Это вы, Ирина Сергеевна? 18-icon

О мальчишеской первой любви
67
Просмотров
Творческое письмо > Люди
Дата публикации: 2013-04-28
Страниц: 24
1

Вот уж, во истину, горбатого могила исправит! Стоит мне только войти в купе вагона, готовящегося унести меня в любую, даже самую краткую поездку, во мне непременно возникает волнующее чувство ожидания чего-то значительного. Мне начинает казаться, что вся моя прежняя жизнь – броуновское движение, бессмысленная суета, и что сейчас, именно здесь, совершится встреча, которая круто изменит мою жизнь и введет ее в долгожданное вожделенное и бесконечное русло счастья. До поры до времени оно мне казалось нормальным. Но сейчас? Мне уже седьмой десяток, из них как минимум полвека я, так или иначе, езжу в поездах и ничего подобного со мной не случалось.… Однако, ни опыт, ни возраст, ни разум не способны подавить это ни чем не оправданное предчувствие волшебства, и, так же как и во времена молодости, сердце учащенно бьется, а мой взгляд с надеждой обращен к отодвигающейся двери купе… Напрасно, и на этот раз.… В купе вошла милая старушка с добрыми внимательными глазами, которая должна была стать моей попутчицей на время моего ночного путешествия, а не молодая красавица, с тайной надеждой ожидаемая мною. Других пассажиров соседей ждать не приходилось. Ввиду межсезонья, вагон заполнялся вяло, и поезд должен был вот-вот тронуться. Я холодно поздоровался и спрятался за газету, предполагая отсидеться таким образом не вступая в разговоры до самого отхода ко сну. Слушать о болячках старушки и рассказывать о своих, в мои планы не входило. Другие темы по моему опыту бывалого командировщика со старушками попутчицами не возникали никогда. Но на этот раз я ошибся. - Вы - до конца? - спросила старушка. - Да - буркнул я, надеясь односложностью ответа отбиться от развития беседы. - А мне в четыре утра выходить. Придется вас беспокоить. - Ничего страшного. Я сплю крепко, - соврал я. - Счастливый вы человек, спать крепко удается не многим. - Счастье - это состояние. Каждый человек способен создать себе это состояние. - По-вашему, можно заставить себя быть счастливым? - Конечно. Из любого факта в жизни можно извлечь и оптимистическую ноту и прямо противоположную. Все зависит от желания. Ну вот, не хотел, а сам же и затеял разговор. Теперь не отвяжешься.

2 - Это верно, но этого мало для счастья - А что еще нужно? - Любовь нужна. Если и есть какой-то смысл в этой жизни, то он в любви. Меня понесло. - А вы можете сказать, что это такое любовь. Все талдычат наперебой о любви, а кого не спросишь что это такое, несут нечто невразумительное. Может быть вы, наконец, объясните? - Пожалуйста. Это чувство, которое вы испытывали или испытываете к вашей маме. - Я имел в виду любовь разнополых индивидуумов. - А любовь - чувство бесполое, универсальное, если хотите. - Без полового влечения любовь не репродуктивна. - А она и не нуждается в репродукции Любовь вечна. Ну, погоди умная старушка! - Тогда зачем же нужна любовь? Выходит абсолютно бесполезная штука. - Если вы не хотите отличаться от животного, то она действительно не нужна. Язвительная бабуся! - Собака бывает иногда благороднее человека. - Я о другом, у животных только половой инстинкт, а человеку дано высшее чувство платоническое. - Можно поподробнее? - Можно. В русском языке есть замечательный глагол для объяснения этого чувства " обожать" .Любящий обожает т.е. обожествляет предмет любви. Здесь нет и намека на половое влечение. В обожании и содержится весь великий спектр ощущений, именуемый словом « любовь»: блаженство, радостное созерцание, восторженное напряжение души - Сейчас молодые люди, судя по всему, легко обходятся без этого великого спектра. - Поэтому мир и катится в пропасть пороков. - Старики всех предыдущих поколений абсолютно то же предрекали! Ан, ничего, мир живет! - А может быть доживает? Порок уже захлестнул всю планету: сексуальные меньшинства, однополые браки - все это теперь в рамках закона. Еще немного и добродетели окажутся устаревшим хламом. Место Бога займет дьявол. Что-то в голосе попутчицы показалось мне знакомым: интонация, тембр, манера произносить слова... - Ну и пусть, какая разница: Бог, Дьявол. Все равно умирать. Надо жить как проще. Зачем сдерживаться? - Чтобы остаться человеком.

3 - Чтобы умереть человеком, вы хотите сказать?.. Слабое утешение должен вам сказать для людей. - Вы тоже так думаете, что это слабое утешение? - Я не про себя - А я про вас. Вы ведь тоже уже далеко не молодой человек, прожили жизнь... Она взглянула на меня своими внимательными добрыми лучистыми глазами. Я вздрогнул. Могу поклясться ,что я их где-то видел. Но где? Где ?...Не вспомню... Нет. Почудилось. Почудилось... - Конечно, порок - штука скверная, но и любовь иногда за которую вы ратуете, приносит такие страдания что лучше бы ее не было вовсе. - Страдания очищают душу. - Кого этим утешишь? По- моему от любви одни неудобства. - И только? - И только. - Вы всегда так думали? - Всегда. - И в детстве? - В детстве!? Я не помню. Детство это другая жизнь, давно прошедшая. - Жаль, что вы не помните детства… Жаль… Что ж, пожалуй, уже можно укладываться... Ну что у меня за характер! Я злился на себя. Было жаль попутчицу, видно было, что я расстроил ее своим идиотским упорством, но изгнать из себя беса противоречия я мог только единственным способом: прервать разговор. Спасибо ей ,что она сделала это за меня… Я проснулся от осторожного щелчка двери купе .Поезд стоял, в купе никого. Я встал потянулся за ботинком и обнаружил на столике записку: «Милый Шурик я не верю, что ты стал другим. Ирина Сергеевна». Поезд, между тем тронулся и набрал ход. За всю свою долгую жизнь такой шок мне пришлось испытать лишь однажды, в далеком детстве. Кровь бросилась мне в голову мысли хаотически запрыгали, но ни одна из них не годилась для разумного действия. Несколько мгновений я просидел, оцепенев с зажатым в руке ботинком. Затем я отбросил ботинок, выскочил в коридор, побежал в тамбур, бегом вернулся в купе, стал поспешно натягивать ботинки, приговаривая: « Я сейчас... я сейчас... », затем снова впал в ступор, осознав бессмысленность каких либо действий... Ирина Сергеевна.....Ирина Сергеевна !.. Я должен был вас узнать по первому взгляду, по голосу... Старый бесчувственный брюзга...

