Колючинская губа

История одной экспедиции посвящённой поиску предполагаемого места гибели экипажа самолёта С. Леваневского на Чукотке пропавшего при перелёте из СССР в Америку через Северный полюс на самолёте Н-209. Этот перелёт был одним из первых на заре развития авиации. Маршрут проходил через Северный полюс, Аля... больше
29
Просмотров
Журналы > Путешествия
Дата публикации: 2013-07-23
Страниц: 14

«Навигатор-II» Дневник путешествия. оз. Иони (вертолёт) – река Ионивеем Колючинская губа – с. Нутепельмен (надувные плавсредства) с. Нутепельмен – о. Колючин – м. Онман (байдара, вельбот) период с 12 июля по 06 августа 1983г. Автор: Н.Бережной 12 июля 1983г. День первый. Летим вдвоем с Витей. Восьмёрка загружена только нашим «хламом» под завязку. До озера Иони – полтора часа. День выдался что надо! Первым делом, поставили Серёгину палатку. Чёрная, двухскатная десятиместка без пола. В неё складировали весь груз. Опробовали на озере лодку. Семёновский движок «Салют» запустить не удалось. 13 июля. Отвезли плот и пятисотки на озеро. Плот накачали выхлопными газами от вездехода. Плот – понтон. Квадратный бублик два на два метра. Высота борта 0,7 метра. После обеда оборудовали палубу. Дощатый настил по периметру бортов. На дно щит, сбитый из досок, подвешенный на стропах. Получился трюм. Над трюмом – тент. Четыре деревянных стойки обтянутые чёрной полиэтиленовой плёнкой. Нам нравится! 14 июля. Хорошо, что мы сразу вошли в тесный контакт с поваром Витей. Нет нужды заботиться о желудке. Вечером, прошли протоку до самого Ионивеема. Протока извилистая, километров восемь. На выходе из озера мелкая, с частыми перекатами. Временами шли на двигателе. Километра через 3-4 протока углубляется, но за 2 км. до впадения в Ионивеем, снова перекаты. Течение Ионивеема быстрое. Стоило не малых усилий, чтобы вырваться на лодке из стремнины реки и войти в обратно протоку. Мощности «Салюта», явно маловато, чтобы соперничать с рекой. Обратный путь до базы занял 4,5 часа. Все перекаты шли пешком.


17 июля. Готовый плот сплавили вниз до реки. Плот показал неплохие ходовые качества. Довольно устойчив и достаточно маневрен. Осадка почти нулевая. Сплавляли плот вчетвером. 18 июля. Сегодня прибыли все. Народ разный. Эгвекинотцы, анадырцы, москвичи. Некоторые, обалдевшие от простора, водки и избытка свободы, всю ночь гуляли по тундре, гоняли на лодке по озеру. Можно понять! Из городской суеты сразу в тишину и стерильную чистоту природы…. С нами было нечто похожее. Адаптировались! 19 июля. Погрузка снаряжения в лодки. Прощание с геологами. Отход в 12.00. Яркое солнце. Очень тепло. Вокруг зелень. Цветущая тундра. Красота! Начальник геологической партии Левый, уронил в воду Демидова. Тот, поленился надевать сапоги, попросил перенести его через перекат ручья. Неплановое купание Димы Власова в глубокой заводи протоки. Попутно, ловим хариуса на удочку. Сплав до места стоянки плота занял 4 часа. Все устали. Палатку поставили на правом холме. Внизу сыро. Много комаров. В 21.30 выхожу на радиосвязь с базой геологов. Мой позывной «Рудник-69». Базовый – «Сафьян-15». Палатка. Спальный мешок. Где-то не далеко, истерически кричит гагара. Так, наверное, кричат кикиморы на болоте. Всё. Отбой. Спать. Завтра трудный день. 20 июля. Сегодня утром начали сплав по Ионивеему. Река извилистая, но спокойная. Мелкие перекаты вынуждают прыгать в воду, чтобы облегчить конструкцию плота, но, в общем, всё прошло хорошо. Больше всего мешает встречный ветер. За день прошли километров 20-25. Испытывали различные варианты конструкции плота. Обвязывали его лодками. Две сзади, три спереди – не очень маневренная, длинная конструкция. Перенесли двигатели на передние лодки. В итоге, справа и слева по бортам плота поставили по лодке с двигателем, впереди три лодки пирамидой. Сила тяги двигателей возросла. Повысилась возможность маневренности за счёт рычага разноса двигателей. В 21.00 стали на ночлег. Лагерь разбили на правом берегу реки в 5-8 км. не доходя до реки Инпынэувеем. Вышли на радиосвязь с «Софьян-15», попросили прислать лодку для оператора Шарова. На ужин суп, приготовленный утром. На плоту нас девять. Технический организатор, капитан и фактический лидер Семён Семёнович Байрак. Идейный вдохновитель экспедиции художник, музыкант, работник аэропорта Владимир Васильевич Логинов.

Работник метеостанции, главный гидролог района, Ярцев Сергей Николаевич. Мой друг и коллега по работе Малышев Виктор Германович, и я. Гости из Анадыря: Председатель окружного теле -радиокомитета Дмитрий Власов. Кинооператор Александр Шаров. Москвичи: Александр Иванович, и Александр Фёдорович. 21 июля Пакуемся. Укладка. Палатки. Спальные мешки. Посуда. Продукты. Всё помещается в трюм понтона. Погода балует теплом и ярким солнцем. К полудню послышался гул вертолёта. Кажется, к нам! Подходим к песчаному острову. Лучшей площадки не придумаешь! Окутавшись песчаным вихрем, «восьмёрка», облегчённо вздохнув, опустилась на три точки опоры. Посадка. Отъехала дверь. А вот и он. Десятый член экспедиции. Николай Михайлович Бобулич. Замполит Анадырского авиаотряда. При полном параде! Золото погон. Кокарда. Темные очки. В одной руке рюкзак, в другой – болотные сапоги. На ногах – лакированные туфли.... Здравствуй, Коля! Привет! Пробегаем мимо. Прыгаем в «восьмёрку». Я, Шаров, Демидов. Взлетаем. Делаем круг над рекой. Через открытые блистеры снимаем на фото, на кино.... Когда ещё представится такая возможность! Золотой перекат реки, синий простор, зелень листвы, наш плот…. Красотища! Второй день, прошёл в динамике сплава. Любовались красотами окружающих пейзажей. Маневрировали в поиске основного русла реки. Кто-то кружкой зачерпнул воду из речки утолить жажду. «Мужики, а вода в реке солёная….» «До моря далеко?» «Да, километров тридцать….» По очереди пробуем забортную воду. На самом деле, вода имеет солоноватый привкус. Странно…. Запомнилась пятёрка белых лебедей, красиво летящих низко над течением реки, в лучах заходящего солнца. К вечеру, на правом берегу, за очередным поворотом, неожиданно для нас, показался дом. Хозяин, перепуган нашим неожиданным «вторжением». Особенно конструкцией плота. Решил – «чужие». Завидев нас из далека, передал сигнал о помощи по радио. Отключил генератор. Спрятал р/станцию. Спустился по крутому берегу к реке. Игнорируя нас, делает вид, что проверяет рыболовную сеть. Только когда услышал русскую речь, осмелился подойти ближе. Низенького, коренастого мужичка зовут Миша. Михаил. Илиру. Когда понял, что «свои», обрадовался. Широко заулыбался. Мы тоже не сразу поняли причину странного поведения хозяина перевалки. Долго смеялись. Теперь баня, кухня, комната отдыха, все блага маленькой цивилизации, в нашем распоряжении.


Часа через два, на левом берегу реки, появился вездеход со «спасателями». Оленеводы из соседней бригады, получив по радио «сигнал бедствия», прибыли для оказания помощи. Познакомившись, убедившись, что опасности нет, тут же прощаются. «Спецназ» отправляется в обратный путь. После ужина готовимся ко сну. Хозяину не хватило водки. Подходит, с надеждой, к каждому из нас, что-то несвязно лопочет «...капитан разрешил...», умоляюще заглядывает в глаза и тычет обрывок газеты, на котором написано простым карандашом: «Больше не наливать!». 22 июля. После избытка дневных событий, бани и двойной дозы «наркомовских», спали мёртвым сном. А в 4 утра подъём. На завтрак сладкий чай, хлеб с маслом. Дежурят Витя и Александр Иванович. Миша, из своих стратегических запасов, выделил нам 35 литров бензина. До этого у нас было 105. От озера Иони, до перевал базы, сожгли 25 литров. Пройдено 80-90 км. В первый день прошли 25-30км. Во второй 50-60км. Время семь утра. Отходим. Хозяин перевалки идёт с нами проводником. Километров через 15 прощаемся. Фотография на память. Мы все и Миша в центре. Через два года. Телеграмма из Нешкана. «Эгвекинот. Николаю Ярцеву (перепутал имена) Сообщи, как дошёл. Очень волнуюсь. Миша Илиру. Нешкан.» Молодец! До почты добрался спустя два года. Переживал. Беспокоился. Не забыл. Да….! 18.00 проходим пролив, соединяющий лагуну Ионивээмкуем с Колючинской губой. Сопка Иони, маячившая весь день впереди по курсу, окутавшись, синей дымкой, осталась далеко позади на юге. 22.00 Проходим сопку Кымкым. Отметка высотой 80 метров на правом берегу лагуны. Кымкым – название чукотского кушанья. Что-то вроде кровяной колбасы. Говорят лакомое блюдо. Особенно на праздник. Не пробовали. Устье реки широкое и мелкое. Местами, прыгаем в воду, тащим плот «на себе». Кухаев, резко опустил в воду руку, а когда вынул, в руке трепыхалась живая корюшка! «А правда, что её можно есть сырой?» Оторвав рыбке голову, сполоснув в воде, я тут же её съел. «Может ещё поймает» - подумалось мне. Весь день гудят в унисон моторы. Обед и ужин на плоту. Готовим на примусе, для безопасности установленном в жестяной коробке вместе с кастрюлей. Походная кухня. Впередсмотрящий указывает курс. Технари, колдуют над двигателями, ремонтируют примуса. Штурман по карте считает пройденное расстояние. Шаров, Демидов, на

