Сыновья Черной Земли

Исторический роман об эпохе давно забытых героев. Захватывающие события разворачиваются во времена великих правителей Древнего Египта Сети I и Рамзеса II. Глазами главного героя читатель увидит нелегкую жизнь и героические события, переживет ненависть, любовь, разочарование. Пройдет с ним весь путь с... больше
116
Просмотров
Книги > История
Дата публикации: 2013-05-07
Страниц: 345

___ Сыновья Черной Земли______ «Книга» Санкт – Петербург. 2010г. 1


____Сергей Шаповалов_________________________________________ УДК 82-31 ББК 84(2Рос-Рус) Шаповалов С.А. Сыновья Черной Земли. . ISBN 978-5822-36013-6 ©Шаповалов С.А 2

___ Сыновья Черной Земли______ Часть первая «Цор» 3


____Сергей Шаповалов_________________________________________ 1 Стражник дремал, прислонившись спиной к холодному валуну. Голова безвольно склонилась на грудь. На утомленную землю давно опустилась ночь. Летние ночи особенно темные в этих краях. Все утонуло в едином черном: горы, холмы, деревья.., земля и небо. Кругом тихо, даже шакалы не тявкают - ждут восхода луны. Стражник поежился от пробежавшего холодного ветерка, но сладкий сон не отпускал его. Рядом возвышалась куча хвороста, которую он должен поджечь, если заметит врагов. Огонь с вершины холма увидят воины на крепостных стенах, запрут ворота Алалаха1 и поднимут тревогу. Он не услышал, как к нему подкрались двое. Глухой удар топора, - и стражник повалился на землю с раскроенным черепом. Так и не проснулся. Перешагнув через убитого, лазутчики подошли к склону холма. Под их ногами спал утомленный город. Высокая крепостная стена, сложенная из огромных булыжников, в темноте почти сливалась со скалами. Выдавали лишь сторожевые огни на стрелковых башнях у ворот. Наконец из-за гор выглянул краюшек луны. Холодное сияние разлилось по холмам, проникло в долину, заиграло бликами в речной воде. - Смотри: твой город, - сказал один из лазутчиков. Он недобро оскалился. В лунном свете хищно сверкнул его единственный глаз. - Да! – протянул второй. – Алалах. Нынче утром он будет в полной моей власти. 1 Алалах — название древнего аморейского города-государства в долине Амук, на месте современного Телль-Атчана близ г. Антакья в провинции Хатай на юге Турции. 4

___ Сыновья Черной Земли______ - Спустись вниз и войди через ворота, - приказал ему одноглазый. – Ты - брат правителя, стражники тебя пропустят. - Что я должен сделать дальше? - Убей привратников и впусти моих воинов. Если все пройдет, как мы задумали, Алалах возьмем еще до рассвета. Мой господин, лабарна Великой Хатти1, Муватилли2 сделает тебя могущественным правителем этого славного города и всех земель вокруг. - Хорошо! Он зашагал вниз по склону. - Нахит! – остановил его одноглазый. – Скажи честно: неужели ты готов убить брата? - Я вынужден это сделать, - не оборачиваясь, ответил предатель. - Не боишься гнева Богов? – допытывался одноглазый. Нахит задумался лишь на мгновение. - Если брату суждено пасть от моей руки – значит, так решили сами Боги. - А с мальчишкой как поступишь, с сыном правителя? Племянник все же твой, родная кровь. - Прирежу! – безжалостно буркнул Нахит и исчез в темноте. Шуршание шагов растворилось в ночи. Одноглазый еще некоторое время прислушивался. Сзади раздался хруст кустарника и сиплое тяжелое дыхание. - Это ты, рыжая борода? – не оглядываясь, спросил одноглазый. Рядом вырос могучий воин. - Я, мой господин, - пробасил тот. – Мы подобрались к крепости. Для штурма все готово. - Подождем, пока Нахит уберет охрану с ворот. - Господин, - не смело спросил воин, - ты веришь ему? - Нахиту? – Одноглазый скривился в подобии улыбки. - Я верю больше хвосту осла, чем этому шакалу. - С презрением сплюнул. – Как можно верить человеку, который предал свой народ и готов убить родного брата? - Прикажи, и я сверну ему шею, - предложил здоровяк. – После скажем, будто его в схватке зашибли… - Нет, - покачал головой одноглазый. – Наш великий властелин приказал поставить его править Алалахом. Если б не воля Солнцеликого, я бы первый выпустил кишки этому трусливому барану. И еще, Аху, - наконец повернулся он к воину. – Не забудь: 1 Хатти – государство в Азии на территории современной Агнатолии . 2 Муваталли — царь Хеттского царства, правил приблизительно в 1306 — 1282 годах до н. э. 5

____Сергей Шаповалов_________________________________________ после взятия города, ты должен отобрать крепких пленников. Шерданы* обещали приплыть на рассвете. Отвезем апантес на корабле этих морских разбойников в Угарит. Говорят, нынче на невольничьем рынке подскочила цена. - Не гневайся, господин, но Муватилли, наш правитель рассерчает, узнав, что ты занялся работорговлей. Неблагородное это дело… - На! – Он сунул под нос воину золотое колечко. – Нюхай. Чем пахнет? - Ничем, - пожал плечами воин. - Так, откуда узнает Солнцеликий, что я торгую рабами? Золото не пахнет, иначе казна в халентуве** Хаттусы*** давно бы провоняла кровью. – Он отвернулся от воина и продолжил напряженно высматриваться в темноту. Лунный свет очертил высокие стены города. За стенами плоские крыши домиков теснились друг к другу. Выше, на скале обрисовался профиль цитадели: вторая оборонительная стена, халентува правителя внутри. Двое сонных привратников отворили ворота и впустили колесницу. Их заранее предупредили, что Нахит, брат и доверенное лицо правителя Алалаха должен вернуться на днях из Хаттусы, где по поручению властелина вел переговоры с лабарной Великой Хатти****. Но благородный посланник неожиданно набросился на стражников с кинжалом и зарезал обоих. - Я вижу знак! – встрепенулся одноглазый, указывая на город. – Нахит размахивает факелом. Значит, он разобрался со стражниками. Да помогут нам Боги! На штурм! Ворота распахнулись. Створки с грохотом стукнув о стены. Толпа вооруженных воинов хлынула в город. Ночь выдалась душная и тихая, как всегда в середине лета. Элиль ворочался с боку на бок на жестком ложе. Совсем скомкал холщевую подстилку. Глаза открывались сами собой. Сон не шел. Он поднялся и подошел к узкому окошку. Мальчик встал на цыпочки, высунулся наружу, насколько ему позволял рост. Темно и спокойно. Над головой *Шерданы – одно из племен Народов Моря **халентува – дворец правителей. ***Хаттуса – столица хеттского государства. Городище расположено около современной турецкой деревни Богазкале. ****Лабарна Великой Хатти – верховный правитель. рассыпались звезды. Они висели так низко, что казалось, до них можно дотянуться. Где-то за горным хребтом несмело выглянул луна. 6

___ Сыновья Черной Земли______ Юркими тенями носились летучие мыши. Мерцали светлячки. Внезапный порыв соленого морского ветра принес немного прохлады. Элиль взглянул вниз. Город спал. В двадцати шагах от окна угадывался абрис неровной верхней оборонительной стены цитадели. За стеной еле различались плоские крыши домов и мощеные камнем двориками, небольшие палисадники. Кругом безмятежное безмолвие. Где-то внизу громким лаем спугнул тишину сторожевой пес. Ему хрипло вторил еще один. Чуть погодя все собаки в городе всполошились. Послышался неясный шум. Элиль подумал, что усилии-лся ветер, теребя листву раскидистых тополей. Но ветер давно стих, а шум нарастал. Из Нижнего города эхом разнесся по узким улочкам громкий, тысячеголосый клич: «Аха!». Холод пробежал по спине Элиля. «Аха!» - вновь прогремело, но уже совсем близко. Этот клич ни с каким другим не спутаешь - клич хеттских атакующих воинов. Тревогу в цитадели подняли поздно. Захватчики уже овладели городом и со всех сторон подбирались к верхней оборонительной стене. В цитадели едва успели захлопнуть ворота. Охрана встретила нападавших градом стрел. Хеттам не удалось сходу взять укрепление. После недолгой схватки у ворот, они откатились, потеряв многих убитыми и ранеными. Площадь перед цитаделью хорошо простреливалась, не высунуться. Тогда хетты решили поджечь город, чтобы дым не позволял лучникам целиться со стен. Потянуло гарью. Элиль накинул длинную льняную рубаху, кое-как повязал вокруг талии широкий матерчатый пояс. Сапоги не стал надевать. Босой кинулся опять к узкому стрельчатому окну. Хетты вновь ринулись на штурм. Бой перекинулся уже на стены цитадели. Лучники с башен беспорядочно стреляли по своим и чужим. В такой свалке ничего не разобрать. Дым резал глаза. Всполохи огня озаряли дерущихся. Крики, звон металла… Мальчик увидел отца. Правитель Алалаха, как лев, бился сразу с тремя противниками, не давая продвинуться им ни на шаг вперед. У одного он выбил из рук копье и расколол топором голову. Но оставшиеся двое наседали. Надо помочь! Он тоже - мужчина! Он тоже - воин! Элиль вскочил на ложе, дотянулся до бронзового меча, что всегда висел на ковре у изголовья. Клинок оказался слишком тяжелый для десятилетнего мальчика. Он не сможет биться мечом, не удержит. Кинжал! Элиль отбросил меч, снял с ковра кинжал. Клинок ахеявской ковки ему подарил отец на праздник урожая. Деревянные ножны, увитые медной чеканкой, отлетели в сторону. Тонкое обоюдоострое лезвие зловеще сверкнула в отблеске пожара. 7

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиль выскочил в темный коридор. Он услышал, как в соседних покоях мать успокаивает сестер. Младшая хныкала, старшая бормотала молитву. Мальчик наощупь нашел лестницу и зашлепал босыми ногами по холодным шершавым ступенькам вниз. Скорее! На помощь отцу! Снизу раздались тяжелые шаги. Широкая тень заслонила проем. Враг, прыгая через две ступени, уверенно поднимался навстречу, держа перед собой прямой хеттский меч. Элиль вжался спиной в холодные камни стены. Шаги приближались, сопровождаемые хриплым сопением. Запах пота и крови ударил в нос. Что-то огромное поравнялось с ним. Страх сжал сердце, но не за себя: там, наверху мать и сестры. Элиль покрепче ухватил рукоять кинжала обеими руками, занес оружие над головой. Ударил, вкладывая все силы. Острое лезвие легко вошло в мягкую плоть. Враг взвыл, словно разъяренный бык, хватаясь за плечо. Меч высек искры прямо над головой Элиля. Мальчик пригнулся и ударил второй раз. Кинжал, чуть ли не по самую рукоять вошел в бедро. Враг, припал на ногу, оступился и покатился вниз. Кинжал! Клинок так и остался в бедре противника. Но с улицы уже доносились шаги и крики…на хеттском! Элиль метнулся вверх, бросился в свою комнату. Огляделся в поисках какого- нибудь оружия. Подобрал тяжелый меч, и снова - в коридор. Он столкнулся нос к носу с двумя хеттскими воинами. Один огромный, рыжебородый. Второй поменьше, но такой же крепкий. Элиль заметил: у того, что поменьше, изуродованное лицо и один глаз выбит. Куда ему, десятилетнему мальчишке с ними справиться. Но, он же - мужчина! Он – воин! С рычанием обезумевшего волчонка Элиль бросился в бой… Удар упал в пустоту. Опытный воин легко увернулся от меча и двинул мальчишку кулаком в затылок… Элиль тяжело приходил в себя. Боль толчками пульсировала в голове. Он попытался вспомнить вчерашний день. …Отца пригласил правитель Аласии*, посетить чудесный цветущий остров. Отец снарядил корабль и взял с собой в плавание его, Элиля. Благодатный остров славился вином и изысканной керамикой, но нуждался в меди и олове, не хватало строительного леса. Время на острове провели весело: днем за переговорами, вечером пировали. На обратном пути *Аласия (Алашия — название города (соврем. Энгоми) и страны) — важное древнее государство в Восточном Средиземноморье, занимавшее остров Кипр. корабль застиг шторм. Три дня, как щепку мотало суденышко по волнам. Мачту вместе с парусом снесло. Половину весел утащили пе- 8

___ Сыновья Черной Земли______ нящиеся волны. Вода по колено стояла в трюме. Утомленные корабельщики не успевали вычерпывать ее, как волны вновь перехлестывали через борт. Отец взмолился богам, прося помощи… Как они причалили к берегу, Элиль не помнил. Еще на корабле у него открылся жар, сознание помутнело. Он бредил, весь горел, но тело бил озноб. Две луны мальчик провалялся в постели, метаясь в бреду. Жрецы окуривали его травами, заставляли глотать горькие отвары. Лучшие маги и заклинатели бились за его жизнь. Он выкарабкался. Болезнь отпустила… Но все это произошло год назад. Неужели он опять заболел? Сознание вновь покидало, рассыпаясь на обрывки воспоминаний, ускользало... …Ему чудилось журчание воды за бортом, мерный плеск весел. Ветер гудел, надувая парус. Запах! Жуткий запах немытых тел, вперемешку с вонью протухшей рыбы. Откуда? Голова тяжелая, словно вылита из черной бронзы. Каждый звук отдавался болью в затылке. Элиль попробовал открыть глаза. Яркий свет обжег, словно пламенем. Элиль застонал. - Тихо! Не шевелись! – услышал он шепот над самым ухом. Элиль вновь попытался разомкнуть веки, на этот раз очень осторожно. Что увидел первое: темные от влаги доски, между досками полоски синего неба. Яркое солнце протягивала лучики сквозь щели. Где он? Журчание слышалось отчетливо. Неужели - на корабле? Мерное шлепанье – весла. А этот противный жалобный звук - скрип в уключинах. Как он здесь очутился? Боль в голове не давала сосредоточиться. Он почувствовал, что лежит на голых досках, а голова покоится на чем-то мягком. Над ним склонилось уродливое лицо. Элиль чуть не вскрикнул. Черные волосы слиплись от крови. Борода всклочена. Под глазами кровоподтеки. - Тихо! Не пугайся. Это я – Зоосе. - Наставник? – изумился Элиль. – Что с твоим лицом? Тебя били? - Немного досталось, - Зоосе попытался растянуть в улыбке распухшие губы. – Ты сам-то как себя чувствуешь? - Голова болит, - пожаловался мальчик. - Да! – вздохнул наставник. – Тебя сильно ударили. Даже подумали, что ты умер. И тут вернулась память. Нахлынула, как холодная волна через борт. Словно кинжал вонзился в грудь. Элиль вспомнил ночную осаду, он с мечом в руках кинулся защищать мать и сестер… А потом? - Где отец? – встрепенулся Элиль. - Не знаю. Там такая сеча была… - А мать? Сестры? 9

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Зоосе отвернулся, чтобы Элиль не увидел слез. Превозмогая боль, мальчик приподнялся и сел. Он увидел низкий трюм корабля. Вокруг сидели и лежали люди в рваной одежде. Взгляды у всех, как у затравленных животных: злоба вперемешку с безысходностью. - Куда мы плывем? – он тронул за плечо наставника. - Наверное, в Угарит*, на невольничий рынок. - Что произошло? - Хетты ночью напали на Алалах. Город пал, - горестно ответил наставник. Теперь до него дошло! В Угарите большой невольничий рынок. Рабов привозят морские разбойники после набегов на прибрежные поселения рыбаков. Если где-то идет война, то вереницы пленных тянутся к Угариту. На рынке живых-убитых покупают богачи для полевых работ, торговцы – на корабли гребцами, строители – в каменоломни. У Элиля даже не хватило сил плакать. Неужели теперь ему уготовлена судьба невольника. Теперь он – рожденный свободным, до конца дней проживет с веревкой на шее? Может, отец не погиб и сейчас его ищет…А если - погиб? Не может же он, сын правителя остаток дней прожить рабом! Он – отпрыск благородного хурритского рода, наследник. Нахит,- вспомнил Элиль, - брат отца уехал из города месяц назад. Нахит обязательно его разыщет и освободит. Это – его долг чести… Перед глазами всплыл облик жалких тощих рабов, которые трудились на полях и в каменоломнях. Их, опаленные солнцем, костлявые спины, вечно согнутые, как будто в поклоне. Всегда опущенные бритые головы. У них не было лиц. На лицо раба только иногда обращаешь внимание, если оно изуродовано: вырваны ноздри или обрезаны уши. Неужели его ожидает та же участь? Страшная мысль заставляла холодеть все внутри. Отец! Где сейчас отец? Сквозь щели в палубе заглянула красная бородатая рожа. - Твой мальчишка очнулся, - крикнула кому-то рожа отрывисто, по- хеттски. *Угарит — древний торговый город-государство в Сирии. Остатки его ́ поселений были открыты французскими археологами под руководством Клода Шеффера в 1929-39 и 1948-63 годах при раскопках холма Рас-Шамра в 12 км к северу от Латакии (Сирия), приблизительно в 1 км от берега Средиземного моря. 10

___ Сыновья Черной Земли______ Отец много рассказывал Элилю о грозных соседях, что живут за Бычьими горами, о беспощадных завоевателях. Их столица – Хаттуса, выстроенная прямо на скалах, напоминает орлиное гнездо. Нет отважней воинов. Нет армии крепче, чем хеттская. История помнит непобедимого лабарну Мурсили*, который прошел войной по Аккадии** и взял Вечный Вавилон. Были у Хатти времена расцвета, но наступали и времена упадка, когда завистники – соседи разорили страну. Тогда от великой державы осталось только три города: Хаттуса, Арина и Куссара. Но легендарный лабарна Суппилулиума из жалкого государства с тремя городами смог превратить Хатти вновь в могущественную и непобедимую. Хетты безжалостно мстили соседям. Одно за другим пали государства: Митанни, Исува, Каски, Керкемиш, Хайясы, Киццуватна, Миллаватна. Теперь разросшейся, окрепшей стране понадобился выход к морю для торговли. Но на Ахеяву, что господствует над западным побережье, хетты нападать не решались. Не по зубам даже их войску приморские города с высокими оборонительными стенами. В чистом поле хетты сражаться умеют. Колесницы у них мощные, тяжелые, для трех воинов. Попробуй такую остановить. Прорубаются сквозь строй, затаптывая всех на своем пути… Но осаду вести они не умеют. Арцава, хоть и подписала вечный мир с Хаттусой, но не спешила открывать для них свои порты, требовала огромной платы. Тогда правитель Муватилли решил склонить к неравному союзу более слабый Алалах. Вдобавок, через Алалах проходил торговый путь в Приморье. Лабарна Великой Хатти Муватилли решил продолжить дело грозного предка, лабарны Суппилулиумы. Он хотел расширить влияние на земли Приморья, когда-то подчинявшиеся Та-Кемет***. Власть Та-Кемет ослабла при неудачных правителях Эхнейоте, Семенхкерэ, Тутанхамоне. Победоносный Хармхаб еще как-то навел порядок в Лабане. За ним Сети мудрый и волевой подчинил ранее утерянные земли вплоть до города Библа. Иногда, но делал это мягко, дипломатичным путем, иной раз - силой. Небольшие государства, такие, как Амурру, Алепо, Кадеш, Алалах оказались между двух огней. С одной стороны на них давила Хатти, заставляя вступить в союз, с другой стороны угрожала Та-Кемет. *Мурсили— царь Хеттского царства, правил приблизительно в 1620 — 1594 годах до н. э **Аккадия – Ассирия *** Та-Кемет-Драевний Египет. Буквально Черная Земля. 11

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Отец долго вел переговоры с посланником лабарны Муватилли. Правитель Великой Хатти предлагал признать власть Хаттусы над Алалахом - подчиниться добровольно. Сулил щедрые награды. Обещал ничем не ограничивать правителя, только принять его наместников, и, в случае войны, ставить войско Алалаха под знамена Великой Хатти. Но отец отказывался, - свобода дороже. Всю историю город Алалах, от самого основания стремился жить вольно. Его подчиняли себе правители Алеппо, Митаннии, Ахеявы, даже как-то он был под владычеством Та-Кемет. Хетты при лабарне Мурсили и при лабарне Суппилулиуме захватывали город. Но свободолюбивые жители Алалаха каждый раз сбрасывали чужое ярмо. И в этот раз они не нуждались ни в чьем покровительстве. Отец Элиля не хотел примыкать ни к хеттам, ни подчиниться Та- Кемет, хотя его брат Нахит, служивший начальником городского войска, страстно уговаривал его примкнуть к союзу с Хатти. Предупреждал, что северные соседи коварны: кто им не подчиняется, того силой заставляют. Вот, они и напали… Рыжебородый вновь заглянул в щель. Тяжелая дверца, закрывавшая трюм отъехала в сторону: - Мальчишка, вылезай! Зоосе покрепче прижал к себе Элиля, но мальчик осторожно отстранил наставника: надо идти. Яркое солнце ударило по глазам. Свежий морской ветер обжег лицо солеными брызгами. - Пошевеливайся! – Сильные руки выдернули его из трюма и швырнули на палубу. Элиль поднялся с колен и огляделся. Он находился на крепком боевом корабле с высокими бортами. С каждой стороны по десять гребцов. Жилистые невольники надрывали спины, стоя вращая весла. Ноги гребцов удерживала бронзовая цепь, надежно прибитая к палубе. Корма загибалась полумесяцем высоко вверх. Коренастый кормчий - этот из вольных - умело управлял сразу двумя рулевыми веслами. Нос украшала огромная голова быка, вырезанная из дуба. Длинные рога сияли позолотой. Высокую мачту удерживали прочные канаты. Широкий прямоугольный парус надулся пузырем. Под мачтой раскинулся полотняный шатер для хозяина судна. - Сходи на корму и принеси горячей похлебки, - приказал ему хетт. Всунул в руки тяжелую керамическую миску. – Да пошевеливайся! Тебе еще предстоит напоить гребцов и вымыть палубу. Элиль, как во сне, направился безропотно к корме. Шел, осторожно ступая по нагретым солнцем доскам: старался не наступить на спящих воинов. Час был ранний. Плечистые, бородатые корабельщики хра- 12

___ Сыновья Черной Земли______ пели, укутавшись в серы шерстяные плащи, положив под голову круглые деревянные щиты. Над кормой поднимался дымок. Нос защекотал запах разваренного ячменя с мясом. У Элиля скрутило живот с голодухи. В большом медном чане тлели угли. Над чаном на цепи качался котел. Кашевар колдовал, заправляя похлебку специями. Он облизал большую деревянную ложку, смачно причмокнул, перемазал в густом вареве рыжую бороду и, торчащие дыбом жесткие, усы. Заметив Элиля, недовольно крикнул: - Чего надо? Элиль показал миску. - Кто прислал? Давай! Кашевар почти до краев наполнил миску похлебкой. Парок вился над густой белесой жижей. Темными островками плавали кусочки мяса. Элиль побрел обратно, глотая слюну и стараясь не смотреть в миску, даже не нюхать. Живот прилип к спине. Отчаянные мысли сдавливали грудь. Неужели он теперь раб! Так и будет носить похлебку, драить палубу… Он теперь не человек. Двуногая скотина. Живой-убитый… Надо бежать! Кинув взгляд по сторонам, он увидел справа безграничную изумрудную даль, подернутую утренней сизой дымкой, слева чуть заметно темнела неровная полоска берега. - Скорей неси! Я очень голоден! – торопил его здоровяк. Элиль подошел вплотную к воину. Тот потянулся за миской. Но мальчик выплеснул горячую кашу ему в лицо. Хетт взвыл, хватаясь за глаза. Элиль метнулся к борту. Он уже готов был проскочить между двух гребцов и с разбегу бултыхнуться в воду, а после пусть попробуют его найти. Он рос на берегу моря, плавал как рыба, мог подолгу находиться под водой без дыхания…Удар по ногам, и беглец растянулся на досках, ободрав колени и разбив нос. Тяжелая ступня придавила его к палубе так, что не вдохнуть. Ребра заскрипели. - Не тронь! – послышался окрик Зоосе. Глухой удар. Тяжесть исчезла. Элиль перекатился на спину. Зоосе стоял, широко расставив ноги. В могучих руках он держал кусок обломанного весла. Рядом без движения валялся оглушенный хеттский воин. Драка разбудила моряков. Они окружили наставника. Тот пытался отмахиваться, защищая Элиля. Тяжелый бронзовый топор хрястнул меж лопаток. Зоосе выгнулся, неестественно выпячивая грудь. Обломок весла выпал из рук. Наставник без единого стона свалился замертво. - Зоосе! – закричал Элиль. Слезы брызнули из глаз. Роднее и ближе человека сейчас не было. И он умирает. 13

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Держи мальчишку! – Уверенно ступая по палубе мягкими сапогами с загнутыми кверху острыми носами, подошел воин в дорогой ассирийской одежде. Широкие плечи. Короткая толстая шея. От левой брови через все лицо бледнел уродливый шрам и терялся в густой черной бороде. Вместо левого глаза зияла пустая глазница. Он с холодным безразличием выдернул топор из мертвого тела наставники и коротко бросил: - За борт его. Мальчишку обратно в трюм. Элиль грохнулся в темноту. Люди, сидевшие вокруг, испуганно поджали ноги. Крышка захлопнулась, поглотив солнечный свет. Там, наверху, на палубе, продолжал истошно выть рыжий бородач с обожженным лицом. Раздался всплеск. У Элиля сжалось сердце. Он понял: в воду выкинули тело наставника. Ярость закипела внутри. Он вскочил на ноги, чуть не треснувшись головой о балку. - Чего вы сидите? – оглядел мальчик несчастных людей. – Неужели вы хотите стать рабами? Никто не шевельнулся, даже не взглянул в его сторону. - Сядь и смирись, - пробасил здоровый мужчина. – Из-за тебя уже погиб человек. Хочешь и нашей смерти? - Но, вас же сделают рабами! Рабами на всю жизнь! - Из рабства можно убежать, - вновь пробасил мужчина, - от смерти – нет. -Аху, хватит ныть! – раздался вверху грубый окрик одноглазого. – Облейте его рожу холодной водой и смажьте маслом. - Щенок! Я вспорю ему живот и намотаю кишки на голову! – завывал ошпаренный. - Только попробуй! Я сам тебе вспорю живот! – утихомирил его одноглазый. – Предупреждал ведь: не тронь мальчишку. Он стоит больше, чем этот корабль вместе с гребцами. Если я не довезу его живым до Угарита, ты всю жизнь будешь со мной расплачиваться! Понял? -Прости, господин, - заскулил рыжебородый. Услышав последние слова одноглазого, Элиль совсем сник. Значит, он не просто невольник, он - очень дорогой невольник. Цена – больше чем корабль с гребцами. Сколько это? Если так, то убежать ему не дадут. Но кому его хотят продать? Ничего не оставалось, как только забиться в угол и ждать своей участи. На рассвете следующего дня смотрящий с носовой площадки крикнул кормчему: впереди устье реки Оронты. Весла зашлепали веселее. Кнут погонщика шипел, рассекая воздух, и чавкал, падая на голые спины гребцов. Вскоре вокруг корабля возник шум неугомонного торгового порта: крики кормчих, стук бортов о причалы, 14

___ Сыновья Черной Земли______ отборная ругань грузчиков. Весла втянули. Судно качнуло, когда борт встретился с пристанью. Дверца отлетела, и в затхлый трюм хлынул яркий солнечный свет. - Вылезай! – прозвучала команда. Невольники зашевелились, стали по одному выбираться из трюма. Когда дошла очередь до Элиля, он высунул голову наружу, но тут же получил удар сапогом в лицо: - Сиди внутри и не высовывайся, - приказал ему одноглазый. Все пленники покинули корабль. Элиль один остался в вонючем пустом трюме. Он подтянул колени к подбородку, обхватил ноги руками и впал в оцепенение. - Мальчишка, вылезай! Дверца открылась. По оранжевому небу с лиловыми облаками Элиль понял, что уже наступил вечер. Одноглазый схватил его за волосы и кинул на колени перед высоким худощавым человеком. Дорогая, расшитая серебряными розетками одежда походила на покрывало жреца. Лицо строгое, надменное с большим носом и густой, завитой мелкими колечками, бородой. Он поднял за подбородок лицо мальчика холодными холеными пальцами, унизанными перстнями, пристально посмотрел в глаза. - Похож, - кивнул он. – На него похож. - Он – и есть. Ты мне не веришь? – возмутился одноглазый. - Верю, - кивнул худощавый, отпустил подбородок Элиля и брезгливо вытер руку о край одежды. - Цена – как договорились, - напомнил одноглазый. - Не беспокойся, - заверил его худощавый. - Следи за мальчишкой. Уж больно он прыткий, - предупредил хетт. - Никуда не денется. Эй! – крикнул он слуге, здоровяку с тупым хмурым лицом. – Тащи мальчишку на мой корабль. Шея Элиля оказалась в крепкой веревочной петле. Его повели на берег. Шли по грязной набережной, мимо снующих мускулистых грузчиков с ношей на спине, мимо важных толстых торговцев и портовых стражников с дубинами в руках. Никто не обращал внимания на привязанного за шею мальчика. Словно хозяин вел за собой осла. Кругом, криво возведенные из камня, склады, амбары. За складами на холме белел город. Элиль гостил здесь с отцом у местного правителя. Он помнил роскошный дворец, множество слуг, охоту в пустыне на колесницах. Тогда отец убил льва. Наверняка, начальник стражи его помнит. Вот если бы попробовать сбежать… - Сюда! По шатким сходням его привели на широкий торговый корабль. Палуба была заставлена большими глиняными кувшинами, 15

____Сергей Шаповалов_________________________________________ холщовыми мешками и плетеными корзинами. Вдоль бортов дремали гребцы, прикованные цепями. Элиля втолкнули в клетку. Сквозь толстые вертикальные прутья из крепкого дерева едва удалось бы просунуть руку. На грязном полу валялись клочья соломы. Остро пахло звериной мочой. Наверняка перевозили львов или леопардов. Стражник приоткрыл дверцу, поставил перед Элилем кружку с водой и бросил кусок черствой лепешки. Сторож проверил, надежно ли засов лег в скобы, ушел отдыхать. Элиль набросился на еду. От голода не чувствовал, как исколол язык засохшим хлебом, уже с горьким привкусом плесени. Жадно выпил вонючей, теплой воды. Голод чуть затих. Закончив с ужином, Элиль сгреб в угол солому и свернулся на ней калачиком. Корабль мерно покачивали волны. Небо чернело, пробуждая звезды. Спать не хотелось. Слез не было. Злость сменялась в душе безразличием к происходящему и обреченностью. Элиль взмолился богам. Он перебрал все молитвы. Даже вспомнил заговор старшей сестры. Когда буйствовал за окном Бог Грозы, сотрясая землю, она шептала слова, прочтенные ею в заброшенном храме. Говорила, что заговор оберегает от несчастий. Элиль всегда смеялся над сестрой. Но сейчас и этот заговор пустил в дело: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! Элиль долго ждал хоть какого-нибудь знамения. Ничего! Все – впустую. Неужели Боги отвернулись от него? Он подгреб под себя еще соломы из дальнего угла. Вдруг заметил, что один из прутьев возле самого основания изгрызен острыми зубами. Видать, зверь, которого перевозили в этой клетке, рвался на свободу и пытался перекусить прут. Элиль ощупал размочаленное дерево. Сердце от радости запрыгало в груди. Если чуть-чуть навалиться, можно выломать. Мальчик тут же уперся в прут ногами и, что есть силы, напряг все тело, даже голова закружилась. Ничего не получалось! Он попробовал еще раз. Показалось, что прут начал поддаваться. Он расслабился, немного передохнул и надавил с новой силой. Раздался сухой треск. - Что еще там такое? – по палубе зашлепали босые ноги угрюмого слуги. 16

___ Сыновья Черной Земли______ Элиль тут же свернулся калачиком и притворился спящим. Сторож осветил факелом клетку, проверил засов, прошел дальше. Ничего не обнаружив, выругался и зашлепал обратно. Вновь остановился возле Элиля. Осмотрел клеть еще раз. Мальчик весь сжался. Если заметит сломанный прут… Но сторож не заметил. Когда шаги и сердитое бормотание стихло, Элиль осторожно отогнул прут и попробовал протиснуться в дыру. Голова еле-еле пролезла. Потом плечи. Выдохнув и втянув в себя живот, он, наконец, выбрался наружу. Голова закружилась, как от слабого вина, сердце стучало так, что отдавалось в горле. Неужели - свобода! Он прокрался вдоль кладки кувшинов. У сходен двое корабельщиков дремали сидя на палубе, вытянув волосатые ноги. Оба громко храпели. Между ними стоял недопитый кувшин вина и блюдо с фруктами. Элиль, стараясь ступать очень осторожно, подкрался к самым сходням. Он уже оказался между сторожей. Те продолжали храпеть. Впереди свобода! Неожиданно мальчик поскользнулся на брошенной кости и чуть не упал. Удержался, но задел ногой кувшин. Сосуд с грохотом перевернулся. Вино расплескалось по палубе. Сторожа встрепенулись. Элиль кинулся на берег. - Держи! - услышал он за спиной. Ноги несли сами. Легко огибая кладки мешков и кувшинов, он бежал, едва касаясь земли. В город! Там спасение! Из портовой сторожки на крики высунулись сонные охранники. Они попытались поймать мальчишку, но Элиль ловко проскользнул между рук. В городе совсем темно. Лаем залились собаки. Элиль сообразил, что надо где-нибудь спрятаться и переждать до рассвета. Если побежит сейчас в город, собаки могут его выдать, а то и набросятся. Прокравшись вдоль каменного забора, он наткнулся на беспорядочную свалку досок и бревен - останки старых кораблей. Не раздумывая, мальчик нырнул в щель между досками и затаился. Вдруг прямо перед ним сверкнули два зеленых глаза. Раздалось угрожающее шипение. Элиль перепугался, чуть ли не до обморока. Отлегло, когда понял, что это кошка. Тем временем лай собак и топот ног приближался. Заметалось пламя факелов. Собаки остановились возле кучи досок, злобно рычали и скребли лапами. - Гаденыш спрятался в корабельном хламе, - услышал он сторожей. – Собаки его учуяли. Элиль чуть не заплакал от досады. Попался! Но в это время кошка метнулась из укрытия и помчалась по улице черной тенью. Псы бросились за ней. - Кошка! - Сторожа посылали ей вслед проклятья. 17

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Надо обшарить все вокруг, - предложил один из преследователей. Элиль узнал голос угрюмого слуги со звериным тупым лицом. - Э, нет, - в разговор вступил один из охранников порта. – Ваш беглец – вы его и ловите. А мы, за так, ночью не желаем бегать по городу. К тому же, нам склады надо охранять. - Пойми же, - взмолился слуга. – Хозяин с нас за мальчишку с живых шкуру снимет. - А нам-то что? – усмехнулся сторож. – Твоя шкура… - Хорошо, - сломался слуга. – За мальчишку мешок чечевицы и кувшин масла. - Еще кувшин вина, - добавил второй портовый сторож. - И кувшин вина, - согласился слуга, тяжело вздохнув. Шаги удалились. Свет от факелов пропал. Элиль еще долго прислу- шивался к ночным звукам. Все - тихо! Завтра он с рассветом найдет начальника охраны правителя. Они с отцом гостили в его просторном белом доме. К Элилю относились, как к маленькому властителю. Все было в его распоряжении: слуги, колесница, повара. Исполнялся любой каприз. А как чудесно проходила охота! Ночь, стремительный бег коней. Колесницы неслись, словно на крыльях. Лай охотничьих псов… и лев: большой, грозный, с роскошной гривой и огромной пастью. Зверь бесстрашно бросился навстречу охотникам, но с десяток стрел заставили его повалиться набок. Отец соскочил с колесницы и вонзил длинный нож в сердце зверю… Элиль не заметил, как глаза сами сомкнулись. Он вздрогнул, услышав крики молочника, призывавшего ранних хозяек купить свежего молока. Солнечное утро окрасило стены оград и сады в оранжевые тона. Элиль осторожно выглянул из укрытия. Никого! Прислушался. Ничего подозрительного. Мальчик вылез из- под штабеля досок и направился в город, все время, оглядываясь по сторонам. Петляя по узким улочкам вдоль каменных заборов, обмазанных глиной, он добрался до богатого квартала, где красовались высокие дома с резными воротами. Улица становилась шире. Мостовая устлана камнями. Наконец перед Элилем вырос дворец правителя: высокий каменный дом в три этажа с красочными колоннами. За кирпичной оградой зеленел ухоженный сад. У входа стояли вооруженные стражники с высокими копьями и круглыми щитами. - Чего тебе надо, заморыш? – строго спросил один из стражников. - Мне нужен начальник охраны правителя, - смело ответил Элиль. - Зачем? - Я сын правителя Алалаха. - А ну, пошел отсюда, щенок! Я тебе такого сейчас сына правителя покажу! 18

___ Сыновья Черной Земли______ Стражник достал из-за пояса плеть, с намереньем от души протянуть ей чумазого мальчишку. - Остановись! – раздался за спиной Элиля властный голос. Стражники вытянулись в струнку. Элиль обернулся. Перед ним стоял невысокий человек в короткой воинской одежде. Грудь укрывали латы, сверкая начищенными медными пластинами. Но они служили больше для украшения, нежели для защиты. Из-под расшитой бисером круглой шапочки выбивались черные кучерявые волосы. Лицо строгое с большим горбатым носом. Борода уложена ровными завитками. Черные пронзительные глаза внимательно изучали мальчика. - Элиль? – изумленно произнес он. – Почему ты в таком виде. - Меня похитили, - Элиль узнал начальника стражи правителя Угарита. - Пойдем в мой дом. Тебе надо вымыться и причесаться. Как ты попал в Угарит? В светлых покоях с высокими потолками приятно пахло миртом и свежевыделанной кожей. Элилю дали большую кружку молока и пирог с мясом. Мальчик набросился на еду, будто голодный волчонок. После он рассказал все, что с ним приключилось. В конце разрыдался. Его уложили на мягкое ложе, укрыли тонким покрывалом и воскурили у изголовья благовония. Он тут же уснул спокойным счастливым сном… Его трясли за плечо. Элиль оторвал голову от мягкой теплой подстилки, набитой шерстью козленка, и сел на ложе. Но никак не мог до конца проснуться. - За тобой пришли, - донесся до него требовательный голос старшего над охраной правителя. Даже послышались нотки нетерпения. - Ничего! Сейчас он быстро очухается! Словно холодным ножом резанули по сердцу. Элиль моментально пришел в себя. Перед ним стоял худощавый хозяин корабля в дорогой одежде жреца. За ним скалил зубы угрюмый слуга. Мальчик вскочил и метнулся в угол, но его схватили крепкие руки. - Ты предал меня! – закричал он в лицо старшего охранника. – Ты предал сына правителя Алалаха! - Прости, но сейчас ты не сын правителя Алалаха, - брезгливо развел руками старший охранник. – Ты - товар. Тебя покупают и продают. - Ответишь за это! Отец убьет тебя! – продолжал кричать Элиль. - Отец… Где он? – Старший охранник повернулся к худощавому. – Как договорились… - Разве я смею обманывать столь благородного человека, - расшар- кался тот перед ним. – Пришлю лучшее ароматное масло, привезенное из самой Та-Кемет. 19

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Его вновь бросили в ту же клетку. Только на этот раз проверили все жерди, сломанную заменили. Да и бежать не было смысла: корабль отчалил, поймав попутный ветер. На Элиля навалилась невыносимая тоска! Захотелось лишь поскорее умереть. Был бы нож, он вскрыл бы вены. Тогда пусть, что хотят, то и делают с его телом. Душу никто не удержит в клетке. Обида на весь мир давила, словно тяжелый камень, брошенный на грудь. Его подло предали! Он больше не сын правителя, не сын воина, даже не человек, он – товар, невольник, хуже, чем скотина. Слезы лились из глаз, а губы сами шептали: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! 20

___ Сыновья Черной Земли______ 2 В конце пути корабль вошел в порт торгового города Тира*. Тихую бухту полукольцом охватили скалистые серые берега, защищая от штормов. Сам город раскинулся на большом острове. От материка остров отделял пролив в несколько сотен шагов. Город богатый, с добротными белокаменными домами и тенистыми садами. А на материке через пролив располагался другой город - Ушу, такой же шумный, но грязный и бедный. Корабль стал под разгрузку. Смуглые грузчики столпились возле сходен, готовые приступить к работе. Они громко и очень быстро говорили, при этом усиленно жестикулировали руками. Наконец, поторговавшись, согласились с оплатой и принялись за работу. Для хозяина судна подали носилки под полотняным навесом от солнца. Он устроился на удобном низеньком сиденье. Четверо слуг водрузили носилки на плечи и плавно понесли, как драгоценный груз. *Тир (от финикийск. «Цор» —скалистый остров) — знаменитый финикийский город, один из древнейших крупных торговых центров. Находился на территории современного Ливана, провинция Аль-Джануб («Южный Ливан»). В настоящее время — город Сур. 21

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Косолапый угрюмый стражник шел следом. Волосатая рука крепко держала конец веревки. Другой конец петлей давил шею Элиля. Они шли по людным шумным улицам. Навстречу спешили горожанки в пестрых нарядах с кувшинами или плетеными корзинами на головах. Грациозно покачивали бедрами. Некоторые держали за руку таких же нарядных детей. Холеные мужчины с аккуратно подстриженными бородками вели приятную беседу в тени раскидистых деревьев, попивая при этом вино. Важные торговцы подгоняли ослов с поклажей. Прохожие с почтением кланялись господину в носилках. Горожанки снимали ношу с головы, просили благословения. Мужчины бросали беседу, вино и подходили ближе к носилкам, желали счастья и здоровья. Элиля вели по чудесному городу с веревкой на шее, как скотину. Город красивый, белый, обласканный солнцем и просоленным морским ветром. Элиль с первого же взгляда его возненавидел. Возненавидел этих праздных довольных людей с масляными рожами, эти дома из светлого песчаника. Даже солнце казалось чужим и неприветливым. У крыльца богатого дома ожидала целая толпа слуг. Все бросились помогать хозяину выйти из носилок. Так голодные охотничьи собаки с радостным визгом выплясывают перед охотником. Элиля отвели в грязный двор, обнесенный каменным забором. В дальнем углу теснились низенькие лачуги, сложенные из булыжника и покрытые сверху потемневшей от времени соломы. Толстый неряшливый надсмотрщик схватил широкой пятерней его за волосы, так что слезы выступили, толкнул к одну из лачуг. Элиль пролетел несколько шагов и ввалился в домик, растянулся на земляном полу. Пахло немытыми телами и мочой. Он поднял голову. По стенам тянулись дощатые нары, устланные старыми грубыми циновками. На нарах сидели трое мальчиков, чуть помладше Элиля. Они с испугом глядели на него. Одежды на них никакой не было, кроме набедренных повязок. Но выглядели они упитанными. Элиль поднялся с земли, отошел в угол, уселся на корточки. Мальчики не отводили от него взгляда. В глазах страх, больше того – привычка к страху и унижению. - Чего таращитесь? – зло буркнул Элиль. - Ты будешь петь в хоре или просить подаяние? – спросил самый смелый звонким дрожащим голоском. - Где я нахожусь? И кто вы такие? – грубо спросил Элиль. - Мы принадлежим храму великого бога Мелькарта. И ты теперь будешь среди его служителей, - объяснил ему другой мальчишка. - Служителем храма? – не понял Элиль. – Это что – жрецом? 22

___ Сыновья Черной Земли______ - Нет, не жрецом - служителем, - начали они ему объяснять, чуть осмелев. - Жрецы вольные. А служители – рабы. Мы поем в хоре, удовлетворяем похоти заезжих моряков или просит подаяние на торжищах. Тебя, наверное, поставят в хор петь гимны. - Не буду я ничего делать, - огрызнулся Элиль. - Тогда тебя заставят, - последовал ответ, полный безнадежного смирения. К нему обращались, как к глупому малышу. Это начинало злить. - А вы что делаете? Поете? Голосочки у вас тоненькие, как у девчонок. - Когда тебя оскопят, тоже голос будет тонкий, - печально произнес самый младший из них. До Элиля стало доходить, о каких служителях идет речь. От заезжих торговцев он слышал о хорах, поющих чарующими небесными голосами в храмах хананеев. Жрецы скупают на невольничьих рынках мальчиков с красивыми голосами и кастрируют их. - Лучше смирись, иначе тебя принесут в жертву на празднике Ваала, - увещевал самый младший мягко. От его слов веяло полной безысходностью. - В жертву? – у Элиля волосы встали дыбом. О человеческих жертвоприношениях он так же слышал. – Здесь что, режут на истаннане людей, как баранов? - Нет, не режут – сжигают, - был ответ. – Во чреве Бога Баала. - Живьем? - Да. В праздник Баала, дабы умилостивить грозного бога, сжигают младенцев. Матери приносят своих первенцев. Сгорев, они попадают в поля блаженства и присоединяются к свите Баала. Иногда от храма жертвуют детей-невольников, чтобы те прислуживали спутникам Бога. Внутри все сдавило! Вот куда он попал! Вот какая участь его ожидает: сгореть живьем или быть кастрированным. Лучше уж сгореть. А еще лучше – бежать отсюда, да как можно раньше. Элиль решил: сейчас он ни о чем не будет думать и хорошенько выспаться. Нужны силы для побега. Все равно - он сбежит! Чуть свет, во дворе грозно проревел голос надсмотрщика. Дети испуганно вскочили с нар и выбежали во двор. Элиль последовал за ними. Всего рабов-мальчиков оказалось человек восемь. В соседнем домике, жили пятеро юношей разного возраста, так же оскопленных. Выстроившись полукругом, певцы затянули гимн богу Мелькарту. Голоса звучали чисто, добираясь до самых высоких нот. После восхваления Мелькарта, старший из певцов рассадил мальчишек за длинный стол, грубо сколоченный из необструганных досок. Перед каждым рабом поставил кособокую глиняную миску и такую же 23

____Сергей Шаповалов_________________________________________ уродливую кружку. Завтрак состоял из ячменного варева и большого куска рыбы. Были еще подгнившие фрукты. Кормили невольников хорошо, ведь они должны выглядеть пухленькими и румяными, чтобы завлекать моряков. После завтрака старшие отправились в порт зарабатывать, выпрашивая подаяния. Младшие выстроились во дворе и тренировали голос. Распевались поодному, затем пробовали хором. За каждую фальшивую ноту получали удар палкой от наставника – злого сгорбленного старика в засаленной серой одежде. - Неплохо! – во дворе появился толстяк лет тридцати в дорогой пурпурной накидке. Невысокая тиара сверкала стеклянными бусинками. Черная борода тщательно завита мелкими колечками. Мягкие кожаные сапожки с загнутыми острыми носами нежно поскрипывали при каждом шаге. Он принес с собой тонкий аромат притираний. Надсмотрщик, учтиво поклонился, попросив благословения. Рабы тут же попадали на колени, уткнувшись лицами в землю. - Я зашел пожелать моему брату хорошего дня. Но главного жреца бога Мелькарта не оказалось дома, - недовольно пробурчал толстяк, потрясая завитой бородкой. - Господин отбыл по делам, - сообщил надсмотрщик. – Он обещал вернуться через несколько дней. - Все-то у него тайные дела, - рассердился толстяк. – А ты, - обратился он к горбатому наставнику, - репетируешь хор? Давай, продолжай. Я послушаю. У меня слух отменный. Мальчики вновь принялись распеваться. Толстяк важно кивал, когда ему нравился голос. Недовольно хмурился, заслышав фальшивую нотку. - А этот, почему бездельничает? – строго спросил он, указав на Элиля. Мальчик только что управился с грязной посудой и присел отдохнуть. – Если заморыш не певец, то пусть отправляется в храм просить милостыню. Надсмотрщик начал что-то объяснять в полголоса на ухо толстяку. - Ты говоришь правду? – толстяк недовольно поморщился, словно надкусил червивое яблоко. – Мой брат опять затеял какое-то дело втихую. Почему об этом не знают: ни я, ни другие жрецы из касты? Отдать столько золота за этого дохляка… Откуда привезли мальчишку, кто он, ты знаешь? – надвинулся он на надсмотрщика. Тот только пожал плечами. - Пусть дохляк поет. Я хочу послушать, на что способен его голос, - потребовал он. - Сюда! – крикнул надсмотрщик. 24

___ Сыновья Черной Земли______ Элиль подошел. Рядом с ним поставили мальчика из хора. Тот взял чисто высокую ноту. - Теперь ты, - толстяк приготовился слушать, сложив холеные белые руки с пухлыми пальчиками на животике. Элиль фальшиво проскулил, и тут же получил обжигающий удар палкой по спине. Удар отразился злостью в душе. Он привык за оскорбление отвечать. - Еще раз, - приказал толстяк. Элиль проблеял, как козел. У толстяка глаза округлились от гнева. Элиль отскочил в сторону. Палка просвистела возле самого плеча. Он быстро нагнулся, схватил горсть песка и бросил прямо в глаза надсмотрщику. Тот отшвырнул палку и пытался кулаками протереть глаза. Элиль ударил его головой в живот так, что шея у самого хрустнула. Надсмотрщик коротко крякнул и сел на землю, не в силах вздохнуть. На крики толстяка прибежали двое крепких слуг. Элиля избили и бросили в яму для наказаний, что находилась в углу двора. Сверху прикрыли деревянной решеткой. Тело пылало от побоев, но боли он не чувствовал. Один глаз совсем заплыл. Во рту соленый привкус крови. Ничего! Он вспомнил, как учил его отец: если потерпел поражение, тут же про него забудь, - помни только победы. - Сегодня же его оскопить! – послышался сверху сердитый визг толстяка. - Но первый жрец бога Мелькарта.., - пытался возразить надсмотрщик. - Наплевать, что там приказал мой брат. Я – главный прорицатель и первый жрец Баала-Хамона хочу, чтобы мальчишка пел в моем хоре и обслуживал похоти прихожан. Коль на его покупку ушло столько золота – пусть отрабатывает. Хор продолжал распеваться. В яме от сырости Элиль начал мерзнуть. Солнечный свет сюда не проникал. Чтобы хоть как-то согреться, он свернулся калачиком на земляном полу и твердил про себя: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! Где же отец? Жива ли мать и сестры? Знает ли Нахит, что он в плену? 25

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиль очнулся, когда на него выплеснули ведро воды. В яму упала деревянная лестница. – Вылезай, щенок! – орал сверху надсмотрщик пьяным голосом. Элиль поднялся по скрипучим перекладинам. Тут же получил хорошую затрещину, покатился по земле. - Я тебя научу быть покорным, - ругался надсмотрщик заплетающимся языком. Он еле стоял на ногах. – Чуть не ослепил меня, щенок! Поднимайся! Тебя ждет нож жреца. Сейчас тебе отрежут лишнее. Надсмотрщик схватил его за волосы и попытался поднять с земли. Элиль резко вскочил, вывернулся и ударил пяткой под колени сторожа. Тот неловко покачнулся, оступился и полетел в яму. Элиль бросился бежать. Но куда? Из двора вела единственная дверь. За дверью сад, примыкающий к дому хозяина. В саду сторожевые псы. Забор высокий, через него не перемахнуть. Мальчик попытался вскарабкаться на гребень стены, ломая ногти, цепляясь за скользкие камни. Еще одно усилие, и рука коснулась верха. Но тут его крепко схватили за ногу и безжалостно сдернули вниз. Элиля опять били так, что дыхание перехватило и зазвенело в ушах. Затем его отволокли в темный подвал и посадили в клетку. Мучители ушли, оставив мальчика одного в темноте. В подземелье стоял тяжелый дух, как будто здесь хранили плохо выделанные шкуры животных. Элиль ощупал клеть. Небольшая, всего размером четыре на четыре локтя. Можно улечься только калачиком. Прутья надежные, из прочного дерева. Вдруг он почувствовал, что в подземелье не один. По каменному полу зацокали когти. У Элиля волосы встали дыбом. Над ухом раздалось рычание. Он отпрянул в противоположны угол, но тут же рядом клацнули зубы. Элиль заметался по клетке. Со всех сторон сквозь решетку его пытались достать острые клыки. Кругом раздавалось голодное рычание. Из пастей шел смрад. Элиль чуть не сошел с ума, оказавшись один в темноте, в окружении злобных голодных чудовищ. Он закрутился, затем замер в центре клетки, готовый умереть от страха, а кругом сверкали глаза, клацали зубы, скребли когти. Элиль старался не упасть в обморок. Сами собой на ум пришли слова молитвы Богу Грозы. Та молитва, которая всегда оберегала его, с самого рождения, которую он выучил, едва научившись говорить. Если ночью с неба срывались ослепительные молнии, а гром сотрясал горы, мать поднимала с постели детей и заставляла взывать к Богу Грозы. Элиль молился страстно и самозабвенно. Просил, чтобы Бог Грозы даровал ему мужество и силы. Богу - и только ему принадлежит жизнь 26

___ Сыновья Черной Земли______ и мысли Элиля. Он признает в нем своего покровителя и защитника. Готов умереть с именем Бога Грозы на устах. И Бог Грозы его услышал. Со словами молитвы страх постепенно проходил. Элиль осознал, что сидит в надежной клетке. Гиены его не достанут. Да, это были гиены. Он распознал этих мерзких зверей по отвратительному запаху и еще более отвратительному злобному хихиканью. Рука нащупала в полу небольшую трещинку. Элиль подцепил ногтями и выкорчевал небольшой, но острый камень. Гиена просунула половину морды и яростно грызла решетку. Элиль, что есть сил, саданул камнем по носу твари. Гиена громко жалобно заорала и отпрянула. На нее тут же набросились голодные сородичи и растерзали. Воодушевившись успехом, он врезал еще одной, и точно по носу. Ее постигла та же участь. Вскоре звери поняли, что мальчишку не достать, и успокоились. Куда-то ушли, злобно огрызаясь. Но Элиль еще долго прислушивался к темноте, крепко сжимая в руке окровавленное оружие. Сколько прошло времени, он не ведал, может два дня, может три. Тюремщики его не навещали. Иногда приходили гиены, принюхивались, рычали, но боялись близко подходить к решетке. Мальчик не расставался с острым камнем, так и продолжал сжимать его в руках. Силы совсем покинули Элиля. Ужасно хотелось пить. Язык опух. Во рту сухо. Живот болел от голода. От усталости сознание иногда ускользало. Элиль проваливался в черную дремоту, бился головой о прутья решетки и тут же вскакивал. В мгновение беспамятства ему чудилось, что гиены разгрызают клеть и кидаются на него. Он вскрикивал, отмахивался, но поняв, что все еще окружен надежной клетью, успокаивался. Элиль думал, что бредит – перед глазами мешались грезы с реальностью. Яркий свет прорвался откуда-то сверху. Клетка отварилась. Его подхватили под руки и понесли. Камень выпал. Он хотел его подобрать – единственное оружие – но сил совсем не было. Несли долго. Ноги безвольно волочились по земле, бились о ступени. Обмякшее тело кинули на кучу соломы. Насильно разжали рот и влили вонючей воды. Элиль жадно глотнул, чуть не подавился. Все вокруг плыло. Звуки доносились гулко, словно голову замотали плотной тканью. Перед глазами низкий прокопченный потолок. Факела чадили едким дымом. Пахло застоялой водой и щелоком. Он увидел, как мимо него повели юношу в соседнюю комнату. Юноша упирался, плакал. Раздался истошный крик и грубая ругань. Двое здоровых жрецов кинули юношу рядом на солому. Он весь скукожился и держался за низ живота. Из горла исходил жуткий хрип. - Тащи мальчишку! 27

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиль понял, что говорят о нем. Жрецы оторвали его от пола. Сил сопротивляться не осталось, даже крик замер где-то внутри. Его разложили на деревянном столе, ремнями надежно привязали руки и ноги. Он видел перед собой ничего не выражающие каменные лица. Жрецы делали свою работу, как пастух остригает овец. Один из них с огромными волосатыми ручищами раскалил на огне масляного светильника острый нож. - Может, вырубить мальчишку? – предложил его напарник. – Как бы, не помер от боли. И без того еле дышит. Тресну я его слегка дубинкой по башке. - Помрет – не наше дело, - безразлично ответил его подельник. Решив, что нож достаточно накалился, он повернулся к столу, готовый приступить к делу. Элиль зажмурился и приготовился к самому ужасному. - Остановитесь! – в комнату кто-то вбежал и дрожащим от страха голосом закричал: – Хозяин ищет мальчишку. Он в гневе. Грозится жестоко наказать всех без разбора. - А мы - чего? – перепугались жрецы. – Нам приказали… - Отвязывай его скорее! Шевелитесь, если не хотите милостыню просить в порту. Элиль не выдержал и потерял сознание. В очередной раз он очнулся от дуновения свежего ветерка. Сквозь входной проем поглядывали желтые лучики солнца, освещая убогое жилище. Он лежал на нарах в той самой хижине, в которую его определили в первый день. Элиль попытался привстать, но тело пронзила острая боль. Боль отдалась везде: в шее, в груди, в голове, в животе. Элиль осторожно сжал и разжал кулак на правой руке, затем на левой - руки целы. Подергал ногами - и ноги в порядке. Ныла спина, дергалась шея. Он вновь вспомнил слова отца: если больно – значит жив. Во дворе упражнялись певцы. Долго и нудно вытягивали ноты, разучивали гимны, получали затрещины от наставника – все как обычно. Один из кастратов вошел в хижину, увидел, что Элиль лежит с открытыми глазами, тут же выбежал. Вскоре он вновь вернулся с глиняной миской и деревянной ложкой. Невольник встал на колени возле Элиля. Зачерпнул из миски пахнущую рыбой жижу и попытался накормить его. Бульон обжег разбитые губы. Но вскоре в животе забурлило приятное тепло. После того, как миска опустела, кастрат участливо улыбнулся. - Я могу попросить для тебя фруктов. - Не надо, - буркнул Элиль, еле разжав рот. – Как тебя зовут. - Гуле, - просто ответил мальчик. 28

___ Сыновья Черной Земли______ - Ты откуда. Он печально отвел глаза. - Какая разница, откуда я, и кто мои родители. Все было в той, забытой жизни. Теперь я Гуле - невольник и певец из храма Мелькарта. -Давно здесь? - Давно. - Ты не пробовал бежать? – неожиданно спросил Элиль. - Куда? - мальчик печально улыбнулся. - Город находится на острове. Даже если удастся переправиться на материк… что потом? Поймают стражники, изобьют и вернут в храм - это в лучшем случае. В худшем – продадут в каменоломни. Там долго не проживешь. А при храме кормят хорошо и не бьют до полусмерти. Он безнадежно вздохнул. -А остальные певцы - откуда? – поинтересовался Элиль. - Со всего света. Здесь есть те, кого родители сами продали за долги, кого пленили кочевники во время набегов… - А тебя? - Я плохо помню. Совсем маленький был. Жил с матерью и братьями где-то на берегу моря. Помню, все время хотелось есть. Отец был рыбаком, а может сплавщиком леса. Я собирал красивые ракушки возле воды, когда пристал корабль. Меня заманили на борт медом диких пчел, да так и увезли. - И кто хозяин? - Хозяин, - Гуле опасливо покосился на вход и понизил голос, - первый жрец Бога Мелькарта и племянник самого правителя. Храм принадлежит ему. И все, что в храме, тоже принадлежит ему. Он платит правителю большую дань, но и позволено ему многое. В материковом городе Ушу у него часть городского рынка. В порту у хозяина свои пристани и склады. Только через храм Мелькарта разрешено торговать рабами.- Гуле натянуто улыбнулся. – Но наш хозяин добрый и справедливый. Элилю так и захотелось хорошенько врезать по пухленькой роже кастрата. Тоже, нашел добренького хозяина! Он людьми торгует, да на детях зарабатывает… - А этот толстый, что приказал меня в яму посадить - он кто? Глаза Гуле округлились от страха. - Первый жрец Баала-Хамона. Он, так же, племянник правителя и сводный брат нашего хозяина. – Кастрат перешел на шепот. – Они не любят друг друга и часто ссорятся. - Что это за бог Баал-Хамон? 29

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Подземного огня, гроз и ураганов. Если его не задабривать жертвоприношениями, он может наслать болезни или неурожай, а то и орды кочевников приведет из пустыни. Гуле отставил в сторону миску и влажной чистой тряпочкой очень осторожно протер Элилю распухшее лицо. - И как смиряют гнев Баала? Неужели это правда: ему приносят людей? Гуле печально вздохнул. - На празднике в честь бога сжигают младенцев. Если младенцев мало, то в жертву идут дети-невольники. Меня когда-то тоже хотели принести в жертву Баал-Хамону. Спас голос. Он у меня звонкий и чистый, как ручеек в горах. Сожгли другого. Он спал на твоем месте. Элиля всего передернуло. Нахит рассказывал отцу, как побывал в Угарите на празднике Бала. Он пришел в ужас, когда увидел, как жгли младенцев. Но Элилю казалось: все эти рассказы - лишь страшилки для непослушных детей. Оказывается – правда. - Богу Мелькарту тоже приносят в жертву младенцев? - Нет, - успокоил его Гуле, но тут же поправил: – Не часто. Ему жертвуют вино, фрукты, якорные камни и кровь птиц. - Кровь птиц? – переспросил Элиль. - Да. Этот обряд окропления кровью птиц острова возник с появлением города. Когда-то в давние времена богиня Астара нашла здесь упавшую звезду. Она чудесным образом зачала и родила на острове бога Мелькарта. Сам остров плавал по мор, как бревно. Его видели то возле Аласии, то возле Библа, иногда мореходы натыкались на него далеко в открытом море. Астар отдала ребенка на воспитание хананеям. Бог Мелькарт жил среди кочевников. Он научил их строить корабли и пересекать моря. Однажды Мелькарт решил найти остров, где родился и приказал хананеям разыскать его. Остров нашли. Мелькарт взошел на берег и увидел на самой вершине орла, боровшегося со змеей. Как раз на том месте, где теперь стоит храм. Бог Мелькарт изловил орла и принес его в жертву острову. Как только кровь птицы упала на камни, так сразу остров врос в дно и больше не двигался. Теперь и ты принадлежишь богу Мелькарту, - с натянутой улыбкой закончил Гуле. - Я – хуррит. У меня свой Бог, - огрызнулся Элиль. - Ты не хуррит. Ты – раб, - попытался внушить ему Гуле. Ох, были бы силы, развернулся и как дал бы ему в глаз! Но сил совсем не осталось. Да и не хотелось спорить с этим жалким существом. Элиль отвернулся к стенке, лишь бы не видеть пухлую румяную морду. 30

___ Сыновья Черной Земли______ - Не переживай, - пожалел его Гуле. – Сначала все страдают, мучаются, но постепенно привыкают. При храме служить рабом – не так уж плохо. Вот, в полях или на каменоломнях… а еще хуже на кораблях, прикованным к палубе. - А вы только поете? – не глядя на него, спросил Элиль. - Поем, выпрашиваем подаяние, иногда нас продают для потех. Но такое случается редко. В основном телом торгуют жрицы из храма богини Астар и мальчики из храма Баала-Хамона. Тебя первый жрец не разрешил скопить. Возможно, будешь охранником храма – тоже должность хорошая и сытная. Элилю совсем стало противно его слушать, а Гуле продолжал объяснять: - Тебя не затравили гиенами, хотя обвиняли в смерти надзирателя. - Какой смерти? – встрепенулся Элиль. - Наш надзиратель упал в яму, когда тебя вытаскивал и сломал шею. Элиль вспомнил, как он столкнул вниз пьяного сторожа, но не обратил внимания, что тот шмякнулся на дно и затих: не кричал, не ругался… Ему это припомнят… - Как можно добраться до материка? – Элиль вновь повернулся к мальчишке. - Нам – никак, - покачал головой Гуле. – Только на крепкой лодке. В проливе всегда большие волны. Даже хороший пловец не дотянет до берега. Но, кто тебе даст лодку? Забудь о побеге. Тебя все равно поймают и вернут обратно в храм. За поимку беглых рабов дают хорошее вознаграждение. Гуле медленно поднялся, прижал к груди пустую миску и мелкими неуверенными шажками вышел. Элиля передернуло: неужели и из него сделают такое же кроткое бесполое животное? Ну – нет! Дней через пять Элиль поправился. Зажило все, как на волке. Как только смог ходить, ему дали работу: мыть посуду и убирать жилища. Петь больше не заставляли, да и слуха не было. Били редко, и наказывали не часто. Так, иногда в яму посадят на полдня. Однажды его заставили задать корма ослам. Надсмотрщик из храма, однорукий старик и бывший воин вручил ему пузатый глиняный кувшин, наполненный зерном. Приказал идти на задний двор храма, где размещались сараи для скота. Ослы приветствовали мальчика протяжным «И-А!», бесцеремонно лезли мордами в кувшин. Пока он кормил животных, старик привалился к стволу сикоморы и захрапел, разинув рот с редкими желтыми зубами. - Это он! – услышал Элиль у себя за спиной. 31

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Мальчик осторожно оглянулся. Высокая стена из булыжника и густые заросли винограда скрывали людей, что стояли вверху. Но Элиль чувствовал: на него в упор смотрят две пары глаз. - Я вижу! – ответил собеседник недовольно, Элилю показалось, с нескрываемой злобой. Говорили тихо. Думали, что мальчик их не слышит. Но он обладал острым слухом. - Мое предложение вполне приемлемо для вас. У меня надежное укрытие. А с этого момента его будут стеречь, как золотую статую Мелькарта. Говорившего он узнал – старший жрец бога Мелькарта, хозяин, тот, что привез его сюда на корабле. Но кто второй? Так же голос знакомый. Выговор– хурритский. Говорили - явно о нем. Хотят перепродать? - Может, чуть сбавите цену. - Второй голос до боли знакомым. Но кто говорил, Элиль никак не мог припомнить. – Или я заплачу много. - Много заплатишь за что? - За камень на его шее. За утес, с которого он должен упасть в воду. Элиля пробрала нервная дрожь. Незнакомец совсем не хочет его покупать, он готов заплатить за его смерть. Но кого он так прогневал? - Зачем я буду рубить дерево, которое дает сочные плоды? – усмехнулся первый жрец Мелькарта, и холодно добавил: – Не вздумайте пытаться подкупить моих слуг. Никто не посмеет поднять руку на мальчишку. Здесь, на острове все принадлежит мне. - Согласен, - сдался собеседник после долгой паузы. Элиль услышал удаляющиеся шаги. Он бросил кувшин с зерном и кошкой взобрался на стену, цепляясь за виноградную лозу. Раздвинув листву, он увидел двух мужчин, удаляющихся по дорожке сада. Один из них – первый жрец Мелкарта. Но второй… Дыхание перехватило. Второй, без сомнения, Нахит, брат отца. Первая мысль возникла радостная: дядя нашел его и приехал выкупить! Элиль хотел окликнуть его: закричать, бежать вслед, догнать, броситься в объятия… Наконец его освободят. Но крик застрял в горле. Он вспомнил слова, только что им услышанные: «Много заплатишь за что? – и ответ: - За камень на его шее». Зачем Нахит хотел его смерти? Нет, этого не может быть! Он ослышался! Ведь они из одного рода! Одной крови! Тем временем сад опустел. Сторожевой пес, оскалив зубы, бросился на мальчика. Элиль свалился обратно во двор. Больно ушиб локоть. Несколько дней Элиль ждал хоть каких-нибудь вестей. Он не мог обознаться. Он видел Нахита. Значит, дядька жив и приплыл за ним. Но его просьба утопить Элиля никак не укладывалась в голове. За что 32

___ Сыновья Черной Земли______ Нахит может ненавидеть его? Сердце бешено заколотилось, когда вечером в конуру заглянул однорукий старик- сторож и поманил его: - К хозяину. Живее! Первый жрец не любит ждать. Голова налилась кровью. Дыхания не хватало. Неужели дядя его выкупил! Неужели он свободен и скоро покинет этот ненавистный остров, забудет все, как ужасный сон… Первый жрец сидел в чистых светлых покоях на высоком резном стуле. Пурпурная одежда дорогой ткани сверкала серебряным шитьем. Из-под подола выглядывали острые носки кожаных сапог. Высокая круглая тиара с божественными символами венчала голову. Борода расчесана и уложена колечками. -На колени! – надсмотрщик толкнул мальчика в спину. Элиль упал на четвереньки, уткнувшись носом в острые концы сапог хозяина. Когда он поднял голову, то почувствовал холодный взгляд черных безжалостных глаз из-под густых нависших бровей. - Слушай меня внимательно! – очень тихо на чистом хурритском языке сказал жрец. – Теперь ты будешь жить в хорошем доме. Тебя будут сытно кормить и чисто одевать. Ты должен все время молчать, как будто тебе отрезали язык. Делать только то, что тебе прикажу я. Забудь, кем ты был до сего дня. Теперь ты – младший жрец. Кто твои родители – ты не знаешь. Откуда ты родом – не помнишь. Если хоть кому-то… птичке или мышке проронишь слово о Алалахе, - лизнешь раскаленный нож. После этого год не сможешь говорить. А будешь себя плохо вести, отправишься в подвал с гиенами. Вздумаешь бежать, тебе переломают пальцы на ногах. Надежда на свободу померкла, словно в горячий очаг плеснули ведро холодной воды. Значит, дядька его не выкупил. Он остается рабом. Вдобавок должен забыть родину и имя. Слезы едва не выступили на глазах. - Ваше святейшество! – в двери возник угрюмый слуга. – Вас хочет видеть первый жрец Баал-Хамона. - Где он? – поморщился хозяин. - У порога. - Пусть войдет, - подумав, нехотя разрешил первый жрец Мелькарта. - Нельзя заставлять ждать первого жреца Баала-Хамона. – Он медленно и величественно поднялся со стула, как будто вырос. – Мальчишку спрячь! – указал первый жрец Мелькарта на дверь справа. Однорукий надсмотрщик подхватил Элиля с пола и впихнул в темный боковой проход, где пахло специями и старым вином. Дальше по проходу виднелась кухня. Толстый повар грохотал посудой, колдуя над горшками и жаровнями. Аппетитно потянуло жареной уткой в специях. Надсмотрщик жадно сглотнул слюну. 33