4 Больше полувека назад случилась эта история. Я учился в пятом классе «Б» в московской школе на «Соколе». Тогда это была окраина, но уже кирпичные громады теснили приземистые деревянные домишки села «Всесвятского» ... Шла третья четверть, а в нашем классе не было ни классного руководителя, ни учителя по русскому языку. Школа только в этом году открылась, учителей не хватало. Нас мальчишек это чрезвычайно радовало, но вот однажды, к концу урока географии к нам в класс вошел директор и предупредил, чтобы мы не разбегались, что следующий урок будет уроком русского и что новая учительница будет отныне и нашим классным руководителем. Класс был не на шутку взбудоражен. Еще бы! Кончились наши славные денечки, прощай часовые перерывы вместо русского, прощай уроки с чужими училками, на которых можно было «шухарить» и ничего не слушать и не выполнять их домашних заданий, в общем прощай свобода.! Теперь начнутся классные собрания, вызовы родителей в школу...Да если еще эта новая училка окажется старой каргой, как географичка, тогда вообще туши свет! Было от чего взбудоражиться.. Гвалт стоял в классе невообразимый. Когда новая учительница вошла в класс, я ясно понял зачем я появился на этот свет. Вошла «принцесса», «королева», «богиня». Эти слова, почерпнутые мной из сказок, означали для меня волшебное неземное существо. У меня перехватило дыхание и приятно закружилась голова. Мне показалось, что даже освещение в классе сделалось волшебным, как в спектакле «Синяя птица», который недавно я видел в театре вместе с мамой.. Отныне мое предназначение на земле состояло в том, чтобы непрерывно созерцать внезапно появившееся божественное создание .Непрерывно, постоянно... ......Правильно. .Здорово, как я придумал! Этот решение вернуло меня к реальности. Я ревниво оглядел класс. А вдруг не только я этого желаю? Так и есть. Во-первых, гвалт прекратился как по мановению волшебной палочки - это уже плохой признак. Если бы ей пришлось строгим голосом утихомиривать «гвардейцев»,»мушкетеров» и «казаков- разбойников»,тогда другое дело ,Но.. шум исчез сам по себе. Теперь я увидел и соперников. Вон Орлов скорчил презрительную физиономию, Семин беспричинно заулыбался, замолотил кулаками по парте Дрожжин,пискляво захихикал Митин... - Здравствуйте, ребята, давайте знакомиться, меня зовут Ирина Сергеевна. Ее имя мне понравилось сразу и безоговорочно. Оно напоминало трель волшебных колокольчиков. Она открыла журнал. Сейчас начнется самое интересное. Первый раз, читая список, новые училки перевирали фамилии, чем

5 приводили класс в неописуемый восторг. Бывало, удачно измененная фамилия прилеплялась к владельцу в качестве прозвища на оставшиеся школьные годы Мы одновременно ждали и побаивались таких новых знакомств с чужими училками. Но сейчас я страстно желал, чтобы Ирина Сергеевна исказила мою фамилию, потому что тогда ее взгляд задержится на мне, а не равнодушно скользнет при удачном прочтении. Правда, у меня не было никаких надежд: Голин - всего пять букв. Вот Голденфарбу точно повезет. Его фамилию еще никто правильно не прочел с первого раза. - Аникин, - Аника нарочно вскочил так резво, что с парты посыпались тетради и учебники. Класс прыснул, Ирина Сергеевна улыбнулась. - Садись. Довольный Аника сел. - Ребята, я буду называть фамилии, а вы вставайте и садитесь. - Бриль. Увалень Бриль встал и сел. Сейчас Голденфарб, потом я. Боженька помоги.. - Голденфарб. Надо же, не ошиблась. Я уже встал, но «богиня» запнулась и вдруг произнесла неуверенно. - Блин. Странно, что стены класса не рухнули от взрыва хохота. Я густо покраснел: такого позорного искажения я не ожидал. - Голин, - почти выкрикнул я, но мой голос утонул во всеобщем ореве. Я продолжал стоять, покраснев до слез. Моей же богиней я был превращен в посмешище . «Блин… блин ..» неслось отовсюду, мне строили рожи, показывали язык, кому не лень...Позор был полным. Я уже готов был выбежать из класса. Но Ирина Сергеевна подошла ко мне, положила руку мне на плечо и ободряюще посмотрела в глаза. - Извини, пожалуйста. Я ошиблась .Здесь буква «о» слишком близко к «г» и я подумала,что это « б». Так, повеселились и хватит. Успокоились! А если я буду смеяться над каждой вашей ошибкой? Шум прекратился так же быстро, как и в начале урока. Ирина Сергеевна продолжила знакомство. Больше она ни разу не ошиблась .Когда она закончила читать список, она снова взглянула на меня и больше ни на кого. Потом Ирина Сергеевна вела урок я старательно выполнял все, что приказывала моя повелительница, но больше она не взглянула на меня. Уроки закончились но я не торопился уходить из школы. Надо было разведать расписание уроков Ирины Сергеевны. У меня родился гениальный план: после уроков я буду провожать мою богиню до

6 дома и тем самым продлю волшебное время ее присутствия рядом. Важно только, чтобы расписания уроков, мои и ее, совпадали нужным образом. Расписание учителей висело в учительской. Нам туда заходить не полагалось, разве что по поручению преподавателя какого-нибудь. Мне повезло, в учительской никого не было. Расписание висело на стене, но Ирины Сергеевны там не значилось. Ну конечно, я - лопух, она же только первый день в школе. В расписании она появится дня через три. Я вышел из школы. Почти половина нашего класса торчала у выхода. Кое-кто перебрасывался снежками. - Новую училку будешь ждать ? - подбежал ко мне Орел. Так, все ясно, здесь собрались все мои соперники. Все они собираются «бегать» за Ириной Сергеевной, то есть ухаживать по правилам неписаного кодекса мальчишеской стаи. - Буду - Если я откажусь, то значит я паинька, бояка, слабак. Мы стояли за оградой школы на некотором удалении от ворот. Вышла Ирина Сергеевна и, не оглядываясь, направилась в сторону трамвайной остановки. Мы следовали за ней по пятам, бросали в ее сторону снежки, свистели, кричали, всячески привлекая внимание. Как только она оборачивалась, мы бросались врассыпную прятаться. Так продолжалось до самой остановки трамвая. Потом Ирина Сергеевна села в трамвай 23-й номер и мы разгоряченные и довольные собой разошлись по домам. Я, правда, делал вид, что доволен. На самом деле мне было стыдно, за что ее было обижать? Я успокаивал себя тем, что я ни разу не попал в нее снежком, и что теперь я знаю на каком трамвае моя богиня уезжает домой. Следующий урок русского был через день. Ирина Сергеевна вошла в класс. Вид у нее был более чем строгий. - Посмотрим, так ли вы хорошо знаете русский, как умеете бросаться снежками. Повторим пройденное. Орлов к доске. Орел позавчера ближе всех подбегал к ней и два раза попал в нее снежком. Он, не спеша, вразвалочку вышел к доске со своей вечной презрительной улыбочкой. - Напиши на доске то, что я продиктую: « Не видно ни зги: ни неба, ни туч - ничего». Орел пишет: «Не видно незги: ни неба, ни тучь - ни чего». Я вижу ошибки, тяну руку. Ирина Сергеевна, спросите меня, шепчу я про себя, я знаю как правильно. Русский язык отныне мой любимый предмет, я дома теперь сначала выучиваю русский. Да мне и не надо специально учить, я помню каждое ваше слово, даже то, как вы его произнесли!.. Тянут руки и другие, но Ирина Сергеевна спрашивает Орла. - У тебя четыре ошибки, исправь.

7 - А че? Все правильно ! - Кто может исправить? Голин! Спасибо, богиня, я сейчас блесну. - «Ни зги »пишется отдельно и через «и», потому что «ни» частица, а «ничего» пишется слитно, потому что это наречие. - Правильно, садись. - Орлов, замени слово «ни зги» на знакомое тебе. - Ни хрена. Класс настороженно хохотнул. Сейчас должна последовать репрессия. Орел нагло искривил рот. - Положи мел. Больше в твою голову ничего не пришло? - Не-ка. - Садись на место и хорошенько покопайся в памяти... Кто скажет, в каких словах ставится мягкий знак после шипящих в конце слова? Бриль! - Печь, дочь, речь. - Это все? А в других словах не ставится? - А других слов нет в учебнике. Меня спросите, меня!!! вопиет все мое существо. - Кто может ответить? Митин, пожалуйста. - Рожь, глушь, чушь. - Я еще знаю, кричит Орлов, - Сволочь. Взрыв хохота. - Орлов, выйди из класса. Орел выходит с независимым видом, неспешно. Вот, гад, что, нарвался? Если дурак и ничего не знаешь, так нечего выдрючиваться. - Ну что, будем все слова перечислять или кто-нибудь вспомнит правило? Я тяну руку изо всех сил. Я знаю ,я !!!- - Один Голин знает. Ну, Голин.. - Мягкий знак всегда ставится после шипящих в конце слова у слов женского рода, единственного числа. - - Значит слово" туч" как надо писать? - - Без мягкого знака на конце. - Молодец, Голин, ставлю тебе пятерку за активность. На перемене ко мне подвалил Орел. - Подлизываешься? - Почему это? Меня спрашивают, я отвечаю. - Видал, как ты руку тянул... Отличник, в любимчики лезешь? - Никуда я не лезу. - Посмотрим, посмотрим... Он глянул на меня исподлобья своими мелкими злыми глазками и

8 маленький рот его на широком скуластом лице искривила презрительная усмешка. После уроков я снова стал крутиться у учительской, надеясь улучить момент, когда там никого не будет.Наконец, учительская опустела, и я прошмыгнул вовнутрь. Ирина Сергеевна уже была вписана карандашом в расписание присутствия преподавателей. Получалось, что по четвергам я смогу тайно сопровождать Ирину Сергеевну до дома. - Ты что здесь делаешь, кто тебе разрешил сюда заходить? Это географичка - старая ведьма. Придется врать. - Я Вениамина Петровича жду. Он велел подождать его около учительской. - Вот около и жди. Вениамин Петрович - это преподаватель физкультуры Я легко отделался. Ведьма могла бы устроить дознание, не хотел ли я забраться в классный журнал, чтобы наставить себе хороших отметок. Такое, время от времени, у нас в школе случалось. В четверг после уроков я прибежал домой бросил портфель ,по- быстрому смел холодную котлету с макаронами, оставленную мамой на плите и побежал к школе. У школы никого не было. Значит я самый догадливый из всех соперников. Я занял позицию напротив школьных ворот, спрятавшись за ствол липы. Ждать пришлось недолго, в дверях школы появилась Ирина Сергеевна. Значит, я точно все рассчитал! Ирина Сергеевна зябко поежилась и быстрым шагом направилась по обычному маршруту. Нет, это была уже не Ирина Сергеевна - это была принцесса, богиня, повелительница, неземное существо. Во мне как по мановению волшебной палочки возникли волны неведомых ощущений : все заликовало, запело во мне и снова все засияло радужным светом. Этот свет мягко окружал предмет моего обожания и делал невидимым то, что находилось за пределами его зоны влияния... Сначала Ирина Сергеевна шла, не оборачиваясь, а я крался за ней перебегая от дерева к дереву, высаженных вдоль улицы. Потом она чуть повернула голову .На всякий случай я спрятался за дерево. Нет, она ничего не заметила. Она просто спрятала лицо в воротник из черно-бурой лисы и таким образом я видел теперь часть ее лица ото лба и до носа, что увеличило амплитуду волшебных волн, бушевавших во мне. Так мы дошли до остановки трамвая. Там толпился народ. Я не рискнул войти в один вагон с Ириной Сергеевной из соображений конспирации, и вскочил на подножку последнего, третьего вагона, громыхающей и лязгающей сцепки 23- го маршрута, наверное, самого протяженного в городе. Мне приходилось на каждой остановке выглядывать, чтобы не прозевать мою богиню. Вышла она на остановке « Трамвайное депо» в тот

9 момент, когда мне показалось, что я все-таки, ее прозевал. Я выскочил из своего вагона, чтобы перебежать в ее и проверить свои опасения и чуть не столкнулся с ней. Хорошо, что она выходила с передней площадки, а я намеревался вскочить на заднюю. Ирина Сергеевна шла быстро, не оборачиваясь. Я следовал за ней на почтительном расстоянии : прохожих было мало и спрятаться было бы негде в случае, если бы она обернулась.Я ускорялся, только когда она скрывалась за углом какого-нибудь дома. Чтобы не потерять ее из виду, я бежал, а потом осторожно выглядывал из-за угла и, обнаружив богиню, следовал за ней дальше. Она подошла к длинному бараку, остановилась у входной двери и оглянулась. Я был наготове и шмыгнул за ствол толстенного тополя. Ура! Теперь я знаю, где живет моя богиня. Теперь могу ее видеть, когда захочу. Приеду, покараулю и...пожалуйста. Больше мне желать уже было нечего. Я возвращался домой, радость меня переполняла настолько, что не заметил, как оказался у своего подъезда. Я потянул ручку двери и навстречу мне вывалился Микан, сосед с 6-го этажа, мой ровесник. - Шурка, привет, а я к тебе заходил, пойдем ко мне я тебе что-то покажу! Он говорил, как выстреливал из пулемета, быстро, очередями, не давая опомниться.. - Пойдем, пойдем быстрее пока предков нет. - Мне надо уроки делать. - Да на пять минут всего! Опупеешь, что я тебе покажу! Сукой буду не вру! После такой клятвы я сдался. Микан, хоть лоботряс и двоечник, но честный пацан, значит у него действительно есть что-то интересное. Мы зашли в его квартиру, Микан тут же бросился к книжному шкафу и достал три фотографии. Одну он протянул мне. - На, смотри , - и он радостно заржал. На фотографии был голый негр и голая белая женщина. Позы у них были бесстыдные. Сначала мне показалось, что негр зажал между ног палку и держит ее двумя руками. - А палка зачем? Микан аж покатился со смеху. - Какая палка, дурак, ты что ослеп? Это я у предков нашел.. вот посмотри...А эта.... На второй фотографии та же пара лежала друг на друге, на третьей -их поза напоминала позу совокупления собак, не однажды подсмотренную мною во дворах. - А что они делают? - А ты ,маленький, не знаешь? Объясняю: детей.

10 -Это понятно, а фотографируются зачем? Этот вопрос заставил легкомысленного Микана чуть задуматься. - Зачем-зачем, чтобы другие смотрели. - А твоим предкам зачем они? - А это ты у них спроси. Или у своих. У них наверно тоже есть. - Нет. У моих нет. - Нет, ну и ладно, согласился Микан, - в хоккей пойдешь? - У меня уроки... Я вышел от Микана. У меня было ощущение, что я потрогал что-то противное, липучее и грязное. Хотелось помыть руки. Неужели взрослые этим занимаются? Я, конечно, представлял себе процесс деторождения в общих чертах. Я понимал, что родители не просто так ложатся спать вместе. Но сам процесс мне представлялся совсем иным. И для себя я решил вот что: на фотографиях у Микана люди занимаются чем-то постыдным и недостойным. Поэтому их и прячут, эти фотографии. Так же как мат, например, он ведь тоже существует, но его употреблять неприлично. Значит нормальные люди этими пакостями не занимаются, у них все происходит по-другому и дети у них рождаются от любви, как мне объясняла мама. Конечно, какой-то процесс слияния происходит у любящих людей, но он, конечно, ничего не имеет общего с мерзостями на фотографиях. Представляю, как мама ужаснется если ей рассказать. На следующий день на уроке русского грянул гром. Войдя в класс, Ирина Сергеевна так на меня посмотрела, что я понял: мое вчерашнее преследование не осталось незамеченным. - Голин, к доске! Ее голос не предвещал ничего хорошего. Сейчас наверняка будет позорить перед всем классом. Но не позора я боялся: теперь мои соперники узнают о моей тайне и не позволят мне в одиночку сопровождать Ирину Сергеевну. А делиться своим счастьем я ни с кем не хотел. Кроме того, я попаду теперь в изгои, за то, что нарушил законы мальчишеской стаи. За училками не " бегают "в одиночку. - Расскажи, как образуется деепричастный оборот. Так ....деепричастный...деепричастный...я знаю, знаю...Но в голове одна мысль, сейчас она скажет: «Ну, Голин, молчишь? А я знаю, почему ты не выучил урок». - Деепричастный оборот образуется из деепричастия... И я замолчал. Манная каша, заместившая мозг, не содержала никаких мыслей, вообще никаких. - Приведи какой-нибудь пример ,-. Я тупо молчал. Пауза затягивалась. «Говори, дурак, не молчи, не молчи», уговаривал я себя, но все сложнее было разомкнуть губы.

11 - Попробуй, напиши на доске, если тебе так легче. Я поводил тряпкой по давно уже чистой доске, повыкручивал эту самую тряпку, уронил мел, поднял. Пауза становилась невыносимой. Ну, посадите меня и поставьте двойку! - Так ничего и не можешь придумать? - Я говорил, волнуясь,- выдавил я, чтобы избавиться от этой гнетущей тишины. « Дробясь о мрачные скалы, шипят и пенятся валы» с запоздалой торопливостью заявила манная каша о своих интеллектуальных способностях. - А ты волнуешься? - голос и взгляд Ирины Сергеевны потеплели. - Да . - Это «да» получилось у меня полушепотом. - Садись, Шурик ,четыре. Эх, Ирина Сергеевна, спасибо, что не выдали меня. Но назвав меня ласкательным именем (Как вы угадали? Меня так называла только мама) вы насторожили моих соперников. По понятиям стаи, если училка называет кого-то из учеников по имени, то значит он у нее в любимчиках. И четверку вы мне поставили ни за что. На переменке с мерзкой улыбочкой ко мне подошел Орел. - Шурик, - пропел он, подражая голосу Ирины Сергеевны, - Ты волнуешься? Садись четыре. Ты, Блин, уже в любимчиках! «Шурик», - и он больно меня ущипнул. - Ты сам в любимчиках. Столько ей подлянок сделал, а она только раз тебя выгнала. Эта мысль, видно, понравилась Орлу и он перешел на дружеский тон. - После географии узнаем, кто русачка, сиповка или костянка. - Кто-кто? - Костянка или сиповка. - А что это? - Ну, ты дура-ак! Ты лекции профессора Соколова не читал? - Нет. - Ну, ты даешь, я еще в четвертом прочитал. Ладно .Я тебе дам на географию. Следующим у нас был урок географии, а за ним снова русский. Орел сунул мне засаленную тетрадку, исписанную корявым почерком двоечника с множеством ошибок в тексте. Читать приходилось урывками, мешала географичка: то ходила по рядам, то задавала вопросы. Поэтому то, что я успел прочитать особой ясности мне не внесло. Текст гласил: «Если девочка стоит пятки вместе носки врозь, то это костянка. Если девочка стоит пятки врозь носки вместе, то это сиповка». Дальше следовала еще более непонятная фраза: « Если девочка наступает мальчику на левую

12 ногу, значит, она вызывает его на кару». Зачем девочка наступает на ногу и что это за кара и куда она вызывает?..Закончился урок Орел подлетел ко мне. - Прочитал? Давай назад. - Прочитал, но ничего непонятно. - Ну, ты дура-ак, ладно учись пока я жив. Им когда хочется, они трутся об углы. Костянка трется передком, а сиповка садится на угол. Я у стола у учительского углы мелом натер. Ща посмотрим кто русачка твоя. - Почему это моя, такая же как и твоя. - Ладно, Блин, беги воруй, пока трамваи ходят. Это означало, что разговор закончен. Тупой Орел, да тебе никогда не понять, она БОГИНЯ, она волшебное создание, ее не касаются твои грязные выдумки. Конечно, этого я ему не сказал. А зачем? Все равно не поймет....Урок русского прошел без происшествий. Ирина Сергеевна меня больше не вызывала и даже не смотрела в мою сторону. А я смотрел, как она ставит ноги. Обычно, как все. В конце урока я посмотрел на юбку Ирины Сергеевны. Она была абсолютно чистой. Дурак все-таки Орел. Мне больше не удалось сопровождать Ирину Сергеевну до дома. Наш класс перевели во вторую смену. В новой школе реорганизации в порядке вещей. Теперь мы начинали учебу с 2-х часов и заканчивали в 7 вечера. Ирина Сергеевна перестала вызывать меня к доске, с места я отвечал довольно бойко, потому что выучивал все, что задавала богиня. Дома, когда я открывал учебник русского, мне казалось, что Ирина Сергеевна стоит рядом и заглядывает в мою тетрадку, как это она иногда делала во время диктанта в классе. Я не желал ударить лицом в грязь перед богиней и поэтому мой энтузиазм в изучении русского не иссякал. Её уроки превратились для меня в истинное наслаждение. Ирина Сергеевна больше не называла меня по имени, никак не выделяла меня из других учеников. Орел и другие соперники успокоились. Но я-то чувствовал, что Ирина Сергеевна относится ко мне по-особому. Ее даже очень короткие взгляды были наполнены чем-то таким, что заставляло учащенно биться мое сердце. Это " нечто" из ее глаз тут же исчезало, стоило ей обратить взгляд на кого-нибудь другого. По крайней мере,так мне казалось. Но мне было мало только мимолетных, кратких пересечений взглядов на уроках, я хотел быть с моей богиней непрерывно, на улице, в трамвае, все равно где, лишь бы удерживать постоянно возникающее в её присутствии волшебно сладостное наваждение. Время в промежутках между уроками русского тянулось мучительно долго, но оно и помогло мне найти новую гениальную идею. Маршрут 23-го трамвая пролегал не только через места обитания моей богини, но и добирался до

13 Трубной площади, где работала моя мама. Я иногда ездил к ней, когда у меня не получалась задачка или я не понимал что-нибудь в заданиях на дом. Правда, я ездил на метро, но почему бы и не прокатиться на трамвае и так подгадать, чтобы Ирина Сергеевна ... ну, в общем, я взялся за дело. При сопоставлении расписаний оказалось, что целых два раза в неделю я могу встречать Ирину Сергеевну на ее остановке и полчаса ехать с ней в одном трамвае, а то и в одном вагоне, да-да, в одном вагоне, то есть рядом с ней. Я могу ей сказать, что вот, возвращаюсь от мамы, случайная встреча. Точно... Я вообще могу и к маме не ездить, а просто караулить Ирину Сергеевну прямо на ее остановке... Точно.. Здорово я придумал! И на ее остановке я могу не прятаться. Если она спросит, скажу что трамвай, на котором я возвращался от мамы, ушел в депо. (Такое довольно часто случалось в те времена). Первый раз пришлось ждать недолго. Я правильно рассчитал. Еще издалека я увидел знакомую фигуру, сердце сладко заныло, и я спрятался за газетный киоск, смелость моя куда-то подевалась. Подошла Ирина Сергеевна, подошел трамвай. Я подождал пока Ирина Сергеевна войдет в вагон, выскочил из засады и вспрыгнул на подножку другого вагона. Мое долгожданное свидание с богиней не получилось. Увидеть ее в трамвае даже не удалось: было много народу, и стекла вагонов были замерзшими. Перебежать в ее вагон я не решился , если бы я сразу на ее остановке, а теперь, что я ей скажу? Мы вышли из трамвая. Сначала - богиня . Я соскочил с подножки, когда трамвай уже тронулся. Теперь нам было не по пути: Ирине Сергеевне в школу, а мне домой за портфелем. Ничего, успокаивал я себя, в следующий раз.... В следующий раз я приехал слишком рано. Мне пришлось почти час стоять на остановке .Мороз был крепкий, я замерз. Но вот, наконец, появилась Ирина Сергеевна. Я прятаться не стал. Она удивилась, увидев меня. -Шурик, ты как здесь? Я вдохновенно соврал: был у мамы, трамвай - в депо, ну и вот.... - Поехали , - сказала Ирина Сергеевна и подтолкнула меня к подошедшему трамваю. Я вскарабкался на ступени. В вагоне она потрогала мои руки. - Ты совсем замерз, Шурик. - Да нет, что вы! Я ничего. - Ну-ка, давай руки. Она взяла мои руки, скрюченные от холода, своими теплыми руками и спрятала их в свою мягкую и большую муфту (сейчас женщины такие не носят). Состояние восторга , охватившее меня трудно описать. Добрые лучистые глаза Ирины Сергеевны одарили

14 меня этим самым "нечто" в таком количестве, что мое сердце тут же вылетело за пределы грудной клетки и затрепыхалось теперь где-то наружу, застряв в ватиновой подкладке моего пальтеца.. Она слегка пожимала мои руки в муфте, желая их побыстрее согреть, а по мне разбегались токи блаженства. Я потерял ощущение окружающего мира. Я не чувствовал ни холода .ни движения трамвая, я не видел ничего, кроме глаз Ирины Сергеевны . Появилось устойчивое желание остановить мгновение и превратить его в вечность. Ирина Сергеевна меня о чем -то расспрашивала, я отвечал что-то... - Нам выходить, - вдруг совершенно неожиданно сказала Ирина Сергеевна. Я очнулся. Неужели прошло целых полчаса? - Ты домой? -Да. Мне за портфелем надо. - Ну, беги, не забудь, завтра классное собрание. Я летел домой на крыльях счастья. Это ничего, что сегодня нет урока русского, зато завтра целых два и потом классное собрание! Почти целый день я буду рядом с Ириной Сергеевной! К вечеру у меня поднялась температура . Утром сильный жар и головная боль сделали меня не способным двигаться. О школе нечего было и мечтать .Мама оставила мне таблетки и еду и ушла на работу. Таблетки я пил, нужно было быстрее поправиться, есть не хотелось вовсе. Три дня я то метался по постели, то впадал в забытье, высокая температура вконец измотала меня, я с трудом открывал глаза. Вечером по совету соседки мама натерла меня уксусом .В эту ночь я впервые уснул спокойным сном. Я проболел неделю, но мне показалось, что прошла вечность .Во вторник уже можно было идти в школу, по расписанию как раз два русских.. Ирина Сергеевна вошла в класс, поискала меня глазами, нашла и с прежней силой пронизали меня волшебные токи Любви. Да, Любви, я уже определил название своим восхищениям. - Здравствуйте, ребята. Так , Петрушин, Голин, Митин поправились, я вижу, молодцы. Кого сегодня нет, староста... Начался обычный урок. Обычный для всех, но не для меня . Я заметил, что Ирина Сергеевна чаще посматривает в мою сторону, ее долгий задумчивый взгляд чаще останавливается на мне, чем раньше. Он порождал во мне удивительное, доселе неизвестное смешение острых и противоположных чувств : радости и грусти, восторга и тревоги.... Так пробежала неделя. В субботу по расписанию русского не было, но на большой перемене Ирина Сергеевна появилась в классе. В руках она держала пачку билетов. - Ребята, кто хочет пойти в театр завтра? Ее тут же окружил почти весь класс ,но я был ближе всех...Ирина Сергеевна начала раздавать билеты.

15 -А ты хочешь пойти? - У меня нет денег. - Ребята у кого нет с собой денег, можете принести завтра или в понедельник . - А вы пойдете? - бухнул я вдруг я. -Да. Какой тебе дать билет, подешевле? - Мне рядом с вами, - прерывающимся голосом выпалил я, окончательно ошалев от собственной смелости. -Пожалуйста, у меня 18, тебе 19,третий ряд ,бельэтаж. - И я хочу с вами , - пискнул Митин. - А тебе 17-ое , - дружелюбно отозвалась Ирина Сергеевна. « И я...И я с вами...» закричали наперебой несообразительные соперники. В классе поднялся обычный гвалт, Ирина Сергеевна продолжала раздавать билеты и мой выпад, выдающий меня с головой, не был замечен ревнивыми соперниками. В воскресенье стрелки всех часов, которые были в нашем доме, отказались двигаться. Я проснулся в 7 утра и с этого момента они встали как вкопанные. В школу мне нужно было к одиннадцати. Спектакль в театре начинался в двенадцать... Я попробовал поспать, закрыл глаза. Вот интересно, когда я учился в первую смену, самое трудное было разлепить глаза утром. Сейчас самое трудное было их удержать закрытыми. Кажется, уже долго держу. Открываю глаза - 7 часов, одна минута. Закрываю опять, держу целую вечность. Открываю - 7 часов, две минуты. Нет так дело не пойдет. Встаю, делаю зарядку (чего раньше никогда не делал), чищу зубы ,тщательно, долго, умываюсь, нарочно не смотрю на часы. Мама еще спит. Обычно она всегда встает рано, но сегодня воскресенье, «в кои веки»,говорит мама, можно выспаться. Смотрю на часы 7 часов 12 минут. Нет, я не доживу и до половины восьмого... А вспомнил! Можно поделать уроки. Так. .геометрия , история, русский... Три задачки...посмотрим...ну это запросто...Проснулась мама. Увидела меня за уроками, удивилась, подошла, поцеловала « Вот, умничка»... Так, геометрию осилил... Теперь, русский... - Шурик, кушать! ,Я шлепаю на кухню. Чай, хлеб с маслом и вареньем, яичница. Все сметается в один присест. Смотрю на часы - 10 часов ровно. Вот здорово! Теперь можно начинать медленно одеваться в парадные одежды. Мама нагладила белую рубашку и пионерский галстук. Оденусь и пойду медленно-медленно. В результате я пришел в школу четверть одиннадцатого. Но здесь уже ждать было веселее. Начиная с пол-одиннадцатого, начали подходить ученики пятого «Б», кто самостоятельно, кто в сопровождении. В одиннадцать нас построили парами , чья-то мама и Ирина Сергеевна повели нас в метро.

16 Уже в фойе театра мое сердце зачастило в режиме предвкушения счастья. Еще бы! я целых два часа буду сидеть рядом, совсем рядом с моей богиней! Спектакль меня абсолютно не интересовал. Мы разделись как взрослые, каждому из нас дали свой номерок и мы поднялись на бельэтаж Я зажал в руке драгоценный билет с номером 19, третий ряд. Дежурная тетя показала мне проход. Я остановился у третьего ряда...16..17.. 18.. читал я номера на спинках кресел, но 19-го не было! Ряд заканчивался на 18-ом кресле!!! Рядом с 18- ым креслом стояла Ирина Сергеевна .Судя по ее выражению лица, для нее это тоже была новость. Восемнадцатым креслом ряд обрывался проходом, далее следовала толстенная колонна и только после нее продолжался 3-ий ряд с кресла 19. На мой немой вопрос Ирина Сергеевна пожала плечами. - Ну что делать? Наверное, на моем лице было столько трагедии, что Ирина Сергеевна шепнула: -Садись на свое место пока. Что-нибудь придумаем. Я послушно побрел на место 19, уселся на него , предварительно пнув ни в чем не повинную колонну. Хотя почему неповинную? Она скрыла от меня мое сокровище, мою ненаглядную Ирину Сергеевну. Зачем мне теперь этот дурацкий театр? По сцене уже кто-то бегал, что-то произносил неестественно громким голосом. Я даже не смотрел в сторону сцены и безнадежно уперся взглядом в колонну. Ирина Сергеевна, она, конечно, хотела меня успокоить. Что она может сделать? Не попросит же она Митина поменяться со мной? Ей за такие вольности грозили бы изощренные подлянки на уроках от остальных уязвленных поклонников, про меня уж и говорить не приходилось.. И вдруг я почувствовал руку на своем плече. - Шурик, со мной рядом откидное кресло. Оттуда лучше видно. Хочешь пересесть? Меня как ветром сдуло с кресла 19 . Уныние улетучилось мгновенно. Я уселся рядом с Ириной Сергеевной. Тут же на меня нахлынуло знакомое мне ощущение бесконечной радости, восторга, благоговения. Волны блаженства накатывали на меня одна за другой. Что-то волшебное просочилось в мои ноздри: колдовская смесь из запаха мамы, приятных духов и чего-то еще тонкого неуловимого необъяснимого, но волновавшего меня до головокружения. Я почувствовал ее близость: ее дыхание и ее тепло я ощущал физически и это чувство множило блаженство. Я украдкой взглянул на Ирину Сергеевну. Кажется, она была поглощена происходящим на сцене. Значит, я могу, не боясь, неотрывно созерцать лик моей богини, какое счастье! Я заметил,

17 как ее ноздри чуть подрагивают при вдохе, как пульсирует жилка на ее красивой шее, какой изящной красоты ее ушная раковина, чуть прикрытая непослушным локоном. Оказалось, ее лучистые добрые глаза окаймлены длиннющими густыми ресницами, размеренно выполняющими свою охранную работу. В их равномерном движении было тоже что-то притягательное...Внезапно ладошка Ирины Сергеевны мягко легла на мою щеку и легонько толкнула ее. - Шурик, смотри на сцену, ты меня смущаешь. Если мамин поцелуй умножить в десять тысяч раз, то это и есть то самое чувство, которое я испытал от прикосновения моей богини. Смысл слов, сказанных ей, я сначала пропустил, но когда он дошел до меня... Даже в самом смелом предположении я не мог представить себе, что богиня... что у моей богини... что я вообще что-то для нее значу! Грянули литавры, запели трубы, ударили громовые барабаны, нет, не в оркестровой яме - в моей душе! Еще бы! Ведь это почти признание.. да-да признание. Я боялся шевельнуться ошеломленный таким открытием...Зажегся свет. Антракт. Ребята окружили Ирину Сергеевну, она была со всеми одинаково ласкова, и на меня смотрела, так же как и на других, будто ничего не случилось всего только несколько минут назад! Вот она женская ветреность и легкомыслие... Я обиделся... Ребята пошумели и побежали в буфет за мороженым. - А ты, почему не пошел в буфет, Шурик? Нет, не верю я теперь никаким ласковым словечкам. - Не хочу. На самом деле у меня сосало под ложечкой, хотелось есть, а я забыл бутерброд , приготовленный мне мамой . И как я могу уйти в буфет, если Ирина Сергеевна остается здесь. Мы остались вдвоем. Ирина Сергеевна достала из своей сумочки два куска ароматного черного хлеба, разделенных прослойкой сливочного масла. Она разлепила их и протянула мне один. -Хочешь? - просто спросила Ирина Сергеевна. - Нет, спасибо. - Не любишь черный хлеб? А я так очень люблю, особенно с маслом. - И я люблю. Очень даже. - Тогда бери , не стесняйся. - Спасибо. Какой же я дурак! Как я мог заподозрить богиню? Конечно, она и должна была вести себя со всеми одинаково, чтобы никто не заподозрил, что она меня ( я самому себе боялся произнести это слово) ....ЛЮБИТ. Да-да, ЛЮБИТ. Теперь я в этом был уверен. Я уплетал бутерброд как лучшее в мире лакомство и смотрел

18 влюбленными глазами на Ирину Сергеевну. Та улыбалась мне и заговорщически подмигивала. Из буфета примчались первыми мои главные соперники Орел, Митин и Аникин. Они и не подозревали какое величайшее событие они прозевали. Дома остаток дня я провел в радужных мечтаниях. Мысли смело перемахивали огромные временные расстояния. Вот пройдут пять лет, я закончу школу, поступлю в летное училище ( а куда же еще?), через три года закончу, мне уже будет двадцать. Приеду в школу, а Ирина Сергеевна ведет урок. Я стучу в дверь, открываю... Ирина Сергеевна смотрит: стоит в дверях рослый, сильный, красивый летчик. Она сначала не узнает и спрашивает: « Вам кого товарищ лейтенант?» и вдруг узнает меня: «Шурик, неужели это ты ? », бросается радостно ко мне, я подхватываю ее на руки и ...мы женимся !... На этом фантазии мои прерывались, потому что дальнейшая жизнь должна была быть сказкой, а посему в фантазиях не нуждалась. А пока суд да дело, я буду каждый день видеть мою ненаглядную Ирину Сергеевну: теперь ни мне, ни ей нечего скрывать. Я буду встречать ее на остановке трамвая днем, когда она едет в школу, провожать вечером, когда она возвращается из школы. Мы будем болтать в трамвае о том, о сем, она будет меня расспрашивать, что я делал дома, я буду ей подробно отвечать.. С такими счастливыми мыслями я и заснул в это воскресенье. В понедельник на уроке русского все было уже не как прежде. Когда наши взгляды пересекались, ее глаза сообщали мне, что они помнят нашу тайну и что они не против при случае еще раз встретиться с моими глазами и что каждая встреча доставляет им маленькую радость... Незаметно для себя я размечтался и в мечтах уже подошел к тому месту ,где молодой лейтенант стучит в классную дверь. И в этот момент действительно в дверь класса постучали и вошел...завуч. Появление завуча среди урока означало ,что над нами произведут действия, не терпящие отлагательства. Нас, например, могли распустить по домам в связи со срочным педагогическим совещанием, перевести в другое классное помещение временно или постоянно, но в любом случае его появление означало, что урок уже не возобновится. Ирина Сергеевна удивленно вскинула брови, завуч подошел к ней и что-то в полголоса сказал и она согласно кивнула. - Садитесь ребята, -сказал завуч, - Сейчас ,тех, кого я буду вызывать, выходите к доске с портфелями к доске. С портфелями ... не всех..., наверное, переводят в другой класс. Пока я терялся в догадках, я услышал свою фамилию. Я собрал манатки и присоединился к уже вызванным. Нас было человек семь. « Наверное, в другой класс», подумал я и вдруг... - Ребята, вы переводитесь в другую школу, которая ближе к вашим домам, - Сейчас я отведу вас туда и познакомлю с новым классным руководителем.

19 Катастрофа грянула так неожиданно, что я не вполне осознал происходящее. Я взглянул на Ирину Сергеевну, может быть она спасет положение? Но ее глаза были полны глубокой печали. На мой немой вопль она беспомощно пожала плечами. - Ну что ж ребята, жаль, конечно, с вами расставаться, но ничего не поделаешь. Приказ есть приказ. До свидания . Не забывайте нас, заходите, как старые знакомые. Я до сих пор помню ее печальный прощальный взгляд.. Осознание катастрофы обрушилось на меня со страшной силой, как только я перешагнул порог своего класса .Я тупо брел со всей группой с полным безразличием ко всему происходящему. Все.. Жизнь окончена... Зачем она мне без Ирины Сергеевны?.. Нас привели в другую школу, показали класс, пришла учительница ботаники - наш новый классный руководитель, потом появились ученики этого класса, у них закончился урок физкультуры. Все казалось чужим, враждебным, равнодушным. Я пришел домой и разревелся, уткнувшись в подушку. Порыдав, я немного успокоился, стал способен размышлять и мои мысли вернули мне надежду. Я даже повеселел. Действительно, ну хорошо, пусть перевели, но кто мне помешает встречать Ирину Сергеевну? И даже лучше так! Из нового класса никто не будет за мной следить, здесь у меня нет соперников, а те, что остались в той школе, теперь мне не указ. Когда захочу, тогда и буду видеть Ирину Сергеевну...Я так размечтался, что окончательно ожил. Завтра мне надо будет только сопоставить расписания ее и мое. На следующий день меня ждал первый удар .Уроки Ирины Сергеевны заканчивались ровно тогда, когда начинались мои. Таким образом провожать я ее никак не мог. Попробовал встречать. Я помнил, что её уроки начинались иногда и в первую смену и приезжала она в школу по-разному, то с самого утра , то попозже. Я торчал на остановке с утра до начала моих уроков несколько дней, но ни разу не встретил Ирину Сергеевну. Посыпались двойки: мне некогда было учить уроки. Чтобы не огорчать маму двойками, утренние попытки я временно прекратил. Неделю спустя я встретил Митина. Оказывается их тоже перевели во вторую смену. Час от часу не легче. Теперь по расписанию Ирина Сергеевна приезжала позже чем я начинал учиться и заканчивала прежде чем я успевал после уроков добежать до ее школы . Промучавшись еще неделю я решил прогуливать последние уроки, чтобы все-таки заполучить Ирину Сергеевну хоть раз . Неделю я упорно ждал Ирину Сергеевну и ворот школы. Она не появилась ни разу. Маму вызвали в школу. Прогулы пришлось отставить. У Аникина я узнал, что как раз прошлую неделю Ирина Сергеевна проболела. Тогда я решил подкараулить Ирину Сергеевну у ее дома в воскресенье.

20 Записавшись на какую-то экскурсию в школе, я вместо экскурсии с раннего утра занял пост у барака Ирины Сергеевны. Буду ждать до победного. Мама волноваться не будет, она знает, что я на экскурсии. Долгие часы я как маятник мотался около ее подъезда, неотрывно наблюдая за входящими и выходящими людьми . Я представлял, как я увижу Ирину Сергеевну как подбегу и что ей скажу. А что скажу? Скажу просто: здравствуйте Ирина Сергеевна. Она конечно обрадуется. Что будет дальше меня не интересовало. Главное увидеть, услышать...Время шло, а Ирины Сергеевны все не было. Мне захотелось есть, я продрог, но я терпеливо ждал. Стало смеркаться . Я спросил у прохожего который час . Оказалось уже седьмой . Время возвращения экскурсии. Я побрел к остановке трамвая. Подошел 23-й, я сел. Трамвай набрал скорость, я глянул в окно и... увидел уже вдалеке фигуру Ирины Сергеевны. Это была она. Я узнал ее безошибочно: ее пальто, ее походка... Трамвай уносил меня от моего счастья, от моей богини и я бессилен был что- нибудь предпринять. Я заплакал от горя… С понедельника я начал готовиться к следующему воскресению. Теперь я не повторю грубой ошибки. Конечно, Ирина Сергеевна рано встала и ушла, а я прождал как дурак целый день без толку. Теперь я поеду рано-рано и тогда точно подкараулю ее. Я правда не придумал, как оправдать дома свой ранний подъем в следующее воскресение. Да, не скажу ничего, я же быстро вернусь...В четверг на моем теле появилась странная сыпь. Мама вызвала врача. Скарлатина. И меня увезли в инфекционную больницу. Когда меня выписали, оказалось , что я сильно отстал по всем предметам от моих однокашников. Пришлось догонять под неусыпным маминым надзором, чтобы, не дай Бог, не остаться на второй год. Об Ирине Сергеевне оставалось только мечтать. Когда мне удалось сравняться в знаниях со своими соучениками, начались экзамены, потом грянули летние каникулы и меня увезли на дачу. Я не забывал об Ирине Сергеевне. Днем, конечно, отвлекали маленькие радости: купанье, велосипед, футбол, лес, грибы, встречание электричек, которыми мама возвращалась с работы. Зато вечером, ложась в постель, я предавался бесконечным мечтаниям.. Возвращусь в город и хоть сутки буду сидеть у дома Ирины Сергеевны, но дождусь и увижу ее. Представляю, как она обрадуется. Может, пригласит меня к себе и будет угощать чаем, как соседка по даче Лариса Георгиевна. Я ей расскажу как провел лето. Конечно, я ничего не скажу, как я тосковал без нее, но она и так это знает. А потом каждое воскресенье я буду приезжать к ней в гости. Потом кончу школу, потом поступлю в училище и… далее мои фантазии уже шли без изменений. В конце августа мы вернулись в город. В школе висело

21 объявление с длиннющим списком учеников, которые вновь переводились в прежнюю школу. В этом списке я обнаружил и себя. Урр-аа!!! Значит, все-таки, есть Бог на свете! А я уже готовился к ночному дежурству у дома Ирины Сергеевны! Теперь я снова буду с Ириной Сергеевной в одной школе... Какое счастье! Уроки в прежней школе уже шли целую неделю, а Ирину Сергеевну я еще ни разу не встретил. В учительской пока не появилось расписание присутствия учителей, обычно оно вывешивалось в середине сентября. Я особенно не волновался, Ирина Сергеевна вполне могла задержаться на несколько дней, не все и не всегда учителя начинали работу с первого сентября . Но вот вывесили расписание и там вообще не оказалось Ирины Сергеевны! Тут я не на шутку встревожился. В коридоре рядом с учительской мне попался Аникин, один из бывших моих соперников. Я как бы, между прочим, спросил: « Кто у вас сейчас русачка?». « Нина Ивановна », последовал ответ. « А где же прошлогодняя, ну помнишь, Ирина Сергеевна? ». « Которая тебя блином окрестила ? ». Помнит, гад. « Ага». « А ты не знаешь? Она еще в прошлом году, перед самыми экзаменами ушла из школы ». Сердце мое застучало как тяжелый молот редкими глухими ударами. Недоброе предчувствие охватило меня. Ушла...почему...зачем... С этого момента я уже не мог существовать спокойно. Я едва дожил до воскресенья. Маме соврал, что собираюсь в лес за грибами с друзьями по даче. Иначе мне не объяснить мой ранний выход. Я запасся бутербродами и терпением. Возможно, мне придется ждать долго, очень долго.. В шесть часов утра я уже подходил к дому Ирины Сергеевны. Настроение у меня было праздничное. Сегодня я увижу Ирину Сергеевну - это точно. Я выслежу ее во что бы то ни стало. Дом, слава Богу, на месте. Я уже начал подумывать, где мне лучше расположиться, как вдруг сильное волнение охватило меня. Оно было таким сильным, что я не мог определить его источника. Все было же в порядке: вот улица, вот дом, вот дверь Ирины Сергеевны, вот окна... Окна!!! Вот источник внезапной тревоги. В них не было света... Ну и что ... Еще раннее утро, воскресенье, все спят.. Нет, не то, что-то еще мне мешает, чем-то еще они меня пугают.. Чем !? И тут я похолодел от ужасного открытия: на всех окнах не было занавесок! Страшась догадки, я подошел к дому поближе. Дом был необитаем! Черными пустыми глазницами уставился на меня мертвый барак. Противно скрипнула и хлопнула от сквозняка, не удерживаемая более пружинами дверь. Лучше бы я заплакал. Но мое горе было выше слез, мучительнее слез. Я еще долго стоял с широко раскрытыми от ужаса глазами и не в силах был сдвинуться с места....

22 С тех пор прошло пятьдесят лет. Пятьдесят..полвека. А в памяти моей жива во всех подробностях моя первая мальчишеская любовь с ее трагическим окончанием. Нельзя сказать, что тогда я ничего не предпринимал для поиска Ирины Сергеевны. Но что я мог сделать двенадцатилетний мальчик? Я знал ее имя, фамилию, но для получения справки требовалось больше, как теперь говорят, информации, без которой не принимали заявку. Преодолевая свою детскую чудовищную застенчивость, я попытался выяснить ее новый адрес. Меня гнали ото всех киосков справочного бюро, но одна киоскерша выдала мне,после какой-то отчаянно жалостной истории, выдуманной мной, список из примерно двадцати Ирин Сергеевн, проживающих в Москве. Среди них была и моя богиня, но, увы, с прежним адресом. Круг замкнулся. Потом, позже, после окончания школы, я снова запросил данные об Ирине Сергеевне. Я был уже понастойчивей, и мне дали около двухсот адресов по всему СССР. Мне очень хотелось найти Ирину Сергеевну. Я написал по всем адресам. Ответили все, но, увы! Может быть, она изменила фамилию? В справочном бюро пожимали плечами: тогда найти практически невозможно. В сумбурной жизни пробегали годы, десятилетия, но я не оставлял надежды, что однажды я встречусь с Ириной Сергеевной и расскажу ей о тогдашних моих переживаниях, поблагодарю ее и выскажу восхищение. Ведь она будучи совсем юной и неопытной учительницей нашла единственно нужную деликатную, сочувствующую форму поведения по отношению к влюбленному мальчишке. Заметила, не пропустила, не разрушила равнодушно, не посмеялась над первым чувством... Благодаря ей, я на всю жизнь сохранил в памяти эту первую в жизни «любовную»трагедию как эталон чистой искренней любви... И вот я дождался, наконец. Провидение послало мне долгожданную встречу, а я... лопух, бесчувственный чурбан... Что делать ? что делать? что делать?... Да очень просто! Я знаю, что делать! Я записал название городка, где вышла Ирина Сергеевна. В теперешний век всеобщей компьютеризации найти ее не составит труда. Я поклялся себе, что обязательно увижу Ирину Сергеевну, во-первых, чтобы извиниться за последний идиотский разговор, и, во-вторых, низко поклониться ей в ноги. Я хочу, чтобы последнее вагонное впечатление обо мне исчезло из ее памяти. Я обязан увидеть Ирину Сергеевну, именно увидеть, а не обойтись благодарственным письмом. На поиски адреса Ирины Сергеевны не понадобилось много времени. Уже через неделю ее почтовые координаты лежали у меня в кармане. Теперь главное в жизненной суете отыскать временное окошко. Это оказалось не таким простым делом. Спустя полгода, только зимой, обнаружилось это самое окошко. И я поехал. Я представлял себе, как откроет дверь Ирина Сергеевна, как она удивится моему приезду, как мы долго-долго будем с ней говорить и говорить... Все это я представлял, двигаясь по заснеженной улице

23 городка, выискивая в утренних сумерках нужный мне дом. Отыскав дом я поднялся на третий этаж и позвонил в квартиру, указанную в моей справке . Никто не откликнулся на мой призыв. Я позвонил еще, постучал. Ни какого ответа. Я позвонил в квартиру напротив. « Ирина Сергевна? - с подозрением переспросила меня соседка-старушка, - « А вы ей кто будете?». « Я ее бывший ученик ». « Так она еще летом умерла ». «Умерла », - механически повторил я. « Ну да, умерла, дочка ее на работе, а внучка должна дома быть, ее что нету?». «Нету», - повторил я, плохо соображая, что говорит соседка , - « Спасибо , я пойду », - я повернулся и двинулся к лестнице. « Так подождите, может, внучка подойдет, она, наверное, в магазин вышла, куда вы?». « Нет, спасибо, я на вокзал спешу ». Так и не успел вам сказать Ирина Сергеевна, что вы первый человек ,открывший мне истину настоящей любви. Все остальное, встречавшееся мне в жизни оказывалось жалким суррогатом, подделкой. Как вы были правы, милая Ирина Сергеевна! Действительно если и есть смысл жизни на земле, то он в любви. Без любви жизнь скучна, однообразна и лишена радости. Так вот она у меня и пролетела серая, довольствовавшаяся плотскими утехами жизнь в поисках несказанного счастья любви.. Да, пожалуй, я делал вид, что ищу настоящую любовь, а на самом деле потакал собственным порокам и позволил им разменять свое счастье на многосерийный калейдоскоп пустых развлечений. Может, поэтому ваши справедливые утверждения так раздражили меня тогда, в вагоне... Я вернулся на вокзал, сел в зале ожидания на лавку. До ближайшего поезда два часа. Как Господь пошутил со мной ! Да, замечательно пошутил. Так мне и надо. Ты бы еще год собирался... Что тебе мешало поехать сразу, как получил адрес? что? Обычная суета. Никчемные делишки на самом деле всегда оказываются важнее истинных дел. Вот и получай и угрызайся теперь.. - Шурик! - вдруг явственно услышал я за спиной голос Ирины Сергеевны. Ну вот, уже слуховые галлюцинации . - Шурик! - повторил ее голос. Я обернулся. За лавкой, на которой я сидел, стояла и улыбалась Ирина Сергеевна. Да, это она.. Либо я сошел с ума, либо я сплю.. Даже пальто ее с черно-бурой лисой.. « Это вы, Ирина Сергеевна ?» Внезапно я превратился в мальчишку и сонм давно забытых чувств вдруг снова нахлынул на меня, как в детстве с необычайной силой . "Какой яркий сон!", подумал я. - Нет, меня зовут Лида. Правда, я на бабушку похожа ? Я специально ее пальто надела. Сейчас это очень модно. А я сразу так и догадалась, что это вы . Вы - Шурик, правда? Бабушка мне так много рассказывала о вас. Соседка сказала, что вы на вокзал пошли, я тут же за вами побежала..

24 Бабушка все ждала от вас письма . Она была уверена, что вы ее отыщете. Она мне все время повторяла: «Меня никто так не любил, как этот мальчик» Лида продолжала говорить, а мне вдруг пришла в голову важная, спасительная мысль: Я вовсе не зря прожил жизнь, хотя бы уже потому что, Бог дал мне испытать в этой жизни настоящую чистую истинную ЛЮБОВЬ К О Н Е Ц.

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями
Prev
Next

Отзывы