оперативной лодке, отходят от плота, выходят на берег, снимают на камеру всё, что вокруг. Желающие размять кости, по очереди высаживаются на берег. Пройдя 2-3 км. возвращаются на плот. Под монотонный рокот моторов, укутавшись в спальник, можно подремать в трюме на вещах. Поочерёдно меняем друг друга на румпеле. Темнеет. 23 июля. Идём полным ходом. Левый и правый берега расходятся, удаляются друг от друга. Пресное течение реки постепенно растворяется в солёных морских волнах. Встречный ветер. Час ночи. Темно. Впереди, от берега до берега просматривается коса Нерпичья. Видно, как волны накатывают на подводное препятствие. Все озадачены одним вопросом, что под водой. А если острые камни…? Плот в клочья…. Посередине залива…. Что тогда? Не желательно. «Ла-а-гом…!» заорал капитан. Вот она, первая проверка на прочность! Что означает «лагом», вряд ли кто понял. Но всё было сделано, как заказывали. «Лагом» значит «лагом»! Как по команде прыгаем за борт в накат. Под ногами мелкая галька. Плот, на гребне волны, буквально перекидываем руками через косу и сразу карабкаемся на него. Оглядываем друг друга. Все на месте? Все. Пол минуты на всю операцию! Светает. Начался морской участок пути. Рулевые на местах. Команда отдыхает после пережитого стресса. 07.00 утра. По курсу мыс Нутейквин. Плот почти стоит на месте. Встречный ветер, большая парусность не дают двигаться вперёд. Двигатели работают на пределе возможного. Большой расход бензина. Жалко. Прижимаемся ближе к берегу. Прячемся за мысок. Кажется, пошли резвее. 09.00 Мыс Нутейквин. Стоп машина! Отдых экипажа. После короткого сна, обеда, разбегаемся обследовать окрестности на предмет обломков гидросамолёта Дорнье-Валь «Советский Север» потерпевшего катастрофу где то здесь 25 августа 1928 года (командир экипажа А.А. Волынский). Логинов, Ярцев, Демидов, Кухаев пакуют рюкзаки, уходят пешком в район мыса Железный. Витя, Дима Власов и я, на двух лодках, отправляемся на правый берег лагуны к сопке Анаян. Ветер попутный. Небольшая волна. Дошли за час сорок. На осмотр косы ушло 2,5 часа. На сопку Анаян вышли в 22.00. Вернулись 24.30. Ночевали на перешейке косы в палатке. Палатку поставили на сухие

доски. Всю одежду на пол. Ночь выдалась сырая, но не замёрзли. Проснулись 09.00. Обошли снежник на склоне сопки. Лагуна в этом месте мелкая. Дно хорошо просматривается со склона. Глубина 0,7 – 1,5 метра. Никаких признаком человеческой деятельности. 12.05. Как условились, перед выходом обратно, дали сигнальную ракету. 12.20. Идём в паре, на 2-х двигателях. На базу вернулись в 14.00. 24 июля. 23.00 отходим от м. Нутейквин. Погода благоприятная. Полный штиль. Работают три двигателя. Жаль, не долго. Курс – мыс Кайнын. Идём всю ночь. К утру, погода портится. Северо-восточный ветер. Теперь нас жмёт к мысу Кайнын. 25 июля. 08.00 Мыс Кайнын. Вынужденная остановка. 16.00. Продолжаем маршрут. Участками идём по берегу пешком. То тут, то там встречаются останки деревянного остова какого то судна. В.Логинов «безоговорочно» констатирует – обломки шхуны «Поляр Бэр». Может быть. Весь день и всю ночь идём вдоль левого берега губы. За ночь пересекли залив Камак. 26 июля. 05.20 Дом на берегу бухты. Табличка над дверью «Бич холл Каммакай». Добротный дом. Кухня, две большие комнаты. В одной из них кинопроектор «Украина». Бобины с киноплёнкой. Бензиновый электрогенератор. Это даже не «бич холл» – отель «Калифорния»! А к вечеру под окна, с грохотом подрулил ГТТ. Хозяева. Оленеводы из соседней бригады. Быстренько организуем вечер встречи. Все за стол! Вяленый, морской голечик, свежая оленинка…. Законные 50 грамм. Пьём чай, курим, болтаем о разном. От печки потянуло теплом. Разомлели. Поступило предложение кино перед сном посмотреть. Ждём, когда стемнеет. Кто-то вышел на крыльцо, и вдруг… «Беда, беда...!» На улицу вылетели, кто, в чём был. Метрах в пятидесяти от берега, на гребне волн, болтается надувная лодка. В лодке, беспомощно размахивая руками, сидит человек. Через минуту, словно призрак, лодка растворилась в тумане. Счёт пошёл на секунды. Дюжина рук, в одно мгновение подхватили, стоявший под брезентом «Прогресс» и через двадцать метров опустили его в море. Окутавшись клубами синего дыма, взревел «Вихрь». Лодка, с тремя добровольцами, скрылась в плотной пелене тумана. Ждём. Никто не заходит в дом. Минут через двадцать, из тумана, вынырнул серый силуэт «Прогресса». Все вздохнули. В лодке четверо! Водитель вездехода, решил проверить поставленную от берега сеть.

На надувной лодке, перебирая руками верёвку, дошел до крайнего поплавка и отпустил. А вёсел в лодке нет…. Разгильдяй! Проверять надо! Ветер от берега. Видимость 50 метров. Где бы ты был, если бы не случай.... Видно, не спроста бухта называется Камак – смерть, гибель. 27 июля. Утром, оседлав вездеход, в полном составе отправляемся в оленеводческую бригаду. В честь нашего приезда, отловлен из стада и забит, самый вкусный олень. Знакомство. Обед у костра. Вечером возвращаемся в «бич-холл». Так, горе рыболов, отблагодарил нас за своё спасение. 28 июля. Ждём погоду. 29 июля. 04.30. Продолжаем маршрут. Сутки без остановок. 30 июля 05.00. Подошли к косе Перемычная. Гора Кунергин. Отправная точка прошлогодней экспедиции. 31 июля Коса Перемычная. Базовый лагерь. Дождь. Туман. Снег зарядами. Ждём погоду. Народ в большой палатке, коротает время, вяло, перекидываясь в «дурака». Я сегодня по кухне. В ручей за водой. По берегу за дровами. Костёр. Картошечка, лучок. Немного грибков… В. Логинов собирается на охоту. Экипировался по полной выкладке. Болотные сапоги. Кожаная куртка. Патронташ. Бинокль. Перчатки. Охотник то – «потомственный»! (сам себя окрестил) Просит дать ему ракетницу. Для полноты комплекта не хватает, что ли? – «Да так, на всякий случай...» неуверенно пожимает плечами. На кого идёт охотиться – не понятно. Ни утки, ни гуси в такую погоду не летают. – «Ты же там осторожно! На медведя не наступи…» напутствую. Пошёл. Чудак! Минут через 40, со стороны тундры, взлетает красная ракета. Бросаю всё, бегу. Остальные одеваются. Мысли на бегу: «ну, Вова... снова, что-то начудил…», «…остальные пока оденутся…», «а вдруг, что-то серьёзное…», «…ружьё ведь не взял…» А вот и он. Задумавшись, бредёт из-за холма. Меня не видит. Голова в ушанке опущена. Ага! Поднял голову. Увидел. Не ожидал, что прибегу так быстро. Озадаченное лицо. Учащённо дышит. Делает вид, что запыхался. Играет. Актёр! Слава богу, что живой и ноги целы. Тащить на себе уже не придётся. И то радует! Что случилось? Вова? Если медведь? Так я без ружья…. Отрицательно машет головой. Не до шуток, мол…. Сосредоточен, загадочен и серьёзен, как никогда. Призывно и таинственно машет рукой. «Пошли...» Ведёт меня в овраг, показывает небольшой гурий (пирамида, сложенная из камней). –Видишь? Вижу….

–А между камней видишь...? Так, доставай же скорей… – Нет, нет, не бери. Не трогай, надо остальных подождать! Кого ждать? Зачем ждать? Руки, от нетерпения, сами тянутся к свёртку из ветхих тряпок похожих на обрывки старого брезента. Разбираю камни. Разворачиваю мокрые лохмотья... – «Осторожно… микрофлора… всё испортишь!» протестует Владимир Васильевич. Надо же придумать – «микрофлора...»! Начитался, что ли? Паганель ты наш! Поздно, Вова! Под тряпками – фольга. Из фольги, блеснув, выпадает небольшой предмет, мягко падает в траву. Поднимаю. Монета. Полтинник… Серебряный полтинник 1924 года выпуска. Наковальня, два молотобойца…. Был у меня такой. В детстве. Чертовщина, какая то.... Разворачиваю фольгу. На поверхности хорошо просматриваются вдавленные буквы. Читаем вместе. «Упали море иду Ванкарем. С.Л.» Что за ерунда! Подпись: «С.Л...., С.Л...., С.Л….» так это же – «Сигизмунд Леваневский»! Подтягиваются остальные. Байрак, Кухав, Ярцев. Все озадачены неожиданной находкой. Искреннее удивление. Отхожу в сторону. Что-то тут не то. Надо подумать. Очень странно.... Очень. Где-то я уже видел эти выцветшие, покрытые чёрными крапинками лишайника тряпки. Где? Вспомнил! В палатке. У Логинова в руках. Кажется, я понял…. Это же шутка! Конечно шутка! Розыгрыш! Интересно, когда признается «шутник», завтра, или по завершению экспедиции, а может никогда? Да, лихой парень! Идейный вдохновитель. Ганс Христиан. Сказочник! 01 августа После плотного завтрака, выходим на поиск предполагаемого места катастрофы самолёта Н-209. По версии В. Логинова, старый чукча Пинеуги, с которым он как-то лежал в отделении больницы, рассказал историю, о том, как однажды, выпасая стадо оленей вместе со своим отцом в районе Колючинской губы, из низкой пелены облаков, неожиданно вынырнул большой самолёт, который врезался в склон горы. Путём дедуктивного мышления, В. Логинов провёл оперативное расследование, в процессе которого выяснилась следующая картина: 1. Пинеуги, в то время, было лет шесть, (или около того) значит, события происходили в 1937 году. (или около того) 2. Погода, в день крушения самолёта, была осенняя: дождь, туман, морось, низкая облачность – не иначе август месяц. Логическое заключение. Самолёты, в 1937 году на Чукотке, явление само по себе уникальное, поэтому, кроме как Левоневскому, совершающему в августе беспосадочный перелёт через Северный полюс в Америку, падать в этом районе больше некому.

Район же катастрофы, был показан точкой на карте, масштаб которой, позволял написать одно только слово «Чукотский п-ов». В составе поисковой группы: В. Логинов, С. Ярцев, А. Демидов, А. Шаров. На базе остался Семён Семёнович, А. Кухаев, Н. Бобулич, В. Малышев, Д. Власов. Идти до места предстоит километров 10-12. Главное препятствие на пути река Линатхырвуваам. Река полноводная. Приходится тащить надувную лодку. Идём по кочковатой тундре с небольшими перекурами. На место пришли к вечеру. С пригорка успели бегло осмотреть ближайшие окрестности. Ночь с 1-го на 2-е августа провели на галечной отмели безымянного ручья. Ярцев, Демидов, Логинов заняли место в палатке, которую, против воли коллектива, тащил в своём рюкзаке Шаров. Однако когда двухместная палатка была установлена, в ней поместились только трое. Нам с оператором, ни чего не оставалось, как устраиваться под открытым небом. Саша умоститься на резиновой лодке я метрах в пяти на надувном матрасе, укрывшись байковым одеялом. Часа в три ночи, заморосил дождь. Шаров, не долго думая, закатился под лодку. – «Повезло!» сквозь сон подумалось мне. Дождь усилился. Частые капли, забарабанив по крыше палатки, становились всё крупнее. Ещё минута и меня не просушить ни одним костром. Решение пришло мгновенно. Свёрнутый поперёк надувной матрас, упал на ноги, мирно спящей троицы. Сонно мыча, народ нехотя подогнул ноги, освободив часть площади. Уместившись на маленьком, но сухом и тёплом пятачке, под ровный шум дождя, я возвращаюсь в прерванный сон…. Глухой удар. Промелькнувшая тень кувыркающейся в ближние кусты лодки, абракадабра замысловатых словосочетаний, явно не из учебника «Родная речь», плетью стеганула по нашему полусонному сознанию. Скрежет гальки под сапогами, и косматая голова кинооператора, с диким рыком появилась в просвете палатки. По волосам лицу и бороде, струями стекала вода. Пристальный, не очень добрый взгляд, по очереди испепелял каждого из нас. В полной тишине все приняли положение «сидя», и мокрый оператор, вкатился под общую крышу. Глядя на него, кто-то грустно прочитал «...зайку бросила хозяйка…». Хохот огласил окрестности тундры. Наступило утро. 02 августа. После завтрака, разошлись по секторам для обследования площадей, чтобы к назначенному времени встретиться. Обошли холмы, склоны, овраги. Осмотрели прилегающую местность в бинокль. Никаких признаков «техногенной деятельности». Встретились в назначенном месте. После короткого отдыха, обмена мнениями, возвращаемся на базу. Идём друг за другом. Гуськом. След в след. Чавкает мокрая тундра под ногами. Гудящий комариный рой, кажется вечно, висит над нашими головами. Плечи каменеют от лямок рюкзака. Пот, смешавшись с ДЭТой, выедает глаза. Комары! Вздохнуть не возможно! Зажрали, звери! Разговоры поутихли. Признак усталости. Ноги стали заметно тяжелее. Хочется есть. Скорее бы добраться до палаток. Сколько ещё топать? Частые перекуры занимают всё больше времени. На ходу принимаю решение отказаться от привалов. Не хочется тратить силы на снятие, подъём тяжёлого рюкзака.

Посиделки только расслабляют. Взял темп и вперёд! Рюкзак в спину толкает, только ноги переставляй между кочек! Оглянулся. Солнце заходит за горизонт. Далеко позади видны силуэты уставших путников. Растянулись длинной цепью по всей тундре. Показалась поверхность морской глади. Иду перпендикулярно линии берегового обрыва. Ориентиров никаких. Ровная местность. Ни сопки на берегу, ни островка в море. Привязаться не к чему. Где лагерь? Справа? Слева? Оглянулся на отставших. У них есть компас. Если изменили направление движения, значит и мне следует взять поправку. Нет. Идут следом за мной. Значит я на курсе. Значит, правильно иду, окончательно утвердился я. Долгожданный обрыв. Наконец то! Ну, ещё несколько шагов…. Вот и берег. Где палатки? Скольжу взглядом по серой полоске гальки. Да-а... промашка вышла! Километра, эдак на два правее, а то и больше. Оглядываюсь. За мной – ни кого. Вот, чёрт! Столько еще топать! Но вот и лагерь. Силы на исходе. От голода, ослабли ноги. По всёму телу, начинается мелкий озноб. Скинув ненавистный рюкзак, хватаю протянутую мне кастрюлю, ложку. Ну, Семён! Молодец! По глазам понял! Весь мир, за пределами кастрюли, померк, пропал, исчез.... Уютно устроившись на шкуре, пригревшись у костра, допиваю вторую кружку сладкого чая, настоянном на золотом корне. Кайф! Стемнело. Где остальные? Оглядываюсь. На обрыве, в том месте, где недавно был я, на фоне яркой полосы закатного горизонта, появился плоский силуэт человеческой фигуры. Силуэт замер, постоял и, скатившись по обрыву, пропал, слившись с чернотой сумерек. Когда послышались шаги подходящей к нам первой фигуры, на обрезе обрыва появился второй силуэт, за ним ещё и ещё. «Ну, кажется все» посчитав, успокоился я. В тот же момент, из темноты, со стороны приближающихся шагов, раздался знакомый мне медвежий рык, «…где этот долбанный лидер...!» (и далее, непереводимый фольклор…). Я как-то сразу догадался, что «долбанный лидер» это я, и что меня сейчас будут бить.... Возможно ногами.... Скинув рюкзак, «фигура» вдруг замахала руками, затопала ногами. Освещаемая пламенем пылающего костра она рычала, ревела, прыгала, угрожающе нависая надо мной.... Уставившись взглядом в костёр, обескураженный происходящим, я мыслями пытался вспомнить, понять «что же я натворил»? Не выражая ни каких эмоций, я продолжал обречённо сидеть. Вероятно со стороны, казался беспомощным и виноватым. Ритуальный танец прекратился также внезапно, как и начался. «Ладно, не сердись» примирительно сказал Сашка, положив руку на моё плечо, «надо было ракету дать, чтобы мы видели куда идти». Ну вот. Теперь понятно. Не подумал. Виноват. Молчу. Ещё трое на подходе.... 03 августа. 16.20 отходим от берега. По курсу гора Ваапален. Идти не далеко. Километров 10-15. 19.30 коса Песчаная. Полный штиль. На гладкой поверхности воды гуляет кругами, плюхается кормящийся голец. Располагаемся на ночлег. Семён предлагает поставить сети. Идея принимается. К утру сеть забита рыбой. Самый маленький экземпляр килограмма три. В основном по пол метра! Голец. Арктический. Круглый. Упитанный. Вот что нужно солить!

Выбрасываем из трюма весь наш скарб, чтобы добраться до соли, два мешка которой положили на самое дно. Но, где же соль? Со дна трюма Витя достаёт два, плотно зашитых, но почему-то пустых мешка... Что за чудеса? Вот она, разгадка солёной воды в реке! Вода, заполнившая нижнюю часть трюма, постепенно растворяла и полностью вымыла соль из мешков! Мы молча смотрим друг на друга. – «Какой дурак догадался загрузить мешки на дно трюма?» в сердцах разорялся Семён. – «Так ты же сам распорядился – самый тяжёлый груз вниз, вместо балласта...» ...?! Заготовка рыбы отменяется. Погода портится. Опять морось. 04 августа. Ждём у моря погоды. 05 августа. Идём к выходу из губы. Пролив Непроходимый. Слева, Коса Длинная, отделяющая Колючинскую губу от моря. Огибаем косу. Вот оно, море. Чукотское. Дышит океанским вздохом! Спокойно и величаво. Прибрежная полоса шириной метров 50-70! Какие же здесь бывают волны?! Наш плот, вдруг стал заметно меньше. Масштабы окружающего мира изменились. Скорее бы пройти морской участок. Пока не колыхнуло. Входим в лагуну Рыпатингу – Пильхин. Можно идти и по морю, но рисковать не хочется. Желательно дойти до финиша без потерь. По лагуне, под прикрытием косы, мы сможем подойти до самого Нутепельмена. Очень мелко. По колено. Ищем глубину, но в сумерках найти не удаётся. Бредём как бурлаки. Снизу вода, сверху – морось. Надо к берегу подтянуться. В сумерках, набрели на галечник. Ставим палатку. Толи остров, толи отмель, во тьме не разобрать. Зажигаем все примусы, ставим в жестяные коробки, над ними вешаем мокрую одежду. Через минуту – парилка! Пытаемся умоститься пониже к полу. Самая мокрая, промозглая ночь.... Утром определяемся на местности. До Нутепельмена километров пять. Осмотрелись. Что же это за лагуна…? Натуральное болото. Вода кончилась. Что дальше. Пешком? Надо принимать решение. Двое, налегке, отправляются в посёлок. Оставшиеся упаковывают, перетаскивая походный скарб на берег. К вечеру, послышался звук приближающегося трактора со здоровенными, прицепными санями. Хватит места! 06 августа. 21.00 на санях подруливаем к ветхому жилищу, обитому, как и вся архитектура вокруг, черным рубероидом. Две комнаты. Кухня. Просторный зал. Главное – печь и крыша над головой! Пока разгружают сани, разжигаю печь. Регулирую грузопоток: Посуда? – на кухню. Спальники? – в комнату. Одежда? – к печке на просушку. Вдвоём натягиваем верёвку. Продукты – это сюда! Канистра с бензином – в коридор...

Ну, вот и хозяева потянулись. Местные авторитеты, и просто любопытные. Кажется, спать, сегодня не придётся.... 08 августа. Подул северяк. К берегу подогнало полосу битого льда. Океан! Несмотря на лёд, вельбот и кожаная байдара, спущены на воду. Судя по всему, намеченное мероприятие не отменяется. Наконец то разместились. В нашей байдаре семь человек. Долго не заводится мотор. «Хоть «Вихрь», хоть «Сузуки» - оторвёшь все руки!» приговаривает молодой паренёк, пытаясь запустить двигатель. - «Хочешь прокатиться – надо поматериться!» бодрым голосом продолжает моторист в сотый раз, дёргая за верёвку…. Значит, дело будет! Часа через полторы, лавируя между льдин, выходим на чистую воду. Первое впечатление не вызывает положительных эмоций. Через туго обтянутую прозрачную шкуру байдары, как в стеклянном стакане, видна темно зелёная граница воды. Не совсем приятно, особенно когда видишь вокруг плавающие остроугольные льдины. В паре с вельботом движемся к острову Колючин. До него километров пятнадцать. Поднимаемся по узкой тропинке на высокий, скалистый берег. Здание метеостанции. Поодаль, древний ветряк, знакомый по фотографии из какой то книги, установленный в тридцатые годы экспедицией Ивана Дмитриевича Папанина. Историческая достопримечательность! Памятник первопроходцам полярных открытий! Обходим островок. Фотографируемся на память. Занимаем свои места в лодках. Курс на мыс Онман. Без движения сидеть очень холодно. Замёрзли. Бр-р... Идти часов пять. Пьём чай из термоса. Вот и долгожданный берег. Не успели причалить, а В.Логинов уже на берегу. Чертыхнувшись о торчащие из гальки железяки, побежал к заветному мысу. Никак, самолёт искать.... Где-то здесь, в 1934 году совершил вынужденную посадку самолёт С. Левоневского, спешившего на помощь терпящим бедствие челюскинцам. Экипаж не пострадал, но самолёт пришлось оставить здесь навсегда. «Володя! Логинов! Ты куда...? Подожди...» Куда там! Он уже почти на вершине холма. Николай Петрович Вуквырозгын, подводит нас к торчащим из прибрежной галькой железкам. «Когда то, здесь был фюзеляж. А это всё, что осталось. Льдами затёрло, прибоем замыло...» Берём лопату. Пытаемся раскопать, что-то похожее на авиационную конструкцию. Шаров, в последний раз жмёт кнопку своего «Кинора». Последние кадры для «логического завершения репортажа об экспедиции». 10 августа. Летим домой! Под нами горы, реки, долины. Бескрайний простор чукотской тундры. Где-то внизу бродят оленьи стада, плещется в перекатах хариус... Кажется, мы потерялись в безразмерном чреве вертолёта Ми-6, вместе со всеми плотами, лодками, палатками.... Вспомнился авиационный анекдот: Командир бортмеханику: «Лёха, посмотри, что там жужжит?»

Лёха, возвращаясь с задания на мотоцикле: «Всё в порядке, шеф, это два Ми-4 случайно залетели в салон...» «Вот, черти! Опять блистер не закрыли...», догадался командир. Ну, вот и всё. До следующей встречи на маршруте! ________________ Н. Бережной 11.09.1983г. п. Эгвекинот График движения. п. Эгвекинот – озеро Ионии – река Ионивеем – Колючинская губа – Нутепельмен – о. Колючин – мыс Онман – с. Нутепельмен – Эгвекинот. Дата Время Пункт Время Время Путь Пункт Расход выхода прибытия в пути час в км. прибытия А-76 20 июля 13.00 Лагерь оз. Ионии 21.00 8 25 Правый берег Ионивеема не доходя 5- 6 км р. Инпынэувеем 21 июля Правый берег 19.00 60 Перевалбаза совхоза Ионивеема не доходя «Пионер» с.Нешкан 5-6 км р. Инпынэувеем 22 июля 06.00 Перевалбаза совхоза 18.00 Пролив соединяющий «Пионер» с.Нешкан лагуну Иони и Колючинскую губу 22 июля 22.00 16 гора Кым-Кым 23 июля 01.00 гора Кымкым через 09.00 8 мыс Нутейквин косу Нерпичью 23 июля 18.00 мыс Нутейквин 24.00 6 г. Анаян 6 24 июля 12.20 г. Анаян 15.00 2 час 40 м мыс Нутейквин 6 24 июля 23.00 мыс Нутейквин 08.00 9 мыс Кайнын 25 июля 16.00 мыс Кайнын 21.20 5 час 20 м коса «Сов Союз» 25 июля 21.20 коса «Сов Союз» 05.20 8 бухта Камакай 26 июля Отдых на Камакае 29 июля 04.30 бухта Камак 30 июля 05.00 24.30 Кунергин 31 июля Кунергин река Линатхырвуваам 2 августа река Линатхырвуваам Кунергин 3 августа 16.20 коса Перемычная 19.30 3 час 10 м г. Ваапален + 3 км. гора Кунергин коса Песчаная 4 августа коса Песчаная коса Длинная 5 августа коса Длинная Лагуна Рыпатингу- Пильхин 6 августа Лагуна Рыпатингу- село Нутепельмен Пильхин 8 августа Нутепельмен 07.00 09.00 15 остров Колючин остров Колючин 10.00 16.00 70 мыс Онман мыс Онман 17.00 23.00 70 Нутепельмен 10 августа Нутепельмен Эгвекинот

Н. Бережной

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы