанной зоны на Коме II в сезоне 2012 г. составила 85 кв.м (илл. 6). В западной части раскопа зафиксированы остатки сооружения (сооружение 1) из сырцового кирпича и камней песчаника. Это сооружение перекрывало более раннюю постройку (сооружение 2). Сооружение 2 в северной части было перекрыто еще одним сооружением (сооружение 3), сложенным из переиспользованных фрагментов архитектурных деталей и камней песчаника. Проследить соотношение сооружений 1 и 3 на площади раскопа в сезоне 2012 г. не удалось. Илл. 6. Зона раскопа 2012 г. на Коме II От помещения 1 прослежен фрагмент сырцовой стены, ориентированный по линии север-северо-запад – юг-юго-восток. К востоку от этой стенки выявлен участок пола – слой плотной консистенции, близкий по составу к сырцовым кирпичам. От помещения 2 выявлен фрагмент прямоугольной постройки, ориентированной по сторонам света, сложенной в основном из обожженных кирпичей. С внутренней стороны стенки этой постройки были покрыты известковой штукатуркой (илл .7). Помещение 3, возможно, являлось поздним этапом существования помещения 2, так как стенка из песчаника была перпендикулярна восточной и западной стенке сооружения 2. Она была ориентирована по линии запад-восток. Найденные в сезоне 2011 г. фрагменты колонн и архитрава, декорированного изображением крылатого солнечного диска, скорее всего, можно отнести к помещению 3. Изначально все каменные детали принадлежали культовому зданию, возможно древнейшему сооружению на этом участке. Если считать сооружение 2 таковым, то можно предположить, что после того как оно было частично разрушено и разобрано, материал был использован вторично в позднейших постройках. 7

Илл. 7. Ком II. Помещение 2 Все каменные детали, обнаруженные на Коме II, были сделаны из песчаника, происходящего из местного карьера – с северного склона скального массива Джебель Макбор (илл. 8), откуда брался материал для строительства местных святилищ и других религиозных памятников 1 . Илл. 8. Северные склоны скального массива Джебель Макбор 1 Lenoble P. “Quatre tumulus sur mille de Djebel Makbor A.M.S. NE 36-0 / 3-X-1”, Archéologie du Nil Moyen 2 (1987), p. 213; id., “Cônes de déjections archéologiques dans les djebels à cimetières tumulaires proches de Méroé”, Beiträge zur Sudanforschung 5 (1992), p.75. 8

Илл. 9. Деталь колонны из песчаника, переиспользованная в конструкции сооружения 3 Илл. 10. Фрагмент колонны из песчаника с изображением бога Хапи 9

Илл. 11. Изображение бога Хапи: слева – на колонне в Абу Эртейле; по центру и справа – на стенах храма Амона в Наге Наиболее важные находки на Коме II – каменные архитектурные детали (два фрагмента колонн и фрагменты архитравов из песчаника) с рельефным декором в египетском стиле и иероглифическими надписями. У обеих частей колон, которые были найдены в перевернутом положении, одинаковые размеры – диаметр 47,5 см, высота приблизительно 40 см. Одна часть колонны была закреплена известковым раствором на западной стене помещения 2. На этой части колонны видны голова и туловище бога Хапи с его типичным головным убором из цветов и бутонов лотоса (илл. 10, 11). Такого рода декор с фигурой Хапи характерен для многих храмов Нильской долины (в Meрoe и Египте) 2 . Однако, например, в храме Амона в Наге (илл. 11) бог Хапи показан в процессии фигур на воротах или совершающим возлияние воды из ваз-хес 3 , что нельзя отнести к нашему случаю. Имеющееся изображение Хапи в Абу Эртейле относится к декору цоколя и представляет собой шагающего Хапи, совершающего возлияние воды из вазы-хес (что очевидно из положения его левой руки). Фигура окружена гирляндой цветов и бутонов лотоса с двух сторон 4 . Другой фрагмент колонны также был найден в перевернутом положении. На одной поверхности имеются три вертикальные колонки надписей древнеегипетскими иероглифами, которые дают лишь фрагменты фраз: «он сделал этот памятник…», «да живет благой бог, властелин победы, царь Обеих земель…», «он дает ему жизнь и появление в качестве царя…». Эта надпись не оставляет сомнений в существовании храма или храмовой часовни в Абу Эртейле, построенной по приказу царя. Способ написания двух словосочетаний этой надписи – «царь Обеих земель» и «властелин победы» встречается только со времени Птолемеев 5 . Написание слова жизнь со знаком nw фиксируется в текстах Дендеры и 2 Подробно см. Kormysheva E., Fries-und Sockeldekor nubischer Tempel der ptolemäisch–römischen Zeit. In: D. Kurth (Hrsg.), 3. Ägyptologische Tempeltagung. Systeme und Programme der ägyptischen Tempeldekoration. ÄAT 33,1 (1995) 115-142. 3 Griffith, F.Ll., Meroitic Inscriptions. Part I . – Sôba to Dangêl. ASE Memoir 19. London 1911, pl. XXI, XXIII 4 Такой декор встречается в храмах Дакки и Калабши см. Gauthier H. Le temple de Kalabchah. Les Temples Immergés de la Nubie. 2 Vols. Le Caire 1911, pl. III, XIA,B, XVI B, XII, XIII. G.Roeder, Der Tempel von Dakke. 2 Vols. Les Temples immerges de la Nubie. Le Caire, 1930, Taf. 121 a,b. Изучено в работе Kormysheva E. op. cit, 118-119, Abb 3,4. 5 Wb. II, 331, 15, Belegstellen to Bd.II, 484, 15. Wb V, 41, 5,6. 10

Мусавварат эс-Суфры. Написание «властелин победы» именно таким способом также фиксируется в Мусавварат эс-Суфре исключительно как эпитет царя Арнекамани. Соответственно, в случае с памятниками из Абу Эртейлы можно предположить, что датировка храма может быть отнесена ко времени между IV и II вв. до н.э., вероятно, к правлению царя Арнекамани, что является доказательствами более древней даты Абу Эртейлы, чем это было предложено на анализе находок сезонов 2009–2011 гг. Илл. 12. Фрагменты архитрава из Абу Эртейлы (вверху) и архитрав в маммизи Хатхор в Наге (внизу) Фрагменты архитрава из песчаника (также найденный не in situ, а повторно использованный) декорирован крылатым солнечным диском, по стилю и исполнению очень похожим на тот, что имеется в маммизи («доме рождения») богини Хатхор в Наге (илл. 12). Поскольку все архитектурные детали были найдены не на первоначальном месте, определение местоположения и планировки религиозного здания в Абу Эртейле остается приоритетной задачей на ближайшие сезоны. Также в ходе полевого сезона 2012 г. в квадрате II-2 обнаружены нижние части больших цилиндрических сосудов (илл. 13), вторично использованных в качестве печей, 11

заполненных углями. Аналогичные по форме и применению сосуды были найдены в прошлом сезоне и на Коме I. Они свидетельствуют о существовании кухонь и отапливаемых помещений в здании на Коме II. По своей форме они относятся к позднему Мероитскому периоду. Илл. 13. Сосуды-печи из квадрата 2 на Коме II Также в квадрате II-2 обнаружена нижняя часть шарообразного кувшина, снаружи с двумя знаками, нанесенными с двух противоположных сторон желтовато-белым пигментом. Морфология одного знака не ясна, второй представляет собой стилизованный символ «анх», по форме характерный также для финальных этапов Мероитского периода. В результате, за несколько полевых сезонов собрана коллекция фрагментов сосудов с символами «анх», выполненными в классической или стилизованной манере (илл. 14). Некоторые обнаруженные в сезоне 2012 г. сосуды имеют расписной декор или орнамент-штамп, что, вкупе с находками предыдущих сезонов дает представительную коллекцию керамических орнаментов, различающихся по способу нанесения (рисованный или штампованный), форме и смысловому значению (илл. 15). Доминирует растительный и зооморфный орнаменты, однако также встречается символьный (преимущественно, на тонкой каолиновой керамике): так, на некоторых сосудах нанесены знаки анх, уреи, увенчанные короной-атеф или солнечным диском, и другие солярные символы). 12

Илл. 14. Керамика со знаками «анх» из Абу Эртейлы Илл. 15. Орнаментированная керамика из Абу Эртейлы 13

На Коме II за северной стеной помещения 2 (параллельно ей) было найдено погребение: скелет в вытянутой позе, на правом боку, головой на запад. По предварительному анализу принадлежал молодой женщине до 20 лет. К северо-западу от него обнаружен частично поврежденный скелет ребенка (илл. 16). Ребенок также в вытянутой позе, головой на запад, но положен на левый бок. Присутствие погребений в верхних слоях Кома II в Абу Эртейле маркирует финальный этап существования храмового центра здесь и может относится как к пост-мероитскуому времени, так и к ранне-христианскому периоду. Илл. 16. Погребения на Коме II III.КОНСЕРВАЦИЯ СООРУЖЕНИЙ НА КОМАХ I И II В сезоне 2012 г. в целях сохранения для дальнейшего изучения архитектурных конструкций на Комах I и II была предпринята временная консервация расчищенных сооружений (илл. 17). Все стены построек были покрыты слоем илово-песчаного раствора, который предохраняет сооружения от антропогенного воздействия, но при желании может быть удален с памятника для продолжения научного исследования. Илл. 17. Процесс консервации сооружения на Комах I и II 14

IV.ЗАКЛЮЧЕНИЕ Результаты археологических работ, выполненных к настоящему моменту в Абу Эртейле, позволяют рассматривать этот поселение как многослойный памятник, на что указывает четкая дифференциация и типологические различия. Анализ артефактов и эпиграфики позволяет отнести человеческое присутствие на этой территории ко второй половине Напатской эпохи, Мероитскому, Пост-мероитскому и, вероятно, ранне- христианскому периодам. Местоположение Абу Эртейлы, удаленной от долины Нила, приурочено к Вади эль- Хавад – относительно комфортному для проживания и ведения хозяйства региону благодаря близости грунтовых вод. Нахождение Абу Эртейлы в непосредственной близости к древней столице Мероэ (меньше чем 9 км), имело результатом одинаковые методы строительства и одинаковое керамическое производство. Следы большого пожара, выявленного в процессе раскопок фактически на том же самом уровне, свидетельствуют, что последняя стадия обитания в Абу Эртейле могла быть прервана в результате некого военного вторжения. Следует также учитывать тесные связи Абу Эртейлы и близкой к ней территории Аулиб. Эти два поселения, сегодня известные как Хош эль-Куфур («ограда неверующих»), имели фактически один большой хафир (хранилище воды), необходимый для водоснабжения. Сходство в материалах и способах строительства между Мерое, Аулибом и Абу Эртейлой, присутствие общего хафира Хош эль-Куфур, вещевые и эпиграфические находки, имеющие параллели в других мероитских поселениях (Хамадаб и Мусавварат эс- Суфра) и храмовых центрах (Мусавварат эс-Суфра и Нага) позволяют интегрировать Абу Эртейлу в культурно-историческую область «острова Мероэ» и столичный регион – Мерое. Илл. 18. Экспедиция в Абу Эртейле в 2012 г. 15

Илл. 19. Рабочие моменты 2012 г.: расчистка погребения и фотофиксация раскопа По материалам раскопок в Абу Эртейле опубликованы статьи: 1. Fantusati E. Kormysheva E. Abu Erteila // Africa LXV, 2010), p. 271-277. 2. Fantusati E., Kormysheva E., Lobban R., Malykh S. Excavations in Abu Erteila (season 2008–2009) // Cultural Heritage of Egypt and Christian Orient. Vol. 5. Moscow, 2010. P. 14- 42. 3. Fantusati E., Kormysheva E., Malykh S. GPR Survey and archaeological excavations at Abu Erteila (the Republic of Sudan) // Sedov A. (ed.) New research in archaeology and epigraphy of South Arabia and its neighbors. Proceedings of the “Rencontres sabéennes 15” held in Moscow, May 25th-27th, 2011. Moscow, 2012. P. 165-208. 4. Fantusati E., Kormysheva E., Malykh S. Abu Erteila. Preliminary Results of the Italian- Russian Archaeological Mission excavations. Seasons 2009–2010 // Beitrage zur Sudanforschungen. Vienna, 2012. 16

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы