Пробуждение (Сборник рассказов).

Пробуждение эмоций, пробуждение чувств, пробуждение мыслей. После душной ночи наступает свежее утро. Оно воскрешает в памяти то, что было пережито когда-то, но, прогнав все страхи, оставляет только хорошее, доброе, светлое, А если в душе есть место положительным воспоминаниям, значит, не все хорошее ... больше
31
Просмотров
Книги > Люди
Дата публикации: 2013-06-03
Страниц: 135

Жанна Каридова. П Р О Б У Ж Д Е Н И Е. (Сборник рассказов). От автора Пробуждение эмоций, пробуждение чувств, пробуждение мыслей. После душной ночи наступает свежее утро. Оно воскрешает в памяти то, что было пережито когда-то, но, прогнав все страхи, оставляет только хорошее, доброе, светлое, А если в душе есть место положительным воспоминаниям, значит, не все хорошее прошло бесследно и испарилось, не оставив следа. Но из мгновений складывается наша жизнь, из мизерных капелек плохих или хороших. И, если оставлять в своей жизни только хорошие чистые чувства, то постепенно ниточка дней выведет к огромному океану Любви и поможет понять, что в жизни ценно по настоящему. Возможно, кто-то скажет, что я просто ношу розовые очки. Я не стану с ним спорить. Я только хочу напомнить, что жизнь наша становится такой, какой представляем ее мы сами для самих себя. Каждый самостоятельно строит, рисует, творит свое существование. И каким оно является для нас, зависит полностью от нас самих. Мы есть то, что думаем о себе сами. И, если человек живет в гармонии с самим собой, то он обязательно ее передаст, подарит окружающему миру, а тот, в любом случае,


ответит ему тем же. Но зачем же угнетать свое сознание негативными чувствами, недоверием, злобой. Ведь стоит только повернуться к жизни лицом и загадать желание, как оно обязательно исполнится. Но для этого нужно приложить и немало своих усилий . А для начала своих дел необходимо стать немножечко добрее, смелее, возвышенней. И поэтому я желаю всем вам, будьте молоды, свежее и безрассудны, как весеннее утро.

Семь дней, перевернувшие мир Я - Майкл. Так зовут меня все мои друзья и знакомые. Я - классный парень. Родился и живу в Москве, и очень этим горжусь. А как же. Ведь это один из самых древних великих городов. Теперь и раньше столица всей России. Я чувствую себя его частицей. Как же не гордиться, что ты москвич. И я всем своим видом стараюсь оправдывать честь своего города. Я высок и широкоплеч. Не стану скрывать, что нравлюсь девчонкам и знаю об этом. Но я не страдаю, и никогда не страдал излишней скромностью. Ведь уверенный в себе человек должен знать правду о себе и принимать себя таким как есть, так читаю, по крайней мере, я. У меня карие глаза и светлые волосы. Признаться, я сам их осветляю немного. Сейчас учусь на втором курсе университета. Но учусь не очень хорошо, нормально, как все. Но мне кажется, что я ничем не глупее остальных, просто во мне, по словам одного из моих преподавателей, лени больше чем ума и она мешает моим способностям развиваться. Сейчас лето, жарко. Сессию уже сдал, теперь каникулы. Но в нашем большом красивом городе летом пыльно и суетно. Хочу забежать от шума. Но куда? Ну, конечно же, к морю! Хоть на недельку. На шикарный курорт не рассчитываю. Но, говорят, в провинциальном городке, летом у моря не хуже, чем на Майами. Подсчитываю свои студенческие финансы, на


помощь родителей особо рассчитывать не приходится. Затем заглядываю в карту и ищу подходящий городок. Теперь нужно узнать, когда и каким поездом я смогу туда добраться. Готово. Отдых я себе спланировал. Но название городка, уже, для своего рассказа не помню, хотя и было это все со мной недавно, года два тому назад. Ну, так вот. Я собрал весь свой нехитрый гардероб в небольшой рюкзак и рано утром отправился на вокзал. Не стану рассказывать, как я ехал в поезде, потому, что ничего суперинтересного в дороге со мной не произошло. Всего восемнадцать часов и ты возле моря. Вообще у меня есть романтическая жилка внутри. Я люблю путешествовать, хотя считаю себя просто реалистом. Но эту историю все же расскажу всем, потому, что она оставила неизгладимый след в моей зачерствелой, испорченной городской жизнью и суетой, душе. С некоторых пор жизнь моя перевернулась и стала приобретать какую-то осмысленную целенаправленность. А все началось именно тогда, когда я приехал в этот небольшой серенький, забытый Богом городишко или, точнее, поселок городского типа. В нем были многоэтажные дома, и, кое-где, в центре, выстроены кинотеатры, бары, супермаркеты. Но на его окраинах жители частных домов свободно пасли коров. Я снял комнату у старушки в одном из таких домиков. К

счастью, кроме меня, туда больше никого не подселили, и я мог отдыхать спокойно. Но я, как истинный горожанин отдыхать без общения и развлечения не могу. И уже немного выспавшись после дороги, тут же стал осматривать местность и искать знакомств с проживающими здесь девушками. И, сказать откровенно, местные леди мне нравились. Я ожидал от провинции большей «экзотики». Но девчонки, молодцы, от городских не отстают. А некоторые, просто супер. Особенно на пляжах, в бикини. Но, может, эти красавицы приезжие. До этого я как-то не докапывался. Времени я терять не хотел и на следующий же день познакомился с замечательной девушкой Милой. Она тоже приехала сюда на недолгий отдых, но приехала из такой же провинции. Еще я узнал, что она учиться в Киевском Государственном Университете, а остальные факты ее жизни меня не интересовали. Но нам было о чем говорить. Мы сразу же сдружились и хорошо проводили время вместе. И все было бы хорошо на фоне ясного неба, если бы не одно туманное облачко в этом чистом пейзаже. У той бабули, где я поселился, была, оказывается, внучка лет восемнадцати. И была она не дурна собой. Звали ее таким именем, которое сочеталось и с ее внешностью, и с содержимым ее странной таинственной души, Настей. Да, Настя показалась мне с первого взгляда очаровательной, хрупкой девушкой, которых не часто встретишь в городе. Ее незаурядная натура отличалась чрезмерной

ранимостью. Это смог бы понять даже самый черствый человек, ничего не понимающий в психологии. Но как только она появилась в моей бесшабашной жизни, так у меня все пошло наперекосяк. За этой симпатичной мордашкой скрывалась не слишком понятная обычному человеку и на каждому приятная личность. И, вслед за симпатией, она стала внушать мне антипатию. Кроме слов «с добрым утром» по утрам и «до свидания» по вечерам я ничего от нее больше не услышал. И я не понимал, что это, ее стеснительность и неуверенность в себе или, может, я просто ей не нравлюсь. Я пытался развеселить ее, завести с ней разговор, потому, что люблю общаться. Но тщетно. Мне стало казаться, что она недалекого развития. Потом я заметил, как она куда-то ушла из дома на целый день. Я думал, на пляж и решил выследить. Как молодому авантюристу мне было интересно увидеть ее в купальнике, еще лучше, без него. (Позже мне все-таки это удалось). Но, как выяснилось, в то время, когда все старательно ловят ультрафиолетовые лучи, она смывается неизвестно куда. Я пошел за ней и пожалел об этом. Она свернула в небольшой лесок, но я ее потерял из виду. Заблудился и пол дня потратил на поиск дороги домой. Больше следить мне за ней не хотелось, и я решил все свое отведенное для отдыха время потратить на купание в море и приобретение загара, для чего я, собственно, сюда и приехал. Но на следующий день, идя вечерком с пляжа,

когда солнце уже начало заходить и не жгло так сильно, а с моря начал веять прохладный бриз, я увидел эту чудаковатую девушку, сидящую на полянке. Я решил, что предположения мои оправдались, с головой у нее что-то не то. Нелюдимая, неухоженная, ну просто чундрик какой-то, так я стал называть ее про себя. И зачем природа дала ей так много красоты. В руках у нее я рассмотрел какой-то прибор, потом я догадался - фотоаппарат. И фотоаппарат, видимо, дорогой. Она пыталась вблизи сфотографировать не то цветок, но то веточку на фоне заходящего солнца. И тут до меня дошло, а ведь она вовсе и не полуумная, как мне в начале показалось. В ней просто кроется загадка, тайна, от которой так отвыкли городские жители. На секунду я устыдился своих первоначальных мыслей, и хотел подойти к ней. Но как только я приблизился, то увидел на ее лице испуг и недоумение. - Уходи, зачем ты подошел! Ты все сломал! - закричала она в отчаянии. - Да, что ты. Я просто поздороваться хотел. - Ты все испортил, - на глазах у нее появились слезы, - Они улетели. Вдруг я догадался, она, наверное, фоткала бабочек. Но было поздно, Настя убежала, вытирая слезы. Наверное, искать другое место для съемок. А я побрел дальше, ругая себя за нетактичность. Но и на нее я был сердит. Могла бы рассказать об этом раньше, я был бы осторожнее. Но

злился я недолго. Вечером мы с Милой собирались в бар, и я уже предвкушал удовольствие от новых развлечений. Но утром, вернее, ближе к полудню, когда я уже отоспался после бурно проведенной ночи, то вспомнил о вчерашнем приключении с Настей. Но теперь я вновь был склонен думать о том, что она больше не нормальная, чем загадочная. Ей что, такой дорогущий фотоаппарат нужен, чтобы травинки да козявки фоткать. Да еще и рыдает из-за них в три ручья. Разве мало их на лугу. Да и вообще, что красивого она в этом всем увидела. Бедняжка, она настоящей красоты не видела, ее бы к нам, быстро бы ожила. На этом я поставил точку на своих размышлениях о Насте и перестал о ней думать, ища новых развлечений. Но скука, от которой я так убегал в столице, стала настигать меня здесь. Море и солнце на третий день мне уже надоели. Тем более что за два дня я уже загорел как черт, потому, что быстро загораю на солнце, чуть не обгорел и стал похож на негатив. Шарясь по поселку, ища чего-то новенького и интересненького, я вновь набрел на полянку, где сидела Настена. Я не хотел туда возвращаться, но почувствовал, что меня тянет туда, как магнитом, какая-то тайна. Поразительно, что можно искать удивительного в таком мрачном, унылом городишке, который одним названием своим навевает тоску. У бедняги на этой почве крыша-то и поехала. Я присел на корточки в густой траве, прищурился, представляя себя исследователем, но, кроме сорной

травы, ничего не увидел. Плюс ко всему меня больно укусил комар за щеку и я оцарапал колено до крови о какой-то сучек в траве. На этот раз чуть не расплакался я. Ведь мне еще на свидание идти, а я вон какой красавец. Но любопытство все же взяло верх, и я решил все же разгадать ее загадку или, проще говоря, выяснить, сумасшедшая она или нормальная. Вечером, когда она вернулась домой со своих похождений, я попробовал найти с ней контакт. Я пытался развлекать ее, рассказывал всякие небылицы и анекдоты, даже страшная история пришла мне на ум. Но это угрюмое создание упрямо молчало, глядя на меня своими огромными темными глазами на веснушчатом личике. Иногда они выражали удивление, иногда недоумение и лишь один раз в них промелькнула веселая искорка. Я выбился из сил, а она все по-прежнему молчала, не желая говорить со мной. Время уже покатило за полночь и я, так ничего и не добившись, пошел спать. Но как же я разозлился тогда. Ненормальной назвать ее нельзя, я по глазам это видел, но почему она себя так ведет. Я что ей не интересен, а, может, она просто издевается. Ну, ничего, подожди, завтра я тебя выслежу кто ты такая. И следующий день я весь посвятил слежке за ней. Но эта бестия оказалась довольно проворной, будто меня чувствовала у себя за спиной. Я не мог за ней угнаться и только лишь догадывался, где она была и

что делала, свернув в лесок. Конечно же, она все фотографировала. Но что и зачем, я никак не мог понять. Она кто, репортер, корреспондент, но почему такой скрытный и нелюдимый. Вот она остановилась на поляне, в зарослях желтых полевых цветов. Но только я приблизился к ней, как она уже в другом месте. Вот она стоит перед сосной и наводит фокус вверх. Но издалека мне не видно, что она там увидела. Наконец, я устал, но так ничего и не понял. Но я был упрям. Под конец дня измученный, ободранный и голодный я все еще плелся за ней. Эта ведьмочка измотала меня совсем, а сама, казалось, усталости и не чувствует. Наконец, о, счастье, она свернула к морю. Может, здесь мы с ней столкнемся и она хоть что-то мне объяснит. Тропинка вывела нас из леса к безлюдному пляжу. Солнце уже заходило, бросая косые лучи. И тут меня осенило, а что, если украсть у нее фотоаппарат, пока она будет купаться. Я спрятался за одним из кустов и стал наблюдать. Фотоаппарат мне был не нужен, я просто хотел осторожно вытащить пленку и проявить фотографии - что там. Фотоаппарат подкинуть ей, а с фотками поиздеваться. Я, мол, все знаю, попляши- ка теперь. Будет знать, как насмехаться. Я был сумасшедший авантюрист и хитер на выдумки. Но тут меня заворожило еще одно зрелище. У моей подопечной не оказалось с собой купальника, и она стала раздеваться полностью догола. Где бы я еще мог увидеть такую сногсшибательную картину. У

меня челюсть отвисла. Я забыл, что хотел сделать. Настоящая уиндина в лучах заходящего солнца. Но волосы она не распустила, наоборот, подняла вверх. Я передумал красть фотоаппарат. Мне показалось это скучно и банально. Я решил маневрировать по-другому. Здесь никого не было и мне жутко захотелось с ней пообщаться, даже если она снова не вымолвит ни слова. Я представил себя хулиганом. Дождавшись, когда она вновь оденется, я вышел из засады. Она сидела на одном из прибрежных камней, болтая в воде босыми ногами. Я подошел к ней. Она повернула голову в мою сторону. В руках у нее по прежнему был, надоевший мне за день фотоаппарат. Я начинал нервничать, внутри у меня пробудились звериные нотки. - Ты как здесь оказался, - удивилась она. - Да, вот, пришел закатом полюбоваться, - иронично ответил я. Она глянула на меня холодно и почти высокомерно. Меня это завело еще больше. -А, вообще, хочу твой фотоаппарат, я за ним весь день охочусь, - прищурил я злоглаза. Эта штука у нее в руках была бешено дорогой и она поверила, в ее глазах мелькнул испуг. Она прижала к груди бесценную вещь и со страхом глядела на меня из-под лобъя. - Мы здесь одни, отдавай по-хорошему, - накалял я эмоции. Конечно, я не хотел

ее обидеть, я просто хотел из нее выдавить хоть одну лишнюю эмоцию. Но она молчала так испуганно смотрела на меня своими выразительными глазами, что почувствовал себя не крутым авантюристом, а подлецом. - Мне этот фотоаппарат подарили, - на ее глазах навернулись слезы. - Ну, ладно, - смягчился я, - Не возьму я его. Да не нужен он мне. Но с условием, ты мне расскажешь подробно, где была сегодня и что делала. Она видно так была напугана происходящим, что сразу же согласилась на условие. Я сел рядом с ней на другом камне и стал слушать ее рассказ. Оказалось, что матери у нее нет, воспитывала бабушка. Отец военный и постоянно в отъезде по заграничным командировкам. Оттуда он привез дочке дорогущий цифровой фотоаппарат. Им она теперь снимает все, что считает красивым. Но что она красивого увидела здесь, в этой глухой дыре, этого я никак не мог понять, и по прежнему мне казалось, что она немного не в себе. - Настоящая красота там, где ее никто не видит или не хочет замечать, - спокойно говорила она, - Вот, представь. Яркая ароматная роза. Тебе нравится? Она нравится всем. Но почему от себя оставляет так мало воспоминаний и сожалений. А голые ветки осенью после дождя всякий раз наталкивают на какие-то воспоминания. Особенно ранней весной на

фоне прояснившегося неба или затянутого облаками. На них прозрачные капли, как слезы. Какую гамму эмоций хранят они в себе! Я слушал ее и думал, а ведь я на таких мелочах никогда не заострял внимание и даже не замечал их. - Покажешь фотки. - Конечно. Мы просидели на камнях дотемна, когда небо уже укрылось звездами. Взошла луна и стала серебрить волны. И вдруг я стал ощущать этот сказочный мир возле себя. Я начал смотреть на все ее глазами. Мы посидели еще возле моря, любуясь пейзажем и ночью. Становилось прохладно, мы оба продрогли и нужно было отправляться спать. К счастью, Настя знала все здешние тропки и могла по ним безошибочно выйти к поселку даже с закрытыми глазами. Приближалось полнолуние и почти полная луна помогла нам в дороге. У меня не было пиджака, чтобы отдать его Насте, но она к моему удивлению, замерзла меньше, чем я. Дома она провела меня в свою небольшую комнатку-крепость, где, кажется, никто никогда не был кроме нее. Достала альбомы с фотографиями. В начале познакомила со своей семьей и немногочисленными друзьями. Затем достала другую стопку. Это были ее личные снимки. Я был поражен. Они были не просто сделаны качественно. На них были засняты именно те редкие моменты жизни, которым мы

удивляемся, видя где-то в журналах, и говорим: «Ну, надо же!». У нее таких исключительных редкостей накопилось много. Она видела их каждый день. Умела видеть. Были снимки какого-то простенького пейзажа, но в удачный момент и это делало его необычным. Тут же я увидел и травинки, и козявок, и мотыльков, и цветы в росе и голые ветви деревьев на фоне ясного морозного неба. Но как меня это все удивило и увлекло. Все так просто и так красиво. - Настя, ты настоящий репортер, - похвалил я ее. - Нет, я хочу учиться на художника. Папа сказал, что я должна ехать за границу, там лучше обучают. А я хочу учиться здесь. И бабушка будет рядом. - А ты и рисовать умеешь. - Да, умею. Она показала мне свои рисунки. Они были не менее великолепны. Некоторые нарисованы простым карандашом, некоторые акварелью. Но полотно в них нигде не было зарисовано полностью. В основном сюжет передавался нескольким тонкими, но четкими линиями. Это все напоминало японскую гравюру. С того дня, когда я узнал про Настю все, я больше не мог к ней относиться, как прежде. Она внушала мне только уважение, наводя на раздумья. Я познакомил ее с Милой и они подружились. Остаток отпуска мы провели все втроем. Мила, несомненно, замечательная,

дружелюбная девушка. Она могла заинтересовать кого угодно. Но Настя - это совсем другое. Тот, кто хоть немного ее узнал, не мог оставаться больше к ней равнодушным и не только к ней, ко всему огромному миру. Она обладала чем-то магнетически-притягивающим, и эта магия чувств исходила у нее изнутри, помимо ее воли. Вероятно, она чувствовала свой необычный дар, и потому была более замкнута, чем все. Пришло время ехать домой. Я попрощался с обеими девушками. Мы обменялись телефонами. Но я не был уверен, что мы будем звонить друг другу. Так и получилось, просто каждого закрутилась своя жизнь, свои проблемы и забыты. Но каждый раз теперь по вечерам я не могу заснуть, не подытожив, что я хорошего сделал за сегодня, что я смог подарить этому миру. Я не могу пройти теперь равнодушно мимо смеющихся или плачущих детей, мимо полевых цветов на лужайке и, даже, мимо букашки - козявки, не полюбовавшись ею. И, каждый раз при этом я вспоминаю Настю. И все время жду, жду, жду, встречи с нею. С нею и с неповторимым чудом в моей судьбе.

Пробуждение за одну ночь Сегодня воскресенье. Лера, сидя на тахте, пристально рассматривала свои красивые пальчики. В выходной день ей не нужно было никуда идти и торопиться, и она спокойно могла сделать себе маникюр. Это было одним из ее любимых занятий. Не слишком длинные ногти, хорошо закругленные, она покрывала не ярким, приятного цвета, лаком, бледно-розовым или сиреневым. Зазвонил телефон. «Кто бы это мог быть», - сонно подумала Лера, мысли вяло скользили у нее в голове. Состояние было расслабленным. Но, все же, она нехотя поднялась и неторопливо подошла к телефону. Он звонил уже третий раз, когда ленивица подняла трубку. - Алло, - произнесла она своим приятным мягким голосом. - Лера, Лерочка, - послышалось на том конце провода, - Валерия, я - Павел, вы меня помните. Может, я не вовремя, может, Вы уже забыли... Валерия мысленно стала перебирать события. Дремоту мигом как рукой сняло, в кровь выплеснулась небольшая доза адреналина. С ней разговаривал мужчина красивым тенором. Кто же это, хоть бы вспомнить. Ах, да. Вот. Накануне они с Ленкой спешили на концерт и у входа в метро столкнулись с мужчиной симпатичным, высоким, темноволосым. Получилось небольшое приятное знакомство. Кажется, его звали Павел. А, может, нет. Наверное,

Павел. Но откуда он знает ее телефон. Он тогда проболтал весь вечер с Ленкой и после концерта тоже, кажется, она ему больше понравилась. Наверное, Лена ему и сказала Валеркин телефон. Так значит, Павел все-таки заинтересовался Валерией и с Леной так много разговаривал, потому, что хотел больше узнать о ее подруге. Но сам, наверное, не решался к ней приблизиться. Сомнений у Валерии не оставалось. Это Павел. - Да нет, что Вы. Я Вас уже вспомнила, - начала Лера. Но Павел ее нетерпеливо перебил. - Вспомнила. Ну, вот и хорошо. Так, может, встретимся. - Да, конечно, - Валерия даже растерялась от неожиданности. Но парень ей нравился и она не стала отказываться от свидания с ним, - Но для начала перейдем на ты. - Отлично... Погода располагала к встрече. Августовский вечер был теплым и ясным. Деревья еще и не начинали желтеть, но кое-где ветер уже разбросал пожухлую опавшую листву каштанов по переулкам и проспектам Киева. Как и предполагала Валерия, Павел пришел на свидание с огромным букетом ярких роз. Она чувствовала, что он от нее без ума, с самой первой минуты их знакомства. Но, как и все мужчины, которым она нравилась, он стеснялся ее и немного робел в ее присутствии. Лера это тоже чувствовала,

но не подавала виду, напротив, старалась себя вести спокойно и уверенно. И, даже в те минуты, когда он так внимательно слушал ее подругу Лену в тот первый вечер, предпочитала не вмешиваться в ход событий и делала вид, что ей даже не интересен их разговор. Но на самом деле внутреннее чувство ей подсказывало, что Павлу нравится именно она, Валерия, не раз ловя его пристальный взгляд на себе. Так уже было и с другими мужчинами, которые любили ее и предлагали ей свои ухаживания. А ухажеров у Валерии было немало. Уж кто с ней только не встречался. И все, как на подбор - элегантные, уважительные, образованные, порядочные и состоятельные люди. Но иногда Валерка сама бросала своего избранника, разочаровавшись в нем, иногда он оказывался просто не верен ей. Но чаще они просто расходились, как в море корабли, поняв, что им не по пути. А время шло. Валерке уже стукнуло двадцать девять. Хотелось остановиться на ком-то одном. Но не получалось. Каждый раз, при встрече с новым мужчиной, ей хотелось, чтобы этот стал единственным. Но почему-то ожидания не совпадали с действительностью. Она постоянно размышляла на эту тему, почему так выходит. И постоянно приходила к выводу, что все кавалеры были ее недостойны, хотя пыталась найти вину и в себе. Возможно, она была немного горяча и ветрена. Но отказать себе в этих небольших

погрешностях она не могла, потому, что не мыслила свою жизнь другой. В Павла она тоже влюбилась с первого взгляда, с первой встречи, но боялась признаться себе в этом, считая, что он принадлежит Лене. Но, когда он сам позвонил ей, сердце ее сразу же оттаяло. В нем ей нравилось все: и походка, и манеры, и деликатная речь, и волосы, и глаза, и руки. Одет был Павел аккуратно и со вкусом, наглаженные брюки, пиджак, галстук - все подобрано по цвету и фасону. С ним было необычно приятно идти по улице, замечая восхищенные взгляды прохожих на них обоих. И Валерка поддалась своему чувству и на этот раз. Она вообще плыла по течению, давая волю своему воображению и интуиции. Она не знала, что ждет их дальше, но сегодняшний вечер был прекрасен. Шампанское, цветы, ночь при свечах. Хотелось, чтобы это чувство не прекращалось никогда. Но, как все предыдущие разы, она боялась, что даже такие чудесные встречи ей когда-нибудь наскучат. И в сотый раз клялась себе, что сделает все, чтобы разрыва больше не произошло. Неделю спустя у Галины, Валеркиной подруги, намечалась вечеринка. Она пригласила и Лену с Валерой, пообещав, что будет много развлечений и интересных мужчин. Павел в это время как раз был в командировке. У Валерии появилось неприятное предчувствие, что в большом окружении мужчин она опять кому-то

понравится, увлечется им и забудет Павла насовсем, раньше, чем он захочет оставить ее. И захочет ли вообще, но Валерия уже не сможет вернуться к нему, если чувство пройдет. И она заранее предупредила подруг, чтобы на флирт с ее стороны они не рассчитывали, она, мол, уже занята. - Вот, глупая, - убеждала ее Галя, - Да строй глазки, пока его здесь нет, он все равно не узнает. А потом, снова, мол, люблю только тебя. Я, вот, со своим, уже пять лет так кручу. И он ничего не знает, и я довольна. - Нет, я так не могу, - вздохнула Валерка. - Что, так и будешь монашкой сидеть. Смотри, состаришься раньше времени, - поддевала Елена ее с другой стороны. - Ну, почему же. Веселиться я всегда люблю. Но в пределах разумного. Наступил праздник, который Галка устроила в честь собственного дня рождения. И откуда у нее было столько знакомых. Еще интересней, как они все могли уместиться в такой, сравнительно небольшой, Галкиной квартирке. Ее возлюбленный уехал отдыхать на курорт, а Галка не могла бросить работу, но отлично отдыхала здесь. Среди приглашенных ею гостей были и певцы, и работники здравоохранения, и судьи, и блюстители порядка, и, даже, стриптизеры. Вообще, она всегда была сумасбродной и никогда не могла сосредоточить внимание на ком- нибудь или на чем-нибудь одном. Но

подругам это не мешало составлять ей отличную компанию. В тот вечер Валерии было, нельзя сказать, чтоб грустно, но как-то пусто на душе. Она пообещала себе, что больше ни с кем заводить романов не будет, но спокойствия и удовлетворения от навязанной самой себе верности, не получила. Павел ей не разонравился, но где-то, в самом потаенном уголке своей души, она чувствовала, что может найти ему замену и вовсе не тоскует до боли в сердце за ним, как за единственным. Впрочем, скоро скука отступила, благодаря ее веселому общительному характеру. Она снова стала замечать, что мужчины обращают на нее внимание и даже больше чем на остальных ее подруг. Ей это нравилось. Создавалось впечатление, что виновница торжества Валерия, а не Галка. Но среди приглашенных гостей в веселой компании был человек, уважаемый всеми, но совершенно не похожий на других. Он отличался спокойствием и задумчивостью. Причем, он был старше других и выделялся среди молодежи солидной проседью в волосах. Но он и не пытался скрыть свой возраст. Ему было за сорок на вид. И его внешность соответствовала возрасту. Над его правой бровью виднелся небольшой шрам, говоривший о том, что этот человек не робкого характера. Звали его Семен. - Обрати внимание, он опять смотрит на тебя, - то и дело, подталкивала Валерку Галина. - Завидный жених,

полковник милиции, недавно пришел из Чечни, сейчас в разводе, холост, - проинформировала она Леру, - Бери его в оборот, не пожалеешь. Валерия сама поняла, что нравится этому человеку, и ей тоже нравился его мягкий располагающий взгляд. Но вместе с этим она поняла, что так быстро его любовь не завоюешь, как она получала ее от других мужчин и которая так же быстро проходила, как и начиналась. Под конец вечера, когда все Валеркины ухажеры, поняв, что ее сердца не слишком просто добиться, оно жаждет более глубоких эмоций и одними ухаживаниями дело не обойдется, разбрелись по углам с другими подругами. К Валерии подошел Семен. - Вы не курите, - вежливо спросил он. Валерка отрицательно качнула головой. - А я все никак не брошу. Да и не знаю, стоит ли бросать. Валерка чувствовала, что перед ней человек, немало повидавший в жизни, больше, чем все те вместе взятые мальчишки, которые были рядом с ней. Он не спрашивал ее ни о чем. Только рассказывал все время о себе. О том, как много он прошел на войне. Как была у него семья. Но жена не выдержала постоянных тревожных ожиданий, нашла себе другого, а с Семеном решила развестись. О том, что у него уже взрослая дочка, которая учиться в институте во Франции. Из-за нее, он, собственно говоря, и пошел в наемную

армию, чтобы обеспечить ей учебу. Воевал он два года, пришел на войну подполковником и заслужил в боях звание полковника. - А теперь я - полковник милиции. Здесь тоже немало работы. Да я и не осуждаю тех, кто не хочет со мной оставаться. Ведь работа у меня опасная. Валера слушала его внимательно. Он вызвал у нее не просто интерес, но такое завораживающее уважение и ей захотелось ему довериться. Она рассказывала ему почти всю свою жизнь с самого детства, открыла, не стесняясь свою душу нараспашку, и не пожалела потом об этом. Но никакого упрека или осуждения в его глазах не промелькнуло. - Ты молодая и очень красивая женщина, и ты должна искать свою судьбу. С тобой рядом должен быть настоящий надежный защитник. Таких, как ты, немного. Тебя надо беречь. Он не навязчиво проводил ее до самого дома. А на следующий день Валера, не зная, зачем она это делает, сама позвонила ему. Образ Павла совершенно растаял в ее воображении, она совсем забыла о его существовании. До сих пор она никогда не звонила мужчинам первая, но этот раз был исключительным. - Алло, - Семен поднял трубку. - Здравствуй, это я, Валерия, - откликнулась Лера. - Ах, Валерочка, детка, это ты.

И набравшись храбрости, робко, но без обиняков, Лера предложила: - Семен, давайте встретимся. - Ну, что ж, давай. Ночь была удивительной. В ней была особенная романтика, но романтика тревожных чувств и переживаний. Валера знала, что после этого должна будет сама принять решение. Уйти из его жизни навсегда или остаться с ним ни всю оставшуюся жизнь, разделяя ее целиком и полностью и считая только его своим единственным возлюбленным. Третьего варианта этот человек просто не принял бы. И, вдруг, Семен сам разрешил всю обстановку. Под утро, после бессонной ночи он мягко, но решительно произнес: - Валерия, нам надо расстаться. У Валерки похолодело все внутри, ей казалось, что сердце ее сейчас остановится и она умрет. - Ты уже большая девочка и должна понимать, так надо, - продолжал Семен. Но объяснять Валерке слишком много не было нужды. Ей все стало ясно, он ее не любит, он не хочет все время видеть ее рядом с собой, делить с ней радость и невзгоды, ложиться спать и просыпаться по утрам. - Ну, что ж, надо так надо, - холодно, но спокойно произнесла Лера. Она брела домой одна серым осенним утром, когда еще не совсем рассвело. Моросящий дождь усиливался, переходя в

ливень, но Валерия не замечала его. Она беззвучно плакала, но не чувствовала своих слез, потому, что они сливались с холодными каплями. Ей казалось, что это возмездие за всю ее беспечность, за те встречи, когда она сама хотела уйти и уходила. Но могла ли она вести себя иначе, ведь она не лгала. Наконец, промокшая до нитки, озябшая и совершенно разбитая она доползла до своей квартиры. Ей так хотелось согреться, но ни одно одеяло не смогло отогреть ее от душевного холода. Весь серый день она пыталась перебороть себя, но к вечеру переживания усилились. Ночью она долго не могла уснуть. Едва она закрывала глаза, ей начинало чудиться, что она проваливается в темную холодную бездну, образованную пустотой ее собственной души. Казалось, что после этой разлуки жизнь никогда не приобретет больше смысла. Но назад дороги не было, раз он так решил. Такое с ней еще никогда не происходило. До сих пор она с легкостью расставалась, не важно по чьей инициативе. Оставалась небольшая грусть, как когда ненадолго расстаешься с закадычными друзьями, но знаешь, что скоро с ними встретишься вновь и все повториться. Но сейчас она чувствовала себя самой одинокой на всем белом свете. Перед ней словно на одно мгновение промелькнула яркая вспышка и погасла вновь, так, будто кто-то на этот короткий миг подарил Валерии жизнь, настоящую,

живую, а теперь хочет забрать ее обратно, но с нею не хочет расставаться и снова погружаться во мрак и рутину будних дней, и от этого ужасно больно. Просто поразительно. Валерия, девушка необычной красоты, с гибким умом дипломата, способная вызвать завись подруг, и симпатию и уважение у мужчин, сейчас корчится от душевной боли из-за одиночества. Но кто бы мог знать на самом деле, как она одинока! Валерия всегда ощущала, что ей нелегко жить одной, не находя нужного спутника жизни, хоть рядом с ней всегда было немало интересующихся парней. Но сейчас, когда она почти стояла на пороге истинного счастья, после столкновения с человеком, который мог бы стать ее единственным и желанным, она ощутила всю пустоту и никчемность своей прожитой раньше жизни еще ярче и острее. Она не знала лекарства от такой душевной боли потому, что никогда раньше не переживала ее. Она даже не могла размышлять над тем, стоит он ее или нет, нужно ли простить или показать свою гордость. Ей просто было больно. И от этой боли она вся сжалась, замерла в неестественной неудобной позе на своей одинокой постели и так проспала в тяжелом забытьи до утра. Трудно описать, как жила Лера все эти несколько недель после разлуки и единственной встречи, пытаясь забыть этого человека. И ей почти удалось это сделать, рана уже начинала затягиваться. Павел по прежнему звонил ей и приглашал

на свидание и она ему; отказывала. Но ей все время хотелось чего-то большего, глубокого, вызывающего более сильные переживания и эмоции. Хотя, если бы не Павел, Валерке пришлось бы тяжелее, и она мысленно благодарила его за поддержку. Тихим сентябрьским вечером в воскресенье Валерия отдыхала дома в полном уединении. Погода соответствовала ее настроению. Немного облачная, но теплая и безветренная, как это бывает иногда осенью. Дождя не намечалось. Она уютно сидела в кресле, поджав под себя босые ноги и укрывшись мягким пледом. Боль потихоньку начала отпускать после стольких безумных дней, жизнь входила в обычное русло. Хотя после пережитого потрясения Лера не смогла бы пообещать даже самой себе, что больше никогда не изменит Павлу. Она знала, что теперь она другая и будет всегда другой, словно испила сладкого яда истинного чувства. Тихая спокойная жизнь, пусть даже в полном достатке и уважении теперь будет не для нее. Она теперь всегда будет искать любовь, похожую та ту, что пережила той единственной ночью с Семеном и отдаваться всецело сумеет только ей. Сегодня Лера все еще не хотела никого видеть и предпочла полностью погрузиться в свои грезы, мечты и воспоминания. Она почти начала дремать, как на улице за своим окошком сквозь дрему она услышала голос. Кто-то звал: «Валера, Валера». Сначала она подумала, что это во сне ей показалось, но голос был мужским и до

боли знакомым. «Неужели мне все еще кажется, - с досадой и каким-то смирением подумала она, - Господи, и сколько же я еще буду мучиться, пока его не забуду, так и с ума сойти недолго». Потом она решила, что это зовут соседского мальчишку, и хотела снова отключиться. Но голос снова позвал: «Лера, Валерия». Тут Валерка проснулась окончательно и, как-то машинально сползла с кресла, нашарив в попы ах тапочки, вышла на балкон, но на улице никого не было. Двор был совершенно пустой. «Как странно, кому же я понадобилась», - размышляла Лера стоя на балконе третьего этажа. Но не прошло и пяти минут, как в дверь позвонили. Сначала робко, потом отчаянно, нетерпеливо, но решительно. «Господи, да кто же это, - удивленно перебирала Лера всех знакомых в памяти по пути к двери, - Наверное, Ленка, скорее всего, она всегда так звонит». Но Лера ошиблась, это была не Ленка и никакая другая ее подруга. Лера хотела посмотреть в глазок, но тот, кто звонил, опередил ее. -Лера, Лерочка, это я, Семен. Открой, пожалуйста. Я хочу с тобой поговорить. Сердце у Валеры замерло вновь, как в ту минуту, когда он предложил ей расстаться. Но, все же она отворила двери и обомлела от удивления. Семен держал в руках букет самых красивых нежных хризантем и огромную коробку, вероятно с подарком. Валерия едва покачнулась от

неожиданности, до нее еще не дошло, что все это значит. Видя ее испуганное, изумленное лицо перед собой, Семен решил взять инициативу на себя. Он смело перешагнул порог квартиры, выронив букет и коробку прямо на пол, потому, что не смог отдать их хозяйке и едва успел подхватить обессилившую Валерию на руки. Он отнес ее в комнату, усадил на тахту рядом с собой и стал жадно целовать лицо, шею, руки. -Валера, Валерочка, прости. Не мог я иначе. Задание было сложное, опасное. Я ведь с бандитами дело имею. Не мог я быть с тобой эти несколько недель и рассказать тоже ничего не мог, не имел права. Нам нужно было быть врозь, чтобы ты ничего не знала обо мне. Не хотел, чтобы ты заложницей стала, если что-то случиться. Но теперь все будет хорошо, я ведь все это время только и думал, как ты перенесешь эту обиду. Валерии показалось, что она вновь пьянеет от его прикосновений, а он жарко целовал ее губы. - Теперь ты понимаешь, что значит, быть моей женой? - Да. Я согласна.

Он и Она Они сидели за столиком кафетерия, только что встретившись после долгой разлуки. Их нежные взгляды переплетались, они глядели пристально друг на друга, боясь отвести глаза в сторону хоть на секунду, будто это все может исчезнуть, Он сжимал в своих ладонях ее маленькую ручку. И им казалось, что никого и ничего в этом мире больше не существует, кроме их самих и ихней любви. "Как я люблю его", думала она, ей казалось, что самое чистое чувство, впервые пробудившееся в ней к мужчине будет длиться бесконечно. «Как я ее люблю, - думал он, Я готов Вселенную бросить к ее ногам». Он чувствовал, что сильнее притяжения у него не было, да и не будет больше ни к кому. Они ничего не говорили друг другу, угадывая мысли почти интуитивно, потому, что были сейчас единым целым и говорить о чем-то им не было необходимости. Затем, как в прекрасном сне легко и бессознательно они оба поднялись и так же не говоря ни слова друг другу поплыли домой. За них говорили их глаза, руки, движения. Казалось, что в их глазах коме неба сейчас не отражается больше ничего. Кроме ясного неба и вечной любви. Они шли домой. Но не смотря на то, что там их ждал небольшой беспорядок и чисто символическая горка грязной посуды, а кое-где и разбитой об пол, они были

счастливы. Такие мелочи их никогда не волновали, в жизни обоих они занимали последнее место. В таком вдохновенном состоянии они пришли домой. С таким же настроением вместе перемыли посуду, навели порядок и убрали все битые осколки со своего пути. Им это не трудно было сделать вместе, постоянно касаясь друг друга руками, телами, взглядами при этом. Даже скучная уборка становилась похожей на забавную игру. Казалось, что на всем белом свете только они знают, как нужно жить правильно. Они готовили вдвоем ужин, плескались вдвоем в душе и, поужинав, так же вдвоем, завалились на мягкий диванчик. У обоих немного кружились головы после небольшой порции виски со льдом. Но еще больше их головы кружились от любви. - Как я тебя люблю, - мурлыкала она, лаская его грудь, небритый подбородок, буйную растрепанную шевелюру, - Мне кажется, что я знала тебя всю жизнь. Вот только не знаю, как ты выглядел раньше, когда был еще маленьким. Покажи свои фотки, ты еще мне их не показывал, а жутко интересно. - Да, показывал, ты еще смеялась, что я был очень лопоухий в детстве. - Ну, покажи еще раз. Ведь я люблю тебя и такого. Он встал и достал семейный альбом, в котором была его жизнь до встречи с ней. Вот детский садик. Вот первое сентября, цветы, пестрые банты, новые учебники,

портфели, карандаши. Он действительно самый маленький из всех и лопоухий. Вот он подросток. Вот юность, его первая любовь. И эта любовь дальше с ним почти на всех фотках. Он смутился н хотел скорее перелестнуть эти страницы, но она внимательно разглядывала все, что видела, Наконец спросила: - Кто это с тобой? Он робко стал рассказывать. Врать смысла не было, факты говорили очевидное. Но ее они, кажется, не встревожили. И она - задала под конец его рассказала единственные вопрос. - А почему ты только с ней, у тебя что друзей не было? - Да почему же не было, я тебе вон сколько о них рассказывал. - Странно, а мне показалось, что ты только о ней говоришь. - Да нет, что ты, я уже едва помню, как ее зовут. Ведь это было так давно. Первая любовь всегда проходит. - Да не оправдывайся, мне все равно. Я тебя ни капельки не ревную. - Я не оправдываюсь. Но мне все же кажется, что ты ревнуешь. Я просто хотел сказать... - Да не ревную я. Мне просто было интересно, что ты чувствовал тогда. - А мне показалось, ревнуешь. Но мне не хочется причинить тебе боль и рассказывать все подробно.

- Ты полагаешь, это боль? Это просто интерес к тебе и к твоей жизни. - Мне кажется, это боль. Вот мне было бы не по себе. - По-твоему, я ревнива. Или должна быть ревнивой. - Нет, но я когда люблю, немного ревную. - А я нет. Так, значит, по-твоему я не люблю тебя. - Любишь. Но ты скрываешь от самой себя, что ревнуешь. - Нахал, - почти крикнула она, - Как ты можешь обвинять меня в ревности, Я даже... - Я не обвиняю, я просто говорю, как бывает в жизни. - Ты пытаешься обвинить меня в этом, потому, что сам страдаешь этой болезнью. - Но я не скрываю этого в отличие от тебя. - Так, по-твоему, я еще и лгунья. А ты просто язва. - Что, Я язва. А кто просил показывать ее фотки, на которых я с ней. Может, ты мазохистка. Тебе нравиться страдать. - Нет, я тебе объяснила, что мне интересна твоя жизнь. - Почему же мои друзья интересуют тебя меньше. - А ты хотел бы, что бы я кем-нибудь из них заинтересовалась.

- Нет, конечно. Но они тоже присутствуют в моей жизни. - Мне на них наплевать. - Ты просто эгоистка. - А ты постоянно лезешь не в свое дело. О чем хочу, о том и думаю. - Как это не в свое. Мы живем вместе, я имею право знать, что у тебя на уме. - Я тебе не собственность. Оба не заметили, как их нежное воркование перешло в грубые окрики и обвинения друг друга. Оба метали искры из глаз, бросая неприятные слова и фразы другому. На полу опять появились осколки битых статуэток и фужеров, Он еле сдерживал себя в руках. Она тихо плакала от досады. Вдруг она всхлипнула громко в последний раз и решительно заявила: - Я поняла, мы совершенно разные люди, мы не должны быть вместе. Ты — красавец, я —эгоистка. Мы должны расстаться, потому что неуживемся. - Я не красавец, - возразил он, - Я просто хотел... Но последних его слов она уже не слышала, хлопнув дверью, поспешно спускаясь по ступенькам. - Ну н черт с тобой, - с горечью сплюнул он сигарету, - Раз должны, значит, так надо. Она быстро шла по городу, можно сказать, почти бежала. Ярость бушевала в ней, ища выхода, "Подумать только, я — эгоистка. Я ведь я ради него готова была

не все. Я его любила больше жизни. Нет, я ошибалась. Все же ошибалась в очередной раз. Ну все, хватит, значит, и о нем нужно забыть". С этими мыслями она вошла в ближайший бар, Близился вечер, уж начинало темнеть. Наступало время темноты, огней и вожделенных развлечений. Она заказала две порции тройного виски, чтобы успокоиться. Но этого ей показалось мало, и она дополнила их коктейлем. Ярость немного ослабла, но не проходила вовсе, сменившись, наконец, чувством обиды и одиночества. К ней подсел парень, стал ухаживать, пригласил танцевать, затем - к себе домой, Она не препятствовала судьбе и соглашалась на все. Но в тайне от себя хранила ту мысль, а вдруг, это то, что мне нужно. А на утро, проснувшись в чужой постели, поняла, что нужно уходить. Он проснулся на следующий день после скандала около полудня. Голова раскалывалась от чрезмерно выпитого виски, после того, как она ушла. «Я так и не смог ее остановить, - вспомнил он, - Но в чем моя вина, я не хотел ее обидеть, Может, она еще вернется, как в прошлый раз. Помается и вернется», - успокаивал он себя. Сел в кресло, закурил. Немного прейдя в норму и подождав ее еще чуть-чуть вплоть до самого вечера, у него начали появляться другие мысли. «В прошлый раз она вернулась на следующее утро. А перед этим, еще после одной ссоры, она позвонила через два дня. Может, и в этот

раз позвонит. А если, нет? Значит, она права, мы не пара. И чем я ее так уязвил, я просто сказал, как думал». Он лениво выпил прохладного пива из холодильника и решил - надо развеяться. Блестящий новый мотоцикл ждал его в гараже. Сегодня они должны были совершить кругосветное путешествие по дискотекам, Еще через пару минут они мчались по дороге, не помня ни о чем и только ветер свистел мимо его ушей и освежал лицо. Он чувствовал себя крутым, классным рокменом, ну просто героем грез многих женщин. Наконец он остановился у первого подходящего ночного клуба. Там его встретили старые друзья, приветствуя, пригласили в свою компанию. Еще немного спиртного. Наступило откровение, и в сердцах он рассказал им об очередной своей ссоре с подругой и, кажется, последней. "Да, брось, ты - послышались голоса вокруг, - Ты клевый парень, у тебя может быть сотни таких. А она попсихует и вернется. А не вернется, еще будет жалеть". Но тоска его не отпускала. Скрепив сердце двумя руками и зубами, он продолжил вечеринку. "В конце концов, я - мужчина, - думал он, я докажу ей это, я должен быть крепким". К ним подошла стайка веселых девиц и увлекла за собой. Целая ночь для него прошла в забытьи. А утром проснувшись он подумал, что это все же лучше, чем полнейшее одиночество. Но все же он ждал звонка, а она не звонила.

Она искала спасение среди подруг, на работе, на вечеринках. Сменив ни одного партнера, каждый раз делала вывод, что это не ее случай. Такой крупной ссоры между ними еще никогда не было. Но теперь она обиделась очень сильно, ей казалось, что он не хочет ее понимать. И все же она упрямо не хотела мириться с ним, дав себе слово, изменить свою судьбу к лучшему. «Ведь так не может быть, мы все время скандалим, когда вместе», - говорила она себе, но скрывала от себя ту мысль, что без него ее жизнь невыносима. «Почему она не хочет мириться, - в свою очередь думал он, - Недавно я видел ее с другим, наверное, она меня забыла н не собирается возвращаться. Нужно вычеркнуть ее из памяти на совсем». И только лишь одну мысль он боялся произнести даже самому себе» «Как я буду жить без нее?». Наконец обоюдно и одновременно сказав себе одну и ту же фразу окончательной бесповоротно, «Мы не будем вдвоем», в одни из летних вечеров они одновременно вышли каждый из своей квартиры. Она шла на встречу с подругами в ближайший кафе. Он — в поисках новых приключений и развлечений. Каждый жаждал чего-то нового от этой жизни, что бы ни на минуту не вспомнить старое. И, вот, она, сидя за одним из столиков ночного клуба и делая вид, что ей очень весело со своими подругами, заметила вдалеке у стойки до боли знакомую фигуру. Она решила, что ей

показалось, но, тем не менее, сердце дрогнуло и стало биться чаще. «Неужели ты все еще хочешь помириться с ним, - задавала она себе вопрос. Ведь ты же сказала себе «нет». И тут он обернулся и увидел ее в тот момент, когда она отвернулась что-то сказать одной из своих подруг. «Ах, вот где она, - нервно подумал он, - Но не будет ли лучше мне развернуться и уйти». Но что-то сдерживало его. Почему я должен убегать, нужно проявить свою крепость перед ней», - оправдался он перед собой. И в знак полного безразличия к ней сел за ближайший столик возле нее, но повернулся к ней спиной. Пусть, мол, посмотрит, я рядом, но о ней и не думаю. Она же увидела его жест, и сердце ее заныло еще сильнее. Она истолковала его поведение как желание помириться с ней, но сам он стеснялся сделать первый шаг, и ей стало его жаль. «Но пусть не думает, что после всех грубостей он так быстро вновь завоюет мое сердце», - решила она и сделала неожиданный для самой себя выпад. Медленно и грациозно она поднялась с места и прямо у него на глазах пригласила на белый танец парня из-за соседнего столика. И тут нервы его не выдержали окончательно. Забыв про свою крутизну и твердость характера, он кинулся к танцующей паре.

- Извините, она занята, - налетел он на перепуганного партнера. - Да она сама пригласила меня, - оправдывался тот. - Пойдем, - схватил он ее за руку и поволок к выходу. Она не успела опомниться, как он усадил ее на мотоцикл и рванул за город в сторону леса. Там на поляне под полной луной они остановились. Она никак не могла перевести дыхание и в порыве гнева хотела отвести ему звонкую пощечину. Но вместо этого вдруг повисла у него на шее. Слишком бурные эмоции перешли в нежность, и она внезапно ощутила, что счастлива снова рядом с ним. Все обиды забылись сами собой. Они оба больше не хотели их вспоминать. И он тоже не ожидал такого поворота от самого себя, и сейчас вновь почувствовал приток нарастающей любви. Они долго целовались под взошедшей круглой луной. - Я люблю тебя, - наконец сказала она. - Я тебя тоже, - откликнулся он. - Но ведь завтра мы снова будем ссориться. - Будем. - Ты только не убегай так далеко и надолго. Я, оказывается, все это время искал только тебя по барам. И, наконец, нашел. - Хорошо. Я все время ждала тебя.

Непризнанная красота. Ленка заняла первое место на конкурсе красоты. Невероятно! Как она смогла?! Да, Ленка заняла первое место. С этого все и началось. Ведь она, а не кто-то другой! Но почему она?! Что она сделала с жури, может, подкупила? Но почему не смог подкупить никто другой. Да и откуда у нее деньги. Ленка учится с нами на одном курсе университета. Она из нашей группы. Мы всегда считали ее очень серой, забитой и недалекой во всех отношениях. Иногда она даже напоминала умственно отсталую, когда подолгу не могла понять какую-нибудь задачку, которую ей разжевывали и в рот клали. Пришла она на первый курс с запозданием, спустя два месяца после начала учебы из-за своего слабого здоровья. Она всю жизнь тихоня, ничем не выделяется, и в первые дни, ее просто никто не замечал. Ходит она в чем попало. Однажды даже пришла на лекции в старом тренировочном костюме. Волосы никогда не укладывает в прическу, а гладко причесывает и стягивает в узел на затылке, как старуха. Никогда не накладывает макияж, даже, наверное, не умывается. Глаза у нее все время заспанные, красные, будто всю ночь не спала. Да чем ей еще заниматься по ночам? Худощавая и высокая, как жердь, смотреть не на что, одни мощи. Ну, кто на такую позарится. И какая из нее красавица, с ней и поговорить не о чем. Все время

молчит, как в рот воды набрала. Вот я, например, считаю себя интеллектуально развитой особой. Меня с детства так воспитывали. Мама уже в пять лет заставляла читать недетские книги, а папа постоянно таскал по всяким музеям и выставкам. И вот результат на лицо, я могу вести разговор на любую тему. Кроме того, у меня изысканные манеры настоящей леди. Я все время слежу за собой и ни разу еще не появилась на люди без прически и макияжа. А кто она? Еще на втором курсе я взяла над ней шефство, что бы подтянуть в учебе. Более бестолкового существа я в жизни не видела. Мне приходилось проявлять колоссальное терпение и снисходительность по отношению к ней, но она неблагодарная, позанимавшись немного со мной, наняла репетитора. Значит, деньги у нее, все – таки есть. Может, у нее есть состоятельный мужчина, потому, что из родителей одна мать. Да и та живет в другом городе. Но кто захочет встречаться с такой чушкой, как она? Хотя, нет. Однажды я видела ее на улице с симпатичным высоким мужчиной. Я даже удивилась от неожиданности. Но это был тренер из спортклуба, куда она записалась не то на борьбу, не то на ручной мяч, точно не знаю. Она бы еще на бокс записалась. В ее положении это необходимо. Все равно одна по темным улицам ходит, так хоть бы от хулиганов смогла бы отбиться. Да кто к ней захочет

приставать?! Ведь на ней даже одежды шикарной нет. Ни разу не видела ее красиво одетой. Хотя нет, видела один раз. Я совершенно забыла, ведь она ходит заниматься танцами, и даже уже выступала не один раз. Она выходила из Дворца культуры в роскошном белом платье. Видимо для того, чтобы сфотографироваться вместе с остальными участниками концерта на лоне природы. Но ведь костюмы там необходимо иметь свои. Откуда же она их берет. Шьет сама? Точно, так оно и есть, шьет сама. Однажды я зашла к ней домой за каким- то учебником в ее небольшую съемную комнатку. Я едва пробыла там полчаса и поскорее на улицу. Что за раскардаш там был, ступить негде. Посреди комнаты швейная машинка, вокруг лоскуты, нитки, тряпки. Даже на диване вязальные спицы, клубки пряжи и еще всякие выкройки. Я даже присаживаться не захотела. Хотя бы к моему приходу прибралась и спрятала это все. Ну, правда и у меня бывает беспорядок, когда свои вещи лень класть на место после занятий. Но предки тут же заставляют меня навести шмон в моей комнате. А у нее на столе что творится! Какие- то баночки, пузырьки, стаканчики со всевозможными вонючими настойками, заквасками, отварами. Когда я спросила у нее, что это такое, она ответила, что это оказывается, средство по уходом за лицом. Просто ужас! Как можно эту гадость накладывать на лицо. Вот я, например,

тоже за собой слежу. Но я хожу к косметологу или покупаю тюбики с кремами и масками в супермаркете. Но лицо ее, надо признать, к концу третьего курса стало намного лучше, чем раньше. Исчезла краснота век, кожа стала чистой и гладкой, без угрей и болезненных мешков под глазами. Да и в учебе она подтянулась заметно. Теперь уже не просит помощи у других, сама кому – то помогает. И одежда на ней теперь куда привлекательней. Так, значит, все эти свитерки и блузочки сделаны ею самой. Все ясно. А ведь была кем! Даже Санька – косой ее однажды выставил при всех на смех. Косым мы его называли из-за косоглазия и очков с толстыми линзами. Даже он своим близоруким зрением увидел в ней недостатки. Он нещадно раскритиковал Ленку перед всеми, а она обиделась и ушла, немного покраснев, словно он был не прав. Тоже мне, герцогиня нашлась, никогда голову не опускает, будто ей все должны. Санька, правда, просил у нее на следующий день прощения. Вот, дурак, зачем он это сделал. Так теперь они дружат. Ну и подобралась же два сапога пара. Я снова смотрю на фото ненавистной мне соперницы, опубликованное в газете «Студенческий меридиан». Уму непостижимо, Ленка, бывшая серая мышка, неряха, отстающая в учебе, теперь королева красоты университета, значит, она может участвовать в городском конкурсе красоты. Уж на нее никто не подумал бы. Ведь мы

все смеялись, когда она подала свою кандидатуру на участие в конкурсе. Мы с восхищением и тайной завистью смотрели друг на друга и думали, кто же из нас окажется той счастливицей. И тут она оказалась лучше всех. Какая несправедливость! Ну что, что в ней хорошего?! Всматриваюсь в фото. А ведь макияж на ней отлично наложен. И прическа такая необычная, хорошо уложенная, совсем не такая, как у остальных, хотя довольно проста. С той поры, как занялась спортом, не выглядит больше худышкой. Ручки, ножки подкаченные. Пресс тоже железный, талия осиная. Ее движения мягкие и в то же время быстрые – вспоминается мне. А ведь совсем недавно мы все смеялись над ее медлительностью и неуклюжестью. Надо признаться, что я сама никогда не ходила в спортзал, считая свою фигуру идеальной. Но в последнее время все чаще приходится скрывать ее недостатки. А Ленка теперь расцвела. Да, она теперь красавица. Как ни тяжело, но надо это признать. Золушка, скрывающая до поры до времени свою привлекательность и обаяние. Теперь настал ее бал – она королева на нем. Но как нам всем признать это все и смириться. А может, и у нас еще не все потерянно…

Зрение души Насколько я себя помню, в детстве я была некрасивой. Вернее сказать, ничего от прелестного ребенка во мне не было. Обычные серые глаза, обычные прямые волосы русого цвета. Я так же, как и все играли в песочнице, таскала кукол за волосы. Но среди детей ничем особенным не выделялась. Меня никогда не хвалили больше, чем других, я ни разу не слышала слов в свой адрес типа: “Ах, какой прелестный ребенок, “ или: “Посмотрите, какая хорошенькая”. Но, тяжелее всего мне пришлось в переходном возрасте, когда бывшие дети начинают взрослеть и становятся хуже, чем были, но стать красивыми по настоящему еще не могут. В тот ужасный период я начала непомерно расти, а фигура моя никак не хотела оформляться. Я становилась смешной. В классе я была выше всех ростом, вся острая, нескладная. Руки мои, такие длинные, беспомощно болтались и мешали мне, казалось, во всем. Я не знала, куда их спрятать при свободном разговоре с кем-то. Волосы стали сильно жирнеть и, как бы часто я их не мыла, висели грязными сосульками. Складывалось впечатление, что я не слежу за собой совсем. Подруги меня уважали, но все реже приглашали с собой куда – нибудь на дискотеку или вечеринку. Наверное, они просто боялись, что такое пугало, как я оттолкнет от них всех мальчишек. Я все время ощущала их страх. Когда они

разговаривали со мной, где-нибудь на перемене и к нам подходил кто-нибудь из парней, они все незаметно старались отойти в сторону, подальше от меня. Мне становилось неловко и под каким- нибудь предлогом я уходила сама. Да и парни меня стеснялись. Хотя никто из них вслух не произносил обидных слов, обращенных ко мне, наподобие: «Коланча» или «верзила». Но я чувствовала себя неуютно рядом с ними, а они себя рядом со мной. Ведь я была выше их всех ростом. Чаще я проводила время в одиночестве дома или гуляя по улице одна. Моим любимым занятием стало чтение книг. И, вскоре, испортив вдобавок еще и зрение, мне пришлось одеть очки. Но вот однажды в конце десятого класса, не помню, каким образом, я попала на вечеринку своей подруги. И в тот момент я немного пожалела об этом. Там было очень много народу, не только моих одноклассников и подруг, но и симпатичных взрослых парней. Столкнувшись с незнакомыми людьми, я снова почувствовала все нарастающий комплекс неполноценности. Но уходить из компании было поздно. Подруги уже заметили мое присутствие и стали уговаривать, что бы я осталась. Не знаю, может, они это делали просто из приличия. И я решила остаться, но больше молчать и не привлекать к себе внимание. Я выбрала укромное местечко в углу комнаты и собралась там весь вечер. Но не тут то было, мне этого просто не позволили сделать. В начале ко мне подсел

один молодой человек, налил сухого вина и начал развлекать. Но мне его ухаживания показались слишком навязчивыми. Потом он задал мне один такой вопрос, после которого мне с ним и вовсе расхотелось общаться. Он спросил, кем я работаю. У меня такой потрясающий рост и фигура, что меня легко принять за топмодель. Но меня его наглость просто разозлила. Комплимент подобного рода я восприняла как насмешку. Нахалу я ответила такой же дерзостью сказав, что профессию модельерши считаю достойной только пустоголовых девиц. Они, мол, все равно больше ничего не умеют, как свои ноги показать. Я же сама из баскетбольной команды, мог бы догадаться по моему телосложению. Он глянул на меня снизу вверх и обескуражено захлопал глазами. Взгляд его выражал полнейшее недоумение. А я поспешила отсесть на другое место. Надо признаться, что в последнее время я стала поправляться и очень заметно. Мои руки и ноги теперь не были такими костлявыми, как раньше и мне это нравилось. Но теперь возникла другая проблема. Я стала бояться избыточного веса и у меня возник новый комплекс. Я почувствовала себя полнушкой. И не просто полнушкой, а здоровячкой гигантского роста. На новом месте мне тоже не дали долго пробыть. Еще один ухажер не давал мне покоя, выспрашивая, из какого я вуза. На этот раз внимание привлекли мои толстенные линзы в очках. Он то и дело

восхищался моим умным взглядом и пророчил мне научную карьеру. Наконец не выдержав насмешек, я снова психнула, заявив, что с детства ненавижу читать книги и от них только хорошо засыпаю. А в данный момент мечтаю лишь о балете на льду. Выпалив все это, я опять оставила ухажера с разинутым ртом и пересела на другое место. Когда я сидела в уголке успокоившись, что на этот раз меня никто не заметит и мирно жевала апельсин, ко мне подсел еще один парень. Он подошел тихо и сел рядом так, что я его в начале не заметила. Но когда я немного повернула голову в бок, почувствовала на себе пристальный взгляд. Мне стало не ловко. - Как вас зовут, - тихо спросил он. - Даша, - машинально ответила я. - Меня Денис, - он протянул руку. Я подала ему свою долговязую и застеснялась. Мне показалось, что он тоже хочет посмеяться надо мной. Но парень был спокоен. Он не задавал мне никаких вопросов, только рассказывал о себе и о своей будущей работе дизайнера – модельера. Я расслабилась, откинулась на спинку стула и сама не заметила, как сняла надоевшие очки, что б глаза отдохнули. Он говорил еще о чем-то, потом замолчал. И когда я взглянула на него. Тихо произнес. - Даша, у вас красивые глаза, но почему-то такие грустные. Я вздрогнула от неожиданности. Что это, новая насмешка? Я отвела взгляд.

- Да, да, у вас красивые глаза, - продолжал он, - Вам просто никто не говорил об этом. Поверьте мне, у меня художественный вкус. Сначала я решила, что он меня ловко обкручивает. Но Денис не был навязчив. Казалось, он сидит не со мной, а сам по себе. Курит, пьет вино и, между прочим, болтает с человеком, который просто его слушает. В общем, он провожал меня домой в этот вечер. И я почему-то забыла о своем росте и весе рядом с ним, хоть он был ниже меня. Но вдруг Денис мне задал вопрос, от которого мне снова стало не по себе. - Скажи, Даша, а почему ты весь вечер сидела одна, пока я не подошел. Я немного занервничала. - Ну ты же понимаешь, я не могла… Не могла найти себе подходящую компанию. Тут меня снова кинуло в жар и я вдруг выпалила: - Да кто с таким страшилищем дружить захочет. И закрыла лицо руками. Денис молчал, я чувствовала, что он смотрит на меня. Наконец он спросил: - Кто страшилище? Ты? - А ты что не видишь?! В три раза выше любого пацана. Да еще теперь толстая, как корова. Денис вздохнул. Он ничего больше мне не сказал, но настоял на том, что бы встретиться завтра вечером.

Мы встретились возле фонтана и он просто протянул мне руку при встрече. - А теперь рассказывай, почему ты считаешь себя страшилищем, - дружелюбно потребовал он. И я вдруг поведала ему все, что копила в себе все эти годы. А он молча слушал, потом сказал: - Пошли. - Куда? - Сейчас узнаешь. И к моему удивлению мы пришли в универмаг. Он привел меня в отдел, где висела легкая одежда. Немного порылся в ней, достал какое-то самое простое дешевое платье и сказал: «Примерь?» Платье было вечернего фасона, короткое и облегающее с открытым верхом. Я снова стала комплексоваться и протестовать. Но он настоял на своем. С превеликим неудовольствием я сняла с себя свой старенький просторный свитер и длинную по щиколотки юбку. Мне не верилось, что я втиснусь в это крохотное платьице, но все же легко проскользнула в него. И что я увидела перед собой. Это было подобно сенсации. Передо мной в зеркале отражалась особа с обложки журнала. Просто потрясающе. Оказалось все так просто. - Ну, как, - заглянул Денис за ширму и улыбнулся, увидев мои удивленные глаза, - Может еще туфельки подберем? Он выбрал мне такие же недорогие изящные туфельки на небольшом каблучке.

- Ну, что, принцесса, хватит комплексоваться, - обратился он ко мне, - Прошло время, гадкий утенок стал лебедем. Ты просто не заметила этого. Это все твое, носи. Мы прогулялись по парку. Он рассказал мне еще кое-что о том, что идеальных фигур и лиц на свете очень мало и что самое главное, это внутреннее состояние души. Кем представляем мы себя, тем и являемся. И я вдруг начала понимать, что комплексовалась вовсе не из-за своей внешности. Просто рядом со мной всегда были люди, которые оценивали меня поверхностно, глядя только на внешние данные. Я никогда не чувствовала себя хуже их, но их понятия меня очень сильно угнетали и заставляли представлять себя «страшилищем». Но Денис открыл мне глаза не только на мою внешнюю красоту. Он заставил меня почувствовать свою внутреннюю гармонию. Те туфельки и платьице я храню и по сей день, как память о незабываемой встрече. И с тех пор больше никогда не называю себя страшилищем, как бы нехорошо я не выглядела. И замечаю, что окружающие относятся ко мне теперь с большим уважением, чем к самой лучшей красавице в мире. Ведь самое главное – не терять уверенность и уважение к самой себе.

Не все то золото, что далеко (юмореска) Эх, девчонки, не ищите себе пару по Интернету, объявлениям и всякими другими новомодными способами. Не естественно это и не романтично. Я так говорю, потому что сама найти хотела именно так, но сильно опеклась ни один раз. А началось все с того, что Нинка из нашего подъезда нашла себе перспективного мужа по Интернету, богатого, с машиной и квартирой. После этого все мои подруги как с ума посходили, стали письма писать куда-то, каждая себе принца найти хочет. Где-то в глубине души я тоже всегда мечтала о принце, но всегда представляла эту встречу иначе. Вот, например, иду я по улице, а он на иномарке подъезжает, сигналит и глаз с меня не сводит. Я же – ноль внимания в его сторону. А потом он встает из машины, подходит ко мне и говорит: «Такую как ты я всю жизнь искал. Стань моей женой!» Ну, или еще как-нибудь в этом духе. Но городок наш уездный, принцев здесь нет, можно и не дожидаться. Есть правда у меня ухажер, но на него смотреть смешно. Какой из него принц, простота и наивность, деревня, одним словом. Приходит ко мне каждый вечер и начинает: - Варь, а Варь, пойдем пивка попьем. Будто я ему собутыльник какой-то. А я ему: - За мной счет, что ли.

- Нет, за мой. Хочешь, с орешками, хочешь, с крабовыми палочками. - Да надоел ты мне со своим пивом, в горле от него горчит уже. - Ну, я тебе возьму «росинку» с ромом. - Ладно, - нехотя соглашаюсь я, - На «росинку» согласна. И мы идем в ближайшее кафе, сидим там весь вечер. Он пиво пьет, я – «росинку». И ничего сногсшибательного с нами не происходит. Скука полнейшая. Нет любви, да и где ей взяться. И стала я искать свою любовь, как мне мои подруги посоветовали. На следующий же вечер взяла в киоске газету с брачными объявлениями по всей области и стала выбирать. Парочка из них мне приглянулась. Написала этим парням письма. Через неделю от одного моего избранника пришел ответ с фотографией. Высокий стройный брюнет, худощавый и симпатичный. В письме он немного рассказал о себе, указывая, что рост его 180 см. и предлагал сразу встретиться. Я недолго думая, написала ему ответ, в котором назначила встречу и приложила к письму свою фотографию. Сам он был иногородний и я пригласила его встретиться на нашем вокзале. Настал день встречи. Я красиво оделась и отправилась на вокзал. Заняла место на скамейке под часами. Вот подошел ожидаемый поезд, пассажиры высыпали наружу. Ищу глазами его, а сердце аж тикает. Где же он, мой красавец. Заветная

фотография с его изображением лежала у меня в сумочке. Мысленно я представляла, что скажу ему при встрече. Но где же он, по близости ни одного знакомого силуэта. Я бы даже простила, если бы он оказался немного хуже, чем на фотке. Смотрю, неподалеку от скамейки остановился какой-то белобрысый худощавый хмырь с дорожной сумкой. Тоже кого-то ищет. Увидел меня и ко мне. - Ты Варя? - Да, Варя. - Это ты мне писала, я сразу узнал тебя. Я не поверила своим глазам и ушам. Неужели это тот красавец с фотографии. Но тот одет элегантно, а этот в старых тренировочных штанах, ростом совсем не высок и такой худой, на ветру еле держится. А он и говорит мне: - Ты сразу мне понравилась, еще на фотке. Я по письму понял, что ты добрая. Хороший человек, наверное. Давай дружить. Я не выдержала и высказала ему прямо в глаза. - Конечно, я тебе нравлюсь, я ведь свое фото выслала, а не чужое. - Какое чужое, - вспыхнул он, - Я тоже свое выслал. Я все время его высылаю, но мне еще никто такого не говорил. Мало ли как может человек измениться за полгода. Может, я похудел. - А волосы у тебя тоже побелели или в муке? -Выгорели. Я в селе летом бабушке помогал. Там похудел, одно молоко пил. А

волосы на солнце выгорели. Дальше я слушать не стала. Вытащила фотку и кинула ему в физиономию. А он мне мою поспешил вернуть. Так мы и расстались. Подруга меня потом успокаивала, уговаривала еще раз попробовать. Ведь чего только в жизни не бывает. Она сама отыскала мне объявление подходящего жениха.» Не пью, не курю, материально обеспечен, познакомлюсь для серьезных длительных отношений…» - говорилось в нем. Внизу был указан телефон оппонента. Она набрала номер и сунула мне в руки трубку, когда там ответили «Алло». Голос был очень приятный, не грубый и вежливый. Не было сомнений, что на этот раз меня ждет встреча с принцем. Мы договорились, что встретимся на вокзале, но теперь в его городе. Он тоже был не здешний. Парень действительно оказался симпатичным, одетым как по заказу. Но все же он был мелковат, а мне бы хотелось видеть перед собой широкоплечего великана. Он повел меня в кафе, много рассказывал о своем городе, в ответ на что я сказала: - Мне нравится ваш город и я рада, что мне придется жить здесь. - Как, ты намерена здесь жить? – удивился он. - Да, конечно. - А как же твоя квартира, работа. Или ты все это бросишь. - У меня нет своей квартиры. А работу я и здесь найду, когда с тобой жить буду.

Он заметно помрачнел, но виду не подал, что огорчился. И еще одно меня смутило, почему он так много пьет. Я едва успевала пригубить, а он уже опрокидывал весь фужер с вином. На мои упреки он отвечал, что может выпить много, не захмелев. В результате он так надрался на моих глазах, что лег отдыхать в тарелку прямо носом. Тут подошел официант и стал требовать счет. Я расплатилась за себя и не долго думая, смылась. Он звонил ко мне на следующий день и интересовался, почему я ушла и бросила его. А я в ответ задала ему вопрос. - Интересно, ты сам объявление писал или помог кто? А он так непринужденно ответил: - Списал с прошлой газеты. Ну, ты сама понимаешь, работы много, сочинять некогда. Да и зачем сочинять, если готовое есть. Я сказала, что б больше не звонил, и бросила трубку. На третий раз я решила познакомиться по Интернету. У моей подруги был компьютер и мы вместе выбрали подходящего жениха. Это был директор одной из крупнейших фирм. Здесь ошибки быть не могло, потому, что все сведения можно было проверить. Мы запустили для него информацию обо мне и стали ждать ответа. Через несколько дней пришел ответ с согласием от него. Он сам назначил мне встречу в моем родном городке и приехал ко мне на своей собственной машине. Он

повез меня в дорогой ресторан и стал угощать дорогим вином и ужином. Но когда он выходил, вернее сказать, выкатывался из машины, я заметила, что он ниже меня ростом и толще в три раза. А во время беседы вдруг выяснилось, что все пальцы на его руках указательные. Он настолько привык распоряжаться, что, сам того не замечая, выдвигал передо мной все новые и новые требования каждую минуту. То вилку так не держи, то на меня так не смотри, то платье мое ему не понравилось, то думаешь не о том, что ему нужно. С трудом я дождалась, когда вечер закончится. К моему удивлению провожать домой он меня и не думал, у него наметились еще срочные дела поздно вечером. Сделав вид, что я просто забыла договориться о следующей встрече, вскочила в первый же проходящий автобус и была такова. Дома просто расплакалась от тоски. На следующий день позвонила подруге, поделилась огорчением. И как у Нинки все так хорошо получилось, спрашиваю. А она и говорит, давай к ней сходим, пусть сама расскажет. Выслушала нас Нинка и головой покачала. Стала нас наставлять на правах старшей. - Ну и дуры вы, девки, - говорит, - Мужики, они ведь по всему свету одинаковые, у каждого свои недостатки. Нет на свете прекрасных принцев, своего самой лепить надо. Вы думаете, мой идеальный. Да он пил по началу, не просыхал, денег ведь много. Так я его в

руки взяла, на путь истинный наставила. Он мне теперь в ноги кланяется, спасибо говорит. А я знай, хозяйством распоряжаюсь. Вот так и живем, один за другого держимся. После этого рассказа я еще больше расстроилась. Неужели на этом свете все знакомятся только из корысти. Все так просто, банально и прозаично. А где же теплые чувства, где романтика, где доверие. Где мой принц, которого я представляла себе много лет. Высокий, сильный, добрый, умный, отзывчивый. А еще он все отдаст ради меня, ничего не пожалеет, исполнит любое желание. И на путь истинный наставлять его не надо будет, потому, что он и так по нему следует. Оказывается, даже по Интернету найти его не так-то просто, там тоже всякие встречаются и ни все из них принцы. А ведь он есть, ходит где-то, ищет меня и так же страдает. Вот так сидела я на скамейке возле дома, размышляла и никуда идти не хотела. Вдруг смотрю, откуда ни возьмись, ко мне подходит симпатичный высокий парень. Стройный, но крепкий, волосы густые, длинные, у меня аж дыхание перехватило в первую секунду. А во вторую обомлела, так это же Вовка. От переживаний у меня рассудок и вовсе помутился. Это же надо, а ведь он и вправду красив как принц и как я раньше этого не замечала. И руки у него работящие, в доме все делать умеет. Его все в округе просят то полочку починить, то табуретку сделать, он никому

не отказывает. И не пьет вовсе, разве что пиво и то, только со мной. И тут я вспомнила, как он угощал меня пивом, а я, дура, не хотела. И вдруг мне стало так досадно, он, наверное, больше не захочет приглашать меня с собой. А Вовка сел рядом и спрашивает меня участливо. - Ну, что, Варюха, не нашла ты себе никого? Говорят, тебе такие уроды попадались. Я чуть не заревела, но сдержалась. - Да, - говорю, - не все то золото, что блестит. - Так чего же из-за него огорчаться, раз оно не золото. - Да я не огорчаюсь, просто скучно мне теперь одной. - Ну зачем же скучать, может пивка пойдем попьем, как раньше. - Пойдем, - обрадовалась я. И каким же вкусным было пиво в этот вечер…

Галкины проделки или Тайна старого подвала Эту историю рассказала мне моя неугомонная подруга, которая благодаря своему любопытству и прыткости имела странную привычку впутываться во всевозможные приключения. Нельзя сказать, чтобы она специально искала их. Наоборот, они словно сами поджидали ее на каждом углу. Вдобавок ко всем, в излишней скрытности ее никак нельзя было упрекнуть и, поэтому, уже на следующий день хорошая половина нашего городка была просвещена во все ее тайные происшествия и невзгоды, которые будто случайно случились с ней накануне. Но после некоторых событий, происшедших с ней в последнее время, она стала более сдержана в распространении своих секретов. И, поэтому, теперь, что бы никак не повредить ее многоуважаемой личности, с ее же позволения, эту историю расскажу Вам я . Но, поскольку она имеет криминальный характер, все остальные имена в ней так же выдуманы. Название города я указывать не стану. Все это произошло ранней осенью в начале сентября. Вечером после работы на швейной фабрике Галка возвращалась домой, беспечно махая сумочкой и не утруждая себя глубинными размышлениями ни о чем. После работы немного ныли руки, но для Галки это было привычное состояние, она знала, что проработав целый день сегодня, завтра, по графику, будет выходной. Ей хотелось поскорее добраться до своей

квартиры, съесть приготовленный наспех ужин и завалиться отдыхать возле телевизора. Квартиру ей подарили родители, но пока она жила в ней совсем одна. Недавно Галке исполнилось двадцать три. Все ее называли Галчонок из-за натуральных черных волос, цвета воронова крыла, которые она постоянно стригла очень коротко. Возле самого подъезда Галка остановилась. Оттуда доносились чьи-то голоса. Она робко зашла в собственный дом и любопытно уставилась на ребят, скопившихся возле открытого входа в подвал. Они громко смеялись и что-то обсуждали. Вдруг из подвала послышались странные звуки, не то стон, не то крик, будто кто-то скулил или выл одновременно. Галка растерялась. А, вдруг, кому-то плохо там в подвале. Но почему эти люди ему не помогут, а только злобно хохочут в ответ. - Ребята, что случилось, - обратилась она к ним, - Кому-то нужна помощь? Парни обернулись, недоуменно глядя в ее сторону. - Проходи, пацан, мимо, а то накостыляем, - грубо кинул в ответ один из них. В подъезде царил полумрак и различить, кто такая худенькая Галка в тертых джинсах было трудно. Она понимала, что ее помощи здесь не требуется и поспешно взобралась к себе на второй этаж, прыгая через две ступеньки, но не

чувствуя при этом усталости. Дома, немного успокоившись и отойдя от испуга. Галка снова задумалась о том, что видела и слышала только что в подъезде. Любопытство не давало ей даже спокойно смотреть телевизор. И перед самым сном, часов в десять вечера, вооружившись ручным фонариком, когда на площадке больше не были слышны ни шаги, ни разговоры, она решила спуститься вниз и посмотреть, что там происходило тремя часами назад. Она спускалась осторожно, чтобы ее никто не увидел на полутемной лестнице и так же тихо подкралась к подвалу. В нем было совсем темно и тянуло гнилью. Переборов отвращение, Галка стала спускаться вниз по его ступенькам, светя перед собой карманным фонариком, направляя его свет на любой предмет, который попадался под ноги. Но ничего, кроме клочков стекловаты, да обрывков старых газет там не было. Но луч фонарика упал на небольшой пушистый предмет рыжего цвета. Предмет зашевелился и стал поскуливать. Оказалось, что это щенок. Совсем маленький, брошенный и голодный. «Вот, подонки, -подумала Галка, - Так они щенка мучили. Надо его забрать отсюда, не пропадать же ему здесь». И, подхватив испуганное животное на руки, она стала подниматься вверх к выходу, гордая тем, что хоть кого-то ей удалось спасти. Но возле самого входа в подвал ей перегородил дорогу здоровенный амбал. -Ты опять здесь шляешься, пацан! - раздраженно крикнул он Галке.

Та от неожиданности вздрогнула и замерла, но произнесла робким голосом: - Мой щенок заблудился, я его здесь внизу нашла. Она ожидала, что верзило будет отбирать у нее найденную драгоценность и только крепче прижала к себе дрожащее существо. Но тот презрительно хмыкнул и несильно подтолкнул ее в спину. - Иди скорее отсюда и, чтоб ни тебя, ни твоего цуцика я больше здесь не видел, - громыхнул на поел едок, - Понял! Но в ответ он услышал лишь только торопливые шаги улепетывающих Галкиных ног. Дома Галка накормила животное и, пригрев его рядом с собой, легла спать. Но сон долго не мог окутать ее лихорадочно работающий мозг. «А ведь это не щенок скулил там, в подвале сегодня вечером, когда я шла мимо с работы. Он им вовсе не интересен, да и скулить он так громко не может. Что же это было?» - так и не найдя ответ на свои пытливые вопросы, она забылась сном, когда было далеко за полночь. Следующий день прошел как обычно. Галке сегодня никуда не хотелось выходить и она стала забывать о минувшем приключении. Но часов в восемь вечера в коридоре на первом этаже она услышала какую-то возню, ругань и даже крик, который был похож на истерический. Сгорая от любопытства, Галка схватила мусорное ведро и побежала, едва хлопнув дверью,

будто бы выносить мусор. В коридоре никого не было. Добежав до первого этажа, Галка поняла, что самое интересное она уже прозевала и, почти отчаялась, но из подвала снова послышались неясные звуки. Вытащив фонарик из кармана, который оставался там со вчерашнего вечера, она опять спустилась в подвал в надежде разгадать ужасную тайну. Но, как только она оказалась внизу, сразу все умолкло. Те, кто там находились, видимо, предпочли замолчать, услышав чьи-то шаги. Наконец, немного пошарившись в потемках, Галка навела свет на то, чего видеть ей было не положено. Перед ней предстала странная картина. Парень с расстегнутой ширинкой прижал к стене растрепанную девицу с размазанной губной помадой на лице и всклоченными волосами. Судя по всему, это были следы сопротивления в тот момент, когда ее тянули в подвал. -Брось ее, - негодующе закричала Галка, - Не то сейчас милицию вызову! Но в ответ ее ослепили таким же карманным фонариком, с любопытством разглядывая, кто это такая, некоторое время. Галка не хотела здаваться. Она рассчитывала, что теперь их двое - она и пострадавшая, и они легко справятся с хулиганом. - Ты кто такая, вали, давай, отсюда, - крикнул пацан. Галка не обратила на его крик внимания и участливо обратилась к девице: - Не бойтесь, я помогу.

- Да отвали, ты, и не лезь, куда не следует, - огрызнулась та в ответ. - Но он же... - Не твое дело! Галка попятилась назад с мусорным ведром, в котором почти ничего не было, и, которым она мечтала так отважно врезать преступнику по голове. Она была удивлена таким поворотом событий и ей ничего не оставалось делать, как возвращаться к себе на этаж, не совершив сегодня никакого подвига. - Ты ее знаешь, - спросил парень у своей партнерши, когда Галки уже не было по близости и удаляющие ее шаги смолкли, - Надо бы ей язык укоротить, а то проболтается. - Кажись, знаю, - ответила та, - она на втором этаже живет и со Светкой тусуется, та про нее все знает, они, вроде как, лучшие подруги. Но Светка сейчас с красавчиком в паре, ему это все может тоже не понравиться. - С Красавчиком надо поговорить на этот счет. А ты поможешь нам эту пигалицу выследить, а дальше сами разберемся. Следующим вечером, ничего не подозревающая, но разочарованная в жизни Галка, от того, что в ней ничего интересного не происходит, а приключения бывают лишь в боевиках, возвращалась после смены домой. Но в одном из переулков, не доходя пару кварталов до ее дома, к Галке подошел высокий плечистый парень. Уже начинало смеркать, но сумерки

еще не совсем сгустились и в них было видно, что волосы его рыжие, а лицо густо укрыто веснушками. - Эй, пацан, есть закурить? - грубо обратился он к Галке. - Начнем с того, что я не пацан, - обиделась Галка, которой уже начинало надоедать это слово в ее адрес, - А потом, я не курю, так, что, извините, ничем не могу вам помочь, - вежливо отказала она, и собралась уже уходить, но парень перегородил ей дорогу. - Так, ты еще и девка. Хорошая находка для наших пацанов. Ты не торопись, базар есть. - Какой базар, - не поняла Галка, - О чем нам говорить, я вас не знаю. - А мы тебя знаем и ты нам уже надоела. Отойдем-ка в сторону, что б люди не видели. - Я не собираюсь с вами беседовать в таком тоне, немедленно пропустите меня, мне нужно идти домой, - Галка сделала шаг вперед, чтобы обойти этого грубияна, но тот резко толкнул ее, не давая пройти. - Стоять, никуда ты не пройдешь. Галка хотела отступить назад и кинуться в бегство, но, дав задний ход, наскочила на чью-то ногу. Она обернулась и увидела перед собой еще двух таких же верзил, которые подошли к ним незаметно сзади. И теперь Галка поняла, что окружена. Внутри у нее все похолодело от страха. «Так, вот, что такое приключения, но кто бы мог подумать, что они такие», -

произнеслось у нее в голове. -Пойдем, - сказал один из подошедших парней и схватил Галку за предплечье так крепко, что та даже вскрикнула от боли, - Не вздумай орать и вырываться, а то прибьем на месте, - Пригрозил он вдобавок. И они поволокли Галку к полуразрушенному старому дому, который должны были сносить, но все медлили почему-то. Там вокруг был пустырь и одни сорняки. Редко кто из прохожих сворачивал к безлюдному месту. Трое приперли Галку к старой кирпичной стене и начали допрос. - Ты живешь в 14-м доме на «Новой» на втором этаже. Не отпирайся и не ври, будет хуже. Мы все равно все знаем. - Да живу, - дрожа, ответила Галка. - А в подвале что забыла, - продолжал рыжий верзило, - Мы знаем, ты любишь там околачиваться. - Ничего, я щенка искала, он там заблудился. Он все время там теряется. - Выбери своему щенку другое место для прогулок, там тебе не детски сад. - А, вдруг, ее легавые подослали, заметил другой здоровяк, - А она нам про щенка блеет, она ведь наших там видела. - А, ну, признавайся, - обратился он к Галке, - Кто тебя подослал?! - Никто. - Как, никто. Ты все время там торчишь, вроде забыла что-то. - Я просто так, я сама по себе...- пыталась оправдаться Галка.

- Что, сама по себе, следишь сама по себе?! - заорал а нее рыжий. Он чиркнул спичкой и поднес пламя к ее лицу. - Я не слежу, я думала кому-то помощь нужна... -Помощь, - передразнил тот, - Интересно, кто тебе сейчас поможет, когда мы тебя здесь же зарывать будем. Быстро говори, кто тебя подослал, а то землю сейчас будешь жрать. -Никто меня не подсылал, что хотите делайте, но я ничего больше не скажу, потому, что не знаю. Старый дом, возле которого происходила вся сцена допроса в любое время года, особенно после дождя, находился в постоянной сырости, потому, что был окружен садом, когда-то декоративным, а теперь заросшим сорняком, как джунгли. Ходили слухи, что вокруг это здания, водятся змеи и приведения. Но ни змей, ни приведений Галка не боялась. Первых, потому, что никогда не встречала здесь, а за вторыми она охотилась сама, но, тоже, ни один призрак так и не попался ей на глаза. Но все эти приключения, происходившие в недалеком прошлом, сейчас казались ей сказкой по сравнению с тем, что сейчас происходило с ней в реальности. Вокруг стен было много грязи. Все четверо находились почти по щиколотку в ней, стоя на слизкой почве. Вдруг, один из Галкиных мучителей грубо схватил ее сзади за плечи и со всех сил толкнул, рассчитывая, что она упадет лицом в

грязь. Но Галка, падая, ловко зацепилась за рядом стоящего рыжего. Почва была очень скользкой и тот, не выдержав даже слабого толчка, взмахнув неуклюже руками, упал прямо грязь, растянувшись во весь свой рост. Но, пока он падал, Галка так ловко успела перекрутиться, что упала сверху на него, и, сама того не желая, тяжестью своего небольшого тела окунула его лицом прямо в ближайшую лужу. Двое стоящие рядом, просто обалдели от удивления и злости. -Ты что делаешь, сука! - крикнул один из них. -Простите, я не хотела, - пролепетала Галка, до сознания которой еще не дошло почему так получилось. Но в следующую секунду она поняла, что ей нужно сматываться, потому, что тоже самое сейчас сделают с ней, если не что-то хуже. Она быстро вскочила на ноги и кинулась наутек. Но по глинистой мокрой почве убегать было тяжело и ее бы словили, не заскочи бы она в подъезд старого трехэтажного дома. Его она знала наизусть, потому, что облазила все его закоулки, ходы и выходы раньше, хоть ее и предупреждали, что он в аварийном состоянии. В доме было почти темно, но Галка могла с закрытыми глазами найти дорогу на чердак. Она знала все хитрости и секреты старого здания, чего нельзя было сказать о тех троих, гнавшихся за ней. Галка знала о том, где эхо от шагов гульче, а где тише, знала, как можно остаться незамеченной. Знала и про старую

печную трубу, голос в которой, если залезть на крышу и крикнуть в нее что- нибудь, продолжался жутким воем, похожим на плач зверя. Знала она и про старую грушу с ее густой кроной, на которой всегда можно было спрятаться, если с крыши перебраться на ее ветви, которые широко раскинулись над домом. Галка легко вскарабкалась на верх дома по лестнице и через чердак. Но ее преследователям пришлось туго. Полумокрые, в грязи они шумно поднимались по лестнице, то и дело чиркая спичками, но упускать Галку из виду все-таки не собирались. Но, когда по неосторожным гулким шагам своих обидчиков, услышанных через слуховое отверстие в трубе, она поняла, что они уже на чердаке, решив напугать их, громко взвыла в дымоход так, что у тех полопались барабанные перепонки. Дрожь охватила отважную троицу. Даже самый несуеверный человек в такую минуту мог бы поверить во что угодно. А парни о приведениях уже были наслышаны и никто из них не рискнул подняться на крышу. Они все, не говоря друг другу ни слова, поспешно спустились на ощупь и вышли на свежий воздух. Галка, сидящая на верхушке высокого дерева, наблюдала за ними, пока они не вышли из заброшенного сада и не скрылись в переулке из виду. И только после этого сама спустилась вниз и продолжила намеченный маршрут. Парни, идя по знакомым улицам, никак не могли прийти в себя после таких приключений.

- Куда она девалась? - задал вопрос один из них, немного опомнившись. - Да она просто ведьма, исчезла, - откликнулся другой. - Если она - ведьма, то вы - болваны. Болваны и трусы, - раздраженно крикнул главарь. - Она нас просто обвела, надула, что я теперь Красавчику скажу?! - Да, ничего, в следующий раз словим, - пытались успокоить его двое. Но следующий раз не заставил себя ждать. Галка, беспечная, как всегда, и довольная своей победой, решила свернуть с намеченного курса домой к одной из своих подружек и рассказать о своих приключениях. Но той не оказалось дома. На улице уже стемнело, когда Галка вышла из подъезда ее дома. Идти ей теперь пришлось по темным переулкам, едва различая лица прохожих. Вдруг, из-за угла ей на встречу вышла все та же троица. Галка узнала их не сразу, а они так и вовсе не ожидали ее здесь увидеть. Но на этот раз Галка не стала дожидаться, пока ее обступят и при малейшем намеке на опасность кинулась убегать. По резким ее движениям здоровяки догадались, что это та, которую они преследуют, успешно смывается от них и на этот раз, и кинулись вдогонку за ней. Но силы были не равны. На темной улице прохожих было мало и те делали вид, что никакого интереса к погоне не проявляют. Галка чувствовала, что ее вот-вот догонят. В отчаянии она вскочила в ближайший подъезд, взобралась

на третий этаж и что есть силы стала кричать: «Помогите!». Никто не открывал дверей, а на лестнице уже слышались шаги и пыхтения преследователей. Наконец, на третий Галкин призыв этажом выше дверь отворилась и из одной из квартир выскочил парень в одном банном халате и тапочках и кинулся на помощь Галке. - Уходим. Быстро, - скомандовал рыжий своим, - Не хватало нам быть замеченными. И они ушли, быстро спустившись вниз. - Что случилось?! - спросил перепуганный парень у Галки. - За мной трое гонятся. Помогите. - Пойдем, - не размышляя долго, - парень взял ее за руку и повел за собой в свою квартиру. - Чего они хотят, - коротко задавал вопросы незнакомец. - Не знаю. Говорят, чтобы не лезла, куда не следует. - А куда ты влезла? - Тоже не знаю. Один раз увидела в подвале, как один из них с девкой трахался и хотела ее спасти, но она не захотела... - Значить, больше не лезь туда. А если будут приставать, обращайся ко мне, я разберусь. Кстати, меня зовут Игорь. А тебя? - Галя - она протянула ему руку. Игорь вежливо пожал ее. - Я ведь почему спрашиваю, - продолжал он, - Я же сам в милиции работаю. Вот только что с работы пришел,

в ванную залез, а тут слышу крик в подъезде. А вдруг, думаю непутевую малолетку насилуют, ведь сколько таких случаев у нас за день проходит, да еще с убийством. Вот и выскочил, в чем мать родила, как полуумный. Если вы позволите, я хоть штаны надену, - смущенно спросил он Галку. - Да, конечно. Нужно надеть, - не менее смутилась та, забыв про свои проблемы. Игорь ушел и переоделся в соседнюю комнату. - Ну, может, чаю хотите, - предложил он после этого, почему-то перейдя на Вы. - Ну, что вы, спасибо, я не хочу. - Да, время позднее, может, у меня останетесь. Я с мамой живу в двух комнатах, но она сейчас в отъезде. - Да, нет, спасибо, - в глазах Галки промелькнул недавний испуг. -Тогда я проведу, - понял ее Игорь. И он проводил ее до самого дома На следующий день Галка заглянула к своей любимой подруге Светлане. Та, как всегда начав утро с собственного туалета, макияжа и прически, замечательно выглядела. Она жила в шикарно- обставленной двухкомнатной квартире, которую снимал для нее любовник. Света открыла дверь Галке, приветливо улыбнулась и пригласила войти в комнату. Не смотря на всю их разницу характеров, они отлично дружили, находя общий язык. Галка рассказывала Светлане все свои новости и та давала ей дельные советы.

Вот и на этот раз Галя выложила подруге все, что с ней случилось минувшим вечером и даже про Игоря рассказала все. Светлана слушала внимательно, но настороженно, то и дело покачивая головой. Казалось, она была недовольна всем услышанным. В конце рассказа она, как всегда, дала совет. - Тебя лучше затаиться и больше никому ничего не говорить. - Даже Игорю? - Даже ему. - Но почему. Ведь он милиционер. - Тем хуже для него. Какое у него звание, ты не спросила? - Нет, забыла. -Ну, наверное, не слишком высокое. Следовательно, полномочий у него не слишком много, - логично рассуждала Света. - А ты знаешь, что такое связаться с бандой. Он один с ними не справиться, а улик, которые говорят против них, у него пока нет. Значит, свои ему пока не помогут. Ты догоняешь, о чем я. - Да... - протянула Галка. - Ты ведь понимаешь, я ведь за тебя волнуюсь. Ты же моя самая лучшая подруга, - так говорила Светочка Галке, а в голове у нее зрел дьявольский план против нее. Погрустневшая Галка, немного побыв в гостях, ушла. Через несколько часов после Галкиного ухода к Светлане явился ее ухажер Георгий. Он был красиво одет, по своему обыкновению и с дорогим подарком для нее.

-Только что была она, - Света ткнула на школьное фото, висевшее на стенке, где была и Галка. - А, старая знакомая, она начинает меня раздражать, - ехидно и зло произнес Георг. Светлана рассказа ему все, что произошло с Галкой и что он и так уже знал от своих парней. - На этот раз она еще и с ментом связалась. - Что за ментишка-то. - Не знаю. Игорем зовут. - Надо их обезвредить, но теперь за дело возьмусь я. Через несколько дней, после своего визита к Светлане, Галя решила съездить в областной центр, чтобы уладить кое-какие дела с подаренной квартирой через нотариуса. День был хмурый с самого утра, вот-вот должен был пойти дождь. На остановке было много народу, а маршрутки ходили редко. Нужно было долго стоять в очереди, чтобы уехать хоть на какой- нибудь из них. Галка скучая отошла к обочине. Настроение сегодня не хотело улучшаться. На плече у нее висела небольшая дорожная сумка с документами, а в руке длинный зонт с большой загнутой ручкой. Хоть он и не был удобен, но никакой дождь под ним не был страшен. «Похоже, что на маршрутке я сегодня не уеду, тогда прийдется на такси, хоть это дороже», - подумала Галка. И только успели мелькнуть у нее в голове эти мысли, как к ней откуда-то со стороны

подъехала красивая иномарка. Затемненное стекло опустилось и Галка увидела перед собой симпатичное лицо водителя в дорогом пиджаке и галстуке. - Девушка, ну что вы такая интересная и скучаете, - обратился он к ней, улыбаясь. - Я не скучаю, мне ехать надо, - безразлично отозвалась Галка. - Вы хотите сказать, что к вечеру рассчитываете попасть куда-то. А, куда, собственно говоря, ехать нужно, может, я подвезу. В Галкиных глазах промелькнул интерес, она сказала, куда едет, но не стала говорить зачем. -О, так нам по пути, я тоже туда по делам еду, садитесь, поедем вместе. Галка сначала смутилась, после своих недавних приключений, ей больше не хотелось никуда влипать. Но не верить этому вежливому спокойному парню у нее не было оснований. - Сколько я вам буду должна, - робко спросила она цену. - Ну, что вы, меня не затруднит подвести вас за даром. И, позабыв все свои опасения Галка беспечно вскочила в авто, прокатиться в котором раньше и мечтать не смела. Водитель нажал на газ. Они проехали. Сначала ехали молча, ничего не говоря друг другу, но потом незнакомец первым решил нарушить молчание. - Как вас зовут, о прекрасная леди,

вы так грустны и задумчивы, весело начал беседу он и, для того чтоб было веселей, включил приемничек. Заиграла веселая музыка и дрема стала проходить. - Я, Галина. - А я - Георгий, коротко - Жорж, - протянул он ей руку и тут Галка заметила на это руке тату его имени «Жора», по букве на каждом пальце. Жорж тоже заметил ее вопросительный взгляд на своей руке. - А, это мы с ребятами в юности баловались. Крутых изображали. Давно, еще в институте. Кстати, вы учитесь или работаете? - Работаю. На швейной фабрике. А вот поступать еще не пробовала. - А зря. Образование в наше время всем нужно. Вот, если бы не оно, не сидел бы я сейчас за баранкой этой машины. Галке не слишком нравились нотации по этому поводу, но спорить она не стала, а только молча повернула голову к окну. И тут ей показалось, что они едут по незнакомой дороге. - А куда мы едем, - испуганно спросила она. - А, это я в объезд поехал, сейчас выедем на обычную трасу. Но прошло еще минут пять, а местность и не думала становиться знакомой. - Куда мы едем? - с еще большей тревогой заволновалась Галка. - Да не паникуй, малая, уже почти приехали. Но Гале стало казаться, что они уже

никогда не приедут по назначению. И парень этот перестал ей нравиться, он больше не был так вежлив с ней, и странная татуировка у него на пальцах, которую носят только зеки, не внушала ей доверия. - Остановите, я выйду, - запротестовала она. - Сейчас остановлю. Странный водило свернул в лесок. Но тут на корявых сучьях и кочках под колесами в машине что-то треснуло. Он не обратил на это внимание и продолжал ехать дальше. Но, проехав несколько метров, автомобиль остановился сам. - Вот, черт, опять эта рухлядь заглохла! - заругался Жора. - Зачем мы сюда приехали, - в ужасе начала догадываться обо всем Галка. -Сейчас узнаешь, - Жора перебрался к ней на заднее сиденье, - Ты зачем к моим ребятам пристаешь, жить им спокойно мешаешь, - резко схватил он Галку за руку. Та попробовала вырваться. - Пусти, это ошибка, я никого не трогала, пусть живут, как хотят. - Не трепыхайся, не вырвешься. Здесь кругом глушь, дорогу домой все равно не найдешь. Вместе сюда заехали, вместе и выбираться будем. А будешь умной, все для тебя обойдется. Но для начала отдохнем. И он грузно навалившись на Галку своим полным телом стал рвать на ней рубашку. Верхние две пуговицы отлетели сразу, но остальные были с секретом и не

хотели поддаваться. К тому же Галка вырывалась, как могла и даже сильно поцарапала насильника. Кричать и звать кого-то было бессмысленно. -Дура! - взвыл от боли толстяк, когда она совсем озверев еще и укусила его за руку, - Все равно никуда не денешься. -Я потом все равно в милицию пойду, - твердо заявила она. Жорика это разозлило еще сильней. -Ха!!! Что! Милиция! Да я задушу тебя здесь и никто про это не узнает, - он сжал ей горло так, что у нее аж в глазах потемнело, - Ты знаешь, кто я. Вор в законе. Бабла у меня не меренно, я в любом случае откуплюсь. И дружку своему, ментику поганому, ничего не вздумай говорить, а то и ему будет плохо. Он против меня никто. Я все про вас обоих знаю. Наконец, устав от напряги и борьбы, он выпрямился и развалился, отдыхая на сидении. О сексе ему думать больше не хотелось, нужно было ремонтировать машину. Галка была крайне удивлена таким ходом событий, незнакомец ее озадачил. Откуда он знает про нее и про Игоря все. Значит, это нападение не случайное, а спланированное. «Кто же ему рассказал обо мне все?», - напряженно думала Галка. -Сейчас, починю машину и займусь отдыхом снова, - рявкнул он в строну Галки. Но поняла, что драться ей с этим животным бесполезно и решила не усугублять ситуацию, а оттянуть момент

случки. - Э, нет, - протянула она, - Я так не согласна, здесь сыро и неудобно. Я в таких условиях не могу. Я ведь не дешевка какая-нибудь. У меня есть своя цена, да еще, плюс ко всему, ужин в ресторане. - Ладно, о цене договоримся. Видать, ты знаешь толк в своем деле. Вот так бы и давно. А теперь помоги мне с машиной. И с этими словами он вышел из нее и, подняв капот полез копаться внутри. Через некоторое время Жора обнаружил поломку. - Дело плохо, - сказал он Галке, - нужна вода, без нее мы не уедем и заливать надо постоянно, так как она теперь будет выливаться из-за неисправности. А, если не залить вовремя, движок перегреется и машина может загореться. - Давай, сначала, выйдем на трасу, а потом видно будет, - предложила Галя. - Давай, но как? Где взять воду? - Да вон, посмотри, сколько луж после дождя. Набирай из любой. - Но как, я не умею, - жалобно смотрел на нее Жорж. - Покопайся в машине, может найдешь стакан или склянку, не носить же ее в руках. Жорж подчинился. Немного порывшись в своем барахле он нашел пластмассовую бутылку из-под пепси-коллы. -А теперь иди к луже и набирай бутылкой воду, - распоряжалась Галка, - Немного проедем, наберешь еще и так все

время. Она абсолютно ничего не понимала в машинах, но смекалки ей хватало на двоих. Жорж больше не кричал и не пререкался с нею, а выглядел таким милым и безобидным. Наконец, общими усилиями они выбрались на трасу. - Что делать теперь? - ждал Галкиных распоряжений Жора, понимая, что без ее подсказок он вряд ли бы нашел выход из это передряги. - У тебя есть трос? - Надо поискать. - Ищи, а я пойду тормозну кого- нибудь, чтоб взял на прицеп. Галка стала сигналить на дороге. Никто не останавливался. Наконец-то остановился дальнобойщик, ехавший домой как раз в сторону их родного поселка. Галка рассказала ему о неприятности и тот согласился помочь им, взяв их на буксир. Когда все было улажено, Жорж и Галка снова забрались в машину. Жорж должен был рулить, а Галя сидела сзади, но, почувствовав вновь свою силу и превосходство над ней, Жорик опять стал ей угрожать, зная, что скоро они попадут домой. -Когда приедем, никуда не уходи. Обещание за тобой. Уйдешь - будет хуже. Я тебя все равно найду. Галка крепко сжала в руках свой большой зонт. Как ей хотелось в эту минуту заехать тяжелой ручкой по зачесанному затылку этого подлого

красавчика. Но, едва она сдержала себя, как тот не слыша ответа, повернулся к ней и рявкнул: -Что молчишь, оглохла! Я встречаться хочу, ты что, не видишь. Галка ничего не сказала ему, она не могла больше смотреть на него и молча отвернулась к окну. Наконец-то они добрались до поселка. С дальнобойщиком нужно было рассчитываться за помощь и Жорж вышел, чтобы сделать это. А Галка тем временем, не теряя ни минуты, схватила свои вещи и опрометью кинулась из машины к своему дому. В областной центр она в этот день так и не попала, пришлось все дела отложить на потом. Немного отсидевшись дома, чтобы успокоиться, к вечеру, пока не стемнело, она решила сходить к Светлане, посоветоваться с ней чтоб та ей помогла. Но на звонок дверь Галке никто не открыл. «Как плохо, - подумала Галя, - ее нет дома, а она мне сейчас так нужна». Но вдруг она увидела, что дверь закрыта не плотно, а значит, не заперта. Она толкнула ее и тихонько вошла в квартиру, потому что была уверенна, что Света разрешила бы ей это сделать. И, тут стоя в прихожей, Галя услышала возню, хихиканье и голоса, доносившиеся из спальни. Один из них принадлежал Свете, а другой показался Галке жутко знакомым. Она прижалась, не дыша, к косяку и стала слушать.

- Кажется, я ее здорово напугал, - говорил мужчина. - Теперь она к нам больше не сунется, не то, что в подвал, на улицу носа долго не покажет. Если бы ты видела, как она убегала, когда мы на поселок приехали... - Ну, конечно, ты у меня такой умница, - мурлыкала Светка, - Такой находчивый, везде выход найдешь. И на счет секса, на сторону - ни-ни. Правда же? Ты ведь верен мне? Не позарился на нее? Ну, киса, отвечай. - Да, что ты. На нее ведь и смотреть было нечего. Это она мне предлагала, что б задобрить. А я ее оттолкнул. У меня и получше есть. - Надо было над ней больше поиздеваться, чтоб аж заикой осталась. Если честно, она мне самой надоела, - прошипела Галкина подруга в заключении. Наконец любопытство взяло верх над здравым Галкиным рассудком и она, рискуя, заглянула на секунду в спальню, так осторожно, что бы ее не заметили из-за косяка. Там, на широкой кровати, совершенно голые, в обнимочку лежали двое. Светка - ее лучшая подруга и тот самый тип, который грозился Галке сегодня утром убить ее. Галка поняла, что разговор идет про нее. Осторожно, так же, как и вошла, чтобы никто ничего не заподозрил, Галка тихонько вышла, не хлопая за собой дверью. «Так вот откуда Жора знает обо мне все. Это Светлана доложила ему все подробности.

Оказывается, они в сговоре с самого начала против меня» - размышляла Галка сбегая вниз по лестнице. Куда ей было обращаться за помощью теперь? Ну, конечно же, к своему новому знакомому Игорю. И она поспешила к нему прямо домой. Игорь только что пришел с дежурства. -Тебе повезло. Немного раньше зашла бы и не застала бы дома. Что-то случилось еще? -Да. И Галка рассказала ему всю истории, которая происходила с ней в последнее время, начиная с первой вылазки в подвал собственного дома, и заканчивая сегодняшними приключениями и разоблачением собственной подруги. - Вот так дела, - удивился Игорь, - Как бы мне проникнуть в этот подвал, чтоб никто не видел. - Это опасно, - предупредила Галя. - Не бойся, ведь ты будешь со мной. - Они там обычно вечером собираются, а часов в двенадцать ночи расходятся. Я постоянно голоса их слышу в подъезде, только не знала раньше, что это все значит. - Отлично, сегодня ночью мы с тобой там сделаем обыск, - решительно заявил Игорь. Все, оставшиеся до наступления ночи время, Галка провела вместе с Игорем в его квартире. Им было интересно вместе. У них было много общего и они почти сразу понравились друг другу. Но вот наступил ответственный момент. Нужно было

собираться в поход. Игорь вооружился пистолетом, на который у него было разрешение, фонарики взял себе и Галке. При нем всегда была мобилка и рация по которой он в любой момент мог связаться со своими, и конечно же, удостоверение милиционера. По темным улицам Игорь и Галя не спеша подошли к ее дому. Прислушались, нет ли никого в подъезде, и только тогда вошли в него. Там было темно и тихо. Галка хотела включить свет. -Не нужно, - заметил Игорь, - не привлекай к нам внимания. В повале тоже не было слышно ни чьих голосов. Понятно, там даже бомжи не всегда ночевали. Этот дом отличался особенной сыростью от других. Но что там делали подростки по вечерам и почему именно этот подвал привлекал их внимание, больше, чем остальные, никто не знал. Игорь и Галка осторожно стали спускаться вниз. Наконец, они ступили на сырой фундамент. Игорь стал рассматривать стены, пройдя немного вглубь. Но ничего необычного он пока не заметил. Галка не отставала от него. Вдруг, в самой глубине подвала, у самой стены под ржавыми трубами он заметил такую же ржавую металлическую плитку. Он хотел сдвинуть ее с места, та не поддалась. И поднять ее тоже не получилось. Неопытный человек никогда бы не догадался, что это такое, но у Игоря был навык своей работы. -Ба! Да это же дверца в подземный ход, - удивился Игорь. Он пошарил еще

немного вокруг и под другой металлической плиткой меньшего размера нашел ключ от дверцы, замаскированный очень ловко. Осторожно он открыл ее и приподнял. Но это не был ни ход, ни катакомба, как в сказках. Там был небольшой погребок, вырытый вручную. А в нем в целлофановых пакетах Игорь обнаружил целые партии кокаина, опиума и даже просто конопли. Под ними находилась еще дверца, не слишком заметная и открывалась тем же ключиком. Но, когда Игорь открыл и ее то Галка от удивления просто онемела. Там, в небольшом ящике хранились денежные купюры, пачки купюр, в рублях и в валюте. Игорь немедленно связался со своими по рации. Через некоторое время к Галкиному дому был прислан наряд милиции. Все содержимое погребка было конфисковано и отправлено в отделение. Галка вспомнила тот первый вечер с которого все началось. Теперь ей стало понятно, что это были за стоны, которые доносились из подвала, когда она впервые столкнулась со странными ребятами. «Это, наверное, должник их в ломках загинался, просил у них дозу, - подтвердил ее подозрения Игорь, - Почему ты сразу в милицию не обратилась или хотя бы мне сразу все не рассказала. Сама ведь чуть не пострадала, - заботливо упрекал он ее позже». После этого у Георгия Т. По кличке Красавчик ранее судимого и отсидевшего пять лет за денежную махинацию в магазине, в котором он работал

бухгалтером, был произведен обыск. В его квартире было найдено и конфисковано 10 000 $. А, так как на данный момент он не работал, его арестовали, открыв на него снова уголовное дело. Эпилог Красавчик или Жорж был осужден на десять лет лишения свободы, как главарь наркобанды. Его любовница Светлана К. получила три года условного за содействие в его делах. Сотрудники милиции поблагодарили Галину за помощь в раскрытии сложного дела. А Игорь был представлен к награде и званию майора милиции. А сейчас они вдвоем живут в Галиной квартире и мечтают о ее расширении и прибавлении в семье.

Роковая случайность Эта история произошла со мной несколько лет назад в Харькове. Там я поступала в авиастроительный институт и прожила в этом городе несколько месяцев как абитуриент, пользуясь подготовительными курсами. За это время я познакомилась с удивительным человеком к которому у меня и сейчас сохранились теплые дружеские чувства, но в начале у нас закрутился небольшой роман. И, вместе с этим нам удалось пережить удивительные приключения, свидетелем и участником которых я стала, а подробности в дополнении к пережитому рассказал он сам. 1.Знакомство. Мы отдыхали за столиком одного из вечерних городских кафе. Алек сидел напротив меня. Нахмурившись, он разглядывал свой бокал с вином. Его густые брови сомкнулись на переносице, образовав глубокую складку, которая была видна и в спокойном состоянии на его лице - признак вдумчивости и решительности, как отпечаток времени и судьбы. Лицо его в данный момент выражало не то грусть, не то досаду. Но мне нравился этот великодушный спокойный, хорошо воспитанный джентльмен, плечистый, высокого роста, с неторопливыми движениями и речью. На вид ему было лет тридцать пять. Я чувствовала уважение по отношению к нему. Вероятно, у него были такие же чувства и ко мне. Мы только что познакомились и решили провести вечер

вместе. Похоже, что на душе у него теснилась тоска, а поделиться было не с кем, и он решил открыться мне. - Понимаешь, Анжела, - говорил он не спеша, - Я человек прямой - как сказал, так и сделал. А он меня кинул, обхитрил, предал, а, ведь, другом назывался. Знает же, что я в любой стране тоскую по своей, пусть, даже, у меня нет здесь никого. Я же его выручил, а он - обманул. А дело было так. Алек имел высшее экономическое образование и был хорошим, даже талантливым специалистом в своем деле. Его друг, Григорий, такой же специалист, предложил ему небольшую коммерческую сделку, когда тот работал вместе с ним на одной фирме. Гриша предложил Алеку поехать вместо него работать за границу. Сделка заключалась в том, что проработав год в Германии, Алеку должны были предоставить отпуск в несколько месяцев и, по его истечению, он, если хочет вернуться домой, должен был предоставить вместо себя равноценного специалиста, либо вернуться к работе сам и тогда работать там уже десять лет и жить там же. Но Гриша уже проработал год на этой фирме и попросил Алека подменить его, якобы на год, а сам уехал по каким- то своим неотложным делам. Он пообещал Алеку, что через год вернется на его место. Но, когда Алек вернулся домой, почти уверенный, что навсегда, Григория и след простыл, пропал без вести в неизвестном направлении и никто ничего про это не мог рассказать, потому, что не

знал. И, хоть Алек и заработал за этот год немало деньжат и заработал бы еще больше, но возвращаться ему за границу явно не хотелось. Слишком уж он любил свою немытую родину и тяжело переживал разлуку с ней, тем более что здесь ему предлагали повышение, вплоть до того, что он станет владельцем небольшой, пока, фирмы. Но как было разорвать ему контракт?! А отпуск подходил к концу. 2.Шатенка на углу. Я выслушала Алека с большим вниманием. Мне очень хотелось помочь ему, но это не в моих силах. Кто тогда знал, что сам господин Случай предоставит ему возможность оправдать все свои страдания. Через несколько дней, одним из погожих июньских вечеров мы встретились снова и решили прогуляться вдоль по парку мимо киосков с мороженным и стоящих рядом с ним летних столиков. Я держала Алека под руку, мы неспеша прогуливались, ведя непринужденную беседу. Вдруг мое внимание привлекла коротко стриженая рыжеволосая девушка, сидящая за одним из столиков. Она пристально смотрела на нас. Когда мы подошли немного ближе, в глазах я прочитала обиду и ненависть, а по взгляду понимала, что вот-вот на улице может разразиться скандал. Одета она была просто, но кокетливо. Маленькая маечка не могла прикрыть даже пуп. На бедрах едва держалась такая же маленькая расклешенная юбочка, из-под которой торчали края ее ажурных чулок. Огромные платформы очень шил ее стройным

худеньким ножкам. Высокая, худощавая, с аккуратной темной родинкой на правой щеке, она привлекала к себе не один взгляд. Но кто она была такая? Почему она так смотрела на нас? Быть может, Алек с ней раньше встречался или был ей что-то должен. Я решила не обращать на нее внимания и мы спокойно прошли мимо. Алек, казалось, и не глянул в ее сторону. Но она не сводила с нас глаз, вроде хотела что-то сказать, кинуть какое-то обвинение в нашу сторону. - Кто это? - спросила я Алека, - Ты ее знаешь? - Где? - растерянно обернулся он округ, но рыжеволосой нигде не было. Для меня ее появление осталось загадкой. 3.Ошибка в гостинице. Тот вечер в дальнейшем прошел хорошо, без приключений. Наступила пора прощаться и мы договорились встретиться через несколько дней. Но так как Алек, уезжал, продал свою квартиру, а сам был не здешний, то теперь жил в гостинице. Больше ему пригласить меня было некуда. Но, подумав, он сказал, что предупредит вахтера, кто к нему должен прийти, сообщив ей предварительно мои данные. А я, чтобы его не беспокоить, возьму ключ и сама открою дверь. А если он случайно задержится где-то по своим делам, подожду его в номере. Так мы и сделали. Я показала свой документ пожилой женщине, взамен она протянула мне ключик

от заветного номера, который был указан на пластиковой бирке, прикрепленной к нему. Немного волнуясь, я стала подниматься на второй этаж. Затем, отдышавшись, подойдя к номеру с небольшой дрожью в руках, повернула ключик в замке два раза. Дверь послушно отворилась от легкого толчка. С замирающим сердцем я ожидала увидеть своего любимого либо просто пустую, но, уже заранее понравившуюся, мне комнату, в которой он обитал все это время. Но шок, свалившийся на меня в следующую секунду, был слишком неожиданным. Да, я увидела там Алека, стоящего посреди комнаты, совершенно обнаженном виде, и только легкие бикини красовались на нем. Я узнала его широкие плечи, стройную могучую фигуру, темные волосы, строгие черты лица. Сомнений не было. В своем номере, естественно, это был он, а не кто-то другой, Но он был не один. Другую фигуру его женщины я так же узнала незамедлительно. Это была она. Та длинноногая шатенка с короткой стрижкой, которую я видела, там, за летним столиком в парке, сидящую в короткой бесстыжей юбке. Но теперь она расхаживала по комнате почти голая в соблазнительном белье. С полминуты я смотрела на них раззинув рог от неожиданности. Но они, особенно он, разглядеть меня так и не успели, потому что все их внимание было приковано друг к другу. Наконец, поняв, что происходит, я громко хлопнула дверью и сбежала вниз по ступенькам, крикнув

вахтерше торопливые слова: «Хозяин номера дома, ключ я оставила у него», - и опрометью кинулась к дверям. Я даже не обратила тогда внимания на извиняющиеся слова вахтерши: «Девушка, простите, я дала Вам ключ от соседнего номера». И только пройдя одну остановку по улице, до меня вдруг дошел смысл ее слов: «Но как же так, -думала я, - Ведь это действительно был он, кто же еще? Но почему же он тогда был с этой девицей в соседнем номере?» Внезапно меня осенила догадка: «Вот негодяй, он собрался вести двойную игру, как в паршивой комедии. Захотел так дешево надуть меня!». 4.Сцена на улице. Этот вечер я провела одна. К Алеку звонить не хотела, считая его последним подлецом и размышляла над тем, как вести себя с ним дальше. Говорить ему обо всем сразу я не стала. Но он сам все так же вежливо позвонил ко мне через несколько дней после происшедшего и поинтересовался, почему я не пришла на свидание. Я сказала, что у меня болела голова, я нездорова и позвоню сама, когда выздоровею, а, пока, чтобы он меня не беспокоил. Но, однажды, два дня спустя, прогуливаясь по улице в одном из скверов, я заметила все ту же влюбленную парочку - Алека и рыжую. Я вовремя успела скрыться так, чтобы они меня не увидели, за одним из широких дубов, росших вокруг. Но мне их обоих было видно и слышно очень хорошо, как на ладони. На этот раз они

ссорились. И вот, что я услышала из их напряженного диалога: -О, Господи! - кричал он, схватившись обеими руками за голову, - Как я устал от этих неприятностей! Да еще и ты досаждаешь мне, забегу от тебя на край света. - Ну, что ж, беги, вторила она ему, - я так и знала, ты - трус, чуть что - сразу убегать! - Это я убегать?! А забыла, как сама меня бросала два раза, когда мне крупно не повезло? - Я не бросала, я просто не могу терпеть тебя в таком ужасном состоянии. Ты ненавидишь и обвиняешь в своих неудачах всех на свете - Да, я неудачник, но что мне делать, все вокруг против меня. Ведь я - инженер и хороший инженер- экономист. Я закончил институт своими силами с отличаем и медалью, но нигде не могу устроиться на работу, у меня нет здесь знакомств, ведь я из села, а все места на фирмах уже, видно, заняты своими. -А ты начни с малого, - не унималась она, - Мне надоело жить на копейки, заработанные мной, пусть хоть какая-то работа у тебя будет. Я не могу начинать кем — попало, пропадет мой диплом. -А что ты можешь? По девкам гулять только можешь. Я видела тебя с ней, той последней, невысокой. Только не говори, что это была деловая встреча. Я этому

больше не верю, потому, что устала дожидаться тебя по ночам. -Да не было у меня никого... - он устало опустился на одну из скамеек н задумчиво закурил. Дальше слушать я не стала н ушла, забыв, что я была в засаде. Но они и так бы меня не заметили, потому, что были увлечены разговором о своих проблемах. Но я заметила, что Алек на этот раз, вопреки своему стилю, был одет не в элегантную рубашку, а в простую спортивную майку. По их разговору я поняла, что они близки и уже давно. Но зачем он обманывает меня? Ведь мне он говорил совсем другое. Ас виду такой порядочны, интеллигентный. Мне показалось, что рядом со мной он даже манеры свои меняет. «Каков актер! - подумала я, - Ну, погоди, я тебя разоблачу!». 5.Незнакомец. Стае, парень крепкого атлетического сложения, годами — лет под тридцяту родом из ближайшего села под Харьковом. Несколько лет назад закончил экономический факультет Политехнического Харьковского института, а теперь здесь же в Харькове искал работу, но никак не мог ее найти уже второй год, не смотря на все его усилия. Вики - его девушка, с которой он познакомился на последнем курсе, работала официанткой в баре, хотя тоже имела высшее образование. Но в последнее время им обоим не везло н с квартирой тоже. И, поэтому, они были вынуждены временно проживать в гостинице. Все их

ссоры были на почве безденежья н безработицы, хотя раньше они считались отличной парой. В этот летний вечер Стае шел домой после очередной попытки устроиться на работу, кое-что ему пообещали на одной из фирм, но просили подождать. Проходя дворами мимо одного из подъездов, его неожиданно окликнул старик, сидящий на скамейке так, будто он давно уже знает Стаса. - Здравствуй, сынок, ну, как дела, милый, не наладились? Все так же. Уезжать тебе придется? Стае остановился. - Да нет, вроде уже лучше. Может, что-то и получиться. - Ну дай бог, дай бог... Проведи-ка меня домой, уваж старика еще раз, Стае никогда не отказывал старикам в помощи. - Куда вести, дедушка? - А ты не помнишь? У меня-то склероз, а ты ведь молодой еще, должон помнить. Старик назвал адрес и Стае повел его по назначению. Возле двери дедуля предложил; - Зайди чайку попить, как раньше бывало. Стае смутился. - Я бы с радостью дедушка, да не могу, дел по горло. - Ну, что ж, ступай, небось, на свидание спешишь. Ну, удачи тебе сынок. «Наверное, перепутал меня дедуля с кем- то». - думал Стае подороге. «Что за молодежь пошла, - думал дедуля в свою очередь, - Вчера еще за руку здоровался, а сегодня уже как зовут,

не помнит, а ведь любил в гости захаживать...». 6.Ужасный день или тройной виска с лимоном. На следующий день утром Стае зашел в ближайший небольшой продуктовый магазинчик купить в долг у своей знакомой продавщицы Кати кефира и батон хлеба на завтрак им с Викой. -Катюха, выручи, я тебя прошу, - умолял он чуть не плача свою приятельницу, зная, что дома в холодильнике хоть шаром покати, - До вечера где-нибудь разживусь и тут же отдам. • Ну, ладно, - смягчилась молоденькая продавщица, - Но, что б к вечеру вернул точно, я свои в кассу вкладывать не буду. Но вот уже рабочий день подходил к концу, магазин через час должен был закрываться, а должника все не было видно на горизонте. -Доверчивая ты, Катюха, - упрекала ее продавщица по старше, - И этот тебя обманул, хорошо хоть сумма небольшая, а то ведь самой расплачиваться прнйдегся. Вдруг в очереди они обе с радостью заметили долгожданное лицо. -Гляди, - торжествующе показала глазами Катя на темноволосого высокого мужчину в светлой наглаженной рубашке с отложным воротником, - А ты говорила - обманул! В руке он держал батон свежего белого хлеба и уже подходила его очередь. -Иш, как вырядился, а с утра не такой

был, а еще говорит, что денег нет, верь после этого людям, никак не могла успокоиться Катина напарница, - Небось хлебушек наш понравился, второй раз уже берет. Вот сейчас мы с него н возьмем сдачу с процентами. Долг платежом красен! Алек подошел к кассе, показал покупку и, рассчитавшись за нее, хотел было направиться к выходу, но Катя лукаво глянула ему прямо в глаза. - Гражданин, - кокетливо улыбнулась она ему, - А за вами должок. Алек растерялся: - Сколько? Катя назвала сумму. Алек не понял, почему он должен отдавать эти деньги, но все же протянул их, потому, что не привык оставаться в долгу. Ему неприятно было спрашивать молоденькую девчонку, когда он успел ей задолжать н решил, что просто забыл об этом небольшой факте из-за своих бывших проблем. Полчаса спустя после этого перед самым закрытием магазина в его двери ворвался, запыхавшись, Стае в своей спортивной майке. Он протянул изумленной Кате долг, потрепал ее по плечу, еще раз поблагодарил н с такой же скоростью исчез, как и появился. Обе продавщицы удивленно переглянулись. «А должник-то был не тот», чуть ли не одновременно промелькнула у обеих мысль. Вечером, того же дня Алек направился в бар отдохнуть. Он подошел к стойке и

заказал двойной виски со льдом. Но тут он вспомнил о неотложном деле, попросив бармена минутку подождать, и отлучился позвонить. Стае тем же вечером вошел в тот же бар и подошел к той же стойке, как раз в момент отсутствия Алека Бармен учтиво протянул ему виски: - Что это? - удивился Стае такому приему. - Ваш двойной виски со льдом Виски был любимым напитком Стаса, но он все же был удивлен тому, что в этом баре так хорошо знают его вкус, хоть он бывал здесь не часто. Но вслух он задумчиво произнес: -Да, внекн это хорошо, но я бы заказал не двойной, а тройной со льдом и лимоном. Бармен машинально развел тронной виски - желание клиента для него было законом Но Стае в такой же задумчивости вышел прочь, поскольку не брал того, что сам не заказывал. Через несколько минут вернулся Алек своему месту, отхлебнул виски и чуть не вскричал: - Я же просил двойной, а не тронной. Я такой крепкий не пью, да еще и с лимоном. - Но ведь Вы сами только что сказали, тройной н с лимоном, я же сам слышал. Алек не стал спорить, он не любил скандалить по мелочам, а про себя все же подумал: «Какой сегодня ужасный день. То

какой-то долг с меня требуют, о котором я ничего не знаю, то виски с лимоном предлагают, который я не заказывал. Может, я уже схожу с ума на нервной почве. А, может, склероз начинается, но я еще молод. Наверное, я просто слишком устал. Когда выберусь из этой передряги, обязательно поеду отдохнуть». 7. Разговор. Спустя несколько дней, а, точнее, целую неделю после того неприятного для меня происшествия в гостинице, я все же решила позвонить Алеку и спокойно разобраться с ним, в чем же дело, поскольку до конца я все же не верила в то, что этот великодушный человек способен обманывать. Мы снова договорились вечером встретиться в его номере. Но теперь он решил сам встретить меня в вестибюле, потому, что история рассказанная вахтершей ему через некоторое время после того приключения, о том, как я выбежала из гостиницы, его озадачила. Он решил, что меня кто-то напугал, когда я попала не в тот номер. Так н получилось. Он вышел ко мне, как всегда, деликатный н уважительный. Я немного стала забывать обиду, но все же взяла себя в руки и твердо, но спокойно сказала ему, когда мы вошли в номер: - Алек, нам надо поговорить. Он присел на тахту у окна: - Да, я тебя слушаю. - Скажи, зачем ты обманываешь меня, ведь у тебя есть семья.

- Да. Была. Но мы развелись н она уехала с другим. - А сейчас кто у тебя есть? - Никого. - А кто был с тобой в соседнем номере в тот вечер, когда ты позвал меня к себе, а сам, якобы, задержался на работе, - приперла я его к стене вопросом, - Ты не заметил меня тогда, а я все поняла - Анжелочка, детка, ты, наверное не вьпдоровела, у тебя температура, ты бредишь, - он заботливо прикоснулся ладонью к моему лбу, но я резко отвернула голову. - Нет, дорогой мой, тогда я была совершенно здорова. И тогда, когда видела тебя в парке с этой рыжей еще раз. Как ловко ты меняешься то с одной, то с другой. Ты меняешь даже одежду. При мне ты не ходишь в старой майке без рукавов, как бомж. А с ней ты становишься самим собой! - Да ты что, в своем уме! - не на шутку перепугался Алек, - Да я из своего гардероба несколько рубашек взял, а все остальное пока в камере хранения. Вот, на, проверь мои вещи. И с обидой стал распахивать дверцы шкафа и выдвигать ящики, бросая их содержимое на пол, белье, носки, одежду. -На, проверяй, если не веришь, убедись, я нигде не был, ни в какой майке. Сумасшедшая! Мне стало неловко и я отвернулась к окну. Я поняла, что он действительно

нигде , ни с кем не был и почувствовала смущение за свое недоверие. Но кто же тогда был там на его месте? «Двойник? Что? Двойник!» - догадка осенила меня и почему я вдруг решила, что это был Алек, ведь бывают же люди так сильно похожи друг на друга, ведь я не присматривалась близко к лицу того парня, а издалека - копия Алек. - Алек, у тебя есть двойник. - вдруг нарушила я тишину. На лице Алека промелькнуло недоумение. - Да, да. Не удивляйся, - серьезно продолжала я, - Тот паренек, с которым я тебя спутала, очень похож на тебя и лицом и фигурой. И он, так же, как ты - экономист по образованию. И так же как у тебя, у него проблемы с работой. Вдруг Алек радостно стукнул себя ладонью по лбу . - Ура! Мы спасены! Так вот почему со мной в последнее время происходят такие загадочные вещи. Я тебе потом все расскажу. А пока нам надо его найти. Немного прибравшись в комнате, мы спустились вниз спросить у вахтерши, кто проживает в соседней комнате, но она сказала, что эта пара - молодой человек и рыжеволосая его спутница - уже съехали, куда, неизвестно. Алек немного огорчился, но надежды не потерял. 8. Столкновение. Мы снова поднялись в номер. Немного успокоившись и переодевшись. Алек

предложил мне пройтись по вечернему городу. Но на улице было еще совсем светло, так как летом темнеет поздно. Мы вышли из гостиницы и немного прошлись вдоль по проспекту, обнявшись. Вдруг, откуда-то из-за угла на встречу так же в обнимочку выплыла та интересная парочка, которую мы так усердно искали. Высокий крепкий парень в спортивной майке, просто не обратил на нас никакого внимания. Но его рыжеволосая подруга, не отрывая глаз, без всякого стеснения рассматривала нас обоих с ног до головы, широко раскрыв глаза. Но в них теперь была не ненависть, как тогда, а глубочайшее удивление. Я толкнула Алека, прошептав: «Это они». «Я понял» - так же шепотом откликнулся он. Мы сразу сообразили, что нужно делать, и пока смотрели на них, они успели удалиться от нас на достаточно далекое расстояние. И тут Алек смекнул. Возле гостиницы, от которой мы еще не так далеко отошли, стояла его машина, которую дала ему фирма на пользование во время отпуска. Алек схватил меня за руку и опрометью кинулся к ней. Мы быстро вскочили в нее и, будто неспеша подъехали к догоняемой парочке. Алек притормозил их важным видом вышел из машины. -Молодой человек, - обратился он к Стасу, - Можно Вас на минутку. Тот обернулся и удивленно глянул на человека, так похожего на него самого, но

ничем не выдав своих эмоций, неторопливо подошел к нему. - Чем могу быть полезен. - Да Вы не волнуйтесь, нам порекомендовали. Вас мои сотрудники по фирме, они Вас знают. Вы - инженер- экономист и, кажется, ищите работу. ;, В глазах Стаса блеснул интерес. -Давайте присядем в мою машину и все спокойно обсудим, - пригласил Алек. Стае согласился, увлекая за собой Вики. Алек все рассказал им, как есть о своей проблеме и что ему нужно от Стаса, попутно объяснив все условия заключения контракта. -В правдивости сведений можете не сомневаться через документы, с которыми в случае нанесенного Вам ущерба. Вы можете обратиться в суд. Алек раскрыл толстую папку, которая всегда была при нем в его машине, чтобы ознакомить гостей с договорами. Немного покопавшись в бумагах, Стае радостно заявил: -Я готов работать там хоть всю жизнь, не только десять лет, тем более, я давно мечтаю уехать за границу. А германия мне нравиться. Затем обратился к Вике: -Малыш, ты согласна на десять лет уехать со мной в Германию, а, если повезет, и на всю жизнь. Та от неожиданной радости ничего не могла сказать и только кивала головой в ответ. 9. Все на круги своя.

На следующий день Алек со Стасом пошли оформлять и подписывать документы. И в тот же день Стае взял им два билета на самолет. Откладывать отъезд счастливая пара не хотела, тем более, что в Германии их уже ждали. Наконец наступил тот день, когда Стае и Вики должны были улетать в Германию. Он был счастливым для всех нас четверых. Мы с Алеком решили проводить своих теперешних лучших друзей. Тем более, что мы им, и они нам очень понравились, и мы решили не терять контактов друг с другом, пусть даже на таком далеком расстоянии. Мы весело смеялись в аэропорту, вспоминая и обсуждая все приключения и драмы, которые с нами случились в последнее время, и все из-за схожести двух людей. - Но благодаря этому мы спасли наши судьбы, - заметил Алек. - Да, если бы не наши лица, то я не знал бы куда и деться сейчас, поскольку денег даже на жилье не осталось, задумчиво произнес Стае. Теперь, когда они стояли рядом я, приглядевшись, заметила в их лицах едва уловимую разницу. У Стаса черты были тверже и грубее, а на кирпичном подбородке красовалась небольшая ямка. Фигура Стаса тоже была немного коренастее, чем у Алека, хотя ростом они были одинаковые. Мы с Алеком проводили двух супругов на самолет, помахав им в след руками,

стоя у трапа. Алек все еще не мог прийти в себе, ему не верилось, что он может теперь ни о чем не волноваться, а спокойно заниматься своими делами здесь, в любимом городе. Наконец посадка на самолет была завершена. Он набрал нужную скорость на своей полосе и взлетел, унося все дальше в небо человека, который все время так мечтал о поездках и далеких странствиях. А рядом с ним сидела его счастливая спутница, готовая идти за ним на край света. Эпилог. Сейчас Алек живет в Харькове и является владельцем крупной фирмы. Имеет семью и двоих детей. Стас с Викой живут заграницей в своем доме. А я до сих пор поддерживаю с ними со всеми дружеские отношения.

«Марсианские хроники» на старом пустыре Воспоминания, пришедшие из далекого детства, нахлынули на меня рекой. И, чтобы не захлебнуться в них, мне пришлось вылить их на бумагу. Получился небольшой рассказ. И, пусть я в нем не принимала никакого участия, но эту историю так красочно и оживленно рассказал мне мой старый приятель еще в детстве. А теперь я хочу донести ее Вам. И, хотя мое собственное детство закончилось сравнительно недавно, а, может, и вовсе еще не закончилось, я все еще жду чудес и радостных приключений от жизни, чего и Вам желаю от всей души. Так, пусть же этот удивительный праздник детства никогда не прекратиться. Ясным июньским вечером, когда было только половина пятого по полудни, Санька отдыхал дома на балконе. ОН только что закончил восьмой класс. Уже давно отзвенел последний звонок, а вчера был сдан заключительный экзамен по геометрии, и теперь можно было спокойно отдыхать до самого сентября. Санька снова взял в руки старый дедов бинокль, который тот привез еще с армии. В молодости дед служил в морской пехоте. И теперь пытливый внук пристально рассматривал все окрестности, ища развлечений и приключений. Санькин дед тоже вышел на балкон и стал рядом с внуком, оперись о перила. - Ну, чего нового высмотрел. Как оно там, ничего? – иронично спросил он

Саньку. - Жаль… Жаль телескопа у нас нет. - Да уж! Если б был, ты бы всех и на луне бы выследил, - крякнул дед, - Разве от таких как вы с Андрюхой спрячешься. Подглядывать за кем-то давно стало хобби двух сорванцов Сашки и Андрюшки, которые проходу не давали своим любопытством. Все пытались высмотреть, узнать, найти что-то необычное, увлекательное или сделать какое-то открытие. Еще в пятом классе их ужасно заинтересовали приборы, на которых учитель физики показывал опыты. Особенно молния, которая возникает между двумя заряженными шарами вследствие трения двух поверхностей друг о друга. И, когда никого не было в препараторской в классе, на большой перемене, самостоятельно сделав отмычку от двери, они поникли туда и отчаянно пытались выяснить, что же будет, если к одному прибору присоединить другой. Андрюха даже начертил схему вечного двигателя, который он изобретал целый месяц. Но провести эксперимент им не удалось, их чуть не застукал там директор. Им пришлось выскочить из кабинета, так и не успев все поставить на место и вернуть в первоначальный вид, когда они услышали его голос в соседнем кабинете, наспех захлопнув дверь, в которой был автоматический, но не сложный замок. На следующий урок физики, который велся в их нем же классе, учитель никак

не мог понять, почему приборы в лучшем случае не работают, а в худшем – стрелки на них начинают зашкаливать. А один так и вовсе в руках чуть не взорвался, пуская в разные стороны искры. Вокруг запахло гарью. В общем, ко всеобщей радости урок был сорван. «Ничего не понимаю, - удивился пожилой физик, - Ведь кабинет был закрыт, я ключ ношу с собой. Наверное, плохо дверь захлопнул». Но Санька и Андрей в тот момент не веселились, они боялись, что кто-нибудь догадается об их похождениях. Но еще больше они удивлены тому, что все приборы сломаны. Ведь друзья ничего не ломали, наоборот, хотели усовершенствовать. Затем, проникнув в лабораторию кабинета биологии, они пытались присоединить к микроскопу еще более мощные линзы и наблюдать через него Юпитер. Но на этот аз сломать они ничего не успели, потому, что их застал завуч и пригрози, что сообщит об этом их родителям, если они не отработают на пришкольном участке Став немного постарше, эти два непоседы стали искать себе приключений на поселке и разглядывать в окна ничего не подозревающих жителей. А потом одному из них в голову пришла сногсшибательная идея положить кусок подпаленной резины на пороге женской бани у самых ее дверей в укромном уголочке, что бы никто не заметил и не понял, откуда дым. А сами запрятались неподалеку в кустах и

наблюдали, как оттуда выскакивали полуголые представительницы слабого пола, прикрывшись чем попало и, думая на полный серьез, что пожар. Два раза номер прошел отлично. Но на третий раз никто из двери бани не выбежал, только вышла строгая уборщица с полым ведром горячей мыльной воды и выплеснула все его содержимое в кусты, где сидели два приятеля, прямо им на головы, так, вроде она знала, что они там прячутся. Видно их фокус был разгадан. И, вот теперь, используя старый дедов бинокль, Санька наше неплохое развлечение. Неподалеку, напротив их дома, недавно открылся ночной клуб, в котором проводили время только взрослые люди после двадцати лет. Окна его, естественно, были затемнены и прикрыты жалюзями. Но никто и не думал о вентиляционных люках, они были расположены высоко. А, так как Санька жил на третьем этаже, а окна его квартиры были обращены на улицу, где стоял этот клуб, то с помощью бинокля можно было рассмотреть все, чем занимаются внутри запретного заведения, именно через эти люки. Конечно, открытие это Санька никому не рассказывал, кроме своего старого закадычного друга Андрея, и то, под большим секретом, чтобы тот никому не проболтался. И, сегодня вечером, Санька ждал приятеля в гости, чтобы с наступлением темноты поразвлечься подглядыванием и наблюдением взрослых утех вместе с ним, когда родители

улягутся спать. А, так как все давно знали, что Санька и Андрей друзья, то их родители разрешали им даже ночевать вместе. Таким образом сегодняшним вечером к шести часам к Саньке пришёл Андрей. Он принёс с собой красивого летающего змея. - Это так, для виду, - пояснил он, - Попускаем, пока не стемнеет, а, когда всё стихнет, начнём наше шоу. Наконец-то стемнело. Время уже близилось к полуночи, когда неугомонные соседи умолкли, а родители подавно видели десятые сны. Мальчишкам никто больше не мешал в тишине вести наблюдение за заданным объектом. Лишь изредка вдалеке слышны были крики кошек или редко проходил по улице задержавшийся в гостях прохожий. В ночном клубе уже давно начались развлечения по настоящему, по взрослому со стриптизом и парнухой. Двум наблюдателям это всё было хорошо видно через небольшое, но удачно расположенное оконце вентиляции. Насмотревшись до отвала всего, под утро оба свалились спать, не чуя под собой ног. - Ну как тебе? – спрашивал Сашка у друга днём, когда оба высыпались. - Просто класс, будто там побывали сами, - отвечал тот всякий раз. - Приходи сегодня ночью, опять будем… - Прейду, вот только мамке скажу, чтоб не волновалась. И так продолжалось несколько ночей подряд их беспечной юной жизни. Но,

однажды ночью, когда приятели снова решили заняться своим прежним занятием, которое, по правде говоря, уже начало им надоедать, а другого они пока ещё не нашли, Андрей взял бинокль первый. Он отличался от своего друга наблюдательностью, хотя Сашка был более изобретателен. И, вот, вдалеке, за только что построенным баром на голом пустыре, которому казалось бы нет конца, среди сорняков и пней давно уже срубленных деревьев, он заметил мерцающие огоньки. Но они не были похожими не на светящиеся фары машин, не на свет карманных фонарей. Некоторые из них, те что располагались на земле или ближе к ней, были выстроены в рядок, остальные поменьше были над ними в хаосе и казалось, даже подпрыгивали вокруг. - Ну, что ты там видишь, - нетерпеливо теребил друга Санька – Что там. Кто первый раздевается, дай посмотреть. - Да тихо ты, - перебил его тот - Тут не до раздевания. - Ну что же там такое, - изнывал Санька от любопытства, желая скорее глянуть сам. - Вот, на, посмотри, - наконец-то Андрей протянул ему бинокль. Тот взял его и уставился в привычную точку. - Да не туда смотри, - направил Андрей бинокль друга в сторону пустыря, - Вон смотри туда за бар. Видишь, там огоньки, как на станции, кажется, они какую-то фигурку образовали даже.

- Где? - Да вон же, в даль смотри. - Ага, вижу. Вот это да! Что это. - Не знаю, а ты как думаешь? - Тоже не знаю. Похоже на глаза, как у кошки в темноте, а, может, это светлячки. - Нет, слишком большие, как огоньки. Но некоторые из них, похоже, даже шевелятся. - Слушай, а что, если это марсиане. Ну, пришельцы с другой планеты, - вдруг догадался Саня, - Вон, видишь, огоньки в рядок, словно окошки у их корабля. - А остальные – это они сами, может их головы тоже светятся. Ведь не зря же они подскакивают. Ну-ка, дай еще посмотреть. И Саня почти выхватил бинокль у приятеля, - Ну вот, так я и знал, я даже в профиль одного вижу. А нос у него, как у хрюшки. - Не может быть, ты все сочиняешь, дай посмотрю я, - не поверил ему Андрей и тоже почти выхватил из его рук бинокль. Так они стояли на балконе и спорили об увиденном, поочередно выхватывая друг у друга старенький дедов прибор, пока не начало светать. Загадочные огоньки стали гаснуть. - Смотри, сказал Андрей, - С рассветом они пропадают, значит, это не живые существа. - Ну и что, что пропадают. Ведь ты же тушишь свет, когда становиться светло. И фонари гаснут под утро. Может, они так

устроены, что бы зажигаться и гаснуть, как фонарики, - не унимался Санька. - Ну ты и фантазер, Санька. - Я не фантазер, я просто научные журналы читаю про НЛО и всякие чудеса, в которые никто не верит. А это все есть по-настоящему. В жизни есть. Мы просто этим не интересуемся. Существует такая наука, уфология называется. В ней все изучается и тарелки летающие, и инопланетяне. И ученные доказывают, что они есть. Во как! - Ну да. Про науку я знаю. Журналы научные люблю читать тоже. Но неужели с этим можно столкнуться в жизни, - никак не мог поверить в происходящее Андрей. - Можно. Ёще и как. И мы будем одними из тех, кто это видел своими глазами, - с оптимизмом уверил его друг, - Может, мы стоим на пороге научного открытия. Вот, что, Андрюха, давай завтра ночью пойдем и посмотрим, что же это за огоньки на самом деле. - Да ты что, страшно, - Андрей не был трусом, но вел себя всегда осторожнее Саньки. - Что, боишься?! А вот мне вовсе не страшно. Нельзя быть враждебно настроенными, вдруг, они мысли наши читают. Мы, Земляне, должны быть гостеприимными. Ну, а ты, если побаиваешься, оставайся дома, а то все испортишь своим страхом, - возбужденно говорил Сашка своем приятелю, как в полубреду. - Кто, я боюсь, - обиделся Андрей,

ему не хотелось отставать от друга и оставаться за порогом научного открытия, - Да я первый с ними за лапы здороваться буду или за щупальца, или, ну, что там у них. Мы им покажем, что такое Земля, что такое Люди. - Чудесно! – воскликнул Саня, - Значит, следующей ночью, чтоб никто не знал, после полуночи отправляемся в поход. Новый день был тихий и ясный, но к вечеру поднялся ветер, который не хотел утихать. Наступила ночь. Оба приятеля дождались ее с трудом, весь день, не выспавшись как следует, обсуждали, что они возьмут с собой. Фонарики договорились не брать, чтобы не привлекать к себе внимание светом и не выдать себя раньше времени. Но решили взять по кухонному ножу, на тот случай, если марсиане будут враждебно себя вести. Решили так же взять длинную веревку и обвязаться с двух сторон каждый, чтобы не затеряться в гуще сорняков и обломанных ветром веток от кое-где росших на этом огромном участке земли, деревьев. Веревку Андрей раздобыл в собственном сарае, она вполне была крепкой и подходила для их похода. Так же решили перекликаться в темноте мяуканьем кошек, но не часто. На пустыре было очень темно, туда не проникал ни свет фонарей, ни от машинных фар и только загадочные маячки, видные вдалеке лишь через бинокль, весело подмигивал двум искателям приключений и неустанно манили к себе. Санька и Андрей

туго обмотались веревкой с двух ее концов каждый, так, чтобы расстоянии между ними было не больше метра, заткнули за пояса свои «кортики» и собравшись с духом, двинулись в путь, смело нырнув в заросли сорной травы, которая хоть и не доставала им до колен, но все же путалась под ногами и мешала свободно идти. Вначале перекликаться им не приходилось, они брели осторожно, почти рядом, боялись оступиться и наткнуться на острый сук или корягу и пораниться. Каждый из них мог дотянуться к товарищу рукой и слышал рядом его сопение. Разговаривать они не решались пока и ориентировались на огоньки, глядя в бинокль, поочередно передавая его друг другу. Вот уже прошло около часа, как мальчики стали приближаться к середине пустыря, но там все еще не было того, что они так хотели увидеть своими глазами. Видно пришельцы приземлились прямо на опушке перед небольшой рощицей. Наконец, по мере приближения, каждый из наблюдателей заметил, что они уже становятся видны невооруженным глазом. - Все, привал, - скомандовал шепотом Андрюха, пройдя еще некоторое расстояние. В таких делах он был немного опытней и сдержанней чем Саня Найдя на ощупь большое дерево, которое едва можно было рассмотреть под светом редких звезд и луны с неба, затянутого облаками. Оно было наклонено к самой земле ураганом и едва не вырвано с корнем, мальчишки решили спрятаться за

ним, в двадцати метрах от объекта наблюдений. Ветер не утихал, теребя листву и их нестриженные шевелюры. Они спрятались в густых ветвях ивы и, затаив дыхание, стали наблюдать. Огоньки не трогались с места. Несколько из них у самой земли, были больших размеров и напоминали иллюминаторы космического корабля или тарелки, расположившись в ряд. А другие, меньших размеров или совсем маленькие, действительно, вроде шевелились над ними, подпрыгивая в хаотическом порядке. А один огонек, самый крупный и находящийся возле предполагаемой березы, просто напоминал из далека череп гуманоида. - Слушай, а почем у них одни головы, - осторожно спросил Саня у Андрея. - Может, это не головы, может, это они сами и есть вместе с туловищем и ногами, из далека ведь не видно. А, может, туловище не светиться, - ответил тот. - Вот бы посмотреть ближе, - подумал снова вслух Саня. - Ты что! Я боюсь, - зашикал на него Андрей, - Вдруг они нас заметили, может, они мысли читать умеют. - А кто-то говорил, что за лапы с ними поздоровается, - передразнил его Саня. - Но не сейчас, нужно выяснить, какие у них намерения. Тут подул сильный ветер и то, что казалось головой пришельца, начало раскачиваться и, казалось бы,

передвигаться по направлению к ребятам. - Ой, смотри, - обомлел Саня, - Он сюда идет. - Похоже, что так, - согласился, похолодев от страха, Андрей. У обоих колени подогнулись в испуге, а по спинам поползли неприятные мурашки. Да и кто бы не испугался ночью в полной темноте, находясь на голом пустыре, когда ни души вокруг, а только странные субъекты перед глазами. Тут ветер подул еще сильнее, и где-то вверху над мальчиками хрустнула большая сухая ветка и с шумом стала падать на них. Тут нервы их не выдержали окончательно и каждый из них, не советуясь с другим, кинулся наутек на ощупь в противоположном к пришельцам направлении. Они бежали спотыкаясь и падая, обдираясь о сучья и сухие ветки, и, лишь натянутая между ними веревка не давал потерять им друг друга из вида. Теперь они могли ориентироваться на огни города, которые светили им впереди. Они совершенно забыли о своем мощном оружии, которым приготовились обороняться и драться с инопланетянами. Единственная мысль мелькала у обоих в голове – скорее домой, мама ждет. Наконец, пустырь закончился и оба шумно дыша, ступили на асфальт. Но, выбравшись на аллейку, они поняли, что это не та улица с которой начинался поход и на которой находился их дом, а очень далеко от него, целый квартал. А, так как добираться на

автобусе у них не было денег, то идти им пришлось пешком. Усталые, испуганные с одертыми коленями и локтями, они брели по улице, совершенно забыв про веревку, соединяющую их. Прейдя домой, почему-то в Санькину квартиру, все так же молча не раздеваясь и не развязываясь оба увалились спать на одной постели и спали аж до самого полудня следующего дня, пока их не разбудил старший Санькин брат Вадим. Прошло несколько дней с той ночи. Ходить туда приятеля больше не решались, но, все же каждый вечер не переставали наблюдать за странными явлением с балкона как прежде. Ночной клуб казался теперь им детским развлечением, после того, что пережили они в ту памятную ночь на пустыре. - Никогда не забуду, как он в нас веткой швырнул. Вот это телекинез! – сокрушался Андрей с восторгом. - А, может, у него в руках бластер был, - дополнял его Саня. - Все может быть. Как он в нас еще не выстрелил, - важно подтверждал Андрей. - Слушай, Андрюха, а давай туда днем сходим, что они там делают, когда светло. Мне просто очень интересно, как они при свете от людей прячутся. - Давай, - без промедления согласился Андрей, которому так же было жутко интересно. И на следующее утро, как только взошло солнце, они направились все к том у же заброшенному пустырю, который не

давал им теперь покоя ни днем , ни ночью. Пустырь теперь при дневном свете не казался им таким бескрайним и угрожающе опасным. И сквозь заросли травы брести им было значительно проще, но впереди уже не было видно огоньков даже в бинокль. Наконец мальчишки приблизились к знакомой иве и стали наблюдать. Но никаких пришельцев и, даже намека на их существование на поляне не было видно, кроме нескольких трухлявых пней, стоящих в рядок возле высокой берёзы. Вдруг из рощи вышло двое людей – девушка и парень. Они не спеша прогуливались и, видимо, о чём-то разговаривали. Андрей толкнул Саньку: - Смотри твой брат Вадик и эта, его подруга Люська - Ага, - изумился тот, - Но давай подслушаем, что они говорят. И ребята решили незаметно подползти к ним, прячась в густой траве, которая ближе к роще становилась выше, когда те как раз находились возле пней на том самом заветном месте. Высокая густая трава скрывала двух партизан, и они спокойно могли слышать все, о чём говорила парочка. Те неторопливо вели беседу: - Да хватит нам их дурачить, - говорил Вадим, - Вот мой малый чуть голову не расшиб. Недавно приходит домой поздно ночью со своим другом. Оба исцарапанные одежда на них вся изорвана. Я потом его спросил, что случилось. А он говорит, за марсианами, мам охотились, не

выдержал и рассказал всё. Я чуть было не рассмеялся, а потом жаль его стало. - Ну ещё немного поиграем. Пусть мальчишки порезвятся, - не соглашалась Люда, - и нам весело, и им занятие. Хорошо грибочки светят, как мы их разыграли, юнцов – то наших. - А что потом будет, когда они сами все узнают. А пока не узнали, так что, пусть и шеи посворачивают, - рассердился Вадик, поднимая с земли большой засохший гриб. - Да ничего не будет, они ведь все равно приключения себе найдут, ни здесь, так в другом месте. А так им хоть новое занятие нашлось, это лучше, чем за взрослыми подглядывать, вздохнула Люда. Андрей и Санька наблюдали за происходящим раскрыв рты от удивления и боясь пошевелиться в засаде. Ни как они не ожидали такой развязки истории, которая начиналась самым необычным образом. И, хоть школьники ничего не знали о грибах – гнилушках, которые обычно вырастают на трухлявых пнях и светятся по ночам благодаря свободному фосфору, входящему в структуру их тканей, но они поняли, что пришельцев на самом деле нет, а все это ловкие выдумки Вадькиной подруги. Но зачем она это делает, и каким образом, никто из них пока не понял. Мальчишки заворожено следили, как она отламывает кусок гриба от трухлявого пня и цепляет на ветви березы. В результате получилась такая картина. Внизу на земле находилось

несколько трухлявых пней, обросших гнилушками. Они были выше травы и немного возвышались над нею. А вверху на ветвях березы, которая находилась ближе всего к пням, болтались куски тех же грибов. С наступление темноты, естественно они начинали светиться и можно было увидеть то, что наблюдали Санька с Андреем несколько ночей подряд. С ужасным нетерпением они ожидали, пока их неприятели, наигравшись и насмеявшись над ними досыта, уйдут. А потом, едва их след простыл, мальчики вышли из засады и начали рассматривать все, что осталось после них на поляне. Саня снял с веток гриб, висевший над его головой. - И ты подумаешь, он может светиться в темноте, - переспросил он Андрея. - Ну ты же сам слышал, может. - Давай проверим, возьмем его домой, и поместим в чулан. - Давай. Эти грибы светятся в темноте еще некоторое время, после того, как их сорвали, а, затем, увядают, теряя свое свойство. И, конечно же, эксперимент ребятам удался. Они сразу же перестали думать об инопланетном корабле, увидев эффект гриба перед собой своими глазами. Их хрустальная мечта была разбита вдребезги жестокой рукой девчонки насмешницы. Жизнь сразу приобрела для них серые тона, но не на долго. Гуляя как-то раз по скверам и аллейкам, закадычные друзья вдруг увидели

из далека на скамейке рядом с супермаркетом отдыхающую компанию из трех человек. Две девушки и с ними парень с гитарой. Они курили, громко смеялись, орали песни и даже ругались. - Давай обойдем их, - предложил предусмотрительный Андрей, потому, что на улице уже смеркалось и прохожих становилось все меньше. - Нет, давай сначала подслушаем, что они говорят, - предложил любопытный Саня. Андрей тоже был не прочь найти новое приключение, не смотря на осторожность. Незаметно, в обход, с тыльной стороны два шпиона подкрались к скамейке и спрятались в кустах, которые росли неподалеку от нее вокруг магазина и стали слушать и наблюдать о чем говорят веселые молодые люди. И к большому своему удивлению каждый из них понял, что одной из вульгарных девиц была культурная Люська, которая работала продавцом в этом же супермаркете и пользовалась огромным доверием у директора магазина. Он даже однажды оставил ей ключ от склада, а она, так, на всякий случай, сделала его копию для себя. Но об этом никто не знал. Возможно, тогда она уже была знакома с теперешней компанией. Сидящие в кустках различили ее голос. - Ну, у меня все «окей». Внимание Владькиного брата я отвлекла, он меня не выследит. А то со своим дружком они такие проныры. Все им нужно, все кругом хотят узнать, будто их это касается. А я им

клевое занятие нашла, пусть пацаны позабавятся, все же не будут лезть, куда им не следует. Теперь можно и в ночной клуб с вами сходить спокойно. Хоть стриптиз я сама не стану показывать, но посмотреть можно. - Правильно, Люська, надо взрослеть. А то все – Вадик, Вадик… Кстати, он не пронюхает ни о чем, - поинтересовалась ее подруга Лидка. - Да нет. Он слишком порядочный. Сидит дома науку грызет, к экзаменам готовиться. У него сессия в июне. - И ты не думаешь с ним расставаться? - Нет. Он мне нравиться. - Тогда надо склонить его голову на нашу сторону или тебе придется его бросить, - заявила Лидка, - Да он и не пожалеет, студенту лишняя копейка не помешает. С этими словами интересная троица поднялась с лавочки. - Ну, пока, - попрощался с ними парень, - Я сейчас к Лысому. Но завтра вечером встречаемся здесь же. Они разошлись. - Ты слышал, - шепнул Санька другу, - Завтра вечером здесь что-то будет. - И слышал и видел, - отозвался Андрей, - Но Вадьке ничего не скажем, пока не поймем в чем дело. - Так что встречаемся завтра в девять вечера возле сквера. - Окей! Но следующий день был такой же знойный, как предыдущий, а к вечеру

началась летняя гроза с проливным дождем и ни Саньку, ни Андрея никто из родителей не выпустил даже на балкон. Но после той ночи по поселку пронеслась весть о том, что в грозу обокрали супермаркет. Время как раз благоприятное для воров. И, хоть кража была небольшая, но сработана настолько аккуратно, что ни замок в дверях склада, ни сигнализация не были повреждены. Санька, узнав об этом, сразу же побежал к своему другу, посовещаться в столь важном деле. Тот нахмурил брови и рассудительно заявил. - Надо идти в милицию, ведь мы видели их. А, вдруг, мы можем стать свидетелями преступления. - Ты думаешь, это они. - Конечно, как же тогда объяснить то, что они тогда говорили. Санька даже подпрыгнул от возбуждения: - И премию нам за это дадут. Или путевки бесплатные на море, - размечтался он вслух. - Пошли, - решительно потянул его за руку Андрей. Через несколько минут оба сыщика уже стояли перед участковым в отделении и на перебой рассказывали все, что увидели и услышали в тот вечер накануне перед грозой. Но тот, хоть и выслушал их внимательно, но, казалось, не слишком поверил их словам. - Да нет, ребята, - мягко ответил он им, - Это не ограбление, не кража со

взломом. Ведь сработано все чисто, значит, там побывал либо профессионал, либо свой, у кого есть ключ, скорее всего кто-то из начальства. А, может быть, работники сами обсчитались, потому, что немного совсем пропало, похоже на обычную недостачу товара. Они там сами разберутся. Нас просто вызвали потому, что так положено. С угрюмым видом ребята покинули отделение. С приключениями им явно не везло. Ни одного открытия за неделю, ни одного подвига. Как им было дальше жить? Вдруг Андрей предложил Саньке. -Ты знаешь, все же нужно все рассказать Вадьке. Ведь не зря же Люська так усердно нас отвлекала, что бы мы ее не выследили. Пусть он разберется, в чем дело. - Точно, ведь они его в свою компанию хотят втянуть. Надо его предупредить об этом. Ведь мы не знаем, хорошие это ребята или плохие. Но мне, например, они кажутся подозрительными. И тем же вечером, едва дождавшись, когда Вадим завершит все свои важные дела и выйдет, наконец-то, из-за письменного стола, Санька с Андреем скорее затянули его на кухню и рассказали все, что знали. Услышанный рассказ озадачил Вадима. Он призадумался. - Ну, что ты размышляешь, - теребили его ребята, - Давай решайся, нам нужно действовать. - Э, нет. Подождите, ребята. Сначала не помешает все хорошо обдумать. Ведь она

должна первая пригласить меня в свою компанию, будто я ничего не знаю. Нам надо выждать момент. - И сколько ждать придется, - нетерпеливо спросил Саня. - Не знаю. Возможно, она и не пригласит. Через несколько дней Вадим снова встретился с Людой. И, как он и предполагал, она завела с ним ожидаемый разговор. - Владик, скажи, ты мне доверяешь? - Ну, конечно, - пока еще Вадик верил ей, думая, что она просто попала в нехорошую компанию, которая влияет на нее с плохой стороны. Все же Люда нравилась ему, в ней был какой-то особенный шарм, да и глупой ее нельзя было назвать. И Вадим решил отвоевывать ее из-под дурного влияния. - Я тоже тебя люблю. Но послушай, я хотела познакомить тебя с со своими новыми друзьями. Надеюсь, ты не против. - Нет, что ты. Я только рад новому знакомству. - Тогда завтра вечером встречаемся на нашем старом месте, как обычно. - Хорошо. Наступил следующий вечер. Как Вадим и предполагал, Люда пришла не одна. С ней была еще одна девушка и высокий худощавый парень. Люся представила ребят друг другу. Парня звали Славой. Они поговорили о том, о сем. Вадик отметил для себя, судя по первому впечатлению, что ребята эти ему не очень нравятся. И как такая

деликатная Людмила могла познакомиться с этой грубоватой парочкой, какие интересы свели их вместе. Они решили посидеть вчетвером за столиком одного из летних кафе. Выпили вина. И туту Слава предложил Вадику отойти в сторону о чем-то поговорить. - Послушай, - начал он разговор, - Хочешь подзаработать. Говорят, ты не плохо соображаешь и изобретаешь, а живешь на одну степуху. Но нам такие люди нужны. Примыкай к нам, но смотри, сразу говорю, кому проболтаешься – хана. Лысый такого не простит, да и мы тоже. Так, что сразу: да – да, нет – нет. - А в чем проблема - то. - Да дельце тут одно есть. Мы супермаркет решили брать. Ну не сами, конечно, решили. За нами Лысый, он нас прикрывает. Только никаких ментов и не балуй, - в его руке, будто играя, сверкнул ножик, - Номы тебе доверяем, ты парень, кажись, с головой. Вон, Люська, поначалу тоже ерепенилась, а потом даже понравилось. Все же деньжата лишними не бывают. - Ну, я никогда не был против денег, - нарочно смутился Вадик, размышляя, что говорить дальше, что б себе не выдать, - Но смогу ли я? - Не боись, научим. Славка хлопнул его по плечу, и они возвратились на прежнее место за столик к своим девушкам. - Он – свой, - объявил Славка. Далее Вадима посвятили во все

тонкости дел, которые выполняла периодически их компания. Так как у Люды был ключ от склада, и она умела выключать сигнализацию, то без труда могла проводить воров в магазин. Они брали всего понемногу, но часто, чтоб не было слишком заметно и можно было бы списать на недостачу товара или брак. А, затем, краденый товар продавали с разных точек городского рынка. Но эта махинация не была единственным источником дохода для воров. Такими образом, все вчетвером стали обсуждать план взятия магазина снова и немного переделывать прежний, уже сложенный ими, поскольку появился новый участник их действия. Домой в этот вечер Вадим вернулся поздно и сразу лег спать. А утром он подозвал к себе двух шельмецов, которые, как обычно, ночевали вместе, и все рассказал им, но так, что бы они никому не проболтались. Те пообещали молчать. Вадиму была необходима их помощь в надуманном деле и они вместе спланировали свои действия. - Сначала, я пойду в отделение милиции и расскажу там, в чем дело, - говорил Вадик, - Мне там поверят, они меня знают. Вы оба будете незаметно следовать за нами, когда мы вчетвером пойдем на дело. И в тот момент, когда сигнализация будет отключена, а дверь открыта, дуйте в участок. Так и решили. Все складывалось удачно, как и договорились. Вадиму

сотрудники милиции поверили и были готовы к выполнению его задания. Но одна только мысль не покидала Вадика, как его Люся могла отказаться среди воров. В отделении он не стал называть ее имя, оставляя ей шанс спасти саму себя. Накануне вечером он решил поговорить с ней, когда они собирались не дело. - Скажи, Люсь, зачем тебе все это, может, давай откажемся от придуманной затеи. - Нет, это невозможно, у меня ключ. - Ну, может, хоть ты не пойдешь туда. Отдай его мне. - Я же говорю тебе, это невозможно. Я ведь сигнализацию отключить умею. Мы должны быть с ними. Об этом Вадим как-то не подумал. - Но зачем ты вообще связалась с ними, как ты не боишься. И чего тебе не хватало. - Ладно, не надо. Поздно читать морали. Ты же знаешь, нам всегда бешено не хватало денег. Особенно сейчас. Мама болеет все время, отец ушел, теперь и вовсе не показывается. Но у меня появился не плохой заработок, хотя бы на время. Если все обойдется, скоро брошу это занятие. Вадима ее слова словно током обожгли. Ему стало не по себе. - Почему ты мне ничего не говоришь. Я бы нашел тебе работу получше и почище, и денег бы заработала бы больше. Наступила пауза молчания. - Ладно, об этом потом поговорим, -

вздохнула Люська, - Пойдем, нам пора. Они собрались и пошли к назначенному месту, где их уже ждали. - За вами никто не следил, - поинтересовался у них Славка, когда они подошли. - Да нет, никого, я наблюдал, - убедительно ответил Вадик. - Смотри, студент, что б ни – ни… Вадик промолчал. Подошли к супермаркету. Люда хотела отключить сигнализацию, но Славка опередил ее. - На этот раз я попробую. Я запомнил, как ты это делаешь. Мне тоже надо учиться, мало ли. - Да ты что, а вдруг сработает, - испугалась Люда. - Не боись, студентка. Все будет окей. Славка отключил сигнализацию под чутким Люськиным присмотром. - А теперь, давай ключ, - потребовал он. - Нет, это я не могу. Но Вадик толкнул ее под локоть: - Отдай, так будет лучше. Наверное, он знает, что делает. - Это точно, саллага. Поживешь с мое, узнаешь, - заносчиво кинул он Люське, - И, вообще, будет лучше, если он останется у меня. Не выдержав натиска двух парней, Люся отдала ключ Славке. Тот начал открывать двери. - А вы вдвоем, - он указал на Вадика

и Люду, - постойте пока на стреме, вдруг опасность – свистите. Вадик и Люда остались стоять на пороге в темноте. Вдруг где-то близко замяукала кошка, но как-то странно, сдавленно. - Как много их тут развелось, - заметил Вадик, - Невозможно пройти, - И, будто нарочно, передразнил ее, промяукав так же трижды. Люся не придала этому большого значения. Но это был сигнал, что все сделано, как положено и милиция скоро будет здесь. А тем временем в магазине те, кто туда пробрался, обчищали прилавки и вели разговор. - Надо нам отвязаться от этих двоих, что-то они мне не нравятся, - говорил Славка Лидке, - Ключ теперь у меня - А вдруг они нас сдадут. - Людка вряд ли, ведь она соучастница. - А он? - Он? Не знаю, но мы его припугнем или купим. А теперь давай займемся делом. И они начали обниматься, падая прямо на полки. Заниматься сексом на них во время ограбления, было их любимым занятием. А в это время Вадим предложил подруге: - Отойдем в сторонку, я кое-что хочу тебе сказать - Нет, что ты, потом. Мы не можем уйти.

- Но только на минутку. - Ну, ладно. Одна секунда и не больше. Но только они оба отошли к зарослям декоративных кустов, как где-то послышалась сирена и через несколько секунд к супермаркету подкатил милицейский «бобик». Люська рванула, было в сторону магазина, предупредить своих. Но Вадим цепко схватил ее за руку. - Ты что, хочешь, что бы и тебя с поличным взяли. - Пусти. Так нельзя. Но он крепко зажал ее рот и быстро затянул в кусты. - Без нас разберутся, - шепнул он ей. Люся поняла, что если будет сопротивляться, то лишь сделает себе хуже, и только тихо заплакала в ответ. - Не реви, дура, - так же шепотом оборвал ее Вадим. – Лучше подумай, как выкручиваться будешь, когда спросят, как ключ к ним попал. Ведь они тебя кинуть хотели. Я это сразу понял, когда долговязый у тебя ключ потребовал и оставить его себе захотел. Я ведь тебя спасаю. И милицию я вызвал… Сидя в кустах, они молча наблюдали, как люди в погонах выводят растрепанную парочку, очевидно застигнутую врасплох за своим любимым занятием. На лицах у тех было написано недоумение. На следующий день все жители небольшого городка наблюдали странное явление. В безоблачном небе парил необычный белый объект, похожий на

летательный аппарат. Кто-то пустил слух, что это летающая тарелка, к нам пожаловали инопланетяне. Многие выходили на балконы, детвора вылезла на крыши сараев и деревья с биноклями, линзами и другими самодельными наблюдательными устройствами. Но через несколько часов по радио было объявлено, что на одной из метеорологических станций под сильным ветром в грозу оборвался зонт и теперь его можно наблюдать в небе невооруженным глазом. Но многие так увлеклись своим наблюдением, что просто не слышали это объявление. Не услышали его и Санька и Андреем, стоя на балконе и глядя в небо на объект, запрокинув головы. - Вот это да, - сказал Саня, - А все- таки они есть! Андрей только молча глядел в бинокль. - Ну, что, наблюдатели, - подошел к ним сзади Вадим и обнял обоих за плечи, - А ведь это просто зонт со станции. И столько шуму наделал. - Не может быть… - ахнули в один голос мальчишки. А зонт исчезал все дальше за горизонтом, унося с собою вместе наивные мальчишеские мечты и что-то такое, что незаметно ускользает вместе с детством, но на его место всегда приходит что-то большее, значимое и важное. Эпилог Как дальше сложились судьбы Вадима и

Люды, я не знаю. Знаю лишь то, что один из моих приятелей Андрей окончил Металлургический институт, живет и работает главным инженером в Киеве. А другой, Александр, стал ученым кибернетиком и живет сейчас в Москве.

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы