О, Женщина! Тебя умом нам не понять!

Мой опыт познания Женщины (Из книги В. Красотина «НЕПРИКАЯННЫЙ»)
69
Views
Blogs > Other themes
Published on: 2013-06-02
Pages: 25
1

О, Женщина! Тебя умом нам не понять! (Из книги В. Красотина «НЕПРИКАЯННЫЙ») Мой опыт познания Женщины. «Говорить о подобном, Узиил, – всегда сложно! Для мужчины, женщина всегда останется загадкой! Она не познаваема в принципе! Пожалуй, как кошка! (Казалось бы, что в кошке загадочного, но её полная психо- эмоциональная отстраненность от мира человека – поражает и, даже, пугает. – Авт.!). Боюсь, что и для самих женщин, другие женщины всегда будут неразгаданной до конца тайной! Рискну, также, предположить, что Создатель нарочно так всё устроил, чтобы познать женщину было невозможно в принципе (!) и, чтобы, стали невозможными любые попытки изменить её или переделать её в её глубинной сути и предназначении! Считается, что женщина в своей яйцеклетке передает потомству основную, критическую для существования вида, информацию (это как системные, корневые файлы в операционной системе компьютеров, вмешательство в которые грозит выходом из строя самого электронного «девайса» - компьютера, а в случае людей - исчезновением всего вида Homo Sapiens, - Авт.). Самцы, - мужчины, - выполняют в эволюции более простую, хотя и очень важную задачу передачи, приходящим на смену поколениям, приспособительной информации, позволяющей людям адаптироваться к изменяющимся условиям жизни и выжить в них. (Например, как сейчас, когда с планетой, повсюду, начали происходить опасные геофизические изменения: началось смещение Северного и Южного полюсов Земли, и экваториальный пояс, медленно, но верно, дрейфует (в нашем полушарии, где расположена Европа!) к Северу… Уже не редкость жара в 35-40*С в умеренной климатической зоне, затопление больших территорий подпочвенными водами, разрушения жилищ, дорог и мостов паводковыми потоками и т.п.… - Авт.). И, только гибель части мужчин, не способных выдержать ухудшающиеся условия существования, позволяет уцелевшим из них передать своей спермой потомству ту самую приспособительную информацию…, и так – вечно! Но, вернемся к непостижимости женщины, как вселенского явления, сродни непостижимости самого Космоса! Ее особая суть и особый

статус в мире предопределены ее способностью создавать внутри себя Новую Жизнь и отдавать ее Миру! Причем, каждая такая Новая Жизнь оказывается наипрочнейшим образом связанной (своим собственным сознанием и подсознанием) с той, которую каждый из нас называет МАМОЙ! Не моя это задача пытаться осветить этот сложнейший вопрос! Не моя! Я попробую высказаться хотя бы по поводу некоторых аспектов сексуальной сферы жизни женщины, а проще – о её сексуальности, ибо женская сексуальность небезразлична ни для мужчин, ни для самих женщин и весьма серьёзно влияет на жизнь, судьбу и степень греховности мужчин в их «кобелиной», как считают большинство женщин, сути! Интересно, что даже при публичном муссировании этой темы (скетчи, анекдоты и пр. на сексуальную тему со сцены, на телевидении…), все женщины (от подростка до почтенной матроны-матери семейства) реагируют на неё одинаково заинтересованно (никакого тебе «Фи! Как это можно говорить о подобном»!), ибо вещь эта (я имею в виду СЕКС!) – вещь корневая, Суть от Сути Смысла Существования и Предназначения Женщины! И что меня всегда поражало, так это «нечто!», таящееся в глазах не только зрелых женщин, но и даже девочек-подростков! «Нечто», не поддающееся пониманию и разгадке! Ну что, казалось бы, они, - эти несмышленые девочки, - могут знать про жизнь? А поди! Под их пристальным или отстраненным «взглядом инопланетянки» спасует и видавший виды мужчина – мачо, подросток (само - собой, разумеется) и глубокий старик! Создается такое впечатление, что женщины любого возраста знают что-то такое про жизнь (а может и чувствуют это бессознательно!), что останется навсегда недоступным пониманию мужчин! И в этом, возможно, состоит непостижимая магия женского пола и его великая тайна. Сексуальность человека и его интерес к противоположному полу (у нормально развивающихся детей) пробуждается довольно рано, но существенно зависит от многих факторов, включающих в себя,

например, особенности его телесной конституции, темперамента, веса, образа жизни, среды обитания, характера питания, типа воспитания и многого другого. Как правило, маленький ребенок никак не реагирует на обнаженных папу и маму и не интересуется их (да и своими) половыми органами. Это означает, что он, пока, лишен эротического интереса ко всему тому, что станет в будущем, едва ли, не важнейшей тайной, разделяющей Мир на две половины: Мужскую и Женскую! Я считаю, что эти два мира разделены Создателем преднамеренно и разведены им в различные стороны Бытия человеческого - прин-ци-пи-аль-но(!), дабы они всегда сохраняли свою аутентичность, непохожесть (анатомическую, физиологическую, психологическую, функциональную и ментальную) и вступали во взаимодействие лишь… для продолжения рода человеческого! Энтузиасты «натуристического образа жизни и воспитания», в частности, нудисты, не скрывают своих гениталий в любом возрасте и в любой комбинации участников процесса. Это – и не хорошо, и не плохо! И, как всегда, и во всем, в этом деле есть свои плюсы и минусы. Сорванный раз и навсегда покров тайны «Как устроен мужчина, или женщина?», или «Что у него там в штанах, а у нее под юбкой?», остужает, впоследствии (и это хорошо!), не в меру горячие головы от опрометчивых поступков. Открытая тайна – уже не тайна! Однако, кто не слышал о… (постараюсь выразиться культурно и деликатно!), о невысокой половой потенции мужчин – гинекологов и акушеров! (И то сказать! За день такого насмотришься, что вечером уже нереально иметь, хотя бы, минимальное желание обладать той женщиной, что ждет тебя дома!). Возможно ли после такого дня, чувственно, с прицелом на секс, рассматривать ушки, шейку, ножки и груди, даже, очень любимой женщины? Боюсь, что нет! В таких случаях, реалистичней видятся сцены типа «диван – пиво - телевизор», или… «кто там слоняется по кухне - вечно недовольный и неинтересный, как давно прочитанная книга?»! Так вот! Со временем, детишки начинают играть «в доктора», рассматривая (правда, без какого-либо заметного волнения!) «пиписьки» друг друга, но…, рано или поздно, приходит к ним время жгучего интереса и к этим вещам! Хотя, я более склонен считать, что в ежедневном общении с противоположным полом у детей, всё же, довольно долго превалируют платонические чувства: это когда девочке просто хочется надеть покрасивей бантик, а мальчику – причесать по- особенному чубчик!

Почему я заговорил об этом, Узиил? Потому, что, снова и снова, мне приходится задавать себе вопрос об истоках и особенностях моей собственной сексуальности, которая так сильно повлияла на ход моей жизни! Сексуальности, которая, как ни крути, зачислена многими религиями и духовными учениями в категорию весьма низменных, греховных сторон жизни человека и я уж не знаю, гордиться ею, или стыдиться! Почему, например, раньше, я не мог без отвращения смотреть на фотографии женских промежностей, и на которые всегда и с нескрываемым удовольствием смотрели все мои сверстники? Почему это продолжалось так долго, слишком долго, - пожалуй, до 35, или более лет? Что во мне было не так? Или так и должно было быть? И почему это прошло со временем? Почему теперь я считаю, что область большинства женских гениталий выглядит просто КРА-СИ-ВО! Особенно, когда она (эта область!) ухожена! (Ну, примерно, как выглядят красивыми ухоженные, но не любые женские руки или волосы!) Неужели, просто изменилась (то есть, возросла со временем!) моя сексуальность и всё стало на свои места? А, может, мораль моя пала дальше некуда? И может ли такое происходить с тобой, когда тебе уже за 50, или за 60? А, может, всё гораздо проще, и теперь просто увеличилась моя толерантность ко всем, без исключения, проявлениям жизни, в том числе, и к этим деликатным вещам? Вопросы, вопросы… Возвращаясь к истокам формирования моей сексуальности, я вспоминаю какие-то отрывочные картинки из моей жизни в Тернополе, примерно, в 1951-1952 годах, когда наша няня, Стефания, или просто Стефа, купалась на нашей кухне сама и купала меня, 5-ти или 6-ти летнего мальчика, в железной, оцинкованной ванне. Вся кухня наполнена теплым, приятным для кожи и дыхания молочным паром, идущим от, всё-ещё, горячей воды со стеблями и листьями чебреца в ней. Совершенно обнаженная Стефа сидит неподалеку от меня, на скамейке, расставив широко свои крупные, белые ноги… Между ними виден, завораживающий всякого, (даже такого маленького «мужчинку», каким был я!) пучок кудрявых волос, а ещё, такой – себе, «роток», притаившийся за ним, который американцы называют ласковым словом Pussy – котенок! Этот «котенок» всё ещё мокр после купания и лениво

нежится на свободе, не стесненный дурацкой одеждой и людскими условностями. Стефа склонила голову набок и вытирает «рушником» свои длинные, вьющиеся волосы. Тело её – влажное и благоухающее, красивое тело женщины, которой еще не исполнилось и 30! Я стою в нескольких метрах от нее и не могу отвести своих глаз от её «кошечки»… Закончив вытирать волосы, Стефа манит меня своим пальчиком, предлагая подойти к ней поближе. Ноги она не смыкает и я подхожу вплотную, продолжая наблюдать за чарующим местом. Росточку моего было тогда – всего ничего, и макушка моей головы находилась, где-то, на уровне пупка сидящей Стефы. Я смутно помню, что было дальше: и в тот раз, и в другие разы, которым нет числа! Чаще всего она просила меня поиграть «Там!» моими пальчиками, а затем - и всей ручкой. При этом Стефа тихо постанывала и закатывала глаза, изредка покусывая зубами свою нижнюю губу. Я не помню, чтобы я испытывал при этом какое-либо возбуждение! Я чувствовал, что делаю что-то важное для неё, за что она меня потом будет долго целовать (ну, просто зацеловывать!), тискать в своих объятиях и крепко прижимать к своим, почему - то всегда прохладным грудям! Родителям я ничего не рассказывал про «Это» и не знаю, почему Стефу вскоре уволили. Может, не захотела она приласкать моего отца, или мать моя приревновала? Подозреваю, что отец мой, некоторым образом, был «ещё тот ходок»! Об этом свидетельствует дневник, который вела моя мама, да и мои собственные наблюдения…». - А теперь скажи, дорогой Узиил, могут - ли такие детские впечатления бесследно пройти и не «прописаться» в подсознании человека? Думаю - нет! - обратился я к посланнику, который уже не спал и с интересом пялился на меня. - Так вот откуда твой непомерный интерес к женскому полу, эротоман ты наш потайный! - воскликнул вполне бодренький Узиил и быстрехонько свернул очередную свою сигаретку, дым которой, довольно таки, противно пах в этот раз… «Таки умудрился он намочить свой ладан в какой-то гадости…, или у меня уже аллергия на него?», - подумал я, но тут услышал снова скрипучий голос посланника:

- Так и запишем: «Сексуальная одержимость!» Он послюнявил огрызок химического карандаша и, высунув свой язык, старательно вписал в мятую тетрадочку сию пакость обо мне! - Чё ты пишешь? - закричал я. - Какая сексуальная одержимость? Ты хоть формулировки-то подбирай, а то Святой Петр подумает, что для меня всё равно с кем: с молодой или старой; красивой или страшной; женщиной или мужчиной…! Так ты договоришься до того, что я, как припрёт, полезу и на ослицу? Апостольский посланник прекратил елозить карандашиком в своей тетрадочке и уставился на меня недоброжелательно. Его губы стали еще синее от смачивания ими химического карандаша… - А что ты хочешь, чтобы я написал? - довольно зло окрысился на меня Падший Ангел. - Напиши, если уж без этого нельзя обойтись, что у меня просто повышенный интерес к привлекательным и содержательным женщинам! К женщинам, но не к мужчинам, не к ослицам и не к верблюдицам, как в некоторых странах Востока! И не к трупам, как у некрофилов, и не к разным там предметам, как у фетишистов и не к…. Да чего там говорить! Нормальный я, а ты делаешь из меня извращенца! Ишь, написал: «Сексуальная одержимость!». Как это уже случалось прежде, Апостольский посланник вдруг сник, стал вполне миролюбивым и дружелюбно сказал мне: - Не волнуйся, я исправлю! А ты, пока, продолжай. Уж очень интересно, что будет дальше…

«Стефа была не единственной нашей няней! Каждые 2-3 года у нас работали, сменяя друг друга, молодые женщины, которых почему-то звали «погорельцами». Были - ли они из тех деревенских женщин, чья хата сгорела и жить было негде, - не знаю! Как бы то ни было, но с работой, после войны, в Западной Украине было плохо! Родители, что называется, «загибались» на работе, а детей, - довольно беспокойных детей, мальчиков, - в семье моих родителей было, всё же, двое и смотреть за ними было некому! Вот и брали нянек! Помню, как одна из них частенько водила меня в польский католический костел, где всегда был прохладный полумрак и играл орган. Конечно, - втайне от родителей! Кстати, крещен я был также втайне от моего отца в г. Бережаны монахом-священником Романом Рафаилом Процив, как… греко-католик. Смутно помню, как, однажды, мы пошли всей семьей в гости. Однако, вскоре, взрослые ушли в кино и оставили нас, 2-х мальчиков (5-ти и 6-ти лет) с двумя хозяйскими дочками такого же возраста, одних. Недолго думая, девочки выкатили (из какого-то чулана) на середину комнаты маленький, литров на 10, бочонок с вишневой наливкой! Из крутого бока этого сосуда они вытащили деревянный чоп - затычку, и начали мы пировать, в основном, налегая на ягодки - «пьяную» вишню! Не помню тех «безобразий», которые пытались проделывать с нами опьяневшие девочки! Врезалось в память то, что они всё время пытались устроить нам с братом медосмотр! Кажется, мне это не нравилось! Возможно, их «пиписьки» были бледным сравнением с роскошью «кошечек» взрослых женщин, а, может, были и другие причины. Почему-то в памяти, также, засели множественные проявления женского интереса ко мне, даже маленькому мальчику, со стороны взрослых «тётенек», которые я воспринимал, всё же, как приставания! Ну, например, один из педагогов Тернопольской музыкальной школы, дама лет 40-ка, периодически отлавливала меня в темноватом коридоре старинной постройки здания школы и, взяв меня за подбородок, наклонялась низко-низко и, глядя мне в глаза, говорила: «Ну и ангельская у тебя мордочка!». И делала она это так плотоядно, что, ей Богу, я опасался быть проглоченным ею! – «Подумаешь! - прикидывал

я! - У многих детей ангельская мордочка, но пристает-то она лишь ко мне одному!». Да, славная была эта женщина! Килограммов, эдак, на 90! Но мне она явно не подходила: ни по возрасту, ни по габаритам! Хотя, не исключено, что многое из «этого» мне просто мерещилось, так как я уже, наверное, был испорчен тем, что «пережил» со Стефанией, да и другими одинокими, безмужними женщинами, что работали в нашей семье. Мне никогда не приходила в голову мысль осуждать этих, по- своему несчастных, молодых женщин, детство и юность которых совпали со страшной войной! Кто знает, что пережили они тогда, в оккупации, и что «выпало» на их долю после страшной войны и хронического недостатка мужчин, особенно - молодых! Не судите, да не судимы будете! По части ранних, детских любовных привязанностей могу, также, назвать девочку из моего детского сада, Маричку Гейнак! Мама моя все выпытывала: «Почему, мол я, в свои 5 лет, прошу её, купить мне расчёсочку»? Какой, однако, непонятливой была моя мамочка! Да для того, чтобы расчесывать свой чубчик, который вился в те годы у меня крупным, золотистого цвета локоном и на который заглядывались все девочки средней группы детсада! Теперь, спустя, без малого, 60 лет я могу признаться, что расчесывал тот чубчик лишь для нее, - Марички Гейнак! Потом, в 5-м классе, у меня случилась жгучая влюбленность в девочку по имени Света Свентицкая! Был у меня и конкурент, из числа её поклонников, и он мне часто досаждал прямо на уроках. Однажды я не выдержал, и, обмокнув железную перьевую ручку в синее чернило, вставил то перо прямо в руку соперника! Был страшный рев, «выведенного из строя противника», и привод меня к директору! К счастью, в этой же школе работала моя мама, а директором работал дядечка, дочери которого старались, в своё время, споить меня вишнёвкой и устроить мне медосмотр! Словом, - все обошлось! Здесь я должен заметить, что являясь Тельцом по факту своего рождения, я обладал, и всё еще обладаю, ярко выраженными свойствами Быка, или, скорее, - зубробизона! Buffalo – по-американски! Имея уравновешенный, спокойный нрав, я, обычно, «мирно пасусь на

своей территории, поедая вкусную изумрудную травку, и спокойно отношусь к случайному, или даже неслучайному соседству других представителей фауны… Людей – в том числе!». Мне можно надоедать, докучать, «доставать» и, даже, - слегка мучить меня, но лишь до известного предела! Горе тому, кто превысит порог моего терпения! В ярости – я, почти, безумен и действую, как дикарь в состоянии, которое называют «Амок»! Это - неконтролируемое разумом состояние аффекта, которое, также, наступает у меня в момент сильного испуга, внезапного обливания холодной водой, или сильной, наглой щекотки! Я об этом знаю и честно предупреждаю знакомых и близких об особенностях моей нервной системы». - А вот это нехорошо, неправильно! - перебил меня Апостольский посланник. - Божий человек должен быть смиренным и терпеливым, а не вспыльчивым, словно в него вселились Бесы! Ты, случайно, не страдаешь от судорог, эпилептических припадков, галлюцинаций? А, может, ты слышишь разные голоса, которые нашептывают тебе, что делать? - Ты опять за свое, Узиил! - взвился я! - Что ты мне «шьешь дело», чтобы запроторить меня в Ад! Ты что, хочешь на мне сделать карьеру? Заработать прощение Господа и снова вернуться в небесные чертоги? Да возвращайся ты, ради Бога, куда хочешь, но не возводи напраслину на меня! Нехорошо это, не по людски и не по Божьи! Нормальный я, слышишь! Нормальный! И голосов я не слышу и не страдаю припадками… И, вообще,... - Что-то ты опять неуважительно разговариваешь со мной, парень! - зыркнул недобро на меня Падший ангел. – Советую вспомнить, с кем разговариваешь! Или ты хочешь, чтобы я ушел? Что тут поделаешь! Сориться с небесами не входило в мои планы и я смиренно продолжил…

«Рассказывая о первом моем опыте познания женщин и начале моих сексуальных переживаний, я должен упомянуть, Узиил, о своей первой «вечеринке» (дне рождения одноклассницы), которая проходила без участия взрослых. Было мне тогда лет 13 и я очень волновался, идя туда. Очевидно, что мне кто-то очень нравился, и я волновался по этому поводу, но, все же, … главной моей заботой было следить за тем, чтобы танцуя с девочкой (то были самые первые мои танцы!), я… не оказывался спиной к тем, кто сидит на стульях и наблюдает за танцующими! Ты спросишь, почему? А дело-то было в «смачной», хорошо видной заплате на моих нарядных, бледно - сиреневых брюках, перешитых, как водится, из старой родительской одежды! Мне было очень стыдно «женихаться» в таком наряде, но других брюк у меня - не было! Примерно в этом же возрасте, меня безумно волновала (разумеется, как женщина!) семи - или восьмилетняя девочка, которая приходилась мне троюродной сестрой… Когда мы купались в реке, то я все время держал её на своих руках (как рыбку!), поскольку плавать она не умела. Она все время смеялась и прижималась ко мне своим маленьким телом и меня это очень, очень заводило. Очевидно, я себя чем-то выдавал (ну, женщины хорошо знают, как определяется степень возбуждения мужчины!), так как однажды, её отец – суровый деревенский хирург (а происходило это в деревне, у моего деда!) категорически пресек не только наши совместные купания, но и попытки проводить спиритические сеансы на темном чердаке его дома. Должен сказать, что инициатором этих сеансов была некая девочка Ира, двоюродная племянница хирурга, приезжавшая на летний отдых из Ленинграда. Ира была необыкновенно хороша, но и была уже слегка «испорчена нравами большого города», хотя ей было всего-то лет 13- 14, а может, и меньше! Запомнились мои прогулки с ней по тропинке вдоль нашей маленькой реки Сильницы. Было жаркое лето и мы, по обыкновению, шли между бесконечными кустарниками в два человеческих роста. У Иры были фантастические ножки! Она знала об этом и часто низко нагибалась, к растущим повсюду цветам, давая мне возможность посмотреть туда, куда обычно посторонний взгляд не имеет доступа… Однажды, во время такой прогулки (а инициатором прогулок всегда была она), я заметил, что потерял её. Растерянно

озираясь, я позвал Иру. Позвал раз, другой, и, вскоре, услышал ее голос: «Иди ко мне!». Продираясь сквозь ветки кустарника, я обнаружил Иру под большим, разлогим, в виде шатра, кустом. Она лежала на земле навзничь, ноги её были безвольно раздвинуты, а лицо пылало и было покрыто сильной испариной. Она внимательно смотрела на меня своими карими глазами и повторила: «Иди скорее ко мне!». Я был девственником и панически боялся всего, что связано с «пестиками и тычинками»! Поэтому, бежал я позорно с того места, где реально мог лишиться девственности. В тех же местах и в то же время моего отрочества, свела меня жизнь с необыкновенно красивыми, зрелыми женщинами лет по 35. Одну из них звали Таисия, вторую - Ольга. Как- то «мокну» я в чистейшей и совершенно прозрачной, в те благословенные годы моего детства, воде Южного Буга… День июльский, солнечный, жаркий! Сквозь мерцающую игрой света и тени толщу воды, хорошо видна галька речного дна, на поверхности которой, всё те же солнечные зайчики неутомимо гоняются друг-за-дружкой… Красота и благодать во всем невыразимая! На мне маска, во рту - дыхательная трубка, и я любуюсь, любуюсь подводным миром, не замечая ничего вокруг. Вдруг моя голова упирается во что-то мягкое и приятное на ощупь, и я слышу вскрик женщины. Ошалело принимаю вертикальное положение, срываю маску и, отфыркиваясь, протираю свои глаза! Бог ты мой! Прямо перед моим лицом, в полуметре от себя, я вижу соски тяжелых женских грудей! Соски – коричневые, торчащие,… то ли от страха, то ли от возбуждения, а две, «сливочного» цвета, груди беспомощно, словно потерявшие якорь буи, колышутся на водной глади. Завораживающее, невиданное диво! А женщина…? А что же женщина? Ты думаешь, Узиил, что она стыдливо прикрылась рукой? Как бы не так! Она вовсю улыбалась мне своим аппетитным ртом, смотрела весело в глаза, а затем, повизгивая, стала шумно погружаться в воду и тут же выныривать из нее, ударяя по водной глади своими роскошными «самаркандскими дынями»! Во мне всегда было достаточно боязни, что другие люди увидят меня за каким-то непотребным делом, или постыдным занятием, и я нервно покрутил шеей, озираясь вокруг. Людей на берегу было мало, а вводе – и подавно, и я снова сосредоточился на этой, невиданной прежде, красоте. Мне, в самом деле, повезло стать свидетелем такого…, как бы

это выразиться,… интимного, по своей природе, «игрища» здоровой, полнокровной самки, а, может, - и спектакля, разыгрываемого женщиной передо мной, и, как я позже узнал, - только для меня! К сожалению, в этот момент моего сексуального пиршества, раздался крик одной из моих троюродных сестер, которые были в этот день на реке, которая предлагала мне заменить недостающего партнера для игры в карты. Делать было нечего – надо было идти. Ведь не показывать же мне сестрам, что груди женщины, которая была вдвое старше меня, дороже родственных обязательств!? Когда я подошел к своим сестричкам, а они были лет на 5 старше меня и кое-что уже смыслили в жизни, то они стали противно подшучивать надо мной, утверждая, что я смотрел на сиськи Таисии, словно кролик на удава! Так я узнал имя этой женщины, заодно и узнал, что она славится в округе своей любвеобильностью и нагуляла уже ребеночка, неизвестно от кого! Мне было очень неловко перед сёстрами, и я вовсю отнекивался. Поиграли часок в карты, и я пошел снова к воде, чтобы освежиться, а когда возвращался на место, то наткнулся опять на Таисию. Немало лет прошло с тех пор, пожалуй, лет 50, а перед глазами всё ещё стоит яркая картинка той второй встречи… Таисия сидела на траве и кормила младенца грудью. Пухлая, белая, с трогательными прожилками вен грудь и, чмокающий молочко, ребеночек! Я снова встал перед нею, как завороженный, и уткнулся своим взглядом в пространство между её ног, согнутых в коленях, и, в то же время, расставленных в стороны. На ней были не пляжные, а трикотажные, домашние, бледно розовые трусы, сквозь которые хорошо виднелись темные лобковые волосы… Она приветливо улыбалась мне и вдруг спросила: - Сколько тебе лет? - Пятнадцать! – говорю. - Значит, через год ты получишь паспорт? - продолжила она. - Да, - уныло отвечаю я, а сам-то… начинаю догадываться, с чем связаны эти вопросы. - А ты не хочешь пойти со мной в «Ладыжинскую Швейцарию? Там красиво! Скалы, водопады… Я возьму нам покушать! Будем только мы и ребеночек: мне не на кого оставить его!

Возбуждение вздыбило мои плавки и Таисия уважительно посмотрела на подтверждение моей «мужественности». Сомнений не было! Она предлагала прогулку, с которой я вернусь другим… Скажу тебе я, Узиил, что женщины, в особенности красивые женщины, обладают гипнотизмом, парализующим волю мужчин в одно мгновение! Страшная, и в то же время, прекрасная сила природы, сила пола, исключающая любую возможность сопротивления этому влиянию. К счастью, или несчастью, я имел свой, инстинктивный способ избегать сладостных женских «приманок - ловушек»: бежать, бежать стремглав! Бежать позорно, но бежать! И я, конечно же, бежал! Боже мой, как печально все это вспоминать! Сколько раз в своей жизни я жалел об этом, да и о других подобных случаях! Ну, возьмём, например, случай с Ольгой, женой капитана, квартировавшего одно лето со своей семьей в доме моего деда! Снимали они часть нашего дома с отдельным входом. Капитан- строитель всю неделю строил какой-то военный объект в лесу, а Ольга, со своим 2-х летним сынишкой, сидела дома. В то лето мы приехали к деду всей своей семьей, недели на две. Моя тетка - генеральша, роковой красоты женщина, поселилась со своим мужем, генерал- майором танковых войск, в соседнем доме, в котором жил мой «двоюродный дед», Иван Николаевич. По опыту прошлых лет, «сезончик» обещал быть «не слабым»: хорошая рыбная ловля, грибная охота, общие, на несколько семей, пиршества-застолья с зажаренными целиком молочными поросятами, вкусным бабушкиным винцом, домашним хлебом, медом в сотах, ежевечерними играми в преферанс и прочими интересностями… А тут еще, на подворье, такая красивая женщина: румяная, грудастая, ладная и с ямочками на щеках! Папочка мой, как то сразу «положил свой глаз» на неё и я стал дико ревновать её в свои 16 лет. Помню, мы обедали за столом, накрытым под большим кустом сирени, у пасеки, а Ольга, делала какую-то мелкую постирушку метрах в пяти от нас. Она сосредоточенно терла намыленным бельишком по гребенке стиральной доски, низко наклонившись над круглым деревянным корытом. В низком вырезе её халатика были видны пирамидки крупных

грудей, и эти груди радостно прыгали в такт движений её рук, пытаясь вырваться на свободу… Я с замиранием сердца следил: вывалятся они наружу, или нет! К сожалению, следил не я один и это портило весь кайф. Очень портило! Хотя, что тут поделаешь? В какой-то из дней сидел я на скамеечке под орехом и изображал, что читаю книгу, а сам, рискуя заработать косоглазие и пытаясь унять волнение сердца, наблюдал, как Ольга, низко нагнувшись, домывала крылечко своей части дома. Крылечко было справа от меня и находилось выше моей головы - на высоте человеческого роста. Естественно, я видел всё (!), или почти все! Ведь Оля, как и многие украинки, летом, в деревне не носила лифчика, а иногда - и трусов. Жарко, Узиил, жарко летом на юге Украины и сатиновое платьишко – прекрасная и, часто, вполне достаточная возможность прикрыть наготу! Ну, а что касается лицезрения нескромных мест женщины, или, как говаривали (до Октябрьского 1917 года переворота) в царской России, её срама, то это - дело хозяйское, а может, - и личной совести смотрящего! Поэтому, вполне можно и без трусов ходить в жаркую погоду! Вполне!». - Ну и сладострастник ты, однако! - заерзал на своем месте Падший Ангел. – Я имею в виду, что уж очень ты охоч до женщин! Да! Помнится и я наслаждался ими, за что и пострадал! Но, я о прошлом не сожалею! Нет! Теперь хоть вспомнить есть о чем! И, после небольшой паузы, заполненной, однако, звуками булькающей анисовки, Посланник молвил: - Ты продолжай, продолжай! Грех не послушать такое! «Должен сказать, Узиил, что вид женских ног и зада, наклонившейся вперед женщины, несомненно, запускает в подсознании здоровых мужчин программу «спаривания», блокирующую всё остальное, в том числе и их ощущения голода, холода, опасности и пр. Это – данность, которую может изменить лишь Господь, или… болезнь мужчины!

Женщины это знают и используют сию особенность мужчин довольно широко на практике. Интересно, также, что способность к критическому восприятию у мужчин, их эстетические критерии красоты тех же женских ножек, или фигуры в целом, в таких ситуациях сильно снижены, или не срабатывают вовсе. И умные женщины это знают и пользуются этим. Ты не замечал, что лежащая (лучше с раздвинутыми ногами!) женщина, даже некрасивая, выглядит более привлекательно, чем стоящая, и,... практически, выглядит неотразимо? - предельно глупо обратился я к Узиилу. И, не получив ответа, продолжил свою мысль... Та вот, сильное впечатление на мужчин также производят согнувшиеся женщины, когда они стоят сильно наклонившись вперед. При этом, даже дряблые и рыхлые ноги, ягодицы и бедра женщины становятся упругими и почти прекрасными в глазах озабоченных сексом мужчин! Вместе с тем, к большому сожалению для женщин, всё еще существуют мужчины, в голове у которых, чаще всего, роятся мысли иного, совершенно не сексуального направления, и они, увидев прогнувшуюся вперед женщину, не всегда заинтересуются подобным «лестным», как думают женщины, предложением… Вы понимаете, о чем я? Ну, да Бог с ними – этими глупыми мужчинами! К счастью для прекрасной половины человечества, всегда найдутся другие, более резвые и, знающие толк в женской красоте, «молодцы»! Поэтому, женщине важно никогда не прекращать подобных попыток, постоянно принимать разнообразные соблазнительные позы и избегать низких каблуков (даже на пляже и дома!), не становиться в профиль, или боком к соблазняемому объекту внимания (если нет полной уверенности в наличии плоского живота и высокой груди!) и всегда ставить ноги правильно, одну впереди другой, да в пол оборота, дабы скрыть их кривизну, или полноту, или худобу, или нестройность бедер и отвислость зада… Эх, жизнь! Суета сует и духа томление! Но, вернемся к Ольге! Не сомневаюсь, что она всё замечала: и как я смотрю, и как волнуюсь и как кружу вокруг нее, чтобы не потерять её из виду… И, однажды, она спросила меня: видел ли я когда-нибудь портативный транзисторный приемник? Конечно же, я не видел прежде такого приёмника и, тогда, она сказала, что я могу зайти в её комнату и

посмотреть на него и, даже, покрутить его ручки…! Проходит несколько минут, и я вхожу в большую, в 4-е окна светлую, чистую комнату со свежевымытыми полами. В деревне полагается, входя в дом, снимать обувь и я протопал босиком к столу, на котором стояло чудо немецкой техники. Включил, пошел звук и я, по «тинейджерски», разинув рот, начал ловить станции. Вдруг ощущаю теплое прикосновение женского тела к своей спине. Чувствую упругость грудей, живота и ног и… голова моя пошла кругом, все поплыло перед глазами! Ни слова, ни звука, - только теплое тело женщины, прижатое ко мне сзади! То, что всегда находится со мной, в трусах, моментально отреагировало и встало так, что брюки вздыбились бугром. Поворачиваюсь к ней лицом, чтобы уйти, но Ольга и не подумала отодвинуться от меня, и, снова, я оказался тесно прижатым к ней, к животу теперь еще более умопомрачительной женщины! И, следующая мысль, которая пронзила все мое существо: «Боже мой! Ведь она сейчас заметит мой поднявшийся член!». Какой дурачок! Нашел, чем испугать женщину! И я запустил обе свои руки в карманы брюк, чтобы «сгладить нехорошее впечатление» на женщину, а она стоит, прижавшись ко мне всем телом и смотрит, смотрит на меня внимательно своими зелеными глазами! Затем она что-то спросила, а я, что-то, как во сне, ответил… Видя, что я так и стою «деревянным чурбаном», она отстранилась от меня и… позволила мне уйти. В течении нескольких последующих дней Ольга не подавала виду и, как ни в чем не бывало, приглашала меня с братом к себе, включала музыку и мы играли все вместе в подкидного дурака. Её расчет был верным, и я накалялся страстью к ней все больше и больше. Теперь мы с ней, уже скорее имитировали игру в карты, чем играли в них, допуская ошибку за ошибкой, а брат мой всё сердился и недоумевал, почему я, или она тянем с очередным ходом, или «кроем» карту «не своей мастью»… Какая там масть! Я, вообще, не соображал, что происходит вокруг, в особенности, когда её нога оказывалась высоко между моих ног, а грудь укладывалась в мою ладошку, что была поближе к ней, да так там и оставалась! В таком положении я, естественно, не мог пользоваться одной из рук и приходилось держать карты в другой, свободной. А когда подходил мой черед ходить, я вынужден был своими зубами выдергивать нужную карту и, держа её во рту, класть веер оставшихся карт на стол, затем… той же, свободной, рукой брал карту изо рта, «бил карту противника» и, только потом подбирал веер своих карт со стола всё той же свободной рукой! К счастью, мой брат не видел ничего

странного в этом и мы с успехом продолжали зажиматься при свидетеле! Наконец, пришел день «Х», когда после игры Ольга тихо шепнула мне на ухо: «Приходи к 7 вечера, когда я укладу сынишку спать. Приходи один». Думаю, что нетрудно представить бурю чувств, которую вызвало во мне такое приглашение! В течении нескольких часов я был в невменяемом состоянии, и, чем ближе приближалось время свидания, тем более ошалевшим, от нахлынувших чувств, становился я. Я метался по дому, уходил в сад и к реке, возвращался и снова уходил… Я её хотел, хотел безумно, но и боялся безумно встречи с живой, реальной, ждущей любви женщиной! Боялся – не-вы-ра-зи-мо…! - Ты, наверное, догадываешься, чем закончилась эта история, Узиил? – спросил я Посланника. - Ну, конечно же, да! И все же, в этот раз, в моем бегстве был один новый нюанс! Словно наркоман, или игрок, который решил любой ценой не поддаваться искушению, но не чувствует в себе для этого сил, я подошел к своей очень старой и мудрой бабушке (заметьте, не к папе с мамой!) и попросил её меня закрыть в дальней комнате дома и не выпускать. Как бы я не умолял! Не знаю, знакомы ли тебе муки игрока, или наркомана во время «изгнания беса» (или иной зависимости!) из своего тела, но это действительно было очень больно и мучительно! - с особым надрывом проговорил я. - Я знал, что она ждет меня! Я знал, что она предвкушает сладостный грех телесного слияния с мальчишкой, вдвое моложе ее! И, разве, может что-либо остановить поток страсти, потерявшей от любви (или похоти!) голову женщины? Какие доводы разума, какие запреты- табу, способны прервать «работу химической машины женского тела», когда эта «машина запущена на полный ход»? Я был, и остаюсь поныне, уверен в том, что пытаться остановить эту «машину», прервать запущенный природой цикл её работы и не подчиниться желанию женщины, т.е. просто «соскочить» (сбежать!) или «недоласкать» возбуждённую женщину – опасно, очень опасно! Прощению за такое, скорее всего, не бывать, а то, и глядишь, – может случиться чего и похуже!

На следующий день Ольга, с темными кругами под глазами, меня не замечала в упор! Много лет прошло с тех пор, а я, всё ещё, чувствую стыд от своего малодушия, да и «слюнки у меня, всё еще, текут» от упущенной замечательной возможности «попробовать на вкус» красивую, молодую женщину, которая так хотела меня! Не так часто мужчину, или юношу бескорыстно хочет красивая женщина, а в теперешние времена – в особенности! В свое время говаривали, что «Всех – не перее..шь, но стремиться к этому - надо!». Я никогда не следовал этому правилу, однако… По зрелому размышлению, с высоты своего теперешнего возраста, скажу, что пуританское, советское воспитание, в котором напрочь отсутствовало упоминание о том, откуда, всё-же, берутся дети, причинило мне в жизни немало неудобств и переживаний, а также то, что можно теперь назвать «упущенными возможностями»! Сколько хорошеньких девочек и женщин я «упустил», робея и цепенея, потея и краснея при каждой, возникающей возможности приблизиться к ним, - таким таинственным и прекрасным! Насколько мудрее была (в смысле наслаждения дарами Жизни!) одна моя знакомая - любвеобильная сотрудница Запорожского института трансформаторостроения, Лера, не скрывавшая того, что она … принципиально не носит трусов! Она открыто говорила, что глупо каждый раз снимать их с себя! Так, ведь, можно и упустить шанс «перепихнуться» с понравившимся мужчиной! Пока снимаешь трусы! «Ведь мужчины стали такими пугливыми в нынешние времена!», - говаривала Лера… А когда завершался рабочий день и она, как говорят теперь, «никого не поимела», то воздевала сия раба божия к небу свои ухоженные руки и громко вопрошала (наверное, самого Всевышнего!): «Кто вернет мне этот день?». Согласитесь, что была она, по своему, мудра! Уже учась в 8-м классе, я, однажды, пережил недвусмысленное предложение уединиться в кукурузе (а мы были в 3-х дневном туристическом походе) со стороны моей новой одноклассницы, которую, только-только, перевели из другой школы. Была она крупной девушкой, пожалуй, заметно крупнее меня, а на её верхней губе красовался косой

хулиганский шрам. Помню, как стояла она с одеялом и небольшой подушечкой под мышкой и, как то, угрюмо подталкивала меня своим корпусом в направлении кукурузных зарослей, темнеющих неподалеку. А я всё мялся да отнекивался, а она наседала на меня и требовала ответа… Признаюсь, я всё еще был трусом по этой части, а может, чрезмерно чувствительным к такому роду отношений и, естественно, (а ты уже догадался, уважаемый Узиил!) - сбежал от нее. Вот об этом случае я - не жалею! В целом, мои школьные годы киевского старшеклассника характеризовались не только полным отсутствием секса, как такового, но даже целоваться ни с кем из девочек мне не доводилось! Не скажу, что в голове моей отсутствовали мысли об «Этом!»… Присутствовали, да еще как! Уже в тайничке имелись первые порнографические фото! С волнением читал я «Декамерон» Боккаччо, а подлые, «санпросветовские» брошюрки о том, как устроена женщина и какова её физиология (в особенности откровения о том, что «кислые выделения из влагалища женщины неприятно пахнут прокисшей капустой, а месячные – имеют запах испорченного мяса», и, вообще, что «не подмытая женщина пахнет протухшей селедкой…») приводили меня в ужас и я долго, лет до 23, не мог отделаться от брезгливости к женщинам! Может и была то правда об определенной категории женщин, пренебрегающих гигиеной, только писать так о женщинах, думаю, - нельзя! Так, или иначе, но природа брала свое, и я возбуждался как все, интересовался как все, но в практическую плоскость это - не переходило! Признаюсь, что краем глаза я часто отмечал «не совсем педагогический интерес» ко мне учительниц русского, украинского и английского языка,… музыки, наконец…, однако, был я настолько зажат в части отношений между полами, что ни во что конкретное это не выливалось! Были в моем 10-м и 11-м классе несколько более взрослых ребят (второ- и третьегодников, спортсменов…), которые могли запросто обнять, при одноклассниках, за талию вышеупомянутых «училок» и я не замечал, чтобы «училки» противились этому! Ребята говорили не раз, что занимались иногда с ними любовью (это - в 60–е-то годы!) и «живописали», сколько «палок они бросили» им в этот раз! На молодежном жаргоне тех лет, выражение «бросить палку» означало

теперешнее «кончить»! Меня это очень возбуждало, и я представлял себя на их месте, но трусость брала верх. Еще запомнилась мне одна актриса драмтеатра, которая проживала в соседнем подъезде нашего дома, и постоянно заводила со мной разговоры об «Этом»! Была она старше меня лет на 10-12 и я чувствовал её желание иметь близость со мною. По ночам я фантазировал о сексе с ней и выстраивал в своем воображении умопомрачительные сюжеты, но при встрече – опускал глаза, краснел и ковырял пальцем ближайшую стену, или… носком ботинка - грешную землю! Дела! Потом, уже в институте, я познакомился со своей будущей женой, которая была солисткой нашего эстрадно- симфонического оркестра. С ней я, через годик, и лишился своей девственности! Как сейчас помню, как шел я, улыбаясь, по Печерску (район Киева)! Стоял теплый, солнечный день и я, глядя в лица идущих навстречу женщин, мысленно говорил: «Теперь я всё про вас знаю!». Святая наивность! Своей первой женщине я долго хранил верность, но жизнь у нас не сложилась по причине её сильной склонности к алкоголю, из-за чего она, в конце - концов, и умерла. Но об этом – позже. Я всегда подозревал, что склонность к промискуитету (множественности половых партнеров) заложена генетически не только у самцов, но и у самок, и у мужчин, и у женщин, практически - в равной степени! У самца работает программа продуцирования «максимального поголовья» наследников от неограниченного количества самок, ибо часть потомства неизбежно не выживет, или будет иметь не перспективные, для данного вида, параметры (ну, например, - слабое физическое, или даже умственное здоровье, или, к примеру, бесплодие…). У самок же - работает подсознательная программа поиска «лучшего носителя генов», которым может быть и какой-нибудь интеллектуал, или выдающийся, в хорошем смысле слова, «самец» типа братьев Кличко, или «хорошенькие с виду» олигархи типа Ходорковского, Хорошковского… (Извините, но Абрамовича я не могу назвать хорошеньким, что, не уменьшает его финансовой притягательности для миллионов «носительниц прекрасных вагин»…!). Но, все такие «выдающиеся», некоторым образом, самцы - весьма труднодоступны! Вот и приходится

«обычным» женщинам, зачастую, выходить замуж наугад, за лейтенанта, чтобы (может быть!) стать когда-нибудь, женой генерала! Говорят, что теперь владение информацией означает владение миром! При этом, когда достоверной информации, всё-же, не хватает, может выручить старый добрый «метод тыка» (у наладчиков техники!), или «научного тыка» (у разработчиков техники!), когда множественные пробы и ошибки, в конце-концов, могут привести к желаемому результату! Такими «тыками» для искательниц лучшей доли являются, чаще всего, множественные сексуальные отношения и контакты с разными мужчинами, а хорошо известная международная статистика, утверждающая, что «… каждый 5 или 6-ой мужчина кормит не своего ребенка, а мамы не всегда знают, кто на самом деле является отцом их ребенка…», лишь подтверждают врождённую полигамность женщин и их бессознательное стремление забеременеть от лучшего самца! Кажется, не так давно нашел свое экспериментальное подтверждение факт, что мужская сперма может жить до 3-х суток в вагинальной сфере женщины, а если в этот период женщина будет иметь секс с несколькими партнерами, то конкурировать в борьбе за оплодотворение яйцеклетки будут сперматозоиды нескольких самцов! И, конечно, победит сперма «сильнейшего» самца! Правда, какого «папашу» заполучит малыш, или малышка, - крутого пацана, или «библиотекаря», - будет знать лишь один Господь! О моральной стороне данного вопроса мне, как-то, не хочется говорить, вообще! Грустно, очень грустно становится мне, когда я слышу со всех сторон простонародные рассуждения о «кобелиной сути мужиков», и «лебединой верности женщин»! Как говорится: «Свежо предание, но верится с трудом!». Похоже, что при умелой осаде, ни одна женская «твердыня» устоять не способна! Примеры - на каждом шагу, и, почти, каждая женщина согрешила не раз! Я убеждён, что распространённое мнение о мужском непостоянстве и женской “лебединой верности” являются ни чем иным, как мифом! Постоянство или верность женщины всегда есть следствие, или результат тех обстоятельств, которые, так или иначе, складываются в её жизни! Они (постоянство и верность – Авт!) являются следствием того, в

какой мере данная женщина востребована мужчинами как объект желаний и домогательств! Верные подруги и жены, зачастую, остаются верными лишь до той поры, пока им, в конце концов, не вскружит голову настойчивый ухажер, поставивший перед собой задачу «уложить даму в койку»! (Она потом будет объяснять своё падение тем, что он «так красиво ухаживал за нею!». Что тут сказать! Если действия мужчины- самца, «распустившего свои перья перед самкой, томно воркующего и описывающего круги вокруг неё…» называть возвышенным словом УХАЖИВАНИЕ, то тогда всё верно! Но не стоит забывать, что главной целью всего этого ухаживания является простое желание… совокупиться с данной особью и ничего более! А вечный вопрос «Возможна ли дружба между мужчиной и женщиной?» так и останется вопросом, не имеющим общего решения. Повторюсь: если мужской промискуитет (т.е. склонность к половым связям не только с одним партнером!) обусловлен генетической сверхзадачей мужчины оплодотворить как можно больше самок (тем самым создается среда избыточного предложения так называемых «копуляционных актов», в которой самка может “перебирать харчами” и выбирать то, что ей подходит больше всего!), то женский промискуитет обусловлен её генетической озабоченностью получить наилучшие гены для потомства! Не надеясь на правильность своего выбора наилучшего партнера путем рассудочной деятельности, женщина, зачастую, совокупляется с несколькими партнерами подряд (или с минимальным интервалом времени), устраивая, так сказать, состязание сперматозоидов в своей вагине, отдавая на откуп Природе окончательное решение вопроса отцовства своего будущего ребенка! Естественно, что о моральной стороне такого поведения говорить не стоит, ибо, чаще всего, женщину ведут ИНСТИНКТЫ, а инстинкты, практически, - вещь непреодолимая!». - Так, так, так!», - промолвил Узиил. – Довольно откровенный рассказ у тебя получился о твоих взаимоотношениях с женщинами и о твоих эротических переживаниях, связанных с ними! Но, как-то, странно получается, что ты у нас - невинный ягнёнок, который всегда страдал и страдает от «плотоядных волчиц в женском обличье»! Всё-то они хотели, да и хотят тебя «сожрать»! Всё–то они хотят воспользоваться тобой! Так ли уж на самом деле? А не был ли ты прежде, да и теперь

не остаешься ли, обычным сладострастником, находящимся в плену у собственной похоти? И если так, то тебе полезно вспомнить, что похоть и сладострастие числятся среди тяжких грехов против ближних, но главное – против самого себя! Впрочем, как и излишнее внимание к своей плоти, пристрастие к наслаждениям, блуд и рукоблудие! -What are you talking about? (О чём это ты говоришь?) О каком ещё рукоблудии ты говоришь? - истошно завопил я, придвинувшись, нос к носу, к Падшему Ангелу! При этих моих словах Смерть, мирно дремавшая на кушеточке, в углу, вздрогнула и с интересом уставилась на нас. Но Узиил и не думал останавливаться на этом и продолжал наседать на меня: - Ты, что! Ты хочешь сказать, что годами избегая женщин, ты никогда не занимался онанизмом, или, как его именует Святое Писание, рукоблудием? Глаза Апостольского Посланника были выпучены и весь его лик излучал гневливость. - Это страшный и богомерзкий грех, относящийся к категории содомских грехов, включающих в себя, собственно, и само рукоблудие, и анально- оральный блуд с женщиной (даже с женой!), мужеложство, деторастление, труположество (некрофилия) и скотоложество…! Все эти грехи являются смертными грехами, так как их содеяние немедленно причиняет духовную смерть, лишая человека Духа Святого и ставя его в разряд врагов Божиих! В этом месте Узиил снова вознёс свой перст вверх, по направлению к тому месту, где, по его мнению, находился сам Господь!

-У-у-у-у! - с тоской в глазах промычал я! - Такого хрен переубедишь, даже на смертном одре! - Не буду я разговаривать с тобою про это! - вслух промолвил я. - Хочешь поговорить о страстях греховных – давай поговорим, но только не о рукоблудии! Мастурбацией, или, по твоему, рукоблудием занимались, хоть когда-нибудь, все: и люди и животные! Она позволяет сбросить опасное сексуальное напряжение и избежать соблазна сексуального насилия над другим человеком (или животным!), и, упаси Господи, - над ребёнком для удовлетворения собственной похоти! Так что, если ты хочешь прочитать мне лекцию о Страстях Греховных, то можешь читать! Но, пожалуйста,- ничего личного! Всё равно я тебе не откроюсь в том, что ты называешь постыдным! Постыдное – ведь у каждого есть? - Хорошо, хорошо! - примирительно произнёс Узиил и… вынул из складок своих одежд всё ту же хрустальную фляжку, вытащил из неё притёртую хрустальную пробочку и отхлебнул, всё той же, Анисовой водочки…! Почему Анисовой? Да Бог его знает, почему ангелам нравится «Анисовка»! Её противный, на мой взгляд, запах можно распознать сразу. Однако, через минуту-другую, Апостольский посланник удовлетворённо крякнул и продолжил: - Может ты и прав, но ты мне скажи: откуда у тебя столько неприязни к женщинам? Почему так много злых слов и мыслей в их адрес? Ты ведь помнишь: «Не судите, да не судимы будете!»? Желание давать оценки другим, судить их, или судить об их поступках, есть признак Гордыни – весьма великого и опасного Греха человеческого! И, вообще, - будь добрее и снисходительней к слабостям других! Мой тебе совет! С этими словами он упрятал Анисовку обратно и закурил свой «косячок» с ладаном. За окном светила полная, завораживающе близкая луна! Мигали звёзды, а цикады верещали свою нескончаемую песню любви… Я взглянул снова на хирургическую кушеточку, где сгорбившись дремала Смерть!

- Господи! Ну как она может быть молодой да красивой в её-то годы? Уж и спину-то ровно держать не может, старая! - подумал я, однако апостольский посланник снова включил свой диктофон и я продолжил свой рассказ о прожитом и пережитом…

Chkmark
The end

do you like it?
Share with friends
Prev
Next

Reviews