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Сиди здесь, - строго приказал он и направился на запах, как завороженный. Элиль остался один. Он опустился на корточки, прислушался. - Да благословен пусть будет дом твой! – услышал он за дверью. Створка закрылась неплотно, и Элиль в щель разглядел того надменного толстяка, что приказал избить его, а затем оскопить. - Пусть Боги всегда простирают над тобой длань и защищают от бед, - сухо ответил хозяин. - Как сплавал в Библ? – спросил толстяк, как бы невзначай. - Удачно. Очень удачно, - ответил хозяин, как бы: не твое дело. - Я видел, на твоем корабле новый парус и новые весла. Хорошо прошла торговля? Что продал? - Я служу Мелькарту, прежде всего, - напомнил ему хозяин. – Я жрец, а не торговец. Они походили на двух кобелей, которые ходят кругом и нюхают друг у друга под хвостом. - Неужели? - Толстяк ехидно хохотнул. – Но почему ты так холодно встречаешь своего брата? - Мне не направится, что ты в мое отсутствие появляешься в моем доме и распоряжаешься рабами, как собственными, - нахмурил брови первый жрец Мелькарта. - О чем речь? – не понял толстяк. – Разве я что-то взял у тебя? - Зачем наказал моего раба? Мальчишку чуть не забили до смерти. - Из-за него погиб человек. Он столкнул надсмотрщика в яму, и несчастный свихнул шею. - Я не верю, что мальчишка справился со здоровенным мужиком. - Голос теперь звучал угрожающе. - И никто этому не поверит. Сторож погиб по твоей прихоти, и ты должен теперь поддержать семью несчастного. - Но, надсмотрщик не был моим слугой! – возмущался толстяк. - Почему ты распорядился оскопить раба? – наседал на него первый жрец Мелькарта. – Это мой раб, и только я могу наказывать его. - Уж больно ты печешься об этом мальчишке. Думаешь, я не знаю, кто он? – попытался напасть толстяк. - Не твое дело, - холодно и очень спокойно оборвал его жрец Мелькарта. Но в тоне его чувствовалась угроза. Теперь толстяк напоминал кабана, готового пустить в дело клыки, а жрец Мелькарта – леопарда, приготовившегося к атаке. - А вести переговоры с правителем другого государства за спиной нашего властелина? – вспылил толстяк. – Мне доложили, что за тайный гость тебя посещал. Из Алалаха? Элиль вздрогнул. 34

___ Сыновья Черной Земли______ - Я веду переговоры о торговле со многими правителями, как и ты… - Такого еще не слышал: властитель большого города с богатыми землями наносит визит жрецу Мелькарта, игнорируя нашего властелина. Я вынужден доложить. А вдруг, ты готовишь заговор! – взвизгивал от злости толстяк. - Не говори чушь! – зашипел на него первый жрец Мелькарта. - Только заикнись властелину о моем госте из Алалаха, и он узнает, чей разбойничий корабль нападает в море на торговые суда и грабит честных торговцев. - Ты намекаешь, что я…? – чуть не задохнулся от злобы толстяк. - Да! Ты покрываешь морских разбойников. Докажу это очень легко. Мне доложили, где находится тайная бухта, и через кого сбывают награбленное. Прикажу изловить разбойников, и над жаровней с углями они мне все расскажут. - Ну, брат.., - толстяк чуть не задохнулся. Он весь сжался и из грозного кабана превратился в трусливого шакала. – Не забывай: я твой брат…Я – первый прорицатель… - Договор простой, - тут же сменил гнев на милость жрец Мелькарта, и стал похож на сытого ленивого кота, - ты молчишь – я молчу. Ты не суешься в мои дела – я не замечаю твоих разбоев. Прощай! Сердито засопев, жрец Баала протопал обратно к двери. - Прощай! – взвизгнул он напоследок. Вошел слуга, неся в руках небольшой сундучок. - Жертвоприношения из храма, - с поклоном сказал он. - Ты отсортировал золото от серебра? -Все сделал в точности, как вы приказали. - Проверил? - Нашел пару фальшивых колец из меди. Я их выкинул. - Поставь и уходи. Слуга бережно опустил сундучок на стол и с поклоном, пятясь, вышел. Хозяин прислушался. Элиль наблюдал в щель, как он открыл сундучок и запустил в его содержимое тонкие длинные пальцы. В это мгновение его руки напоминали кровожадных пауков, а взгляд засветился неземным блаженством. Мелодично звякнул металл. Хозяин нехотя оторвался от драгоценностей и захлопнул сундучок. Лицо его продолжал сиять. Он подошел к небольшому золотому изваянию бога Мелькарта в виде грозного воина с орлиными крыльями за спиной. Хозяин повернул изваяние, и в стене, подчиняясь скрытому механизму, открылась потайная дверь. За дверью оказалась сокровищница: полки, забитые дорогим оружием, сосудами с благовониями, шкатулки, золотая и серебряная посуда. Хозяин 35

____Сергей Шаповалов_________________________________________ неторопливо выбрал место для сундучка, поставил его на полку и закрыл потайную дверь. Изваяние встало на прежнее место. Вдруг он что-то почуял, резко обернулся, но Элиль уже отпрянул от двери и забился обратно в угол. Тихие шаги в мягких кожаных башмаках приблизились. Дверь распахнулась. Хозяин пристально посмотрел на Элиля, угадывая по взгляду: подсматривал он или так и сидел в углу? Элиль ничем себя не выдал. Хозяин сердито крикнул однорукому сторожу, который травил байки с поваром: - Бездельник! Хочешь в яму на месяц? Почему мальчишка еще здесь? Загрохотали горшки. Сторож рысцой несся по коридору, униженно кланяясь на ходу. Он упал на колени перед первым жрецом Мелькарта и проскулил: - Прости, ваше святейшество. Оплошал! - Убирайся! Быстро! – рявкнул хозяин. – Мальчишку уведи. 36

___ Сыновья Черной Земли______ 3 Храм Бога Мелькарта, покровителя и защитника города располагалось на высокой плоской скале, возвышаясь над западной оконечностью острова. Его великолепный парадный фасад, богато украшенный мраморными колоннами с позолотой, выходил на широкую площадь, мощеную камнем. Сюда же, на площадь стекалось множество улиц, как щупальца осьминога, а храм напоминал голову этого осьминога. Так и говорили: «Все дороги на острове ведут в святилище Мелькарта». К колоннаде поднималась широкая каменная лестница в двадцать восемь ступеней. Справа и слева от фасада вырастали стены, сложенные из неотесанного камня. По углам заканчивались стрелковыми башнями. Не храм – крепость. Дом первого жреца, так же, выходил парадным фасадом на площадь. Но, не смотря на роскошное убранство, фасад его казался жалким рядом с величественным святилищем покровителя Тира. Однорукий сторож повел Элиля вверх по ступеням. Колонны вблизи показались высоченными. По каменным балкам перекрытия, высоко вверху извивался тонкий резной узор. Перед самым входом в храм находилась каменная чаша, выдолбленная в полу и наполненная водой. Прихожане, прежде чем переступить порог святилища, обязаны омыть прах с ног. Нечего таскать земную грязь в священные покои Мелькарта. Но к служащим данное правило не относилось. Войдя под арку, Элиль оказался во дворе храма. Ровные квадраты каменные плиты устилали обширный, залитый солнцем двор. Прямо перед ним выросли 37

____Сергей Шаповалов_________________________________________ две стройные колонны, уходившие в небо локтей на тридцать. Колонны, казалось, горели огнем. - Они целиком вылиты из золота, - пояснил однорукий, заметив, как Элиль открыл рот от изумления. – Похожи на лучи, упавшие с неба. Да ты не таращись на них. Оглядись! Здесь кругом золото, слоновая кость, мрамор. Храм Мелькарта очень богат. И вправду, Элиль увидел вокруг сияние и роскошь. Меж золотых колонн находился небольшой круглый водоем, выдолбленный в цельном куске дорогого розового мрамора. По краям шел резной бордюрчик. За колоннами располагалось само святилище: массивное кубическое сооружение, высотой в двадцать локтей и шириной шагов пятьдесят. Стены состояли из отшлифованных каменных блоков, и богато украшены лепниной с позолотой. Арочный вход напоминал рот какого-нибудь чудища. Створки дверей щедро покрыты позолоченной резьбой. По периметру двора шла колоннада, в глубине которой виднелось множество дверей. - Здесь живут блудницы, - объяснил сторож, указывая на двери. – Будешь убираться у них по утрам. Если найдешь мертвое тело, немедленно зови охрану. Бывает такое: в порыве страсти посетители душат жриц. Не часто, но бывает. Жрицы умеют распалять мужчин до безумия. - Посетителей за это казнят? - Нет. Требуют непомерной платы. Кто не сможет заплатить – в неволю. В храм тебе одному входить нельзя, - строго сказал стражник, указывая на вход, напоминающий пасть. – Только, если позовут. - Почему? - Там молельня и алтарь для жертвоприношений. Еще стащишь что- нибудь… Слушай дальше. Храм разделен на две части. В тыльной стороне есть еще один зал. Но туда разрешено входить только жрецам. В том приделе покоится чудотворящая статую Мелькарта. Прихожане, только за большую плату, могут прикоснуться к стопам Бога и попросить о чуде. Обычно, вымаливают излечить их от болезней или послать удачу в делах. Ты, даже не заглядывай туда - в яму посадят на неделю. - А там что? – указал Элиль на странное пирамидальное сооружение из камня в два человеческих роста. Пирамида стояла справа от храма. С одной стороны поднимались ступени к самой вершине. - Это, - старик недовольно поморщился, - Огнедышащий алтарь. На праздник Мелькарта он чудесным образом оживает, и из его недр поднимается пламя. - А зачем на алтаре ступени? 38

___ Сыновья Черной Земли______ - Жрецы восходят и бросают в жерло священные жертвы. Обычно, подносят на праздник птиц, а в тяжелые годы – младенцев. Элиля передернуло от последних слов. Они обошли храм с другой стороны и оказались возле низкой калитки в стене. Через нее попали еще в один двор. Этот двор не был мощен камнями и не имел богатого убранства – грязный и унылый. По кругу шли убогие постройки с косыми дверями. Пахло гнилыми фруктами. Здесь обитала прислуга храма и низшие жрецы: прорицатели, музыканты и попрошайки. Старик указал комнатку, предназначенную для Элиля. От стены до стены два шага. В узкое окошко под самым потолком можно рассмотреть кусочек голубого неба. По вечерам заглядывало приветливое солнышко. Стены комнатки грубо оштукатурены и расписаны сценами из жизни богов. Краска выцвела, а штукатурка местами покрылась трещинками. Из мебели - только низкая лежанка с соломенной подстилкой, сверху кусок вонючей козлиной шкуры: хочешь, на шкуре спи, хочешь, ей укрывайся. А ночи бывали прохладные, когда западный ветер завывал под крышей и врывался в окошко, теребя паутину в углах. Справа и слева за стеной находились такие же маленькие комнатки, в которых спали рабы. Невольники выполняли различные грязные работы при храме. Их считали чем то вроде собак… Нет, сторожевых псов ценили выше. Даже к вьючным ослам лучше относились. По утрам всех созывали к молитве. Невольники, стражники храма и низшие жрецы собирались во дворе, всего человек сорок. Кастраты пели гимн Мелькарту, остальные подпевали. После, служители рассаживались за два длинных деревянных стола. Грязный повар и два его помощника приносили котлы с кашей и вареной рыбой. Жрецы и стражники садились за один стол, невольникам отводили место за другим. Еду раздавали: сначала жрецам, потом стражникам. Все, что осталось в котле, делили невольники. Элилю обычно доставалось не так много: пару ложек каши и рыбий хвост. После завтрака обитатели расходились по службам. Младшие жрецы стояли у ворот храма и зазывали горожан делать жертвоприношения, предлагали погадать на будущее или составить заклинание к счастью, продавали волшебные амулеты. Если попадался богатый заморский торговец, всеми правдами и неправдами завлекали его в храм, где предлагали красивых юных жриц, обещая море блаженства и удовольствий - и все во славу Мелькарта. Невольники, обычно кастрированные безбородые юноши брели в порт или на торжища. В их обязанности вменялось выпрашивать милостыню, а так же торговать телом. 39

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиля посылали драить мозаичный каменный пол в храме перед алтарем. Как только он заканчивал с полом, вручали шерстяную тряпочку и заставляли начищать бронзовые светильники. Из одежды ему полагалась только набедренная повязка, да веревка вокруг шеи с деревянной табличкой. На табличке было написано черной краской, что сей раб принадлежит храму бога Мелькарта. Лишь только солнце проходило зенит, служителей созывали на обед, за те же деревянные столы. На этот раз в миску плюхали ячменное варево, пахнущее мясом и опять кусок рыбины. Естественно, мясо из похлебки доставалось жрецам, причем - много мяса. Жрецы на обеде даже к рыбе не притрагивались – все отдавали невольникам. В полдень Элиль наедался вволю, так как попрошайки из порта приходили только к темноте. После обеда, Элиля отправляли разбирать жертвоприношения, что скопились за день: фрукты в одну корзину, овощи в другую, зерно по кувшинам, масло отдельно и так далее…После вечерней молитвы - ужин из пареных овощей – бурда еще та - и немного фруктов. Элиля запирали на ночь в комнатке. Он засыпал моментально, устав за день, но иногда просыпался среди ночи, от сердитого завывания морского ветра, приносящего запах свободы, просыпался и долго глядел в потолок. Печаль сдавливала грудь. Как быть дальше? Невозможно всю жизнь прозябать в рабстве – лучше смерть. Попробовать бежать… Никак не хотелось расставаться с надеждой, что дядька выкупит его из плена. Но проходил день за днем, а он так и оставался в неволе. Мальчик с ужасом начинал замечать, что привыкает к своему положению - к положению твари, стоящей ниже, чем бродячие псы. Он – рожденный свободным, воспитанный воином… Порой, в отчаянии хотел наложить на себя руки. Он начал подумывать, как бы с кухни стащить нож и вскрыть вены… Но - нет! - сразу же отгонял от себя эти мысли. - Сначала надо попытаться бежать. Убить себя он всегда успеет. Бежать – сейчас главная цель его жизни. Он вдруг с тоской вспоминал отца, мать, сестер. Вновь шептал ветру заговор старшей сестры, подняв глаза к темному прямоугольнику окна: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! 40

___ Сыновья Черной Земли______ Когда Элиль перебирал жертвоприношения, за его работой обычно следил стражник, однорукий воин - инвалид. - Только попробуй что-нибудь в рот утянуть… Ох, я тебя огрею! – грозил он палкой. И повторял это раз двадцать за день. Элилю надоели его угрозы, и он нагло, у стражника на виду отщипнул спелые виноградинки от огромной янтарной кисти и закинул в рот. Мутные глаза старика вспыхнул злобой. Он кинулся к Элилю, замахнувшись палкой, но мальчик даже не пошевелился, спокойно продолжал есть. - Ах ты.., - старик покрутил палкой над головой, неожиданно взгляд его остыл. – Ладно, ешь. Голодаешь, наверное. Чего там, с этой каши. Правда, нельзя жертвоприношения есть...Это же богу Мелькарту… А, впрочем, все равно жрецы все сожрут. С этими словами стражник сам потянулся к сосудам с жертвенным вином. - Хорошее, из южных виноградников, - ласково погладил он пузатый кувшин с тонким длинным горлышком, воровато огляделся и залпом опорожнил, чуть ли, не половину. Закусил куском жертвенного сыра. Мысленно спросил у своей совести: хорошо ли он поступает? Совесть молчала. И он допил остатки вина, а пустой сосуд зашвырнул подальше в угол. – Давай заканчивай, - то ли попросил, то ли приказал старик. – Если кто-нибудь увидит нас за столь не богоугодным делом, и тебе и мне кнута не избежать. После этого случая старик снисходительно относился к Элилю и разрешал ему воровать у бога Мелькарта, да и сам втихую прикладывался к жертвенному вину. Однажды, опорожнив очередной кувшинчик, он захмелел, подобрел и стал рассказывать, каким он раньше был сильным воином. Оказалось, старик не из Тира, а родом из Кадеша. Служил в войске правителя Итакамы. Ох, и жаркие были дни! Война разгорелась по всему Приморью. Правитель Библа Рибадди спорил за власть с правителем страны Амурру - Азиру. Мелкие князьки примыкали то к одному, то к другому. Власть Та-Кемет ослабла. Давно все забыли про опустошительные походы Тутмоса. А с севера угрожал Суппилулиума – правитель Великой Хатти. Сколько пережил он славных сражений. За Итакаму бился пешим, потом перешел к Азиру в колесничие. Под Тиром он получил палицей по голове, свалился с колесницы и сломал ногу. Колесом ему раздавили руку. Вот так, он из отважного воина превратился в калеку. Его вылечили жрецы Мелькарта. Воевать он уже не мог, да и работник без руки из него не получился бы. Так и остался при храме. На родине старика давно забыли. Жены у него никогда не было – кому нужен 41

____Сергей Шаповалов_________________________________________ безрукий, хромой, нищий - поэтому и детей нет. Даже Элилю стало жалко отставного вояку. Старик, допив очередной кувшинчик жертвенного вина, усмехнулся: - Мелькарт пока терпит нас. А, впрочем, воровство в Тире не является грехом. Здесь все друг у друга воруют. Торгаши – что с них взять. Остров – одни скалы. Тут ни сеять, ни скот водить нельзя. Одно занятие – торговля. Только, я тебе скажу: торговля – это не благородный труд. Она из человека делает жадную скотину без чести и совести. - И как Боги такое выносят? – удивился Элиль. - Какие прихожане – такие и Боги, - скривился старик. - Расскажи про Мелькарта, - попросил Элиль. - Про Мелькарта. - Старик пожал плечами, обдумывая, с чего лучше начать. - Его родила Богиня Иштар то ли от бога Неба, то ли от упавшей звезды - кто как трактует, - повел повествование он, задумчиво прищурив один глаз. - По приданию, это Мелькарт научил людей строить корабли, ловить рыбу. А ты заметил, в какую чудесную пурпурную ткань одеваются богачи. Бог Мелькарт научил хананян добывать краску из раковин. Окрашенная в пурпур ткань высоко ценится по всему миру. За рулон, побывавший в чане с краской три раза, можно выменять дом или хорошую упряжку с колесницей. - А подвиги какие-нибудь Мелькарт совершал? – допытывался Элиль. - Конечно, - кивнул старик. – Как же такое может быть: Бог - и не совершил подвигов. Да ты и сам мог видеть в храме картины на стенах, где Мелькарт сражается с семиголовым змеем, с огромным львом, конем с человеческой головой, с получеловеком-полубыком, с подземным трехголовым псом… Много всяких подвигов он совершил, защищая человечество. А еще ходит легенда о городе Гадасе. Этот город так же основал Мелькарт и тоже - на острове. В городе есть огромный храм, полный золота и слоновой кости. Так вот, правитель соседнего государства Тартесса по имени Ферон позарился на золото храма. Он собрал большой флот и решил ограбить Гадас. Гадасцы храбро сражались, но их корабли оказались не столь прочными, как у Ферона. Им грозило поражение. Тогда гадасцы взмолились Мелькарту, прося помощи. И вдруг на носу у каждого корабля гадасцев появился лев. Львов не брали стрелы, и не жег огонь. А своим громким рычанием они совсем запугали корабельщиков Ферона. Потом с неба спустился сам Мелькарт и возглавил флотилию Гадаса. От его глаз исходили лучи, подобны солнечным. Под огненным взглядом бога вскоре вспыхнули вражеские корабли и все сгорели. - Но зачем такому справедливому богу-защитнику приносят в жертву младенцев? – не понимал Элиль. 42

___ Сыновья Черной Земли______ - Легенды говорят, что в конце земной жизни бог Мелькарт сражался с владыкой моря Йамом. Тот топил корабли торговцев и все добро забирал себе. Конечно же, Мелькарт победил владыку моря, загнал его в глубину, как огрызающуюся лисицу в нору, но очень ослаб. Сил у него осталось, что у ребенка. Какой же из него защитник? Тогда он спросил совета у бога-целителя Цида. Тот подсказал ему очиститься в подземной огненной реке. Переплыв через море, Мелькарт нашел место, где огненная подземная река вырывалась наружу и застывала, образуя высокую дымящую гору. Он поднялся к вершине и бросился в жерло. Искупавшись в огненной реке, он возродился в новом облике и стал еще могучее. Вот и младенцев кидают в жерло алтаря, напоминающего ту огнедышащую гору. Ты видел алтарь возле храма. Младенцы, сгорев, возрождаются в невидимых защитников горожан и спутников Мелькарта. - Хочешь сказать, что под храмом есть вход в подземную реку? – с сомнением спросил Элиль. Старик захохотал, обнажая десна с редкими желтыми зубами. - Это большая тайна, но под алтарем находится обыкновенная печь, которую в праздник Мелькарта разжигают посвященные жрецы. – Вдруг старик нахмурился и придвинулся к Элилю, угрожающе прошептал: - Только не вздумай даже виду показать, что знаешь об этом – убьют сразу. Первый жрец храма часто находился в разъездах. Когда возвращался, обязательно приходил взглянуть на Элиля. Строго спрашивал с надзирателя, если замечал следы побоев на теле мальчика, или ему казалось, что он чересчур похудел. Тогда Элилю давали на обеде больше рыбы, а на ужин, дополнительно к овощному вареву - черствую хлебную лепешку или кость с жалкими остатками мяса. Когда в храме появлялся толстый первый жрец Баала-Хамуна, Элиль старался не попадаться ему на глаза. Первый жрец Баала- Хамуна люто возненавидел его, за что - Элиль не понимал. Но, при встрече, когда не удавалось скрыться, мальчик получал от толстяка пинки и плевки в лицо. Как-то Элиль драил пол в доме первого жреца храма Мелькарта. Хозяин работал за столом, перебирая глиняные таблички с записями. На табличках клинописью заносились отчеты о доходах и расходах храма. Слуга доложил о прибытии ценного груза. В покои вошел грязный кочевник. Серая грубая одежда хабиру основательно провоняла костром и лошадиным потом. Засаленная головная накидка закрывала лоб до самых бровей. Среди заросшего смуглого лица торчал большой горбатый нос, и дико сверкали черные выпуклые глаза. 43

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Привез? – спросил хозяин, не давая гостю рассыпаться в приветствиях. - Да, - коротко ответил он, как будто кашлянул. - Она, хоть, жива? - Наш колдун отпаивал ее травами. Мы кормили ее козьим молоком. Она поправилась. Давай оплату, - в конце потребовал кочевник. - Получишь все сполна, - успокоил его хозяин, брезгливо вздернув подбородок. – Но учти, если обманул меня, и она не дочь старшего тамкара Ниневии, я больше не буду иметь с тобой никаких дел, Хабик. - Клянусь прахом моих передков! – с обидой стукнул себя в грудь жилистым кулаком кочевник. - Что ж, пойдем, посмотрим на товар, заодно расплачусь, - согласился хозяин, как-то недобро взглянув на кочевника. Элиль закончил с полом и отправился убирать двор. Он увидел, как хозяин прощался с кочевником. Довольный хабири улыбался, часто кланялся, чуть ли не на колени падал. Как только оборванец скрылся за воротами, хозяин подозвал угрюмого высокого слугу, что вечно таскался за ним в качестве охранника, и тихо сказал: - Я дал ему много золота. Как только он покинет Тир и переправится в Ушу – убей его. Золото принеси мне, получишь десятую часть. Слуга поклонился и вышел вслед за кочевником. А первый жрец храма Мелькарта направился обратно в дом, шурша по каменной дорожке мягкой обувью. Элиль продолжил собирать упавшие листья с травы, как вдруг услышал плач. Он доносился из небольшой пристройки, вернее, из подвала пристройки. Как будто котенок жалобно мяукал. Элиль с любопытством подошел к узкому окошку, заглянул внутрь. В пустом мрачном помещении с серыми каменными стенами, на пестром ковре сидела девочка лет семи худенькая, в голубом платьице. Длинные рыжие косы подрагивали, а круглое бледное личико блестело от слез. - Эй! – позвал ее Элиль. Девочка подняла на него большие черные глаза, перестала всхлипывать и сказала что-то на аккадском, а может на шумерском. - Я не понимаю, – покачал головой Элиль. - Говоришь на хурри? - Да. – Девочка встала с ковра и несмело подошла к окошку. Она показалась ему совсем маленькой и худой, и… так похожей на младшую сестренку. Сердце больно кольнуло. Такие же большие черные глаза, ротик такой же пухленький, лоб высокий чистый. Только щеки у его младшей сестры румяные и напоминали половинки спелого персика, а у этой девочки они бледные и впалые. - Почему ты плачешь? – спросил Элиль. 44

___ Сыновья Черной Земли______ - Здесь холодно, - пожаловалась девочка тонким голоском. – Я замерзла. Глядя на ее тонкие плечики, обескровленное лицо, глаза, полные печали и страха, Элилю стало ужасно жалко ее. Она совсем ребенок. Зачем ее держат в подвале? Его воспитывали воином, а воин обязан защищать слабых, жертвуя собой. Элиль забыл, в каком он положении: есть тот, кто страдает больше него, кто нуждается в защите. Плевал он на угрозы и побои! - Сейчас! Элиль пробрался в дом, стянул кусок козьей шкуры мягкой выделки. Хозяин в холодные дни укутывал ноги этой шкурой, когда ложился спать. Элиль отнес ее узнице. Девочка накинула на плечи мех, поежилась. - Хранит тебя Иштар, - поблагодарила она, после робко попросила: – Ты не мог бы принести чего-нибудь - поесть? Я не ела два дня. Ее еще и голодом морят. Ох! если бы над его сестрой так кто-нибудь издевался... - Жди! Элиль направился к кухне. Жирный повар, напоминавший переспелую грушу, как раз, чистил на улице овощи. Элиль прокрался за его спиной. В каменном очаге, сложенном кругом, пылали угли. Большой медный закопченный котел весело бурлил, источая аромат бульона со специями. Разделочные столы ломились от закусок. Мальчик стащил с медного подноса большую румяную лепешку, выловил ложкой из котла приличный кусок мяса и выбрался обратно. У самого в животе заклокотало. Для себя бы он никогда не посмел воровать, но для беззащитного ребенка… Узница набросилась на мясо, набивая полный рот. - Осторожно. Горячее, - предупредил ее Элиль, сам невольно сглотнул слюну. Девочка смутилась и виновато спросила: - А тебя за это не накажут? - Нет, - соврал Элиль. – Ешь. За меня не беспокойся. Я еще фруктов принесу. Он вновь побежал на кухню и нацелился на большое блюдо из потемневшего дерева. В нем лежал красный виноград и янтарные финики. Элиль выбрал самую спелую гроздь. Набрал полные руки фиников… - Вор! – заорал повар, неожиданно возникший за спиной. Он перекрыл огромным жирным телом выход. – Попался гаденыш! Сейчас я тебя отучу воровать. 45

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Кулак ткнулся Элилю в лицо. Искры вспыхнули перед глазами. Мальчик полетел на пол. Его бросило в жар. Весь мир перевернулся. Злость, гнев, копившийся долго в душе, словно лава из вулкана выплеснулась наружу. Он ничего не боялся, не чувствовал боли и ничего не видел вокруг, только толстую рожу повара. Элиль ящерицей извернулся от пинка. Оказался на ногах. Рука сама нащупала нож на столе. Лезвие по самую рукоять вошло в живот, свисавший, словно кожаный мешок, наполненный жиром. Повар заорал больше от испуга, чем от боли, широко разевая рот. Глаза его от страха чуть не вылезли из орбит. Он покачнулся и грузно осел на землю. Элиль перепрыгнул через тучное тело повара. Но двое слуг уже спешили к кухне, заслышав истошные вопли. Один сбил Элиля на землю. Не ощущая никакой боли, мальчик перекувыркнулся через голову, вновь оказался на ногах. Рука сама подобрала тяжелый камень. Булыжник угодил стражнику в лицо. Тот схватился за рассеченную бровь. Второй попытался придушить Элиля, обхватив его сзади за шею. Элиль укусил руку, вывернулся из объятий. За поясом у слуги висел кинжал. Элилю ничего не стоило выхватить клинок и зарезать противника. Но в это время подоспели еще слуги и скрутили маленького бунтаря. Удар в живот окончательно подавил сопротивление. - Что за возня? – первый жрец бога Мелькарта появился в саду. Элегантная темно-синяя накидка, расшитая серебряным тонким узором спускалась мягкими складками до самой земли. Такого же цвета круглая тиара оставляла открытым высокий лоб. Холодные глаза с недоумением взирали на возню слуг. – Почему мальчишку бьете? - Он напал на повара, - оправдывался один из слуг, - и разбил лицо привратнику. Разреши, мы его накажем. - Это мой раб, - строго напомнил хозяин, - и только я могу его наказывать. Прекрати ныть! – прикрикнул он на повара, катающегося по земле. – Подумаешь, ножичком ткнули… Твое брюхо даже халдейский кинжал не прорежет. Повар затих и поднялся. Один из слуг выдернул из брюха нож. Повар взвизгнул. Лезвие, действительно, оказался небольшой, и только испортил сало. Внимательные прислужники вынесли из дома резной стул с высокой спинкой. Хозяин опустился на мягкое сиденье. Элиля заставили упасть на колени и уткнуться носом в мягкие кожаные сапоги первого жреца Мелькарта. - Что там у нас? – деловито спросил хозяин. – Проткнутое брюхо, разбитая бровь и прокушенная рука. Вы что, втроем с мальчишкой справиться не могли? 46

___ Сыновья Черной Земли______ - Он, словно взбесился, - пожали плечами слуги. – Прыткий такой оказался. Хотели уже его палкой огреть по голове. - Не вздумай! – строго пригрозил хозяин. – Он – мой раб, и очень ценный раб. А из-за чего все началось? - Мальчишка стащил кусок мяса и лепешку, а потом хотел умыкнуть виноград, - проскулил повар, держа возле пореза тряпку, которая начинала набухать от крови. Хозяин нагнулся, грубо схватил Элиля за подбородок холодными пальцами и принюхался. - Не пахнет от него мясом. Может, это ты, жирная свинья, мясо сожрал, а на мальчишку хочешь свалить. - Он украл, - обиженно взвизгнул повар. – Спрятал куда-то. А потом слопает втихаря. - Куда спрятал мясо? – хозяин строго смотрел мальчику в глаза, но Элиль ответил дерзким смелым взглядом и продолжал молчать. Хозяину это очень не понравилось. - Привязать его к дереву и бить кнутом, пока не скажет, - распорядился первый жрец. – Но смотрите, до смерти не забейте. Элиля грубым рывком подняли с земли, руки вскинули над головой и прикрутили веревкой к толстой ветви раскидистой сикоморы. Элиль увидел, как из окошка в подвале на него смотрят испуганные глаза маленькой узницы. Он отвернулся, чтобы она не заметила мук на его лице, когда плеть начнет срывать кожу со спины. Бич засвистел, рассекая воздух. Спину обожгло. В глазах потемнело от боли, но Элиль стиснул зубы, чтобы не вырвался невольный стон. Нельзя показывать врагу, что тебе больно, - так его воспитывал отец. Первый удар всегда самый чувствительный. Сейчас будет полегче… А еще через несколько ударов он потерял сознание. Его окатили водой. В ушах звенело. В глазах плясали кровавые пятнышки. - Молчит? – спросил безразлично хозяин. - Молчит, - подтвердил слуга с разбитой бровью, заглядывая в бледное лицо Элиля. – Ни разу не пикнул. - Продолжай, - разрешил хозяин. - Мальчишка совсем хилый, а у меня рука тяжелая, - предупредил слуга. - Ничего. Отлежится. Вина мне принеси,- приказал он повару. - Люблю такие зрелища, но без вина - скучно. Приправы не забудь подсыпать. - Как скажешь, господин, - прохрюкал повар и засеменил в кухню, все еще прижимая кровавую тряпицу к животу. 47

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - А ты - продолжай, - крикнул палачу хозяин. – Не вздумай внутренности ему перешибить. Убьешь мальчишку – потом век со мной не расплатишься. Бич зашуршал, раскручиваясь по воздуху. Элиль зажмурился, готовясь вытерпеть новый удар. - Не бейте! Не надо! – закричала из подвала маленькая узница тонким голоском, словно мышка пропищала. - Погоди, - остановил хозяин палача. – Девчонка? Тащи-ка ее сюда. У нее случилась истерика. Девочка кричала что-то невразумительное на смеси аккадского и хурритского, порой переходила на ханаанский. Слезы ручьями лились из глаз. Первый жрец силой залил ей в рот глоток вина, что принес повар. Девочка немного успокоилась. Хозяин узнал козью шкуру мягкой выделки у нее на плечах. - Так, это он для тебя воровал? – Ровно выщипанные брови хозяина удивленно взметнулись вверх. - Я замерзла и проголодалась, - продолжала хныкать девочка. - Птенчик, я бы тебя сам накормил и согрел, - притворно ласково проворковал хозяин. – А ты заставила его воровать. За воровство положено бить плетьми. - Не надо его бить, - умоляла маленькая узница, падая на колени. - Тогда тебе отвесим плетей. Согласна? – он погладил ее нежное бледное личико. - Да! – не понимая, о чем речь, кивнула девочка. - К дереву ее. Это будет еще интереснее. Мальчишку отвяжите. - Господин, - не понял слуга, - я же ее с одного удара укокошу. - Делай! - жестко приказал хозяин. – Старайся только кожу содрать. По голове не попади. Элиль почувствовал, как путы на руках ослабли, и он повалился без сил на траву. Девочка заплакала тонко, словно котенок, когда ее руки прикручивали к ветке. - Ну, смотри, господин, - последний раз предупредил слуга, разматывай длинный пастуший бич. Лицо хозяина оставалось непроницаемым. Что же он творит? – пронеслось в голове Элиля. - Пара ударов – и она умрет. Гнев вновь придал силы. Шатаясь, Элиль поднялся на ноги и закрыл телом маленькую узницу. Пусть его убивают, но он не даст обижать ребенка. Не потому, что она слабая и беззащитная, а потому что люди, стоявшие перед ним – совсем не люди, - вонючие гиены. Он в этот миг люто ненавидел их. Жаль, что, ему всего десять лет. Был бы постарше – голыми руками передушил! 48

___ Сыновья Черной Земли______ Палач остановился в нерешительности, ожидая приказ хозяина. Бич дохлой змеей шлепнулся на землю. Девочка продолжала пищать. А Элиль стоял, широко расставив ноги, злобно озирался и рычал, оскалив зубы, совсем как волчонок. Хозяин долго молчал, наблюдая эту картину, затем покачал головой и со змеиной улыбкой произнес: - Повеселил, щенок. – Затем распорядился. - Девчонку накормить. Отвести ей комнату в моем доме. Мальчишку к лекарю. Девочку отвязали и увели в дом. На спину Элилю плеснули воды. От боли он чуть не потерял сознание. Упал на колени и стиснул зубы, давя стон. - Что скажешь? – спросил хозяин у палача. - Не получится из него невольник, - покачал головой слуга с разбитой бровью. – По нему сразу видно: рожден свободным в семье воинов. Сколько не старайся, а гордость палкой не выбьешь. Все одно: или сбежит, или кого-нибудь прирежет. Лучше сразу ему шею свернуть. - Эй-эй! Он мне нужен живым. Мне каждый год хорошо платят за его содержание. Отлежится - посади его на цепь? - Зачахнет, - не согласился слуга. – Такие - как вольные звери - на привязи долго не живут. Определи его в стражники храма, может, там его воспитают. - Пожалуй, ты прав, - согласился хозяин. – Только предупреди старших стражников, чтобы не забили его совсем. Впрочем, они бить умеют, так, чтобы не до смерти, но поучительно. Дня три Элиль провалялся в своей каморке на животе. Однорукий старик-охранник приносил ему еду. Каждый вечер калека осторожно смазывал спину мальчику вонючей мазью и приговаривал: «Звери! Ясное дело - звери. Так над ребенком измывается. Ну и что - невольник, человек все же, да еще вон какой слабенький: ребра торчат. Разве так можно?» От мази раны начинало щипать, жечь. Затем боль утихала, и наступало облегчение. Как только следы от кнута перестали кровоточить, Элилю разрешили выходить из комнатки и нагружали мелкой работой: убрать мусор, помыть пол в храме, подлить масла в лампадки. Однажды он полировал светильники, счищая с меди зеленый налет шерстяной тряпочкой. В зале появился первый жрец бога Баала-Хамуна. От раскормленного холеного тела за сто шагов несло дорогими ароматными маслами. Завидев его, все жрецы склонили головы, а невольники упали на колени. Один Элиль не заметил высокого гостя и продолжал чистить светильники. Удар посохом по спине чуть не заставил Элиля взвыть от боли. Старые раны от бича еще не затянулись до конца. 49

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Ты что, раб, совсем ничего не боишься? – завизжал гневно толстяк. – Как смеешь ты стоять передо мной. Мало с тебя шкуру спустили! Эй! – обернулся он к своим слугам. Вывести его во двор и побить палками! - Прости, святейший, но он не твой раб, - вступился за мальчика однорукий калека-охранник. - Что! Ты еще смеешь перечить! Мне! - Почему такой шум в священном месте? – никем незамеченным появился первый жрец Мелькарта. Все склонили головы. – Брат мой, ты показываешь недостойный пример младшим жрецам, оскверняя истошными криками Дом Бога-Покровителя. Непростительно. - Но, твой раб остался стоять при моем появлении. Я требую его наказать. - Ах, негодник, - притворно показывая, что он очень сердится, воскликнул первый жрец Мелькарта. - Конечно же, я его жестоко накажу! Приказываю сегодня на ужин оставить его без фруктов. - Ты смеешься надо мной? – взвизгнул брат. - Вместо фруктов дать ему мясо, - продолжал издеваться первый жрец Мелькарта. - Ты меня унизил! Я доложу правителю! – Толстяк потрясал кулаками над головой в бессильной злобе. - Опять старая песня, - презрительно усмехнулся старший жрец Мелькарта. – Давай, пойдем к правителю: будем ябедничать друг на друга. – Лицо его приобрело каменное выражение, а тон стал угрожающим. - Только кого из нас первого разжалуют в младшие жрецы. Толстяк воровато огляделся на слуг, навостривших уши, и любезно промямлил: - Брат мой, опять мы ссоримся, и все из-за какого-то жалкого раба. Пойдем, в святую комнату, помолимся вместе, побеседуем, как персоны, ближе всех стоящие к Покровителям. Они отправились в целлу, куда разрешалось входить только избранным. Однорукий слуга, выпихнул Элиля, от греха подальше, из храма во двор. Мальчик, кипя от гнева и обиды, уселся на камень под стеной. Камень, нагретый солнцем, источал приятное тепло, словно живой. - …Ты же получаешь неплохую плату за этого мальчишку, а с правителем не делишься, - услышал он над собой. Обернулся, поднял глаза. Узкое оконце выходило из целлы. Слабый дымок от воскуриваний взвивался наружу. Сладко пахнуло благовониями. - Я правителю, и без того, отдаю много, побольше, чем твой храм, - отрезал жрец Мелькарта. – К тому же, я очень рискую, держа у себя этого щенка. Риск – дело дорогое. 50

___ Сыновья Черной Земли______ - Хорошо! Согласен, - ныл первый жрец Баала. – Но зачем тебе столько добра? У твоего храма огромные привилегии. Только с твоего ведома торгуют рабами и лесом. Только от храма Мелькарта могут продавать пурпурную ткань. Только ты даешь разрешение добывать краску из моллюсков. Это не справедливо, Брат… - А ты добейся таких же привилегий для своего храма. Попробуй, - поучительным тоном возразил первый жрец Мелькарта. - Опять смеешься надо мной! Скажи хоть, что за девчонку тебе привезли? Дорогая, наверное? - Почему ты вечно суешься в мои дела? Позаботься о своих блудницах. Большинство из жриц Баала постарело. Пора бы на невольничьем рынке приобрести молодых. - Ты не доверяешь мне, брат. Обидно! Мы же служим одному правителю, - подлизывался жрец Баала. - Но разным богам, - урезонил его брат. Последняя фраза прозвучала, как просьба покинуть храм Мелькарта: - Ты всегда желанный гость в моем доме. – Слово гость он особо подчеркнул. Элиля перевели в ученики стражников храма. Все они: семь человек взрослых и десяток мальчишек-учеников разного возраста обитали в просторной низкой пристройке с земляным полом и соломенной крышей в том же грязном дворе. Почти в такой же жил Элиль среди кастратов. Вдоль неоштукатуренной каменной стены шел сплошной ряд лежанок из досок. Посредине стоял длинный деревянный стол и такие же длинные лавки. Взрослые стражники по очереди дежурили днем в храме, а в свободное время пьянствовали. Все они происходили из отставных вояк. По натуре своей - грубые и ленивые. Редко мылись: ходили вонючие, неопрятные. Но лежанки у них были мягкие, укрытые козьими шкурами. Мальчишки - все из местных: отданы в услужение храму за долги родителей. Их участь ни чем не лучше невольничьей. Старшие из мальчишек ночью с собаками охраняли территорию храма, младшие выполняли всю грязную работу: бегали на кухню за харчами, убирали со стола. Если старый стражник напьется до бессознательного состояния, его надо раздеть, уложить, убрать блевотину – заботиться, как о любимом господине. Элилю досталась последняя лежанка у входа с жесткой соломенной подстилкой. Когда среди ночи старый стражник просыпался после пьянки и требовал пить, Элиль должен был стремглав нестись к колодцу и принести воды. Если старший поздно приходит с гулянки, а ему хотелось поесть или выпить, он тут же будил самого крайнего и пинком отправляет в кладовую. И попробуй сказать, что ключник не 51

____Сергей Шаповалов_________________________________________ разрешил брать вина… За каждое непослушание или оплошность старшие били беспощадно. Однажды среди ночи старшие затеяли очередную пьянку. Кто-то из них днем умыкнул с жертвенного алтаря пузатенький кувшинчик крепкого вина. Его и решили приговорить. Но вот беда – выпивки не хватило. Захмелевшие стражники потребовали, чтобы младшие отправлялись к ключнику еще за одним кувшином. Дело не простое. Нужно пробраться к комнатке ключника, которая находится возле кладовой, долго стучать в дверь, выслушивая отборную брань. Когда же старик-ключник изволит высунуться, надо вытерпеть его упреки и плевки. Только после этого старый шакал отопрет кладовку и даст вина. Да надо еще проследить, чтобы не подсунул плохое, кислое, а то вообще спросонья может кувшин с маслом дать. На обратной дороге надо идти очень тихо, озираясь по сторонам. Кто-нибудь из слуг, разбуженный бурчанием ключника, может выйти на улицу и караулить. Если ему попадешься, слуга отнимет кувшин, чтобы самому выпить, а неудачника наградит хорошим пинком. Вот и в этот раз старшие охранники подняли с лежанок двух мальчиков и потребовали вина. Те в свою очередь растолкали Элиля. Он очень устал за день, работая в храме, и никак не мог проснуться. Его тормошили все сильнее. - Вставай! Старшие хотят вина. - Не пойду, - сквозь сон буркнул Элиль и продолжал спать. - Врежете ему, как следует! – нетерпеливо кричали старшие. - Вставай раб! От звонкой пощечины лицо вспыхнула. Голова тут же прояснилась. Вновь злость закипела внутри, туманя сознание. Элиль вскочил с лежанки. Противники были оба чуть ли не на голову выше его и намного крепче. Но ярость придала силы. Кулаком он саданул первому по зубам, второй получил удар коленом в живот. - Надо освободить место, - обрадовались старшие, столь интересному зрелищу и быстро сдвинули к стене стол со скамьями. – Нападайте только по одному. Между ног не бить, и упавшего не трогать. Кто проиграет – пойдет за вином. Первым бросился на Элиля крепкий сын землепашца, отданный в услужение храму на двадцать лет за долги отца. Из разбитой опухшей губы сочилась кровь. Он размахивал тяжелыми кулаками, но боец из него был плохой. Элиль ловко поднырнул под руку и еще раз врезал по губе. Даже кулак онемел. Противник неуклюже сел на пол, отплевываясь кровью. 52

___ Сыновья Черной Земли______ Второй, сын обедневшего ремесленника оказался более сноровистым, но и с ним Элиль справился. Не зря отец его учили стойко держать удары и не бояться боли. Он ударил пяткой под коленку, тем самым обездвижил соперника. Изловчился и несколько раз саданул в живот, помня науку: бей противника в одно и то же место. Сын ремесленника согнулся пополам. Лицо покраснело, а рот беспрерывно открывался, пытаясь набрать воздуха. - Довольно! – вмешался однорукий охранник. - Бой проходил по- честному. Вы двое – марш за вином, а ты, - указал он на Элиля, - ложись спать. Элиль плюхнулся обратно на лежанку. Засыпая, он слышал, как старшие обсуждали драку. - Хорош, - похвалил один из них. – Чувствуется – в доме воинов рос. – Ничего не боится. А ловкий какой… - Может его к делу приручать? – предложил однорукий старик. – Хватит ему с тряпкой дружить. Без него невольников хватает. - А что скажет первый жрец? – усомнился третий. - Не зря же хозяин мальчишку к нам определил, - стоял на своем калека. – Хочет из него охранника сделать. Вон, как он с двоими разделался… На следующий день после завтрака однорукий старик отвел Элиля в красильные мастерские, принадлежавшие храму Мелькарта. От мастерских исходил неприятный запах гниющих раковин, поэтому их построили ближе к порту, в бедном квартале рыбаков. Красильни представляли собой низкие длинные строения с обшарпанными стенами. Вонь стояла невыносимая. Охранник вручил Элилю легкую, но прочную деревянную палку, длиной примерно в два локтя. В покосившейся каменной хибаре невольники крутили ворот деревянного пресса, давя морских моллюсков. Из жижи получалась дорогая пурпурная краска для ткани. - Будешь следить за давильщиками, - поучал его старик. – Чтобы не ленились. Несколько невольников налегали на рычаги давильного пресса. Снизу в чан стекал слизь – будущая краска. - Поднатужьтесь, - прикрикнул охранник. – Давно палкой не получали. – Затем объяснял Элилю, как надо наказывать работников: - По костям не бей. Только по мякоти. Тем, кто давит пресс бей по ногам, а тем, кто груз таскает по плечам. Можно и по голове приласкать, но только по ушам. Не жалей их. Они стоят дешевле ослов. Если зайдет слуга или сам хозяин и увидит, что невольники 53

____Сергей Шаповалов_________________________________________ недостаточно усердно трудятся, тебя самого будут бить. Понял? Я вздремну в уголочке, а ты походи, поупражняйся. Старик уселся на перевернутую вверх дном корзину, закрыл глаза и тут же захрапел. Элиль растерянно оглядел грязный красильный цех. Солнце сюда еле проникало. Ужасная вонь от гниющих ракушек и немытых тел не выветривалась. Кругом тощие сгорбленные потные спины. На жилистых шеях веревки рабов с деревянными табличками. Никто не смел поднять глаза. Все монотонно выполняли свою работу, напоминая шевеление червей в гниющей плоти. Они не походили на людей, до того жалок был их вид: сгорбленные, покорные, с вялыми движениями и потухшими глазами. У хурритов не было невольников. Сами они вольнолюбивые и ненавидели рабство. Торговцев невольниками в Алалахе призирали. Их считали ниже, чем нищих бродяги. Элиль посмотрел на палку в руках, решительно отшвырнул ее в сторону. Пусть его бьют, но он не будет унижаться до надзирателя. Бежать! Надо бежать! Лучше умереть от жажды в пустыне или утонуть в море – но вырваться с этого проклятого острова. Он вышел из мастерской и побрел, не разбирая дороги. Очнулся, когда шел по улице города. Вокруг зеленели деревья, подставляя раскидистые ветви лучам ласкового солнца. Прохладный ветерок приносил запах моря. В голубом небе кружили белые чайки. Хорошо, что в этот полуденный знойный час на улицах не было народу, иначе при встрече с важными чванливыми горожанами, Элилю пришлось бы уступать дорогу и униженно кланяться. Он очутился возле стены богатого дома. Дом старшего жреца Мелькарта, - узнал Элиль. Хозяин в очередной раз находился в разъезде. У Элиля возникла дерзкая мысль: прокрасться в дом. Если он незаметно попадет в кабинет хозяина, то откроет тайник и похитит оттуда золота, ровно столько, чтобы хватило сесть на корабль и уплыть. Привратник, которому он недавно разбил бровь камнем, дремал. Элиль бесшумно отворил калитку и проскользнул во двор. Во дворе - тихо. - Подойди ко мне, - услышал он тоненький голосок. Вздрогнул, повертел головой. Никого. – Сюда, к дому. Элиль сделал несколько шагов. На уровне его головы темнело узкое оконце, в которое едва можно было просунуть руку. На него с любопытством и восхищением смотрела маленькая узница. - Ты поправился? – участливо спросила она. – Тебе было очень больно? - Ерунда. Я не боюсь боли. А тебя теперь держат здесь? - Да. Подожди. – Она протопала босыми ножками от окна. Скоро вернулась и протянула кусок пирога с медом и орехами. – Угощайся. 54

___ Сыновья Черной Земли______ Элиль с наслаждением глотал сладости. Как давно он не пробовал такой чудесный мед и такие пышные пироги. Узница все это время не отрывала взгляда от него. - Я еще принесу, хочешь? - Нет, спасибо. – Элиль почувствовал, что больше в него не влезет. Отвык он много есть. - Ты теперь охранник? – спросила девочка. - Никакой я не охранник, - нахмурился Элиль и, понизив голос, сказал. – Я решил убежать. - Убежать? – В черных глазах проскользнул испуг. - Но как? Даже взрослые не могут убежать. - Я смогу, - упрямо твердил Элиль. - А если тебя поймают. - Поймают – снова сбегу. Теперь в глазах узницы показалась грусть. - Возьми меня с собой, - вдруг попросила она. - Тебя? – удивился Элиль. – Как же я тебя с собой потащу? - Я не буду плакать. Я очень быстро бегаю и не боюсь змей. - Мы можем погибнуть, - предупредил он. - Ну и пусть, - безразлично ответила она. Слеза скатилась по щеке. – Я не могу больше здесь сидеть целыми днями, одна, в этой комнате. А это – было бы здорово, - подумал Элиль. – Убежать самому, да еще девочку прихватить. Хорошая месть. Хозяин лопнет от злости, а всем слугам не избежать порки. Будь, что будет. Но если они погибнут. Он – то ладно. Элилю себя не жалко, но маленькая узница… Нет, надо ее оставить здесь! С другой стороны, что ее ждет в храме Мелькарта? Судьба продажной жрицы … Решено – они бегут вместе. - Хорошо, - согласился Элиль. – Попробуем сегодня же ночью. Но предупреждаю тебя: нас могут убить или мы утонем. - Смерть - лучше неволи, - твердо сказала узница. Их разговор прервал вой. Так воет дикий буйвол, когда ему воткнут в бок копье. Элиль скорее побежал на звук. У ворот столпились слуги и охранники. Внутри круга стоял на коленях и выл слуга, тот здоровенный, с тупым звериным лицом, что вечно таскался за хозяином. Он рвал на себе одежду и бился лбом о землю. - Пошли все вон! – гаркнул привратник. Двое слуг подхватили здоровяка под руки и поволокли вглубь двора. Он продолжал выть, тряся бородой. Элиль притаился за широким кустом. Любопытство пересилило страх. - Говори членораздельно! – потребовал привратник. - Все из-за девчонки, - промычал он. - Какой? 55

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Ну, той, что кочевник Хабик приволок. Хозяин за нее много золота отдал, - бессвязно объяснял он, хлопая себя грязными ладонями по лицу. - Дальше что? – не отставал привратник. - Потом он мне приказал убить кочевника, а золото принести обратно. - Похоже на хозяина, - качнул головой другой слуга. - Их трое оказалось. Двоих, в том числе и Хабика я зарезал, а третий прыткий оказался - удрал. Тела кочевников я с обрыва в море скинул, а золото, как велено, принес. Но я не сказал хозяину, что один из хабири ушел от моего ножа. Сегодня хозяин приказал закладывать колесницу. Мы переправились в Ушу и поехали в Библ. - Хозяин поехал без охраны? – испугался привратник. - Дело у него намечалось важное. Не хотел лишних глаз. - Вы поехали.., и что? - За городом нас караулили кочевники. Хозяина зарезали. Я еле ноги унес. Всего камнями побили. - Лучше бы тебя прирезали, сын гиены! – выругался привратник и повернулся к слугам. – Все! Конец вольной жизни. Займитесь делами. Приберите хорошенько в доме. Порядок наведите. Скоро здесь появится братец хозяина. - Из города выслали копьеносцев. Да куда там.., - продолжал завывать здоровяк. – Где их теперь разыщешь? Ушли в степь. В ворота ввалила толпа вооруженных стражников. Посреди двора опустили на землю тело первого священника бога Мелькарта. Бледное лицо, без того худое, еще больше заострилось. В уголках посиневших губ запеклась черная кровь. - На колени! – закричал привратник. Все, кто находился во дворе, тут же бухнулись на землю и опустили головы. В ворота влетел старший жрец Баала. Круглое лицо его выражала гнев вперемежку с торжеством. Он так спешил, что даже красную круглую тиару надел криво. Широкий золотой пояс повязал кое-как. - Где? – звонко прокричал он. Увидев бездыханное тело, он попробовал выдавить из себя слезу. – О, брат, - хныкнул он, но тут же скорбь сменил гнев. – Кто его сопровождал? - Вот он, - привратник указал на угрюмого слугу. - Ах, ты..., - первый жрец Баала чуть не задохнулся от злости. – Какой же ты, телохранитель… В подвал его к гиенам. Завтра кожу с него спущу. - Прости, великий! Что я мог сделать, - промычал несчастный, но его уже волокли прочь. 56

___ Сыновья Черной Земли______ Первый жрец Баала взглядом господина окинул коленопреклоненных слуг и сурово произнес: - До назначения нового жреца бога Мелькарта, я буду распоряжаться имуществом храма. Готовьте святейшего к обряду прощания. Слуги осторожно подняли бездыханное тело и отнесли в дом. Жрец Баала отозвал в угол двора распорядителя дома, прямо к тому кусту, где затаился Элиль. - Где мой брат прятал золото? – строго спросил жрец. - Я не знаю, господин, - распорядитель упал на колени. – Он никому не доверял сокровища. - Хочешь, чтобы тебя на углях пытал? – угрожающе навис над ним толстяк. - Смилуйся, господин! Не знаю я! Никто не знает! - Не хочешь углей на спину - найди тайник. Переверни весь дом, сломай стены, вскрой полы – но найди кладовую! - Найду! Весь дом переворошу! – задыхаясь, клялся распорядитель. - Иди! Нет, постой! Расскажи-ка мне, что за девчонку прячет мой брат? Она живет в его доме. Ее охраняют не хуже казны правителя. Кто она? - Вроде бы, дочь старшего тамкара из Ниневии. Как будто, ее выкрали. Хозяин хотел продать девчонку обратно отцу. - Зря старался, - махнул рукой жрец. – Она упала в цене. Старшего тамкара Ниневии казнили. - Ее и этого мальчишку - звереныша - ко мне в храм. Элиль сообразил, что речь идет о нем и о маленькой узнице. Теперь- то любой ценой надо бежать. Он решил прокрасться в дом охранников и стащить какое-нибудь оружие, хоть тупой нож. Он осторожно проскользнул в храм. Решил спрятаться до темноты в саду… - Вот ты где! – двое охранников неожиданно вышел из-за угла и схватил Элиля за руки. – Пошли. Тебя новый хозяин ищет. 57

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 4 Толстый жрец Баала опустил свое необъятный зад на изящный стул первого жреца Мелькарта, всем своим довольным видом показывая, что теперь он в этом доме господин, и все здесь принадлежит ему. Стул жалобно скрипнул под тяжестью туши в пестрых одеяниях. Элиля бросили перед первым прорицателем. Рядом, на коленях стояла маленькая узница и дрожала. Глаза ее блестели от слез. - Что прикажешь с ними делать, - спросил распорядитель храма Мелькарта, преданно заглядывая в глаза новому хозяину, словно провинившийся пес. - Сколько платил правитель Алалаха за этого щенка, - спросил первый жрец у казначея храма. Тот поднес ему глиняную табличку с расчетами. – Всего то? – хмыкнул он, почесывая свисающий живот, сквозь дорогую тонкую ткань. – Нацарапай послание. Узнай, сколько он хочет за смерть щенка. А пока приказываю мальчишку кастрировать. Если не получу всей суммы, то хотя бы сделаю из него блудницу. - А с девчонкой что? – поинтересовался распорядитель. – Ее тоже в блудницы. - Маленькая она еще, - презрительно взглянул первый жрец на худенькую узницу. – Тонкая какая. Плечи костлявые. А зад… Кто на нее позарится. Пока ее раскормишь, да вырастишь, - безнадежно махнул рукой. Тут же нашел выход: - Мы принесем ее в жертву Баалу. Через два дня праздник. Вот, сделаем подношение от храма. Услышав такое про себя, с девочкой случилась истерика. - Дурочка, - холодно успокаивал ее первый жрец. – Тебе выпала великая честь: будешь сожжена на празднике в чреве Бала и преобразишься в невесту Бога. Уведите их. 58

___ Сыновья Черной Земли______ Детей отвели через весь город в храм бога Баала. Святилище стояло на скале в северной части острова. Как и храм Мелькарта, оно возвышалось над островом. Отсюда открывался вид на весь город с Северной и Южной гаванью. К храму вели широкие ступени. Высокие стены со стрелковыми башнями из отесанного камня выглядели неприступными. Взойдя по лестнице, дети оказались перед высокими резными воротами. Стражники с копьями, охранявшие вход, показали, куда отвести рабов. Надсмотрщик вытолкнул их на широкий двор, замощен ровными прямоугольниками каменных плит. По периметру красовались колонны, украшенные позолотой. За ними угадывались двери в жилые и служебные помещения. Посреди двора росла священная олива, под ней два озерца правильной круглой формы, наполненные прозрачной водой. В глубине двора стоял каменный куб самого храма. Перед входом два высоких золотых столба. Ужас заставил холодок пробежаться по спине, когда Элиль увидел огромную голову быка. Рогатая голова возвышалась над всеми строениями и принадлежала самому Баал-Хамуну. Бог стоял на площади за зданием храма. Величественное изваяние, отлитое целиком из меди, протягивало длинные руки вперед с широкими ладонями, требуя жертву. Потом Элиль узнал, что тело бога внутри полое. Во время жертвоприношений жрецы разводили во чреве бога огонь, как в печи. Пламя протяжно ревело, заставляя волосы вставать дыбом – это Баал пел. Глаза светились во тьме. На распростертые ладони клали жертву. Под действием скрытых блоков жрецы поднимали руки Баала вверх, и жертва проваливалась в пылающий рот. Именно так должна была погибнуть маленькая узница. Элиля и девочку отвели в подвал. Их впихнули в темное помещение. Металлическая решетка громко лязгнула, прочно закрывая вход. Девочка плакала. Элиль, как мог, старался ее утешить. Когда глаза привыкли к темноте, то он увидел низкие каменные своды и влажный земляной пол. Помещение, куда их посадили, оказалось обширным. По стенам шли дощатые лежанки. На лежанках теснились люди. Они безучастно глядели на вновь прибывших. Да не люди. Это были дети: кто помладше, кто постарше Элиля. Он подвел рыдающую девочку в самый сухой угол. Там сидели, взобравшись с ногами на лежанку несколько мальчиков чуть старше его. Элиль живо растолкал их, одного сдернул на землю. Когда тот попробовал возразить, то получил крепкий удар в челюсть. Больше не спорил. Он усадил девочку на доски. Она вся сжалась, но не отпускала его руку. Вцепилась так крепко, что кисть немела. - Что с нами будет? – сквозь рыдания прошептала она. 59

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Я вытащу тебя. Я обещаю, - попытался успокоить ее Элиль. - Правда? Вытащишь? - Слово воина! Спасу тебя или погибну, – поклялся Элиль, но тут же пожалел. Теперь он обязан был выполнить клятву, чего бы это ему не стоило. Только, как это сделать? – Как твое имя. – Мелина. - Вздохни глубоко, Мелина и произнеси молитву. – Если ты чиста перед своими Богами - они тебя не оставят, - попытался хоть как-то утешить ее Элиль. - Хорошо. – Она немного притихла, шепча молитву, но худенькие плечики все еще вздрагивали. У решетки возникла тень. Кто-то крался вдоль стены. - Элиль! Ты где? Элиль! – позвали из темноты. Мальчик узнал голос одноглазого охранника. Он хотел броситься к решетке, но Мелина вцепилась еще крепче в руку тонкими пальчиками и умоляла: - Не бросай меня одну! Не уходи! - Я сразу же вернусь, - пообещал Элиль. – Куда я денусь? Не бойся. Она нехотя разжала пальцы. Элиль подбежал к решетке. - Мальчик мой, - горестно вздохнул старый охранник. – Плохи твои дела. Уж очень тебя возненавидел новый хозяин. Недолго тебе осталось… - Сам знаю, - огрызнулся Элиль. – Без того муторно на душе, ты еще хоронишь меня. Зачем пришел? Жалеть? Не нуждаюсь! - Вот, пришел, - старик горестно покачал головой. – Прикипел я к тебе. У меня детей никогда не было… Ой, как жалко мне тебя… - Не время слезы лить. Рано еще. Помоги мне бежать. Бесцветные глаза старика удивленно забегали. - Но как? Сбежать с острова невозможно. Если только через два дня… Будет проходить праздник в честь Баала-Хамуна. Заодно в этот день собрались кремировать нашего хозяина. Все перепьются перед жертвоприношением. Обычай здесь такой: пьют до беспамятства, затем оргии устраивают. Может тогда попробовать? Но из подземелья надо еще выбраться. Вход надежно охраняют. - А ты как прошел? - Охранник знает меня. Попросил присмотреть за входом, пока он по нужде сбегает. Да не думай ты о побеге. Даже если выйдешь наверх, что потом? Как ты храм покинешь? Через стену не перелезть. На воротах сторожа… - Не сомневайся, - настаивал Элиль. – Выберусь из подземелья и через стену перелезу. 60

___ Сыновья Черной Земли______ - Вплавь до Ушу не доберешься? Утонешь. В проливе всегда большие волны. Расшибет тебя о камни. Лодку украдешь? Ну и куда дальше? Ой, худо! – вновь принялся цокать языком старик. - Мне нужен нож. Хоть какой-нибудь, старый. Если будет нож - я выберусь, - твердо сказал Элиль. - Ох, мальчик, погибнешь, - причитал старик, безнадежно качая головой. - Не все ли равно, как пропадать? Достань нож, - не просил, требовал Элиль. Однорукий калека помедлил. - Нет! - Решительно мотнул он головой с редкими седыми космами. - А если тебя с ножом поймают, да будут пытать: где взял… - Не бойся. Из меня ничего не вытянут. Не выдам тебя. Клянусь родной землей. - Это ты сейчас так говоришь, а как покрутят перед носом раскаленными клещами.., - Он сделал жест, как будто держал клещи в руке. - Чего ты вообще сюда пришел? – разозлился Элиль. – Достань нож. Прошу тебя. - Нет. И не думай, - в ужасе воскликнул старик. - Эх ты, вояка. За шкуру свою дрожишь, - Элиль презрительно отвернулся. – А еще хвастался, что у Азиру колесничим служил… -Да пойми: не убежать тебе! - Принеси нож, я, хоть, вены себе вскрою. - Не говори так! - Заклинаю твоими богами… Но старик бросился к выходу, не желая слушать. У Элиля все вскипело в душе. Опять его предали! Он вцепился в холодные прутья решетки, так, что пальцам стало больно. Зашуршали шаги. Это вернулся калека. Элиль не взглянул на него, выражая тем самым презрение, но вдруг ощутил прикосновение холодного металла к руке. Нож! - Я отплачу тебе добром, - пообещал он, хватая клинок. - Ох, мальчик, мальчик. Сначала выйди живым отсюда… Мне пора, - оглянулся старик. - Эй! Однорукий! – раздался сверху недовольный окрик. – Куда пропал? - Здесь я. Решил посмотреть, что в подвале. - Вина там нет, - засмеялся стражник наверху. - И незачем шастать в темноте. Ноги переломаешь. Поднимайся быстро. Старик заковылял к лестнице. Элиль взобрался на прежнее место на нарах. Мелина все это время не знала покоя. Девочка вновь вцепилась 61

____Сергей Шаповалов_________________________________________ в Элиля. Он отвернулся к стене, чтобы никто не видел и ощупал нож. Старое бронзовое лезвие от частых заточек стерлось дугой. Деревянная ручка треснула. Но все же - это было оружие. Элиль вновь воспрянул духом. Хоть с дрянным ножом, но он почувствовал себя воином. Осталось ждать удобного случая… Их кормили два раза в день. Приходили надсмотрщики, отпирали решетку, ставили на пол блюдо с хлебом, кувшин с водой, чан с фруктами. Как только сторожа уходили, самые сильные набрасывались на еду, словно голодные хищники. Слабым ничего не доставалось. Элиль решил прекратить безобразие. Двоим от него попало крепко. Дрался он, словно зверь, бил беспощадно. Заставил делить еду поровну на всех. На третий день яркий свет от факелов озарил подземелье. Тяжелой поступью вошли охранки. Следом, важно переваливаясь с ноги на ногу, появился старший жрец Баала. Облако аромата от дорогих притираний окутывало его. Пурпурное праздничное облачение так и сияло на нем серебряными и золотыми нитями. Напомаженная уложенная борода лоснилась от масла. Он брезгливо морщил мясистый нос и визгливо восклицал: - Фу! Какая вонь! Детей заставили встать на колени перед грозным жрецом. Он же осмотрел всех, указывал пухлым пальцем, давая распоряжения: - Вот этого и этого отдать в красильный цех. Тех, что покрепче, - на виноградники. Вон того, пухлого – в попрошайки. Девочек к блудницам на обучения. Погодите. Вон ту девчонку, - его пухлый палец, унизанный перстнями, показывал на маленькую Мелину, - подготовьте для жертвоприношения. Покройте руки и лицо золотой краской и оденьте в красные тряпки. Элиль стоял рядом и почувствовал, как Мелина вздрогнула всем телом и часто задышала. Он нашел ее руку и крепко сжал, чтобы она не расплакалась. - А про этого щенка я совсем забыл, - Элиль получил удар сапогом в плечо и отлетел к стенке. – Почему его еще не оскопили? Стражники виновато пожали плечами. - Пусть здесь, в подвале посидит. После праздников я сам его оскоплю и отправлю к блудницам на обучение. Всех детей увели. Они остались с Мелиной вдвоем в сырой темноте подвала. Долго сидели на холодном полу. Мелина не плакала. Она впала в оцепенение. Смотрела пустыми глазами, не мигая в маленькое окошечко, в котором небо темнело, покрываясь звездами. Элиль испугался, что она сойдет с ума. 62

___ Сыновья Черной Земли______ Город уже праздновал. Снаружи доносились радостные крики. Хор кастратов затянул гимн. Пришел стражник с чаном. Он еле держался на ногах. Он принес целый чан хлеба и полугнилых фруктов. Факел, который стражник нес в другой руке, никак не получалось всунуть в кольцо держателя. Наконец удалось. - Пожрите последний раз, - снисходительно промычал он. Язык еле ворочался. Удивленно оглядел подвал, глупо хлопнул осоловелыми глазами и спросил: - А где все? А! – что-то вспомнил и попятился. Стражник закрыл засов – тяжелый деревянный брус опустил в скобы. Надо было еще примотать веревкой для надежности. Но руки его не слушались. Он долго мучился с петлей, плюнул и не стал завязывать. И без того тяжелый засов не открыть изнутри. А с улицы доносились песнопения. В окошке то и дело мелькал свет от факелов. Элиль вынул из схрона под нарами нож, подошел к решетке, просунул наружу лезвие. Напрягся, пытаясь приподнять засов. Брус чуть-чуть пошел вверх, еще… еще… Элилю не хватило сил. Брус сорвался и опять лег в скобу. Элиль бешено метался из угла в угол, придумывая, как скинуть засов. Он подбежал к дощатым лежанкам и отколол ножом длинную щепу. Снова ринулся к решетке. - Хватит сидеть! Помоги! – грубо крикнул он девочке. - Что? – словно во сне произнесла она. Медленно поднялась, подошла. - Держи! – он всунул ей в руки щепу. – Я приподниму брус, а ты вставь щепу. Все получилось. У Мелины кисть тоненькая. Она высунула руку с щепой наружу и вставила деревяшку в щель между брусом и скобой. Элиль отколол еще одну, вновь приподнял брус. Мелина всунула в щель вторую щепу. Мальчик напрягся из последних сил, поднимая кончиком ножа брус. Щепки выпали, а засов вновь соскользнул в скобу. - Ничего не выйдет! - От отчаяния он чуть не заплакал. - Мы за девчонкой, - услышали они сверху. - Готовить ее будете? – усмехнулся стражник. - Повесьте на шею побольше приправ, чтобы душок шел ароматный, когда гореть начнет. Последовало пьяное грубое ржание. - За мной! – вздрогнула Мелина, и как-то сразу стала еще меньше, сжалась. – Прощай! Элиль отошел в тень и вжался в стену. Трое пьяных жрецов, кое-как отперли дверь, схватили Мелину и увели. Жрецы были до того одурманены вином, что не заметили мальчика. Но еще… последний жрец попытался приладить брус в скобы, но его качнуло. Он схватился 63

____Сергей Шаповалов_________________________________________ за решетку, выронил засов. Долго стоял над ним, покачиваясь из стороны в сторону, наверное, размышляя: поднимать брус или нет. Наконец выругался и, держась за стенку, поплелся к выходу. Тяжелый брус так и остался валяться на полу. Сердце тревожно запрыгало. Элиль вышел из тени, осторожно навалился на решетку, она отъехала в сторону. Голова загорелась. В теле появилась легкость. Элиль прокрался по нескончаемому темному коридору мимо винного склада, мимо множество ниш, заваленных барахлом: какие-то кувшины, тряпки, ломаная мебель. Лестница вели вверх, к двери. Элиль остановился и постарался унять нервную дрожь. Сердце билось, словно молот по наковальне. Правая рука стиснула нож так сильно, что легче отрубить кисть, чем выбить клинок. Он поднялся по холодным шершавым ступенькам, осторожно приоткрыл створку и выглянул на улицу. Снаружи праздничный шум. Элиль разглядел обнаженные широкие спины двух стражников, короткие пики в руках. Мимо них не проскочить. Что делать? Искать другой выход? - Так и будем здесь торчать всю ночь? – недовольно проворчал один из сторожей заплетающимся языком. – Все веселье пропустим. Сбегай, еще вина принеси, да закусить чего-нибудь. - Ладно, схожу, - согласился второй и нехотя, спотыкаясь, побрел за угол, к кухне. Остался один. Но ничуть не легче. Как с этим справиться? Вдруг стражник икнул, произвел утробное рычание и перегнулся через кусты, выворачивая желудок. Медлить нельзя. Элиль приоткрыл дверь шире и вышел наружу. Все бы ничего, но дверь предательски скрипнула. Стражник обернулся, вытирая тыльной стороной ладони слюнявый рот. - Ах, ты.., - он потянулся за копьем, которое бросил на землю. Элиль сам не понял, как все произошло, как будто - это не он. Мальчик метнулся к стражнику и вогнал нож в ягодицу чуть ли не по самую рукоять. Сторож дико взвыл и повалился в кусты. Элиль за ним: не хотелось расставаться с ножом. Он еле выдернул клинок из плоти. Стражник продолжал истошно орать, а беглец юркнул за угол. Очутившись в тени храмового здания, он прикинул, как можно перебраться через высокую стену. Вход, наверняка, хорошо охраняют. Элиль перерезал веревку на шее с деревянной табличкой и со злостью швырнул ее подальше в кусты. Раненый в зад продолжал орать, но вопли его утопали в шуме веселящейся толпы за стеной. Элиль нащупал выступы в каменной кладке и попробовал взобраться наверх, но тут же остановился. Неожиданно вспомнил: он дал слово воина, что не оставит Мелину. Слово воина нельзя нарушать - тяжелее греха не 64

___ Сыновья Черной Земли______ бывает. Если дал слово воина, умри – но сдержи. Боги не прощают клятвопреступников ни в жизни, ни после смерти. Только, где искать Мелину? Элиль ощупью прокрался вдоль глухой стены храма. Охранник за спиной продолжал визжать. Из дверного проема ударил свет. Створка глухо стукнулась о стену. -Кто там орет? – пьяный жрец высунул красную рожу, часть моргая. Элиль замер. Крепче сжал нож. - Народ гуляет, - предположил другой голос из глубины помещения. – Не отвлекайся. Мешай краску. Девчонка уже готова. Покрасим ее в золотой цвет, а волосы в серебряный. Элиль заглянул в проем. Он попал, куда нужно. Обнаженная Мелина стояла на грубо сколоченном деревянном столе. Рыжие волосы рассыпались по плечам и спине. В небольшой мастерской находились все трое пьяных жрецов. Один мешал краску в глиняной ступице, остальные двое пытались сообразить, как лучше обернуть жертвенного ребенка в кусок дорогой пурпурной ткани. Кругом в помещении кривые этажерки с кувшинчиками, углы завалены хламом – беспорядок и грязь. -Жаль такую дорогую ткань, - качал головой мастер. – Может, в мешковину ее обернем – все равно сожгут девчонку – а ткань спрячем, потом продадим. - Идиот! – постучал его по лбу кулаком подельник. – Мешковина не пурпурная. А если заметят? - Кто заметит? – возмущался мастер. – Все так перепьются… Да еще в темноте… Цветочных гирлянд побольше навешаем на девчонку. - Краска плохо размешивается. Я спущусь в подвал за маслом, - объявил тот, что трудился над смесью. Он отставил в сторону ступицу, откинул тяжелую крышку в полу и спустился вниз. Где-то под полом раздалось звяканье и бульканье. - Эй! - встрепенулись его товарищи. – Он вино наше последнее выпьет. Чуть ли не на карачках, они полезли в подвал. Как только жрецы скрылись в подполье, Элиль заскочил в мастерскую. Мелина вскрикнула. Мальчик захлопнул тяжелую крышку. - Кто там безобразничает! Быстро открой! – раздались глухие недовольные окрики. Но Элиль уже ронял сверху этажерку, с кувшинами. Сосуды с треском разлетелись на черепки. Какая-то жидкость растеклась по полу маслянистым пятном. Он обернулся к девочке. Та замерла на месте, стыдливо скрестив руки на груди. В глазах ужас. Рот открыт. 65

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Пошли! Или хочешь гореть во чреве Баала? – вывел он ее из оцепенения. Мелина спрыгнула со стола, схватила кусок пурпурной материи, ловко обернулась в него, соорудив подобие платья. - Ты пришел за мной! Тебе удалось! – Ее глаза вспыхнули от восхищения. - Быстрее! – поторопил Элиль. – Мы еще не на свободе. Пол вздрагивал от ударов. Жрецы пытались выбраться, но этажерка оказалась неподъемной. Крышка чуть приоткрылась. Высунулись пальцы. Элиль прыгнул сверху. Пальцы исчезли, а снизу донося грохот и истошный вопль. Беглецы рванулись к выходу из храма. Кругом стража. Через кусты! Забор! Элиль помог Мелине вскарабкаться на невысокую стену. Девочка оказалась ловкой. Влез сам. Они спрыгнули вниз. Очутились в темной аллее священных олив. Элиль заметил в стене калитку. Не заперта! По узкому проходу они выбежали прямо на храмовую площадь. Перед медным идолом Баала возвышался штабель из бревен. На верхушке, в окружении гирлянд цветов возлежало тело первого жреца Мелькарта. Толстый верховный жрец Баала ходил вокруг штабеля, брызгал священной водой из золотой чаши и читал заклинания. Напротив похоронного уктури стояла толпа разодетых вельмож, скорбно склонив головы. Сам правитель Тира находился среди городской знати. Но Элилю некогда было любоваться правителем и его окружением. Надо было как-то выбраться за стены храма. Да побыстрее, пока их не хватились. - Дети, вы что здесь делаете? – К ним сзади подошел жрец в нарядном желтом облачении. Это конец! Элиль заложил за спину руку с ножом, готовый напасть в любой миг. - Мы заблудились! – плаксиво пропищали Мелина. Наша мама там, - она указала в сторону города. - Но как вы сюда попали? - Это все он, - девочка скривила лицо и кулачком ударила Элиля в грудь. – Хотел поближе подойти. Посмотреть, как душа стершего жреца Мелькарта превратится в птицу и вознесется на небо. Теперь нас накажут.., - она правдоподобно разрыдалась. - Не хорошо! – погрозил жрец пальцем Элилю. – Зачем озорничаешь, да еще сестру за собой тащишь. Не плачь, малышка. Я выведу вас в город, а там: сами ищите свою маму. Добрый жрец, заметив на Мелине платье из дорогой пурпурной ткани, решил, что встретил детей знатных родителей. А с такими 66

___ Сыновья Черной Земли______ детьми надо быть учтивым: мало ли: потом вспомнят о его доброте, еще и родители наградят. Он провел их к потайной калитке, отпер ее и выпустил детей в город. - Молодец, - похвалил Элиль свою спутницу, переводя дух. - Куда теперь, - Мелину колотил нервный озноб так, что зубы стучали. - В порт, - уверенно указал Элиль вниз по улице. - А что там? - Придумаем. В городе народ шумным потоком валил к храму Баала-Хамона с песнопениями и пылающими факелами. Все пьяные и веселые. Только Элиль и Мелина продирались против течения. Но на них не обращали внимания. Наконец они выбрались в спокойный проулок, бежавший вниз. Там, впереди в темноте плескался прибой. Оттуда пахло свободой. Но проулок неожиданно свернул, пошел круто вверх, и беглецы выскочили прямо к ненавистному храму Мелькарта. Как они здесь очутились, сами не поняли. Элиль дернулся назад, но было уже поздно. Двое мальчишек из охраны, те, что дрались с ним, заметили беглецов и кинулись в погоню, размахивая палками. - Попались! – Элиля и Мелину прижали к стене. - Отпустите нас, - попросил Элиль. Сам за спиной пряча нож. Если что, он успеет одному из них перерезать горло. - Нет, не отпустим, - злорадствовали юные стражники. - Теперь нам за беглых рабов дадут по медному сикелю. Нападающие держались поодаль, угрожая палками. Если Элиль замешкается, его оглушат. Тогда и нож не выручит. Он решил хитрить. - Ну и что с того? Все равно старшие отберут у вас плату. - За то нас будут уважать: мы поймали беглых рабов. - Все равно, вы останетесь в услужении храма на всю жизнь. – Элиль решительно шагнул вперед. Мальчишки замахнулись, готовые обрушить удары на его голову. Но он ошарашил их, предложив: - Хотите, я вам дам золота, а вы меня отпустите. - Чего? – засмеялись юные стражники. – Откуда у тебя золото? - Я знаю, где у хозяина тайник, - спокойно объяснил Элиль. – Вы можете взять оттуда, сколько хотите - золото все равно никто не считал, кроме хозяина - и отдать родителям. Они вас выкупят. Мальчишки задумались. Глаза их забегали. - Как ты узнал про тайник? – все еще не верили они. - Случайно увидел. - Пошли, покажешь. Но если нас обманешь, мы тебя изобьем. Все вместе двинулись к дому покойного жреца Мелькарта. 67

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Не через ворота, - поманил один из юных охранников. – У нас есть свой тайный лаз через забор. Заговорщики нашли низкую часть стены, перелезли по небольшой приставной лестнице, забытой в кустах садовником. Элиль помог девочке. В доме царила тишина. Сторожа и слуги праздновали в храме Баала, поручив охранять добро собакам. Но сторожевые псы знали мальчишек и не стали поднимать лай. Заговорщики прошли в зал для приемов. Элиль подошел к золотому изваянию Мелькарта и повернул его. - Что ты делаешь! – испугались юные стражники. – Нельзя трогать Бога. - Для вас он Бог, Для меня – нет, - презрительно бросил Элиль, открывая потайную дверь в стене. Мальчишки ахнули при виде стольких сокровищ. Они зачарованно смотрели на груду золота вперемешку с драгоценными камнями. Тут же рулоны дорогой пурпурной ткани и мешочки, набитые бесценными благовониями. Они побросали палки и принялись разглядывать сокровища, осторожно прикасаясь к шкатулкам с драгоценностями. - Я выполнил обещание, - напомнил Элиль. Но те не обращали на него внимания, завороженные видом стольких богатств. - Что вы здесь делаете! Воришки вздрогнули от сердитого окрика. Попались! В дверях возник слуга. Но присмотревшись, Элиль узнал однорукого стражника. Мальчишки-охранники упали перед ним на колени и взмолились: не выдавать их. Все это он - раб. Он показал тайник. Они даже не хотели ничего трогать. - Заткнитесь! – прикрикнул на них старик. – Я вас не выдам. Берите ровно столько, сколько должны ваши родители храму. Пусть выкупят вас. И марш ворота охранять. Обрадованные мальчишки схватили по несколько золотых колец и убежали. - Ты все-таки выбрался, - улыбнулся старик. – Там такой крик подняли: стражника прирезали. Здорово ты ему в зад пырнул. - Твой нож, - Элиль протянул ему окровавленный клинок. - Оставь себе. Пригодится. Я, лучше, золота немного прихвачу, да обратно тайник закрою. Его все равно скоро найдут, а мне погулять на недельку, хорошего винца попить. Ты, вот что, сейчас из ворот, сразу направо. Спустишься по улочке рыбаков. Там увидишь за последним домом большой камень, за ним тропинку. По тропинке попадешь в рыбацкую гавань. Там - лодки. - Спасибо тебе за все! – поблагодарил Элиль старика. 68

___ Сыновья Черной Земли______ - Постой! Заскочи на кухню. Повар пьяный валяется, тебя не заметит. Захвати кусок мяса. - Зачем? – удивился Элиль - Лодки собаки охраняют. Дашь мясо – они не тронут. Я бы сам тебя проводил, да куда с ногой, со своей. Ты шибче меня бегаешь. Торопись, пока не хватились. Город кончился. За покосившимся забором последней халупы торчал огромный валун. Сбежав по крутой тропинке, беглецы услышали плеск волн. Луна взошла из моря, отбрасывая на черную воду трепещущую серебристую дорожку. Несколько утлых лодочек покачивалось на волнах. Иные валялись на берег кверху днищем. С лаем бросились псы. Элиль кинул им мясо. Псы тут же переключились на еду, затеяли свору. Тем временем Элиль помог своей спутнице забраться в одну из лодок, обрезал веревку, удерживавшую суденышко и запрыгнул сам. Распустил небольшой треугольный парус. Ветерок подхватил лодочку и легко понес в открытое море. Все! Позади остался проклятый остров. Элиль встал за комовое весло. Не хватало дыхания от нахлынувших чувств. Он – свободен! Он снова человек! Вольный человек! Элиль оглянулся. Холодный скалистый берег, подсвеченный луной, удалялся. Наверху в городе полыхало зарево от погребального костра. Мелькали факела. Даже отсюда можно было различить Медную бычью голову Баала, а в другом конце острова, высоко на скале призрачно сияли в лунном свете золотые столбы храма Мелькарта. Элиль отвернулся и больше не желал смотреть назад. Только вперед! К долгожданной свободе! Куда он правил – не знал. Доверился ветру и Богам-покровителям. Звезды и луна исчезли. Море слегка волновалось. Мелина затихла на дне лодки. Бедняга устала и клевала носом. Элиль сам, сколько мог, держался. Потом устал стоять, присел, закрепил веревкой рулевое весло. Глаза закрылись сами собой. Холодные брызги заставили очнуться. Ветер рвал парус. Лодку раскачивало на огромных волнах. Элилю показалась, что он валится в бездну, но через мгновение взлетает в небо. Кругом темень и шум. Мелина не спала. Она сидела чуть живая, вцепившись в борта. Очередной порыв ветра сломал мачту. Накатила волна, переворачивая лодку. Элиль вынырнул на бушующую поверхность. Наглотался горькой воды. Где Мелина? Она выплыла совсем рядом и барахталась, пытаясь удержаться. Элиль поплыл к ней. Новая волна накрыла с головой. Элиль успел схватить девочку за волосы и не дал ей уйти вниз. Но, 69

____Сергей Шаповалов_________________________________________ сколько так они продержатся? Рука наткнулась на что-то твердое. Лодка! Суденышко оказалось плавучим. Его перевернуло вверх килем, но рыбаки делали свои посудинки с умом. Не просто ее потопить. Элиль помог Мелине вскарабкаться на киль. Сам остался в воде. Самые большие волны прошли, и теперь их болтало, как листок с двумя муравьями. Ночь тянулась ужасно долго. У Элиля силы заканчивались. Иногда он впадал в забытье. Голова кружилась, он соскальзывал вниз под воду, но тут же жажда жизни заставляла из последних сил вновь хвататься за скользкие доски. Иногда Элиль проверял, надежно ли Мелина лежит на лодке. Руки девочки крепко держали киль, но и она уже теряла сознание. На ум сам собой пришел заговор старшей сестры: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! Он повторял его раз за разом… Элиль даже не заметил, как небо начало сереть. Волны утихли совсем, превратившись в частую мелкую рябь. Нигде не видно берега. Только сплошная серая морская равнина. Огромный красный шар поднимался над горизонтом. Элиль уставился на него, стараясь не провалиться в забытье. Уже половина шара торчало над горизонтом. Внутри образовалось черное пятно. Мерещится? Пятно росло, становилось угловатым, с рваными краями. Наконец выросло, закрывая собой весь пылающий шар, и превратилось в огромный красивый корабль. 70

___ Сыновья Черной Земли______ Часть вторая «Та-Кемет» 71

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 5 Элиль проснулся не сразу. Постепенно и неохотно выходил из забытья. Сначала угас красочный сон, из которого он ничего не запомнил, потом появились звуки и ощущения. Но он не хотел просыпаться. Нет ничего приятнее: лежать на мягкой подстилке, под теплым шерстяным пледом. Слегка покачивало… Мерная качка убаюкивала, как в колыбели… Где он? На корабле! Элиля бросило в жар. На чьем? Опять на пиратском? Он открыл глаза и резко поднялся. Чуть не вскрикнул от боли: все тело ломало. Как будто его долго били палками. Он огляделся, с трудом поворачивая шею. Просторный полог из прочной белого материи светился от яркого солнца. Рядом сопела и мурлыкала во сне Мелина. На бледном измученном личике с потемневшими веками играла счастливая улыбка. Длинные реснички чуть подрагивали. Темные рыжие спутанные волосы разметались вокруг головы. Элиль потрогал широкую лежанку. Мягкая солома, сверху льняная подстилка, набитая овечьим пухом. Его с Мелиной укрыли красивым шерстяным пледом с пестрым незнакомым орнаментом. Видать, хозяин корабля сказочно богат. Но что за корабль? Куда плывет? Элиль прислушался. По шлепанью весел прикинул: гребцов – человек двадцать. Вода весело журчала за бортом. Судно большое, шло ровно, без сильной качки. Только - куда? Мальчик решил выглянуть наружу. -Элиль? – проснулась Мелина. – Где мы? Девочка сонно хлопала глазами. Попыталась вцепиться в руку Элиля. 72

___ Сыновья Черной Земли______ - Тихо! – цыкнул он. Мальчик откинул плед и подобрался к выходу. Осторожно выглянул в щелочку. Длинная палуба изгибалась полумесяцем. Доски широкие, без единого сучка. Нос задирался вверх и заканчивался площадкой для лучников, защищенной прочными деревянными щитами. Корабельные борта высокие. Толстая мачта уходила в небо. Огромный парус надежно держал ветер. Корабль не торговый, сразу сообразил Элиль. На палубе чисто, полный порядок: бухты канатов скручены виток к витку, большие кувшины с питьевой водой выстроились ровным рядком – все на своем месте, ничего лишнего. Судя по чистоте и порядку - они находится на военном судне. Элиль высунулся из шатра и сразу наткнулся на высокого смуглого человека. Из одежды на нем был только кусок ткани на бедрах, повязан каким-то особым образом в виде фартука, спускавшегося до колен. Лицо чистое, без бороды. Голову укрывал платок немес, концы которого свободно лежали на плечах. Элиль замер. Он не знал, чего ждать от человека. Но тот приветливо улыбнулся, растягивая большие губы, и мягко заговорил на непонятном языке. Задавал какой-то вопрос. - Не понимаю, - покачал головой Элиль. Из-за спины вынырнула Мелина и ответила незнакомцу на том же языке. Человек рассмеялся, подхватил ойкнувшую девочку на руки, легко, как пушинку. Поманил Элиля за собой. Человек широко уверенно шагал, слегка вразвалку, как обычно ходят корабельщики. Элиль еле поспевал за ним. Прошли на корму мимо гребцов. Гребцы – совсем не невольники – все, как на подбор крепкие, плечистые в одних набедренных повязках и белых головных платках. Гребли стоя, да так налегали, что весла выгибались дугой. Корма сужалась и задиралась вверх, напоминая рыбий хвост. Двое кормчих управлялись с большими рулевыми веслами. У основания рыбьего хвоста, находилась еще одна площадка, служившая боевым постом для лучников. На площадке стоял небольшой стол. За столом на низеньком стульчике гордо восседал хозяин корабля. Строгое немолодое лицо чисто выбрито. Внимательные карие глаза глядели не мигая. Взгляд не выражал надменности и презрения при виде детей. Элиль за время рабства привык, что на него вечно смотрят, как на мерзкую тварь и был немного удивлен. Широкие развернутые плечи хозяина корабля и гордая осанка выдавали в нем воина. Ожерелье из нескольких рядов золотых пластин украшало грудь. Слуга опустил Мелину на палубу и поклонился господину. Элиль не знал, как поступать: кланяться или упасть на колени. Нет, на колени он 73

____Сергей Шаповалов_________________________________________ падать не будет. Надоело. Он стоял, ожидая тычка сзади. Но тычок не последовал. Хозяин корабля с интересом оглядел их с ног до головы, затем жестом предложил сесть напротив. Слуга тут же подвинул к столу два небольших стульчика со скрещенными ножками и низенькой спинкой. Мелина осторожно присела на самый краюшек. Элиль колебался. Неужели ему предлагают сесть за один стол с господином? Хозяин мягко улыбнулся и повторил жест, указывая на стул. Элиль сел. Перед детьми поставили блюдо с дымящимися хлебными лепешками и по кружке молока. Элиль уже забыл вкус молока. Оно оказалось холодное и сладкое, а лепешки горячие с нежной хрустящей корочкой. Он давно не ощущал в животе столь приятной тяжести. Но, ни Элиль, ни Мелина много съесть не смогли – отвыкли. Покончив с едой, Элиль все еще недоверчиво поглядывал на хозяина корабля. Тот терпеливо ждал, когда дети насытятся, затем задал вопрос на незнакомом языке. Мелина ответила. Хозяин понимающе кивнул и заговорил на чистом хурритском: - Расскажите, как вы оказались в открытом море? Откуда вы родом? Дети переглянулись и опустили глаза. Нелегко признаваться, что сбежали из рабства. Кто знает, что у чужеземца на уме? Сделает детей своими рабами или решит вернуть их в Тир за вознаграждение. - Ничего не бойтесь. - Хозяин корабля понял, о чем подумали дети. - Имя мое Птахмоз. Я являюсь посланником во все чужеземные страны и служу правителю Обеих Земель. - Куда направляется твой корабль? – осторожно поинтересовался Элиль. - В благодатную Та-Кемет. Надеюсь, при попутном ветре, через несколько дней пристанем к набережной славного города Хекупта. Та-Кемет! У Элиля отлегло от сердца. Значит, они не у разбойников с островов и не у работорговцев с Приморья. Он слышал, что Черная Земля – страна вольных людей. Но все же… - Ты нас не выдашь? – спросил он, недоверчиво взглянув в лицо хозяина корабля. - Красный след на твоей шее оставила веревка раба, - угадал Птахмоз. – Я не люблю рабство и сам не содержу невольников, тем более детей. Но мне надо знать о вас хоть немного, чтобы поступить правильно. Не бойтесь, хозяевам я вас не верну. Отныне вы - свободны. Клянусь кровью, что течет в моих жилах. Амуна беру в свидетели. – Он протянул открытые ладони к солнцу. - Мы сбежали с Цора. Ее хотели принести в жертву Баалу-Хамуну, меня кастрировать и превратить в блудницу, - выложил Элиль, окончательно поверив корабельщику. 74

___ Сыновья Черной Земли______ Глаза посланника потемнели. - Бедные дети! И как вам удалось сбежать? - Помогли. Даже в Тире есть добрые люди. - Пусть Боги наградят их за милосердие. Но вы же не родились в рабстве. Я видел много детей-невольников. У тех в глазах бессмысленный страх, и голова вечно нагнута в поклоне. - Я сын правителя Алалаха, - решил быть до конца откровенным Элиль. Посланник ему внушал доверие. - Нахита? – оживился посланник. - Ты знаешь моего дядю? – глаза Элиля вспыхнули. – Но он не правитель. Правит Алалахом мой отец, благородный Муршеш. Посланник лишь покачал головой, выражая сожаление. - Твой отец погиб. Элиль вскочил с места, но тут же опустился обратно. А что он еще мог услышать? Он же чувствовал… Подавив отчаяние, мальчик спросил: - Ты был в Алалахе? - Нет, я вел переговоры с правителем Угарита. - А что-нибудь слышал об Алалахе. Хоть какую-нибудь весть? Там осталась мама и сестры. - Сейчас в землях Алалаха хозяйничают хетты – вечные наши враги. Правитель Обеих Земель, да живет он вечно, вековечно, вел в свое время переговоры с твоим отцом, предлагал поддержать Муршеша войсками. Но хетты опередили. Твой дядька, Нахит оказался предателем. Он открыл ворота города перед войсками Муватилли и помог захватить город. Лабарна оценил предательство Нахита по заслугам и поставил его правителем в Алалахе. Это все, что я знаю. Если хочешь, я могу отослать тебя на попутном корабле в Алалах. Теперь он все понял. Вот, почему жрец Мелькарта так оберегал его. Нахит платил за тайну. Ведь, если народ Алалаха узнал бы, что наследник жив – восстания не избежать. И тогда… А что тогда? Нахита поддерживают хетты…тогда Алалах будет разрушен. - Нет! – покачал головой Элиль. - Мне сейчас нельзя в Алалах. Дядька убьет меня. Да и многие пострадают… - Понимаю. – Посланник кивнул. – Что-нибудь придумаем. Ты не пропадешь в нашей стране. Сын правителя Алалаха должен вырасти достойным человеком. А что твоя маленькая спутница? Она откуда? - Я из Ниневии, - ответила Мелина. – Мой отец - глава торговцев. - И как ты оказалась в Тире? - Как-то среди ночи отец поднял меня с постели, велел одеваться. Он был очень взволнован. Меня передали на руки Хабику. Хабик - кочевник и служил у отца проводником караванов. Мы отправились на ослах из города. Шли долго, примкнули к торговому каравану. Потом 75

____Сергей Шаповалов_________________________________________ налетела песчаная буря. Все погибли. Хабик меня спас. Он умел выживать в пустыне. На руках донес меня к стану кочевников, вылечил. Но потом, почему-то отвез в Тир и отдал первому жрецу Мелькарта. - Хабик предал тебя, - сообщил Элиль. – Продал за хорошее вознаграждение. Но потом его самого прирезали. И все из-за золота. - Он не мог! – попыталась возразить Мелина. - Как же ты тогда оказалась в неволе? Глаза ее набухли слезами. Крупные бусинки сорвались и мокрыми змейками скользнули по щекам. - Почему отец не прислал за мной или сам не приехал? – она умоляюще смотрела на посланника. Что он ей скажет? Может он знает, что с ее отцом. - Когда прибудем в Хекупта, я попробую разузнать, - пообещал посланник. – Но доходили слухи, что Ниневия подняла восстание против власти Ассирии. Восстание жестоко подавили, а город разрушили. Я надеюсь, что отец твой жив. Выясним. Пока отдыхайте. Вы - гости на моем корабле, и здесь вам некого бояться. Ветер гудел, надувая полотнище паруса. Весла дружно пенили воду. Белые чайки проносились над палубой, пронзительно крича. Мелина грустно смотрела на воду, стремительно убегающую назад. Из глаз срывались слезы. Их подхватывал ветер. Девочка дрожала, несмотря на яркое солнце. - Тебе холодно? – спросил Элиль. Она отрицательно покачала головой. - Почему ты дрожишь? - Что с нами теперь будет? Мне страшно, - подняла она на него печальные глаза. - Страшно? После всего, что мы пережили? – удивился Элиль. – Не плачь и не дрожи. Будем жить. - Но мы, ведь, одни. В Черной Земле, у нас нет никого. - Не пропадем. Теперь мы свободны. Свобода - лучше любого богатства. На кусок хлеба я смогу заработать. Наймусь сторожем. - Тебя возьмут? – засомневалась девочка. - Возьмут. Ты же знаешь, как я умею драться. Может, в лучники городского отряда попрошусь или в помощники охотникам. Я слышал, что в Черной Земле не бывает голода. Там у всех есть работа, за которую хорошо платят зерном и одеждой. Тебя я не оставлю. Ничего. Выживем! Плаванье проходило спокойно. Попутный ветер гнал корабль по изумрудному морю. Слева призрачно синела прибрежная полоса. По 76

___ Сыновья Черной Земли______ ясному небу лишь иногда пробегали легкие облачка, но они не предвещали бури. Корабельщики оказались сплоченной командой. К детям относились добродушно и ласково. Все норовили отдать Мелине свою порцию сушенных фиников, что им полагалось к ужину. Вечно бурчали на повара: «Дай мальчонке мяса побольше. Мы – то потерпим, а он, видишь, какой худой. Девочке меда не жалей. И молока ей пожирнее наливай». «Что вы, за скупердяя меня считаете! – возмущался повар. – Нормально я кормлю детей. Они же не бегемоты – есть круглые сутки». В трюме корабля держали корову, приученную к «морской жизни». Иногда, во время стоянок ее выводили на берег пощипать свежей травки. Молока она давала мало, но его хватало для завтрака хозяина. Перепадало немного и корабельщикам. Ну, а детям – по полной кружке всегда доставалось. На рассвете третьего дня впередсмотрящий закричал с носовой стрелковой площадки: «Кемет! Та-Кемет!» Дремавшие корабельщики повскакивали и сгрудились на носу. Они радостно заголосили, бросились к веслам и с удвоенной силой налегли, подгоняя корабль. Море за бортом из прозрачного, голубого превращалось в желтое, мутное. Воды Великой Зелени, как в Та-Кемен называли море, мешались с водами Великого кормильца Черной Земли – Господина Хапи. Хозяин корабля, облачившись в желтую мантию, поднялся на кормовую стрелковую площадку, воздел руки к небу и протяжно громко произнес: - О, Амун-Ра, господин вселенной! За спокойное путешествие благодарим тебя! - Благодарим тебя! – хором воскликнули корабельщики. - Обещаем принести достойные дары в храм твой и воскурить благовония перед светлым ликом Твоим. - Обещаем! – выкрикнули корабельщики. Хозяин закрыл глаза и стал читать нудную молитву на древнем языке, а мореходы, не отрываясь от весел, затянули гимн Амуну. Мелина вздрогнула во сне и заплакала, кулачками растирая слезы, но не проснулась. Наверное, что-то страшное привиделось. - Тихо! Тихо! Спи! – Элиль погладил ее по голове, укутал плотнее цветастым пледом, сверху укрыл своим. Девочка повернулась на бок и вновь ровно засопела. Сам Элиль выбрался из шатра и взбежал на носовую площадку для стрелков. Широко расставив ноги, на площадке стоял старший над лучниками, внимательно окидывая взглядом приближающийся берег. На его суровом лице блуждала счастливая улыбка. 77

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Что там? – дернул его за руку Элиль. - Черная Земля, - не отрываясь от созерцания виднокрая, ответил лучник. – Гляди! Нет на свете краше и богаче этой земли. Нет многолюднее городов и величественнее храмов. Нет солнца ласковей, а хлеба вкуснее, чем из Черной Земли. Элиль увидел широкий поток, несущий бурые воды, а по берегам темнели вспаханные поля. - Разлив начался, - довольно покачал головой старший лучник. – Видишь, как Хапи-отец перекрасился. Он оплодотворяет землю. Скоро поля скроются под водой. Земля радуется. Как только Хапи отпустит землю, она родит богатый урожай. А пока… ух как полноводен нынче Хапи-кормилец. Нелегко нам придется плыть до Хекупта. Ну, ничего, поспеем прямо к празднику. Знаешь, как весело во время Опета? Все, от младенцев до сгорбленных стариков ждут целый год этого праздника, готовятся. Ох, здорово будет! С трудом корабль вошел в рукав и двинулся вверх, преодолевая напористое течение. Хорошо, хоть ветер поднялся сильный. За кормой недовольно клокотала бурая вода. А берега – уже вовсе не берега, а высокие заросли папируса и камыша - непроходимые дебри. А сколько птиц! Заросли кишели ими. Напуганные стаи тучами взмывали в небо, издавая шуршание тысячами крыльев. - Там - суша? – Элиль указал на, возвышавшийся плотной стеной, высоченный папирус. Мелькнуло гибкое серое тельце дикой кошки виверры. В зубах она держала трепыхающуюся иволгу. - Суша. Но только на время. И это место вскоре вода поглотит. Разлив. Сейчас везде мехет – болото. А когда вода сойдет, где возвышения, останутся пехуу – лужи. Только ходи, да рыбу собирай руками. А там вдалеке не пересыхающие иун – озера, полные птиц. Вот где славная охота! Хоть с бумерангом ходи, хоть с луком, можешь силки поставить. Дичь не переводится, сколько ее не лови. Вон там, на западе до самой пустыни и на востоке, до тех гор, - старший лучник указал не еле виднеющийся синий хребет, - простираются болота сехет. Там вырастает отличный папирус, из которого делают свитки для письма. А камыш до того крепкий, что из него плетут циновки. Древки для стрел из того камыша получаются ровными. Стрела летит точно в цель. Еще есть чудесные озера - ша, поросшие огромными водяными лилиями. Можно придти ранним утром и до самого заката любоваться цветами. - Здорово! – восхищенно проронил Элиль. – Я хотел бы побывать на тех болотах. - Ох! Какие твои годы! Всю землю еще исходишь, - усмехнулся старший лучник. 78

___ Сыновья Черной Земли______ Среди камышей крякали утки, Важно гоготали большие серые гуси. Мелькали быстрые иволги. Элиль смотрел в воду, где показывали спины огромных рыб. - А это кто? – он указал на бугорки, торчащие из воды. Один из бугорков повернулся к кораблю. У него обнаружились маленькие глазки и торчащие смешные ушки. Бугорок фыркнул словно лошадь, пуская пузыри. - Бегемоты, - объяснил лучник. - Это они только головы высунули. Бегемоты огромные, толстые. А шкура у них, ух какая прочная. Щиты ей обтягивают, нагрудники делают: не любая стрела пробьет. А вон, видишь те бревна? Это крокодилы. Упаси Себек встретиться с ними в воде. Пасть огромная и вся полна острых зубов. Теленка враз утащит. Тот только придет попить водички, а крокодил его хвать, - и в воду. Давай крутить, пока теленок не захлебнется. - Дамба впереди! – крикнул смотрящей. - Вижу! – ответил старший кормчий, беря правее. Слева показалась чуть заметная полоска суши. - Зачем дамба? – спросил Элиль. - Чтобы поля не размывало, - объяснил старший лучник. – Глядите-ка! Посреди потока торчал небольшой островок. На уцелевшем клочке суши, жались друг к другу самка орикса с детенышем и несколько серых зайцев. - Весла, медленней! – скомандовал старший лучник. – Лодку к борту. Корабль снизил ход. Лодочку, что тащилась сзади на привязи, подвели к борту. Старший лучник и еще четверо корабельщиков перебрались в суденышко. Отталкиваясь шестами, они подплыли к островку. Старший лучник ловко схватил самку орикса за рога и опрокинул в лодочку. Теленочек жалобно заплакал, затрясся на тоненьких ножках, когда его сняли с островка. За уши перетащили зайцев. Лодка подошла к дамбе. Зайцы длинными прыжками помчались в заросли камыша. Самка орикса побежала прочь, гордо подняв голову. Следом неуклюже скакал теленочек. Старший лучник хлопнул в ладоши, подбадривая малыша, и весело засмеялся. - Хорнахт! – окликнул его хозяин, когда тот взобрался обратно на палубу. - Да, господин, - поклонился старший лучник. - Зачем отпустил такой роскошный обед? – в шутку упрекнул хозяин. - Пожалел бедняг. Если б на охоте – другое дело. Но я еще подстрелю тебе косулю или дикого быка. - Да возблагодарит тебя святая мать Исида за доброту. - Справа лодка! – крикнул смотрящий. 79

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Легкое папирусное суденышко стремительно приближалось к кораблю. Худой, загорелый человек в одной набедренной повязке всем телом наваливался на шест. Он громко кричал. - Чего орешь? – перегнулся через борт Хорнахт, когда лодочка стукнулась о корпус корабля. - Шерданы! – вопил лодочник. – Напали на поселение. - Морские разбойники, - обернулся старший лучник к хозяину. - Пусть указывает путь кормчим, - распорядился хозяин. Крикнул слуге: – Принеси мое оружие и шлем. - К бою! – скомандовал Хорнахт. На корабле тут же поднялась беготня. Оружейник доставал из трюма копья, щиты, луки и раздавал корабельщикам. Весла с силой ударили по воде. - Корабль впереди! – закричал смотрящий. – Нас заметили. Уходит в канал. - За ним! – На носовую стрелковую площадку поднялся Птахмоз. Еще недавно его облачение напоминало жреческое, но теперь кожаные доспехи и сияющий медный шлем преобразил его в могучего воина. Посланник во все чужеземные страны упоенно произносил молитву. Глаза горели отвагой. В левой руке прямоугольный щит, обтянутый шкурой льва. Правая рука, по локоть закрытая медным щитком, сжимала длинный изогнутый меч. - Эй! – зычно крикнул он. – Боевую песню! Да пойте так, чтобы нас в Шардании услышали. Корабельщики грянули тягучий грозный напев. Ветер в парусе подвывал им. Весла бахали по воде в такт. Элтль прибежал на нос и затесался среди лучников. - Почему ты не в доспехах? – спросил он у Хорнахта. Старший над лучниками оставался в одной набедренной повязке. В руках лук и несколько стрел. Он повел широкими плечами и усмехнулся: - Мы же - корабельщики. Это колесничие одеваются в латы, а корабельщики ничего не страшатся. - А если шарданов будет много? - Ну и что? Мы же на своей земле. Да хоть целый флот! Амун с нами. – Он мельком взглянул на хозяина и тихо сказал Элилю. – Пойди-ка подружку свою спрячь в трюме. Сейчас на палубе будет жарко. Элиль бросился к шатру. Мелина стояла возле мачты. В глазах ужас. Грозный хор воинов ее сильно напугал. Он схватил девочку за руку и потащил к маленькой лесенке, ведущей в трюм. - Что произошло? – допытывалась Мелина. Ей было жутко от боевой песни корабельщиков. 80

___ Сыновья Черной Земли______ - Не высовывайся! – Элиль усадил ее на сено возле коровы хозяина. - Но что там? - Будет бой. Мы преследуем разбойников. - Элиль, не уходи! – она повисла на его руке. – Не оставляй меня одну. - Не бойся! Как все закончится, я приду за тобой. - Элиль, не надо. А вдруг тебя убьют! – Мелина чуть не плакала. - Не бойся, - попытался он ее успокоить. – Я – сын воина. Ты разве забыла? - Но если с тобой что-нибудь случиться, как я одна останусь? – не хотела отпускать его Мелина. Пальчики девочки крепко держали руку Элиля. - Молись за меня. Знаешь молитвы? - Знаю… Хорошо…Буду молиться… Но будь осторожен! - Обещаю! Бог Грозы охраняет меня. Он разжал ее пальчики и выбежал на палубу. Хорнахт готовил лук, проверял стрелы. Рядом хозяин внимательно следил за маневрами вражеского корабля. Нелегко чужакам пробираться по каналу, где кругом мели и дамбы. Расстояние быстро сокращалось. Уже отчетливо вырисовывалась высокая вздернутая корма вражеского корабля. Сам корабль широкий, как скорлупка ореха, сразу видно – сделан для дальних морских переходов. Длинное кормовое весло бешено металось, отворачивая корабль от мелей. Лучники на площадке для стрельбы готовились к бою. - Продырявь им парус! – приказал хозяин Хорнахту. – Иначе уйдут на большую воду. Там у них будет больше маневренности. Нельзя давать им развернуться к нам носом. Наш таран короче. Хорнахт выбрал тяжелую стрелу с широким бронзовым наконечником. Мышцы вздулись на руках, когда он натягивал тугой лук. Стрела взвилась высоко в небо. Вскоре в полосатом парусе вражеского корабля появилась прореха. Ветер рвал полотно, расширяя дыру. Корабельщики грянули боевой клич: «Бей! Бей! Амун! Бей!» - Дайте мне оружие! – потребовал Элиль. - Ты опять здесь? – рассердился старший лучник. - Я хочу вместе с вами в бой! Я – сын воина. - Возьми! – хозяин протянул ему свой щит. – Беги на корму и прикрывай от стрел кормчих. - На корму?- раздосадовано буркнул Элиль. - Если кормчего ранят, то корабль потеряет управление, и мы не сможем догнать разбойников. Я доверяю тебе важное дело, - многозначительно объяснил Птахмоз. - Слушаюсь! 81

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиль поспешил на корму. Щит тяжелый. Он едва мог поднять его двумя рукам. Двое кормчих, крепкие корабельщики удерживали длинными веслами корабль на нужном курсе. Рыбак, что позвал на помощь, показывал, где мели, а где сильное течение. - Прямо мель. Вон папирус над водой, - тыкал он пальцем. - Если их корабль повернет, то его подхватит течение, и они успеют уйти. - Не успеют! – успокаивал его кормчий. – От нас не уйдут! Куда им с рваным парусом. О! Малыш, - заметил он Элиля. – Ты пришел нас защищать. Смотри внимательно за стрелами. Щит, хоть, удержишь? - Удержу! – огрызнулся Элиль. Корабль шарданов все ближе и ближе. Враги поняли, что уйти от преследователей не удастся, открыли стрельбу. Зашуршали стрелы. - Ой, малыш! Ой, прикрывай нас! – запричитал кормчий. – Ой, следи за стрелами! Элиль уловил, как сверху падают серые точки. Он высоко поднял щит. Стрелы со стуком впились в прочное дерево. Элиля даже качнуло назад. - Молодец малыш! – подбодрил кормчий. – Выше! Выше поднимай! Элиль старался. Как мог, высоко поднял щит. Еще две стрелы ударили. Он оглянулся назад. Кормчих не задело. Вдруг огнем обожгло бок. Стрела воткнулась прямо возле широкой ступни кормчего. - Осторожно малыш! Ах, у тебя кровь! Больно? - Нет! – разозлился Элиль. Как с маленьким с ним разговаривает. Какай он малыш! – Подумаешь, царапнуло. - Ой, малыш! Бросай скорее щит! Бросай его! Держись! – закричал кормчий. Элиль еще не понял, в чем дело, но быстро опустил щит на палубу и вцепился в поручни. Вовремя! Таран с медной шакальей головой врезался в корму вражеского судна. Раздался треск ломающихся досок. Палубу дернуло. Элиль еле устоял на ногах. Рыбак, что указывал путь, свалился на карачки и чуть голову не расшиб о перегородку. - Бей! Бей! Амун! Бей! – прогремело над водой. Воины кинулись в драку. - Сожри мою печень болотный крокодил! Разорви бегемот меня на части! – радостно заорал старший кормчий. – Посадили их на мель! И корму продырявили! Бухаф! – крикнул он младшему кормчему. – Удержишь корабль? У меня руки чешутся! - Удержу! – заверил его товарищ. – Беги, и за меня там повоюй. Старший кормчий взревел, схватил копье, спрыгнул с площадки мимо лесенки и помчался через всю палубу туда, где уже кипел жестокий бой. Элиль прыгнул за ним. На палубе лежал воин. Стрела ему пробила бедро. Он силился подняться, но не мог. Возле воина 82

___ Сыновья Черной Земли______ валялось копье. Элиль поднял оружие, двумя руками крепко сжал древко и с визгом ринулся на нос. Он не представлял, что будет делать среди могучих воинов сшибавшихся насмерть, но хотел сражаться наравне со всеми. Все закончилось до его прихода. Когда Элиль вскарабкался на борт чужого корабля, бой остыл. Поверженный шарданы, человек двадцать стояли на коленях. Рядом валялась гора оружия. Победители выводили из трюма плененных жителей рыбачьего поселения, выдирали цепи, которыми были прикованы гребцы-невольники. Элиль чуть не выругался с досады, крепко, по-мужски. Надо же – опоздал! Вдруг что-то кольнуло его: корабль, как будто, знакомый. Широкая палуба. Мачта, перетянутая канатом. Тяжелый люк в трюм. Так это же…Он чуть не задохнулся от ужаса… Тот корабль, на котором его везли в рабство. Он взглянул на пленников. Красная рожа с рыжей бородой! Аху! Тот, что бил его, а он выплеснул ему тогда горячую кашу в лицо. Все вокруг перевернулось. Гнев овладел Элилем. Он кинулся на пленника, стремясь ударить его копьем прямо в кривой горбатый нос. Как будто наткнулся на дерево. Сильные руки кормчего оторвали его от земли. Старший лучник вырвал копье. Элиль брыкался, пытался вырваться, но кормчий держал его крепко и ласково приговаривал: - Ой, малыш! Да что на тебя нашло? Ой, взбесился! - Я убью его! – кричал сквозь слезы гнева Элиль. - Нельзя убивать пленных, - оттаскивал его подальше кормчий. – Ему и так - остаток дней в каменоломнях надрываться. - Все равно! Убью! - Что произошло? – рядом возник хозяин. - Мальчишка взбесился, - объяснил Хорнахт. – Бросился на того, рыжебородого. - Это он! – рычал Элиль. - Успокойся! Кто? - Меня везли на этом корабле хетты в Угарит, - вздрагивая всем телом, кое-как выдавил из себя Элиль. - Так это не шерданы! – Хозяин вплотную подошел к рыжебородому. – Вы идете из Хатти? Отвечай. - Они – шерданы, - кивнул рыжебородый здоровяк на корабельщиков. - Я один хетт. - Кто хозяин корабля? - Я его нанял, - ответил рыжебородый. - Врет он! – крикнул Элиль, все еще удерживаемый кормчим. – Хозяин - одноглазый. 83

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Одноглазый? – удивленно вскинул брови хозяин. – Нет ли у него шрама через все лицо? - Есть, - вспомнил Элиль. -Никак - Рупа, правая рука лабарны Муватилли. – Посланник пристально взглянул в лицо бородатому хетту. – Говори, куда высадил своего господина? И что ему понадобилось здесь? Рыжебородый гордо вскинул голову и глухо произнес: - Можешь меня убивать. Я тебе ничего не скажу. - Знаю. Не скажешь, - согласился хозяин. - Мне все расскажет вон тот. – Он указал на молодого воина, лет шестнадцати, стоявшего на колени позади всех. У юноши дрожали плечи и стучали зубы. Глаза испуганно бегали по сторонам. – Поднимите его. Бородатый вдруг извернулся. Непонятно откуда у него в руках очутился нож. Он бросился к юноше, желая пронзить сердце. Не успел. Посланник оказался проворнее. Изогнутый меч расколол затылок, разбрызгивая кровь по палубным доскам. Кормчий закрыл широкой мозолистой ладонью глаза Элиля, чтобы он не смог видеть еще одной страшной смерти. Пленников связали и перевели на корабль посольства. Их усадили вокруг мачты. Освобожденные рыбаки долго благодарили хозяина и целовали ему руки. Он лишь попросил приютить невольников-гребцов. Корабль шарданов так и остался торчать на мели, слегка скособочившись, с огромной дырой в корме. Впрочем, недолго ему так стоять. Рыбаки вскоре разберут его для своих нужд. Элиля все еще трясло. Кормчий усадил мальчика на бухту льняных канатов, протянул медную флягу. - Пей! Элиль послушно глотнул горькую жидкость. Горло обожгло. Пронял кашель. - Ну, что ты даешь мальчишке, старый пьяница, - пожурил кормчего старший лучник. – Только ты можешь пить эту гадость. А ему молока бы предложил. - Не страшно, - отмахнулся кормчий, хлопая Элиля по спине. – Какой же он мальчишка? Воин! Видел бы ты, как он нас щитом прикрывал. А на бородатого кинулся – зверь! Менфит! Кашель прошел. В голове приятно загудело. Стало легко и спокойно на душе. - Не слушай этого старого пьянчугу, - ругался старший лучник. И грозно напомнил кормчему: - Про весло не забыл? Бухаф один там надрывается. - Иду, - недовольно ответил кормчий и зашлепал босыми ногами по палубе. 84

___ Сыновья Черной Земли______ - Отдыхай. – Хорнахт хотел погладить Элиля по голове, но тут же передумал, все же – воин, похлопал по плечу и отправился к лучникам давать распоряжения. Корабль взял прежний курс на юг. Корабельщики затянули победную песню. Мелина оказалась рядом. Девочка опустилась на корточки, заглядывая преданно в лицо Элиля. На пурпурном платьице развязался поясок, волосы растрепались ветром. - Ты – герой! – восхищенно произнесла она. – Я видела, как ты кинулся с копьем в драку. - Прости. Я совсем забыл про тебя, - спохватился Элиль. – Ты же там одна сидела. Не испугалась? - Нет. Я с коровкой. Там наверху все кричали. Потом ка-а-к бахнуло. Коровка испугалась, замычала. А я ее успокаивала. Не бойся – говорю. Выглянула – ты бежишь с копьем. Я обратно. Говорю ей: мы победим! Если Элиль полез в драку – значит, точно - победим. Я ей все рассказала: как ты меня из рабства спас, как из города вывел, как мы на лодке плыли... А она внимательно слушала. Элиль невольно улыбнулся. - Ой! – вскрикнула девочка. – У тебя кровь. Смотри весь бок в крови. Я сейчас. Она упорхнула и через несколько мгновений примчалась с чистой полоской материи и глиняной баночкой. Маленькие пальчики дрожали, когда девочка очень осторожно смазывала противно пахнущей мазью рану. Потом перевязала Элиля. - Спасибо, - поблагодарил он ее. - Не за что, - Мелина сияла от счастья. – Ты – герой. Настоящий воин. - Прекрати, - смутился Элиль. - У меня никогда не было брата. Наверное, хорошо иметь братьев – настоящих воинов. А у тебя были сестры. - Две сестры. Они остались там, в Алалахи с мамой…Надеюсь, еще живы. – Элиль тяжело вздохнул. - Прости, что напомнила. – Мелина погладила его по руке. - Да, ничего. Теперь ты – моя сестра. - Клянешься? – обрадовалась Мелина. - Эй! Эй! Поосторожнее, - погрозил пальцем подошедший лекарь. – У нас в Та-Кемет, слово сестра – сенет звучит почти так же, как супруга – хемет. Шучу, - рассмеялся он. – Покажи рану. – Он осмотрел повязку. – Ну! Мне тут делать нечего. Даже я так хорошо не умею бинты накладывать. Пойду к другим раненым. Тем временем хозяин допрашивал плененного юношу. Тот стоял перед ним на коленях и дрожал от страха. Хозяин же сидел на небольшом стульчике с низенькой спинкой. 85

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Я отпущу тебя, если расскажешь мне все. Даю слово! Амун свидетель. Ты будешь волен идти, куда вздумается. Можешь остаться в нашей земле, - никто тебя не тронет. Говори: с какой целью вы пристали к нашим берегам? Пленник молчал. - Зря упрямишься. Сейчас тебя привяжут к носовой мачте. Ты будешь болтаться над водой. Я прикажу подкормить крокодилов. В этих местах крокодилы очень лютые. Они будут отгрызать ноги. Не сразу – постепенно. Хочешь умереть такой жуткой смертью? Пленник не проронил ни звука, но плечи его еще больше задрожали. - Привяжите его к мачте, - скомандовал хозяин. Корабельщики попытались поднять пленника, но он истошно закричал, вцепившись в ноги хозяина: - Я скажу! Я все скажу! Не надо мной кормить крокодилов. - Говори! - С нами плыл Рупа. Мы высадили его на восточном берегу вместе с грузом, носильщиками и мулами. - Давно? - Прошлой ночью. - Что за груз? - Оружие. - Какое? - Копья, кинжалы, луки, много стрел. - Для кого оружие? - Для племен пустыни. Рупа вез им оружие и золото, чтобы поднять восстание. Нам было велено уплывать тихо назад. Но из жадности решили по пути напасть на селение и захватить пленников для продажи. - Покажешь, куда высадил Рупу? - Место выше по течению. - Пустимся в погоню? – поинтересовался старший лучник. - Попробуем настигнуть. Ночью далеко не уйдешь по пустыне, а сейчас, в такую жару он побережет мулов. Где-нибудь укрылся. Главное, не дать ему добраться до горного хребта. Пленник указал место, где прошлой ночью высадился караван с оружием. Река все разливалась. На том месте полоска суши уже превратилась в болото. Но все же, следы найти удалось. Хозяин возглавил отряд преследователей, оставив четверых воинов охранять корабль. - Возьмите меня! – попросил Элиль. - Ты не поспеешь за нами, - покачал головой хозяин. 86

___ Сыновья Черной Земли______ - Я быстро бегаю, - не отвязывался Элиль. – Могу целый день не есть и не пить. - Понесешь стрелы, - согласился Птахмоз. Следы почти размыло, но когда выбрались на возвышенность, где чахли заброшенные фруктовые сады, копыта мулов хорошо опечатались на землю. Старший лучник присел на корточки, изучая след. - Ого! Мулов не меньше десяти. Груз тяжелый. Погонщиков пятеро. Все в добротной обуви. - Поспешим! – крикнул хозяин. Солнце взлетело в зенит. Палило нещадно. Сильно хотелось пить. Пот тут же высыхал на коже. Впереди вырастал невысокий горный кряж, тянувшийся далеко к югу. Под ногами редкая колючая трава кончилась и дальше пошла желтая потрескавшаяся земля. - Вижу их! – крикнул самый зоркий корабельщик, тот, что все время торчал на носу впередсмотрящим. - Почуяли погоню и уходят в горы. Прибавить шаг! – приказал Птахмоз. Теперь и Элиль различал впереди несколько серых точек. Они находились у подножья горного хребта. Перешли на бег, жадно глотая горячий пыльный воздух. Караван старался, но никак не успевал оторваться от погони. На боках мулов свисали тяжелые тюки. Преследователи нагнали караван почти у подъема в горы. От пятерых погонщиков отделилось трое и смело преградили дорогу. Вооруженные длинными прямыми мечами, как у шарданов, и кривыми кинжалами, они смело бросились на преследователей. Погонщики оказались хорошими воинами. Несмотря на превосходство противника, умело сдерживали сразу десятерых нападавших. Элиль, не мешкая, сбросил сумку с плеча, вынул несколько стрел и лук. Пока шел бой, он незаметно прокрался за камнями и ринулся вслед уходящему каравану. Мулы карабкались в гору. Из-под копыт срывались камни. Погонщики отчаянно колотили животных палками. С головы одного из погонщиков ветер сорвал накидку. Одноглазый! – узнал Элиль. Мальчик встал удобнее, расставив широко ноги. Вложил стрелу на тетиву и прицелился. Лук ужасно тугой. Руки дрожали. Натянул, насколько позволяли силы. Тетива фыркнула. Стрела скользнула по ноге одноглазого и стукнулась о камни. Главарь обернулся. Его красное от натуги, обезображенное шрамом лицо, казалось еще страшнее в гневе. Нечесаная борода топорщилась рыжей метелкой. - Цыпленок! – прорычал он и вынул из ножен кинжал. 87

____Сергей Шаповалов_________________________________________ В два прыжка оказался перед Элилем. Мальчик, обезумев от страха, сиганул вниз со скалы, даже не разглядев, что там внизу. На его счастье – высота не больше десяти локтей. Больно отбил пятки об острые камни. - Ух! Я тебе..! – сквозь зубы крикнул одноглазый и вновь устремился за мулами. Элиь опять оббежал скалы и, подавляя страх, кинулся за одноглазым. Тот почувствовал. Обернулся. - Опять ты! – Кинжал сверкал в его руке. Элиль смело смотрел в глаз бандиту. Мальчик натянул лук и выстрелил в упор. Стрела воткнулась в правое плечо одноглазому. Кинжал звякнул, падая на камни. Одноглазый взвыл, хватаясь за древко стрелы. - Господин! Скорее! – второй погонщик бросился к нему на помощь и помог взобраться в гору. Элиль послал вдогонку последнюю стрелу. Промахнулся. Хотел бежать следом. Но куда же без оружия! Стрелы кончились… Надо было хотя бы штук пять захватить. Вдруг увидел оброненный кинжал. Он подобрал клинок. Подоспели корабельщики, разделавшись с бандитами. - Где они? – спросил хозяин весь в поту. Изогнутое лезвие его меча темнело от крови. - Уходят. Я ранил одноглазого! – крикнул Элиль. - Назад! живо! – скомандовал Птахмоз, схватил Элиля за руку и юркнул за выступ скалы. Вокруг градом застучали стрелы. Один из корабельщиков упал. Товарищи подхватили его и понесли вниз. Хозяин рванул за собой Элиля. Бежали, как газели от волков, резко меняя направление. Несколько стрел прожужжало рядом. - Кочевники – плохие стрелки. – Посланник наконец остановился. Сюда стрелы не долетали. Показал на скалу, усеянную людьми в длинных серых одеждах. Кочевники потрясали короткими копьями и дико орали. – На этот раз упустили. Но ничего. Когда-нибудь Рупа мне попадется. А ты – молодец. – Он похлопал Элиля по плечу. Заметил кинжал в руке мальчика. – Ого! Оружие врага – хороший знак! Элиль только сейчас рассмотрел великолепный бронзовый кинжал с клиновидным обоюдоострым лезвием. Не дешевый ножик. Элиль видел такие. Только оружейники из Ахеявы могут ковать столь чудные клинки, особым способом закаливая бронзу в соленой воде и в масле. Удобную рукоять из слоновой кости украшали золотые вставки и драгоценные каменья… Его руку словно обожгло. В глазах зарябило. Он держал кинжал, тот самый, что ему подарил отец! - Ты чего побледнел? – Испугался Птахмоз. – Тебя не ранили? 88

___ Сыновья Черной Земли______ -Этот нож принадлежал мне, - еле выговорил он трясущимися губами. – Подарок отца. - Знак свыше, - многозначительно кивнул посланник. - Будем в храме Птаха, спросим гадателя – пусть растолкует. Со стороны реки спешила толпа земледельцев с колами и дубинами, некоторые размахивали длинными мясницкими ножами. - Подкрепление! – усмехнулся старший лучник. – Опоздали! – крикнул он разочарованным земледельцам. – Помогите раненых донести до корабля. Обратно шли не спеша. Раненых оказалось трое. Соорудили из кольев и ткани носилки. Убитыми никого не потеряли. Тела троих погонщиков оставили лежать на земле. Потом кочевники спустятся и подберут. Корабль отчалил от берега и взял прежний курс. Бурые воды Хапи, словно море, залили все от края до края. Впереди вырос остров. Огромный. На острове теснились цепочки белых домиков вперемешку с зеленью садов. Высоченные пилоны храмов сияли позолотой. Колоннады роскошных дворцов горделиво выступали в окружении пальм. Пристань пестрела парусами. Всюду сновали небольшие папирусные лодочки. - Хекупта! – обрадовались мореходы. – Мы дома! 89

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 6 Элиль еще никогда не видел таких больших домов. Даже дворец правителя в Алалахе, выглядел скромнее. Но здесь! Высокий кирпичный забор с аккуратными квадратными башенками напоминал небольшую крепость. За ажурной аркой ворот открывался вид на чудесный тенистый сад. У Мелины рот открылся от изумления, когда глазам ее предстала зеленая поляна идеальной круглой формы, а вокруг шапки пестрых клумб. Посредине поляны величаво возвышался четырехгранный каменный обелиск в два человеческих роста, посвященный Амуну. Верхушка его сияла золотом, а грани пестрели ровными столбиками иероглифов. За поляной блестел пруд с чистой водой. Благоухали водяные лилии, среди которых важно плавали серые гуси. Дорожка, уложенная белым камнем, вела мимо пруда к двухэтажному уютному дому. Фасад красовался стройными узор- чатыми колоннами в виде связок папируса. Издав злобное рычание, навстречу бросились два больших черных пса. Но, узнав хозяина, собаки завиляли хвостами и радостно заскулили, переполошив обезьянок, что дремали на деревьях. Псы подозрительно обнюхали Элиля, потыкались мокрыми носами в руки испуганной Мелины. Не учуяв ничего враждебного, собаки вновь бросились к хозяину и вертелись у его ног, выказывая безграничное собачье счастье. На пороге дома появилась красивая женщина средних лет. Вытянутое смуглое лицо с острым подбородком казалось маленьким под пышным 90

___ Сыновья Черной Земли______ черным париком. Широкое золотое ожерелье лежало на округлых плечах и спускалось на высокую грудь. Небесного цвета одежда с широкими короткими рукавами из тонкого льна облегало ее стройное тело. Тонкую талию перетягивал изящный матерчатый поясок с золотыми кисточками. Мягкие кожаные сандалии украшали медные шарики и чуть слышно мелодично позвякивали. Глубокие черные глаза, обрамленные густыми ресницами, и умело подведенные тушью, удивленно вспыхнули, затем радостно засияли. Брови, выщипанные аккуратными тонкими дугами, взметнулись вверх. Веки, припудренные серебряными тенями, легко хлопнули, словно крылья бабочки. На ее добром лице заиграла лучезарная улыбка. Щеки налились румянцем. Она грациозно поклонилась, положив руки на колени, и мягким голосом произнесла: - Здоровья и силы. Твой дом ждет тебя. Твои родные истосковались. Хозяин поклонился в ответ: - Пусть красота никогда не покидает тебя. - Он нежно обнял супругу. – Как же я скучал без твоих черных глаз. - Ты весь пропах рыбой! – шутливо поморщила она носик. – Я прикажу слугам нагреть воды. Тебя надо хорошенько вымыть и натереть ароматным маслом. - Отец приехал! – Из дома выбежал мальчик лет двенадцати, развитый, мускулистый, в одной набедренной повязке, с бритой головой. Следом хрупкая девочка лет четырнадцати. Она поддерживала руками подол длинной розовой шенти из тонкого льна, чтобы не наступить, оголяя маленькие лодыжки в мягких сандалиях. Дети поклонились отцу, затем бросились обнимать его. Как в этот миг Элиль завидовал им! Какое это безграничное счастье – увидеть отца живым и здоровым после долгой разлуки. Он кинул быстрый взгляд на Мелину. Девочка невольно улыбалась, а из глаз катились слезы. К воротам подлетела колесница, грохоча ободами, обитыми медью. Юноша в кожаных тяжелых доспехах спрыгнул с повозки, не дожидаясь, когда кони остановятся. Чуть не упал. Вбежал в ворота с радостным возгласом: - Отец! Я увидел твой корабль в порту и сразу примчался. Прямо с учений… Хозяин крепко обнял воина, затем поглядел по сторонам и спросил: - Не задуши меня, Мерикар! Ну, ты и вымахал! А где же Херихор? Где мой второй сын? - Может, к вечеру наставники его отпустят, - усмехнулся юноша-воин и объяснил: – Херихора клюнул ибис в язык: он поклялся перед статуей Тота, что станет великим строителем. Вот, на него наставники и насели. Зубрит математику день и ночь. Пальцы все синие от чернил. 91

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Исхудал - одни уши остались. Из Дома Жизни возвращается затемно, а только жрецы приветствуют Ра, он хватает письменные принадлежности и - бегом на учебу. - Ну, что ж, могу только гордиться им. А как здоровье Аххетеп, моей старшей дочери? - Родила тебе внука. – Женщина нежно погладила его по небритой щеке. – Радуйся. - На кого похож? – настороженно спросил Птахмоз. - На тебя, - успокоила его супруга. - Такой же нос прямой, подбородок квадратный. Отдохнешь и сходишь посмотреть. - Мне прежде надо попасть к правителю с докладом, - с сожалением покачал головой посланник. - А вам всем я привез подарки. – Он, наконец, высвободился из объятий детей. – Скоро их принесут с корабля. -Кого ты с собой привел? Что это за дети? – женщина с любопытством оглядела Элиля. Взгляд ее потеплел, остановившись на Мелине. Та смутилась и опустила глаза. Хозяйка подошла и села перед ней на корточки, заглядывая в лицо. – Какая красивая девочка. - Детей мне подарило море, - серьезно ответил хозяин. - Я подобрал их после шторма в разломанной лодке. - А их родители.., - женщина осеклась, встретив строгий взгляд супруга. Все поняла. - Малышку я сама умою и одену. – Женщина нежно погладила Мелину по голове. – Пойдем птичка. О, мать – Изида, какая же ты худенькая. Никто тебя не причесывал, никто личико твое не мыл и маслом не смазывал. Конечно, откуда эти грубые корабельщики знают, как надо следить за лицом. Они, наверное, даже не умываются. Мелина, заслышав нежные слова, сразу же разревелась и уткнулась женщине в плечо. Та подняла ее на руки и унесла в дом. - Как звать малыша? – спросил юноша-воин у отца, кивая в сторону Элиля. – Или он уже не малыш? Не вижу детской косички. Он с севера? - С ним - осторожней! – шутливо пригрозил посланник. – Когда мы сражались с разбойниками, он кидался в драку, словно львенок. Видишь, кинжал на поясе? Его трофей. Сам добыл в бою. - Ого! Воин! – с уважением произнес юноша. - Пойдем мыться. Воин должен быть чистым, сильным и знать математику – так у нас говорят. Личный лекарь Птахмоза осмотрел рану от стрелы на боку Элиля. Осталась только полоска коричневой запекшейся крови. Лекарь смазал бок противно пахнущей мазью. Он недовольно зацокал языком, взглянув на спину мальчика со следами от бича. - Спина не болит? – заботливо спросил он. 92

___ Сыновья Черной Земли______ - Нет, - покачал головой Элиль. - Что за звери над тобой измывались? Это же от кнута! Ох! Я бы им руки отрубил за такое! Как только, Боги терпят извергов на земле? – злился он. - Откормить тебя надо, как следует. Одни кости торчат. Из тебя, даже бульона наваристого не получится, - шутил лекарь. Элиля отвели в мыльню. Чернокожий слуга разложил его на каменном столе и окатил горячей водой. После безжалостно скреб тело мелким песком. Жесткие мочалки из волокон папируса разогрели кожу до красноты. Нескольких ведер воды остудили. В конце слуга натер Элиля ароматным маслом, после которого в мышцах появилась легкость. Дальше мальчика передали Брадобрею. Тот помазал голову пенящейся массой и острым кремневым ножом сбрил волосы вместе с вшами. Другой слуга умастил голову мятным маслом и повязал легкий платок немет, концы которого свободно падали на плечи. Показал, как правильно облачаться в набедренную повязку, чтобы впереди оставался край, наподобие передника. Вручили кожаные сандалии, немного большие, но мягкие и удобные. - Отлично! – удовлетворенно воскликнул Мерикар, старший сын хозяина. Он успел снять доспехи и оставался в одной набедренной повязке. Даже без доспехов грудь его казалась необъятная, а выпиравшие мышцы – будто из камня. – Теперь ты похож на сына Кемет. Кожа немного светлая. Но, ничего. Солнышко подкоптит. Сколько лет тебе? - Десять. - Крепкий для своего возраста, - похвалил его Мерикар. – Пойдем. В саду накрыли стол. Семья уже собралась, когда Мерикар привел Элиля. За небольшим круглым столиком сидел хозяин на стульчике с низкой спинкой. Столик ломился от блюд. На низенькой скамеечке рядом грациозно восседала супруга и сама подливала мужу в серебряный бокал терпкое вино с медом. Сыновья расположились на циновках вокруг столика и лакомились фруктами. Теперь их было двое. Из Дома Жизни примчался Херихор. Он с упоением рассказывал как, услышав о приезде отца, тут же удрал от наставника. Учитель с палкой гнался за ним до самых ворот и пригрозил отдубасить лентяя, как следует, пусть он только вернется. Птахмоз неодобрительно покачал головой и сказал: - Завтра отнесешь наставнику кувшинчик с ароматным маслом и кувшин вина. Передай с извинениями от себя и от меня. - Все сделаю, отец, - заверил Херихор, смутившись. Справа от хозяина на таком же стульчике с низенькой спинкой сидела красавица – дочь, а у нее на коленях… Элиль даже сразу не понял кто 93

____Сергей Шаповалов_________________________________________ это… Похожа на бгиню-девочку Цинтуху из храма Солнца. Белое чистенькое платьице в мелкую складку. Лицо тонко расписано. Волосы убраны в замысловатую прическу и перетянуты ниточкой жемчуга. На предплечьях тонкие серебряные браслеты. Так это же - Мелина. - Не пачкай ручки, - говорила ей дочь хозяина. – Вот этот кусочек хочешь? – она кормила ее, словно маленькую, заботливо вытирая салфеткой губы. Мелину смущала такая чрезмерная забота, но она стойко терпела – видно, так принято в этих краях. Слуга крикнул от ворот: - Прибыл груз с корабля! - Идите, смотрите подарки, - разрешил хозяин младшим сыновьям. Тем не надо было повторять. Когда они умчались, голося, как сумасшедшие, он приказал слуге: - Принеси еще два стула для воинов. Мерикар усадил Элиля рядом с собой. На столе чего только не было: кусочки жареного мяса в аппетитном соусе, маленькие птички, фаршированные зерном, тушеные овощи, пироги, фрукты, горка фиников и инжира, свежие огурцы, лук, чеснок. Элиль громко сглотнул слюну, не зная, с чего начать. - Будешь его кормить? – спросил посланник у старшего сына. - Нет. Он - воин. Пусть сам ест. - Не смущайте мальчика, - попросила хозяйка, наливая в чашу Элиля разбавленное сладкое вино. – Ешь, львенок. Ты должен стать сильным. - Разреши ему занять мою комнату в доме, - предложил Мерикар. – Меня правитель отправляет на юг, в земли Куши. Я должен проверить каменоломни и золотые прииски. - Надолго? – недовольно спросил хозяин. - Думаю, до следующего разлива, а может, задержусь дольше. Земля Куши большая и неспокойная. Птахмоз отставил в сторону серебряный кубок и нахмурил брови. - Почему ты сердишься, отец? – уловил сын недовольный взгляд отца. - Мне доверили высокую должность. Хоть я и молод, но правитель видит во мне преданного слугу. - Я не сомневаюсь, что ты справишься с поручением. Более того – я горжусь твоими успехами. Другое гнетет меня. - Что же? – растерялся юноша. - Посмотри на сверстников, с кем ты играл в маджаев и нехсиу в детстве и бегал голышом на речку. Все они давно семейные люди. Сестра Аххетеп младше тебя на два года, - уже родила. Но она продлила не наш род, а род своего супруга. Где же мои наследники? Я тебе давно построил дом, но он пуст. Для кого уютные покои с высокими расписными стенами? Для чего растет фруктовый сад, если среди цветущих деревьев не слышен детский смех? 94

___ Сыновья Черной Земли______ Херихор насупился и опустил голову. - Почему молчишь? Хозяйка сказала дочери: - Погуляйте в саду. Покажи Мелине ручных газелей. Только смотри, чтобы ее гуси не обидели. Они нынче сердитые. – Когда девочки ушли, она погладила супруга по колену и мягко произнесла: - Не гневайся на сына. В сердце у него заноза. Ни на кого он глядеть не хочет… - Кто она? Говорите же! – потребовал отец. - Дочь правителя, Нефертум, - выдохнул Мерикар. - О, Боги, - гневно воскликнул хозяин. – О чем ты думаешь! - Сердцем нельзя думать. Сердце требует, - встала на защиту сына хозяйка. - Но… Дочь правителя… У нее женихов, что лягушек в болоте. Забудь о ней. - Прости, отец. – Юноша тяжело поднялся. – Забыть не смогу… Не в моих это силах. Моя Эб, что живет под сердцем, меня не слушается. Разреши, я отправлюсь в Куши. Буду искать утешение в битвах с нехсиу… - Ну, хватит. Придумаем что-нибудь, - сдался посланник. – Нефертум, - глухо произнес он. – Нелегко придется уговаривать правителя. Но ты – мой сын. Я попытаюсь сделать невозможное… Юноша оживился, упал перед отцом на колени… - Ничего не обещаю, - строго предупредил Птахмоз. – Знаешь, как это воспримут другие вельможи? Как будто я пытаюсь влезть в Большой Дом. - У правителя, да живет он вечно, вековечно, много дочерей, - попытался возразить Мерикар. – И все рано или поздно выйдут замуж. - Но все они – Дочери Солнца, - напомнил ему отец. – Ты унаследуешь от Нефертум частичку божественного света. А это - ко многому обязывает. Ты должен будешь слепо подчиняться воле правителя. Выполнять его приказы, не жалея сил и не щадя жизни. Стать примером для остальных чиновников. Нет - больше - быть лучшим среди них. К тебе будут обращаться за справедливостью, будут ждать от тебя помощи. Сотни просителей потянуться в твой дом. Но ты не должен ни разу оступиться, ни одно твое решение, ни один поступок не должен бросить тень на имя твое, ибо ты станешь частью Большого Дома. - Я справлюсь! - Не сомневаюсь. - Я принесу еще вина. – Хозяйка легко поднялась и пошла к дому, грациозно покачивая бедрами. 95

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Твою мать я нашел в далеком бедном селенье, в семье простого землепашца, - сказал тихо Птахмоз, глядя ей в след. – Это теперь ее родня сплошь – писцы и судьи-меджеты. Ей очень тяжело приходилось порой. Из глухого захолустья я привез ее в столицу. Надо было менять привычки, учиться манерам. Сколько слез она пролила ночами… Завидую ее терпению и выносливости. Разве кто сейчас скажет, что твоя мать родилась в хижине, построенной из сырого кирпича, и до пятнадцати лет пасла гусей? Элиль от усталости совсем осоловел и клевал носом. - Уложи мальчишку под дерево в тенек. Пусть подремлет. Вечером поведу его к правителю. Мерикар расстелил свой походный шерстяной плащ на мягкой траве и уложил Элиля, который уже не мог совладать с отяжелевшими веками. - Эх! Воин! – Мерикар погладил его по голове. – Что ты будешь делать с ним, отец. - Хочу записать его в Доме Жизни, как сына. - У меня будет еще один брат? – обрадовался юноша. - Разрешит ли правитель? - Сомневаюсь, - вздохнул Птахмоз. – Мальчик не из простолюдин. Он – сын правителя Алалаха. - Ого! – удивленно воскликнул Мерикар. – Я слышал, что Алалах захвачен хеттами. Правитель убит... Бедный малыш! А девочку? Мама в ней души не чает. - И Мелину хотелось бы записать на себя…, - ответил посланник. – С ней, так же, не все просто. Она из мятежной Ниневии. Живы ли ее родители – неизвестно. - Странные дети, - покачал головой Мерикар. – Видно, что из знатных семей, держатся гордо, воспитание хорошее, но в глазах какая-то затаенная злоба. - Упаси Амун пережить то, что они пережили, - горестно вздохнул хозяин, воздев ладони к солнцу. Элиля разбудили под вечер. Ра прятался за западными горами. Мальчику дали выпить кружку парного молока. У ворот ждали носилки с четырьмя высокими носильщиками. Мелину укладывали спать. Хозяйка сама расчесывала ее непослушные темно-рыжие волосы костяным гребешком. - А куда уходит Элиль? – испуганно спросила девочка. - Его представят Солнечному правителю. Это - великая честь. - Я не буду ложиться, пока он не вернется, - заявила Мелина. - Но, возможно, он долго пробудет у правителя. А ты очень устала. Тебе приготовили мягкое ложе с балдахином от комаров. У изголовья 96

___ Сыновья Черной Земли______ поставят курительницу с ароматной смолой из Пунта. Я прочитаю над тобой молитву, чтобы ты спала спокойно, и дурные сны не подкрадывались к тебе. - А Элиль? Его ложе будет рядом с моим? – тревожно спросила девочка. - Нет. Нельзя мальчикам, кому сбрили детский локон, ночевать в женской половине дома. - Но, он всегда защищал меня. Мне будет страшно одной. Я боюсь злых Баху. Они прокрадываются к спящим детям в виде змей и уносят их жизни. - Не бойся. У тебя будет надежный сторож. Я сейчас его позову. Тамит! Иди сюда! – крикнула хозяйка. Появился большой серый кот. Он важно прошествовал к женщине на мягких лапах, недовольно подергивая торчащим кверху пушистым хвостом: зачем звала? Кот потерся о ногу хозяйки, при этом громко заурчал. - Тамит – посланник богини Басты, - объяснила хозяйка. - Его боятся все злые Баху. Даже главный змей Мехен не посмеет приблизиться к тебе. Будто в подтверждении ее слов Тамит коротко мявкнул и улегся возле ложа Мелины, принялся лениво играть с кусочком ткани, выпуская острые коготки. Тем временем Птахмоз уселся на низенькую скамеечку в носилках. Элиль устроился на подушках у его ног. Маджаи подняли носилки на плечи. Двое слуг пристроились сзади: один держал над головой хозяина шест с опахалом из павлиньих перьев, другой нес сандалии и кувшин с пивом. Вечерело. С реки повеяло прохладой. Город постепенно затихал. Задумчиво шелестели густой листвой старые сикоморы. В домах зажигали масляные лампадки и готовили ужин. Из- за высоких каменных заборов доносился аромат жареного мяса, тушеных овощей и особо приятный дух свежего хлеба. Вскоре дорога вывела за город. Каменные ограды кончились, и с обеих сторон встал густой пальмовый лес. Чрез сотню шагов лес раздвинулся, и дорога побежала через аллею каменных баранов – воплощение Ра. Аллея обрывалась у золоченых ворот из лабанского кедра. Ворота охраняли стражники-шерданы. Поверх длинной холщевой одежды они носили латы из толстой кожи. Из вооружения у шерданов: круглые щиты и длинные прямые мечи. На головах медные круглые шлемы с высокими воловьими рогами. - Кто ты? Зачем пришел к вратам Дома Ликования? – встретили вопросом стражники. 97

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Я, посланник во все чужеземные страны. Имя мое – Птахмоз. Солнце наше, да живет он вечно, вековечно, приказал явиться к нему с докладом. Охранники вызвали слуг. Пришли чернокожие маджаи. Все в белых льняных шенти. У каждого шкура черной пантеры через плечо, в руках факела. Они проводили носилки через сад к великолепному деревянному дворцу. Слуги осторожно опустили носилки, надели на ноги хозяина белые новые сандалии. В такие же обул Элиля. Преодолев широкие ступени, гости оказались среди высоких резных колонн, напоминавших связки папируса. Сверху головами вниз свешивались деревянные утки. Гостей встретил сановник в белой тонкой одежде и в огромном парике. - Здоровья и силы тебе, распорядитель дома того, кого любит Амун, - поклонился Птахмоз и нагнул голову Элиля. - Пусть Ра освещает твой путь, а великий Тот награждает мудростью, - важно поклонился в ответ сановник. – Амун земной, ждет тебя. Вслед за распорядителем Дома Ликования, в окружении вооруженных маджаев, гости проследовали сквозь нескончаемую колоннаду в зал для приемов. Элиля остановили у входа. В зал разрешили войти только Птахмозу. Могучие воины, обнаженные по пояс, в высоких медных шлемах стояли на страже у дверей. Мальчик издали увидел мерцание серебряных лампад, колонны, сверкающие позолотой, вдохнул терпкий аромат дорогих благовоний. Казалось – там обитал Бог, до того все выглядело величественно и таинственно. Круглый зал окаймляли колонны, увитые золотыми лентами. Множество светильников трепетали ровными язычками оранжевого пламени. Посредине, на деревянном резном троне восседал правитель Обеих Земель Менмаатра Сети Мернептах. Воплощение Амуна на земле обладал крепким телом воина и мужественным лицом. На голове его красовался кожаный голубой шлем с золотой коброй возле высокого лба. Глубокие черные глаза смотрели внимательно. Губы сложены в чуть заметную улыбку. На подбородке прилажена плетенная накладная бородка. Сильные руки, увитые золотыми браслетами, свободно лежали на коленях. Рядом с ним стоял верховный жрец, старик с хищным крючковатым носом и седыми бровями, нависавшими над строгими глазами. Он сжимал в руках высокий посох с золотой головкой шакала наверху. Золотое ожерелье в несколько рядов теснилось на плечах и груди. Одежду идеальной белизны стягивал широкий красный пояс с золотой бахромой. Через правое плечо перекинута шкура леопарда. 98

___ Сыновья Черной Земли______ С обеих сторон от трона застыли вельможи. Все в дорогих одеждах из тонкого льна. Широкие ожерелья соперничали по красоте и разнообразию. Птахмоз поклонился правителю, положив руки на колени. - Живи вечно, вековечно. Я прах у ног твоих. - Здоровья и силы, - ответил правитель громким голосом. – Наконец- то я тебя дождался. Рад видеть своего посланника живым и полным сил. Поведай мне о делах, что творятся на беспокойном севере. - Дела не утешительные, - мрачно начал Птахмоз. - Хетты вновь захватили земли вокруг Кадеша. Муватилли все дальше и дальше проникает в Лабан по берегу Оронты. Многие народы просят у него покровительства. - Выходит, я напрасно предпринял долгий поход и осаду Кадеша. Вновь меня предали, - разочарованно произнес правитель. - К сожалению – это так. Кадеш не подчиняется нам, впрочем, как и Угарит. В Библе, в Семирре и в Тире нас еще терпят. Однако подвластными Та-Кемет эти города назвать трудно. - Но, все же из Приморья мы получаем лес, пурпурную ткань, скот, - не согласился правитель. - Твоими устами говорит сама мудрость. Нас еще боятся, - согласился посланник. - Но хетты делают все, чтобы ослабить власть Кемет. Я столкнулся с их кораблем в устье Хапи. - Слух долетел до моих ушей. Расскажи подробнее, что там произошло, - потребовал Сети. - Мы вступили в бой с разбойниками, которые совершают набеги на рыбацкие поселения. Думали, что столкнулись с обыкновенными пиратами из Шердании. Но оказалось: корабль наняли хетты. Они везли оружие и золото племенам пустыни шасу. Возглавлял караван сам Рупа. - Жезлоносец лабарны Муватилли? – не поверил правитель. - Ты ничего не перепутал. - Я видел его на расстоянии десяти шагов. Мой лучник ранил Рупу в плечо, но ему, все-таки, удалось уйти. Правитель бросил короткий взгляд на одного из чиновников - Хетты вооружают племена кочевников, чтобы те делали набеги на поселения в дельте, тем самым, ослабляя наше влияние на севере, - пустился в объяснение чати. - Надо усилить гарнизоны крепостей, нанять охотников для дозора, - приказал ему правитель, после вновь обратил взор к Птахмозу. - А что за история с детьми, которых ты подобрал в море? 99

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиля пригласили в зал. Он предстал пред грозными очами правителя. Тот очень внимательно оглядел мальчика с ног до головы и сказал: - Я вижу перед собой сына правителя. Его взгляд, полон огня. Гордая осанка. Даже в рабстве не смогли вытравить из него непокорный дух воина. – Он неожиданно обратился к Элилю на хурритском. – Ты помнишь своего отца? - Он всегда у меня здесь! – Мальчик стукнул кулаком в грудь, там, где билось сердце. - Правильно, - одобрительно кивнул правитель. – Всегда помни: кто твои предки, и где твоя родина. Иди! Да хранят тебя боги. Как только Элиль ступил за порог, правитель тут же сказал посланнику: - Я доволен тобой. Сведения, что ты посылал мне – бесценны. Какой награды просишь за честные труды свои? - Позволь необычную просьбу. - Я слушаю. - Я представил тебе Элиля… - Отныне он под моим покровительством. Чего же более? - Дозволь мне записать в Доме Жизни после его имени мое. Я хочу стать ему отцом. - Нет, - холодно ответил правитель. – Понимаю твои чувства. Ты полюбил его, привязался. Мальчик славный, красивый, смелый… Но, не забывай: он - сын правителя Алалаха. - Его отец убит. - Да. Но, усыновив мальчика, ты отнимешь у него предков. Нельзя так поступать. Если сын правителя Алалаха вырастит и захочет вернуться на родину, чтобы завоевать себе власть, по праву принадлежащую ему, его не должно связывать никакое иное родство. Сын правителя должен оставаться сыном правителя. Элиль может гостить в твоем доме до конца разлива. После ты должен отдать мальчика в Дом Наследников, где он будет воспитываться среди детей правителей и отпрысков Великих Домов. Ему подберут наставников, воспитателей - таков закон. - А девочку? Разреши хотя бы ее удочерить. - И этого разрешить не могу. По моим сведениям Мелина из знатного аккадского рода. Сможешь ли ты ее защитить? Мне доложили из Ашшура, что после разгрома Ниневии, правитель Ассирии усиленно разыскивает дочь старшего тамкара. Назначена огромная награда. Не так ли? – Сети взглянул на другого посланника. - Ты прав, Солнцеподобный, - кивнул посланник. – Я недавно прибыл из Ассирии. Дочь старшего тамкара Ниневии, действительно, 100

___ Сыновья Черной Земли______ разыскивают по всем землям. Я постарался разузнать: к чему такой переполох из-за ребенка. Туртан, главнокомандующий ассирийским войском, намекнул мне, что девочка знает какую-то тайну. -Ерунда – все это, - поморщился правитель. – Какую, такую страшную тайну может хранить ребенок? Пусть Мелина воспитывается среди дочерей дворца. Никто не должен знать ее настоящее имя и происхождение. А тайна… Если она, действительно обладает тайной, пусть держит ее в себе. Прости, Птахмоз, но Мелину я должен забрать из твоего дома, для ее же блага. Наверняка, в Ассирии и Нахарине уже нашлось немало охотников за ее головой. Птахмоз совсем расстроился и опустил голову. - Я благодарен тебе, Солнечный, за доброту. Но мое Эб не дает сердцу стучать ровно. Мое Ба обливается слезами. - Поведай о печали, - попросил правитель. - Выходит, я предал Элиля. И Мелину предал. Обещал оставить их в своем доме… - Хорошо!- Сети помедлил, размышляя, как лучше все обставить. - Пусть считают тебя отцом. Пусть приходят в дом твой, как в дом родителей… Но все же, мальчик будет расти в Доме Ликования, и девочка должна воспитываться среди дочерей дворца. Ты не запишешь в Доме Жизни после их имен свое. Нельзя! Так будет лучше для всех. Ты же это прекрасно понимаешь. Не надо переживать. Взамен я сделаю тебе щедрый подарок: отдам в жены твоему сыну Мерикару мою дочь Нефертум. - О, Солнечный, смею ли я мечтать о таком, - не поверил посланник. - Мне все известно. Они любят друг друга. Зачем мешать счастью? Пусть наши дети будут вместе. Почему ты опять насупился? Иди, обрадуй сына и готовься встречать невестку. - Ты слышал все сам, - вздохнул посланник, когда носилки, слегка покачиваясь, плыли обратно по ночному городу. - Да. Я должен подчиниться, - с готовностью кивнул Элиль. - Но запомни: двери моего дома всегда открыты для тебя. Всегда будут рады твоему приходу. - Что меня ожидает в будущем? – Элиль заглянул Птахмозу в глаза. - Не знаю, - пожал плечами посланник. - Правитель глядит на много лет вперед. Он владеет знаниями, которые для нас, смертных наглухо закрыты, как двери в усыпальницу. Возможно, он задумал вернуть тебе власть над Алалахом. - Откуда правитель все знает? – глупо спросил Элиль. - Он же - сын богов. Он сам - Бог, - произнес Птахмоз с удивлением: как Элиль не знает такой простой истины. – Он совершил множество великих деяний. Однажды Сын Амуна нашел источник в пустыне, да в 101

____Сергей Шаповалов_________________________________________ таком гиблом месте, где не водились даже змеи. Разве не чудо? Теперь вокруг источника вырос красивый город. Еще как-то камнетесы в Куши не могли найти хорошие залежи гранита для строительства храма. Приплыл правитель и тут же указал им месторождение отличного камня. И таких чудесных историй о деяниях сына Амуна можно вспомнить много. - А где я буду воспитываться? Что это за Дом Наследников? - Дом Наследников – особое заведение, где обучают и воспитывают детей правителей, вождей и высоких сановников. Лучших наставников жрецы собирают со всех земель. Из стен Дома Наследников выходят лучшие люди страны – опора государства. - И ты воспитывался там? - Конечно. Иначе бы я не смог достичь столь высокой должности. В доме Птахмоза все спали. Элилю дали выпить кружку теплого молока. Разрешили проведать Мелину. Девочка улыбалась во сне. Она еще не умела спать с деревянным подголовником, поэтому ее уложили на мягкую подстилку, набитую козьим пухом и укрыли пестрым льняным пледом. Кот свернулся серым клубком у ног. Элиль прочитал над спящей девочкой молитву, прося у богов послать Мелине хороших снов. Элиля проводили в комнату, где раньше ночевал старший Мерикар. Затрепетал язычок масляного светильника, бросая дрожащие блики на стены, расписанные сценами из героических сражений и охот. Стремительно неслись колесницы с храбрыми лучниками. Атаковали пехотинцы, прикрываясь большими прямоугольными щитами. В страхе бежали враги, побросав оружие. Антилоп пронзали меткие стрелы. Лев падал, истекая кровью к ногам бесстрашного охотника. В стенной нише располагалось небольшое жесткое ложе. Ложе укрывала циновка, сверху льняная подстилка. Деревянный подголовник в виде полумесяца источал запах мяты. Над ложем, на стене пестрый ковер. На ковре висел охотничий лук, чехол со стрелами и несколько кинжалов. В углу стояли копья разных размеров и небольшой прямоугольный щит. У противоположной стены возвышалась этажерка, заполненная кувшинчиками, свитками папируса, еще какими-то предметами. Тут же небольшой столик с грубым табуретом. На столе аккуратно лежали письменные принадлежности: чистые свитки папируса, стаканчик с кисточками и две глиняные чернильницы для красной и черной краски. Элиль устроился на ложе. Кинжал снял с пояса и положил рядом. Сквозь небольшое окошко под потолком на него глядели звезды. Слуга задул светильник и вышел, плотно прикрыв дверь. Сердце больно сжалось. Ему на миг показалось, что он в своей комнате во дворце 102

___ Сыновья Черной Земли______ правителя Алалаха. Даже запах благовоний такой же. Слезы выступили на глазах. Всплыл образ отца – мужественного и грозного воина. Привиделась мама. Она всегда заходила к нему перед сном и нежно гладила по голове. Желала увидеть счастливые сновидения…Теперь ничего этого не будет. Никогда! Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! 7 Утром Элиль проснулся чуть свет от топота и криков. В доме творилось что-то невообразимое. Слуги бегали из комнаты в комнату с ворохами одежды, разноцветными лентами, шкатулками с украшениями. Хозяин окриками со двора поторапливал их. Пожар? – всполошился Элиль. – Враги напали на город? На его расспросы всегда невозмутимый распорядитель дома ответил, что Мудрейшие жрецы Амуна объявил самый долгожданный праздник Опет. Веселее торжества не бывает в Черной Земле. И ему, Элилю, пора бы привести себя в порядок. Его вместе с сыновьями хозяина нещадно терли мелким песком и окатывали горячей водой. После натирали благовонным маслом. Художник по лицам долго мучил Элиля, подводя глаза тонкой кисточкой и выщипывая лишние волоски на бровях. Мальчиков облачили в легкую одежду из белого льна. На плечи возложили тяжелые широкие ожерелья из золота, бирюзы и вулканического стекла. На голову Элилю приладили пышный парик. Обули в новые сандалии из белой кожи. Широкий пояс затянули так, что не вдохнуть. Покончив с туалетом, сыновей посланника вместе с Элилем вывели во двор. На поляне перед обелиском ждал домочадцев Птахмоз, разодетый по последней моде. Белая шенти из тонкого льна в мелкую складку спускалось до колен. Великолепное дорогое наплечье переливалось искорками драгоценных камней. Пышный черный парик увивали разноцветные ленты. Вскоре появилась хозяйка. Она сияла 103

____Сергей Шаповалов_________________________________________ неземной красотой. Тонкое розовое платье облегало стройную фигуру. Брадобрей сотворил из ее волос высокую прическу, стянутую нитью сверкающего жемчуга. Браслеты оплетали тонкие смуглые руки. Следом вышли девочки нарядные, с расписанными лицами. Дочь хозяина вела за руку Мелину. Теперь бывшую затворницу вообще невозможно было узнать. На нежном, немного бледном личике больше не читалось страха. Влажные темно-карие глаза не бегали испуганно по сторонам. Даже поступь стала плавной и стремительной, словно полет птицы. Она расплылась в лучезарной улыбке, заметив Элиля. Несмело подошла к нему. Щеки ее порозовели. - Ты совсем взрослый, - шепотом произнесла она. Элиль пожал плечами. - А ты похожа на маленькую богиню-Цинтуху, внучку Бога Грозы. - Она повелевает весенними ветрами, будит песнями пчел и приказывает деревьям цвести, - вспомнила Мелина, и еще больше покраснела. - У меня лицо бледное и волосы рыжие, - пожаловалась она. – Здесь все смуглые и черноволосые. Смотритель дома подошел к хозяину. - Вода высокая, господин, - сказал он озабоченно. – Дорогу залило, хоть на корабле плыви. На дамбе народу – не протолкнуться. Лучше - нанять лодку, пока есть свободные. Иначе до Ипетасу и к вечеру не доберемся. - Нанимай, - согласился хозяин. - Только хорошую лодку подбери. - Хорошая - очень дорого обойдется, - предупредил смотритель. - Перевозчики сейчас такую цену заламывают… - Он недовольно покачал головой. - Нельзя скупиться в праздник Опет, - потом весь год удачи не будет. Зови перевозчика, - приказал Птахмоз. К набережной подлетела длинная папирусная лодочка с просмоленным днищем. На мачте с треугольным парусом развивались разноцветные ленты. Вдоль бортов вились гирлянды цветов. Все семейство уместилось в лодке, даже для слуг хватило места. Кормчий затянул песню и направил суденышко вперед. Река, не смотря на столь ранний час, была запружена кораблями и лодками. Все спешили на праздник к храму Ипетасу. Развивались флаги, звучали песни, переругивались кормчие. Показались высокие прямоугольные пилоны храма Амуна. У набережной негде приткнуться. Кормчий, ловко лавируя, втиснулся в узкий просвет между лодками. Нос уперся в каменную пристань. Не успело семейство посланника сойти на берег, а стражники храма уже кричали лодочнику, чтобы тот отчаливал, да побыстрее. 104

___ Сыновья Черной Земли______ Семейство Птахмоза с трудом пробирались сквозь толпу к пилонам храма. Слуги шли впереди и расталкивали зевак. Следом шествовал хозяин, за ним сыновья, после супруга с дочерью и Мелиной. Преодолев толчею, они попали на мощенную белым камнем дорогу, с двух сторон которой лежали на гранитных постаментах каменные бараны. Семейство оказались у входа в храм. Птахмоз назвал имя и титулы. Стражники пропустили посланника и всех его домочадцев. В обширном дворе храма все бурлило. Сановники шумели, жрецы суетились, бегали. Из большого каменного здания бритые служители, облаченные в одни набедренные повязки, всего человек двадцать, вынесли на плечах священную барку. Нос и корму украшали головы баранов. Ладья вся сияла золотом и драгоценными каменьями. В центре над палубой возвышался резной наос. - Ладья Амуна! – Закричал старший жрец. Дайте дорогу! Завыли трубы протяжным басом, даже холодок прошелся по спине. Сильными голосами жрецы грянули гимн. Следом из здания храма вынесли ладью богини Мут, украшенную женскими головками с уборами в виде коршунов, сложивших крылья. За ней еще одну ладью с головами сокола – священную барку бога Хонсу. Жрецы выстроились шеренгами по трое, музыканты в сборе - все готово к торжественному шествию. Вся масса снующих чиновников мгновенно образовала длинную колонну, и процессия двинулась к воротам. Впереди важно шли мудрейшие жрецы. В руках высокие посохи, на верхушках которых красовались серебряные набалдашники в виде статуэток богов. У каждого мудрейшего через плечо перекинута шкура леопарда. Следом жрецы с высокими шестами. К шестам крепились золотые перья Маат. За жрецами музыканты с тамбуринами и дудками. За музыкантами плыли священные лодки Амуна, Мут и Хонсу. В наосах, что возвышались на палубах, приоткрыли расшитые золотом шторки, чтобы народ мог видеть лики божеств. За ладьями потянулись вельможи. Последними шли младшие жрецы, неся все необходимое для долгих церемоний: кувшины с ароматными маслами, чаши для жертвоприношений, курительницы и еще множество храмовой утвари. Жены и дочери сановников в нарядных платьях, с плетеными корзинками в руках следовали по обеим сторонам от процессии и усыпали путь лепестками цветов. Мелине тоже вручили корзинку с лепестками. А Элиль каким-то образом остался один. Он впервые попал на праздничную процессию, и теперь не знал: куда ему приткнуться. Сыновьям Птахмоза жрецы дали шесты с разноцветными лентами, и они шли в хвосте процессии вместе с другими мальчишками. 105

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Пойди-ка сюда, - поманил его жрец в скромной белой одежде. – Понесешь эту чашу для жертвенного масла. – Он показал на огромную серебряную посудину с двумя ручками по краям. - Но я один ее не подниму, - ужаснулся Элиль. - Сейчас подыщем тебе помощника. – Жрец оглядел пустеющий двор. Громко позвал: - Рамзес! Несносный лентяй. Брось трещотку и иди сюда. Мальчишка, примерно такого же возраста, что и Элиль, правда, немного крупнее, в чистенькой одежде, в новеньких сандалиях нехотя подковылял к жрецу. - Для тебя я нашел работу лучше, чем грохотать трещотками, - грозно сказал жрец. - Вот эту чашу надо донести до священного корабля. - Но наставник, - проскулил мальчишка. – Я с музыкантами… - С трещотками любой балбес справится, - жрец отобрал у мальчишки инструменты. – Бери вазу! Ты еще не отработал прошлое наказание. - За что? – возмутился мальчишка. - За то, что швырялся в учителя по математике конским навозом. Я отцу твоему пока не доложил. – Насупил брови жрец. - Не надо говорить отцу, - испугался проказник. – Я сделаю все, что вы прикажете. - Ох, гляди у меня! – строго погрозил пальцем наставник. - Чего встал? – буркнул мальчишка, подойдя к Элилю. – Хватай вазу. Понесли. С тяжелой ношей в руках они пристроились в хвост процессии. Мальчишка нарочно: то бежал вперед, то останавливался резко, якобы споткнулся, дергал вазу за ручку - хотел разозлить Элиля. Поступал так из вредности. Но Элиль не обращал внимания. Процессия тем временем вытекла на набережную. Народ, собравшийся по обеим сторонам дороги, радостно кричал, встречал священные барки, протягивал руки с открытыми ладонями. Шествие обогнуло храм и направилось к каналу. На воде плавно покачивался огромный корабль. Элиль прикинул: судно в длину шагов семьдесят. Таких больших кораблей он еще не видел. Корма и нос плавно изгибались кверху и заканчивались головами баранов. На палубе возвышался целый храм. На носу корабля и на корме сверкали золотой росписью высокие пилоны. Обелиски отливал серебром. Посредине располагался огромный наос с колоннами и портиками. Народ взорвался приветствием, когда на носовой площадке корабля появился правитель Сети, а вместе с ним его супруга, солнцеликая 106

___ Сыновья Черной Земли______ Туйя. Жрецы по широким длинным сходням подняли священные барки на этот огромный корабль и внесли их в наос с колоннами. Элиль споткнулся. Чуть не упал. - Растяпа! Ноги поднимай, - зло прикрикнул мальчишка. - За собой следи, - огрызнулся он. - Чего? Птенец! Я тебе лицо разобью! - Попробуй! Сам носом землю вспашешь. - Да, ты..! Если бы не эта ваза, я бы тебе показал, где червяки прячутся. Ел бы у меня землю. - Сейчас донесем – и покажешь. Только землю тебе придется есть. Мальчишка весь вскипел от злости. Они подошли к кораблю. Жрецы приняли у них из рук вазу и понесли наверх. - Ну? – мальчишка сжал кулаки. – Отойдем за те деревья. - Отойдем, - без тени страха согласился Элиль. - Рамзес! – окликнул с корабля все тот же жрец в скромной белой одежде. – Поднимайся быстрее. Тебя отец желает видеть. - Повезло тебе, змееныш, - сквозь зубы процедил мальчишка и побежал по сходням наверх. С борта корабля скинули толстые канаты. Мужчины подхватили их и дружно повели корабль по каналу к реке. По обеим берегам выстроились жрецы с чадящими курительницами и пели гимн. В устье канала ждали другие корабли, распустив широкие паруса. Корабельщики приняли канаты и отбуксировали священную ладью на центр реки. Следом устремились разукрашенные лодки. - Элиль! Где ты потерялся? – Птахмоз кричал ему с борта судна. С того самого боевого корабля, на котором они прибыли в Кемет. - Малыш, давай к нам! – кричал знакомый грузный кормчий. – Я сейчас к берегу поближе подведу корабль… Элиль подбежал к воде. Старший лучник Хорнахт втянул его за руки на палубу. - Ого! – оценил он наряд Элиля. – Да ты, как будто родился на берегах Хапи. - А Мелина здесь? - Вон твоя сестренка. Вся извелась. Все тебя выглядывает. На судне собралось множество народу. Все в нарядных одеждах. Тут же на палубе накрыли огромный стол с напитками и закуской. Старший сын хозяина Мерикар представил Элиля множеству родственников: близких и далеких. Мужчины приветствовали его, как взрослого: хлопали по плечу. Женщины трепали за подбородок, - вот это ему не очень нравилось. Высокая миловидная девушка с младенцем на руках даже поцеловала его в щеку. Элиль покраснел. 107

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Девушка была ни кто иной, как Аххетеп, старшая дочь посланника Птахмоза. Музыканты на корме надрывались. С проходивших кораблей кричали приветствия, бросали цветы. Девочки разучивала с Мелиной какие-то гимны. А Элиля хозяин повел с собой на нос, где собрались мужчины и пили вино, произнося хвалу богам. К борту то и дело подлетали лодки торговцев и предлагали всевозможную снедь. Птахмоз не скупился и щедро угощал гостей. Священное плавание Инпут продолжалось несколько дней. Для Элиля эти дни показались самыми счастливыми в жизни. Никаких забот, кругом радостные лица. Все его считали своим, родным. Сыновья и дочери хозяина обращались с ним, как с братом. Мелину просто затискали. Девочка расцвела от счастья. К облегчению Элиля она больше не цеплялась за его руку, а почти все время проводила со сверстницами в играх. С других кораблей на лодках прибывали гости и присоединялись к веселью. Птахмоз с сыновьями частенько сам садился в лодку и посещал другие корабли. Мерикар, здороваясь с друзьями, такими же юношами, как он, всегда подзывал Элиля и представлял его своим братом. - Будущий воин, - добавлял он. – С отцом на корабле сражался против пиратов. Его ранили стрелой, когда он прикрывал щитом кормчих. Добыл в бою кинжал. Элиля смущала такая похвала, но он терпел. Юноши одобрительно хлопали по плечу, поздравляли, а мальчишки его возраста просили рассказать о сражении и слушали, не перебивая, затаив дыхание. Мелина погрустнела, когда спустя несколько дней флотилия праздничных судов повернула обратно. Подходил к концу сезон разлива Ахет и наступал сезон Перет. Хапи постепенно мелел и сужался до привычного русла. На поля осел толстый зловонный слой плодородного ила. Землепашцы с нетерпением ждали дня сева. Руки истосковались по мотыге. Волы на пастбищах отъелись и теперь готовы без устали таскать тяжелый деревянный плуг. Плетеные корзины с посевным зерном давно приготовлены. Однажды ранним утром к воротам дома посланника подкатила легкая белая колесница в окружении сотни вооруженных слуг. Привратники, завидев возничего, упали на колени. Птахмоз выбежал из дома и смиренно склонил голову. В колеснице стоял сам правитель. Одет он был просто: набедренная повязка, широкое золотое ожерелье и 108

___ Сыновья Черной Земли______ полосатый платок клафт на голове. Единственный атрибут власти – обруч с золотой коброй на челе. - Показывай дом сына, - потребовал он у посланника. - Хочу посмотреть, куда Мерикар приведет Дочь Солнца. Взгляну на сад, где будут играть мои внуки. Возможно, один из них станет правителем. Посланник попросил Сети сойти с колесницы и следовать за ним вниз по улице. Птахмоз отворил калитку в высокой кирпичной ограде. Правитель переступил порог и оказался в обширном дворе, где еще вяло приживались молоденькие фруктовые деревья. - Хорошо! – осмотрел он пруд с цветущими лилиями и высокими метелками папируса. Заглянул в дом, прошелся по всем помещениям, внимательно обследуя каждый угол. Погладил круглые каменные колонны, поддерживающие портик. Удовлетворенно кивнул: – Дом большой, светлый. А где корову будут держать? Птахмоз показал кирпичный сарай, стены которого художники расписали фигурками священного быка Аписа. - Я доволен, - сделал вывод Сети, запрыгивая обратно в колесницу. – Пусть твой сын приходит за невестой. В приданное я даю мебель, посуду, виноградник в Оазисах Жизни, стадо коров с пастбищем, два поселения с землепашцами под Хутуаретом и колесницу для прогулок. - Твоя щедрость безмерна, - поблагодарил его Птахмоз. - А с тебя веселое застолье, – напомнил Сети. - Все приготовлю, - пообещал посланник. – Весь Уаст гулять будет. Когда колесница скрылась за поворотом, Птахмоз тут же созвал слуг и принялся давать им распоряжения. К дому брел старший сын. Он облачился в серую дорожную одежду из дешевого грубого льна. За широким кожаным поясом торчал кинжал, лук перекинут через плечо. Двое оруженосцев следом несли его щит, копье и доспехи. - Отец, - поклонился он, - благослови в дорогу. С матерью я уже попрощался. Заеду в храм, принесу жертву Амуну - и в путь. - Не вовремя ты собрался в дорогу, - усмехнулся посланник, отпустив слуг. – Снимай это тряпье и отправляйся в мыльню. Да вымойся так, чтобы от тебя за версту разило притираниями. - Зачем? – растерялся Мерикар. - Неужели ты не видел? Сам правитель только что приезжал, да будет он жить вечно, вековечно! - Сам правитель? – изумился юноша. - Осмотрел твой дом. Приказал прибыть тебе на разукрашенной колеснице и забрать Нефертум, да пригрозил, чтобы на следующий год у него внук появился. - Отец, ты не шутишь? – Юноша не верил своему счастью. Глупо смотрел на отца и хлопал глазами. 109

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Не заставляй ждать правителя, а тем более такую красивую девушку, как Нефертум. Пока будешь таращиться на меня, она отдаст сердце другому, - пошутил Птахмоз. Мерикар кинулся в ноги отцу, принялся бессвязно благодарить. - В мыльню! – поторопил его Птахмоз. - Да братьев всех созови и друзей. Пусть тебя сопровождают. А я начну готовить праздник. К Дому Ликования длинной вереницей подкатили разукрашенные колесницы. Лошади с плюмажем на голове из разноцветных перьев беспокойно били копытами, не желая стоять на месте. Повозки украшали гирлянды цветов и разноцветные ленты. Рыжебородые стражники-шерданы преградили дорогу. - Кто такие? – вопрошал старший из шерданов. - Мы едем забрать птенчика из гнезда, - ответил Мерикар. Стражники заулыбались сквозь бороды в предвкушении хорошей выпивки. Старший важно произнес: - У каждой птицы своя цена. Я бы пропустил вас, да в горле у меня пересохло, и ребята мои голодные. А когда они голодные, то лютые – хуже зверей. - Вот вам вино. – Юноши выставили у ног старшего стражника несколько пузатых кувшинов. – Вот вам еда. – Вынесли корзины с фруктами. - И все? – старший из шерданов покачал головой. – А где пироги? Где сыр? После того, как он получил белый круг пахучего сыра и свежие пирожки со сладкой начинкой, разрешил колесницам проехать к дворцу. На ступенях Дома Ликования их встречал правитель с супругой. Они восседали на золоченных тронах с высокими спинками. Сети в синей короне с коброй на челе. Широкое ожерелье сияло на обнаженных мощных плечах. Набедренная повязка мелкими складками ложилась на колени, оставляя открытыми сильные икры и ступни в мягких сандалиях. Туйя в золотой короне в виде лебедя, в нежно- голубой шенти с широкими рукавами до локтей походила на богиню Изиду из росписей в храме Ипетасу. На груди сиял золотой скарабей с изумрудной головой. Ниже на ступеньках застыли почтенные вельможи, все в нарядных одеяниях, обвешанные украшениями. Лица тонко расписаны, парики аккуратно уложены. Юноши сошли с колесниц, передав вожжи мальчишкам, и пали на колени перед правителем. - Здоровья и силы, - поприветствовал их правитель. – С чем пожаловали? 110

___ Сыновья Черной Земли______ Мерикар поднялся и протянул к правителю руки с открытыми ладонями: - Живи вечно, вековечно. Правь нами мудро и справедливо, - затем к правительнице, - пусть красота твоя не увядает, Живущая Правдой. Я пришел сделать обмен. - Что хочешь менять? – вновь спросил Сети. - Хочу взять из твоего стада молодую корову, а взамен предложить другую. Двое юношей подвели годовалую пятнистую телку. Еле пробившиеся рожки украшали разноцветные ленты. На шее огромная гирлянда из цветов. - Хороша коровка, - кивнула правительница. - Мы согласны. Выбирай из нашего стада. Она подала знак рукой, и перед Мерикаром выстроилось с полсотни девушек. Все почти одного роста, в длинных розовых одинаковых платьях. На всех тонкие льняные накидки скрывали лица. - Но как я узнаю ту, которую мне надо. Я не вижу их глаз, - растерялся юноша. - Сердцем, - просто ответила правительница Туйя. – Пусть твоя Эб, что живет в груди, подскажет. Все замерли, переживая за Мерикара. Ну и задачку ему задала правительница! Справится – ли? Юноша обходил девушек, пытаясь отыскать свою любимую. - Как звать тебя? – пытался хитрить он. Но девушки хранили молчание. Он пытался брать их за руки, но они тут же прятали руки за спину. Оживились вельможи. Стали подбадривать юношу: - Да бери первую же попавшую. - А вдруг она окажется музыкантшей или танцовщицей из храма. - Все они стройные и красивые. Надо было не одну корову менять, а несколько, - уже откровенно смеялись вельможи. - Эх, парень! Так и уйдешь ни с чем! Мерикар обошел всех и, вновь поклонился правителю. - Почему не выбрал? – усмехнулся Сети. - Все они прекрасны, но среди них нет той, с которой говорит мое сердце. - Уверен? – строго сдвинул брови правитель. - Да! – твердо стоял на своем юноша. - Может быть, эта тебе подойдет, - правительница кивнула. Служанки вывели еще одну девушку с покрывалом на лице, высокую хрупкую. - Это она! – уверенно воскликнул юноша. 111

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Откуда ты знаешь? – сам правитель был удивлен проницательностью Мерикара. - Только она умеет так плавно ходить, словно лебедь плывет. Только от нее пахнет весной и солнцем. Разреши откинуть покрывало с ее лица. - Нет, - запретил правитель. – Назови ее сестрой – и тогда срывай покрывало. Неуверен, что это она, тогда пусть кто-нибудь из друзей или родственников за плату откроет покрывало и назовет ее имя. - Я назову ее сестрой! – уверенно сказал юноша. - Это не по обычаю! – возмутились вельможи. – Ты не должен сам открывать лицо нареченной. - Правильно! – подтвердил верховный жрец. – Иначе красота невесты увянет преждевременно. Пусть откроет тот, кто предложит хорошее вознаграждение. - Отдаю трех коров! – тут же поспешил назначить цену один из вельмож. - Пять коров и два кувшина вина, - перебил другой. - Десять коров и каменный саркофаг для погребенья, - предлагал третий. - Поместье под Хекупта и упряжку аккадских лошадей. - О-о! – протянули разочарованно вельможи. Нашелся же безумный богач, что предлагал целое состояние за объявление имени невесты. Кто он такой? Птахмоз вышел вперед и поклонился правителю: - Солнцеликий. - Ты поступил как образцовый отец, - похвалил его Сети. – Не разрешил чужому объявить имя невесты. Не позволил жениху краснеть со стыда. Действуй. - Пусть покрывало снимет Элиль. – указал Птахмоз на мальчика - Я? – испугался он. Но его уже толкали вперед. Элиль робко подошел к девушке. От нее исходил нежный запах полевых цветов. Приподняв покрывало, Элиль увидел смеющиеся черные глаза на смуглом красивом личике. - Чего замер? – спросила он шепотом. - Сними с меня накидку и произнеси имя. Элиль очень осторожно стянул с головы девушки тонкую ткань и громко, срывающимся голосом прокричал: - Нефертум! Все радостно закричали, захлопали в ладоши. Музыканты грянули веселую мелодию на визжащих дудках так, что чуть щеки не лопались. Мерикар подбежал к невесте, подхватил ее на руки и громко произнес: - Клянусь перед Амуном, теперь ты - моя сестра. 112

___ Сыновья Черной Земли______ - А что делать с покрывалом? – спросил Элиль, теребя в руках тонкую ткань. - Ох, хитер, - шутливо погрозил Сети Птахмозу. – Все же сделал по- своему. – И обратился к Элилю: - Храни накидку. Теперь ты - названный брат невесты. Колесницы ехали медленно по городу, сопровождаемые музыкантами и певцами. Потревоженные жители выбегали из домов и бросали под ноги коней цветы и зерно: на счастье молодым. В первой колеснице стоял Мерикар и нежно обнимал красавицу Нефертум. Слева держал под уздцы гнедого коня Элиль. А справа белого скакуна вел Рамзес – тот несносный грубый мальчишка, с которым Элиль уже столкнулся на празднике Опет. Он и сейчас косо поглядывал на Элиля. Колесница остановилась возле дома Мерикара. Арку входа украшали гирлянды цветов. Порог устилал красный ковер. Юноша спрыгнул с колесницы, подхватил на руки девушку и унес в дом. Следом поспешили приглашенные гости. Ноздри щекотал аромат изжаренного мяса и редких специй. Слуги приняли у мальчиков коней и отвели колесницы в конюшню. Рамзес бросил презрительный взгляд на Элиля и высокомерно спросил: - Ты кто такой? Что-то я не видел тебя раньше среди сыновей Птахмоза. - А ты кто такой? – в тон ему спросил Элиль. Казалось, мальчишка расплавится от гнева, как бронза в горне. - Я сын правителя Та-Кемет! – гордо выпятив грудь, объявил он. – Имя мое: Рамзес – рожденный от Ра. - Я сын правителя Алалаха, - так же гордо ответил Элиль. - Алалаха? – скривился в презрительной усмешке Рамзес. – Так ты - хетт? - Я не хетт, я - хуррит. - Какая разница. Все вы – предатели. Послы Алалаха валялись в ногах у Сына Амуна и молил о защите. - Что-то не припомню такого. Наоборот, послы Та-Кемет вечно торчали у дома моего отца. - Твой отец – предатель! – бросил в лицо ему Рамзес - Мой отец никого не предавал. Это его предали те, кому он доверял, - в тон ему ответил Элиль. - Он продался хеттам. - А вот за это ответишь! Элиль сильно саданул мальчишку кулаком в нос. Кровь хлынула ручьем из ноздрей Рамзеса и запачкала белую одежду. Он кинулся на Элиля. Мальчики сцепились, как два разъяренных щенка и, рыча, 113

____Сергей Шаповалов_________________________________________ катались в грязи. От великолепных дорогих шенти полетели клочья. Напомаженные парики валялись в пыли. Их подняли и растащили в стороны. Элиля привели к Птахмозу. Посланник недовольно взглянул на рваную одежду, исцарапанные руки, синяки на лице и строго спросил: - Зачем ввязался в драку? Да еще с сыном правителя. Тебя накажут. - Пусть, лучше, сразу убьют, - прорычал в ответ Элиль. – Никто не смеет называть моего отца предателем! За такие слова каждый ответит кровью. Птахмоз растерялся, лишь смягчил тон: - Рамзес горячий, но всего лишь мальчишка. Ты должен его простить. Элиль насупился и молчал. - Пойми, он еще не соображает, что говорит. Ты пережил многое и быстро повзрослел. А он… Что он видел? Живет в роскоши дворца, кругом слуги… Для него мир - это могущественная Та-Кемет, а все остальные земли – дикая окраина. - Я не желаю жить в этой стране, - зло сверкнул глазами Элиль. – Отпусти меня. Он заметил, как боль отразилась во взгляде Птахмоза. Этого посланник не мог скрыть, хоть и привык, по долгу службы, не выказывать ничем своих чувств. Элилю даже стало его немного жалко. - Куда же ты пойдешь? – вздохнул он. Помолчал. Затем очень медленно произнес. – Ты вырастишь воином, великим воином. Но чтобы им стать, поверь мне: я многих героев повидал, тебе надо уметь сдерживать злость. Когда дикий бык в гневе, его легче убить. - Зачем ты мне это рассказываешь? – прервал его Элиль. - Хочу предостеречь от неправильных поступков. Иногда надо терпеть… - Я без того натерпелся! – почти крикнул Элиль. - Боги вознаграждают за терпение. Вскоре все образуется. Прошу тебя: забудь о глупом мальчишке, который не ведает, что говорит. Он повзрослеет и осознает собственную глупость. Я понимаю: память об отце для тебя – святое. Но пересиль себя, - прости Рамзеса. - Я постараюсь, - сдался Элиль. Огонь в душе постепенно угасал. - Ну, вот и отлично, - с облегчением вздохнул Птахмоз. – Сейчас слуги тебя вымоют и переоденут. Приходи на праздник. - Можно я пропущу веселье? – упрямо попросил Элиль. – Хочу побыть один, помолиться. Зачем я буду мрачным видом портить гостям настроение. - Хорошо. Если хочешь, я распоряжусь, чтобы конюх прокатил тебя на колеснице. Можешь съездить на набережную города или поохотиться на уток в камышах. 114

___ Сыновья Черной Земли______ - Нет. Спасибо. Я посижу на берегу, здесь, рядом с домом. Элиль облюбовал серый валун. Уселся на него. Внизу нес прозрачные воды голубой Хапи, успокоившись после разлива. Чуть слышно шуршали камыши под дуновением легкого ветерка. Мальчик бессмысленно уставился на заходящее красное солнце. Но мысли были далеко, там в Алалахе. Внутри все сжалось от невыносимой тоски. Ком в горле не давал дышать. За что Боги так его наказали? Что он сделал такого плохого? Он вспомнил отца, сильного, любящего. В смоляной бороде серебряные искорки седины. Густые брови сошлись у переносицы. Губы всегда плотно сжаты. Взгляд грозный. Но Элиь знал, что за грозным взглядом скрывается огромная любовь к нему. Он никогда не кричал на Элиля. Позволял многие шалости. Но и Элиль старался походить на отца. Подражал его спокойной уверенной речи, неспешным размеренным движениям. Даже прежде, чем что-нибудь сделать, Элиль всегда думал: а что скажет отец? Разгневается или похвалит? Вспомнила Маму. Женщинам запрещалось лезть в дела мужчин, тем более в дела, касающиеся власти. Но Элиль помнил, как часто к ней приходили жены землепашцев и пастухов, о чем-то просили, умоляли. Она обещала помочь, никому не отказывала. Она очень любила Элиля. В этот миг он как будто вновь ощутил прикосновение ее ласковых рук, услышал тихий бархатный голос, посмотрел в глаза, полные нежности. Элиль часто жалел, что у него не было брата. Но были сестры. Старшая, да какая она старшая - всего на год, вечно соперничала с Элилем в их детских играх, хотела быть всегда быстрее, сильнее, ловчее. Даже мама ее частенько ругала: «Ты, как мальчишка, вечно носишься с луком по горам. Села бы вышивать или ковер ткать». Но сестра не слушалась. Частенько без спроса брала оружие Элиля: его кинжалы, лук со стрелами. Своего оружия у нее не было: не положено женщинам иметь оружие. Сколько сорился с ней Элиль… Даже до драк доходило… Но все равно, он любил сестру. Ни у кого не было такой смелой сестры. А еще она всегда делилась с Элилем. Даже когда они вдвоем ходили на охоту, и ей удавалось подстрелить плицу, а Элиль все время мазал, вернувшись, сестра говорила, что это брат подбил добычу. Никогда его не унижала. Однажды они преследовали диких баранов и заблудились в горах. Совсем выбились из сил. Солнце садилось. С гор дохнул холодный ветер. Дети совсем отчаялись выйти к жилью. Голодные, уставшие, да еще волки шли по их следу, неожиданно набрели на заброшенный храм. Крыша обвалилась. Остались одни стены и алтарь. Сестра 115

____Сергей Шаповалов_________________________________________ расчистила на стене надпись. Она хорошо знала древний хурритский язык и прочитала слова молитвы: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! Свершилось чудо. Элиль услышал голоса. Внизу, под уступом скалы, где стоял заброшенный храм, обнаружилась тропа. Припозднившийся караван торговцев двигался в Алалах… Младшая сестра, самая любимая в семье. Круглое личико с любопытными карими глазами. Мелина чем-то ее напоминала. Она всегда боялась кого-то рассердить. Ничего не трогала без разрешения. Не капризничала. Тихая и скромная. Она очень любила сладости и свежее молоко. У нее было множество игрушек: деревянные лошадки, тряпичные куколки с керамическими головками, глиняные птички с настоящими перьями. Даже Элиль, когда посчитал себя взрослым, отдал ей всех своих деревянных воинов. Но что взять с девчонки? Тут же принялась рядить грозных копьеносцев в разноцветные лоскутики... Элиль тяжело вздохнул. Боль внутри потихоньку отпускала. И что его сюда занесло? Так далеко на юг, аж в Черную Землю. Конечно, здесь хорошо. Люди живут мирно, не голодают, честно трудятся, веселятся от души – разве есть земля лучше? Но душа тянулась к родным скудным лугам под Алалахом, к серым холодным горам, к речным долинам, затянутым утренним туманом, к скалистым берегам бушующего моря. Надо стать воином. Великим воином! Он представил себя высоким, сильным, сжимающим тяжелое копье в мускулистой руке. Он тяжелой уверенной походкой приближается к каменным стенам Алалаха. Стражники в страхе растворят перед ним ворота. Он входит в город. На острие его копья сияет месть. Он убьет предателей. Проткнет черные сердца, а тела оставит без похоронных уктури. Выкинет их в степь на растерзание шакалам… Красный шар наполовину скрылся за далекими западными горами. В храмах жрецы затянули гимн, прощаясь с Солнцем. Рыбацкие лодочки, до краев заполненные уловом, спешили пристать к берегу. Охотники с добычей возвращались в город, неся на плечах связки подбитых птиц. 116

___ Сыновья Черной Земли______ На том берегу, словно стаи мошкары, двигались стада. Пастухи гнали скотину с пастбищ в загоны. От дома Мерикара ветер доносил звуки веселой музыки. Праздник в самом разгаре. Элиль обернулся и заметил на тропинке маленькую белую фигурку. Мелина бежала к нему, путаясь в подоле длинного платья. Смешно подпрыгивала, стараясь не наступить босыми ножками на острые камни. Девочка взмахивала руками, как будто цапля пыталась взлететь. В одной держала сандалии, в другой бережно несла кусок пирога. Она подбежала к Элилю, села перед ним на корточки, преданно заглядывая в глаза. - Ты почему ушла с праздника? – стараясь придать голосу строгость, спросил он. - Я тебе принесла... – Она протянула пирог, при этом выражение ее детского личика было до того наивным, что Элиль не посмел отказаться, хотя есть не очень хотелось. – Мой любимый пирог, - улыбнулась Мелина. – Пшеничное тесто. А начинка из орехов с медом. Помнишь, я угощала тебя там на Тире. Ой! – Она испуганно прикрыла рот ладошкой. – Прости. Мы же договаривались не вспоминать… - Да что уж там, - махнул рукой Элиль. – Все равно нам не забыть рабства. Что было – то останется в нас. - Элиль, - Мелина снова заглянула в глаза. Во взгляде читалась тревога, граничащая с ужасом. – Ты собрался уходить? - Тебя хозяин прислал? – разозлился он. – Я пойду в Дом Войны, наймусь в лучники. Мелина надулась: из глаз вот-вот брызнут слезы. - А я? – промяукала она, как потерявшийся котенок. - Ты будешь воспитываться среди дочерей дворца. Об этом любая девушка мечтает. - Я пойду с тобой. – Она уже привычно вцепилась в руку Элиля мертвой хваткой. - Куда? В войска? Кто тебя возьмет? - Я подстригу волосы и оденусь мальчишкой. Плечи ее задергались. Глаза покраснели и разразились потоками слез. - Успокойся! – Элиль отложил пирог на камень и погладил ее по волосам, пахнущими васильками. – Я буду навещать тебя. Да, и чего плакать? О тебе будут заботиться, кормить, одевать… - Ты обещал быть все время рядом. Клялся мне, - пищала Мелина. – Я не хочу воспитываться среди дочерей дворца. Я там никого не знаю. - Мелина, прекрати! - чуть тверже попросил Элиль. – Как я могу стать великим воином, если ты все время будешь плакать и, вот так, цепляться за мою руку? Мне же нужно обучаться наукам, ходить в походы. 117

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Мелина умолкла. Подняла заплаканные глаза. Краска расплылась по лицу. Вдобавок, вытирая слезы, она размазала тушь, смешав ее с румянами. - Пойдем, умоешься. Элиль повел ее к реке. Выбрал песчаную отмель без камышей, где Мелина смогла смыть краску. - Я некрасивая? – наивно спросила она, вытирая лицо подолом платья. - С чего ты взяла? – удивился Элиль. – Ты очень красивая, просто.., - как же ей объяснить, - просто маленькая еще. - А твои сестры красивые? - Да, - не задумываясь, ответил Элиль. – Младшая очень похожа на тебя. Не лицом, конечно. Ты ее обязательно увидишь. – Он сжал кулаки. – Мне бы только подрасти, да сил набраться… - Вот вы где? Еле вас нашел. На берегу стоял Мерикар в праздничной одежде, с венком васильков на голове. - Зачем ты пришел? – удивился Элиль. – Мог бы слугу прислать. - Вдруг слуга не сможет тебя уговорить. Я хочу, чтобы ты присутствовал на моем торжестве. - Ради этого посмел бросил гостей и невесту? - Я все знаю, - осторожно произнес Мерикар. – О вашей драке с Рамзесом… Не обращай внимание. Он еще птенец. - Я это понял. - Вскоре мне предстоит отправляться в Куши. Тебя должны отдать в Дом Наследников. Будешь воспитываться среди сыновей дворца, - такова воля правителя. Я не хочу, чтобы ты покидал мой дом с обидой в сердце. И мне в Куши будет нелегко помнить об этом. - Я же не на тебя обижаюсь, - удивился Элиль. - Но Рамзес – брат моей жены. - Возьми меня с собой, - неожиданно попросил Элиль. Мерикар почесал за ухом, соображая, как ответить. - Понимаешь… я бы взял тебя… Но отец не позволит. Как бы тебе… - он звонко стукнул кулаком по ладони. - Ну, подумай: если бы я в твои годы пошел в войска, то дослужился бы, в лучшем случае, до са- меджет. Командовал бы двумя десятками лучников. А так, мне удалось закончить обучение в Доме Наследников, поработать на должности писца – и теперь под моим началом целый чезет колесниц. Надо учиться, чтобы стать хорошим воином. - Разве воин не должен, прежде всего, хорошо владеть оружием и иметь сильное тело? – возразил Элиль. - Должен, - согласился Мерикар. – Но этого мало. Когда-то жители Та-Кемет надеялись только на силу. Каждый землепашец или 118

___ Сыновья Черной Земли______ ремесленник владел оружием, но понятия не имел, что такое строй, фланговые атаки, прорыв центра, обход… Тогда страну захватили гиксосы, народы с востока. Гиксосов было намного меньше, но они умели воевать. - Как же удалось прогнать иноземцев? - Божественный Небпехтира Яхмес начал с того, что организовал крепкую дисциплинированную армию. Ему удалось освободить Черную Землю от гнета инородцев. Но он был не просто воин – он слыл мудрецом: знал многие науки в совершенстве. Именно поэтому он победил. В современной войне одного натиска – мало. Надо знать стратегию, понимать, как подавить врага морально, еще до начала схватки. Надо уметь строить мосты, укрепления. Обязательно владеть несколькими языками. Географию нужно изучить – это обязательно. Хоть немного знать о мореходстве. Сильный воин – он, конечно, герой. И таких много. Но грамотный командир ценится выше любого героя. Убедил? - Почти, - согласился Элиль. - Тогда пойдем в дом, и забудь обо всех обидах, хотя бы на сегодняшний вечер. Еще настанет время припомнить старое, но не сегодня. Нынче – праздник. Мерикар зашагал обратно по тропинке к дому. Элиль следом за ним. Но он вдруг обернулся. Мелина отстала. Она шла осторожно старалась не наступать на острые камни. Красивые белые сандалии держала в руках и не хотела их надевать - жалко. Элиль подхватил девочку на руки, как Мерикар Нефертум, когда заносил невесту домой. Мелина оказалась легкой, почти невесомая. Она ойкнула, но тут же рассмеялась. Обхватила тонкими ручками шею Элиля. Только возле самого дома вся напряглась и прошептала: - Элиль, опусти меня. Вдруг кто-нибудь увидит. – У самой щеки сделались пунцовыми. Праздник в полном разгаре. Пылали факела, освещая вечерний сад. Музыканты фальшивили от усталости. Подогретые вином гости хлопали в ладоши, подбадривая гибких акробатов, которые выделывали со своими телами такое… – больно даже смотреть. Тоненькие хрупкие танцовщицы развлекали гостей. Элиль нашел хозяина в окружении нескольких важных мужчин. Мальчик терпеливо ждал, когда взрослые прервут беседу, затем обратился к Птахмозу. - Хочу попросить прощение, - склонил он голову. – Я вел себя глупо и недостойно. - Мне не в чем тебя упрекнуть, - серьезно ответил Птахмоз. – Теперь я вижу, что из тебя вырастит достойный человек. 119

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 8 - Кто такой? – Привратник Дома Наследников, высокий пожилой жрец заслонил необъятным телом вход. Его большая голова неправильной яйцевидной формы сияла на солнце: так тщательно он ее выбрил и щедро смазал маслом. Руки длинные, толстые с синими выпирающими жилами сжимали палку «для воспитания оболтусов». Широкую грудь украшала медная потертая цепочка с бронзовым скарабеем. Старые сандалии на распухших ногах чудом еще не развалились. - Я из Дома посланца во все чужеземные страны, благородного Птахмоза, - представился Элиль, поправляя на плече холщовую сумку, в которой уместились: новенький набор для письма, состоящий из кисточек, чернильницы и мешочка с черным порошком. Там же, на дне сумки лежала глиняная палетка для замешивания красок, сверток с пирожками и новые сандалии. - Учиться пришел или бездельничать? – насупился жрец. – Будешь проказничать, - у меня палка есть. Все бока отобью. - Птарисут, не пугай мальчика. – К ним подошел важный жрец с высоким посохом в руке, тот жрец, которого Элиль видел подле правителя Сети. Одежда прорицателя сияла белизной. - Здоровья и силы, - поклонился ему привратник и недовольно зыркнул на Элиля: - прояви уважение к верховному слуге Амуна! Элиль поклонился, положив руки на колени. - Не бурчи, - нахмурился мудрейший. - Мальчик из дальних краев и еще не изучил наши обычаи. Впредь запомни его. Он будет жить в Доме Наследников. Выдашь ему все необходимое для учебы. - Выдавать, как простому ученику? – Привратник покосился на Элиля. 120

___ Сыновья Черной Земли______ - Нет. Перед тобой сын правителя Алалаха. Дай ему все - самое лучше. Он будет воспитываться среди отпрысков правителей. – Жрец поманил Элиля: - пойдем, я представлю тебя наставнику. Дом Наследников напоминал храм: пилоны, открытые колоннады, обширные дворы. Помещений мало, но все просторные, с высокими потолками и узенькими окнами. Наставник оказался такой же лысый, как и все служители Дома Наследников, с печатью мудрости на челе. Глаза его все время казались наполовину прикрытые воспаленными веками. Он говорил медленно, но сильным голосом: - Я сделаю из тебя ученого мужа. Но наука должна входить в твои уши самостоятельно, а не с помощью палки. Если ты желаешь стать нужным стране, честно послужить Богам и правителю, то должен не щадить себя. – Он подвел его к стене, где были нарисованы два человечка. Один сидел в позе писца, скрестив ноги, другой стоял, сгорбившись, рыхля землю мотыгой. Наставник разъяснил: - Твое право – выбирать, что ты впоследствии возьмешь в руки: палочку для письма или мотыгу. Только от тебя зависит твоя дальнейшая судьба. И запомни: Боги помогают тем, кто трудится. Он привел Элиля в небольшой дворик, где в тени деревьев на циновках сидели мальчишки примерно его возраста и выводили на гладких глиняных черепках с неровными краями буквы тонкими кисточками. Наставник дал Элилю задание: внимательно рассмотреть знаки на деревянной палетке и постараться их запомнить. Жрец вышел за водой. Элиль углубился в изучение знаков, как вдруг почувствовал пристальный взгляд. Он поднял глаза… Перед ним сидел Рамзес. Кровь ударила в лицо. Рамзес отложил палетку с кисточкой, поднялся с циновки и направился к нему. Элиль тоже встал. Пусть только попробует рот открыть и еще что-нибудь сказать про отца… Он не посмотрит, что перед ним - сын правителя Та-Кемет… Рамзес подошел почти вплотную и виновато взглянул в глаза Элилю. - Прости, - неожиданно сказал он. – Я был зол. Наговорил глупостей. Сам не пойму, что на меня нашло…Мне все рассказали о тебе, о твоем отце... Я в наказание за драку неделю убирал конюшни. Можешь ударить меня – я заслужил. - Не буду тебя бить, - смягчился Элиль, услышав неожиданное раскаяние из уст врага. - Поверь, я не злой. Просто… не люблю хеттов. Простишь меня? Хочешь, я подарю тебе настоящий маджайский лук или кинжал с золотой ручкой. - Не надо, - пожал плечами Элиль. – Прощаю. Я сам не люблю хеттов. 121

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Рамзес улыбнулся. - А ты смелый. Меня все боятся. - Мне нельзя бояться. - Элиль помрачнел. Он, еще на рабском острове понял, что ему надо забыть, что такое страх, задавить его, прибить, чтобы не высовывался, иначе он не сможет вернуть власть над Алалахом и наказать убийцу отца. Учебный день тянулся долго и нудно. Тяжело усидеть за письмом или слушать нудный урок наставника, когда в небе сияет солнце. Мелкие пташки со звонким щебетанием проносятся над головой, будто камни с пращи. С улицы доносится крики и смех городской детворы. - Не отвлекайтесь! – требовал наставник. – Сейчас им хорошо, - говорил он, показывай на мальчишек, играющих за оградой. – Но потом эти дети подрастут, и голод заставит их рыть каналы, стучать долотами в каменоломнях или вращать весла на кораблях. Вы же станете грамотными писцами или жрецами. Ваша работа - управлять стройками или командовать кораблями. Ваша одежда - всегда чистая, а ноги обуты в сандалии. Вы всегда будет иметь хлеб и вино, благовонии для жертвоприношений и масло для умащения тела. Так, что - занимайтесь усердно. Помимо Рамзеса в группе у наставника учились холеные дети высших чиновников, жилистые сыновья военачальников и гордые отпрыски вождей из подвластных племен. Наставник был требовательный, но справедливый. Он обладал особым даром внушать уважение к знаниям. Вскоре Элиль с его помощью овладел простым письмом и приступил к изучению иероглифов. Хорошо научился понимать местный диалект. Математика давалась на удивление легко. Особенно интересно наставник преподавал историю. Всегда в конце дня он рассказывал о великих деяниях правителей, ушедших на Запад и возродившихся с Солнцем. Голос звучал громко, чеканя каждое слово. Иногда он делал длинные паузы, чтобы ученики имели возможность понять смысл сказанного и задать вопросы. - Больше ста лет Нижними землями в плодородной дельте Хапи правили гиксосы – кочевники, вторгшиеся с востока. Почему же они победили? Гиксосы сражались организованным строем, у них были отряды лучников, отряды тяжелой пехоты с хорошим вооружением, но самое главное: впервые воины Та-Кемет столкнулись с боевыми колесницами и не выдержали натиск столь грозного оружия. Но пришло время Божественного Небпехтира Яхмеса, чье имя прославилось в окончательном разгроме гиксосов, - говорил он, глядя поверх голов учеников. - Еще ребенком Яхмес взошел на престол в трудное для страны время. На юге господствовали дикие племена нехсиу. Весь север находился под властью гиксосов. Уаст и еще 122

___ Сыновья Черной Земли______ несколько городов – все, чем обладал Небпехтира Яхмес. Его мать, божественная Яххотеп помогала сыну укрепить могущество страны. Отец, Секененр Тао погиб, когда юный правитель едва встретил третий разлив. Первый поход на Хутуарет был неудачен. Плохо обученная, неорганизованная армия Яхмеса потерпела поражение под стенами столицы гиксосов. Но великая Яххотеп не дала пасть духом и заставила сына готовить второй поход боле тщательно. Мало того, она сама следила за обучением новобранцев. Тогда Яхмес начал работать над созданием крепкой армии. Войско он назвал меша, что на древнем языке звучит, как толпа. Он разбил мешу на чезеты по тысячи человек. Во главе каждого чезета поставил командира – чезу. Чезеты поделил на са – подразделения по двести бойцов. Са возглавлял старший воин са- меджет, всегда носивший жезл своего отряда. Са дробилось на более мелкие отряды под названием чет из двадцати воинов. Командовал ими теп-меджет. Само войско строилось особым порядком: впереди всегда сражались молодые воины хуну неферу. Сзади их поддерживали опытные менфит – воины-герои. Тогда же Яхмес нанял мастеров с островов Великой Зелени, и они ему построили метательные машины. Машины посылали с пращи тяжелые камни на сотни шагов. Хутуарет пал после первого же приступа. Три года длилась осада крепости Шурухен и окончилась полным разгромом гиксосов. Божественный Небпехтира Яхмес объединил Верхнюю и Нижнюю Кемет, тем самым, установив прочный мир на берегах Хапи. После венец Обеих Земель надел его сын, божественный Джесеркара Аменхотеп. С остатками воинственных племен гиксосов был заключен выгодный мир. Они осели в низовьях дельты и смешались с местным населением. Джесеркара Аменхотеп провел на юге несколько удачных компаний по усмирению Куши. Его лучники дошли до четвертого порога Хапи. Так далеко еще никогда не заходили воины Черной Земли. Он приказал возвести город Бухен, как самый южный форпост и укрепить Ворота Юга, что ниже по течению Хапи. Следом правил великий Аахеперкара Тутмос. Этот властитель совершил великие походы в Куши, для подавления восстания племен нехсиу. После сражения у Бухена, нехсиу уже никогда не предстанут грозной силой. Но после божественный Аахеперкара Тутмос совершил небывалый дерзкий поход на север и достиг пределов Нахарины. Он подчинил все земли вплоть до Кадеша. Дальше идут мирные времена, в которые правил Аахеперенра Тутмос второй, сын легендарного завоевателя. В его правление наступил рассвет ремесел и искусств. Возводилось множество храмов. Отважные путешественники на кораблях 123

____Сергей Шаповалов_________________________________________ отправились в страну Пунт за диковинными растениями и невиданными доселе зверями. Когда и этот правитель предстал перед богами, чтобы возродиться со светом, Амун всевидящий и мудрейший ниспослал Та-Кемет великую властительницу, божественную и прекраснейшую Мааткара Хенеметамон Хатшепсут. В те времена дикие народы, что на севере в Ретену и на юге в Куши и Вават решили, что женщина у власти приведет к гибели великую державу. Повсеместно вспыхнули восстания. Но на то Мааткара Хенеметамон Хатшепсут и была рождена от самого Амуна, чтобы строго и мудро править страной. Бунты она жестоко подавила, а главарей казнила или сослала в каменоломни. Следом взошел на трон непобедимый Менхеперра Тутмос, от имени которого до сих пор вздрагивают в Нахарине. Героическая битва под Мегиддо, взятие Кадеша и Керкемиша – вот только несколько громких побед несокрушимого льва и любимца Амуна. - Он был жесток? – поинтересовался Рамзес. - Да, - невозмутимо ответил наставник. – Но без жестокости не бывает дисциплины. А, как вам известно, армия Тутмоса славилась жесткой дисциплиной – поэтому и побеждала. Были, конечно, и слишком кровавые правила. Воины получали вознаграждение за каждую отрубленную руку противника. А за голову вождя – особую награду. Но этого требовало время. Деяния Менхеперра Тутмоса продолжил его сын и следующий правитель Аахеперура Аменхотеп. Опять войска шли победоносным маршем по землям Ретену и Нахарины. Снова бежали в леса побежденные нехсиу. Корабли торговцев вновь снаряжались в далекий Пунт. Следующий - Менхеперура Тутмос четвертый. Этот правитель больше тяготел к земледелию и строительству. Конечно, и он совершал походы на север и на юг. Но больше всего сей властелин прославился освоением Оазисов Жизни, строительством дамб и множества каналов. Ходит легенда, что сам Отец Страха – лев с человеческой головой – что стоит у подножья великих рукотворных гор - явился к нему во сне и подсказал, как заслужить венец Обеих Земель. Посему, никто не сомневается в божественном происхождение Менхеперура Тутмоса. Дальше у нас Небмаатра Аменхотеп Хека Уасет. Великий строитель, мудрый политик и хитрым миротворец. Так, как он умел усмирять восстания без кровопролития, не мог никто. Если судьба уготовит кому-нибудь из вас впоследствии занять должность посланника в чужеземные страны, вы обязательно будете изучать договоры Небмаатра Аменхотеп Хека Уасета. 124

___ Сыновья Черной Земли______ Ну и, наконец, грозный и несгибаемый, как гранитная скала Джесерхеперура Сетепенра Хоремхеб Мериамон. В тяжелый час он взял страну в свои руки. Вновь бунтовали племена нехсиу на юге и даже пытались осадить Бухен. Потерян контроль над Приморьем. Хетты захватили Нахариу, Керкемиш, Кадеш и все больше распространяли влияния в землях Ретену. Предстояла долгая кровопролитная война. Но, чтобы защититься от врагов внешних, надо было избавиться от врагов внутренних: нечестных на руку чиновников, нерадивых вельмож и вороватых сборщиков податей. Законы следовали один строже другого, пока, наконец, в стране не воцарился порядок. - Но, что предшествовало упадку могущества Кемет? – спросил один из учеников. - Эта тема под запретом, - холодно ответил наставник. - О тех временах надо забыть, смыть, как ошибочную запись с листа папируса. - След от чернил все же останется, - сострил Рамзес. - Останется. Однако исчезнет смысл написанного, - парировал наставник. – Я вам не советую интересоваться тем временем. Богам это не понравится. - Но, почему, учитель! – возмутились ученики. - Иногда лучше чего-то не знать, - перекрыл гвалт наставник. – Имейте терпение. На терпении основана мудрость. Если кто-то из вас станет жрецом или писцом, посвященным в тайны государства, тогда и узнает. Всему - свое время. Пока же усвойте одно: после Небмаатра Аменхотеп Хека Уасета правил Джесерхеперура Сетепенра Хоремхеб Мериамон. После занятий учеников сытно кормили и предоставляли время для игр. До вечерней молитвы, когда Ра коснется горизонта, они могли заниматься своими делами. Но детям строго воспрещалось покидать Дом Наследников. Мало того, настрого запрещалось общаться с детьми простолюдин. Все входы охраняли молчаливые и непреклонные маджаи. Рамзес повел Элиля во двор для спортивных состязаний. Квадратная площадка, примерно в двадцать пять шагов в ширину, по периметру была обнесена высоким кирпичным забором. Под ногами зашуршал мягкий теплый песок. - Рамзес. – Со скамеечки поднялся крепкий старик. – Ты привел нового партнера. - Да, - бросил Рамзес. – Он – настоящий воин, а те, - он небрежно махнул рукой, - все – слабаки. - Что мы будем делать? – спросил Элиль. 125

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Сражаться, - просто ответил Рамзес. – Ты хорошо дерешься на мечах? - Умею. -Сейчас посмотрим. Против меня еще никто не устоял. Старик принес ворох толстых бинтов. Хорошенько замотал Рамзесу голову и правую руку. Так же забинтовал Элиля. Каждому вручил небольшой прямоугольный щит и палку, примерно в два локтя длиной. - Начали, - скомандовал наставник. Мальчишки сошлись, колотя друг друга, а наставник, не смотря на преклонный возраст, шустро бегал вокруг и подсказывал: - Щит выше! Уходи от удара в сторону, а не назад, чтобы вскользь меч проходил. Ногу заднюю согни. От плеча руби. Кисть тверже! Стой! – Он развел учеников в стороны и указал на ошибки. Они сошлись вновь. Бились не щадя друг друга. Рамзес хорошо владел техникой боя, но и Элиль не уступал ему. Недаром Элиля обучал владению мечом отец, а он слыл лучшим бойцом в Алалахе. Повязки набухли от пота. У обоих тела покрывались синяками, но поединок проходил нравных. -Меняем оружие! – выкрикнул Рамзес, отскочив назад. – Что предпочитаешь: копье или топор? - Копье, - согласился Элиль. - Копье и кинжал, - выдвинул условие Рамзес. Наставник вручил им жерди, концы которых закрывали кожаные мягкие набалдашники, и по короткой палке, обозначавшей кинжал. - По лицу не бить! – строго предупредил он. С копьем Рамзес обращался лучше. Выпады его были резкими. Но Элиль ловко уходил от ударов. Сам колол, заставляя противника отступать. -Не наклоняйся вперед! – требовал старик. - Локоть левый отведи назад. Ноги! Ноги шире, в коленях согни. Элиль внимательно следил за противником. Как только Рамзес открылся, он тут же направил копье в грудь. Удар неминуемо должен был достичь цели. Но каким-то чудом Рамзес поднырнул под древко, очутился вплотную к Элилю и наметил кинжалом в сердце. - Вот и все, - довольно улыбнулся он. - Как ты смог? – удивился Элиль. - Прием называется: укус кобры, - объяснил Рамзес, снимая бинты. – Я его несколько месяцев отрабатывал. Очень сложный прием, зато - как красиво! - Научишь? - Обязательно, - пообещал Рамзес 126

___ Сыновья Черной Земли______ - Наконец-то ты нашел достойного партнера. – Наставник помог Элилю избавиться от бинтов. – Молодец, долго против Рамзеса продержался. Обычно он враз со всеми разделывается. - Мы с ним будем лучшими воинами в Кемет, - пообещал Рамзес. Пока наставник уносил деревянное оружие, Рамзес поманил Элиля за собой. Он ловко взобрался на стройную пальму по гладкому стволу, словно обезьяна, и оказался на гребне стены. - Нам же нельзя, - удивился Элиль, сообразив, что его друг готов очутиться по другую сторону ограды. - Не трусь. Залезай. Мы быстро. Только окунемся в Хапи и обратно, - махнул рукой Рамзес. Элиль, недолго раздумывая, взобрался на стену. Они спрыгнули в высокую траву за оградой Дома Наследников и помчались вниз к берегу, поросшему густым камышом. Заросли расступились, и мальчишки выбежали на песчаную отмель. - Мое место, - заявил Рамзес. – Я тут всегда купаюсь. А ты молодец - не струсил. Ни у кого не хватает смелости убегать. - А чего тут бояться? – удивился Элиль. – Подумаешь, оставят вечером без фиников или заставят конюшни убирать. Это же не плетью по спине, так, что кожа слазит. Рамзес посмотрел на него с расширенными от ужаса глазами. - Тебя били? - Разве шрамов на спине не видно? - Видно. Прости. Тебя хетты били? - И от них попадало? - Настанет время! – Рамзес похлопал его по плечу. – Мы им еще отомстим! Он озорно вскинул подбородок. - Дерешься ты неплохо. А плавать умеешь? - Я на море вырос, - напомнил ему Элиль. - Хорошо. Вон, видишь ту отмель? Давай: кто первый… - Давай! Они бросились в воду. Плыть оказалось не так-то легко. Хапи с берега казался гладким и спокойным, но сильное течение сносило в сторону. Элиль греб изо всех сил. Он даже немного опередил Рамзеса. До отмели оставалось чуть-чуть. Уже отчетливо виднелся торчащий из воды бугорок, покрытый слоем жирного ила и редкие поросли папируса на нем. Вдруг Элиля крутануло и потащило вниз. Вода сомкнулась над головой. Его завертело. Он попытался выплыть, отчаянно дергал руками и ногами, но никак не мог понять, куда его тащит. Дыхание не хватало. В легкие хлынула вода. Силы кончились. 127

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Внезапно навалилась слабость, и он перестал сопротивляться. Сознание меркло. Чья-то рука схватила его за шею и рванула вверх. Солнце ударило по глазам. Он жадно шумно вдохнул. Рамзес тащил его к берегу. Вскоре они выкарабкались на сушу и без сил рухнули на горячий песок. Элиля сотрясал кашель. Внутренности выворачивало. Изо рта, из носа лилась вода. - Меня схватил крокодил? – отдышавшись, спросил Элиль. - Нет, - усмехнулся Рамзес. – Если бы крокодил, ты бы уже был похож на кусок отбитого мяса. Тебя в водоворот затянуло. Чего ты туда сунулся? Не видел, что воду крутит? - Нет. Не заметил. Спасибо, что спас. - Ерунда, - отмахнулся Рамзес. – Это ты меня прости: забыл предупредить. Меня тоже однажды туда затянуло. Там камень большой. Течение через него перекатывает и закручивается воронкой. - А как ты тогда выбрался? - Уметь надо, - довольно хмыкнул он. – Главное: не паниковать и руками не махать. Вытягиваешься в струнку, а когда тебя до дна затянет, там водоворот слабеет, ныряешь в сторону. Понял? Научу. Немного отдохнув на отмели, они поплыли обратно, уже огибая опасное место. Рамзес сел на горячий камень, подставляя мокрую спину солнцу. Элиль опустился рядом. Поблизости послышался детский смех. Рамзес насторожился, вытянул шею и внимательно поглядел в ту сторону. - Хетты! – сквозь зубы прорычал он. Элиль привстал вслед за ним. Шагах в десяти от них на песке резвились пятеро мальчишек чуть постарше. Их отделяла небольшая поросль камышей. - Уже здесь от гиксосов покоя нет. – Рамзес обернулся к Элилю. – Поколотим? - Пятерых? – с сомнением прикинул силы Элиль. - Боишься, что зубы выбьют или синяк под глазом поставят? – он презрительно скривился. - Пошли! - Элиль решительно шагнул вперед. - Эй! Это наш берег. Убирайтесь отсюда! – грозно крикнул Рамзес. Мальчишки примолкли. Самый сильный окинул Рамзеса наглым взглядом и спросил: - Чего тебе нужно, навоз шакала? Проваливай, пока ребра не переломали. - Ах ты, сын вонючего кочевника! Рамзес налетел на мальчишку и первым же ударом сшиб его на землю. Элиль кинулся следом. Драка продолжалась недолго. 128

___ Сыновья Черной Земли______ Мальчишки-хетты убежали. Рамзес и Элиль с разбитыми лицами и содранными в кровь кулаками радостно подпрыгивали на месте и воинственно орали обидные слова вслед драпавшим. Они попытались тихо перелезть обратно через забор и юркнуть в свою спальню. Но бдительный опытный привратник Птарисут караулили у лаза. Своими большими лапищами он схватил обоих и отвел к старшему жрецу. Первый жрец Дома Наследников встретил беглецов гневным взглядом. - Я вынужден сообщить о твоих проделках правителю, Рамзес – грозно надвинулся он. – На этот раз конюшней не отделаешься! - Я ничего плохого не совершил, - оправдывался Рамзес.- Мы, всего лишь, искупались. Жаркий день стоял… - А почему лицо у тебя разноцветное? Споткнулся и упал глазом на камень? И так несколько раз? - Мы с Элилем занимались на боевой площадке. Можете спросить у наставника. - Занимались они! – гневно сдвинул брови старший жрец. - Кто же тогда избил детей хеттских посланников? Твой отец, божественный Сети, да живет он вечно, вековечно, заботится о мире, ведет переговоры, а его сын в это время разжигает войну! Идите спать! Останетесь без ужина. А завтра я все доложу правителю. Ужин они не получили. Но товарищи тайком принесли Рамзесу и Элилю несколько лепешек и горсть фиников. Бунтари устроились на узких ложах в маленькой комнатке и в темноте поедали финики. Элиль спросил у Рамзеса: - Твой отец часто сердится на тебя? Рамзес поправил деревянный подголовник в виде полумесяца и с усмешкой ответил: - Смотря, сколько раз в день жалуются наставники. - Тебя всегда наказывают? - Я изучил все углы в конюшнях. Навозную лопату в руках держу чаще, чем кисточку для письма. Я один в семье такой взбалмошный. Остальные братья и сестры воспитанные, скромные…Наставники неустанно хвалят их, вечно ставят мне в пример… - А кого изберут правителем после Сети? Тебя? - Правителем? – усмехнулся Рамзес. – Нет. У меня старших братьев - двое. В лучшем случае получу должность наместника какой-нибудь земли или пост посланника в чужеземные страны. Я хотел стать воином. - Он вздохнул. – Отец не разрешил. Заставляет учиться на строителя. – Рамзес приподнялся на локтях. – А ты - настоящий друг. Я еще не встречал таких смелых мальчишек. Надо же: не побоялся на пятерых кинуться. 129

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Спасибо! – улыбнулся Элиль. – Я никого не боюсь. – Он тяжело вздохнул. - Разучился бояться. - Скучаешь по семье? – осторожно спросил Рамзес. - Очень! – хрипло ответил Элиль. - Когда вырастишь, что будешь делать? - Попробую пробраться в Алалах и убить дядьку. Пусть потом меня изрубят в куски. - Если позовешь, - я с тобой! – серьезно предложил Рамзес. 130

___ Сыновья Черной Земли______ 9 Два высоких мускулистых, словно вытесанные из черного базальта, маджая, вооруженные короткими пиками с бронзовыми наконечниками, вели Элиля и Рамзеса сквозь нескончаемую колоннаду. Жесткие сандалии стражников хлопали по гладкому каменному полу. Начищенные до блеска медные пластины на кожаных нагрудниках чуть слышно позвякивали. Следом за стражниками и мальчиками смиренно следовал наставник. Наконец пестрый лес расписных колонн окончился. У высоких резных дверей их встретили бородатые шерданы в рогатых шлемах, с длинными кинжалами за широкими кожаными поясами. - Кто посмел тревожить того, кого любит Амун? – грозно спросил один из шерданов. - К правителю, да живет он вечно, вековечно, сын его, Рамзес, - объявил наставник, выйдя вперед. Резные створки дверей распахнулись. Нос защекотало от благовониий. В полумраке обширного круглого зала мерцали звездочками масляные светильники. Лучи солнца яркими полосками пробивались сквозь дымку откуда-то сверху. По кругу шли массивные колонны, напоминающие связки папируса. Основания колонн походили на пузатые вазы. Высоко вверху колонны заканчивались 131

____Сергей Шаповалов_________________________________________ пышными соцветиями. С потолка, через круглое оконце столб света падал вертикально вниз, расширяясь к полу, и напоминал обелиск. В этом столбе света восседал правитель на небольшом резном троне. Создавалось впечатление, будто он спустился с неба в луче огня. Венец обеих земель, состоящий из красной цилиндрической тиары и белого высокого колпака внутри, венчал голову. Смуглое волевое лицо тонко расписано. Внимательные строгие глаза подведены черной тушью. На веках серебряные тени. Скулы выделялись, подкрашенные розовыми румянами. Полные губы плотно сжаты. На квадратном подбородке плетенная накладная бородка. Великолепное наплечье из золотых пластинок, покрытых разноцветной глазурью, теснилось в несколько рядов на груди. Правая рука с плетью нехех прижата к сердцу. Левая покоилась на коленях. Колени укрывала белая набедренная повязка. На ногах золотые сандалии. Вокруг толпились сановники. Только что правитель закончили слушать доклады высоких должностных лиц. Вельможи аккуратно сворачивали свитки папируса. Укладывали свернутые свитки в деревянные цилиндрические чехлы. Писцы, сидевшие на полу перед правителем, заканчивали шуршать кисточками по светло-зеленым листам и посыпали свежие надписи мелким песком, чтобы быстрее высохли чернила. Наставник поклонился правителю, протягивая вперед руки с открытыми ладонями. - Живи вечно, вековечно. Мальчики встали на колени. Чиновники затихли, обратив взоры на наставника и его учеников. - Что на этот раз сотворил проказник - Рамзес? – спросил Сети. Голос его прозвучал под сводом зала твердо, но спокойно. - Он побил детей хеттского посланников, - донес первый жрец Дома Наследников, находящийся среди сановников. - Ах, это он, - удивился правитель. – Но мне доложили, что пострадали пятеро детей, к тому, же все они старше Рамзеса. Он один смог одолеть пятерых? Не верю. - Их было двое, - поправил первый жрец Дома Наследников. – С ним заодно сын правителя Алалаха – Элиль. - Была одна заноза, стало две, - подвел итог Сети. Обратился к Рамзесу. – Твой поступок недостоин сына правителя. Ты вечно кидаешься в драку по всякому пустяку. Чуть не сорвал мне важные переговоры. Из-за чего, на этот раз, произошло побоище? Рамзес дерзко вскинул голову. - Прости, о Солнцеподобный! Но я ненавижу хеттов! – смело ответил мальчик. 132

___ Сыновья Черной Земли______ Сановники ахнули и неодобрительно забубнили. - А причина твоей ненависти в чем? – так же спокойно поинтересовался правитель. - Они кругом: на торжищах, в порту… даже на берегу от них нет покоя. - Ты глуп, если рассуждаешь так, – прервал его правитель. – Ты до сих пор не повзрослел: горяч, обидчив и неразумен. Как я смогу впоследствии доверять тебе государственные дела? Рамзес покраснел от стыда, но тут же нашелся и воскликнул: - Солнцеподобный, как я могу повзрослеть, если до сих пор не держал в руках меч, не чувствовал пьянящий запах битвы. - Если бы у тебя в тот момент был меч, что тогда? – тут же уколол вопросом его правитель. - На безоружных не нападаю, - пропыхтел Рамзес. – Но если предстоит настоящий бой - моя рука не дрогнет. Я не побегу от врагов! - Ах, вот в чем причина твоей ярости: руки чешутся, - кивнул Сети. – Навозной лопаты в конюшне тебе уже мало? - Посмотри на меня, - с обидой в голосе воскликнул Рамзес. – Я сильный, ловкий. Среди сверстников мне нет равных. Мой друг, - он указал на Элиля, - уже побывал в сражениях. Я же скоро встречу двенадцатый разлив Хапи, но мое оружие до сих пор - кисточки для письма, да навозная лопата. - У тебя появился друг? – удивленно взглянул Сети на Элиля. – И ты тут же втянул его в свои проказы. - Я во всем виноват. Наказывай меня! – смело ответил Рамзес. - Нет, - решил правитель. – Отвечать будете вместе. Не знаю, только, как остудить тебя. Может, сам подскажешь? Конюшен много. - Солнцеподобный, я хочу быть воином - в этом мое призвание! – Лицо Рамзеса налилось багровой краской. - Если так.., - правитель поискал взглядом главнокомандующего войском Амуна высокого статного Усеркафа. – Скоро намечается поход. Восточные племена кочевников восстали и грозят напасть на Хутуарет. Определи мальчишек в войско. - Будет исполнено! -Усеркаф поклонился. - О, Солнцеликий, твоя мудрость не знает предела! – глаза Рамзеса вспыхнули отвагой, не хуже звезд на небе. - Ты будешь участвовать в походе в роли младшего воина, - осадил его правитель. - Почему, младшего? – не понял Рамзес. - Потому, что ты взбалмошный и ничего не умеешь, - жестко объяснил Сети. – Не поставлю же я тебя в строй менфит. 133

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Никак нельзя, - подтвердил главнокомандующий. – Для начала надо воинскую науку изучить: как строй держать, как команды выполнять, научиться подчиняться командирам… - Много чего. - Вы оба еще навоюетесь, - пообещал Сети. - В поход двинемся через десять дней. А пока, в наказание за драку, отправляйтесь в Дом Войны, как помощники писцов. - Это жестоко! – воскликнул Рамзес. - Чтобы стать хорошим воином, надо начинать с низов, - холодно объяснил ему правитель. – И не вздумай заикнуться, что ты - сын правителя. Так и останешься помощником писцов. - Уж лучше на конюшню, навоз убирать, - пробурчал недовольно Рамзес. - Выбирай. Можешь идти на конюшню. Но тогда, больше не говори, что руки твои требуют меча, а сердце рвется в битву. Ну! Как поступишь? - В Дом Войны! – с тяжелым выдохом согласился Рамзес. Они брели по виляющей каменистой тропинке с узелками за спиной. Город давно остался позади, и вокруг раскинулись бескрайние поля. Земледельцы рыхлили мотыгами землю. Пастух мимо гнал быков. Рабочие чистили каналы, стоя по колено в жидкой грязи. - Десять дней помощниками писца! – сетовал Рамзес. – Уж лучше месяц в конюшнях навоз убирать. - А чем мы будем заниматься? – поинтересовался Элиль. - Всем, - неопределенно ответил Рамзес. – Ладно, - махнул он рукой. – Переживем.- Искоса взглянул на Элиля. – В рабстве туго приходилось? - Каждый вечер молил Богов о скорой смерти, - ответил хмуро Элиль. Рамзес положил ему руку на плечо. - Мы станем настоящими воинами. Вот увидишь! Ты отомстишь всем этим шакалам. – Он закатил страдальчески глаза. – Но, помощниками писца… Наказание – так наказание. Дом Войны, не просто дом – целый город. Ровными рядами тянулись каменные казармы. За ними высоченные амбары. Отдельно стояли конюшни и загоны для скота. Рядом с пыльной площадью для смотров возвышались пилоны небольшого храма. Все строения однотипные, тяжелые, серые, неприветливые, но кругом чистота и порядок. Еще издали мальчики увидели марширующие колонны копьеносцев. Атакующие воины тренировались в кинжальном бою. Носились 134

___ Сыновья Черной Земли______ колесницы, поднимая за собой шлейфы желтой пыли. Визжали трубы сигнальщиков, отрывисто рявкали командиры, гремел дружный боевой клич. Глаза Рамзеса вспыхнули. - Войско Амуна, - зачарованно произнес он. – Непобедимая армия. -Вы кто такие? – остановил их караульный, приземистый широкоплечий воин с копьем в руке. - Помощники писцов, - ответил Рамзес. - Туда! – он указал им в сторону амбаров. - Ко мне! – поманил их худощавый бритый человек в пыльной серой шенти с открытыми плечами. В руках он держал прямоугольную палетку, покрытую слоем сырой глины и палочку для письма. Рядом стояла длинная повозка, запряженная быками и доверху наполненная пузатыми кувшинами с зерном. – Бросайте свои узелки. Разгрузите телегу. Несите зерно в амбар. Будьте внимательны: чечевицу ставьте в один угол, полбу – в другой. Рамзес и Элиль скинули дорожные мешки и схватились за кувшины. Руки чуть не отрывались, до того тяжелой оказалась ноша. Приходилось передвигаться мелкими шажками. Тело тут же взмокло от пота. - Живее! – торопил другой писец. Он стоял в душном амбаре, смахивал капельки испарины со лба и отмечал каждый внесенный кувшин. – Обратно – бегом. Что я тут, до ночи буду с вами ковыряться? - Эй, вы, двое! – остановил их мощный бородатый воин. Он подлетел на колеснице, резко осадив разгоряченных гнедых коней. Тяжелые кожаные доспехи делали его грудь необъятной. Воин соскочил с повозки, снял медный шлем. – Отведите колесницу к конюшням. Распрягите лошадей и задайте корма. В колесницу не влезайте, так ведите. - Но мы разгружаем зерно, - попытался спорить Рамзес. - Кому сказано! – недовольно зарычал воин, сердито сдвинув брови. Мальчики бросились выполнять его распоряжение. Из конюшни несло мочой и лошадиным потом. Рой жирных зеленых мух кружился под соломенной крышей. Кони оказались с норовом, того и гляди укусят или лягнут. С большим трудом удалось их распрячь и отвести в загон. Колесницу отволокли в сарай. - Чего здесь крутитесь? – заорал на них подросток лет четырнадцати. Бритый, потный, весь перемазанный навозом. - Коней привели, - объяснил Рамзес. – Где у вас корм. -Я сам задам корм. А вы - хватайте лопаты и выгребайте дерьмо из стоил. 135

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Нам зерно надо разгружать, - возразил Рамзес, направляясь к выходу. - Лопаты схватили! Живее! – подросток преградил дорогу, угрожающе подбочась. Элиль подошел к нему вплотную и зло прошипел: - Будешь командовать, самого головой в навоз запихнем. Понял! - Да я вас! – Он приготовил кулаки. - Попробуй! – Рамзес схватил подвернувшуюся под руку жердь. - Почему не работаем? – закричал с другого конца конюшни старший смотритель. - Ладно, идите, - отступил в сторону подросток. – Еще увидимся. - Где вас носит? Бездельники! – набросился на них писец из амбара, брызгая слюной. – Еще две телеги надо разгрузить, а вы где-то прохлаждаетесь, лентяи. За работой даже не заметили, как солнце упало к западному горному хребту. Жрецы с верхушек пилонов призвали воинов к вечерней молитве. А от костров кашеваров уже поднимался ароматный дымок, пахло пареной полбой с мясом. Последний кувшин поставлен в амбар на свое место. Писец сделал последнюю пометку на дощечке со слоем глины и облегченно выдохнул: - Все, птенчики! Можете отдыхать. Мальчиком казалось, что руки отвисли до колен, а ноги не гнулись. Спину ломило, будто хорошенько отдубасили палкой. Их отвели к худому сутулому писцу со скучающим взглядом. Писец заведовал стрелами. Он выдал новобранцам по куску серой холщевой ткани для набедренной повязке, по паре неудобных грубых сандалий, глиняные миски и кривые керамические фляги. У писца в подчинении находилось еще восемь таких же мальчишек, вечно снующих с поручениями. После молитвы, им показали: у какого котла кормиться. Подвели к дырявому шатру. Под пологом старые подстилки из овчины с проплешинами - здесь они будут спать. Рамзес и Элиль встали в хвост небольшой очереди, глотая слюну. Поваренок, лет четырнадцати доставал из медного котла пареную полбу длинной деревянной ложкой и плюхал в подставленные миски. Второй, такого же возраста, выдавал каждому краюху хлеба, кусок мяса и луковицу. Подошел черед Рамзеса и Элиля. Поваренок навалил им подгорелой каши со дна. Второй сразу смекнул, что это вновь прибывшие, и кинул луковицу, две лепешки хлеба и деловито сказал: - Одна луковица на двоих. - Почему одна? – возмутился Рамзес. 136

___ Сыновья Черной Земли______ - Где я вам еще возьму? – нагло ответил тот. – Забирай и проваливай. - А мясо? – не уходил Рамзес. - Нет мяса. Кашу поклюете! – начал злиться раздавальщик. Тут же за его спиной возник воин с палкой в руках. - Ты что, приворовываешь, шакал? - Палка звонко шмякнула по спине. – Быстро положи им мяса и еще одну луковицу! Элиль и Рамзес были вознаграждены огромными жирными кусками говядины, а раздавальщик еще долго потирал ушибленную спину. После ужина без сил повалились на лежанки. - Ну, как первый день в непобедимой армии Та-Кемет? – усмехнулся Рамзес. - Выживем! Не такое приходилось пережить, - ободряюще ответил Элиль. - А вдвоем - легче, - зевая, протянул Рамзес. – Без тебя бы, один… Я бы сбежал. Хотел еще что-то сказать, но сил не хватило. Тут же засопел… -… Бездельники! Живо вставайте! Их растолкали и пинками выгнали из шатра. Небо еще сияло звездами. Восток чуть начинал бледнеть. Мальчишек, всего около сотни, выстроили в шеренгу. Командир из старых воинов прошелся важно вдоль строя, недовольно качая головой. - Вот, набрали лентяев. Просыпайтесь! Голову выше! Грудь вперед! Слушать меня внимательно! С рассветом прибудет чезет лучников из Куши и отряд колесниц. Для них надо развернуть шатры, а для коней подготовить загон. Кто будет дремать на ходу, того я взбодрю палкой по хребту. Приступили! Все побежали на склад, где им выдали льняные полотнища шатров и прочные жерди для подпорок. -Кто так ставит? Безрукие! – ругался командир. – Натягивай сильнее. Ровно ставьте шатры. Веселее! Двигаетесь, как обожравшиеся гиены. Надо сказать, чтобы вам каши давали поменьше. К рассвету шатры стояли ровными рядами. Вскоре на дороге показалась длинная колонна из чернокожих воинов-маджаев. Поднимая пыль, их нагоняла цепочка колесниц. Подошло время утренней молитвы. После богослужения всем выдали по лепешке хлеба грубого помола и кружку воды. Целый день таскали мешки, набитые какой-то даянью из одного амбара в другой: подгнивший лук, зерно, пахшее плесенью и мышами, куски старой кожи для сандалий. - Элиль! – окликнул колесничий, останавливая коней. В медных начищенных доспехах мальчик не сразу узнал Мерикара. 137

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Здоровья и силы, - приветствовал Элиль названного брата. – Ты откуда здесь. - Я только что прибыл из Куши. А ты как попал в армию? Птахмоз знает? Я смотрю, и Рамзес с тобой. - Здоровья и силы Мерикар, - откликнулся Рамзес. - А мы тут - помощниками у писцов работаем. - За какие проказы вас сюда прислали? – нахмурился юноша. - Да, так. Было дело. Подрались с сыновьями посланников из Хатти, - попробовал рассмеяться Рамзес. - Не отвлекай мальчишек, - грубо вмешался старший писец, - иначе они до вечера не управятся. - Хотите, я вас возьму к себе младшими воинами? – предложил Мерикар, не обращая внимание на бурчание писца. - Нет, - решительно покачал головой Рамзес. – Нас сюда сам правитель, да живет он вечно, вековечно, определил. - Надеюсь, ненадолго, - подбодрил их Мерикар. - Увидимся! Колесница умчалась, а мальчишки продолжили таскать мешки. Десять дней изнурительной грязной работы под окрики старших тянулись, казалось, вечность. С утра до вечера одно и тоже: мешки, кувшины, лопаты, скудная пища, долгая молитва… Наконец, к концу десятого дня лагерь всполошился. Воины в полном вооружении выстроились ровными шеренгами. Командиры надели блестящие медные шлемы. Колесничие запрягли повозки. Строй взорвался приветственным кличем, когда показалась золоченая колесница правителя в окружении бегущих телохранителей. Великолепная двойка высоких стройных лошадей гнедой масти летела, едва касаясь копытами земли. Ноздри широко раздувались. Пена клочьями валила из раскрытых ртов. Пышный плюмаж из разноцветных перьев колыхался на головах. Легкая колесница гнутого дерева с высокими колесами, лихо подпрыгивала на ухабах. Сети стоял один в колеснице и сам правил конями уверенно, твердой рукой натягивая или отпуская вожжи. Золотой шлем, покрытый прозрачной голубой эмалью, словно светился изнутри. Белый плащ с серебряным шитьем ястребиным крылом трепетал за спиной - Амун! Живи вечно! – грохнуло войско, когда колесница, заложив немыслимый крутой вираж, помчалась вдоль строя. - Правитель приехал возглавить войско Амуна, - облегченно выдохнул Рамзес. – Значит, завтра двинемся в поход. Наконец-то! Войско скорым шагом, колонна за колонной удалялось по пыльной дороге на северо-восток. Элиля и Рамзеса определили вместе с другими мальчишками в обоз. Их задачей было: нагрузить телегу вязанками метательных копий и пучками стрел. Когда с поклажей 138

___ Сыновья Черной Земли______ покончили, в телегу впрягли двух понурых мулов. Тронулись вслед за войском. Писец, что стоял над ними, строго-настрого запретил садиться в повозку: мулы, без того еле идут. - Чем мы будем защищать обоз, если на нас нападут? – поинтересовался Рамзес у командира. Писец порылся в повозке и выдал каждому по кривому ножу с деревянной ручкой. - Это что, наше оружие? – возмутился Рамзес. – Дайте нам копья или мечи. - Обойдешься, - бросил недовольно писец. - Но как мы будем сражаться? – продолжал наседать на него Рамзес. - Твое дело – стрелы подавать. Понял? Ты у меня видишь меч или копье? То-то. Иди и помалкивай. Рамзес шепотом спросил у Элиля: - Твой кинжал где? - В дорожной сумке, - успокоил Элиль товарища. - Это хорошо. Как попадем в переделку, а у нас даже оружия нет. Хоть один кинжал на двоих будет. А этим ножиком, - он брезгливо повертел перед носом выданным тупым клинком, - только зайцев пугать. - Думаешь, будем сражаться? – напрягся Элиль. - В походе всякое бывает. Тем более против кочевников воюем, а они любители устраивать засады и на обозы нападать. Унылая дорога тянулась между скудными полями и чахлыми заброшенными садами. Попадались занесенные илом каналы, которые никто давно не чистил. Дарующий жизнь Хапи остался далеко слева. - Эх, - вздохнул Рамзес. – Когда-то здесь процветал благодатный край... Вырасту, обязательно попрошу у отца эти земли. Построю красивый город с храмами и дворцами, - мечтательно произнес он, окидывая взглядом голую равнину. Потянуло гарью. Впереди взвился черный дымок. - Что это? Решили разбить лагерь? – удивился Элиль. - Запах горький, не похож на костры кашеваров, - усомнился Рамзес. Вскоре они дошли до разоренного селения. Среди закопченных каменных стен домиков догорали остатки камышовых крыш. Мальчики даже вначале не поняли - что это: посреди двора лежала красная бесформенная груда. Приглядевшись, они с ужасом поняли - истерзанные тела людей. - Кочевники побывали! – сквозь зубы процедил писец и прикрикнул на мальчишек. – Хватит глазеть. Еще насмотритесь. Навстречу спешил вестовой с жезлом. - Обозу подтянутся! – скомандовал он. - Что там впереди? – спросил у него писец. 139

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Догнали повстанцев. Племена шасу и хабири. Скоро вступим в бой. Пошевеливайтесь! Бедных мулов нещадно стегали хворостинкой. Животные недовольно отбрыкивались, но шаг прибавили. Подкатили к подножью высокого длинного холма, на гребне которого выстроилось войско боевым порядком. Армия Амуна стояло к ним спиной. Впереди, по всему видимо, противник. Ветер донес шум, крики. - Атакующие воины вступили в бой, - прокомментировал Рамзес, внимательно прислушиваясь. Лучник усиленно жестикулировал с холма, обернувшись к обозу. - Стрелы! – крикнул писец. Рамзес схватил два чехла со стрелами и стремительно понесся вверх по склону. - Метательные копья! – крикнул писец. Элиль взгромоздил на спину связку копий и побежал следом. Его окружили воины и стали разбирать копья. Тела их блестели от пота, иные перепачканные кровью, тяжело дышали. -Еще неси! – толкнули его. Элиль побежал назад к обозу. Вскоре он вновь был на холме с копьями. Сквозь строй щитоносцев мальчик разглядел внизу битву. Пыль. В желтых клубах мелькали обнаженные тела, сверкало оружие. Трубы противно взвизгнули, стена щитоносцев дрогнула и двинулась вперед. Подбежал Рамзес со стрелами, усталый, красный от бега. Он радостно воскликнул: - Наши двинулись вперед! Сейчас дадут кочевникам. - Эй! – недовольно окликнул их песец. – Я буду за вашей телегой следить? – Он вел мулов. Мальчики подхватили у него поводья, перевалили гребень холма и спустились вниз в долину, где только что кипел бой. Кругом валялись изувеченные тела. Иные бездыханные со вспоротыми животами или разбитыми черепами. Другие, еще живые, стонали. От сладковатого запаха крови становилось не по себе. Невесть откуда налетело множество мух. Насекомые противно жужжали, лезли в глаза. Лекари заботливо подбирали своих и оказывали помощь. - Собирайте оружие, - приказал писец. – Копья, стрелы, мечи, щиты – все, что попадется. Стрелы выковыривайте из плоти. Для этого вам ножи и дали. - Это как? – не понял Рамзес. - Вот так. – Писец наклонился к убитому кочевнику и, с помощью ножа, вырезал из груди стрелу с почерневшим от крови древком. – Чего скривился? Работа у нас такая. Погоди, сзади пойдут вещевики. 140

___ Сыновья Черной Земли______ Те будут снимать с убитых сандалии, шлемы, плащи. Потом подсчет начнется: павшим кочевникам примутся отрубать руки. Элиль нагнулся над хабири, у которого из живота торчала стрела. Он дернул за древко, силясь вытянуть. Кочевник застонал. Элиль отскочил. - Он еще живой! – с ужасом крикнул мальчик. - Так прикончи его, - спокойно посоветовал писец. – Эх вы, девчонки! – Он наклонился к кочевнику и перерезал ему горло. Кровь брызнула во все стороны. – Проклятье! – выругался. – Всю одежду запачкал. – И повернулся к Элилю. – Сейчас он подергается и затихнет. Тогда стрелу выдернешь. - Не нравится мне такая работа, - тихо сказал Элиль подошедшему Рамзесу. Его всего трясло. Он не стал выдергивать стрелу из уже затихшего кочевника. Тот так и остался лежать с торчащим древком в животе. Лицо его замерло в безобразной смертельной гримасе. - Мне тоже не по душе, - признался с отвращением Рамзес. – Давай, лучше копья собирать и щиты. - Хабири! Хабири! – закричали откуда-то слева. Мимо в панике пробежали мальчишки, что собирали оружие, за ними лекари. Около сотни кочевников с дубинами и кольями направлялась к незащищенному обозу. - Что стоите?– прокричал командир и засверкал пятками, уносясь проч. Рамзес дернулся за ним, но остановился, оглянувшись на друга. Элиль и не думал бежать. - Ты чего? – испугался Рамзес. - Хочешь стать воином или передумал? – холодно спросил Элиль, подбирая тяжелое копье с бронзовым наконечником и прямоугольный деревянный щит, обтянутый толстой воловьей кожей. - Нас убьют! – попробовал вразумить его Рамзес. - Воин не должен бояться смерти, - все так же с льдинкой ответил Элиль, хоть голос его дрожал. - Но не в лоб же, - сдался Рамзес и схватил лук со стрелами. – Давай наверх. Я буду стрелять, а ты меня прикрывай. Они спрятались за выступ скалы. Под ними кочевники разбирались с брошенным обозом. Рамзес выстрелил. Стрела угодила в плечо одному из разбойников. - Попал! – радостно завопил он. Вторая стрела оторвала ухо еще одному бандиту. Их заметили. Сразу человек десять хабири бросились на храбрецов. Впереди бежал одноглазый кочевник в добротной одежде с хеттским прямым мечом. - Рупа! – узнал Элиль. - Стреляй в него. 141

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Рамзес выстрелил. Но Рупа вовремя пригнулся. Стрела угодила в грудь воину, который следовал за ним. - Что будем делать? – закричал Рамзес. – Нас сейчас убьют. - Будем стоять до конца! – решительно ответил Элиль, крепче сжимая тяжелое копье. Стреляй! Не останавливайся. Еще один хабири припал на ногу, хватаясь за бедро. Вот и все! Разбойникам оставалось пробежать шагов десять. Сейчас их порежут на куски. Но хотя бы одного Элиль проткнет копьем. Рупу! Вдруг кочевники, оставшиеся снизу у обоза громко заголосили, побросали награбленное добро и спешно отступили. Рупа остановился. Лицо его с одним глазом перекосило от злости и разочарования. Он погрозил мальчишкам мечом и повернул назад. Через несколько мгновений, поднимая невообразимое облако пыли, на поле влетели колесницы. Но кочевники уже скрылись. - Рамзес! Элиль! Вы целы? – Мерикар подкатил к скале. - Мы отбили обоз! – радостно воскликнул Рамзес, размахивая луком. – Мы – воины! Сети сидел на небольшом походном троне. Двое слуг с пышными опахалами из перьев заслоняли голову повелителя от беспощадного солнца. Справа и слева полукругом расположились командиры в сияющих доспехах – чезу и старшие писцы. Перед правителем на коленях в униженных позах стояли охранники обоза. Среди них был и писец, кому подчинялись мальчики. - За трусость будете наказаны. Месяц проведете в каменоломнях, - вынес приговор Сети. – Где мой сын и его товарищ? – намеренно громко спросил он. – Двое мальчишек не дрогнули и взялись за оружие, в то время как мужчины уподобились трусливым зайцам. Рамзес и Элиль, оба умытые, натертые маслом, в свежих набедренных повязках предстали перед правителем. Юные герои поклонились, положа руки на колени с обычным приветствием: «Живи вечно! Вековечно!» - Заслужили награды! – сказал Сети. - Заслужили! Заслужили! – Одобрительно кивали командиры. - Просите, - разрешил правитель. - О Живущий Правдой, - начал Рамзес. – Мы всего лишь выполняли воинский долг. Наш вклад в великую победу – ничтожен. Я всего ранил троих или четверых, а мой товарищ не позволил угнать телеги из обоза. - Вижу тебя насквозь! – грозно сдвинул брови Сети. – Не нравится стрелы подавать? Считаешь должность помощника писца за унижение? 142

___ Сыновья Черной Земли______ - Но мы же отработали наказанье? – испугался Рамзес, подумав, что так и останется в обозе. - Отработали, - согласился со скупой улыбкой правитель. – Перевожу вас в младшие воины. К маджаям примкнете или к моим лучникам? - Дозволь сказать? – попросил Рамзес. - Что еще? - Ты наказал нас за драку с хеттами. А ведь они и здесь были. -Хетты? – насторожился Сети. -О чем он говорит? – встревожились и командиры. - Когда мы отбивали обоз, то столкнулись с хеттами. Рупа возглавлял отряда. - Не обознался? Откуда ты его помнишь? – с сомнением спросил правитель. – Ты видел его пару раз, когда он приезжал с посольством в Уаст. - Вдвоем мы не могли обознаться. Одноглазый, со шрамом через все лицо. - Значит, как я и предполагал - хетты подняли против нас кочевников. – Сети взглянул на военачальников. – Рупу надо изловить. Предъявим его хеттским посланникам. – Кивнул Рамзесу. – Ну, так чего ты хочешь в награду? - Повелитель, я наказан за драку с хеттами, - повторил Рамзес. - Я понял, к чему ты клонишь, - смекнул Сети. – Хочешь сказать, что я несправедливо вас наказал. - Разве я могу такое, даже подумать, божественный, - смиренно произнес Рамзес. - Что ж. Доверяю тебе под командование два десятка колесниц. – Он обратился к командирам. – Достоин мой сын такой награды. - Достоин! – хором подтвердили чезеты. Рамзес вознесся на седьмое небо от счастья. Командовать целым отрядом колесниц! Вот это - да! Вот это – награда! - Я в твоем распоряжении, - с улыбкой поклонился Рамзесу Мерикар. – Выбирай отряд. Назначь себе возничего. Синие колесницы – наши, из Уаста, желтые – из Оазиса Жизни. Коричневые – это аккадцы. - Аккадцев! – без раздумья выбрал Рамзес. - Умеешь выбирать! Смотри, они самые отчаянные. За ними только поспевай. А тебе их в бой придется вести, - предупредил Мерикар. - Справлюсь! – без всяких сомнений ответил Рамзес, примеряя ассирийский островерхий кожаный шлем. Элилю показали возничего, с которым он будет ездить в паре. Здоровый, крепкий воин с густой черной ассирийской бородой 143

____Сергей Шаповалов_________________________________________ беседовал в кругу таких же, как он, крепышей. Взглянув на Элиля, он на чистом хурритском обратился к друзьям, подумав, что мальчишка не поймет: - Ну и птенца мне дали! Что я с ним буду делать? Когда помчимся, он от страха обделается. Все дружно засмеялись. - Осторожней! – предупредил его Элиль на том же наречии. - Ого! – Воин изменился в лице. – И откуда ты, птенец, родом? Откуда знаешь язык благородных воинов. -Я родом из Алалаха, - гордо ответил Элиль. - Хуррит? - Бог Грозы – мой покровитель. - Это меняет дело, - уже дружелюбней сказал воин. – А я из Вашшукканни. Великая мать Сауска охраняет меня. Ну, пойдем. Покажу колесницу, познакомлю с конями. Распряженные кони паслись в небольшом загоне, наспех сооруженном из жердей. Тут же в сторонке ровным строем стояли пустые колесницы. - Вон они, мои красавцы! Оба рыжие. Он показал на высоких коней с крутыми боками и широкой грудью. Один из них узнал хозяина и подошел к краю загона. - Хлеба выпрашивает. Любит хлеб с солью, - объяснил воин и вытащил их походной сумки лепешку, протянул коню. Элиль залюбовался. Красивый конь. Масть светло-рыжая. Грива густая. На лбу белый лоскутик. Глаза большие, черные с длинными ресничками. - И второй пожаловал. Тоже хлеба захотел. – Другой конь нагло совал морду в сумку хозяина. – Сейчас получишь свой кусок! Не жадничай. Элиль хотел погладить коня по крутой шее с выпиравшими жилками, но конь недовольно покосился и обнажил огромные белые зубы. Мальчик отдернул руку. - С ним осторожней, - предупредил воин. – Норов, как у зверя. Недавно только из вольного табуна выловили. А как имя твоего отца? – неожиданно спросил возничий. - Зачем тебе? – набычился Элиль. - Каждый мальчик гордится отцом. Он был воином? - Да. - Может, я его знаю, или слышал о нем. Я знаю многих славных воинов-хурритов. - Знаешь, - уверенно сказал Элиль. - Так скажи его имя, из какого он рода. Алалах славится отважными ратниками. 144

___ Сыновья Черной Земли______ - Его имя: благородный Муршеш. - Что? Так это же… - Глаза его округлились. - Ты не врешь? - Нет. - Прости, - воин растерянно потрепал его по плечу. – Пристаю к тебе с дурацкими расспросами. Он славно жил и погиб достойно. Ох, как я ненавижу хеттов! Они разграбили и мою родную Митанни. Сожгли мой город, белокаменный Вашшукканни. Я сам вынужден наниматься в чужие армии, вместо того, чтобы сеять ячмень, растить детей… - Воин безнадежно махнул рукой. На следующий день преследовали хабири. Разведчики-маджаи обнаружили остатки банды в степи. Кочевники пробирались по руслу высохшего канала, пытаясь уйти за восточный хребет в пустыню. Там их уже не найти. Затеряются, как скорпионы в песке. Сети приказал нагнать их на колесницах и уничтожить. Когда впрягли коней и приготовили оружие, возничий спросил у Элиля: – Ты когда-нибудь ездил на колеснице. - На охоте пару раз, - ответил мальчик. – На боевой тоже ездил. Только у отца колесница была широкая и тяжелая, на трех человек. - Тут другое дело, - покачал головой воин. – Эта колесница легкая, не как у митаннийцев и хеттов. Кони несут быстро. На ухабах так подкидывает, что, порой, кажется, будто взлетаешь. Чтобы не выпасть, привяжись веревкой за пояс к поручню. Ноги старайся держать согнутыми в коленях, иначе хребет раскрошится. Когда повозка будет подпрыгивать – приседай и держись крепче. Я буду следить за конями, ты – за всем, что происходит вокруг. Стой сзади на площадке для лучника чуть правее. Держись за мое правое плечо. Если надо повернуть влево, - слегка толкни меня, вправо – потяни назад. Два раза хлопнешь меж лопаток – я остановлю коней. Если три раза хлопнешь по плечу, значит, собрался вступить в бой. Я пригнусь, давая тебе полный обзор. Можешь с лука стрелять, стрелы в чехле справа или копьем орудовать. А лучше – не высовывайся. Мы и так их всех переловим. - Понял, - кивнул Элиль. - Тогда, помолимся, и - в путь. Храни нас Бог Грозы и святая мать Сауска! – вспомнил он хурритских богов. Колесницы неслись по пустыне широкой дугой. Элиль ничего толком впереди не видел. Почти весь обзор заслоняла необъятная спина возничего со вздувшимися мышцами, да мелькал плюмаж на головах коней. Все прыгало перед глазами. Иногда облако пыли накрывало их. Элиль намертво вцепился правой рукой в поручень, левой держался за горячее плечо возничего. 145

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Боковым зрением он заметил, как колесницы ушли вправо. Он потянул возничего за плечо, тот заложил вираж, и они оказались в хвосте пыльного шлейфа. До ушей долетел крик. Мимо промелькнул человек в серой длинной одежде. Кочевник. Колесница подпрыгнула, наехав на чье-то тело. Истошный вопль остался позади. Элиль сообразил, что отряд настиг разбойников. Он хлопнул три раза по плечу. Возница тут же присел, открывая обзор. Впереди прыгали головы коней, мчались повозки, бежали люди в серых одеждах. Элиль схватился за лук, вложил стрелу. Но как стрелять? Все время подкидывало. Разве можно прицелиться. Он повесил лук обратно и взялся за копье. Впереди из облака пыли вынырнул хабири с дубиной в руке. Глаза его растеряно бегали, на лице страх. Элиль замахнулся копьем. Хабири бросил дубину и с криком покатился по земле, закрывая голову руками. Наконечник копья скользнул мимо. Элиль хлопнул два раза возничего между лопаток, и тот начал осаживать коней. Так прошел первый бой Элиля в отряде колесниц. Толком он ничего не видел и в драке не участвовал. Удалось только одного разбойника связать. Да тот от страха даже не сопротивлялся. Зато Рамзес радовался! Он взахлеб рассказывал, как мчался во главе отряда, и даже сбил копьем двух хабири, чем заслужил уважение воинов. Разбойников связали. Но Рупы среди плененных не оказалось. Хетт ушел. Долго рыскали по пустыне – никаких следов. Войско сделало свое дело: восстание разгромлено. Остатки банд кочевников убрались обратно в свои бесплодные земли. Правитель приказал возвращаться. Армия двинулось в обратный путь. Маджаи – эти выносливые чернокожие охотники - еще остались в пустыне, преследуя последних повстанцев. Сети первыйм направился к берегу Хапи, чтобы затем сесть на корабль и отбыть в Уаст. Перед отплытием Рамзес попросил принять его. Их вместе с Элилем пустили в великолепный желтый шатер, где повелитель скромно пировал победу вместе с высокими военачальниками. - Говори! – разрешил Сети. - О, живущий правдой, - поклонился Рамзес. – разреши мне остаться в войске. - Хорошо ли он проявил себя в бою? Не боялся трудностей? Часто ругали его старшие? – спросил Сети у командиров. – Говорите откровенно. Забудьте, что он мой сын. - Он вел себя достойно, смело, - кивали командиры. – Выполнял беспрекословно самую грязную работу и никогда не жаловался. В бою мчался впереди всех. 146

___ Сыновья Черной Земли______ Когда Сети выслушал чезетов, внимательно окинул взглядом Рамзеса, подумал и строго произнес: - Я не оставлю тебя в войске. Ты должен продолжать учебу. - Но, отец! – чуть не задохнулся от обиды Рамзес. - Сейчас я не отец, а правитель страны, и поступаю так, как считают нужным наши Боги и покровители. Ты должен учиться. Еще будут в твоей жизни походы в далекие страны и жаркие сражения. - В душе я – воин, - слабо пытался возразить Рамзес. - Воин – это разрушитель. У тебя другое предназначение. Ты должен стать строителем. Ты сейчас слишком юн, горяч и не понимаешь, что главное в этом мире – созидать, а не разрушать. Я хочу, чтобы ты продолжил дела, начатые мной. Хочу, чтобы ты построил красивые города и великолепные храмы. Со временем ты поймешь, что возводить здания намного важнее и правильнее, чем проливать кровь. Тебя должны уважать за деяния, а не бояться, как кровожадного чудовища. - Но защищать нашу землю… - Не перебивай! – строго прервал его правитель. – И не спорь. Любой строитель может стать воином, когда потребуется защищать родную землю, но не каждому воину дано стать строителем. Мое решение окончательно: отправляйся в Дом Наследников и продолжай учебу. - Слушаюсь, Солнцеподобный, - пробурчал разочарованный Рамзес, пятясь к выходу. - Зачем! Зачем мне это надо! – горестно воскликнул он, усевшись на гребень песчаного бархана недалеко от лагеря. – Пусть старшие братья, кому уготовлено стать правителем, учатся строить. Почему – я? Как бы подтверждая смелость в себе, он выудил из песка большого черного скорпиона. Без страха, умело схватил его за хвост со смертоносным жалом и отшвырнул далеко в сторону. Элиль присел рядом. - Правитель знает, что говорит, - сухо произнес Элиль. – Он воплощение Амуна на земле. Рамзес удивленно поглядел на друга, вздохнул: - Ты прав. – Сгреб руками из песка холмик в виде пирамидки, возвел вокруг пирамидки прямоугольную ограду. Усмехнулся. – Видишь, я уже занимаюсь строительством. Они оба рассмеялись. Но вдруг Рамзес серьезно спросил: - А ты всегда слушался отца? - Конечно, - без тени сомнения ответил Элиль. – Как можно не слушаться отца? - Скучаешь? - Да! - выдохнул Элиль и опустил голову. 147

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Не переживай! – крепкая рука Рамзеса сжала его запястье. – Вырастем, обязательно снарядим войско и дойдем до Алалаха. 10 Пленных кочевников пригнали в город Хекупта, где сдали писцам храма бога Птаха. Жрецы записали имена каждого, их принадлежность к племенам, возраст, имеют ли они детей, какими ремеслами владеют… Самых крепких отправили работать в каменоломни. Тех, что слабее – на поля, рыть каналы и возводить дамбы. Самых слабых определили пасти скот. А тех, кто обучен ремеслу – в помощь мастерам. Элилью и Рамзесу правитель предлагал место на своем корабле. Но мальчики отказались. Не захотели сразу же отправляться обратно в Уаст, решили следовать с отрядом колесниц. Путь лежал вдоль западного берега Хапи, мимо бесконечных щедрых садов и бескрайних пастбищ. Одно удовольствие ехать вместе с отважными сильными воинами, наслаждаться свободой, вдыхать полной грудью раскаленный воздух – дыхание пустыни – долетавший даже сюда, к берегу реки, подставлять лицо прохладному ветерку, налетающему с севера, от Великой Зелени. Кони бежали ровно, колеса поскрипывали, возничие пели песни и угощали друг друга вином из походных фляг. На закате Элиль заметил впереди огонь. Он долго всматривался, но никак не мог понять: что это. Три гигантских языка оранжевого пламени трепетали в знойном воздухе. - Впереди пожар? – спросил он Рамзеса, с которым ехал в одной колеснице. - Где? – не понял тот. Взглянул, куда показывает Элиль, и рассмеялся. – Нет. Это же великие пирамиды. Солнце отражается в их гранях. - Пирамиды? – изумился Элиль. – А что это такое? - Ты ни разу не был возле великих пирамид? – не то удивился, не то возмутился Рамзес. -Я что-то слышал … -Что-то? Да ты… Как это..., - у него не хватало слов от возмущения. - Мы обязательно свернем, и я покажу тебе чудо, возведенное Богами. Исполины из камня… Огромные искусственные горы... Они облицованы гладким известняком и гранитом. Грани отражают свет солнца не хуже полированного металла. Во время заката, издали их можно спутать с огнем. 148

___ Сыновья Черной Земли______ - Но почему они трепещут, словно пламя? – никак не мог понять Элиль. - Это воздух дрожит, - объяснил Рамзес. Всегда так вечером после жаркого дня. Вон, погляди на далекую пальмовую рощу. Она тоже дрожит, как от ветра. Но ветра нет. К пирамидам подъехали, когда солнце упало за горы. Только небесный свод продолжал светиться, переходя от темно-синего на востоке до оранжевого, с лиловыми облаками к западу. Сначала отряд попал в священную пальмовую рощу. Высокие голые стволы с пышными кронами на макушках напоминали молчаливых стражников. Затем въехали в странный город. На улицах царила тишина. За невысокими заборами возвышались пирамидальные домики и обелиски. Стоял запах увядших цветов, ароматного масла с противной острой примесью щелока. Во всем чувствовался покой и безразличие к миру живых: в расписных оградах, в ветвях олив, скорбно склонивших ветви, в самой окружающей тишине. Воины остановили колесницы и сошли на землю. Лошади терпеливо ждали, пока колесничие, стоя на коленях, взывали к Анубису, прося разрешение проехать через его владения, при этом, обещали не тревожить покой обитателей страны теней. - Царство Анубиса, - тихо объяснил Рамзес. Поднялся с колен, запрыгнул в повозку и вновь взялся за вожжи. – Здесь хоронят тела Сах в домах успокоения. Видишь, кругом небольшие пирамиды. Это и есть дома успокоения. Внутри саркофаги, в них тела, обернутые пеленами Осириса. Слуги Анубиса вечером собирают души Ка и ведут к перевозчику в страну Дуат. Не понял? - Запутался я. Сах, Ка… объясни, - попросил Элиль. - Ах, да, ты же еще не приступал к изучению Божественной сути Мира, - вспомнил Рамзес. - Разъясню кратко. Человеческое существо состоит из пяти составляющих. Эти составляющие неразрывно связаны между собой. Нельзя их разделять до поры. Вот, если у тебя вырвать печень или сердце, ты же не сможешь жить. - Не смогу, - согласился Элиль. - Так и человеческое существо. Наше осязаемое тело называется Сах. Но оно лишь малая часть нас самих. У каждого человека есть невидимый двойник – Ка. После смерти Ка всегда находится рядом с телом Сах и принимает жертвоприношения от родственников. Жизненная сила заключается в душе Ба. Ты просыпаешься утром и вспоминаешь сны. На самом деле, это твоя Ба вернулась из путешествия по иным мирам. Самая главная составляющая – душа Эб, что живет у сердца. Эб - бессмертна. К тому же Эб после смерти принимает образ человека, но по-своему. Если человек жил честно, 149

____Сергей Шаповалов_________________________________________ трудился, служил богам, то его Эб перевоплощается в сильного красивого юношу. Но если целый воз грехов за тобой – Эб будет немощным больным стариком. Еще у человека есть душа – Хранитель. Она защищает человека от бед, часто подсказывает, как поступить. Когда ты слышишь внутренний голос – это Хранитель с тобой говорит. Иногда злые силы отвлекают Хранителя и завладевают человеком, тогда он сходит с ума. - И что с душами происходит там, в Дуате? - Сначала сердце взвешивают на весах Маат – богини правды. На одну чашу кладут сердце, на другую перо оправдания. Если человек в жизни сделал много дурных поступков, Эб – душа, что живет возле сердца, - все расскажет Великим судьям. - Кто эти судья? - Боги. Суд возглавляет Осирис – правитель и главный судья в Дуате. Ему помогают сорок два бога, покровители разных земель. Гор и Анубис взвешивают сердце и выслушивают Эб. Душа все выдаст, как не утаивай черные дела свои. - И если сердце отяжелело от греха? - Душу Ка съедает злая богиня Амат - беспощадное чудовище. У нее тело львицы, а голова крокодила. А черное сердце сжирает богиня Тоэрис. - Это что за богиня? - Еще ужаснее и беспощаднее - бегимотиха с двумя огромными женскими грудями, а руки, как у обезьяны: мускулистые и волосатые, с кривыми пальцами. Голова, как у крокодила – с длинной зубастой пастью. - А если душа чистая? - Тогда она путешествует по Дуату на ладье бога Ра и, по истечении двенадцати часов возрождаешься вместе с восходом солнца, превратившись в свет. Но душа должна выдержать все испытания, что ей предстоит встретить. Если есть хоть один маленький грешок - навсегда остается в подземном царстве Осириса. За рассуждениями о душе не заметили, как по сторонам маленькие пирамидальные домики перешли в высокие пирамиды. А в иных местах показались целые дома с колоннами и садами. Дорогу преградили два высоких прямоугольных пилона. Перед одним из пилонов на троне, восседал Анубис, высеченный из камня. Возле другого – Осирис. Статуи были до того огромные, что человек едва достигал им до колен. Путников встретили охранники Города Вечности. Жрецы, как жрецы: с бритыми черепами, худые, в сером грубом одеянии. Ужас вызывали откормленные черномордые гиены, 150

___ Сыновья Черной Земли______ которых служители держали на коротких кожаных поводках. Кони, учуяв зверей, беспокойно задергали ушами, тревожно зафыркали. - Здоровья и мудрости! – крикнул стражникам Мерикар. - Живи вечно, благородный юноша, - неприветливо ответил один из сторожей. – Вы не заблудились? Ту ли дорогу выбрали? Не хорошо с закатом разъезжать по владения Анубиса. Скоро стемнеет. Слуги Анубиса, рыжие шакалы спустятся с гор, чтобы проводить души усопших в Дуат. Вы им будете мешать. Навлечете гнев бога и проклятия душ. - Пойми же нас, страж покоя, - начал объяснять Мерикар. – Мы – слуги правителя. Тот, кто угоден Амуну, да живет он вечно, вековечно, недавно совершил поход против диких кочевников, что стали дерзко нападать на мирные селения. Кочевники бежали от него, словно зайцы, завидев льва. Правитель решил возблагодарить богов за удачный поход и послал нас с дорогими подарками к Хранителям Вечности. Вот здесь, - он показал на небольшой сундучок, который стоял в его колеснице на площадке для лучников, - золото и серебро в жертву храму. - Перед слугами Воплощения Амуна на земле открыты все дороги. Проезжайте! – поклонились стражники и расступились. Впереди двумя рядами мерцали огни. Шагов через сто их встречали жрецы. Служители с факелами в руках стояли по обеим сторонам дороги. - Здоровья и силы Мерикар! – воскликнул один из них. По большому золотому скарабею на груди можно было понять, что он – старший среди жрецов. Белое просторное одеяние спадало до самой земли. В руке высокий посох. – Ты прибыл с жертвоприношениями от правителя? И в твоем отряде юный Рамзес. - О, прорицатель, тебе все известно, - ответил Мерикар. - Откуда они знали, что мы приедем? – удивился Элиль. Рамзес поглядел на друга, как на несмышленого мальчишку. - Перед тобой Хранители Истины! Они видят будущее. Коней распрягли, отвели в загон и задали корма. Пока воины и жрецы молились во благо правителя и его непобедимого войска, Рамзес решил повести Элиля к подножью Великих пирамид. За мальчиками тут же увязались два гладкошерстных высоких пса черной масти. Морды острые, уши торчком. Псы со злобным рычанием кидались на юрких шакалов, что попадались по дороге, тем самым выполняя работу охранников. Ночь уже все вокруг перекрасила в черный цвет. Звезды огромные, что плоды смоковницы, низко повисли над головой. - Молочная река, - указал Элиль наверх. 151

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Это небесный Хапи, - объяснил Рамзес. – Он холодный. Небесный Хапи падает на землю, там, далеко на юге за горами Таххет и течет здесь, у нас. А под землей, в Дуате есть еще один Хапи, огненный - так жрецы говорят. Звезды впереди погасли. Небо заслонили высокие горы правильной треугольной формы. Собаки отказались идти дальше. Как их мальчики только не манили, не двинулись с места. Словно уперлись в преграду. Элиль протянул вперед руку. Ладонь наткнулась на гладкий теплый камень. Наклонная стена уходила высоко вверх, заслоняя звездное небо. - Давай ее обойдем, - предложил Элиль. Рамзес отрицательно покачал головой -С той стороны Отец Страха отдыхает. Ночью он думает. Ему нельзя мешать. Видишь, даже собаки не смеют нарушать его покой. - Кто он – Отец страха? - Завтра утром покажу. Сейчас его лучше не беспокоить. - Жутко здесь, - поежился Элиль. – Как будто за тобой наблюдают со всех сторон. Они тебя видят, а ты их – нет. - А мне – нисколько, - пожал плечами Рамзес и прижался щекой к полированному камню. – На тебя глядят души тех, кто покинул наш мир и собрался идти на Запад. Не обращай на них внимания. Послушай, как поет пирамида. Элиль, вслед за Рамзесом прижал ухо к гладкому камню. Какие-то странные загадочные звуки доносились из чрева горы. Нежные потрескивания, сменялись звонкими щелчками и затухающими писками. - Юные воины! Оба мальчишка вздрогнули и разом обернулись. Жрец стоял на тропинке с небольшим светильником в руке. - Прошу вас пожаловать к трапезе, - поманил жрец. Псы радостно залаяли и бросились указывать обратную дорогу. Воинов накормили пареным ячменем с кусками жареной рыбы. Угостили отличным слабым пивом. После ужина произнесли длинную молитву. После молитвы гостей уложили на открытой колоннаде храма. Жесткие циновки, как положено паломникам: никаких мягких подстилок и подголовников. В храме Хранителей Истины – все равны. Даже если бы правитель посетил их, ему все равно предложили бы на ужин ячменное варева с рыбой и на ночь - циновку из камыша. Чадили курительницы, отгоняя ароматным терпким дымком назойливую мошкару и противно пищащих комаров. Ухали совы. Летучие мыши мелькали, чуть слышно шурша крылышками. Плакали шакалы. Сторожевые псы вдруг поднимали беспричинный лай, но 152

___ Сыновья Черной Земли______ вскоре умолкали. И не скажешь, что кругом Город Вечности и Покоя. - Почему жрецов называют Хранителями Истины? – шепотом поинтересовался Элиль у Рамзеса. - Они оберегают тайный ход в подземелье. Где-то под пирамидами хранится книга бога Тота. В ней даны четкие объяснения: как устроено мироздание. С помощью знаний, взятых из этой книги, можно видеть будущее. Хранителей Вечности даже Эхнейот не смел трогать. Он разогнал Великую касту жрецов Амуна, закрыл все храмы, сверг с пьедесталов статуи богов, но на Хранителей у него рука не поднялась. - Кто это – Эхнейот? – поинтересовался Элиль. - Правитель был такой. Помнишь, наставник нам запретил спрашивать о темных временах между правлениями Неферхеперура Уаэнра Аменхотепа и Джесерхеперура Сетепенра Хоремхеба Мериамона. - Припоминаю. - Тот период истории называют Временем Великих заблуждений и ереси. Тогда на страну обрушились страшные бедствия. Сначала огромная волна смыла все поселения на берегу Великой Зелени. Потом Ра не встал утром. Непроглядная ночь, без звезд и луны окутала мир. После пошел кровавый дождь. Воздух стал отравленным. От удушья погибло много детей и животных. В то время правил Эхнейот. Кто-то считал его самым мудрым из правителей, другие говорили, что он безумен. Эхнейот утверждал, что Бог един, и имя ему – Йот. Он есть во всем, и он – единственный бог, кому надо молиться. Остальные боги – ложные. Эхнейот объяснил бедствия, обрушившиеся на страну тем, что люди прогневали Бога Йота. Глупые люди совершали жертвоприношения неправильным богам, забыли законы Истины. Только Йот является настоящим владельцем мироздания. Ему принадлежит все в этой вселенной, и он же творец этого всего. Гнев его страшен. Правитель пообещал заступиться перед богом за людей. Он смог уберечь землю от гибели, вымолив прощение у Йота. Беды отступили, и вновь появилось солнце. Но он так же приказал закрыть все храмы и разрушить статуи богов. Жрецов прогнал и назначил новых, тех, что несли знание о великом солнечном Йоте. - Эхнейот не тронул Хранителей Истины, потому что хотел раздобыть книгу Тота? - Конечно! Кто не мечтает править миром при помощи одной лишь мысли и знать все наперед. Еще Хранители Истины стерегут огромные богатства. Любой, кто без проса проникнет в подземелье – погибает. Причем, к сокровищам путь свободен. Можешь спуститься и набить полный мешок золота, серебра, драгоценных камней – сколько унесешь. Только обратно тебе не выйти. Ходы устроены так, что 153

____Сергей Шаповалов_________________________________________ грабитель обязательно заблудится и умрет от жажды. А жрецы спокойно находят выход. У них у всех сердца чистые. - Что же это за жрецы? Откуда их набирают? -Сюда не так-то просто попасть. Вот, увидишь, они все какие-то ненормальные: могут мысли читать или разговаривают с животными. Иных даже дикие звери слушаются. -Это как? - Был случай такой… На одно поселение, здесь недалеко, стали нападать львы и резать коров. Жители послали жалобу к наместнику. Но пока жалоба попадет в Хекупта, пока ее рассмотрят, да вышлют охотников – львы все стадо раздерут. Тогда жители пошли с поклоном к Хранителям Истины. На следующий день в поселение пришел жрец босой и абсолютно голый. Он направился прямо к тому месту, где отдыхали львы. Через некоторое время поселяне с удивлением наблюдали, как жрец удалялся в пустыню, а за ним послушно следовали львы. После этого случая ни одна тварь не трогала стада. Вот, такие здешние служители. - Надо же, - удивился Элиль. – Как же жрец львов приручил? – спросил он у Рамзеса, но тот уже ровно сопел во сне. Утром воины проснулись, заслышав хор. Солнце еще не взошло, но земля уже приобретала очертания. Жаворонки яркими искорками вспыхивали высоко в небе, заливаясь трелью. Юноши умылись в источнике и отправились вслед за жрецами совершать молитву. Элиля охватил трепет, когда перед его глазами предстали величественные пирамиды - все три правильной строгой формы. Самая высокая, облицованная белым известняком, загорелась в лучах восходящего солнца. Вторая, чуть поменьше, покрытая плитами серого гранита вспыхнула холодным благородным светом, третья пирамида, самая маленькая среди этих рукотворных гор переливалась всеми цветами, так, как верхушки и основание покрывали плиты красного гранита, отшлифованные до зеркального блеска, а центральная часть была облицована известняком. Элиль замер, не смея оторвать взгляд от столь чарующего зрелища. Не могли люди такого сотворить. Столь чудесные горы под силу возвести только Богам. Он глядел на сияющие грани, и время для него остановилось. Жалкий Мир замер, превратился в прах. Вершины пирамид указывали путь в вечность. Они сами были воротами в неизведанную бесконечность. Существование их не подчинялось никаким законам. Они не состояли из мертвых камней - пирамиды жили: смотрели, слышали, говорили. - Очнись! – вывел его из забытья Рамзес. – Я тоже в первый раз, когда сюда попал, час стоял, не шевелясь, и глазел на них. После – такое 154

___ Сыновья Черной Земли______ спокойствие на душе, как будто увидел, там за горизонтом жизни иной счастливый мир. - Это так, - согласился Элиль – Они дают силу. - Ты сейчас еще больше изумишься, когда очутишься перед ликом Отца Страха, - пообещал Рамзес. Он был огромен! Каменный лев в спокойной, полной достоинства позе возлежал на земле. Голова его – голова человека. Глаза его – глаза мудреца. Но презрение сквозило в каменном взгляде. Полосатый платок клафт укрывал голову. На макушке – витые серебряные рога в два человеческих роста, а между ними огромный золотой круг. Холодок пробежал по спине. Вот он – Бог, решивший отдохнуть и выслушать жалобы людей. Все повернулись не к востоку, как обычно, встречая восходящее солнце, а к западу, протягивая руки с открытыми ладонями к каменному исполину. Золотой круг между рогов ослепительно вспыхнул, подобно солнцу, а глаза Отца Страха загорелись малиновым огнем. Жрецы затянули гимн. Элиль, не в силах выдержать взгляда огненных глаз Бога, закрыл лицо ладонями. - Я тоже не могу смотреть на него, - признался Рамзес. – Никто не может, кроме жрецов. Элиль взглянул на своих спутников - колесничих. Все они закрывали лица руками. Жрецы продолжали петь. Среди молящихся присутствовали еще и паломники, пришедшие со всех окраин Черной Земли. В толпе коленопреклоненных паломников раздались возгласы ужаса. Люди стали биться в припадках, извергая пену изо рта. Жрецы подхватывали их на руки и уносили. - Тела несчастных покидают болезни, - объяснил Рамзес. – Отец Страха умеет исцелять. Молитва длилась долго, пока золотой круг не угас и взгляд Отца Страха не успокоился. Последние слова молитвы иссякли, и жрецы стройной колонной направились обратно к храму. Паломники дружно последовали за ними. - Давай останемся, - предложил Элиль. – Я хочу подойти ближе к Отцу Страха. - Не испугаешься? Давай! – Согласился Рамзес. Мальчики несмело прошли по опустевшей площади к лапам льва. До чего жутко было глядеть снизу в скуластое каменное лицо. Между лап, у самой груди покоилась небольшая стела. Она представляла собой прямоугольный плоский камень со слегка закругленной верхней гранью. Поверхность испещрена иероглифами. В верхней части рисунок: правитель приносит жертвоприношение Отцу Страха. 155

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Смотри, - указал Рамзес на рисунок. – Эту стелу посвятил Божеству великий правитель Менхеперура Тутмос. - Отец Страха покровительствовал правителю? - Больше того: он помог ему завладеть венцом Обеих Земель. - Завладеть? – не совсем понял Элиль. - Аахеперкара Тутмос был отпрыском правителя Джесеркара Аменхотеп, но побочным сыном. Его мать Сенисенеб не носила звания Дочери Солнца или Солнечной Супруги. Она была одной из многочисленных наложниц правителя. Поэтому Тутмос не имел ни малейших прав на власть. Престолонаследие – уж больно сложная наука, - посетовал Рамзес. – Возьми меня, к примеру. Мой отец – правитель. Моя мать – Первая супруга с титулом Живущая Правдой. Но я не должен занять трон, так, как старшие братья наследуют дела отцов. - Так, как же Аахеперкара Тутмос стал правителем? - В то время Сет – бог красной пустыни - особенно разбушевался. Песчаные бури сожгли почти весь урожай, а Хапи становился бурым от песка. Заносило дороги. Даже с улиц городов не успевали выгребать песок. Когда бури утихли, Тутмос решил поохотиться здесь, недалеко в пустыне. Но какая охота, после буйства Сета? Животные разбежались или погибли. Даже змеи пропали. Уставший и разочарованный, он забрел к пирамидам. Решил отдохнуть в тени головы Отца Страха. - Головы? – переспросил Элиль. - Я забыл сказать: Отца Страха занесло песком. Одна голова торчала. Тутмос устроился в тени, а после сам не мог понять: то ли он дремал, то ли все произошло наяву. Вдруг Отец Страха тяжело простонал и повернул к нему лицо. - Не может быть! Я бы умер на месте. - Я бы – тоже. Но Тутмос не испугался и спросил: « Чего ты хочешь, о божество». И тогда Отец Страха ему ответил: «Взгляни на меня, присмотрись, о мой сын Тутмос, я твой отец Хармахис, и я дарую тебе владычество над моей землёй и власть над всеми живущими, если ты освободишь меня от тяжелого покрывала Сета. Узри мой подлинный вид, дабы защитить мои безупречные конечности. Меня покрыл песок пустыни, на которой я возлежу. Спаси меня и исполни всё, что у меня на сердце». - И что? - Тутмос привел из города рабочих. Они откопали Отца Страха. А Бог выполнил свое обещание: Тутмос стал правителем. - Попроси и ты его, - неожиданно предложил Элиль. - О чем? – не понял Рамзес. 156

___ Сыновья Черной Земли______ - Чтобы он тебя сделал наследником. - Ты что! – испугался Рамзес. – Его нельзя ни о чем просить. Он и слушать меня не станет. Только если сам первый заговорит. - Но ведь с Тутмосом говорил, - настаивал Элиль. - Отец Страха тогда первый обратился к Тутмосу и назвался Харамахисом, - возразил Рамзес. – А если ты внимательно слушал нашего наставника, то вспомни: у власти Менхеперура Тутмоса стоял недолго - всего десять разливов. А какое ему правление досталось? Постоянные войны с Нахариной, причем не самые удачные. Артадам, правитель Нахарины заставил его подписать мирный договор и оттяпал себе все северные земли чуть ли не до Мегиддо. После произошло крупное восстание в Куши и Вават. И умер Тутмос молодым. Просто так Отец Страха никому ничего не дает. – Рамзес с опаской взглянул в скуластое лицо Божества. - Говорят, когда Тутмос умирал, то прошептал с горечью: «Я слышу, как Хармахис смеется. Зачем он надо мной смеется?» - Все так и было, - подтвердил старший жрец, тихо подошедший сзади. – Простите, что подслушал вас. Но я не нарочно. Пришел позвать вас к завтраку. Вы все время куда-то пропадаете. Они пошли вслед за жрецом. - Рамзес, - обернулся жрец. – Что за сомнения тебя терзают. – Я вижу в сердце твоем разочарование. - От тебя ничего не скрыть, - вздохнул Рамзес. – Я хочу стать воином, но отец… Прости, Угодный Амуну заставляет меня учиться на строителя. -Строитель - величайшая и важнейшая из профессий. Тот, кого любит Амун прав: любой правитель должен быть непобедимым воином и непревзойденным строителем. - Но мне правителем не быть, - пожал плечами Рамзес. – Вот, пусть старшие братья и учатся. - И все же, как главный над Хранителями Вечности, я бы посоветовал тебе усердно заниматься науками. Воином стать всегда успеешь. - На строителя учиться очень сложно. Надо разбираться в математике, в камнях, металлах, знать почвы. А одна наука о пропорциях чего стоит… Я не выдержу. - На самом деле, все очень просто, - хитро улыбнулся жрец. – Взгляни на эти пирамиды. Ответь: Что в них не хватает. Рамзес задумался: - Не знаю… Колонн, портиков… - Он осекся. - Я сказал глупость? Конечно же - они совершенны. - Вот именно. Сложность- признак упадка, простота- путь к познанию Истины. Запомни это, и все науки покажутся легкими. 157

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Спасибо. Я обязательно помещу твои слова в сердце, - поблагодарил Рамзес мудреца. После утренней трапезы мальчики бродили по запутанным залам храма, рассматривая настенные росписи с сюжетами из жизни Богов, пытались понять надписи с замысловатым содержанием. Переходя от залитых ярким солнцем колоннад, они попадали в сумрачные сакральные помещения, где прихожан ожидали золотые статуи богов в резных деревянных наосах. То там, то тут попадались молящиеся паломники. Все здесь было умиротворенно, навивало мысли о вечности. На одной стене, под изображением шакалоголового Анубиса Элиль прочел: «Человек продолжает существовать за переделами смерти, и безумец тот, кто легкомысленно относится к этой истине. Тот, кто достигает жизни в Мире Ином чистым и освобожденным от всякого зла, станет в ней подобен богу: он будет передвигаться там так же свободно, как и все Владыки Вечности». Дальше еще надпись: «Знай, что судьи верховного судьи в Мире Ином не будут снисходительны к тебе, когда пробьет день и час великого суда. Они не замедлят произнести тебе справедливый приговор, ибо они судят и дают оценку всей твоей жизни, словно это был всего лишь один час». Ниже: «Постарайся, чтобы память, которую ты оставишь о себе после смерти, была совершенной, а это будет так, если при жизни ты будешь служить истине и соблюдать честность и справедливость. Ибо не бывает сердца человеческого, на которое невозможно было бы рассчитывать». - Как интересно! – тихо произнес Элиль. Странное эхо заметалось от стены к стене. - Надо чаще сюда приходить, - согласился Рамзес. Но эхо почему-то не было. – Ты заметил? – встрепенулся он. - У меня пропало эхо. - Здесь особые стены. – Перед ними вырос старший Хранитель Истины. – Эхо появляется, когда говоришь очень тихо. В других залах – наоборот, когда громко поешь гимн. - Но почему? – удивился Рамзес. - Когда станешь строителем, эти тайны легко тебе откроются. Рамзес разозлился. Опять про строительство! Решил задать жрецу тяжелый вопрос: - Скажи, мудрейший: что такое Боги? Как связан с ними человек? - Разве вам наставники в Доме Наследников не объясняли? – удивленно наморщил лоб жрец. - Каждый объясняет по-своему. Я хочу знать, как видят связь Бога и человека Хранители Истины, - не унимался Рамзес. 158

___ Сыновья Черной Земли______ - Подобно тому, как через толщи вод стремится к солнечному свету цветок лотоса, стремится к божественному свету и человек. В своей земной жизни он должен найти дорогу, которая привела бы его к месту встречи с самим собой и с Божественным. Символ познания истины — это путь. - Как-то загадочно ты говоришь, - неудовлетворенно пожал плечами Рамзес. - Скажу по-другому. Для честного, трудолюбивого человека боги всегда были воплощением творческих сил Вселенной и Природы. Но все они: Анубис, Амун, Изида, Хатор - лишь дети одного великого и сокровенного Божественного Творца, присутствие которого можно узреть везде и во всем. Амон-Ра, великий бог, «сокровенная Душа Солнца», и есть это вездесущее божественное Присутствия. - Как должен правильно относиться человек к богам? - Как правильно? – мудрец задумался. – Разговор с богами не должен быть лишь только вопросом обрядов и жертвоприношений. Молитва -состояние души и сознания. Почитать Бога - значит нести его в своем сердце, слышать его голос и пытаться заслужить его милость и благословение своими благими мыслями и действиями. Надо уметь открыть сердце Богу и «молиться сердцем» в тишине. Бог больше всего ужасается шумных проявлений. Молись смиренно и с любящим сердцем — и да останутся произнесенные тобой слова тайной между тобой и Богом. Тогда Бог будет покровительствовать тебе и твоим делам, он услышит твои слова и примет твои жертвоприношения. Тот, кто несет в сердце великую любовь к Богу, получит на земле великое счастье, ибо Бог действует так, как действуют по отношению к нему. Единственный день может стать вечностью. В течение единственного часа можно сотворить будущее, ибо Бог знает того, кто действует вместе с ним. -Но, что же, тогда Божественное проявление? Я не понял. - Маат – гармония и справедливость. Маат приходит для того, чтобы быть рядом с тобою. Маат присутствует везде, где ты находишься, и сопровождает тебя, куда бы ты ни шел, так что ты переполнен ею. Одежда, укрывающая твое тело,– Маат. Вдох и выдох твоих ноздрей – Маат. Хлеб, который ты принимаешь в пищу, – Маат. Пиво, которое ты пьешь, – Маат… Говори в согласии с Маат, действуй в согласии с Маат, ибо она Великая, Сильная, и Постоянная… Маат остается с тобой до Вечности. Она сопровождает того, кто следует ее законам, до Царства умерших. Его помещают в саркофаг, и его погребают вместе с нею; Его Имя не будет стерто с этой Земли. - Я обязательно запомню твои слова, - поблагодарил Рамзес жреца. - Мудрейший, а можно тебе задать еще вопрос, - вмешался Элиль. 159

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Ты хочешь заглянуть в свое будущее? – лицо жреца стало серьезным. - Да. Мне важно знать, стану ли я правителем Алалаха. Жрец положил широкую теплую ладонь мальчику на плечо, при этом заглянул глубоко к нему в самую душу. - Ты не правителем хочешь стать. Ты хочешь отомстить. - Пусть будет так, - согласился Элиль. Жрец помедлил, затем произнес: - Ты будешь стоять с мечом в руках перед врагом своим. Но сможешь ли воплотить кровавую мечту и утолишь ли жажду мести – я тебе не скажу. Ты должен будешь сам решать, глядя в глаза врагу своему, как тебе поступить. Но помни: не берись за копье, если не способен бросить его в цель. Перед тем, как убить врага задумайся над словами: «никогда зло не доведет до счастливого конца свои начинания». Сердце Бога преисполнено грусти из-за зла, за которое ему придется покарать. То, что не было наказано Богом здесь и сейчас, непременно будет наказано им в один прекрасный день. Такова – Маат - истина, справедливость, вселенская гармония. 160

___ Сыновья Черной Земли______ 11 Проведя в храме Хранителей Истины несколько дней, отряд колесниц двинулся дальше. Мерикар предложил друзьям свернуть с главной дороги на запад к Оазисам Жизни. Там, среди бескрайних полей находились виноградники, принадлежащие Дому Птахмоза. Он пригласил погостить в имении отца пару дней, отдохнуть у голубых озер и славно поохотиться на дичь. Дни выдались чудесные, не жаркие. Надо успеть, пока не начал дуть горячий ветер из пустыни под грозным именем Дыхание Сета. Тогда от жары и пыли не будет спасения. А с болот поднимутся стаи кровожадной назойливой мошкары. Сейчас же самое подходящее время для отдыха. Основной отряд колесниц продолжил путь к Уасту. А Мерикар и еще несколько его товарищей на пяти колесницах свернули на узкую пыльную дорогу и, покинув зеленую полосу прибрежных садов, углубились в пустыню. Элиль ехал с Рамзесом. Они правили конями по очереди. У Рамзеса упряжка оказалась резвая. Отец подарил ему пару аккадских крупных скакунов и хорошую ассирийскую колесница 161

____Сергей Шаповалов_________________________________________ из гнутого дерева. Элиль вскоре приноровился управлять не в меру горячими конями. Скакуны никак не желали идти шагом. Приходилось их частенько осаживать. Отряд выбрался к берегу широкого канала и поехал вдоль воды, минуя красные песчаные холмы. Вскоре впереди зазеленели поля. Донесся кисловатый запах болот. За цепью холмов выглянул целый лес высоких финиковых пальм, а за ними весело блеснуло огромное озеро. -Мерур! Мерур! – завопили юноши и подстегнули коней. - Что там? – испугался Элиль? - Озеро Мерур. Оно огромное и прохладное, - Рамзес показал на зеркальную гладь воды, простирающуюся до самого горизонта, и крикнул Элилю: - Гони! Колесницы влетели в высокие заросли папируса. Напуганные птицы серой тучей взвились ввысь, заслоняя солнце. Стадо диких свиней с визгом бросилось в сторону. Но к воде невозможно было подступиться. Вперед на сто шагов, а то и больше – непроходимой стеной рос высоченный папирус. Метелки соцветий колыхались на высоте в два человеческих роста. Под копытами захлюпала жижа. Пришлось тащиться вдоль берега, пока не оказались в месте, где широкий канал, прорытый еще при Небмаатра Аменхотепе Хека Уасете, вливался в озеро, поднимая желтую муть со дна. Чуть поодаль вода оказалась прозрачной. Каменистый голый берег обрывался резко вниз, в голубовато-зеленую бездну. Рыбины, лениво плавали в глубине, сверкая чешуей. Сквозь толщу воды обитатели озера казались огромными. Воины спрыгивали с колесниц, срывали одежду и лезли в прохладную воду. Рамзес бултыхнулся, так, что брызги полетели во все стороны. Элиль нырнул вслед за ним. После жары и пыли, окунуться с головой в воду, казалось верхом наслаждения. Но плавать в озере было не так просто. На поверхности не удержаться. Это не морская вода. Приходилось усиленно грести, чтобы не пойти ко дну. - Глубоко не ныряйте, - предупредил Мерикар. На дне водоросли в человеческий рост. Запутаетесь. Слуги, что остались на берегу с конями, подняли отчаянный крик и замахали руками. - Скорее на берег! – скомандовал Мерикар. Пловцы выбрались вовремя. Мимо спокойно, словно старые коряги, влекомые течением, проплыли несколько здоровых крокодилов, шагов в пять длину. Воины встали на колени и произнесли молитву богу Себеку, чей облик всегда изображался в виде получеловека – полукрокодила. Себек являлся защитником божественной власти и заботился о силе правителя. Его особо почитали в Оазисе Жизни. 162

___ Сыновья Черной Земли______ Повсюду можно было встретить храмы в честь Себека. Во многих храмах имелись искусственные водоемы, в которых содержали крокодилов, как священных животных. После окончания разлива, когда берега представляли собой сплошной слой грязи, гибло множество молодых крокодилов. Жрецы заботливо собирали их трупы, бальзамировали и складывали в подвальных усыпальницах храмов. Но сколько не молись Себеку, сколько не приноси ему жертв, если окажешься в воде вблизи прожорливых слуг зубастого бога, они тебя не пожалеют. Обогнув край озера, отряд наткнулся на небольшой, но богатый городок ремесленников и охотников, где на центральной площади возвышались прямоугольные пилоны старинного храма, посвященного Себеку. Молодых воинов радушно встретил старший жрец, крепкий высохший старик с бритой головой, в светло-зеленой длинной шенти. Узловатыми пальцами он сжимал высокий деревянный посох с головкой крокодила на верхушке. Служитель Себека вежливо пригласил воинов в храм. Опустив в сухую ладонь жреца несколько серебряных колец, воины, миновав пилоны и попали в святилище. Крытая колоннада, длинной шагов сорок обрывалась у идеально круглого пруда, наполненного прозрачной водой. На противоположном берегу возвышалась скульптура самого Себека из желтого песчаника. Бог с обнаженным торсом, в одной набедренной повязке уверенно шагал навстречу, вернее так казалось, благодаря ноге выставленной вперед и чуть наклоненному в движении мускулистому телу. Голова с крокодильей пастью слегка вздернута, как будто Бога заинтересовало что-то там, за горизонтом, поверх голов смертных. Так и хотелось невольно обернуться и проследить за его взглядом. А Себек пристально смотрел на запад, куда прячется солнце, куда бредут души умерших… Каменные волосы двумя прядями падали на грудь. Голову венчали рога козла. Внутри рогов находился шар – символ солнца - и два высоких пера Маат. В правой руке бог нес крест анх, дыхание жизни, в левой сжимал посох с таким же анхом на верхушке. Жрец подвели к краю пруда козленка и привязал его веревкой к бронзовому кольцу, вделанному в камни пола. Козленок жалобно блеял и весь трясся. Жрец, а за ним и воины стали произносить молитву, из которой Элиь понял только фразу «Себек масав» - «Себек, защити нас». Что-то очень большое и тяжелое плюхнулось в воду у ног Бога. Длинная серовато-коричневая тень быстро пересекла пруд. Взметнув вверх фонтан брызг, из воды вылетела огромная пасть с рядами кривых острых зубов. Пасть громко щелкнула и исчезла обратно в пруду. На 163

____Сергей Шаповалов_________________________________________ веревке осталась болтаться только голова козленка. Жрец возрадовался, протянув руки в сторону статуи бога. Он все твердил, что Себек благосклонен к воинам. Бог принял их жертву и дарует юношам силу. В конце служитель предложил приготовить чечевичную похлебку с головой жертвенного козленка, что так милостиво оставил им Себек. Но юноши отказались, сославшись на долгую дорогу. Они еще раз поблагодарили служителя храма и двинулись из города. Густые поля и развесистые сады закончились. Зачастили ровные посадки виноградника. Большие спелые гроздья, обласканные солнцем, свисали, чуть ли не до земли. На невысоком холме, в окружении зеленых метелок пальм стоял одноэтажный каменный дом с колоннами. - Слеза Изиды! – воскликнул Мерикар, указывая на дом. – Так называется поместье отца. Внизу за холмом озерцо голубое, голубое. Если на него глядеть от дома, то озеро напоминает слезинку. Слуги радостно встретили путников. Коней распрягли и отвели пастись на луг. Гостям тут же предложили молодого вина и свежего хлеба. К Мерикару подошел старый охотник и с поклоном спросил: - Господин желает поохотиться? Я отправил сыновей разведать, где сели стаи птиц. Завтра поутру можно отправляться. - Конечно, Птор, - обрадовался Юноша. – Поохотимся славно, как в былые времена, когда я еще был мальчишкой. Помнишь? Это ты меня научил красться бесшумно в зарослях, подобно камышовому коту, и точно метать бумеранг. - Верно, господин. Но теперь ты – настоящий воин. Ах, как время летит неумолимо, - горестно покачал головой слуга. Вечер и половину ночи провели весело. Разожгли жаровни, во все селения разослали местных мальчишек с вестью, что в Слезу Изиды прибыл Мерикар с товарищами отдохнуть после боевого похода. Тут же начали стекаться знатные юноши и девушки в пестрых нарядах. Музыканты за небольшую плату и угощение согласились хоть всю ночь мучить инструменты. Смех и музыка не смолкали до рассвета. Только с гаснущими звездами гости стали расходиться. Воинам хватило пару часов сна, и они вновь на ногах, бодрые, готовые к охоте. Только поднялось солнце, Мерикар с товарищами помолились, наспех перекусили хлебом с молоком и двинулись к большому озеру. На глади оранжевой, от восходящего солнца, воды их ждали небольшие лодочки из вязанок папируса с просмоленным днищем. - Ну, как? – шепотом спросил Мерикар у слуги. - Вон там, в зарослях села стая диких гусей, - указал он. 164

___ Сыновья Черной Земли______ Охотники осторожно прокрались на лодках к камышам. Шесты протыкал ил и упирались в дно. Снизу поднимались пузыри воздуха и недовольно булькали. Борта лодок шуршали, продираясь сквозь заросли. Слуга знаком приказал Мерикару остановить лодку. Он развязал мешок, который приволок с собой, и освободил из него ручного гуся с подрезанными маховыми крыльями. Спустил птицу на воду. Гусь недовольно тряхнул перьями, важно поплыл на свободную воду и громко противно загоготал. В ответ из зарослей раздалось гоготанье гусынь. Охотники продвинулись на звук. Замерли. Гусь-провокатор вновь подал голос. Ему ответили совсем рядом. Мерикар осторожно встал в полный рост. Стебли камыша доходил ему до плеч. Он взял в руки свернутую сеть и начал ее раскручивать над головой. Сеть шелестела, с каждым кругом разворачиваясь все шире и шире. Его товарищ в другой лодке начал раскручивать вторую сеть. Гусь- провокатор продолжал свою гнусную работу, отвлекая гусынь. Обе сети, почти одновременно взлетели в воздух и, распустившись, рухнули в камыши. Послышался трепет крыльев, громкий гогот, шум. Около сотни серых жирных птиц взмыло вверх, а охотники метали в стаю деревянные изогнутые бумеранги с медной змеиной головкой на конце. В воздухе кружились перья. По воде хлопали крыльями подбитые гуси. В сетях запутались штук десять птиц и столько же сбили бумерангами. Несчастным гусям и гусыням скручивали шеи и кидали в лодки. Слуга подобрал из воды бумеранги. К его лодочке подплыл равнодушный ко всему происходящему гусь-провокатор, позволил вытащить себя из воды, уселся на корму и принялся чистить перышки. Вдруг раздался короткий рев. Птор забеспокоился: - Уходим! Уходим! Слуги Себека услышали крики птиц и спешат сюда. - Отгоним, - успокоил его Мерикар. - Мы захватили копья. - Что ты! Что ты, хозяин! – замахал раками на него слуга, испуганно округлив глаза. – Захотел Себека разгневать? Слуги его потом подстерегут тебя где-нибудь на переправе и разделают на части. - Хорошо, уходим, - согласился юноша. - И пару птиц надо оставить на воде, - не унимался Птор, - как жертвоприношение. – Он громко зашептал молитву, пугливо оглядываясь по сторонам: - О, Себек, наш покровитель и защитник, поклоняемся тебе, как нашему господину. Прости нас, несчастных, что нарушили покой в твоих владениях и охотимся на гусей. Оставляем тебе в жертву двух самых жирных гусей. Прости нас, недостойных. 165

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Вдруг сбоку вспенилась вода, и огромное чудовище метнулось к лодке проводника. Зубастая пасть разорвала непрочный папирусный борт. Слуга с воплем бросился в воду и поплыл к берегу. - Надо его спасти! – закричал Мерикар, подбирая со дна своей лодки копье. – Гребите назад, - приказал он товарищу, что управлялся с шестом. Слуга выбился из сил, а его уже нагоняла в воде серая тень. Мерикар поспел вовремя. Он ударил копьем в глаз крокодилу. Зверь выскочил на поверхность, показывая желтое брюхо. Сухоса, как местные жители называли этих озерных крокодилов, оказался огромным, в два человеческих роста с уродливыми короткими лапами. Волна чуть не перевернули лодку Мерикара. Раненый сухоса ушел на дно. Мокрого, чуть живого от страха слугу втащили в челнок. Но он опять попытался выпрыгнуть за борт: - Рамос! Мой Рамос! – кричал он, едва не рыдая. - Как же я без него? Гусь-провокатор громко гоготал, описывая замысловатые зигзаги на воде. Он взмахивал обрезанными крыльями, силясь взлететь, но не мог. А за его хвостом клацали острые зубы. Элиль и Рамзес схватились за луки. Первая стрела чиркнула по толстой коже крокодила, не причинив ни царапинки, зато вторая, пущенная Элилем, впилась ему в пасть. Крокодил метнулся в сторону, поднимая тучи брызг, и нырнул. Гусь, продолжая махать крыльями, подплыл к лодке Мерикара и взобрался на борт. - Мой Рамос! – обрадовался Птор, бережно прижимая птицу к груди. - Смотри! Справа! – Крикнул Мерикар. О! Ужас! Из камышей неслышно выплывала еще одна длинная тварь и направилась к лодке, Элиля и Рамзеса. Крокодил был олгромный. Над водой торчала его морда, локтей пять в длину, и где-то далеко за спиной конец хвоста закручивал водоворот. Стрелы, выпущенные мальчиками, отскакивали от него, будто от камня. Он приближался стремительно, не обращая внимания на жалкие уколы. Мальчики бросили оружие и схватились за шесты. Но понятно было, что им к берегу не успеть. А сколько там еще до спасительного берега? Разве разглядишь сквозь густой камыш. Мерикар и его товарищи кричали и били шестами по воде, стараясь отпугнуть или хотя бы отвлечь зверя, но тот продолжал плыть к лодке с мальчиками. Он подкрался совсем близко. Другие лодки устремились на помощь. Не успеют! Элиль со всей силой ткнул шестом в рыло крокодилу. Тот хлопнул пастью, и прочный шест переломился как соломинка. Рывок! Челюсти откусили папирусную корму. Внутрь хлынула вода. Конец! 166

___ Сыновья Черной Земли______ Вдруг Рамзес бесстрашно выпрямился. Глаза его горели безрассудством. - Как смеешь ты нападать на меня! – закричал он. - Рамзес! Ты чего? – испугался Элиль. – Прыгаем в воду. Но друг продолжал стоять. Он напряг все тело. Синие жилы вздулись на его тонкой шее. Рамзес продолжал кричать: - Я Рамзес – сын воплощения Амуна на земле. Не смей трогать меня. - Рамзес! – тормошил его Элиль. – В воду! Скорее! Лодка еще держалась, но вот-вот готова потонуть. Крокодил остановился, как будто задумался, над словами дерзкого мальчишки. Желтые водянистые глаза глядели равнодушно и холодно. Все же планов, насчет обеда он решил не менять. Двинулся вновь на мальчиков. Вдруг совсем рядом взбурлила вода. Бурая муть со дна окружила лодочку и крокодила. Всплывало что-то большое. Над поверхностью высунулась огромная круглая голова с маленькими злыми глазками. Небольшие розовые ушки, слишком маленькие для такого гиганта, нервно подергивались. Раскрылась пасть, обнажая четыре длинных желтых клыка. Над озером прокатился жуткий утробный рев. Все вокруг вспенилось и забурлило. Волна захлестнула лодку. Мальчики оказались в мутной холодной воде. Мерикар с товарищами подоспел и выловил мальчишек. Их бил озноб от пережитого ужаса. На поверхности озеро все стихло. Только вонючий ил все еще мутил воду и кровь расплывался темным кругом. - Что это было? – спросил Мерикар, продолжая держать копье наготове. - Меня спасла Тоэрис, - воскликнул уверенно Рамзес, как будто, так и должно было произойти. – Ты же видел. Это не просто крокодил, на меня напал – сам Себек. Я назвал ему свое имя, но он не поверил, и тогда богиня Тоэрес явилась и прогнала Себека. - Давайте-ка выбираться отсюда, - поторопил Мерикар охотников. – Надо будет спросить у прорицателя: к чему это знамение. Охотники решили отдохнуть в пальмовой роще и перекусить. Только откупорили фляги с пивом, как заметили на дороге колесницу. Повозка спешила именно к ним. Два пятнистых мула, толком не обученные ходить в упряжке, дергали повозку то вправо, то влево. Колесницей правил высокий старик в простой холщевой одежде. Следом бежали двое слуг, вооруженные палками. - Здоровья и силы, благородные юноши! – крикнул он, властным взглядом окинув компанию охотников. Натянул поводья, заставляя мулов остановиться. - Живи вечно! – ответили ему охотники. 167

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Я старший сборщик зерна в этих местах и глава жречества, - представился он. – Имя мое Себекхотеп, – произнес он так важно, словно все тотчас должны были пасть на колени, заслышав его. - Мы воины из Меша Птаха, войска того, кто угоден Амуну, - ответил Мерикар. – Отдыхаем после похода. Решили поохотиться. - Отлично! – многозначительно кивнул сборщик зерна. – Не забудьте десятую часть добычи преподнести ближайшему храму. Таковы местные порядки. - Исполним, - заверил его Мерикар. - Но еще, я вынужден вас призвать мне в помощь. - Мы отдыхаем, - напомнил ему Мерикар. - Вы – воины правителя и обязаны подчиняться наместникам, - сердито сдвинул брови чиновник. Охотники недовольно загудели. - Дело очень серьезное, - настаивал он. - Приказывай! – развел руками Мерикар. - Надо подчиняться. Таковы законы. - Недалеко отсюда в камышах поселилось семейство диких свиней. Животные ночью делают набеги на посевы. Вытоптали все огороды. Землепашцы пробовали прогнать свиней, но звери агрессивные: покалечили двоих селян. - Но почему ты не вызовешь городской отряд? – поинтересовался Мерикар. - Вызывал, - зло буркнул Себекхотеп. – Да кто там, в отряде: одни воины-калеки, да мальчишки. А наместник города мне ответил: если, говорит, у вас бунт или беспорядки, разбойники напали, тогда дам воинов, а со свиньями сами воюйте. Ему хорошо рассуждать, а у землепашцев весь салат испорчен, огурцы потоптаны, виноградники поломаны. - Надо помочь. Защищать землепашцев – святое дело воина, - согласился Мерикар. – Только выдай нам оружие. - Хорошо! – обрадовался сборщик. – Слуги принесут щиты и копья. Тесаки есть отменные. - А собаки? - С собаками туго, но постараюсь парочку достать, - пообещал чиновник. Жители небольшого поселения собрались на площади перед маленьким храмом с каменным обелиском. Они радостно загалдели, увидев сильных юношей, готовых избавить их от камышовых разбойников. Воинам выдали тяжелые неудобные копья с бронзовыми наконечниками, почерневшими от времени, тесаки, давно не точенные, с налетом зеленой окиси. Щиты, вообще оказались рассохшиеся. Не 168

___ Сыновья Черной Земли______ развалились, только благодаря коже, что обтягивала наружную боевую поверхность. Собак нашли у пастухов, что ходили за стадами коров. Но псы не были обучены охоте, поэтому решили их не брать. Только мешать будут. Все вместе двинулись к месту, где обитали дикие свиньи. Столь высоченных зарослей папируса не встретишь на берегах Хапи. Только в озерах он вырастает такой длинный, в два человеческих роста, а местами - еще выше. Стройные зеленые стволы тянутся к солнцу и наверху раскрываются соцветиями - метелками. Под ногами зачвякала вода. Змеи расползались в разные стороны. В зарослях оказалась широкая брешь, как будто протащили бревно. Стебли лежали согнутые или подломленные. Там! – указал проводник. Мерикар приказал землепашцам найти большой валун и подкатить его к бреши. Нашли гладкий песчаник. С помощью палок передвинули его в нужное место. - Теперь ноги берегите, - предупредил Мерикар. Если первым выскочит секач, то будет бить по ногам. Закрывайтесь щитами. Копьями бейте в бока и по ногам. Потом побегут свиньи. С ними надо быть еще осторожнее. Клыки у них не такие длинные, как у секача. Они попытаются свалить с ног и будут топтать копытами. Все приготовились. Охотники встали полукругом у бреши и приготовили оружие. Наконечники копей направили в проход. Тесаки, воткнули в землю рядом с собой, чтобы быстро можно схватить за рукоять. Элиль и Рамзес стали чуть поодаль и приготовили луки. Им приказали стрелять только в заднюю часть туловища свиней. Лучше всего, ранить в ногу. Местные жители дико заорали и принялись швырять камни далеко в заросли. Послышался сердитый пронзительный визг и недовольное хрюканье. Вскоре в проеме появилось грязное бурое тело, поросшее густой жестко щетиной. Маленькие глазки сверкали яростью. Широкое рыло, с прилипшей к нему соломинкой нервно подергивалось. Белые клыки внушительного размера торчали из пасти. Зверь, не раздумывая, бросился на охотников. Он здесь главный! Его все должны бояться. Мерикар сделал выпад и ударил кабана в лоб копьем. Наконечник стукнул о твердую кость, но не пробил ее. Кабан взвизгнул, удивляясь такой наглости, и с удвоенной яростью кинулся на обидчика. Мерикар перепрыгнул через камень. Клыки кабана клацнули о песчаник. Воины тут же добили зверя копьями. В проходе показалась огромная самка. Свинья была старой и осторожной. Она принюхивалась, но не решалась выходить. Элиль и Рамзес послали по стреле. Одна угодила в хребет, свинья даже не 169

____Сергей Шаповалов_________________________________________ дернулась, вторая скользнула по рылу. Грязная туша попятилась и скрылась обратно в зарослях. - Хитрая тварь, - насторожился Мерикар. – Заманивает. Он осторожно шагнул к проему, держа перед собой копье. Охотники двинулись за ним. И тут, совершенно с другой стороны раздался треск ломающихся стеблей папируса. Старая свинья выскочила сбоку, сбила с ног одного из охотников. Он пытался закрыться от копыт щитом, но хитрая тварь пыталась рылом откинуть щит. Остальные бросились ее отгонять. Зверюга оказалась прыткая, не смотря на свои внушительные размеры. Она сшибла второго охотника и растоптала бы его, если б не Мерикар. Он отшвырнул копье и щит, схватил тяжелый тесак с серповидным лезвием обеими руками и рубанул свинью по хребту, чуть пониже холки. Зверюга пронзительно взвыла и ринулась проч. Ужасно зрелище. Она вся сгорбилась, быстро перебирала передними ногами, а задние волочились по земле. Мерикар перебил ей хребет. Охотники кинулись вслед и били ее копьями, а свинья все ползла, не смотря на сокрушительные удары. Ее бока лоснились от крови, но она ползла. Наконец шагов через двадцать свалилась и испустила предсмертный храп. Главная самка пожертвовала собой, уведя охотников от прохода. За их спиной поднялся визг, и все стадо свиней: около восьми годовалых самочек и множество полосатых поросят выскочили из зарослей и бросились на свободу. Хорошо, что местные землепашцы и пастухи готовы были их встретить. Поросят ловили сетями, а взрослых свиней забивали кольями. Охота окончилась удачно, если не считать ссадин у двух товарищей Мерикара. Глава жречества Себекхотеп остался очень доволен, а жители окрестных поселений славили смелых охотников. - Прости меня за грубость, - с улыбкой попросил Себекхотеп у Мерикара. – Я не знал, что ты в звании чезу и сын уважаемого Птахмоза. Мне только что сообщили. – Он с почтением поклонился. -Ничуть не обижаюсь, - ответил юноша. – Ты действовал по закону. К тому же, я благодарен тебе за хорошую охоту. Жду сегодня вечером в поместье моего отца. Зажарим кабана и устроим праздник. - Благодарю за приглашение. Обязательно приду и принесу выдержанного вина. - Напитков будет достаточно, - усмехнулся Мерикар. - Вместо вина приведи, лучше, дочерей. Я знаю, у тебя подрастают две прелестные коровки. А ты их держишь взаперти. - Ох, Мерикар, - неодобрительно покачал головой сборщик зерна, но все же обещал придти с дочерьми. 170

___ Сыновья Черной Земли______ Вечер выдался на славу. Все ближайшие поселения уже знали о подвиге охотников. Народу привалило – в обширном дворе дома стало тесно. Пришлось жаровни разжигать в саду. Освежеванные туши кабанов и поросят весело шкварчали на углях. Аппетитный запах жареного мяса разнесся по всей округе. Знатные жители приходили пешком или приезжали в колесницах. Некоторых, даже, приносили в роскошных носилках. Слуги, сопровождавшие господ, тащили на плечах полные корзины фруктов и хлеба, пузатые кувшинчики с вином и пивом. Молодежь затеяла танцы под старания музыкантов. Старшие собрались отдельно, не спеша, потягивая вино и с важным видом знатоков обсуждая политические дела. Мерикару положено было находился среди старших, так, как он уже женат. Зато его товарищи веселились в полную силу с местными красавицами. Тут же появился и глава жречества. Его две пухленькие дочери, одной лет четырнадцать, а другой года на два старше, краснея и стреляя глазками, присоединились к молодежи. Вокруг Элиля и Рамзеса собрались мальчишки, что помладше, и с открытыми ртами и горящими глазами слушали рассказ о тяжелом походе и жестокой битве с кочевниками. На следующее утро пришлось покидать столь уютное поместье. Дела звали в путь. Вереница колесниц двинулась по утренней дороге на юг. Пташки надрывались веселой трелью, нежно шелестел камыш по берегам. Трава в лугах искрилась росой. Землепашцы, вышедшие спозаранку в поля и пастухи, гнавшие скот на луга, кланялись воинам и желали спокойного пути. 171

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 12 За спиной осталось несколько дней изнурительной езды в колесницах и ночевок под открытым небом. Теперь отряд плелся по берегу Хапи, почти у самой воды. Справа возвышались угрюмые серые скалы, отделяя красную пустыню – владение Сета от узкой полосы зеленеющих полей и садов. Дни становились все жарче. Из-за гор в полдень доносилось раскаленное дыхание пустыни. Вскоре должен подуть опустошающий горячий ветер, принося с собой вихри мелкого песка. Казалось, вся природа замерла, в ожидании невыносимой жары и песчаных бурь: змеи исчезли, прячась глубже в норы; стада диких быков выбирали тенистые пастбища, защищенные скалами, птицы большими стаями подались на север. На закате отряд остановился в небольшом рыбацком селении. У колесницы Рамзеса начало болтаться колесо. Нашли мастерскую и отдали повозку в починку. Тарсеньял – мастер по колесницам долго и чересчур деловито осматривал ось, почесал за ухом и пообещал к утру исправить. Мальчики решили искупаться. Берег уходил плавно в воду. Папирус рос не очень густо, к воде пробрались без труда. Местные рыбаки сказали, что крокодилы здесь редко встречаются. Надо только не шуметь во время купания, потому, как недалеко обосновалось большое стадо водяных лошадей - бегемотов. Животные мирные, но если 172

___ Сыновья Черной Земли______ кричать, то самки могут подумать, что на них нападают, и кинутся защищать детенышей. В это время года Хапи мелел. Вода становилась особенно прозрачной. Если нырнуть, то видно дно с колышущимся лесом густых водорослей. Рыба, не пуганная крокодилами, так и снует под тобой. Искупавшись от души, мальчишки развалились на горячем песке, обсыхая под последними лучами усталого красного солнца. - Что там такое? – Элиль указал на странные развалины, громоздившиеся на противоположном берегу. - Заброшенный город, Горизонт Йота, - узнал Рамзес. – Его построил властитель Эхнейот, тот, который во время своего правления изгнал жрецов и закрыл все храмы. Великая каста Амуна прокляла его и сделала все, чтобы имя Эхнойота стерлось из истории. Но город до сих пор стоит, хотя в нем уже давно никто не живет. Эхнейот возвел для себя столицу и посвятил ее небесному отцу Йоту. Элиль внимательно вгляделся в развалины. Да, совсем не развалины. Возвышались пилоны храмов. Иглы обелисков взвились в небо над крышами домов. Дворцы украшали колонны. Только все в городе казалось серым. Нигде не видно зелени. - Место проклято, - объяснил Рамзес. – Никто не смеет переступать черту земли, на которой лежит проклятье. Разве, только, сторожа еще остались. - Элиль! Рамзес! – окликнул их Мерикар. – Идите сюда. Предстоит работа. Мальчики быстро повязали ткань вокруг бедер и подбежали к старшему. - Из Ахйота приплыл охранник. Он пожаловался, что какие-то люди снимают мозаичные полы в Солнечном храме. Он хотел их припугнуть, но его самого чуть не убили. Надо изловить грабителей и передать местному судье. - Но в город ходить нельзя, - испугался Рамзес. – Как же проклятье? - Местный жрец Амуна обещал совершить заклинание, и проклятье нас не коснется. Берите оружие и садитесь в лодку. Папирусные челноки причалили к пустой набережной. Воины вышли на берег. Массивные гранитные плиты, устилавшие пристань, местами покосились, подмытые водой. Широкая лестница, ведущая в город, почти скрылась под слоем песка. Из щелей между ступеней проросла колючая, жесткая трава. Город встретил их мрачной тишиной. Как-то жутковато было идти по занесенным песком широким улицам. Сиротливо глядели пустые дверные проемы в оградах, показывая, что во дворах полное запустенье. Штукатурку на стенах строений покрылась паутиной трещин. Вместо садов – частокол высохших 173

____Сергей Шаповалов_________________________________________ стволов с корявыми сучьями. Сами кирпичные ограды покосились, местами совсем обвалились… А город когда-то процветал. Все говорило о его бурной жизни: высокие, уютные дома с резными колоннами, остатки чудной росписи на стенах, ровные каменные плиты, мостившие дорогу. Справа и слева выросли два великолепных массивных дворца. Строения соединялись крытым каменным мостом, нависающим над улицей. В центре моста красовался оконный проем, обрамленный изящными колоннами. Рамзес вздрогнул, в одно мгновение вложил стрелу на тетиву и выстрелил в пустой проем. - Ты чего? – обернулся Мерикар. - Я видел его там, - бледный от волнения произнес Рамзес. - Кого, его? - тряс друга за плечо Элиль. - Но, я его видел, - сбросил руку Рамзес и настойчиво тыкал пальцем в сторону окна. – Он стоял и смотрел на нас. Разве никто..., - он растерянно оглядел спутников. Выдохнул: - Померещилось. - Здесь такое бывает, - успокоил мальчика местный сторож, хотя у самого голос дрожал. – Призрак Эхнейота появляется то в Окне Явлений, то на пилонах Солнечного храма… Жутко. Я сам никак не привыкну. Воины схватились за амулеты и произнесли оберегающие молитвы. - Там! – указал сторож на высокие прямоугольные пилоны заброшенного Солнечного храма. – Грабители. Теперь явно слышался стук молотков по зубилам. Но отряд заметили. Один из грабителей стоял настороже. Раздался пронзительный короткий свист. Стук прекратился. Воины бегом ворвались в храм. Обширные дворы с рядами жертвенников следовали один за другим. Только в последнем, третьем дворе, украшенным особо торжественно, они обнаружили брошенные бронзовые долота, тяжелые деревянные колотушки и стопки вывороченных каменных плит из пола. Грабители нигде не было. - Ушли! – разочарованно всплеснул руками сторож. - Мы можем их настичь, - предложил Мерикар. – Веди нас. Ты знаешь здесь все дороги. - Нет, - покачал головой сторож. – Они скрываются в горах. Там множество недостроенных гробниц. Затаятся. Где их сыщешь? Да и солнце сейчас скроется. В темноте и дороги не разобрать будет. - Посмотри! – Рамзес потащил за руку Элиля в боковой проход. Еще один двор. Элиль ахнул и попятился. - Не бойся, - тянул его Рамзес. 174

___ Сыновья Черной Земли______ По всему периметру двора застыли каменные изваяния, как две капли воды похожие друг на друга. Высокие статуи, примерно в десять локтей роста изображали странного человека: плечи покатые, грудь впалая, живот, наоборот, какой-то выпуклый, бедра широкие. Руки, скрещенные на груди, крепко сжимали короткий посох с крюком на конце хека и плеть нехех. Но самое жуткое: статуи казались живыми, до того мастерски их вырезали камнетесы. - Это тот проклятый правитель? – очень тихо спросил Элиль. - Да, - кивнул Рамзес. – Видишь, венец Обеих Земель на голове и урей на лбу. А лицо… Взгляни на лицо. Я никогда не видел Эхнейота, - восхищенно прошептал Рамзес. – Странное лицо. Еще божественный Хармхаб приказал всюду сбить его изображения и уничтожить все статуи. Лик статуй и в самом деле было странный. Никогда Элиль не видел, чтобы так изображали лицо человека: вытянутое яйцом; подбородок неестественно тяжелый с плетенной накладной бородкой. Губы пухлые, ярко очерченные. Нос ровный, одной линией. И глаза, словно взмах крыльев птицы, так и притягивали взгляд, завораживали. Холодок пробегал по спине, глядя в пустые, но как будто живые глазницы. Обычно, статуи правителей, как и богов, мастера делали так, что взгляд, казалось, скользил поверх голов, куда-то вдаль. Эти же статуи пристально и насмешливо глядели прямо на тебя, пытаясь проникнуть глубоко в душу. - Почему же здесь они остались? – удивился Элиль. - Камнерезы побоялись заклятий Эхнейота. Никакие награды не заставили рабочих разрушить эти изваяния. - Куда вы вошли! – испуганно завопил сторож. – Уходите скорее! Элиль и Рамзес, как ошпаренные выскочили назад, а сторож схватился за амулет и бормотал заклинания. - Нельзя туда заходить! Нельзя! – отчитывал их охранник. – Хотите, чтобы ваши Ка навсегда стали рабами этого места? - Прости нас, - извинялся Рамзес. – Мы же не знали… Элиль с любопытством разглядывал алтарь в центральном молельном дворе. Широкая прямоугольная стела стояла посредине. На лицевой грани в камне был вырезан странный рисунок. Такого Элиль нигде не встречал: наверху круг, наверняка обозначавший солнце. От круга вниз тянулись лучики и заканчивались ладонями, державшими кресты – анхи. Внизу толпились люди и протягивали жертвоприношения круглому божеству. С обеих сторон шли столбики иероглифов. - Алтарь Йота, - из-за плеча объяснил Рамзес. – Круг с ручками – это и есть - Йот. Как бы солнце, дарующее жизнь всему живому. Заметил, храм представляет собой открытые дворы, не как все другие святилища 175

____Сергей Шаповалов_________________________________________ в Кемет. Нет здесь сакральных залов с наосами, тайных комнат. Все на виду, под небом. - Как же проводили богослужение? - Молились солнцу. На утренней службе встречали Йота, на вечерней – провожали на покой. Воскуривали благовония перед алтарем. А сюда, - он указал на массивный куб из песчаника, - клали жертвоприношения, обычно цветы и фрукты. - Уходим, - позвал мальчиков Мерикар. Они направились вслед за воинами. Элиль споткнулся о выступ плиты и растянулся на полу. - Что нашел? – засмеялся Рамзес, помогая ему подняться. - Колено ободрал, - посетовал Элиль. Посмотрел, за что он зацепился ногой. Каменная плита просела от времени, и один край ее возвышался. Элиль зачем-то попробовал поправить плиту. Вдруг в щели что-то блеснуло. - Что это? – удивился он. – Как будто металл. - Эй, осторожнее, - остановил его Рамзес. – Может змея или скорпион. - Да нет же. Помоги. Мальчики вооружились зубилами грабителей и приподняли плиту. Элиль выудил тонкую золотую цепочку, а на ней пять маленьких золотых скарабеев, не больше ногтя на мезинце. - Вот это – находка! – удивленно воскликнул Рамзес. Перевернул одного из скарабеев, поскреб ногтем, освобождая надпись от грязи. – Ого! – глаза его чуть не вылезли из орбит. - Что? – испугался Элиль. - Да это же… Смотри сам. - Нефер-Нефру-Йот, - прочитал Элиль. – Прекраснейшая из Прекрасных пришла от Йота. Кто она? - Кто она? Ну, ты даешь! – возмущенно выдохнул Рамзес. - Правительница и супруга Эхнейота. Вот эта находка! Повезло тебе! Наверняка - ее ожерелье. Возможно, во время богослужения сорвалось и упало в щель между плитами. Никто и не заметил. - А что теперь делать с ожерельем, - прибывал в растерянности Элиль. – Надо отдать сторожам? - Не вздумай! – пытался образумить его Рамзес. – Твоя находка, тебе и принадлежит. Думаешь, сторожа такие честные, что сдадут золото в казну? Обменяют на вино и будут месяц пьянствовать. Прибудем в Уаст, отдай ожерелье ювелиру. Он его почистит. Потом, - Рамзес задумался. - Это женское украшении. Подари Мелине, - нашелся он. – Все помрут от зависти. Представляешь, она будет носить ожерелье самой Нефе-Нефру-Йот! - Но я нашел его в проклятом месте. 176

___ Сыновья Черной Земли______ - Ну и что? – махнул рукой Рамзес. - В храме Амуна положи его на алтарь, да обкури благовониями. Это же вещь самой Нефе-Нефру-Йот! – все не мог успокоиться Рамзес. - Хармхаб заставил сбить все надписи об Эхнайоте, уничтожить документы, связанные с его правлением, предал забвению дочерей Эхнейота, сослав их в храм Изиды в пустыню, но он не разрешил трогать ничего, что связано с Нефер- Нефру-Йот. Говорят, она была немыслимо красивой. К тому же боги, помимо красоты, наделили ее живым умом. Думаю, Хармхаб любил ее, поэтому решил сохранить память о прекрасной правительнице. В надвигающихся сумерках отплыли от набережной и направились к западному берегу. - А все-таки город красивый, - вздохнул Элиль. – Не похож он на другие города: все улицы широкие, и нет бедных домов. - Представляешь, если перенести его отсюда, куда-нибудь в плодородные долины низовья Хапи, - мечтательно предположил Рамзес. – Столько каменных блоков! Столько колонн! А плиты какие ровные! Поставить такой город на пересечении торговых путей, где- нибудь под Хутуаретом. Он будет процветать тысячи разливов. - В тебе заговорил грамотный строитель, - усмехнулся Мерикар. Отряд колесниц прибыл в Уаст, когда дыхание Сета уже достигло плодородных долин, и пыльными вихрями врывалось в город. Жара и песчаный ветер не давал высунуться на улицах. Люди спасались от духоты в домах или в садах. Животные старались быть поближе к воде. Даже высокие пальмы, обожавшие солнце, казалось, изнывали от жары. Рамзес, попрощавшись с друзьями, направился в Дом Ликования. Элиль пересел в колесницу Мерикара. В доме Птахмоза их встретили радостно, как героев. Воины так же в долгу не остались и всем домочадцам поднесли подарки: матери, братьям, сестрам. Мерикар, обняв мать, сразу же поспешил к себе в дом, где его ждала молодая супруга. Птахмоза самого не оказалось в Уасте. Глава семейства находился с посольством далеко на севере. Элиль очень расстроился, когда узнал, что Мелину не отпустили из Дома Солнцеподобной. Девушки, отданные на воспитание во дворец правительницы, готовили танцы к празднику в честь богини Хатхор. Мелина, как и все воспитанницы, принимала участие в торжестве. Почему-то он ужасно соскучился по Мелине. Всю дорогу безумно хотелось ее увидеть. Приехал, а девочку не отпускают. Досадно! Даже в груди заныло. Элиль направился к Дому Ликования. Решил найти Рамзеса. Может, он что-нибудь придумает. После долгих упрашиваний, бородатый стражник – шердан, согласился позвать Рамзеса, но предупредил: в следующий раз Элиль 177

____Сергей Шаповалов_________________________________________ будет должен ему кувшин хорошего пива. Рамзес выбежал довольный, умытый, румяный. Новенькие сандалии поскрипывали на ногах. Набедренная повязка сияла белизной. - Что-нибудь случилось? – переполошился он, взглянув в мрачное лицо друга. - Мелину не отпустили, - горестно ответил Элиль. -А-а! – протянул многозначительно Рамзес. – Они к празднику готовятся. Хочешь, я с ма… то есть, с Солнцеподобной поговорю. Меня не пустят на женскую половину дворца. Не положено – я уже взрослый. Придется ждать, когда она прибудет к ужину в Дом Ликования. - Сможешь? – с надеждой спросил Элиль. -Смогу, но позже, - согласился Рамзес. – Сейчас она не примет. Все - эта подготовка к празднику Хатхор. Ты ел? – он внимательно посмотрел на Элиля. - Немного. Жарко. Есть не хочется. - Пойдем! – Рамзес решительно схватил друга за руку и потащил во дворец. Одним обедом не обошлось. Слуги Рамзеса тут же схватили Элиля, раздели и окунули в базальтовую купель с ароматной водой. Натерли тело мелким песком и опять в купель. После смазали с ног до головы пахучим маслом и расписали лицо. - Терпи! – извиняясь, призывал Рамзес. – К правительнице тебя неумытого не пустят. Хочешь, не хочешь, а рот сам открывается, когда перед тобой поставят аппетитную чечевичную похлебку с кусочками жареной дичи. Пшеничные хлебные лепешки прямо из печи. Молоко холодное и жирное. - Я, как возвращаюсь издалека, так никак наесться не могу, - признался Рамзес, набивая рот мясом. – Вроде, пузо полное, походишь немного, и опять жрать хочется. Дня через два проходит. - Спасибо за хлеб, - поблагодарил Элиль, еле выбираясь из-за стола. - Пойдем по городу прошвырнемся, - предложил Рамзес. – Вечереет. Сейчас жара спадет и ветер утихнет. Время пролетит незаметно. Солнце сядет, попросимся к правительнице. - Пошли, - согласился Элиль. Город встретил их, залитыми ярким солнцем, белыми улицами. Старики на корточках сидели в тени раскидистых сикомор. Собаки валялись тут же, высунув розовые языки. Прошли неугомонные жрецы в грубых льняных шенти, босые, подвывая гимн и собирая пожертвование для храма. Рамзес потянул носом воздух и блаженно закатил глаза. 178

___ Сыновья Черной Земли______ - Свежими пирожками пахнет! – простонал он, громко сглатывая слюну. - Ты только что ел, - удивился Элиль. - Но, это же пахнет из самой лучшей пекарни Хатора. Такие сладости, как делает он, даже у поваров из Дома Ликования не получаются. Они спустились по улице кожевников, затем повернули по проулку мастеров папируса и вышли к кварталу пекарей. Аромат стоял такой, что голова кружилась. Резко пахло бродившим ржаным тестом. К нему примешивался сладкий тягучий запах горячего меда, важный и томный дух пшеничной выпечки на молочной закваске. А поджаренные орехи на соке сладкого тростника! Разве с чем-нибудь можно спутать? Примешивалась вонь горелого жира, но она нисколько не портила букет запахов. От пекарни дохнуло жаром, не хуже чем из пустыни. Внутри низкого обширного строения все двигалось, стучало и шипело. Пухлый, но живой человек, перепачканный в муке, кричал подросткам - подмастерьям: - Лентяи! Несите быстро сюда два бедета ячменя ит и один бедет пшеничного зерна сут. Да пошевеливайтесь! Едите вы, как молодые бегемоты, а двигаетесь, словно старые мулы. - Здоровья и силы, сладкий Хатор, - поклонился упитанному мастеру Рамзес. - Пусть помнят о тебе Боги, - нисколько не обиделся хлебопек на прозвище «сладкий», - Никак Рамзес пожаловал ко мне в пекарню! Пирожков захотел? Твой безрукий повар таких готовить не умеет, - он расплылся в довольной улыбке. – Чем будешь платить? Говорят, ты из похода. Командовал отрядом колесниц. - Ерунда, - скромно махнул рукой Рамзес, но сам зарделся от гордости. - Так, кочевников разогнали. Разреши поработать, - попросил он. – Тем и расплачусь. - Давай! – согласился хлебопек. – Нынче вечером много хлеба понадобится на праздник. У меня уже целый список заказов. Элиль с Рамзесом облачились в льняные грубые передники и вошли в душную пекарню. Посредине стояла большая каменная ступа, высотой по пояс. Двое мускулистых юношей большими деревянными пестами толкли в ступе зерно. Пот покрывал их тела, но они без устали поднимали и с силой опускали песты в ступу. Рядом лежала гора размолотого зерна. Мальчики присоединились к женщине, которая горстями брала из кучи размолот и отделяла мякину. Молотое зерно отдавали другому рабочему. Тот растирал его между двух тяжелых плоских камней. На краях нижнего камня вырастали холмики муки. 179

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Еще одна женщина собирала эти холмики в глиняную посудину и просевала через волосяное сито. А дальше на длинном деревянном столе несколько мастеров месили и отбивали тесто. Сам хозяин готовил начинки для пирогов и укатывал их в тесто. Пекарь, старик со знанием дела колдовал возле большой каменной печи: то усиленно размахивая веером из перьев гуся то, открывая какие-то заслонки то, прыская водой на формы. Мальчишка, чуть постарше Рамзеса и Элиля в холщевых рукавицах вынимал формы из топки, те, на которые указывал пекарь, переворачивал их, вытряхивая поспевшую румяную выпечку. Складывал готовый хлеб в длинные деревянные лотки. Элиль с Рамзесом трудились на совесть. Скоро куча размолота уменьшилась до нескольких горстей. Юноши, толкущие зерно, не успевали за ними. - Молодцы! – раздался над головами мальчиков голос сладкого Хатора. – По пирогу заработали. Можете выбирать. Какие хотите: с мясом или с рыбой? С луком удачные получились. - Нет, - хитро улыбнулся Рамзес. – Мы хотим с медом и орехами. - Ох! Разорить меня хочешь! – притворно сердито воскликнул хлебопек, погрозив пальцем. – Берите! Для Рамзеса - не жалко. Ты потом, после праздников приходи. Расскажешь про поход. - Расскажу, - пообещал Рамзес. - Не забудь! - Я тебе еще не то расскажу. Мы побывали на озере Мерур. Нас с Элилем Себек хотел забрать, но явилась Тоэрес и прогнала его. - Да неужели? – глаза сладкого Хатора чуть не вылезли из орбит. – Настоящий Себек? И Тоэрес ты видел? Все бросили работу и приготовились слушать. Песты перестали стучать в ступе. Каменные жернова прекратили шуршать. Даже огонь в печи, казалось, притих. Хоть какое-то развлечение среди тяжелого знойного трудового дня. - Потом! Потом расскажешь, - вспохватился хозяин пекарни, бросая косые взгляды на своих работников. - Берите пироги. Осторожно, пальца обожжете. Возьмите пальмовые листья и заверните. Вот так! Они побежали к набережной. Уселись возле воды на горячие камни. Рамзес развернул пальмовый лист, потыкал ногтем в румяную корочку пирога и облизнулся: - Сейчас я тебя съем! Только отломлю кусочек и отдам пташкам. Пусть передадут Амуну мое жертвоприношение. Элиль развернул свой пирог, но тут же снова его завернул обратно. - Ты чего? – удивился Рамзес. 180

___ Сыновья Черной Земли______ - Не могу, - горестно вздохнул он. Слезы чуть не выступили на глазах. – Вдруг вспомнил, как меня Мелина угощала пирогом, там, на Тире. Я был до того голодным, что вкуса его не помню. Я его проглотил, как крокодил рыбу. У нее был маленький кусочек - хозяин угостил, сволочь, а она мне его отдала. Рамзес аккуратно упаковал свой пирог в пальмовый лист - так и не притронулся. - Пошли искать Мелину, - сказал он решительно. В женскую часть Дома Ликования строгая охрана из рыжебородых шерданов их не пускала. Рамзес потребовал позвать управляющего. Старый брюзга, смотритель за домом правительницы долго возмущался: как можно юношам в женские покои дворца! Да за такой срам Боги накажут! Ну и что – сын правительницы. Ты уже воин. Самому не стыдно? Срочное дело у него. У всех срочные дела… Ладно. Пошли. Чтобы потом покаялся перед статуей Амуна и попросил прощение! Рамзес клятвенно заверил управляющего, что именно так он и поступит. - Солнцеподобная, вас желает видеть Рамзес, - громко объявил управляющий, заглянув в темный прохладный зал. - Пусть войдет, - раздался в ответ мягкий густо голос. Правительница сидела в высоком кресле. Ее ноги покоились на небольшой деревянной подставке. Розовое шенти обтягивало стройное, даже для ее возраста, тело. Пышный черный парик украшали нити жемчуга. Круглое лицо с мягкими чертами было тонко расписано. Взгляд больших черных глаз гордый, но нежный. Молоденькие девушки в полупрозрачных нарядах сидели у ног повелительницы и перебирали струны музыкальных инструментов. Двое слуг плавно навевали прохладу большими опахалами из перьев. Рамзес низко поклонился, положив руки на колени. - О, Живущая Правдой, позволь упасть к ногам твоим. Едва заметный жест правительницы, девушки и слуги тут же удалились. Рамзес кинулся к правительнице, уткнулся лицом в колени. - Мама! Мама! Я так давно тебя не видел! – радостно шептал он. - Бедный мой мальчик! - она нежно погладила его по голове. Маска строгости моментально слетела с ее лица. Голос прозвучал мягко, чуть дрожал. Она осторожно подняла лицо Рамзеса за подбородок. – Я слышала, сколько тебе пришлось пережить. Мое сердце чуть не разорвалось. О Боги! У тебя новый шрам над бровью! -Ерунда! – покраснел от гордости Рамзес – У кочевников стрелы с каменными наконечниками. Мой лоб такой не пробить. 181

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Тебя чуть не убили, а ты все шутишь! – возмутилась правительница. – Еще я слышала, что ты таскал мешки в амбарах Дома Войны, потом сражался с кочевниками. На тебя напал Себек на озере Мерур… Представляешь, что творилось в моем сердце, когда я все это узнала? - Я же - воин, - храбрился Рамзес. – Смотри, что я тебе принес. – Он развернул пальмовый лист и протянул маме пирог. – Сам заработал. - Как трогательно, - рассмеялась правительница Туйя. – Садись напротив и рассказывай: как ты воевал, как повстречался с Себеком и Тоэрис, и что поведал тебе старший над Хранителями Истины. Да! Об этом я тоже знаю. - Ничего не скрою от тебя, - пообещал Рамзес, - но позволь прежде одну просьбу? - Слушаю. - Со мной пришел Элиль, мой товарищ. - Я знаю его. Сын правителя Алалаха. - Он хочет повидать сестру. - Мелину? – кивнула правительница. – Я прикажу позвать ее. Пусть подождет в саду. Сердце колотилось, голова горела, а во всем теле чувствовалась дрожь, как перед сражением. Он сам не понимал: от чего так волнуется. Даже не замечал, какой вокруг красивый и ухоженный сад с множеством цветников и водоемов. Элиль беспокойно шагал от дерева к дереву и обратно... Да где же Мелина? Почему так долго не идет? Наконец увидел ее. Она мчалась, словно напуганная газель по центральной алее. Подол длинной шенти развивался. Тонкие ноги так и мелькали. Лицо разрумянилось и светилось от счастья. Элиль хотел броситься навстречу, но ноги онемели. В горле пересохло. Да что же это с ним, - никак не мог он понять. Мелина подбежала и хотела обнять названного брата, но вдруг остановилась, будто наткнулась на невидимую стену, и растерянно оглядела его с ног до головы. Мелина сильно изменилась за несколько лун, что Элиль отсутствовал. Ему показалось, что девочка подросла, чуть ли не на пол головы, а черты лица стали гладкими, движения плавными. Тело вытянулось и начало приобретать мягкие линии. В беленько шенти в мелкую складку, с открытыми худенькими плечиками, она напоминала бутон нераспустившегося лотоса. Рыжие волосы, собранные в замысловатую прическу на затылке, еще больше посветлевшие от солнца и отливали темным золотом. И взгляд – взгляд уже не испуганного ребенка - задумчивый и, в то же время любопытный, какой бывает у девочек, начинающих превращаться в девушек. 182

___ Сыновья Черной Земли______ Несколько мгновений они стояли друг против друга, стараясь преодолеть непонятно откуда взявшееся смущение. Наконец Мелина произнесла с легким поклоном: - Здоровья и силы. Ты вырос.., и лицо у тебя стало смуглое. - Живи вечно, - ответил юноша, преодолев робость. – Это я, Элиль. Чего ты так странно смотришь на меня. Мелина наконец-то расплылась в улыбке, легко подлетела к нему и, по привычке, вцепилась в руку мягкими, но сильными пальчиками. - Я по тебе очень соскучилась, - сказала она голоском, в котором начинали проскальзывать бархатные нотки. - И я часто вспоминал тебя, - ответил Элиль немного хрипло. – Как ты? - Отлично, - она смутилась и разжала пальцы, отпустив руку Элиля. – Прости, я опять, как маленькая хватаю тебя. – Ты из похода? Тебя не ранили? – Она внимательно оглядела Элиля тревожным взглядом. - Ни царапины, - успокоил он. – Расскажи о себе. - Изучаю музыку, чтение, письмо. Занимаюсь танцами и пением.., - прорвало Мелина, и слова полились неудержимым потоком, как будто она дого, долго молчала, готовясь все высказать именно ему, Элилю. Она говорила без умолка про учебу, танцы, богослужения... В конце добавила: - Обязательно приходи на праздник Хатхор. Ты увидишь, как я танцую. А что у тебя в руке? - Совсем забыл. – Элиль развернул пальмовый лист, в котором лежал еще горячий румяный пирог. – Я тебе принес. Недавно в печи был. Начинка из орехов с медом, как ты любишь. - Спасибо! – Она протянула руку, но тут же отдернула ее. – Нам нельзя, - прошептала она. - Не разрешают есть сладкое. - Почему? – удивился Элиль. - Чтобы не толстеть, - просто ответила Мелина, и сама рассмеялась. - С твоей птичьей фигуркой? - удивился Элиль. – Ты не скоро растолстеешь. - Да, - махнула рукой Мелина, воровато огляделась по сторонам и потянулась за пирогом. Они долго разговаривали. Элиль присел на низкую каменную скамью под раскидистым сикомором. Мелина тут же вспорхнула к нему на колени. Она отщипывала от пирога по маленькому кусочку. Один ела сама, другой запихивала в рот Элилю. Он сбивчиво, из-за того, что приходилось жевать, рассказывал ей о походе. Мелина внимательно слушала и все приговаривала: «Ты стал настоящим воином!» Мед потек по ее ладошкам. Пришлось быстро, пока не запачкала шенти, мыть руки в пруду. 183

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Когда ты рядом, мне так спокойно, - вздохнула Мелина, стряхивая капельки воды. - Подожди немного. Я подрасту, выучусь и заберу тебя. - А куда мы направимся? - Мне надо попасть в Алалах и наказать убийцу отца. - А после, мы пойдем в Ниневию? - Обязательно! – пообещал Элиль. - Я хочу увидеть маму и отца… Мелина вдруг расплакалась. Она закрыла ладошками лицо. Плечи ее вздрагивали. Она снова превратилась в маленькую девочку. Элиль неумело ее утешал, как мог: гладил по голове, обещал всегда быть рядом... Потом вспомнил про подарок и вынул из дорожной сумки, которую прихватил с собой, деревянную шкатулку. - Гляди, что я тебе привез. Мелина оторвала ладошки от покрасневшего лица, все еще всхлипывая, откинула инкрустированную слоновой костью крышку. Внутри отсвечивало золотом ожерелье. - Красиво! – заворожено произнесла она. – Мне? - Кому же еще? - Но это же - дорогое украшение. – Пальчики ее с опаской потянулись внутрь. - Ерунда. Мелина перестала плакать и примерила ожерелье к тонкой шее. Скарабеи весело засверкали. - Где ты его достал, - удивилась Мелина и наклонилась над водой, любуясь отражением. - Это ожерелье носила самая красивая женщина в Черной Земле. Она просила передать украшение тебе. Мелина разглядела на обратной стороне скарабея иероглифы. - Прекрасная пришла от солнца, - прочитала она, но тут же сняла ожерелье и серьезно спросила: - Элиль, Ты скучаешь по маме, по сестрам. - Не буду тебе ничего говорить, - твердо ответил юный воин. – Ты опять расплачешься. - Нет, не расплачусь, - хмуро пообещала девочка. - По маме ужасно скучаю, - вздохнул он. – По сестрам – тоже. - А кого ты больше любил младшую сестру или старшую? - Даже не знаю, - пожал плечами Элиль. – Младшую и без того все любили, - на то она и младшая. Со старшей мы дружили: охотились вместе, на колеснице носились по степи. Когда маленькие были, вечно дрались из-за всяких пустяков. Но когда я болел, она ухаживала за мной не хуже лекаря. Ночью не спала, сидела возле моей постели. 184

___ Сыновья Черной Земли______ Даже иногда приходили мысли, что если ее возьмет в жены какой- нибудь недостойный человек или будет обижать ее, я его обязательно убью. - Элиль! – Мелина грустно смотрела куда-то вдаль, где синее жаркое небо опускалось на раскаленные серые горы. – Мне иногда кажется, что мы никогда уже не увидим родные края. - Не смей так говорить! – Элиль насупился. – Если ты так думаешь, значит, не веришь в меня. - Верю! Верю! – поспешила переменить тон Мелина. – Прости. - Ничего.– Он оглянулся. Рамзес давно его ждал у выхода из сада. – Мне пора. Он неумело, очень осторожно прижал ее к груди. Она потерлась носиком о его плечо и прошептала: - Я буду тебя ждать. Всегда буду ждать. И молиться буду всем Богам, чтобы с тобой не случилась беда. - Спасибо. Чуть утихло Дыхание Сета, и в Уаст начали стекаться сотни паломников на праздник Хатхор. Богиню в образе коровы почитали, как покровительницу материнства, любви, плодовитости, женственности и красоты. В этот день женщины бросали все дела и занимались только собой: укладывали волосы, умащали тела, расписывали лица. Супруг мог браниться сколько угодно, но обязан был беспрекословно выполнять всю работу по дому, включая стирку, мытье полов и подготовку праздничного стола. Хозяевам вменялось одаривать служанок подарками, даже невольниц. Каждая женщина должна была чувствовать себя на празднике Хатхор любимой, красивой и свободной. В город зеленщики вкатывали телеги, доверху наполненные охапками цветов. Мужчины, просто обязаны бежать спозаранку на торжище, купить цветов, хоть в обмен на последнюю пару сандалий, на последнюю набедренную повязку и осыпать благоухающими бутонами ложе любимой. Скупым богиня Хатхор потом отомстит: не будут у них рождаться мальчики. День сумасшедший. С утра небритые мужчины носятся по городу с корзинами и кувшинами. Но к обеду улицы заполняются нарядными женщинами. В воздухе витает аромат притираний. Искорки от украшений слепят глаза. От запахов кружится голова, а от множества красавиц сердца мужчин надрываются, не в силах больше спокойно биться. Элилю не удалось увидеть Мелину, чтобы подарить ей цветы. Воспитанницы Дома Ликования должны были учувствовать в представлении наравне со взрослыми жрицами, поэтому они с утра 185

____Сергей Шаповалов_________________________________________ репетировали танцы и примеряли наряды. Да и самого Элиля обязали работой. Ему вручили тонкую прочную палку. Он должен был отгонять любопытных мальчишек от ограды храма Хотхор, чтобы какой-нибудь сорванец не вздумал взобраться на стену. Нельзя подглядывать за жрецами, когда они готовят церемонию выноса Богини. Рамзеса определили туда же, в охрану. Он вообще расстроился. Каждый год на праздник ему разрешали присутствовать на церемонии вместе с четой правителя. На этот раз все многочисленное Солнечное семейство заняло место на площади, в ожидании начала праздника. Старшие братья несли пышные опахала из перьев страусов над головами Сети и Туйи, а его – охранять храм отослали. Чем он провинился? Еще по такой жаре их обрядили в закрытые шенти, парики нахлобучили. От этой мочалки макушка чесалась, словно вши отмечали праздник. А тем временем жрецы, под тягучий гимн выносили из храма наос с Богиней. Старшая жрица, красивейшая из женщин представляла богиню. Она сидела на серебряном троне с низкой спинкой. Именно на похожие стулья с низкой спинкой сажали рожениц, когда приходил срок. Ногами она опиралась на две прямоугольные подставки с иероглифами. Такие подставки с заклинаниями кладут под ступни во время родов, придавая женщинам силы. Лицо у жрицы, представляющей богиню, было нежное, круглое с внимательным материнским взглядом. Волосы убраны по-местному обычаю: две толстые пряди, переплетенные золотой лентой спускались на обнаженные полные груди, одна прядь укрывала спину. Коровьи уши торчали в стороны. На голове высокие рога, между которыми сияло отполированное серебряное солнце. В левой руке она держала позолоченный жезл в виде стебля папируса, правая покоилась на коленях с большим золотым анхом. - Славься! Славься! – закричал народ. Вернее, кричали женщины, потому, как мужчины скромно топтались в задних рядах. За наосом богини шествовали жрицы в белых просторных одеяниях с открытой грудью. Они держали длинные шесты на концах который сияли золотом перья Маат. Перед процессией закружились танцовщицы с плетеными корзинками, усыпая путь пестрыми лепестками цветов. Обойдя храм, процессия направилась к площади, где возвышался деревянный столб, увитый разноцветными лентами. На самой верхушке торчали позолоченные рога. Под столбом был сооружен помост. На помосте восседали правитель Сети при всех регалиях власти и правительница Туйя слева от него. Справа пустовало место для третьего трона. Вот туда-то и поставили носилки с богиней. Дальше началась церемония исцеления. К ногам богини подходили 186

___ Сыновья Черной Земли______ женщины, у которых не рождались мальчики. Она касалась голов стеблем папируса и позволяла вдохнуть воздух через божественный анх. За женщинами подходили молоденькие девушки, которым в этом году предстояло стать женами. Они просили быстрого зачатия и легких родов. Наконец просители закончились, и правитель разрешил раздать народу хлеб и пиво. Вот тут началось самое веселье! Служители храма богини Хатхор одаривали горожан пирожками. Из больших кувшинов в подставленные кружки потекло пиво. Жрецы, прямо на площади разыграли представление, о том, как Бог Ра состарился. Люди, близкие к нему узнали об этом и стали плести заговор, чтобы свергнуть солнце и самим править миром. Прослышав об этом, Бог разгневался и наслал на людей Божественное Око, которое жаром своим испепеляло все на земле. Но люди попрятались в пещерах. Тогда Око превратилось в львиноголовую богиню Сехмет и стала пожирать людей. Злоба ее была до того лютая, что Сехмет никак не могла остановиться. Испугался Ра. Так кровожадная богиня уничтожит людей всех до единого. Кто будет приносить ему жертвы? Ра выплеснул на землю тысячу кувшинов пива с гранатовым соком. Подумала Сехмет, что это кровь человеческая и принялась лакать ее. Но когда напилась пива, то превратилась в добродушную корову Хатхаор и больше не гневалась на людей. Наоборот, они помогала душам умерших проходить через Дуат. За представлениями последовали танцы. Танцевали жрицы из всех больших храмов, посвященных Хатхор. Мелькали разноцветные одеяния, взвивались ленты. Музыка не смолкали ни на миг. Как только Ра упал за горизонт, площадь осветили факелами. Рамзес юркнул за угол храм, сказав: сбегает за хлебом и водой. Пить хотелось так, что язык распух. Попробуй-ка целый день на жаре простоять в закрытой шенти, да еще в парике. Вскоре он примчался с кувшином теплого пива и закричал: - Пошли скорее! Сейчас будут танцевать Дочери дворца. - А как же...? – Элиль кивнул на стену храма. - Да брось! Кто сейчас полезет! Все веселье – на площади. Они протиснулись сквозь толпу почти к самой сцене. Народ сдерживали бдительные жрецы. Мальчики увидели правителя с супругой и богиню, восседавшую рядом. Их окружали сановники. На площадь, тем временем, выпорхнули девушки все в пестрых нарядах, словно стайка бабочек и принялись кружиться, образую сложные фигуры. Их становилось все больше и больше – не меньше сотни. Колокольчики звенели на запястьях и на щиколотках. Глотатели огня выпускали изо рта снопы пламени, озаряя площадь яркими вспышками. 187

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Элиль не узнал Мелину сразу, но почувствовал – это она. Мелина легко кружилась в танце среди пестрых подруг. Движения ее были плавными, как у цапли. Она изгибалась, словно змея, и передвигалась по кругу, как будто лебедь плыла по воде. Щеки в румянах, глаза подведены, ладошки покрыты золотой краской. Однажды она совсем рядом промелькнула мимо, обдав Элиля волной теплого аромата. - Это Мелина, - кивком указал он Рамзесу. - Какая красивая у тебя сестра, - восхитился он. – Надо же! Я ее не узнал. - Рядом мои сестры. Видишь? – Рамзес тыкал пальцем в сторону двух пухленьких кукол, но Элиль его не слушал. Он следил взглядом только за Мелиной. «Красивая? – задумался он над словами Рамзеса. - Но она совсем маленькая». Однако он все больше и больше замечал разницу между этой грациозной танцовщицей и той жалкой худенькой узницей, с которой они дрожали в подземелье храма Бала, совершили немыслимый побег, тонули в бушующем море. Мелина уже ничуть не напоминала ему младшую сестру. В ней было что-то свое, особенное, доныне незнакомое и загадочное. Что именно, Элиль никак не мог понять. На следующий день выдалась нестерпимая жара. Вдобавок раскаленный ветер из красной пустыни принес тучи мелкого песка. Учеников распустили из Дома Жизни. В такой духоте разве можно проводить занятия? Элиль с Рамзесом тут же отпросились на реку. Наставник отпустил их с условием: ни с кем не драться. Возле облюбованной песчаной полоске берега уже плескались местные мальчишки. - Эй, голозадые! – закричал озорно Рамзес. – Давайте со мной наперегонки до отмели? Кто меня обгонит, тому обещаю кувшин медовой воды и горсть фиников. Он на ходу скинул набедренную повязку и кинулся в воду. Элиль - за ним. Вода обожгла холодом, показалась ледяная после знойного воздуха. Мальчишки устремились вперед, поднимая брызги. Вслед бросились несколько местных, пытаясь догнать. Куда им… Быстрее Рамзеса и Элиля никто не плавал. Хапи мелел перед разливом, и отмель бесстыдно обнажила илистые края, поросшие негустой осокой. Прибило какой-то мусор. - Осторожно, могут быть змеи, - предупредил Рамзес. Змей не оказалось. Они вылезли и плюхнулись на подсохший ил. Принялись дразнить пловцов, которым не хватало сил доплыть. - Слабаки! – издевательски выкрикивал Рамзес. – Куда вы повернули? Плывите сюда. Солнце навалилось жаром на спины. Кожа моментально высохла и начала стягиваться. 188

___ Сыновья Черной Земли______ - Ох, Сет разозлился, - пробурчал Рамзес. – Надо будет в его храм сходить, принести жертву, да воскурить благовония. Над гладью реки зазвучала песня. Длинная барка медленно скользила вниз по течению. Плавно изогнутый корпус на носу и на корме заканчивался головами коров с высокими рогами. Сильные гребцы вращали веслами. Парус спущен, потому, как ветер настойчиво дул навстречу. Под мачтой натянут огромный пестрый шатер. Песня лилась из шатра. Один женский голос протяжно запевал, стройный хор подхватывал. - Барка Богини Изиды, - узнал Рамзес. – Жрицы поют. - Зачем жрицам такая многочисленная охрана? – удивился Элиль, заметив на борту нескольких вооруженных кушитов с копьями. - Так, они же сопровождают Дочерей Солнца. Ой! – Рамзес стукнул себя ладонью по лбу. – Я совсем забыл тебе сказать! - Что? – встревожился Элиль. - Правитель приказал дочерей дворца вывести в Хебет - Город такой вблизи Хутуарета. - Зачем? - Там главный храм Изиды. Девочки будут воспитываться в нем. - А Мелина? – мелькнула ужасная догадка. - Ее тоже вывезли, - ошарашил его Рамзес. Элиль бросился в воду и поплыл к берегу. Рамзес что-то кричал, потом нырнул вслед. Он еле догнал Элиля возле самой кромки берега. - Куда ты? Всех дочерей дворца уже отправили. - Но почему я об этом не знал? – разозлился Элиль. - Я сам услышал только утром, - оправдываясь, пожал плечами Рамзес. – Правительница позвала меня к себе и попрощалась. Сказала, что должна сопроводить Дочерей Солнца в Хебет. Ей надо убедиться, что в храме все готово для приема девочек. Элиль без сил опустился на песок. Рамзес сел рядом: - Да ты не переживай. В храме Изиды за ней смотреть будут не хуже, чем во дворце. Там из девочек готовят лучших невест в Кемет. Туда попасть могут только дети приближенных к правителю: старших писцов или выдающихся строителей, мореходов, военачальников. Обучать их будут всему: языкам, письменности, танцам, даже математике. - Но у Мелины никого нет, кроме меня. - Тем более – ей повезло. Радоваться должен. Не переживай. Как- нибудь уговорю отца: сплаваем в Хебет на ближайший праздник. Но ни на этот праздник, ни на следующий Элилю не удалось отправиться в Хебет. 189

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 190

___ Сыновья Черной Земли______ Часть третья. «Ниневия» 191

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 13 Элиль спешил в порт, петляя по узким улочкам бедной части города. Низенькие одноэтажные домики с плоскими крышами лепились друг к другу. Кривые каменные заборчики, обмазанные илом. Рассвет только занимался, прогоняя ночь. Жители спали. Даже сторожевые псы ленились гавкать, учуяв раннего прохожего. В порту он увидел среди торговых широких посудин длинный военный корабль с изящно выгнутой полумесяцем палубой. Высокую мачту украшал стяг богини Тоэрис, на котором изображался бант Са в виде согнутого стебля тростника. Воины по сходням заводили коней, поднимали колесницы. Тут же грузчики несли на корабль мешки с зерном. За погрузкой следил Рамзес. Походный грубый плащ укрывал плечи и спину. На поясе кривой кушитский кинжал в кожаных ножнах. В руках он держал палетку и палочку для письма. Что-то отмечал. - Живи вечно! – крикнул ему Элиль. - Здоровья и силы, - ответил Рамзес, чуть повернув голову. – Долго спишь. - Прибежал сразу, как только твой посыльный передал приказ, - оправдывался Элиль. – Куда на этот раз мы должны отправиться? - Сейчас все расскажу, только закончу с погрузкой, - пообещал Рамзес и принялся бубнить под нос, подсчитывая что-то. Минуло пять разливов с того дня, как Элиль попал в Та-Кемет на корабле Птахмоза. Из худого нескладного мальчишки он превратился в высокого красивого юношу. В науках Элиль преуспел, благодаря усидчивости и старанию. В языках, помимо родного, хурритского, он 192

___ Сыновья Черной Земли______ овладел в совершенстве местными наречиями Черной Земли, включая кушитский. Вдобавок выучил аккадский и шумерский. Хорошо разбирался в медицине, географии и математике. Прекрасно освоил учение о пропорциях в строительстве. Мог управлять судном. Частые военные походы в пустыню против кочевников сделали из него отличного выносливого воина. Его товарищ Рамзес обожал физические упражнения, особенно бег и борьбу. Элиль старался не отставать от него. Он окреп физически, и к пятнадцати годам на равных бился плечом к плечу с бывалыми воинами менфит. Мог на спор ударом руки оглушить годовалого бычка, а мог совладать с помощью веревки с петлей на конце с диким жеребцом. Чувствуется хурритская кровь, - кивали с уважением аккадцы-коневоды. Рамзес тоже выглядел старше своих лет. Он был выше и сильнее всех сверстников. Единственный соперник, кто мог поспорить с ним в силе и ловкости - Элиль. За это он его любил и ценил. В отсутствие правителя Сети, в Усте правили преданные чати. Многие обязанности брала на себя правительница Туйя, мудрая и жесткая женщина. Но и Рамзесу Сети поручал важные дела. Странно, но задания иногда были до того ответственные, что не каждый чиновник справиться бы, не то, что мальчишка. Даже старшим братьям Рамзеса правитель давал не столь сложные дела. Вдобавок Сети требовал от Рамзеса аккуратности и точности в исполнении. В Ипетасу расчистили площадку для нового гипостильного зала. Каждый властитель Обеих Земель просто обязан был расширять этот и без того грандиозный храм посвященный Амуну. Сети доверил Рамзесу отобрать несколько лучших проектов, представленных строителями. Причем, оценить он должен не только внешний вид, но и проверить расчет надежности конструкций. Другой раз приказал снарядить мореплавателей. Караван кораблей направлялся в далекую загадочную страну Пунт. Путь длинный, в большинстве своем проходил вдоль необжитых берегов. Мореходы ни в чем не должны нуждаться: у них должно быть вдоволь запасов еды, воды и оружия. На западе от дельты восстали племена шасу, – и Рамзес уже совершал марш в пустыню, возглавив войско. Сети требовал разгромить повстанцев в самые короткие сроки. Правителя не интересовало то, что воины падали от усталости, делая огромные переходы по безводной пустыне, не высыпались, голодали и страдали от жажды. Бесконечные стычки с кочевниками изматывали. Вот и воюй с уставшим войском против неутомимых и дерзких кочевников. Чтобы победить, от Рамзеса требовалось умение держать жесткую дисциплину в войске, знание местности и чутье полководца. А еще следить, чтобы всем хватало воды, хотя бы по глотку, и хлеба хоть по кусочку. 193

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Конечно, один Рамзес не смог справиться со столь ответственными поручениями. Юному чати требовались преданные помощники. Прежде всего, трудности с Рамзесом делил Элиль. Приходилось ночи проводить над расчетами и картами. Ни единожды друзья вдвоем засиживались в библиотеке Дома Жизни, встречая утреннюю зарю за чтением папирусов. В походах ночевали, прижавшись, спина к спине, чтобы согреться. Когда пустыня остывала, то мерзли даже шерданы, привыкшие к северным ветрам. Вместе мчались в одной колеснице, увлекая чезеты менфит в атаку… Так незаметно, за учебой, государственными делами и военными походами минуло пять разливов. - До праздника Опет осталось три луны, - сказал Рамзес, закончив с подсчетами. – Правитель Обеих Земель, да живет он вечно, вековечно, направляет нас в Куши. Нужно составить доклад о состоянии дел в главном городе Бухене, провести ревизию каменоломен и главное – найти подходящее место для нового храма. Храм нужен обязательно, да такой величественный, чтобы, глядя на него, нехсиу трепетали перед могуществом Кемет. Элиль все понял. Далекие южные земли за третьим порогом Хапи славились каменоломнями, где добывали для храмов белый диорит с черными вкраплениями. В пустыне находились золотые прииски. А еще в главном городе Бухене проводился торг с чернокожими племенами. Бронзовые ножи, что ковали в Хекупта, керамическую посуду из Уаста и холщевые ткани из мастерских Хутуарета меняли на шкуры диких животных, черное дерево, обезьян, ароматную смолу, кварцевый песок, содержащий золото, слоновую кость. Все было бы хорошо, но дикие племена нехсиу вот уже не одну сотню лет совершали дерзкие набеги на земли Кемет. В разное время их жестоко усмиряли. Яхмес разгромил их у Острова Слонов. Джесеркара Аменхотеп отбросил дикарей до четвертого порога. Аахеперкара Тутмос гонял нехсиу по лесам и пустыням, придавая огню их поселения и отбирая скот. Даже Мааткара Хенеметамон Хатшепсут посылала войска в Куши наказать непокорные племена. А, уж Хармхаб здесь резню устроил…И каждый раз чуть ли не всех мужчин поголовно вырезали или пленили. Но странное дело, племена нехсиу вновь возрождались, как сорная трава в огороде. И вновь разоряли города, подвластные Та-Кемет, вытравливали посевы и угоняли скот у мирных жителей. Погрузку закончили. На узкой, выгнутой полумесяцем палубе разместили воинов. Парус надулся полосатым пузырем и понес корабль вверх по течению голубого Хапи. 194

___ Сыновья Черной Земли______ Элиль устроился в кормовой площадке для стрелков. Он уселся на пожелтевшие доски палубы, облокотившись спиной о борт, и слушал, как поскрипывают весла в уключинах, да ветер завывает, разговаривая с парусом. Ниже находилась площадка кормчего. Двое коренастых морехода уверенно управлялись с рулевыми веслами. Край солнца вспыхнул над восточными горами. Воины затянули гимн Амуну. К Элилю на стрелковую площадку поднялся Рамзес и сел рядом. - Сети лично давал тебе указание отправиться в Куши? - спросил Элиль. - Нет, - ответил Рамзес. - Он три дня назад отправился на север. Мне распорядитель Дома Ликования передал приказ. - Почему правитель так редко бывает в Уасте? – поинтересовался Элиль. - Не любит Уаст, - пожал плечами Рамзес. - Он сам с севера. Родился в Хутуарете. Не нравились ему роскошные покои Дома Ликования. Сети милее степь или пустыня, где можно спать под звездным небом, нет стен и дверей – кругом простор и вольный ветер. Элиль частенько бывал в огромном дворце правителя, и каждый раз удивлялся, до чего же здесь красиво. Величественные колонны, таинственный полумрак, завораживающие настенные росписи. Лучшие мастера возводили дворец в Уасте целиком из дерева, расписывали стены яркими красками, наносили позолоту. В залах всегда царила прохлада, даже в самые жаркие дни, когда ветер Дыхание Сета раскаленными волнами накатывал из Красной пустыни. А может, правитель не любил, когда за ним по пятам следует толпа вельмож в тонких одеждах, от которых на сто шагов разит притираниями и ароматными маслами. Ему интереснее было беседовать с воинами или охотниками, рассевшихся вокруг походного костра. Избегал он и долгих бурных застолий с музыкой и полунагими танцовщицами. Что за развлечение? Охота – его страсть. Дух захватывает, а сердце поет, когда мчишься на колеснице, преследуя стадо газелей, или когда с самой зари, затаившись в камышах, поджидаешь белого бегемота. А когда с одним копьем в руках бесстрашно кидаешься на огромного буйвола… Вот это - забавы для настоящих мужчин. - Я слышал, он с самого детства воспитывался воином, - вспомнил Элиль - Не с самого, - отрицательно покачал головой Рамзес. – Отец его, мой дед, благородный Парамессу служил начальником лучников при полководце Хармхабе. А Хармхаб, сам знаешь, часто устраивал походы. Каждый раз Сети ждал возвращение отца с нетерпением. Не было в доме радости больше, когда Парамессу появлялся из дальних земель уставший, израненный, но гордый. От него исходил запах 195

____Сергей Шаповалов_________________________________________ несокрушимой силы и бесстрашия. А сколько подарков он приносил! Когда Сети встретил шесть разливов, состригли с его головы детский локон и отдали в Дом Жизни для постижения наук. Но он мечтал стать воином, сыскать славу в сражениях а, не корпеть над папирусами в каком-нибудь пыльном архиве. - Как же он попал в армию? - Несколько раз сбегал из Дома Жизни. Наказывали его. Но Сети был очень настырным и упрямым. Не желал обучаться на писца. Отец выдвинул ему условия: если наставники будут отзываться о нем, как о прилежном ученике, то через пару лет он возьмет его в поход. И маленький Сети старался: усердно изучал математику, письменность, рисовал лучше всех сверстников и неплохо сочинял стихи. Он добился своего. Отцу ничего не оставалось, как выполнить обещание. - Ну, если отец имел высокий чин, наверняка он сразу же посадил Сети на колесницу, - предположил Элиль. - Ничуть. Сети начинал с «подающего стрелы», а к четырнадцати годам возглавлял са атакующих воинов. За отвагу и выносливость, а так же за умение действовать в трудной обстановке Хармхаб, уже будучи правителем, приметил его и приблизил к себе. Доверил юному воину высокую честь: носить лук и стрелы властелина, а иногда позволял править колесницей «Победа в Хутуарете». Он сам мне рассказывал, как прибывал на вершине счастья, когда подстегивал пару гнедых стройных рысаков, на головах которых колыхался огромный плюмаж, а сзади на площадке для лучников стоял сам Хармхаб в венце Обеих Земель. Его крепкая ладонь лежала на плече юноши. Он правил колесницей самого Бога. - Расскажи, как Сети стал правителем. - О! Это интересная и долгая история. Однажды сердце юного Сети воспылало страстью к прелестной Туйе, младшей дочери Хармхаба. Ты догадался, я говорю о маме. Он сходил с ума от одного ее взгляда. Трепетал от счастья, когда юная красавица позволяла идти рядом во время прогулок по саду и нести ее веер, пахнущий жасмином. Она и сейчас прекрасна, но тогда юная Туйя напоминала Изиду. Казалось, и девушка тянулась к юноше. Лишь только они встречались взглядами, как она отводила глаза, и предательский румянец выступал на щеках. - И что же Хармхаб? - От проницательного Хармхаба ничего не утаилось. «Хочешь мою дочь назвать сестрой? – спросил он. – Заслужи это право». «Я готов! – тут же поклялся Сети». Отец девушки долго испытывал юношу. Поручал ему самые трудные задания. Кидал в самое пекло восставших земель. Иногда казалось, что живым он не вернется. Но Сети справлялся. Посылал в дикую красную пустыню разведать залежи 196

___ Сыновья Черной Земли______ камня. От жары и изнеможения люди умирали десятками. Но Сети находил месторождения отличного песчаника и возвращался. Доверял вести переговоры с дикими кочевниками. Один косой взгляд, одно грубое слово – и тебя забьют камнями. И здесь юноша выходил победителем. Чего же еще надо Хармхабу? Когда же Сети дерзнул спросить у правителя, за что тот так измывается над ним, он уже вполне доказал, что любит Туйю и готов жертвовать жизнью ради нее. - Хармхаб согласился? - Нет. Он лишь горько усмехнулся: «Не дорос ты еще до мудрого ибиса – верного служителя бога Тота. Вижу перед собой желторотого птенца в нежном оперении. То, что ты любишь мою дочь, я знаю. Но ты должен с большей любовью относиться к родной земле. Женщина – придаток мужчины. Богатство – грязь на ногах. Родная земля – это все! Смысл жизни настоящего мужчины – оберегать землю, как себя, любить ее, как мать, жить для нее. Твой путь – путь защитника. Так решили Боги. Иди! И чтобы больше я не слышал твоего хныканья. Еще раз прольешь слезу – Туйю не увидишь никогда». - Почему так жестоко? - Вот и Сети в тот момент не понял слов Хармхаба. Что решили Боги? Почему его путь – путь защитника? Да, он – воин. Но отважных воинов у Черной Земли достаточно, и никого так Хармхаб не испытывает непосильными заданиями, как его. Осознание мудрости слов правителя пришли позже. В очередной раз Сети совершал поход по бунтующим землям Приморья. Посыльный из Уаста принес скорбную весть: великий Хармхаб покинул наш мир и готовится стать богом. Но скорбь тут же сменилась крайним изумлением. Хармхаб назначает его, Сети своим приемником. Он должен прибыть в Уаст и принять божественную власть над великой Черной Землей. Пока же страной временно управляет его отец Парамессу, ставший уже первым чати. Сети не мог поверить. Как это так? Он всего лишь в звании чезу, обыкновенный юноша из семьи воинов… Да мало ли таких, как он в Черной Земле… Ему стать сыном Амуна, стать Богом? Но в его жилах нет ни капельки божественной крови правителей. Имеет ли он право! Сети прибыл в Хекупта, где его встретили девять верховных жрецов Черной Земли. Они ответили на все вопросы. Тогда Сети понял, почему Хармхаб не щадил его. - И в чем заключалась мудрость Хармхаба? - Он думал о будущем страны, готовил нового правителя. Как странно! У Хармхаба не было сыновей, только пять дочерей, из которых Туйя – самая младшая и единственная не вышедшая замуж. Старшие зятья – все благородные умнейшие люди, но они, по мнению Хармхаба, не могли возглавить страну. Хармхаб выбрал его – Сети. Перед тем, как 197

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Ка покинуло тело Сах, Хармхаб назвал младшую дочь Туйю «Единственной сестрой Амуна» и повелел жрецам сочетать ее браком с Сети. Тем самым юноша становился наследником власти. Почему он так поступил? Мог ли он так поступить? Мог! – ответили жрецы. - Хармхаб сам не принадлежал к Дому Правителей. Я это помню. Великий Дом, начинает свою историю от божественного Небпехтира Яхмеса, изгнавшего захватчиков гиксосов с Черной Земли. К Великому Дому принадлежали божественные правители: Менхеперра Тутмос, покоривший чуть ли не всю вселенную, и Мааткара Хенеметамон Хатшепсут – великая правительница, ставшая богиней. - Это так. Хармхаб был всего лишь сыном главного жреца небольшого города Хутнисут. Наставники приметили в маленьком Хармхабе способного ученика, и направили его в главный город страны, Уаст воспитываться вмести с Сыновьями Дворца. Он постигал науки с другими детьми знатных людей, среди которых находился и Аменхотеп, будущий властитель – реформатор Эхнейот. В те нелегкие времена Черная Земля перетерпела страшные испытания. Те годы, про которые нельзя даже упоминать, дабы вновь не навлечь гнев Богов. Сначала ядовитое облако сожрало небо, превратив день в ночь. После пошел дождь, доселе невиданный в этих краях. От его оранжевых струй Хапи сделался красным, словно кровь. Гибли мелкие животные и младенцы. Рыба всплывала вверх брюхом. Ее прибивала к берегам, и над рекой стоял ужасный запах гниения. Эхнейот, принявший власть после отца, обвинил во всех бедах великое жречество. Объяснил это тем, что жрецы заставляли людей молиться ложным богам. На самом деле – бог один, и имя ему – Йот. Он является началом и концом всему. Во всех тварях есть его частица. Образ его – само солнце, что сияет в небе и дает жизнь всему на земле. Эхнейот совершил чудо, воззвав к Йоту – отцу небесному, и молитвой разогнал страшную тучу. Народ поверил спасителю. Жрецы пробовали поднять восстание. Но Хармхаб, возглавивший преданные правителю войска, состоявшие по больше части из маджаев и шерданов, разгромил повстанцев. За это Эхнейот возвысил его до должности главнокомандующего войсками Йота. Жрецов изгнали. Храмы закрыли, отобрали все богатство и земли в пользу государства. Властитель тут же принялся раздавать конфискованные земли новым вельможам, которых сам назначал, набирая их из низших людей. Но Сын Йота правил недолго. Умер внезапно, не оставив наследника, да еще ввергнув страну в полный хаос и безвластие. Семенхкере, назначенный Эхнейотом соправителем, ничем не помог стране. Следующий за ним Тутанхамун был ребенком. Мудрейший верховный жрец Эйя помогал управлять мальчику. Но без крепкой армии Та-Кемет начали душить враги со всех сторон. Да еще 198

___ Сыновья Черной Земли______ внутри страны возникли раздоры между новоявленными вельможами Эхнейота и старыми родовитыми Домами. Споры готовы были перерасти в беспощадную бессмысленную войну. Вот где понадобился талант Хармхаба. Он построил управление армией по- новому. Организовал вокруг себя крепкую касту из надежных военачальников. Все меши подчинялись только ему. Ни один лучник не смел сделать шага без его приказа. Он отбросил врагов от границ, жестоко подавил бунты внутри страны. Многих вороватых чиновников поймал за руку и наказал. В городах ввел военное правление. - А что случилось с Тутанхамуном? Наставники так толком ничего и не рассказывали, когда мы изучали историю. В архивах Дома Жизни не осталось ни одного документа с тех времен. -Тутанхамон погиб неожиданно: разбился, упав с колесницы. После похорон юного правителя опять встал вопрос о наследнике. Прямых потомков Аменхотепа не осталось, было лишь множество побочных. Дома готовы были вцепиться друг другу в глотки за трон. А в Приморье на севере появились колесницы Суппилулиумы. Хетты подбивали народы бывшие подвластными Черной Земли на восстание. Да еще юная супруга погибшего Тутанхамона учудила: послала тайное письмо Суппилулиуме – лабарне Великой Хатти и главному врагу Та- Кемет с просьбой прислать своего сына на трон. - И как поступил мудрейший Эйя? - Чтобы страна вновь не впала в хаос, Эйя призвал обратно в Черную Землю изгнанных и опозоренных жрецов. Служители Богов еще не потеряли влияние среди народа, не смотря на жестокие гонения. Жречество согласилось помочь возродить былое могущество Та-Кемет. Для прекращения грызни вокруг престола, Мудрейшие потребовали во власть Хармхаба. Только он мог успокоить Великие Дома и укротить внешних врагов. У него в тот момент находилась реальная сила – армия. На празднике, посвященному Амуну, золотая статуя Бога указала на полководца, как на свое воплощение на земле. - Но я же читал Книгу Жизни. Там после правителя Небмаатра Аменхотепом Хека Уасет значился Джесерхеперура Сетепенра Харемхаб Мериамон. Почему не вписаны остальные властители? - Хармхабау жречество выдвинуло условие: он, будучи правителем, обязан безжалостно уничтожить все, что связано с Эхнейотом. Имя еретика должно исчезнуть из истории, как и его учение о едином боге, имя которому - Йот. Что Хармхаб и исполнил. Во всех храмах переписали Божественную Книгу Жизни. Повсюду уничтожили изображения и стерли имена Неферхеперура Уаэнра Эхнейота, Анхеперура Сменхкара Джексерхеперу и Небхеперура Тутанхамуна Хекаиунушема. Памятуя о своем небожественном происхождении, 199

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Хармхаб часто повторял: «Правитель не тот, кто по крови, а тот – кого определяют Боги». Теперь и он, чувствуя приближение последнего дня, нашел среди сотен достойных людей единственного, кто мог бы возглавить великую державу. - Да, Хармхаб не ошибся. -Конечно! Такого мудрого и деятельного правителя, как мой отец, давно не появлялось на берегах Хапи. Он продолжил дела Хармхаба: жесткая дисциплина в армии и полный порядок в стране. Учитывалось каждое зерно, каждый кувшин вина и пара сандалий. За воровство из казны – смерть. За взятку – в каменоломню. Надев корону Обеих Земель, Сети не стал придаваться праздной жизни властителя. Не привык он. Все больше разъезжал по стране, как и положено истинному защитнику народа перед Верховными Покровителями. Ладью под стягом Амуна встречали то в верховьях Хапи, то в дельте. У него всегда находилось множество дел. По стране развернулось грандиозное строительство: возводили новые храмы, достраивали пределы к уже построенным, укрепляли дамбы, рыли каналы, даже заложили новые города в дельте Хапи. Сети наблюдал за строительством, подолгу беседовал с начальниками строителей, лично правил чертежи и проверял расчеты, выслушивал жалобы наместников и простых мастеровых, проводил богослужения, участвовал в облавах на львов и гиен, что нападали на стада, разрешал судебные тяжбы, возглавлял войско в походах. И везде он проявлял рассудительность, мудрость, показывал глубокие знания. Народ от простого землепашца или каменотеса до наместников земель боготворили его. Сказать плохое слово о правителе значило смертельно оскорбить всю Та- Кемет. - Интересная история. Вот, как на самом деле было. - Чуть не забыл. - Рамзес протянул небольшой свиток папируса, скрученный тонкой бечевой. - Перед самым отплытием посыльный принес. Доставлено тебе. Элиль взял свиток и с нетерпением сорвал бечевку. - Ты понюхай, как пахнет! - не сдержал усмешку Рамзес. – Аромат – что в садах Ипетасу. У меня голова пошла кругом. От кого послание? - От Мелины, - обрадовался Элиль, узнав ее ровный пузатенький подчерк. - А! Понятно, - протянул Рамзес и озорно толкнул Элиля локтем в бок. - Доходят слухи: она становится настоящей красавицей. А в танцах и в чтении стихов ей нет равных. Многие знатные Дома присматриваются к ней. Птахмоза засыпали подарками. - Никто ее не получит, - Элиль нахмурился. 200

___ Сыновья Черной Земли______ - Прости, - хлопнул дружески его по плечу Рамзес. – Теперь мне понятно, почему ты на праздниках ни на одну девушку не кинешь влюбленного взгляда. Возле тебя юные красотки так и вьются, как мотыльки вокруг пламени, но ты остаешься холодным, словно речной камень. Что пишет Мелина? - Она просит исполнить обещание, данное мной пять лет назад, - немного мрачно объявил Элиль. - Какое же? - Я должен сопроводить ее в Ниневию. - Когда ты намерен это сделать? - Как только вернемся. - И кого вы хотите найти в Ниневии? Рассказывали, что ассирийцы, когда захватили город, повстанцев казнили сотнями. А, как я слышал, отец Мелины возглавлял бунт. - Она все равно хочет попасть туда, - пожал плечами Элиль. – Хотя бы могилы ее родителей найдем. -Я могу попросить отца, чтобы он наделил тебя правами посланника, - предложил Рамзес. - Экзамен ты выдержишь. Многие наставники за тебя поручатся. Получишь чин писца-помощника посланников во все чужеземные страны. Тогда, будешь неприкасаемый и сможешь потребовать охрану для путешествия. - Нет, - отрицательно покачал головой Элиль. - Мы должны попасть в Ниневию тайно. Мелина на этом настаивает. - Подумай хорошенько. Жалко будет, если вас сцапают аккадцы и убьют. Законы в Ассирии жестоки. - Мелина как-то говорила, что ее, во что бы то ни стало, хотел заполучить ассирийский правитель. Что за тайну она скрывает – от нее не добиться. Так что, если нас захотят схватить - охранные грамоты не помогут. - Я помню, как к отцу явились посланники из Ассирии с дарами. О чем они говорили – тайна, но вечером он приказал немедленно отправить Мелину вместе с дочерьми дворца в храм Изиды. Помнишь, как ты тогда расстроился, что тебя не предупредили. - Да. - Отец спас твою сестру. Только не пойму, чем они так насолила Ададу? Их разговор прервал отчаянный крик кормчего. - Куда прешь! Сворачивай! Прямо на них надвигался широкий корабль с прочными бортами кедрового дерева. Корабельщики пытались отвернуть. Смотрители перетягивали парус. Весла пенили воду. Но корабли все равно 201

____Сергей Шаповалов_________________________________________ сближались. Мышцы у кормчих вздулись. Рамзес и Элиль бросились к ним на помощь. Сдирая кожу с ладоней, налегли на рулевые весла. - Весла втягивай! Переломают! – крикнул смотритель паруса, когда встречное судно чуть не ткнулось носом в корпус корабля Рамзеса. Гребцы послушно втянули весла. А на противоположном корабле не успели. Раздался треск, скрежет. Чудом разошлись, всего лишь содрав краску с бортов. - Бегемот неуклюжий! – возмущенно кричал кормчий на встречный корабль. – Потренируйся на бревне. - У самого глаза где? – ругался в ответ широкоскулый бородатый корабельщик с кормовой площадки. – Глаза где? Птицы в них нагадили? - Да чтоб твою печень сожрал крокодил! Рыбьи потроха! - Да чтобы ты… - Корабли разошлись, и ветер съел последние ругательства. - Вот криворукий! Да простит меня Амун, - все не мог успокоиться кормчий. – Хорошо, что суденышко у нас легкое – разминулись. - Это же были мореходы с островов Аласии, - определил Рамзес, поплевывая на обожженные ладони. - Почему они на таких неповоротливых судах ходят? - На реке их корабли неповоротливые, - согласился кормчий. Он вновь навалился на весло, ложась на прежний курс. – А, вот, в море – им нет равных. Большой шторм выдерживают. - Ты сам – не местный? – поинтересовался у него Рамзес. – Говор у тебя, как у шерданов. - Я из пелазгов. - Ого! Издалека! – удивился Рамзес. – Как же ты здесь оказался? - Из рабства Боги освободили. Раньше - то был вольным. Мы все – пелазги - вольные. Когда-то мои предки жили мирно на своей земле и пасли скот. Но в наших краях стало тесно. Постоянные кровавые стычки за пастбища. Тут еще кочевые народы начали напирать… Жизни не стало. Пелазги двинулся искать новые земли. С детства помню, как плыли на кораблях. Находили подходящий берег и высаживались. Если земля оказывалась хорошей, задерживались подолгу. Кто-то оставался совсем. А если неприветливая - снимались и продолжали путь. На кораблях был наш дом. Там рожали детей и умирали старики. Скот путешествовал вместе с нами. Я вырос на палубе. Возле Угарита произошел морской бой. Наши суда сожгли, а всех уцелевших пленили. Так, как из меня хороший мореход, продали на торговое судно. Торговец вез товар из Угарита в Хекупта. Сильно перегрузил свою посудину. У самых берегов Кемет нас застиг шторм. 202

___ Сыновья Черной Земли______ Корабль потонул. Погибли все. Мне одному удалось добраться до берега. Мне-то что? Я вырос в море. - И много вас таких, пелазгов, что ищут новые земли? – насторожился Рамзес. - Много! Народы моря, ох, какие многочисленные: пелазги, шерданы, тевкры, тирсены, шекелеши… И корабли строить умеют. Вот, как приплывут всей оравой… - Он многозначительно покачал головой, нахмурив брови. - И как же от них защититься? – допытывался Рамзес. - На суше армия Кемет – непобедима, - рассудил кормчий. – Правителю нужен флот. Хороший флот. Надо такие корабли строить, чтобы волны через борт не перехлестывались, да таран не пробивал. Вон, вроде того, что с нами чуть не сшибся. - Дело говоришь, - согласился Рамзес. - Конечно - дело. Народы моря – они, как муравьи, - всюду пролезут. Потом от них не избавиться - это я хорошо знаю. Спустя несколько дней прошли узкий пролив меж скал красного песчаника под названием Южные Врата. Слева возвышался берег Острова Слонов. Дальше бороться с течением становилось труднее. Под вечер Рамзес велел пристать к берегу. - Какое удивительное место, - зачарованно произнес Рамзес, глядя на желтые скалы песчаника. Каменные уступы причудливой формы спускались к реке, как будто гигантские фантастические звери пришли напиться, потянулись к воде и застыли здесь навсегда, превратившись в слоенный желто-серый камень. Вокруг мертво и тихо. Только у самого берега зеленела полоска живой земли, а дальше – скалы, между которыми завывал ветер, перекатывая песчинки. - Тебе здесь нравится? – удивился Элиль. – Но, такой же пейзаж выше и ниже по течению. -Нет, - не сдавался Рамзес, растянув губы в загадочную улыбку. – В этом месте есть что-то особенное. Прислушайся к ветру. Как будто плачет Изида. Всмотрись в скалы. Разве они не похожи на ступни Амуна? А не предложить ли отцу вырубить святилище прямо в этих скалах. Представляешь, - глаза Рамзеса загорелись. – Храм будет стоять столько, сколько простоят эти великаны – вечность. - Но так еще никто не делал, - пожал плечами Элиль. – Храмы всегда возводят из блоков или кирпича. - Так, вот же готовые сложенные блоки, - не унимался Рамзес. – Надо только прорубить залы и вытесать колонны. Я обязательно предложу правителю построить такой храм, и именно здесь. 203

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Разбили лагерь у воды. Затрещал хворост в кострах. Оранжевое пламя, задыхаясь в дыму, пыталось разогнать вечерние сумерки. Мошкара вспыхивала яркими искорками, попадая в огонь. Из темноты вышли трое поджарых смуглых охотника. Маджаи шли босиком, бесшумно, как могут ходить только хищники. Вся одежда – набедренные повязки, да шкуры черных пантер через плечо. В невыносимую жару маджаи накидывали шкуру на плечи, и тем спасались от обжигающих лучей. В руках несли тонкие охотничьи копья. За спиной чехлы. В чехлах луки из болотной акации и ровные камышовые стрелы. За пояс заткнуты кривые кушитские ножи и бумеранги с бронзовыми набалдашниками на ударной части. Охотники подошли к костру, возле которого отдыхал Рамзес с Элилем, поклонились. Старший вежливо поздоровался: - Живи вечно, господин! - Здоровья и силы, - ответил Рамзес. – Присаживайтесь. Разделите с нами ужин. Охотники устало опустились на песок. По распухшим ногам видно было - путь проделали долгий. Элиль угостил их разбавленным вином и спросил: - Куда направили свои стопы? - Нас позвали местные пастухи. – Старший неопределенно махнул рукой в сторону гор. - Вернее, какие они пастухи - кочевники. Найдут стадо диких быков и ходят за ним. Отгоняют хищников, не дают стаду переправляться на другой берег. Старых и больных животных убивают. Если теленок покалечится или заболеет, отбивают его у стада и пытаются вылечить. Животные постепенно к ним привыкают. Они умудряются даже диких коров доить. - Это как? – удивленно воскликнули разом Элиль и Рамзес. - Умеют, - утвердительно кивнул охотник. - Надевают на себя шкуру. Обмажутся коровьим навозом. Пока теленок сосет вымя, подкрадываются осторожно и пристраиваются рядом, доят. - Хитрецы, - засмеялись юноши. – А вы зачем им понадобились? - К стаду львы прибились. Шесть львиц и здоровенный вожак. Нападают на телят. Пастухам не справиться. Львы даже одного кочевника загрызли… Вот, позвали нас. - Как же вы думаете втроем справиться с семью взрослыми львами? – изумился Элиль. - Дело не простое, - согласился старший охотник. – Львы мстительные. Убьешь одного, потом придут ночью остальные, разделаться с тобой. Если нет оберега, то разорвут на части. Оберег спасает. - А у тебя оберег есть? – поинтересовался Рамзес. 204

___ Сыновья Черной Земли______ - Конечно. – Охотник извлек из чехла для стрел небольшую статуэтку львиноголовой богини Сехмет. – Помолимся, потом приступим к делу. Так за месяц одного за другим мы всех их убьем. - За месяц? – усмехнулся Рамзес. – А возьмите нас на охоту. Пять колесниц, да два десятка воинов… Устроим облаву. - Прости, господин, но откуда вы прибыли? – вежливо поинтересовался маджай, недоверчиво окинув юношей взглядом. - Из Уаста, - ответил Рамзес. – Да ты не переживай, мы не раз охотились в пустыне на львов. - Пустынные львы маленькие и трусливые, - улыбнулся старший охотник, обнажая крупные зубы, выкрашенные в темно-коричневый цвет. – Здешние звери большие и свирепые. Как бы, не покалечили кого из вас. - Мы - воины Амуна, и ничего не боимся, - с гордостью ответил Рамзес. - Что ж, будем только рады,- согласился охотник. Наутро, совершив молитву, отряд поднялись на плато, затем спустились в долину. Пустыня еще не доползла в эти места, еще не сожрала остатки саванны. По равнине, покрытой желтеющей колючей травой, разбросаны кучками низкие зеленые кустарники, как клочья шерсти после драки шакалов. Странные деревья корявые, с зонтиками негустой листвы почти не давали тени. Словно большие облака чернели стада быков и антилоп. Вонь стояла невыносимая. Все же, от домашней скотины не так противно пахнет. Их встретили полуголые чернокожие кочевники. Люди до того жилистые и худые, что казались скелетами, обтянутыми кожей. Однако женщины, что прятались с детьми в небольших круглых соломенных хижинах, выглядели пухленькими и миловидными. Пастухи очень обрадовались, когда увидели вместо троих охотников целый отряд крепких воинов. А какой детский восторг вызвали колесницы, запряженные стройными конями. Вооружение кочевников состояло из коротких копей с каменными наконечниками, да увесистых дубин. Да! С таким оружием против львов не попрешь. Гостей радушно приняли, угостили свежим молоком и копченым мясом. Молоко оказалось вкусное и жирное, но уж очень воняло дикой плотью. Мясо - жестким, но сочным. Вместо соли, пастухи использовали золу какого-то растения. От этой приправы горло жгло, словно огнем. Потом воинам показали, где затаились львы. В ложбинке, укрытой тенью невысоких холмов, бежал веселый ручеек. Там и обосновались хищники. Мало того, что на стадо постоянно нападают, так еще не дают людям к воде приближаться. 205

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Решено было выманить львов на открытую местность и атаковать. Трое охотников взобрались на холм и принялись метать камни с пращей. Воины приготовили колесницы. Элиль встал за возничего. Рамзес устроился на площадке для стрелка. Укрылись в кустарнике так, чтобы звери не заметили их. - Помолимся? – предложил Рамзес. – Ты кого призовешь в защитники? - Конечно - Бога Грозы, - ответил Элиль. - А я буду просить Тоэрис о защите. Помнишь, как тогда на озере Мерур она меня спасла? - Но вед Тоэрис – богиня рек и озер. Как она тебя сможет защитить здесь, в степи? - удивился Элиль. - Тогда взову к Амуну. Давай, сначала ты прочитай молитву. - Хорошо, - согласился Элиль. И вдруг, сам того не замечая, произнес заклинание, про которое совсем позабыл: Бог Грозы, мой покровитель! От стрелы твоей загорается могучее дерево, Скала рушится от голоса твоего! Но птицу ты не сможешь ранить, Она невредимая летает перед грозным ликом твоим. Я – птица! Ты - мой покровитель! - Чего-то не похоже на молитву, - усомнился Рамзес. Он немного понимал хурритский язык. - Сестра моя так молилась, - пожал плечами Элиль. – Молитва имеет большую силу. - Мелина? - Нет, - комок подкатил к горлу. – Ее имя Алала. - Прости, - Рамзес сжал его плечо. – Ты ее очень любил? - Да. Раньше, в детстве этого не понимал. Сестра, противная девчонка, которая вечно задирает тебя… Но теперь, как только ее вспомню, душа Эб, что живет под сердцем, начинает рыдать. Рамзес хотел что-то сказать ободряющее, как-то утешить, но в это время из ложбинки раздался недовольный грозный рык, от которого волосы встали дыбом. Охотники, метавшие камни, со всех ног бросились назад. На холме показался огромный гривастый лев. Он гордо оглядел окрест холодными желтыми глазами. Следом, крадучись появились три львицы. Еще две бесшумно пробирались низом, умело прячась в траве. - Вот это зверюга! – удивленно воскликнул Рамзес. – Таких огромных я еще не видел. - Ты на львиц посмотри, - шепнул Элиль. - Такая одна быка завалит. Охотники остановились, вновь принялись метать камни. Лев поднял морду и настороженно принюхался. 206

___ Сыновья Черной Земли______ - Осторожный. Не кинулся сразу в атаку, - с уважением прошептал Рамзес. - Достойный противник, - соглашаясь, кивнул Элиль. Но ветер дул льву в спину. Он не мог учуять воинов, что затаились в высоких зарослях. Вожак коротко рыкнул, и две львицы, крадущиеся внизу, бросились на охотников. В засаде ждали с десяток копейщиков из отряда Рамзеса. Львицы тут же пали, обливаясь кровью. Вожак огласил долину недовольным ревом и двинулся бесстрашно вниз. Оставшиеся три львицы последовали за ним. Когда звери оказались на равнине и готовы были броситься на обидчиков, Элиль стегнул лошадей. Колесницы, поднимая желтую пыль, грохоча обитыми медью ободами, ринулись в атаку. Вдали снялись напуганные стада, сотрясая землю. Над степью поднялся гул, производимый тысячами копыт. Львов взяли в кольцо. Колесницы описывали дуги вокруг огрызающихся зверей. Стрелы жалили одна за другой. Первую львицу свалили сразу точным выстрелом в сердце. Вторая от ран обезумила и кинулась на пеших воинов. Ее закололи копьями. Третья испуганно металась, пока не ослабла от ран и припала к земле. Тут ее и добили. Лев оказался опытным. Он вжался в траву, затем неожиданно сделал огромный прыжок к проносившейся мимо колеснице и напугал коней. Кони шарахнулись в сторону, повозка перевернулась. Он бы разорвал и возницу и лошадей, но тут вовремя подоспели копьеносцы. Лев сразу же метнулся к другой колеснице и пристроился сзади. Гигантский прыжок, удар огромной лапой, - и стрелок кубарем покатился в траву. Лев бросился прикончить упавшего. - Гони на него! – крикнул Рамзес. – Эй! Сразись со мной, злая кошка. Я твой! Лев обернулся и попятился. Упряжка пронеслась перед самым носом. Когти царапнули колесо. Элиль гнал, Рамзес вкладывал стрелу, а лев огромными прыжками мчался следом, неотрывно глядя на стрелка желтыми холодными глазами. - Элиль, он сзади! Подстегни коней! - выкрикнул Рамзес и пустил стрелу. Она прошла сквозь густую гриву и воткнулась в хребет, чем еще больше разозлила зверя. Колесница мчалась по прямой. По пятам гнался лев. Только Элиль хотел отвернуть, как лев прыгал в ту же сторону и не давал совершить разворот. Зверь обманул их, и теперь охотники превратились в добычу. Рамзес выпустил несколько стрел. Все торчали в гриве. Одна только скользнула по надбровной дуге, рассекая плоть до кости. Из раны хлестала кровь, заливая левый глаз льву. Но хищник не сбавлял ход. Три колесницы мчались на подмогу, но были слишком далеко. А 207

____Сергей Шаповалов_________________________________________ лев гнал добычу прямо на убегающее стадо. Быки и коровы сбились в кучу, мешая друг другу. Погоня длилась несколько мгновений, но для юношей показалась вечностью. - Впереди стадо! – закричал Элиль. Кони сбавляли шаг. Зверь с каждым прыжком сокращал расстояние. - В бой! – дико проорал Рамзес и соскочил с колесницы. Элиль бросил вожжи и прыгнул следом. Как на тренировке, он кувыркнулся через голову и вскочил на ноги. Все же, больно ушиб колено. Но сейчас было не до того. Зверь, в своем стремлении, пролетел мимо Рамзеса, затем резко остановился и повернулся к юноше. Рамзес застыл в низкой боевой стойке, держа перед собой кинжал. Куда с ножом против огромных клыков! Одним ударом лев оторвет голову или вспорет живот. Зверь был огромен. Действительно, пустынные львы показались бы рядом с ним жалкими кошками. Лев присел, готовясь к прыжку. Рамзес застыл в ожидании последней схватки. Но на лице его не отразился страх. Он был готов встретить смерть достойно. Он – сын божественного правителя. Что делать? Элиль подхватил с земли камень и швырнул в зверя. Снаряд ударил льва в заднюю лапу, прямо в сустав. Зверь зло рыкнул и обернулся. - Иди на меня! – что есть силы, заорал Элиль. Желтые глаза коварно сузились, и зверь развернулся. Кровь стекала по морде. Белые острые клыки прорезались из-под тонких черных губ. На Элиля глядела смерть, безжалостная и неотвратимая. Юношу обдала холодная волна ужаса. Расстояние два прыжка – и от него полетят клочья. Все! - На меня! – заорал Рамзес и двинулся на зверя. Лев растерялся, не зная кого разорвать первого. Заминка его сгубила. Подоспели колесницы. Две стрелы вошли глубоко в левый бок. Третья, тяжелая, боевая, та, которой пробивают щиты, посланная сильным лучником, впилась в глаз. Лев огласил долину жутким предсмертным рыком, хотел сделать шаг вперед, зашатался и тяжело повалился в траву. - Ты смелый! – Элиля вывел из оцепенения Рамзес, звонко хлопнув ему по взмокшей спине. - Я чуть не обмочился от страха, - признался Элиль. - Я тоже, - усмехнулся Рамзес, осматривая содранные локти. – Никогда так близко не чувствовал ледяное дыхание Анубиса. Он стоял у меня за спиной и готов был принять мое Ка. А местные охотники уже приплясывали вокруг рыжего поверженного врага, завывая победную песню. 208

___ Сыновья Черной Земли______ - Я еще не встречал таких храбрецов, - воскликнул старший охотник, подбежав к юношам. – Обязательно воскурю благовонии в вашу честь перед алтарем Сехмет. - Постой. Ты говорил, что львиц шесть, - встрепенулся Рамзес, - но мы убили только вожака и пятерых кошек. - Верно, - согласился охотник. – Пока мы их били, шестая попыталась с львятами уйти. - Ушла? - Нет. На них напало стадо гиен, - поморщился охотник. - Пастухи отогнали вонючих тварей, но все же гиены шкуры попортили. Подсчитали потери. Одному стрелку лев глубоко оцарапал бедро. Заживет. Рана не страшная. У двоих синяки и ссадины после падения. Рамзес локти содрал, да Элиль колено расшиб. Слава Амуну, все лошади остались целыми. Кочевники решили устроить праздник в честь избавления от хищников. А что за праздник без хорошего угощения? Завалили огромного быка. Тушу разделали и запекли в яме с углями. Все это сопровождалось песнями, похожими на завывания волков. Пока женщины готовили блюда, украшая куски аппетитного подгоревшего мяса зеленью и натирая специями, мужчины забавлялись охотничьими танцами, притоптывая и покрикивая. Воины Кемет с удовольствием смотрели столь экзотическое представление. Хлопали в ладоши, поддерживая танцоров. После устроили состязание в борьбе. Жилистые маджаи оказались ловкими: легко выскальзывали из крепких объятий воинов. Рамзес и Элиль приняли вызов от молодых пастухов. Но разве кто смог бы побороть воинов Амуна. Рамзес противника легко уложил на лопатки и придушил. Элилю попался уж очень верткий противник. Но он все же умудрился схватить смельчака за пояс, оторвал от земли и опрокинул, чуть не сломав пастуху шею. -Живой? Пастух морщился, потирая шею. Через силу улыбнулся. Такие вот мужские игры – можно и покалечить друг друга. К закату сели ужинать, предварительно совершив жертвоприношение перед священной скалой с изображением Всевидящего Ока Гора. Пир прошел весело. К мясу подали хмельной напиток, приготовленный из каких-то диких плодов. Женщины и девушки сидели отдельной кучкой. Пока мужчины ели и пили, они развлекали их песнями. После девушки заманивали охмелевших воинов в заросли. Местные мужчины были не против. Если появятся крепкие дети – что в этом плохого. Завернувшись с головой в плащи, Элиль и Рамзес улеглись прямо на каменистой земле. Ветер стих. Звезды неподвижно повисли в черном небе. Где-то в убогой хижине пастуха плакал ребенок, а мать 209

____Сергей Шаповалов_________________________________________ убаюкивала его, напевая тягучую колыбельную. Потрескивали угли в затухающем костре. Рамзес ворочался. Противное хихиканье гиен не давало уснуть. Доносился еще какой-то непонятный звук: то ли ребенок ревел, то ли шакал плакал. Рамзес не выдержал и поднялся. Выхватил из костра горящую ветку. - Куда? Я с тобой, - нехотя поднялся Элиль. - Надо прогнать этих тварей. Терпеть не могу гиен! - А я как их ненавижу! – Элиль сразу вспомнил подвал в Тире, узкая клеть, а вокруг клацали зубы. Гиены собрались вокруг невысокого дерева с корявыми изогнутыми ветвями. Красные глаза сверкали в темноте жестоким холодным огнем. Элиль безжалостно послал стрелу в шевелящуюся кучу тварей. Визг. Еще стрела. Гиены убрались, огрызаясь и недовольно тявкая. Рамзес подошел к дереву и обнаружил на толстой ветке маленького львенка. Котенок каким-то чудом взобрался наверх. Это его сберегло от зубов гиен. Он был совсем крохотный, не больше обыкновенной кошки. Толстыми лапками надежно обхватил ветку, чтобы не свалиться. Львенок угрожающе разевал пасть, показывая остренькие клычки и отчаянно рычал. Рамзес передал горящую ветку Элилю, сам накинул плащ на львенка и с большим трудом оторвал котенка от дерева. - Тихо! Тихо! – Рамзес крепче прижал звереныша к груди, когда тот попытался вырваться, орудуя когтями и извиваясь всем телом. Откуда столько прыти взялось в ослабевшем маленьком львенке? - Что ты будешь с ним делать? – спросил Элиль, когда львенок притих, но продолжал слабо рычать под плащом. - Не знаю, - пожал плечами Рамзес. – Мне стало его очень жалко. Остался один… Гиены ждут, когда он совсем ослабнет и свалится. Элиль почему-то вновь вспомнил себя на Тире. Он был такой же жалкий и одинокий. Так же показывал зубы, за что его нещадно били. Рубцы от плети до сих пор уродовали тело розовыми полосками. Приходилось даже в невыносимую жару носить одежду. Котенку дали молока. Львенок отказывался пить, может от страха, а может, еще не умел самостоятельно лакать. Пришлось обмакивать палец в молоко и засовывать ему в пасть. Кое-как накормили. Бедняга весь дрожал, но, видать, смирился с участью пленника, возможно, понял, что его не собираются съесть. Уснул под боком у Рамзеса. Так они вдвоем и проспал до рассвета. Пастухи и охотники проводили воинов до самого корабля. Окрепший ветер погнал судно вверх по течению, а маджаи все махали руками с берега и пели благодарственные молитвы. Рамзес выпустил львенка на 210

___ Сыновья Черной Земли______ палубу. Тот сразу же забился в угол, зло поглядывал на всех большими желтыми глазами. Всякий раз, когда кто-нибудь проходил мимо, собирался в комочек, пыжился и рычал. Коренастый кормчий, тот, что из пелазгов крикнул Рамзесу: - Никак Сехмет одарила тебя новым другом? - Да! – кивнул Рамзес. – Он – мой друг. 211

____Сергей Шаповалов_________________________________________ 14 Чем дальше к югу, тем русло становилось уже. Скалистые берега сдвигались и нависали серыми утесами над водой. Хапи мелел, но поток его становился все напористей. Местами вода пенилась, перекатываясь через торчащие со дна камни. Кормчие еле справлялись. Гребцы утомились, борясь с течением. Наконец справа на высоком утесе показалась небольшая крепость Мегрис. А вскоре перед мореходами выросли высокие зубчатые стены города Бухена. Под стенами шумела оживленная пристань. Пара небольших торговых корабликов стояло под разгрузкой. С десяток длинных папирусных челнов отпрянули в стороны перед носом военного корабля Рамзеса. Лодочки были заваленны кувшинами, мешками, корзинами. Жилистые смуглые кушиты радостно кричали и махали руками, приветствуя посланцев с севера. Корабль мягко причалил. Воины тут же принялись сгружать колесницы. На берег осторожно сводили застоявшихся в трюме лошадей. Отряд чернокожих лучников в соломенных набедренниках тут же появился на пристани. Их возглавлял сам Хеви – наместник Куши, сын легендарного Аменхетепа Хеви, при котором город Бухен расцвел и стал важнейшим торговым центром между Та-Кемет и полудикими племенами Куши. 212

___ Сыновья Черной Земли______ Хеви, хоть и достиг преклонного возраста, но оставался крепким, с развитой мускулатурой и гибким телом. Бритый, слегка вытянутый яйцом череп укрывал полосатый платок - клафт. Взгляд черных глаз слегка надменный. Тонкие губы плотно сжаты. Брови густые с едва заметной сединой. Грозный воин. В руке синяя плеть с тремя хвостами – знак власти. На обнаженной широкой груди сверкал золотой скарабей. Таких скарабеев носили только военачальники не ниже, чем в звании чезу, командующего отрядом в тысячу и более воинов. - Здоровья и силы благородному Рамзесу, сыну того, кого любит Амун, - поклонился Хеви, положив руки на колени. - Живи вечно, - ответил так же с поклоном юноша. – Рад познакомиться с потомком великого Аменхотепа Хеви, чье имя прославленно великими делами на долгие времена. - Для тебя приготовили покои. Воинов разместят на ночлег и покормят, - тоном гостеприимного хозяина сказал наместник Хеви. – Если желаешь поохотиться, я прикажу маджаем найти подходящего зверя или стаю уток. Вечером устрою праздник. Созову местную молодежь. - Не стоило беспокоиться, - отклонил заманчивые предложения Рамзес. – С рассветом я должен тронуться в путь – дел много. - Хорошо, - согласился Хеви, слегка нахмурив брови. – Я отправлю охотников разведать дороги. Нехсиу нынче ведут себя неспокойно. Два года засухи заставило зверей уйти дальше на юг. Племена нехсиу голодают. Голод гонит их в наши земли заниматься грабежом. В Бухен потянулись беженцы с границ. А у меня не хватает воинов, чтобы защитить все поселения и поставить кордоны на дорогах. - Я буду осторожен, - пообещал Рамзес. Проведя ночь в просторном каменном доме наместника, поутру отряд из пяти колесниц и двух десятков пеших воинов пустились в путь. Хеви все же навязал Рамзесу несколько лучников-маджаев из местных. С ними спокойней, - объяснил он. Рудники и каменоломни разбросаны по всей Куши. Дороги опасные. Неизвестно, где вздумается нехсиу подготовить засаду. Чернокожих дикарей не так просто заметить. Они прятаться умеют. Крадутся по следу, словно хищники. Но попробуй их обнаружить. Все здесь их – родное: невысокие холмы, поросшие жесткой травой, равнины с зарослями корявых кустов, даже в безводной пустыне, что постепенно захватывает плодородные земли – они свои. Только благодаря охотникам, разосланным Хеви, удалось несколько раз уйти от стычек с разбойниками. Прибыв к очередному поселению ремесленников, Рамзес и Элиль вели записи: сколько в каменоломне работает человек, сколько и какого добыто камня, как часто рабочие болеют и умирают, какое 213

____Сергей Шаповалов_________________________________________ количество надо в месяц им еды, одежды и металла для инструментов. Один золотой прииск, самый дальний нашли разгромленным. Кругом валялись человеческие кости, обглоданные гиенами. Дома разрушены и сожжены. Источник завален камнями. Здесь побывали нехсиу. Покончив с проверками, отряд возвращался в Бухен. Дорога вилась среди однообразной холмистой равнины. Редкие одинокие деревья с развесистыми кронами казались одинаковыми, неприметными. Стада антилоп мирно паслись в степи. К ним подбирались хищники, почти припадая к земле. Завидев людей, стервятники поднимались в небо и парили, описывая большие круги. Дикая, нетронутая земля. Впереди, на голубом небосводе всплыло облако серого дыма. - Степь горит? – спросил Рамзес у проводника-маджая. – Успеем проскочить? - Это не степь, господин, - встревожился проводник. – От сухой травы дым белый. - Тогда, что это? - В той стороне город Перра. – Тревожно вгляделся проводник туда, где облако дыма росло и расширялось. - Пожар? Надо спешить на помощь. Элиль гони. - Остановись, господин! – взмолился проводник. – На город могли напасть нехсиу. Их может быть сотня, а может тысяча. Сначала надо разведать. - Пока будешь разведывать, всех жителей перережут. - Но если разбойников много, нас тоже перережут, - пытался проводник остановить безумный порыв Рамзеса. - Мы – воины. Наш святой долг – оберегать землю от врага, - объяснил ему юноша, начиная злиться, и скомандовал воинам: - К бою! С холма открылся вид на небольшую долину. Чернели квадраты убранных полей. Блеснули синей паутиной оросительные каналы. Вдоль каналов выстроились ровные посадки фруктовых деревьев. Дальше на фоне жидкого леса стояла невысокая крепостная стена с несколькими стрелковыми башенками. Внутри ютились кубики одноэтажных домов с плоскими крышами, торчал прямоугольный столб обелиска возле низенького храма. Единственное двухэтажное строение – дом наместника. Под стенами и в самом городе копошились люди, словно муравьи. Дым валил клубами. Из-под крыш вырывались языки пламени. С первого взгляда было понятно: на город напали. Осада длилась недолго. Жители, не удержав ворота, отступили к дому наместника. Дворец окружал высокий кирпичный забор – не очень надежное сооружение для обороны. Но сейчас эта ограда служил последним рубежом. Дом наместника еще держался. Нехсиу попытались 214

___ Сыновья Черной Земли______ прорваться внутрь, но получили достойный отпор. Разбойники решили не рисковать и занялись грабежом: выносили из жилищ горожан утварь, из амбаров припасы, угоняли скот. Пустые дома тут же поджигали. - Сейчас мы им покажем! – решительно сказал Рамзес, расчехлив лук. Навстречу отряду разбойники вели угнанный скот. Увидев несущиеся во весь опор колесницы, нехсиу бросились врассыпную. Некоторым не удалось уйти от метких стрел. В самый разгар грабежа через ворота влетели колесницы. Нехсиу не ожидали, что к осажденным явится подмога. Откуда ей тут взяться? Они не сразу сообразили, что оказались в ловушке. Стрелы разили наповал. Возле дома наместника завязался жестокий бой. Колесницы врезались в толпу разбойников, сбивая людей с ног, давя колесами. Элиль правил конями, низко пригнувшись к поручням. Рамзес метал стрелы, иногда хватался за копье и бил убегавших нехсиу. Вдруг колесницу круто занесло в сторону. Рамзес еле успел спрыгнуть. - Шакалы! – гневно закричал он. - Коня убили! Моего Феру! Элиль выбрался из-под опрокинутой повозки. Правый конь лежал на земле с пробитой шеей. Кровь хлестала фонтаном. Он пытался подняться, но сил не хватало. Элиль топором разбил ему голову, чтобы не мучился. Второй конь уцелел, но что с него толку! Для боевой повозки нужна пара. Рамзес с копьем, Элиь с топором кинулись в драку, словно разъяренные львы. К этому времени подоспел пеший отряд копьеносцев. Из дома наместника их поддержали местные воины. Нехсиу не выдержали натиска и бежали, побросав награбленное. Победа! Уцелевшие защитники радостным криком встретили освободителей. - Дай, я обопрусь на тебя, иначе сейчас упаду, - попросил Рамзес Элиля. Он держался за правый бок. Из-под ладони сочилась кровь. - Ты ранен? – испугался Элиль, хватая друга за пояс. - Ерунда, - сквозь сжатые зубы процедил он. – Кажется, ребро сломали. Так, ничего… Больно очень… Взгляд его помутнел, голова безвольно откинулась назад, ноги подкосились. Десяток рук подхватил Рамзеса. Его внесли в дом наместника и уложили на мягкую лежанку. Старый жрец осмотрел рану и успокоил. -Удар сильный. Ребро треснуло. Печень цела. - Терпи! – успокаивал его Элиль. – Мой отец говорил: если больно, - значит живой. - Ага, - слабо согласился Рамзес. – Только мне кажется, что внутри у меня каша. 215

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Хватит стонать. Ты же - воин, - раздался звонкий, но твердый голос. Перед ними стояла невысокая хрупкая девушка лет двенадцать, очень смуглая, в белой шенти с открытыми плечами. От нее веяло нежностью и силой. Все ее движения были плавными, но уверенными. Она оторвала руку Рамзеса от раны и вытерла кровь влажным кусочком холстины. - Жжет! – пожаловался Рамзес. - Ерунда! – фыркнула девушка, откидывая на спину длинную черную косу. – Поднимись и не криви лицо, - потребовала она, словно старшая сестра приказывает младшему брату, распустившему нюни. Рамзес послушно присел на лежанку. Девушка умело перевязала рану. Маленькие сильные руки быстро мелькали, управляясь с бинтом. - Не туго, - спросила она, заглядывая в лицо Рамзеса влажными черными глазами. Он сидел, как завороженный и молчал. Про боль совсем забыл. - Не смотри на меня так, - строго попросила девушка, надув пухленькие алые губки. – Я не похожа на медовую булочку, а ты не голодный путник. - Прости, о… солнцеликая, - выдавил из себя. Рамзес. Он запинался, чуть ли не через каждое слово. – За кого… молить Изиду…, что послала…. мне столь прекрасного… лекаря. Улыбка яркой вспышкой осветила круглое смуглое личико, но лишь на короткий миг, тут же погасла. - Говори меньше, иначе боль вернется. Друг за тобой присмотрит. – Она сверкнула глазами в сторону Элиля. – А мне надо к другим раненым. Лекарь один не справляется. - Не уходи! – взмолился Рамзес. Элиль еще никогда не видел столько тоски и безумия на лице товарища. Он попытался удержать ее тонкую смуглую кисть. Что-то нежно звякнуло на запястье. Рамзес даже рот открыл от изумления. Маленький золотой анх на серебряной цепочке. Такие талисманы носят только Дочери Солнца из Дома Правителей. – Кто ты? – совсем растерялся Рамзес. - Нефертари! – нетерпеливо позвал лекарь из соседней комнаты. – Иди же скорее! Помоги мне. - Теперь знаешь мое имя. – Ее тонкие пальцы легко выскользнула из широкой ладони Рамзеса, и девушка мягкой кошачьей походкой, которой могут ходить только знатные дамы, исчезла в дверном проеме. - Ты видел что-нибудь прекраснее? – воскликнул Рамзес, обращаясь к Элилю. Глаза его горели безумным огнем. – Но откуда в этой глуши Дочь Солнца. Почему она здесь, а не в Доме Ликования или в храме Изиды? 216

___ Сыновья Черной Земли______ Город после погрома представлял жалкое зрелище. Ворота разнесены в щепки. Половина домов сгорело, остались только почерневшие стены. Загоны для скотины разломаны. В амбарах все перевернуто. Убитых нехсиу выволокли за город и сложили в рядок. Ночью сородичи их заберут. Своих убитых горожане натерли благовониями, зашили в шкуры и отнесли в пещеру, что находилась за городом. Оставили покойникам кувшины с зерном и с пивом. Вход замуровали. Жрец совершил заклинания. На этом краткие похороны окончились. Наместник города навестил Рамзеса. Он был высокий, крепкий, сразу видно – бывший воин. - Тебя послал нас сам Амун. Я, наместник города Перра. Имя мое Иупи. Мне придется всю жизнь благодарить Богов за то, что послали тебя. Ты спас всех нас. - Горожане сами дрались, как львы, - скромно возразил Рамзес. – Часто нехсиу навещают город? - За десять лет - первый раз, - сокрушенно покачал головой наместник Иупи. – До этого мирно торговали с ними… Уж не думали, что война вновь вспыхнет между нашими народами. -Нехсиу получили урок, - попытался успокоить его Рамзес. – Больше не сунутся. - Ты их не знаешь, - не согласился наместник, помрачнев. - Нехсиу придут снова. Будут мстить за убитых. Не успокоятся, пока нас всех не перережут. Люди решили уйти в Бухен и я с ними. - Им не жалко бросать землю? И дом тебе не жалко покинуть, такой красивый? – удивился Элиль. - Жалко! Но что будет с этой красотой, когда нехсиу его подпалят. Нет, опасно стало жить в этих местах. Кто нас защитит? Отряд наместника Куши немногочислен. Да им и без нас дел хватает: надо охранять золотые прииски и каменоломни. Отсидимся за стенами Бухена до следующего разлива. Попрошу Хеви, чтобы он написал жалобу в Уаст. Пусть пришлют пару чезетов и наведут порядок - тогда вернемся. - Как знаешь, - согласился Рамзес. – Мои воины будут прикрывать отход. Город покинули вместе с сумерками. Решили не тянуть. Нехсиу могут нагрянуть под прикрытием ночи. Солнце скрылось, но горизонт на западе продолжал светиться огненной полосой. Птицы умолкали. Заплакали шакалы, выбираясь из нор на ночной промысел. Горожане гнали скот. Тяжелые телеги, запряженные волами, нагрузили остатками зерна, уцелевшей мебелью, сверху посадили детей. Рамзеса несли в носилках четверо воинов. Элиль шагал следом, ведя под уздцы 217

____Сергей Шаповалов_________________________________________ уцелевшего коня из упряжки. Колесница катилась пустая. Рассчитывали к утру добраться до Бухена. Носилки с Рамзесом обогнала колесница, запряженная парой гнедых коней. Повозкой правил наместник. С ним Нефертари. Рядом с мощным воином она казалась лебединым перышком в ладони. Полупрозрачная головная накидка скрывала ее лицо и спускалась на плечи. Белая шенти мелкими складками лежала на тонкой талии и круглых девичьих бедрах, спускаясь до самых щиколоток. Наместник придержал лошадей, передал вожжи девушке, сам соскочил на землю. Нефертари умчалась вперед, умело правя колесницей. - Как чувствуешь себя, воин? – спросил заботливо Иупи. -А что мне будет? - храбрился Рамзес. – Я под защитой Амуна и богини Тоэрис. - Я узнал, что ты сын того, кто угоден Амуну. Прости, что не встретил тебя с подобающими почестями. Сам видел - нехсиу помешали. - Не стоит почестей. У Солнцеликого много сыновей. Я, всего лишь, один из них. У меня еще даже звания нет. Мой друг Элиль стоит выше меня. Он – наследник Алалаха. А мне уготовлено стать одним из старших строителей. Я и в Куши появился по указанию правителя, чтобы найти места для нового храма. - Не время строить храмы, - недовольно покачал головой Иупи. – сначала разбойников надо унять. - Скажи, благородный Ипуи: та чудесная девушка стройна, как газель, гибкая, словно кобра и смелая, подобно скорпиону – твоя дочь? - Если ты говоришь о Нефертари, то – да, младшая. Двое старших сыновей уже подросли. Первенец работает писцом архивов на Острове Слона, средний - кормчим водит корабли по Хапи, - не без гордости ответил наместник. - У твоей дочери на руке анх, какие носят Дочери Солнца. Откуда? - А! – протянул Иупи. – Вот ты о чем. - Выходит, ты из Дома Правителей. -Я - нет, - усмехнулся наместник. – Мои предки со времен божественного правителя Мина жили в Куши. Мой дед служил чезу над лучниками, награжден землей и скотом за подвиги. Отец достиг должности старшего писца на золотых приисках честным и упорным трудом. Это мне – его четвертому беспутному сыну сказочно повезло. - И как же? - В молодости я был красив, силен и красноречив. - Ты и сейчас такой. - Только молодости не хватает. А тогда Амун поднес Дыхание Жизни к моему носу: я полюбил красивую девушку. Прекраснее ее в Куши не сыскать. Черноглазая Мийот зажгла огонь в сердцах многих отчаянных 218

___ Сыновья Черной Земли______ юношей, но лишь на меня ее черные глаза смотрели благосклонно. Отец же ее – сам Аменхотеп Хеви, друг Хармхаба, наместник Куши - чуть ли не палкой гнал меня от своего дома. «Лентяй! – кричал он мне. – Ты даже на пару сандалий не можешь заработать! Как же ты будешь кормить семью? От меня просто так должность не получишь. Отправляйся служить! Зачем мне неграмотные родственники. Хочешь мою дочь назвать сестрой – заслужи!» - Тебе удалось? - Из кожи лез вон: ходил на кораблях смотрителем паруса; лучником участвовал в походах в страну Амурру; работал писцом в архивах. Но Хеви был непреклонен. «Не вижу золотого скарабея на твоей груди, - бурчал он. – Бездельник!» Когда мое сердце готово было разорваться от отчаяния, Хеви неожиданно призвал меня к себе и разрешил забрать дочь. Мало того – назначил меня наместником города Перра. - Удивительная история, - воскликнул Рамзес. - Я не меньше твоего был удивлен, пока не узнал, что стал хранителем страшной тайны. - Тайны? – встрепенулся Рамзес. - Сейчас это - уже не важно. Моя невеста – прекрасная Мийот оказалась совсем не дочерью Хеви. - Как - это? Кого же? - Проклятого правителя Эхнейота. - Что? – Рамзес чуть не свалился с носилок. - Да. Если тебе не рассказывали наставники… Впрочем – откуда. Имя его проклято, и все дела забыты. - Поведай тайну, - попросил Рамзес. - Когда умерла Нефер Нефру Йот, первая супруга проклятого правителя, он взял в жены внучку своего наставника Хотпа. Ее звали Кийя. Девушка славилась красотой и образованностью. Он дал ей имя Солнечная, что являлось неслыханным кощунством. - Я слышал об этом, - кивнул Рамзес. - Тогда знать из Великих Домов воспротивилась, уверяя правителя, что только одна супруга может носить имя Солнечной. Нефер Нефру Йот умерла, и это звание разрешено наследовать только одной из дочерей. Тогда Эхнейот совершил еще более дерзкий поступок. У него не было сыновей, кого бы он мог назначить соправителем. Пользуясь этим обстоятельством, он объявил соправителем Кийю и даже надел на ее чудесную головку один из венцов Обеих Земель. - Постой, о чем ты говоришь? Женщина – соправитель. Разве такое возможно? – совсем растерялся Рамзес. - Если Эхнойоту удалось прогнать богов, то почему бы не изменить божественные законы? 219

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - И что дальше произошло? - Эхнейот надеялся, что новая супруга родит ему наследника. Боги посмеялись над ним: Кийя родила девочку. Нарекли девочку – Мийот. Но после смерти проклятого правителя Хармхаб стал уничтожать все, что связано с ним и с его солнечным богом. Сановники из окружения Эхнейота бежали или были убиты. Дочери размещены в храмы под строгим надзором, и не имели права рожать. Хармхаб хотел под корень уничтожить род проклятого правителя. Кийя исчезла. Возможно, ее тайно вывезли из столицы и убили. Последним жрецам Йота удалось переправить девочку, дочь Кийи и Эхнейота в Бухен, подальше от гнева Хармхаба. Аменхотеп Хеви приютил малютку. Почему он это сделал, а не выдал ее сразу Хармхабу – осталось загадкой. - Хармхаб так и не узнал о Мийот? - Узнал! Хотел отнять ее у Хеви и запереть куда-нибудь в отдаленный храм Изиды. Но наместник Куши – его старый друг - усмирил гнев полководца. Они еще в юности воевали в одной колеснице, делили хлеб в походах и укрывались одним плащом. Наместник Куши умолял Хармхаба оставить девочку в покое, обещая, что ни единая живая душа не узнает о ее происхождении. - Неужели Хармхаб так ненавидел род Эхнейота? Мне говорили, что он был жесток, но справедлив. - Жесток он был в меру. Хармхаб смотрел далеко вперед. Он не желал, чтобы потом, спустя много лет вдруг появились наследники власти, и страна впала бы в кровопролитную войну, деля венец Обеих Земель между Домами. Теперь этого уже не случиться. Дочери Эхнейота состарились в безбрачии, а может, их уже нет в живых. Мои сыновья, что принесла мне Мийот, никогда не предъявят права на власть. Их имена в Книги Жизни написаны после моего. Дедом они считают Амехотепа Хеви. Нефертари… Не знаю… Зачем ей это? Но по праву, она может носить анх Дочери Солнца. Этот знак достался ей от матери. Мийот сама его не носила, - боялась. - Не могу поверить! – воскликнул Рамзес. – Здесь, в далекой Куши, в маленьком городке я встретил кровинку Эхнейота. Но почему ты не отправишь ее в Уаст, в Дом Ликования? - Я же тебе объяснил… - Брось! – негодующе воскликнул Рамзес. - Мой отец, то есть, правитель, и мама… правительница, разумно отнеслись бы к этому. Нефертари воспитали бы, как подобает знатным девушкам и, при достижении совершеннолетия, отдали бы в хороший Дом. - Не знаю. Может, ты и прав, - пожал плечами наместник. Безнадежно махнул рукой. - Город наш разрушен. Жители не скоро туда вернуться. Что ожидает мою дочь? Какой-нибудь молодой писец возьмет ее в 220

___ Сыновья Черной Земли______ свой дом. Нарожает ему детей. Так и проживет всю жизнь в глухом углу, как и мать, Рожденная от Солнца. - Зачем Дочери Солнца такая судьба, - не отставал от него Рамзес. – Я сообщу отцу о Нефертари. Она должна стать частью Большого Дома. - Ох, не знаю! – с сомнением покачал головой наместник Иупи. – Не припомнили бы ей дела ее деда. В Бухене их ждала неожиданная встреча. Мерикар прибыл на корабле правителя, под стягом Амуна, с охраной из двух десятков лучших воинов менфит. - Для кого такие почести? – удивился Рамзес. – Правитель, да живет он вечно, вековечно, приказал тебе плыть на своем корабле? С чего бы это? - Корабль прислан за тобой, - серьезно ответил Мерикар. - Зачем? У меня свой есть. - Ты должен вернуться в Уаст под знаменем Амуна. - Что случилось? Объясни! – потребовал Рамзес, начиная тревожиться. - Правитель чувствует начало своего последнего путешествия, - огорчил его Мерикар. – Он посла за тобой. Ты ранен? Сможешь ли отправиться в Уаст? - Ерунда, - отмахнулся Рамзес, но тут же с беспокойством спросил: - Сети уже собирал жрецов и прорицателей? - Собирал, - кивнул Мерикар. – Только зачем ему прорицатели. Он сам все знает. Амун позвал его. - Как печально, - Рамзес совсем сник. – Я должен поспешить, чтобы приклонить колени перед ложем его, пока еще Ка не покинуло тело Солнечного. Сколько он пророчил себе дней? - Их немного осталось, но мы успеем вернуться в Уаст, - невесело пообещал Мерикар. - Угодный Амуну объявил соправителя, в чьи руки передаст власть? – как бы, на всякий случай, спросил Рамзес. Глупый вопрос. Всем известно, что один из старших братьев будет следующим правителем. - Жаль, что отец уходит! - Объявил, - подтвердил Мерикар. - Кто из моих братьев? - Никого. - Не пойму тебя. Объясни! – сердито потребовал юноша. Мерикар поклонился Рамзесу, роложив руки на колени. - Солнечный назначил тебя соправителем. Отныне ты – будущее воплощение Амуна на земле. Ты – господин Та-Кемет. - Что ты говоришь? – оторопел Рамзес, подумав, что Мерикар оговорился или шутит не к месту. Может это он, Рамзес не так расслышал слова посланника. – Повтори! 221

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Вместо ответа Мерикар подал знак слуге, и тот поднес Рамзесу на серебряном блюде венец в виде золотого обруча с головой кобры и коршуна. Там же лежали два высоких пера Маат. - Я должен это надеть? – все никак не мог придти в себя Рамзес. - Такова воля Воплощения Амуна на земле, - торжественно произнес Мерикар. - Элиль, я брежу? – повернулся Рамзес к другу. – Как такое могло случиться, ведь у меня же есть старшие братья. Я никогда не думал, что мне… придется… - Тот, кого любит Амун, знает, что делает, - пожал плечами Элиль. – Уважай слова отца и правителя. Надень венец. - Если надену, - я беру ответственность за судьбу страны, - испугался Рамзес. - Не тебе ли Солнечный поручал самые сложные дела? – напомнил ему Элиль. – Не тебя ли он заставлял учиться без устали, посылая самых лучших наставников? Не тебе ли он доверял вести войско в походы и закладывать будущие храмы? Ты – его надежда и продолжение. Он готовил тебя к власти, но никто не догадывался об этом. Рамзес долго молчал, испуганно глядя на золотой обруч, в конце выдохнул: - Да поможет мне Амун! 222

___ Сыновья Черной Земли______ 15 Корабль под солнечным стягом Амуна еще только тронулся в путь, еще только миновал Ворота Юга, а к бортам уже начали приставать раззолоченные лодочки вельмож. Заботясь о своем положении, самые прыткие отправились навстречу Рамзесу, побросав все дела. Вельможи робко взбирались на палубу, с глубоким почтением кланялись соправителю, возносили его мудрость до небес, после расхваливали собственные достоинства, преданно заглядывая в глаза Рамзесу, перечисляли свои заслуги и награды. По их рассказам все они кристально честные, сверхтрудолюбивы, не щадили ни сил, ни здоровья и даже собственных средств для процветания Та-Кемет. Рамзес понимал цель столь открытого подхалимства: каждый вороватый чинуша хотел улучшить должностное положение или хотя бы не потерять нынешнее теплое место. Рамзес, как и положено соправителю, внимательно выслушивал просителей, затем задавал каверзные вопросы: что, по их мнению, он, Рамзес должен сделать для улучшения положения земледельцев и скотоводов; или как укрепить армию: нужны ли наемники; как правильно вести мен с заморскими торговцами: стоит ли повышать пошлины, а может их вовсе отменить; сколько нужно золота для возведения храма и из чего лучше строить: из каменных блоков или кирпича? Вот тут-то нерадивые чиновники несли всякую ахинею. Закатывали глаза, краснели, выдавали безумные расчеты - мямлили несусветную чушь. Рамзес отпускал вельмож и обещал вспомнить о них. Если проситель очень долго клялся в 223

____Сергей Шаповалов_________________________________________ верности, Рамзес призывал на помощь Элиля и Мерикара. Те вежливо, но настойчиво выпроваживали гостя с корабля. Хапи начинал разлив. Усилившееся течение быстро несло корабль на север. Приставали к берегу редко, и только в крупных городах. Кораблю соправителя устраивали торжественные встречи, к которым Рамзес никак не мог привыкнуть. Задолго до остановки барку под стягом Амуна окружали лодочки и сопровождали к пристани. Представители знати, жречества, простой народ выстраивались на набережной, приняв смиренные позы. Все в ярких одеждах с цветами. Рамзес не сходил с корабля, иначе его бы принялись упрашивать проводить богослужения, участвовать в местных праздниках, разрешать споры. Тогда бы путешествие затянулось, чего никак нельзя было допустить. Ведь его возвращения ждал Сети, упрашивая смерть повременить. Соправитель принимал на корабле знать, проводил недолгие беседы, благословлял их и тут же приказывал отчаливать. Львенок, которого Рамзес спас от гиен, уже не прятался по углам. Дикарь привык к людям и носился по палубе, нападая на ноги корабельщиков или играя с концами канатов. Но вольностей не позволял. Попробуй кто-нибудь его погладить – тут же оцарапает или укусит. Признавал только Рамзеса. Спал рядом с ним и ел вместе. Иногда ластился к Нефертари, но больше никому не разрешал прикасаться к себе. Рамзес все же уговорил Иупи отпустить девушку с ним в Уаст. Ну что за жизнь ее ожидает в Бухене? Завянет. Сюда, в Куши она всегда успеет вернуться. Но ей, рожденной от Дочери Солнца, пусть даже проклятого Солнца, место в столице. Он поклялся головой, что с Нефертари ничего не случиться. Теперь, когда Рамзес носил венец соправителя, он лично обещал заняться судьбой девушки. Ипуи поверил словам юноши… Но он еще прекрасно замечал, как Рамзес бледнеет при виде его дочери. Да и Нефертари иногда кидала на юношу украдкой совсем не детские наивные взгляды. Последние вечера в Бухене они просиживали вместе в саду под старым сикомором. Рамзес что-то пылко рассказывал девушке. Голос его срывался, а слова путались, когда юная Нефертари легкой, словно лебединое крыло, ладонью касалась его руки, и ее внимательные черные глаза вдруг теплели, а пухлые пунцовые губы чуть заметно приоткрывались. В эти мгновения Рамзес совсем терял голову от счастья. Ипуи долго отказывался отпускать Нефертари. Но делал это больше для порядка. Даже ходил в храм Амуна испрашивать о дальнейшей судьбе дочери у прорицателей. В конце - концов, сдался. Для Нефертари поставили на палубе отдельный пестрый шатер. С собой разрешили взять двух чернокожих служанок. На корабле 224

___ Сыновья Черной Земли______ девушка пользовалась полной свободой. Рамзес, резко и надменно говоривший с вельможами, терялся и мямлил, когда Нефертари задавала ему какой-нибудь вопрос, подносила вина или просто подходила и садилась рядом. Мерикар хорошо подметил странное поведение Рамзеса, и пользовался этим. Когда соправитель приходил в гнев от чересчур наглых просьб вельмож и готов был вот-вот сорваться, а то и поколотить наглеца, Мерикар звал Нефертари. Та устраивалась недалеко на палубе, поджав под себя ноги, брала в руки тростниковую флейту. Грустная мелодия лилась, словно сновидение, заставляя Рамзеса тут же остыть и взять себя в руки. К Уасту подплывали в сумерках. Яркая оранжевая полоса над западным хребтом догорала. Сам город Уаст делился на две половины, рассекаемый руслом Хапи. На восточном берегу раскинулся шумный и тесный город живых Не. Западный берег принадлежал мертвым. Там стоял молчаливый Маамон, где возвышались грандиозные поминальные храмы, обелиски взвились в небо, ровными аллеями шли домики для упокоения тела Сах, напоминая небольшие ступенчатые пирамиды. Рамзес помрачнел, когда заметил множество огней на западном берегу. Он подозвал Мерикара. - Смотри, в Доме Смерти кипит работа. - Скоро траур воцарится по всей Кемет, - с тяжелым вздохом подтвердил Мерикар. Корабль приткнулся к пустынной набережной. Когда добрались к Дому Ликования, уже опустилась ночь. Во дворце трепетали светильники. В коридорах тишина. У покоев правителя собралось множество вельмож. Они стояли молча, скорбно склонив головы. При появлении Рамзеса все, как по команде, обернулись и поклонились, протянув в сторону соправителя открытые ладони. Рамзес подошел к двум своим старшим братьям и вопросительно, немного виновато посмотрел им в глаза. Старший Хуфу, чуть ниже Рамзеса, обладавший развитым телом воина, с большой головой ответил ему на немой вопрос: - Так решил тот, кого любит Амун: тебе править страной. Слово отца – слово Амуна. Мы слуги твои. Рамзес поклонился ему и взглянул на второго брата, высокого стройного Амунфера с умным тонким лицом. - Правь Обоими Землями справедливо, и будь народу защитником, - сказал тот. – А мы, твои братья, не щадя сил, будем помогать тебе. Рамзес поклонился и ему. Наконец разжал сухие губы и тихо спросил, указав взглядом на позолоченные двери покоев правителя: 225

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Угодный Амуну еще в сознании? - Да, – ответил Хуфу. – Солнце сказал, что не уйдет на запад, пока ты не примешь от него божественную силу. Иди! Воплощение Амуна ждет тебя. Маджаи отворили тяжелые резные створки. Побледнев, Рамзес перешагнул порог. Пахнуло ароматными воскуриваниями и притираниями, но все же, благовонии не могли заглушить тяжелый дух смерти. В полумраке еле мерцали язычки светильников. Посреди круглого зала, стояло золотое ложе. Ножки ложа были изящно изогнуты и заканчивались львиными лапами. На ложе возлежал правитель, по пояс укрытый тонкой льняной тканью. Грудь еле заметно вздымалась и опускалась. Из горла исходил жалобный тихий хрип. За ложем на троне сидела правительница Туйя в красной траурной шенти. Сидела гордо и величественно, прижимая к груди атрибуты власти: плеть и золотой крюк. На голове черный парик, поверх него золотой обруч с коброй. Лицо ее выражала скорбь, но не отчаяние. Слезы без рыданий тихо скатывались по щекам. Две мокрые полоски поблескивали в мерцании масляных светильников. Девять молчаливых бритых жрецов из Великой Касты замерли, словно каменные изваяния, по обе стороны от правительницы. Рамзес подошел к ложу, поклонился изголовью, так, как там должен стоять невидимый дух Амуна; поклонился другой стороне – в ногах место невидимого духа Анубиса. - Подойди к нему, - глухим голосом приказала правительница. – Его Ка не покинет тело Сах, пока божественная сила не перейдет к тебе. Рамзес приблизился к ложу. Тяжелый дух исходил от умирающего правителя. Пожелтевшее лицо осунулось. Нос заострился, щеки впали, а на глаза легли черные круги. Веки чуть приоткрылись. Туманным взором Сети блуждал по лицу сына. Он с трудом узнал Рамзеса и еле слышно произнес: - Ты нашел звезду? - Какую звезду? – не понял Рамзес. - Ты должен найти утерянную звезду. Я тебя за этим послал в Куши. - Не понимаю, отец. Я присмотрел место для храма... - Звезду, - все повторял правитель, начиная бредить. – Она принесет тебе счастье… Анх на руке… Проклятье не распространяется на нее. Пусть она простит нас… и мы простим его… Он же хотел счастья для всех… Глаза закрылись. Только короткое прерывистое дыхание. Рамзес продолжал стоять в недоумении. О ком он? О какой звезде? Кого простить? 226

___ Сыновья Черной Земли______ - Пойди, вымойся с дороги, - приказала ему Туйя. – Пусть слуги оденут тебя подобающе. Теперь Амун всемогущий будет держать твою руку и вкладывать слова в уста твои. В эту же ночь Ка правителя тихо и безболезненно покинуло тело, отправляясь в долгие странствия по Дуату. Останки перенесли в храм Ипетасу, где бальзамировщики приступили к делу. Семьдесят дней вся страна прибывала в трауре. Запрещалось проводить праздники или, какие бы то не было, веселья. Во всех храмах шли поминальные службы. Прихожан в святилища не пускали. Толпы мужчин и женщин толпились у ворот. Женщины выли. Мужчины возносили хвалы Ушедшему на Запад правителю. Скотину в эти дни не забивали. Запрещалось вкушать мясо, пить вино и баловать себя сладостями. Умащать тело ароматным маслом и щеголять в красивых париках – считалось дурным тоном и неуважением к усопшему правителю. А за это могли побить камнями. Сорок дней тело правителя мокло в каменной емкости, наполненной едким раствором. В это время готовили гробницу и собирали все необходимое для погребения: мебель, оружие, украшение. Мастера трудились над тремя саркофагами. Один, самый маленький должен быть золотым. Его укладывали внутрь деревянного саркофага. А деревянный помещали в каменный из желтого песчаника. Резчики доканчивали кедровый наос-усыпальницу, покрывая стены узором и позолотой. Рамзес нашел Туйю в женских покоях. Правительница, облаченная в строгую траурную одежду, сидела на низеньком стульчике и давала распоряжения писцам. При появлении Рамзеса, писцы тут же с поклонами удалились. Мать и сын остались одни. - На лице твоем печать забот, - нежно произнесла Туйя. – Не тяжела ноша власти? - Ничего. Привыкну, – успокоил ее Рамзес. - По глазам вижу: ты хотел что-то спросить у меня? - Да. - Спрашивай. - Последние слова отца не дают мне покоя. Я так и не понял их, - огорченно признался Рамзес. – Сегодня спрашивал у мудрейших жрецов, но они мне толком ничего и не ответили. - Что же тут непонятного? – удивилась Туйя. - Объясни мне, неразумному, про какую звезду он толковал. Звезду, которая должна принести мне счастье. -Какой же ты непонятливый, - сокрушенно покачала головой правительница и грустно улыбнулась. – Ты должен был найти 227

____Сергей Шаповалов_________________________________________ утерянную звезду в Куши. Звезда – это драгоценный камушек из ожерелья Изиды. - Драгоценный камень из ожерелья Изиды? Так называют Дочерей Солнца? – изумился Рамзес. - Он же сказал: анх на ее руке. -Нефертари! – наконец дошло до Рамзеса. – Она принесет мне счастье? - Правитель видел будущее не хуже, чем Хранители Истины. Если он сказал тебе об этом, значит – это так и есть. Она – продолжение Великого Дома, не смотря на то, что предок ее - проклятый правитель Эхнейот. Но проклятие не коснулось девушки. То время безумного гонения Богов и восхваление Йота давно забыто. Ты видел, что осталось от его города – великолепного солнечного Ахйота? Заброшенные, занесенные песком развалины. То же осталось и от него самого в памяти людей. Но в Нефертари продолжает течь божественная кровь наместников Амуна на земле: Небпехтира Яхмеса, Джесеркара Аменхотепа, Аахеперкара Тутмоса, Мааткара Хенеметамон Хатшепсут, Менхеперра Тутмоса, Небмаатра Аменхотеп Хека Уасета - все они сейчас – Боги, а она - их дочь. - Я про нее совсем забыл, - схватился за голову Рамзес. – Горе выбило меня с колесницы жизни. Да тут еще столько важных дел… Где же она? Надо ее разыскать. Я прикажу рисутам… - Остановись, - мать ласково взяла его за руку. – Не надо никого искать. Нефертари в моих покоях. Она ждет окончания траура. - Окончания траура? – переспросил Рамзес. - Да. Чтобы ты назвал ее сестрой, а жрецы дадут ей звание Солнцеликой. Я же сниму с себя полномочия правительницы и уединюсь в имение, где-нибудь в Оазисе Жизни или в землях Вават. Устала я. С уходом Сети дух мой сильно постарел. Сердце Рамзеса сладостно забилось. - А она согласна? – дрожащим голосом спросил юноша. - А жрецы? - Мальчик мой.., - вздохнула Туйя, но тут же осеклась. – О, Живущий Правдой, если такова воля Амуна, жрецы обязаны следовать ей. - Но, Нефертари? Она согласится? - Я много беседовала с ней. Нефертари – истинная Дочь Солнца - и будет достойна высокого звания Солнцеподобной. - Ты не поняла меня, мама, - тряхнул головой Рамзес. – Любит ли она меня… - Что за вопросы? - сухо оборвала его Туйя и гордо вздернула подбородок. - Амуна все должны любить. 228

___ Сыновья Черной Земли______ Настал день, когда тело правителя извлекли из гранитной ванны со щелоком и подготовили к пеленанию. Обряд проходил в поминальном зале Ипетасу, в том пределе, который начал строить Сети, но так и не закончил. Толстые колонны еще не покрыли позолотой. На стены мастера еще не нанесли росписи. Кругом однотонный красноватый песчаник. Посредине зала стояла прямоугольная каменная тумба. За тумбой, на небольшом возвышении находился каменный трон для Изиды. Высокая спинка напоминала пилон храма. На самом верху изображено всевидящее око Уаджет. Подлокотники в виде львиных лап. Ножки трона заканчивались перевернутыми утиными головками. Жрецы зажгли светильники с ароматным маслом. Из плетеных корзин по полу рассыпали лепестки цветов. Вошла Туйя в сопровождении Девятки Мудрейших. Правительницу облачили в белые одежды Изиды. Головной убор в виде лебедя сверкал золотыми перьями. К рукавам шенти приладили маховые перья птиц, и руки напоминали крылья. Мудрейшие усадили правительницу на трон, сами застыли по обе стороны от нее. Разрешили войти приглашенным вельможам. Сановники в траурных синих одеяниях, со скорбными лицами входили в зал, низко кланялись и занимали места вдоль стены. Каждый приносил с собой небольшой амулет из золота или драгоценного камня в дар Уходящему на Запад. Жрецы, скрытые колоннадой, громкими голосами грянули гимн Осирису. Вельможи упали на колени, и в зал внесли носилки с телом правителя, укрытое желтой тканью. На покрывале, вышитое серебром, сияло имя Амуна. Носилки опустили на каменную тумбу. Жрецы погасили часть светильников, зал погрузился в полумрак. Незаметно и бесшумно возле ложа возникли двое жрецов. Один в маске шакала изображал Анубиса, другой с головой сокола уподоблялся Гору. Им подали горшочки с маслом и рулоны бинтов. Жрецы, изображавшие богов приступили к пеленанию тела. Начали с рук. Бинтами, смоченными обильно в масле, они увернули каждый палец усопшего и надели золотые напальчники. Так же увернули и ноги. После приступили к телу. Туйя, изображавшая Изиду, золотым пером Маат указывала на того или иного вельможу. Тот поднимался с колен, подходил к пеленальщикам и с поклоном передавал амулет, что принес с собой. Пеленальщики укладывали амулет на тело правителя и прихватывали бинтами. Вельможа пятился на свое место. К полудню с пеленами было покончено. Гор застыл в изголовье правителя, Анубис в ногах. Жрецы из девятки мудрейших по очереди принялись читать молитвы. В это время вошел Рамзес. За ним двое братьев несли тяжелую золотую маску, правдоподобно изображавшую 229

____Сергей Шаповалов_________________________________________ лицо Сети. Маской прикрыли голову мумии. Все смолкли. Правительница разрешила вельможам покинуть Зал Скорби. После, несколько дней к прощанию с телом допускали жрецов и высших чиновников, прибывших из разных уголков Та-Кемет, посланников со всех чужеземных стран. Но теперь тело покоилось в золотом саркофаге, тонко расписанном разноцветной глазурью. Вельможи и посланники оставляли у подножья каменной тумбы, на которой покоился саркофаг, подношения в виде ларцов с драгоценностями, шкатулок с благовониями и сосудов с дорогими ароматными маслами. Мудрейшие назначили день проводов. Ранним утром золотой саркофаг погрузили на деревянные салазки, запряженные двумя рыжими быками. Перед воротами Ипетасу собралась толпа вельмож в голубых траурных одеяниях и в новых белых сандалиях. Верховный жрец Амуна, взойдя на пилон, и обративши лик к востоку, огласил имена девяти Друзей правителя. Далее скорбная процессия, под пение жриц и завывание плакальщиц двинулась к берегу Хапи. Впереди шел Рамзес, держа в руке высокий посох Амуна с золотой ослиной головкой на верхушке. Следом двое братьев вели быков. Остальные шестеро Друзей правителя, вооружившись большими кувшинами, лили под полозья молоко. Позолоченная барка, украшенная гирляндами цветов, поджидала процессию у пристани. Быков распрягли, а салазки затолкали на барку. Рамзес встал у кормового весла, остальные Друзья правителя принялись грести. На другом берегу, жрецы из Дома Смерти впрягли в салазки белых быков с позолоченными рогами и направили их к заупокойному храму, где пять дней совершали обряды над телом. Ранним утром девять Друзей правителя впряглись сами в салазки и повезли саркофаг к гробнице. У входа в усыпальницу строители возвели часовенку с колоннами. Мумию правителя вынули из золотого саркофага и поставили вертикально на специальную деревянную подставку. Рамзес надел на голову покойного Корону Оправдания из оливовых ветвей. Плеснул на тело мертвой, затем живой водой. Ритуальным инструментом в виде крюка совершил отверзания глаз и уст. Появилась правительница Туйя. Она шла пешком. Позади маджаи вели белого быка. По приказу Туйи быка зарезали. Еще горячее сердце вынули из груди и положили у ног правителя. После произнесенной молитвы, жрецы уложили тело обратно в золотой саркофаг и унесли в усыпальницу. Завыли плакальщицы. Вельможи вереницей потянулись в гробницу, неся мебель, оружие, еду – все, что понадобится усопшему в ином мире. Усыпальницу опечатали. Наместник Амуна на земле с именем Менмаатра Сети Мернептах отправился в последнее 230

___ Сыновья Черной Земли______ путешествие через Дуат, чтобы по окончанию его возродиться вновь с солнцем. По окончанию семидесятидневного траура Великая Каста жрецов назначила день коронации Рамзеса. Во все концы страны поступали заказы. Казначеи только вздыхали и качали головой. Требовалось много вина, пива и хлеба, чтобы накормить и напоить целый город, да еще тех, кто прибудет из далеких концов страны. Стада быков вели на бойню. Мебельщики трудились без устали над новым обустройством дворца. Художникам приказали обновить росписи во дворцах и храмах. Настал великий день, когда Амун должен снизойти на землю, и дух его поселится в новом воплощении. Рамзес подъехал к храму Амуна на колеснице, запряженной двойкой высоких черных коней. Сзади бежали воины менфит в полном вооружении, сверкая начищенными медными доспехами. Будущего правителя ждали жрецы в белых нарядных шенти. На высоких шестах золотые перья Маат сияли в лучах восходящего светила. Рамзес осадил коней, воины остановились, замерев ровными шеренгами. Из строя жрецов вышли девять мудрейших. Старший жрец Амуна громко произнес: - О, Живущий Правдой, твоя Ка готов к перерождению? -Да! – твердо ответил Рамзес. - Твоя Эб согласна пустить в свое обиталище под сердцем дух Амуна? – продолжал допрашивать мудрейший. - Да! - Готов ли твоя Ба выдержать непомерную ношу власти? - Да! - Тогда сойди с колесницы. Оставь одежды, покрытые мирской грязью и следуй за нами. Рамзес спрыгнул с повозки, отдав вожжи телохранителю, сорвал с себя доспехи, одежду и все это бросил на землю. Жрецы подхватили его под локти и повели в храм. Двор, окруженный колоннами, устлан лепестками цветов. Гирлянды из цветов и разноцветных лент обвивали и сами колонны. Посреди двора возвышались каменные иглы обелисков, покрытые листовым золотом. Их поставленные здесь легендарные правители: Аахеперкара Тутмосом и Менхеперра Тутмосом. Двое жрецов, стоявшие к нему спиной, обернулись. Один из них носил маску в виде головы сокола и воплощал образ Бога Гора. Другой жрец носил золотую маску бога Атума. На голове бога Атума сверкала драгоценностями цилиндрическая тиара с двумя высокими страусовыми перьями. Они подвели Рамзеса к небольшой каменной молельне, стены которой пестрели иероглифами. 231

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Ты вступаешь с нами в договор, - произнес Гор глухим загробным голосом. – Ты станешь одним из нас. Но помни, главным делом твоей жизни должно стать уничтожение зла и установление Маат – справедливого порядка, управляющего миром людей и всей Вселенной. Крылатая богиня Маат будет сопровождать тебя с первого дня царствования и до последнего. Маат предстанет вместе с твоим Ка, после смерти, перед судом Осириса. На этом суде будут взвешена каждая твоя мысль, каждое слово, каждый твой поступок. Помни об этом! - Заблуждается тот, кто считает, что жизнь владыки Та-Кемет протекает в праздности и удовольствиях, - продолжил наставления Атум - Напротив, каждый его шаг должен соответствовать строгим правилам и законам. Правитель отвечает за все, что происходит в стране. Он не только глава государства, он - верховный жрец. Он - вдохновитель строительства храмов и Домов Вечности. Он непосредственно отвечает за правосудие и благополучие страны. Правитель покровительствует строителям и лекарям, ваятелям и мудрецам, воинам и путешественникам, землепашцам и охотникам. Правитель стоит во главе непобедимой армии. На охоте, в состязаниях, в искусстве и познаниях – он везде должен стать первым. Он пример во всем. Если правитель где-то оступится или примет несправедливое решение, тогда его власть подвергнется сомнению, и в Обеих Землях наступят тяжелые времена, грозящие голодом и болезнями. Помни об этом! Рамзеса провели в первый зал для очищения и заставили войти в небольшой квадратный пруд, в котором цвели розовые лотосы. По углам пруда появились четверо жрецов в масках богов и с серебряными кувшинами в руках. Первый жрец в маске Тота, с клювом ибиса – бога мудрости и письма, наблюдавшего за порядком во вселенной. Второй жрец в образе Сета с торчащими прямоугольными ушами и головой осла, бог – покровитель правителей. Ему подчинялись бури, грозы и ужасы пустыни. Третий жрец в маске барана бога Хнума, отвечающего за плодородие. Именно он слепил на гончарном круге первого человека и его Ка. Ему подчинялись даже разливы Хапи. От его милости зависел урожай. Четвертый жрец изображал бога Птаха, бога-творца, создавшего мир одним своим словом. Бог Тот вылил из своего кувшина воду, смешенную с ароматными маслами на голову Рамзеса и воскликнул: - Велик тот владыка, чье окружение составляют великие люди. Силен тот правитель, у которого писцы сведущи в своих делах. Достоин 232

___ Сыновья Черной Земли______ уважения и почитания тот повелитель, чье богатство заключается в благородных людях. Помни об этом! За ним Сет пролил воду из кувшина, произнося: - Нет владыки, который имел бы право хвастаться, что вся власть находится в его руках. Ибо нет истинной власти без присутствия сокровенного Бога. Он слабого делает сильным. Помни об этом! Следом Хнум сказал: - Не используй для собственного блага власть, которую подарил тебе Бог, словно ты забыл, что есть Судьба и Высшая Справедливость. Если властитель любит, он создает. Если повелитель ненавидит, он не может ничего создавать. Благодаря любви, которую люди испытывают к тебе, твое дело может продолжаться вечно. Помни об этом! Птах наставлял Рамзес, обливая а ароматной водой: - Хвалить будут тебя за твою доброту. Люби и уважай свой народ, делай все, чтобы он жил в благополучии, ибо действовать во имя будущего, делая добро людям, – это дело благородное. Жизнь на земле быстро проходит, счастлив тот, у кого она без греха. Даже миллион подданных ничем не помогут властителю Обеих Земель, если он предстанет как грешник в Мире Ином. Помни об этом! Жрецы вывели из пруда Рамзеса, обтерли мягкой тканью и провели в следующий зал между вторым и третьим пилоном. Он назывался Зал Торжеств. Его украшали два ряда колонн в виде связок папируса. Между колоннами застыли гранитные изваяния Осириса. Посредине сияли в лучах солнца два обелиска, покрытые листами электрона. Мааткара Хенеметамон Хатшепсут, великая, божественная правительница посвятила эти обелиски в честь Амуна Всемогущего. За обелисками находились две молельни, украшенные гирляндами цветов. Одна из молелен носила название Пер несер – Дом огня. Другая именовалась Пер вер – Главный Дом. В первом святилище будущего правителя ожидали жрецы, изображавшие высшие божества — Нехбет, Бату, Нейт, Исиду, Нефтиду, Гора, Сета и остальных, входивших в Великую Эннеаду. Жрецы за руки ввели Рамзеса в наос Главного Дома, где в полумраке его ожидала дочь Амуна Богиня-Змея, величайшая в магии. Жрица в длинной одежде из золотых чешуек протянула Рамзесу большую серебряную чашу с двумя ручками. Дыхание перехватило от ужаса: в чаше лежала огромная кобра, свернувшись кольцами. Но Рамзес пересилил страх и удержал чашу. Он стоял в оцепенении, не смея шелохнуться. Вдруг почувствовал, как холодное чешуйчатое тело скользнуло по руке, потом по плечу. Кожа покрылась пупырышками, когда возле уха затрепетал раздвоенный язык змеи. Он почувствовал, как над его головой кобра распустила капюшон и зашипела. 233

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Дочь Амуна признала его, - громко объявили жрецы. В одно мгновение у него вырвали чашу и сняли с плеч змею. Рамзеса вновь вывели на солнце. К нему приблизились несколько жрецов. Один из них - старый крепкий в белом одеянии, поверх которого лежала пятнистая накидка из шкуры леопарда. Волосы, заплетенные в толстую косу, спускались на левое плечо и заканчивались пушистым локоном. Это был ни кто иной, как жрец Инмутеф – опора матери Исиды. Остальные жрецы бережно несли в руках символы власти. Инмутеф надел на голову Рамзеса красную цилиндрическую корону – символ власти над Нижней страной и высокий белый колпак – символ власти над Верхней Страной. Совершив возложение, он торжественно произнес: - Данной мне властью от богов облачаю тебя в короны двух сил, соединенных в единое целое, имя этой силы – Пасехмети. Так управляй же Двумя Землями, овладевай глубоким познанием. Владыка сановников, Правитель не может быть несведущим. Он должен быть мудрецом, уже выходя из утробы матери, Ибо Бог избрал его среди миллионов людей. Отныне друзья твои – Боги. Благодаря тебе, направляющему несведущих к Мудрости, маленькие могут превзойти великих, а последние могут стать первыми. Будь Отцом для своих подданных, Наставляй молодежь, Подай руку помощи несчастным, Обеспечь хорошую жизнь нуждающимся, Защищай сироту и вдову, Услышь тех, кто говорит правду, Удаляй людей, совершающих беззаконие. Затем Инмутеф снимал и надевал по очереди на голову правителя голубой кожаный венец хепреш, украшенный огромными драгоценными каменьями, корона ибес, диадема из двух плюмажей и головные уборы из льна. Наконец Инмутеф принял из рук последнего жреца хвост жирафа и прикрепил его на поясе Рамзеса. Тем самым он стал вождем диких племен. На ноги юному властителю надели мягкие кожаные сандалии с золотыми пряжками. На подошвах обуви при помощи теснения изображены девять вождей покоренных стран. Надевая на голову Рамзеса голубой кожаный венец хепреш, изготовленный специально для него, жрец-опора матери Исиды закончил словами: - Смотрите, Боги, перед вами правитель. Он владыка широты сердца. Правь страной справедливо и не делай различия между богатыми и бедными, а оценивай человека по его делам. Жрецы повели Рамзеса сквозь третий пилон в следующий зал. Повернув направо, он оказался возле резного деревянного наоса. Во мраке трепетали язычки пламени масляных светильников. Они едва освещали саркофаг из розового гранита, который покоился на 234

___ Сыновья Черной Земли______ постаменте из белого известняка. Саркофаг с двух сторон охраняли изваяния Осириса. Перед юным правителем постелили мягкий коврик. Он опустился на колени и склонил голову. Все покинули его, прикрыв инкрустированные золотом и слоновой костью двери наоса. Во мраке раздалось легкое шуршание, и Рамзес ощутил прикосновение к своему затылку горячих рук. Амун! Это был именно он. Сердце Рамзеса наполнилось блаженством. Амун тихо прошептал ему новое имя, которые теперь он, правитель будет носить, и которые будут сущностью его тела и души. Великое имя состояло из пяти частей. Первая определяла нового правителя как прообраз Гора, земного воплощения бога. Вторая часть определяла двойственную сущность образ двух богинь—покровительниц Та-Кемет: коршуна и кобры, чьи бесконечные и повторяющиеся возрождения оставались залогом вечности. Третье имя было именем Золотого Гора, символом добра и вечной жизни, побеждающих зло и разрушение. Четвертое имя, данное при коронации, которому всегда предшествовал титул Несут-Бит - владыка Юга и Севера. Теперь он - земное воплощение Бога, изливающего свой свет в мир живущих. Он должен олицетворять жизненную силу и деятельное начало. Он - «единственный для Юга» и «единственный для Севера». Амун исчез. Двери наоса распахнулись. Рамзес вышел на свет. Жрецы затянули гимн, прося Амуна даровать новому правителю вечный праздник и успехов во всех его начинаниях. Его усадили на трон и вручили два жезла золотой и серебряный. Жезлы из двух металлов символизирующих плоть и кость, день и ночь. В его руках власть над всем, что находится под солнцем. Трон стоял на носилках. Двенадцать жрецов подняли носилки и зашагали к выходу. Воротам храма распахнулись, и толпа ликованием встретила нового защитника и покровителя Черной Земли. Его пронесли по храмовой площади к священному столбу жизни Сама-Тави. По велению правителя, жрецы души Хапи обвили столб гирляндами из цветков лилии и метелок папируса. После этого жрецы оттеснили толпу, выстроившись в живой коридор вокруг храма. Рамзес совершил обряд, оббежав храм, тем самым, вступив во владения Богов. Дальше он вошел в священный загон. Народ должен был убедиться, что на правителя снизошла божественная сила, и он всесилен. Ему вручили копье с прочным древком и острым бронзовым наконечником. Огромный черный бык, нагнув голову, бросился на Рамзеса. Юноша ловко уклонился в сторону и вогнал копье прямо в сердце быку. Передние ноги животного подкосились, и бык рухнул замертво. Сотни голосов взорвались в приветственном возгласе. Возглас подхватили 235

____Сергей Шаповалов_________________________________________ дальше, и дальше. Вскоре, казалось, вся земля ликует славя нового правителя. 16 Элиь приплыл в Хекупта на торговом корабле. В Весах Обоих Земель, как нередко называли этот белый красивейший город, Рамзес решил провести грандиозный праздник в честь своего воцарения. Город стоял в месте, где полноводный Хапи распадался на рукава и неторопливо нес голубые воды к Великой Зелени. Здания в городе строились из белого известняка. Заморские мореходы так его и прозвали: Инебу хедж – Белые стены. Местные жителю любовно говорили, что живут в Анх Тауи - Жизненное дыхание Обеих Земель. В городе располагался огромный храмовый комплекс бога Птаха Хи ка Птах – место души Ка бога Птаха. К северу от города тянулись бесконечные болотистые заросли дельты, полные дичи. Вокруг пальмовые рощи, множество полей, садов и виноградников. Рамзес не скрывал, что любит Хекупта больше, чем Уаст. Он подумывал, перенести сюда столицу. Военные корабли еле смогли вместить многочисленную свиту из высших чиновников, спешивших на праздник. По суше путешествовать в это время разлива невозможно. Хапи разбух словно грязное море, разлился, затопив поля. Из воды остались торчать немногочисленные островки, на которых ютились домики землепашцев, да узкие полоски дамб. Поэтому Элиль решил добраться 236

___ Сыновья Черной Земли______ до Хекупта проще, но без стеснения – на торговой неуклюжей медленной посудине, пропахшей смолой, кислым вином и специями. С Рамзесом он не виделся давно. До него ли правителю. Столько дел сразу навалилось. Рамзес сразу попал в плотное окружение высших должностных лиц, верховных жрецов и посланников из чужеземных стран. К нему никак не пробиться. Ежедневные церемонии, богослужения, доклады чиновников, прием послов… О существовании Элиля вдруг все забыли. Почему так произошло? Возможно потому, что он не принадлежал ни к одному из знатных Домов Кемет. Он вообще - чужестранец. Элиль остро почувствовал одиночество, как в детстве, когда он впервые оказался в Та-Кемет. Даже Мерикар, ставший первым чати правителя, не находил времени принять его. Только раз Элилю удалось столкнуться с вечно спешащим куда-то Мерикаром, в длинном коридоре Дома Ликования. Он быстро деловито вышагивал в окружении писцов. Заметив названного брата, резко остановился и спросил, как бы, мимоходом. - Элиль, ты на какой должности? - Ни на какой, - зло ответил юноша. - Чувствую себя паршивой уткой в стае лебедей. -Я дам указание.., - пообещал Мерикар и зашагал дальше. Какое указание? Кому? – так и не понял Элиль. Но вскоре его нашел распорядитель Дома Правителя и пригласил на церемонию вручения наград. Перед входом в Дом Ликования собралась толпа чиновников и жрецов. Трубы протяжно завыли. Позолоченные деревянные створки распахнулись. Выплыли носилки в сопровождении вооруженных маджаев. В носилках на низком троне восседал Рамзес. Голову его венчал высокая тиара правителя Обеих Земель. Руки, скрещенные на груди, крепко держали золотой крюк и серебряную плеть. Он сидел неподвижно, словно статуя. Лицо ничего не выражало. Губы плотно сжаты. Взгляд устремился поверх голов собравшихся чиновников. Мерикар вышел вслед за правителем, спустился на несколько ступеней ниже, развернул свиток папируса и принялся зачитывать высочайший указ. Чиновников назначали на должности и раздавали награды. В числе награжденных оказался и Элиль. Ему вручили золотого скарабея на серебряной цепочке – знак высокого военного чина. Теперь он мог занять хорошую должность с полным довольствием: еда, одежда, сандалии и дом. После церемонии Элиль направился к распорядителю Дома Правителя и потребовал для себя работу. Распорядитель долго вздыхал жевал губы, что-то прикидывал в уме, затем пожал плечами: ну, какую должность он может предложить? Элиль – чужеземец, хоть и усыновлен Птахмозом, но он же – сын правителя Алалаха. Как 237

____Сергей Шаповалов_________________________________________ наследник чужого государства может занимать пост при дворе? После долгих припираний Элилю все же отвели должность старшего писца земельного управления. Пришлось заниматься сбором податей, перепиской архивных документов, разрешением споров между землевладельцами. В конце концов, Элилю надоело возиться с записями и подсчетами, и он ушел в Дом Войны. Там его приняли хорошо. Среди военачальников у него было полно друзей. Элиль взял под командование чезет атакующих воинов. В Весы Обеих Земель он отправился, узнав, что на праздновании коронации будут присутствовать воспитанницы из храма Изиды, что расположен недалеко, в городе Хебете. Именно в этом храме обучались девушки из самых знатных Домов. Нередко воспитанницы становились женами правителей. По распоряжению самого усопшего правителя Сети Мелину поместили в Хебет. Элиль рассчитывал разыскать девушку и отправиться с ней в Ниневию, как и обещал. Чем ближе встреча, тем больше Элиь волновался. Пять лет… Целых пять лет не видел Мелину. Какая она теперь? Что осталось от той худенькой рыжеволосой нескладной девчонки? Как-то раз, после прибытия в Уаст из Куши, пока еще не началась суматоха с похоронами старого правителя и коронацией нового, Элиль случайно в храме подслушал разговор двух знатных особ. Одна дама только что вернулась из Хебета, где присматривала невесту для сына, служащего старшим писцом при казначействе. Она взахлеб восхищалась рыжеволосой аккадской девочкой: воспитана, знает много языков, цитирует целые поэмы, а как танцует, как поет… - идеальная супруга для любого благородного юноши! Пусть только подрастет… - Не та ли это прелестница, которую приютил Птахмоз? – спросила вторая дама. - Именно она, - закивала первая. – Так расцвела! Словно озерная лилия! Элиль вздрогнул. Сердце тревожно застучало. А Дамы продолжали обсуждать Мелину. - Обязательно пойду к правительнице и попрошу соизволения взять эту чудесную кошечку в дом к моему сыну. - Не спеши, подруга, - охладила ее собеседница. – Ты не первая, кто строит планы по отношению к этому чудному цветку. Уже Домов пять наберется. Но правительница не разрешает сватать Дочерей Дворца, пока Рамзес не выберет себе супругу и наложниц. Элиль облегченно выдохнул, - хоть в этом повезло. 238

___ Сыновья Черной Земли______ - Все равно, - продолжала настырная дама. – Я добьюсь для моего сына этой кошечки. Заставлю супруга предложить за нее огромный выкуп. Птахмоз не устоит. - Неужели ты готова заплатить больше, чем Дом Рассеси – смотрителя северных виноградников правителя? Он так же мечтает заполучить ту аккадскую красавицу. Так и зачастил к Птахмозу. - Не пожалею собственных украшений, - вспыхнула первая дама, - но я добьюсь своего. - Не дождешься, - зло прошипел Элиль и не стал больше слушать этой противной болтовни. Он успеет увезти Мелину до окончания торжества. Пусть потом поищут ее. Улицы города заполняли толпы народа. Никому не сиделось дома. Все в праздничных одеждах, веселые, с цветами. Ярко пылали факела. Музыканты и акробаты развлекали толпу. Но Элиль ничего не видел вокруг. Его мысли полностью были заняты предстоящей встречей с Мелиной. Неужели он ее наконец-то увидит! Что ей скажет? Как будет вести себя с ней? Да что он вообще к ней чувствует? Братскую любовь? Нет? Привязанность к человеку, с которым пережили столько невзгод? Возможно, но все - не то! А она? Как она его встретит? Теперь Мелина воспитанная и образованная девушка, за которую спорят знатные Дома. Как теперь с ней держаться? А вдруг она уже обещана в супруги какому-нибудь знатному юноше, и Элиль теперь не смеет даже взглянуть на нее… Прочь! Прочь дурацкие мысли! Так размышляя, он добрел до Дома Ликования. Дворец кипел предпраздничной суетой: бегали слуги, распорядители недовольно кричали на них и размахивали руками, садовники развешивали гирлянды из цветов и подстригали деревья. Жрицы в белых воздушных одеяниях усыпали дорожки пестрыми лепестками. Трещали дрова в огне на жаровнях, готовые превратиться в угли, на которых к вечеру будут запекать мясо. Стражники на воротах не посмели задерживать Элиля, увидев на груди юноши золотого скарабея. Впереди вырос великолепный дворец, украшенный высокими колоннами. У Элиля ноги стали ватными, когда он представил, как сейчас пройдет к женской половине Дома Ликования и потребует пропустить его… Нет! Сначала он представится, покажет золотого скарабея... Покажет Скарабея…Представится. А если его не пустят? Кто он такой? Попросит позвать Мелину. Скажет, что он ее брат. Кто ему поверит? А вдруг ее здесь нет? Вдруг, она осталась в Хебене? Да нет же. Она должна быть в Хекупта. Что за паника! Чего он так волнуется, как перед первым боем? 239

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Навстречу прошел строй воинов. Старший приветствовал его, подняв согнутую в локте руку. Элиль машинально ответил. Даже не вспомнив, где с ним встречались. Посторонился. Слуги несли огромный медный котел, наполненный чечевицей. Тонкие жрицы с корзиночками в руках проплыли, грациозно рассыпая лепестки. Горсть попала на Элиля. Он даже не стал стряхивать. Две молоденькие девушки, стройные, словно газели куда-то спешили с охапками цветов. Одна из них охнула и уронила цветы. «Вот, растяпа», - подумал Элиль. Хотел нагнуться и помочь собрать букет, но заметил на себе испуганный взгляд. Что с ней? Рыжие волосы стянутые золотым обручем. Нежное, немного бледное вытянутое лицо. Большие карие глаза. Она смотрела на него так, словно встретилась нос к носу со львом. О Боги! Это же - Мелина! Сколько они стояли, глядя друг другу в глаза? Время замерло, словно высохший ручей. Оба очнулись от того, что подружка Мелины неистово дергала ее за руку, а Элилю грозила позвать стражников: нельзя так нагло пялиться на Дочерей Дворца. - Ой! – Мелина присела, принялась собирать рассыпавшийся букет. -Я помогу. – Элиль присел следом. - Стража! Стража! – запищала девушка. - Иди. Я тебя догоню, - неожиданно настойчиво попросила Мелина подругу. Та захлопала глазами, ничего не понимая, сердито надула щеки и ушла. - Ты стал настоящим воином, - мягко произнесла Мелина. Как приятно было слышать ее голос, оставшийся таким же детским, но уже с бархатными женскими нотками. Сердце Элиля замирало, когда взгляд встречался с ее темными влажными глазами. Как же она изменилась! Черты лица стали тонкими: плавные линии скул, остренький изящный подбородок, носик прямой. Губы выделялись на бледном лице ярким бутоном. Пушистые реснички чуть подрагивали. - Командую атакующими воинами, - пожал плечами Элиль. Голос прозвучал хрипло, неестественно. - А я…, - она смущенно улыбнулась. Щеки ее вспыхнули. – Почему ты так смотришь на меня? Краска размазалась на глазах? – забеспокоилась Мелина. - Нет, - Элиль покраснел. – Не узнал тебя. Ты… очень изменилась. Стала взрослой и… и очень красивой, - вырвалось у него. Наконец подобрали все цветы. Они поднялись. Слова, будто иссякли. Стояли и не знали о чем говорить. Мелина озорно улыбнулась и спросила: - Почему ты мне не принес сладких пирожков с медом и орехами? 240

___ Сыновья Черной Земли______ - Пирожков, - не понял он. – Я совсем забыл! Ты же их любишь. Я сейчас! Быстро! - Постой! - она схватила его за руку. – Я пошутила. Оба рассмеялись. Напряжение сразу куда-то исчезло. -Не смотри, что я подросла. Я осталась все той же Мелиной, которая любит пирожки с медом, и которая, - щеки вновь вспыхнули румянцем, - которая ждала тебя бесконечных пять разливов. - Прости. - Элиль опустил глаза. – Я не мог. Учеба… Походы… - Понимаю. Иначе откуда взяться этому золотому скарабею, - она беспокойно огляделась по сторонам. – Мне надо идти. Встретимся на празднике. Девушка упорхнула, словно перышко под порывом ветра, грациозно покачивая еще детскими худыми бедрами, но, уже стараясь подражать взрослым дамам. Все время оглядывалась на Элиля, и каждый раз лицо ее озарялось счастливой улыбкой с оттенком смущения. И еще: он заметил в самый последний момент ожерелье на шее, то самое, которое Элиль нашел в заброшенном Ахйоте. Золотые скарабеи. Она с ним не расстается. От этого открытия, душа Эб, живущая под сердцем, запела утренней птицей. Праздник гремел по всему городу. На улицах жителям раздавали хлеб и пиво. В огромном саду Дома Ликования собрались высокие гости. Повара и хлебопеки приготовили множество угощений. Блюда теснились на круглых столиках. Виночерпии беспрестанно предлагали гостям лучшее вино, выдержанное, терпкое. Музыканты и полунагие танцовщицы развлекали знатных особ. А что выделывали гимнасты и пожиратели огня! К восходу луны многих гостей уже водили под руки в угол сада, где стояли огромный глиняные чаны для очищения желудков. Тут же заботливые слуги гостей умывали и подправляли краску на лице. Посвежевших их возвращали к общему веселью. Элиль не находил себе места. Друзья, знакомые тянули его присоединиться к веселым компаниям, предлагали вино, но он отказывался. Чуть позже, - обещал всем. Знатные важные дамы, в пышных париках, увешанные драгоценностями и благоухающие, как флакон с ароматным маслом, толкали мужей в бок и кивком указывали на юношу: какой благовоспитанный молодой человек. Такой юный, а уже с золотым скарабеем, в питье умерен, скромный. Неплохая партия для наших дочерей. Пойди-ка узнай: что за красавец? Тут же к дамам жались дочки-подростки, как цыплята к наседке и глупо хлопали большими влажными глазками. Мужчины, недовольные тем, что их оторвали от вина и друзей, со скучающим видом подходили к Элилю, желали вечной жизни, заводили ничего не значащие разговоры о походах, об урожае, о 241

____Сергей Шаповалов_________________________________________ доходах и незаметно подводили к женушкам с дочками, где пытались передать его в скорпионьи клещи. Но Элилю удавалось каждый раз ускользнуть, оставляя дам в недоумении, а прелестных дочек с перекошенными от досады лицами. Объявили выход правителя. Рамзеса вынесли на троне в белом облачении. Многочисленные чати, сияя золотыми ожерельями, заняли места справа и слева от правителя. Маджаи освободили площадь перед троном. Под старание музыкантов, словно стая лебедей, выплыли Дочери Дворца. Все в полупрозрачных тонких одеяниях, юные, стройные, гибкие. Вместе с ними прилетело облако тонкого пьянящего аромата. Чудесницы закружившись в изящном танце. Девушек было много, не меньше трех сотен. Они передвигались быстро, бесшумно, чуть шелестя тонкой тканью и нежно позвякивая браслетами, плели кружева танца, неожиданно все разом останавливались и начинали бешено кружиться, затем вновь продолжали хоровод. Зрелище завораживало. Еще бы! Танцевали самые красивые девушки Та-Кемет. Жрицы строго следили за воспитанницами, иногда даже чересчур. Правильное питание, физические упражнения делали девушек гибкими и стройными. Их учили плавно ходить, ровно держать спину. Взгляд должен быть гордым, но не вызывающим. Движение легкие, словно туман над утреней водой. Рамзес выбирал себе наложниц. Он вполголоса спрашивал у чати о той или иной девушке. Они ему обстоятельно докладывали про ее родственников, состояние, воспитание. Элиль кое-как пробрался вперед и среди мелькающих кружащихся нарядов заметил рыжие волосы Мелины, убранные тонкой серебряной сеточкой. Как она прекрасна! Она пропадала в общем движении, но он отыскивал ее взглядом вновь. Вот она изгибается назад, чуть ли не складывается пополам, резко выпрямляется и плавно двигается по кругу, закружилась, выкидывая руки в сторону, словно крылья птицы. На шее сверкает ожерелье из маленьких золотых скарабеев… Когда церемония смотрин окончилась, девушки упорхнули под восторженные возгласы зрителей. Возобновилось веселье. Разнеслась новость о том, что правитель выбрал наложниц. Счастливым родителям вскоре объявят решение правителя. Мелина нашла Элиля сама. Она еще не поменяла наряд из розовой тончайшей ткани в мелкую складку. Лицо девушки пылало, разгоряченное танцем. От юной танцовщицы исходил пьянящий ароматом жасмина. - Когда ты меня увезешь?- Спросила она, вцепившись ему в руку, по привычке, оставшейся с детства. Но пальчики на этот раз были мягкие, 242

___ Сыновья Черной Земли______ как лапки у котенка. У Элиля сладко забилось сердце от прикосновения. - Когда пожелаешь, - ответил он. – Хоть сейчас. - Но ты же принадлежишь войску Амуна, - напомнила ему Мелина. – У тебя есть обязанности. - Я – рожден свободным и останусь им всегда, - гордо ответил Элиль. - И я – свободна, - согласилась с ним Мелина. – Повеселимся на празднике, а утром – в путь. - Хорошо. - Подожди меня, - попросила она. – Я быстро… Только переоденусь. Мелина убежала во дворец, а Элиль остался ждать. Он все никак не мог поверить, что эта красивая девушка – его маленькая Мелина. И теперь вместе с ней ему предстоит длинное путешествие в далекую Ниневию. Праздник продолжался. Время перевалило за полночь, а Мелина все не появлялась. Элиль забеспокоился. Он прошел к женской половине Дома Ликования. Его остановила стража. Он потребовал позвать Мелину. Вместо девушки из темноты дворца вынырнула худая жрица в грубом холщовом одеянии, с холодным вытянутым лицом. На шее у жрицы сверкало ожерелье из золотых танцующих цапель – знак высокого духовного сана. - Зачем тебе видеть лилию из чужого пруда? – спросила жрица каменным голосом. - Она – моя сестра. - Если так, то привыкай, что твоя сестра теперь в чужом Доме. - Это как? – не понял Элиль. - Глупый юноша, - жрица презрительно окинула его взглядом с ног до головы. – Ты должен петь от счастья и благодарить правителя. Тот, кто угоден Амуну указал на нее. Теперь Мелина - одна из сестер Амуна, из девяти избранных Дочерей Дворца, которые будут радовать душу Амуна в Доме Ликования. - Этого не может быть! – воскликнул Элиль. Словно кинжал воткнули в грудь. Что болтает жрица? Она все напутала. Не мог Рамзес указать на Мелину. - Иди, упади в ноги правителю и благодари за то, что осчастливил твою сестру и весь твой Дом. Не соображая ничего, Элиль бросился к покоям Рамзеса. Но и туда его не пустили. Стражники застыли каменной стеной. Тогда он разбросал их и ринулся вверх по ступенькам. - Остановись! – несколько копий уперлись ему в грудь. – Ты обезумел! Перед ним предстал Мерикар во главе отряда здоровенных шерданов. 243

____Сергей Шаповалов_________________________________________ - Что произошло? – накинулся на него Элиль. – Рамзес ошибся. Он указал на Мелину. - Амун никогда не ошибается, - твердо ответил Мерикар. - Но он же знал… - Знал! – подтвердил Мерикар. – Она его очаровала. - Что теперь делать? - Смириться. - Пусти меня к нему. - Нет. - Почему? Он был моим другом… Мерикар схватил его за локоть и отвел в сторону, горячо зашипел в самое ухо: - Пойми, наконец: он уже не мальчик, с которым ты играл в детские игры. Прошли те времена, когда вы вместе бегали босиком и швырялись камнями в бегемотов. Он – правитель, воплощение Бога на земле. Я, ты, остальные чиновники, независимо от ранга и положения – все жалкие твари у ног его. Рамзес – Бог! Элиль отступил на шаг назад. Взгляд его стал холодным и жестоким. - Может, вы и жалкие твари, а я никогда не валялся и не буду валяться в ногах предателя. - Опомнись! – прикрикнул гневно Мерикар. – Не делай глупостей. Но Элиль уже скрылся в темноте. - Проследите за ним, - послал вдогонку Мерикар двух воинов. Утром их нашли оглушенными и связанными. Элиль с проворством ночного хищника взобрался на высокую каменную ограду и мягко спрыгнул в сад, укрытый мраком. Сторожевой пес бросились с рычанием на него, за что получили удар палкой, взвизгнул и убрался прочь. Издалека доносились звуки музыки и пьяный шум праздника. Но в этой стороне сада тихо и темно. Кругом – ни души. Элиль тенью скользнул к Дому Ликования. Молодая жрица зажигала лампадку перед статуэткой Изиды. Острие ножа ткнулось ей в горло. Крепкая рука схватила за волосы и заставила опуститься на колени. - Пощади! Не убивай, - взмолилась жрица, задрожав всем телом. - Где наложницы правителя? – угрожающе прошипел голос за спиной. – Говори! Рука моя не дрогнет! - Их сейчас моют и натирают благовониями, чтобы затем отвести в покои правителя. Хватка ослабла. Холодное острие больше не давило на горло. Жрица с опаской оглянулась, но за спиной никого не было. Она обратилась со слезами к Изиде. Ей почудилось, что сам Анубис прикоснулся к ней. 244

___ Сыновья Черной Земли______ Мелина стояла обнаженная, прикрыв грудь руками. Растрепанные рыжие волосы рассыпались по плечам. Она не плакала, только зло сверкала глазами, как затравленная волчица. Старая худая жрица уговаривала девушку поучительным тоном: - Прекрати противиться воле Богов! Тебе выпало неземное счастье - попасть в Дом Правителя. Дети твои будут от самого Амуна. Погляди на своих подруг: все счастливы. Одна ты – ненормальная. - Пойдем, мы тебя омоем в душистой воде и натрем дорогими маслами, - мягко и вкрадчиво мурлыкала другая жрица, пытаясь взять девушку за руку. - Ты будешь самая красивая. Правитель сделает тебя любимой наложницей. Ты проживешь счастливую беззаботную жизнь рядом с Богом. - Прочь! – огрызалась Мелина. - Кнута захотела? – злилась худая жрица. – Не таких строптивых ломали. - Все равно будет по-нашему, - увещевала мягко другая. – Сейчас навалимся на тебя и опоим дурманом. Станешь податливая и послушная. Лучше сама смирись с судьбой. - Только попробуйте, - рычала Мелина. Худая жрица ловко скрутила Мелине руки. Разве могла тринадцатилетняя девочка совладать с двумя сильными женщинами. Вторая жрица схватила ее за голову и попыталась влить в рот дурманящий напиток. Обе разлетелись по углам, словно шакалы, подхваченные на рога быком. Мелина, теряя сознание, почувствовала, как ее оторвали от земли и куда-то уносят. Она очнулась. Небо, полное звезд, ночной ветер холодом обжигал тело. Сильные руки прижимали ее к горячей груди. Она напряглась, попыталась вырваться. - Тихо! Это я – Элиль, - услышала она и сразу же обмякла. Девушка обхватила руками шею своего спасителя и заплакала. - Не время рыдать, - одернул ее Элиль. Юноша осторожно поставил драгоценную ношу на землю и протянул свой воинский плащ. Мелина быстрыми умелыми движениями соорудила из плаща шенти, увернув тело грубой тканью. Элиль потащил ее за руку, петляя между деревьев. - В саду собаки, - предупредила она. - Уже всех разогнал, - успокоил ее Элиль. Беглецы наткнулись на кирпичную ограду. Элиль помог девушке взобраться на гребень стены, вскарабкался сам. За спиной, в Доме Ликования поднялся крик и беготня. Элиль ухмыльнулся: - Попробуйте поймать. Убегать мы умеем. 245

____Сергей Шаповалов_________________________________________ Юноша спрыгнул вниз и поймал на руки Мелину. Они побежали по ночным виляющим улочкам к порту. Двое сторожей городского отряда, заприметили беглецов. Решили преградить им дорогу. Элиль разбросал стражников, как могучий лев расправляется с надоедливыми охотничьими псами. - Эй, лодочник! Старик чуть не свалился за борт, когда к нему в челнок ловко запрыгнул сильный юноша с девушкой на руках. - Куда угодно господину? - Видишь на середине реки корабль шерданов? Греби к нему. Старик взялся за шест. Челн, медленно поплыл, покачиваясь на волнах. - Остановись! - На берег выскочил Мерикар с горящим факелом в руке. За ним с десяток копьеносцев. – Тебе все равно не уйти. - Посмотрим, - хмыкнул Элиль. - Ты преступил Божественный закон, - укорял его Мерикар. - Извини, я родился далеко отсюда и молюсь другим Богам. - Ты бросаешь тень на Дом Птахмоза. - Названный отец поймет меня, в отличие от тебя – моего названного брата. - Элиль, - взмолился Мерикар. – Опомнись. Ты загубишь свою судьбу! У тебя на груди золотой скарабей! Ты принадлежишь к великой касте воинов. Это великая честь для любого… Элиль не дослушал, со злостью сорвал с груди воинский знак и швырнул его без всякого сожаления под ноги Мерикару. - Не смей так относиться к священным символам! – воскликнул в ужасе Мерикар, поднимая скарабея. - Не желаю состоять в касте предателей. Прощай! Он отвернулся. Мерикар еще что-то кричал, но лодка уже далеко отплыла от берега. Ветер сносил слова, как клочья едкого дыма от костра. Корабль принял беглецов и тронулся в путь. Бородатые корабельщики с далеких морских островов налегли на весла. Кормчий горланил песню на непонятном языке. Ветер завывал в снастях. Вода тихо журчала рассекаемая расписным носом корабля. Элиль сел на палубу среди кувшинов и вязанок папируса, устало прислонился к борту. Мелина улеглась рядом, положив голову на колени юноше. Ее глаза смотрели не мигая в небо и горели не хуже звезд. - Мы снова вдвоем и вновь на корабле, - загадочно улыбнулась она. - И опять против нас ополчился весь мир, - невесело подвел итог Элиль. 246

___ Сыновья Черной Земли______ - Ничего, - ободряюще воскликнула Мелина. – Мы выдержим. Мир еще одумается и попросит прощения. - Ты совсем ничего не страшишься? – восхитился Элиль. -Рядом с тобой – нет! Она так и уснула на коленях Элиля со счастливой улыбкой на устах. Юноша очнулся от громкого топота босых ног по палубе. Рассвет занимался, расчищая мрак на небе для восхода солнца. Ветер нес с севера запахи моря, смешиваясь по дороге с вонью болот. Мелина вздрогнула, разбуженная громкие крики кормчего. Гребцы замерли. Корабль замедлил ход. - Почему мы останавливаемся? – спросил Элиль, поднявшись на площадку кормчего. - Сам погляди, - ответил корабельщик, кивая через плечо. Их настигал длинный военный корабль. Весла дружно взлетали и опускались, пеня воду. На носу гордо возвышалась позолоченная оскаленная голова шакала. На стрелковой площадке стоял воин и размахивал копьем с белой тряпкой, приказывая судну лечь в дрейф. - Чей корабль? – беспокойно спросил Элиль. - Не видишь, разве? – удивился кормчий. Элиль рассмотрел на верхушке мачты двухцветный стяг: желтый с черным. Желтое солнце над черной землей – стяг правителя Та-Кемет. Все-таки их догнали. Но живым его не возьмут. Он с сожалением вспомнил, что из оружия у него только кинжал, подаренный отцом – больше ничего. Элиль подошел к хозяину корабля, дородному коренастому шердану. - Я тебе заплатил, чтобы ты тайно вывез нас, - напомнил он торговцу. - Что я могу сделать, - развел руками торговец. – Я не хочу лишиться корабля и остаток дней провести в каменоломнях. - Продай мне меч, - предложил ему Элиь, снимая с руки дорогой серебряный браслет. Торговец раздумывал. - Мне терять нечего, - пригроз