Оливье "Коммунизм"

То ли вышеупомянутый рецепт истёк из ниже приведённого анекдота, толи наоборот. Не суть дело важно. Анекдот вкратце следующий. Приезжает Хрущев (или с поправкой на грядущий застой «Брежнев») в Америку. Обычно Никсон, (но на самом деле Эйзенхауэр, если быть исторически точным) предлагает угостить гос... больше
67
Просмотров
Рецепты > Искусство
Дата публикации: 2013-04-23
Страниц: 4

Из книги «сто тазиков оливье» Оливье «хрущёвский», он же «коммунизм», он же «Олимпиада-80». То ли вышеупомянутый рецепт истёк из ниже приведённого анекдота, толи наоборот. Не суть дело важно. Анекдот вкратце следующий. Приезжает Хрущев (или с поправкой на грядущий застой «Брежнев»)1 в Америку. Обычно Никсон, (но на самом деле Эйзенхауэр, если быть исторически точным) предлагает угостить гостя любым блюдом, которое он закажет. Русский принцепс потребовал зажаренные мозги негра. Или, опять же, если следовать исторической логике, тот же субпродукт «великого дракона клана», а может быть (что скорее всего) серое вещество конгрессменов, членов комиссии сенатора Маккарти, обжаренное в кляре. Ответный визит. Москва. Кремль. Идентичная просьба заокеанского гостя. Согласно законам исконно русского гостеприимства. Естественно американский визитер заказывает себе на ленч мозг членов ЦК в сухарях. Коммунистов, короче. Что делать? Международный протокол вещь суровая. Отдает приказ вождь своему заму по идеологии добыть искомый продукт. Через некоторое время прибегает Микоян, он, если верить «Книге о вкусной и здоровой пище», тогда кормом для всего народа заведовал. В руках тазик с чем-то мясным. Говорит вождю. Мол, сколько там черепных повскрывали нигде мозгов не нашли, зато языки во какие! И на тазик кивает. Короче, в хрущёвко-коммунистическо-олимпийском оливье никаких рябчиков, курей, отварной телятины, трепангов и всего того что служило белковой составляющей для семейств оливье, типа «столичных», «исконных», «дальневосточных» - а языки. Язык. Великий и могучий. Не русский. И не хинди. И не членов Брежневского политбюро или думской фракции «Единой России». И даже не язык Жириновского, который по вкусовым качеством и весу не уступает, а возможно даже превосходит все вышеперечисленные. А язык телячий. Говяжий. Биф-язык, короче. На ниже приведённый тазик его потребуется в объеме 3,70 фунта. Можно чуть больше. Или чуть меньше. Это получится один большой язык. Если средних - несколько. Маленьких - больше. И ещё. В традиционном «хрущёвском» никакого «зелёного горошка» - а кукуруза идентичного изготовления. В «олимпийском» и особенно «коммунистическом» (ибо там должно быть «всё») зелёный горошек вполне может присутствовать – но не затмевать собой кукурузу. То есть в соотношении 1:3, ну в крайнем случае 50:50. Насчёт майонеза. В «хрущёвском» - только майонез. Вспомните фильм «Женщины». Прогрессивные слои общества того времени уже, в отличии от сельских жителей, потребляли исключительно майонез. Тем более со сметаной, хлебом и мясом в стране началась очередная напряжёнка. Впрочем, тогдашние вожди народа попытались решить эту проблему «по-гайдаровски». Поднять цены и понизить зарплату. В результате родился кровавый кошмар «Новочеркасска», где пролетарии на своей собственной коже почувствовали железную хватку своего авангарда. Так что внук детского писателя был отнюдь не эксклюзивен в методах насыщения рынка товарной массой. А мне опять повезло. В лавке попался вполне приличный «провансаль», мало чем уступающий искомому. Если же делаете оливье «коммунистический» или «олимпийский» то соотношение сметаны и майонеза как в «троцкистском», или «Рыковском». Соответственно 1:3 и 3:4. Сейчас я еду на базар за остальными ингредиентами искомого блюда, так что есть ещё немного времени дабы поведать ещё некоторые факты предыстории возникновения рецепта данного яства. В 1959 году, ныне покойный, а тогда пока ещё бодрый вице-президент США Ричард Никсон прибыл в Москву.2 В пункты программы данного круиза входила представление выставки достижений народного хозяйства. Американского. Выставку посетил и тогдашний принцепс коммунистической России Никита Хрущев. В его блестящий (в прямом смысле этого слова) голове уже вызрела, как червь в яблоке мысль не только построить коммунизм, но и похоронить Америку. Очевидно советский лидер намеревался оценить всё ли следует закапывать или кое-чего пригодиться грядущим коммунарам в их светлом грядущем. После ритуального лая через переводчика со своим заокеанским визави, завсегдатай бетонного аквариума за кремлёвскими стенами приступил к осмотру достопримечательностей. Кстати, 1 Для тинэйджеров напоминание «Хрущев» и «Брежнев» это примерно то же самое, что в нынешние времена зовётся «Путин». 2 Все-таки согласитесь, анекдоты имеют под собой реальную, более того историческую основу.


нужно отдать должное Никите. Будучи патологически безграмотной личностью, он обладал довольно живым умом, и был человеком в принципе не злобным. Учитывая конечно всю ту подлость и мерзость, которые наложило на его кипучую натуру тридцатилетнее карабканье к вершинам неограниченной власти над одной шестой частью суш и почти 200-ми миллионами аборигенов на них обитающих. Именно после этого визита в СССР появились автоматы торгующие газ-водой и пивом, магазины самообслуживания и аналогичные столовые, да и много других мелочей подобного рода. Но даже не этим нанесём первый, едва заметный удар по колоссу идеологических догм. А тем, что вместе с кремлевским небожителем выставку посетили несколько десятком тысяч москвичей и гостей столицы, и не все они служили в КГБ. Хотя спору нет процент чекистов среди нормальных людей на подобных мероприятиях, был на порядок, если не два выше, чем даже среди обитателей Лефортово. Кроме обзора достопримечательностей быта загнивающего капитализма, которые станут доступные внукам тогдашних посетителей заокеанского технологического зверинца, всем им выпало испытать диковинное для советского человека ощущение. Ощущение вкуса Кока-колы. Как много сказать не могу. Но то что бесплатно – однозначно. Практически как при коммунизме. Почти по потребностям. По крайности для тех, кто отстояв длинную очередь пробился к поилке. Попробовал заокеанское пойло и кремлёвский мечтатель. Реакция Первого секретаря ЦК КПСС, говорят, была похожа на ту, которую выразил никулинским фейсом Семен Семёныч Горбунков из кинофильма «Бриллиантовая рука», когда супруга удовлетворив своё любопытство по поводу Софи Лорен, спросила, пробовал ли он в заграничном турне пресловутую «кока-колу». Однако видя ажиотаж потребителей, Хрущев про себя решил, что при коммунизме, коммунары вот так же точно будут пить эту коку, и безо всяких очередей. «Водку они будут пить ...» - пробурчал тасующийся тут же секретарь по идеологии Суслов. Как и положено по должности он угадал потаённые мысли своего босса. «Ты не прав, Михаил - ответил вождь с живым интересом рассматривающий только надкушенный чисбургер, - В водке русский народ топит свои горе и печаль. А при коммунизме их не будет. При коммунизме каждый день будет праздником для трудящихся. Каждый новый день – как новый год. И еда и напитки будут как за новогодним столом. Вот». «Это что же, - промолвил Суслов, пытаясь с трудом скрыть ехидство в своём змеином полушепоте, - каждое утро пролетарии и колхозники (при слове «колхозники» Суслов воздел к потолку указательный палец) будут начинать с фужера шампанского и тарелки оливье? Так что ли? По буржуазному это как-то. Не по нашему». Никита задумался. «Что ж, товарищ Суслов, кое в чём ты прав. Есть в шампанском, даже в «Советском» что-то тлетворное. А главное изжога от него. Ситро наши люди пить будут. Квас. Или чёрт с ним, коку эту проклятую. А на счет оливье я с тобой не согласен. Почему бы и нет. Вполне советская пища. А с кукурузкой если, да под водочку ... но водки при коммунизме не будет». Пока вы это дочитали я уже на кухне. Готовлюсь. Картофель вариться, около двух фунтов. В мундирах, как и во всех предыдущих случаях. Яйца так же варятся. Куриные. До крутизны, «вора в законе» ставшего главой правительства. Теперь язык. Промыть холодной водой, если не чищенный то прочисть после варки. Сразу в холодную воду. Впрочем, если чуть дороже язык на базаре продаётся уже чищенным. Я экономить не стал. Язык вариться, если на медленном огне, то около часа. Воду закипевшую посолить. Можно пару бульонных кубиков бросить. Оливье «Хрущев», в отличие от своих коллег по прайду отличается скромностью, присущей истинно советским людям, быстротой изготовления, сбалансированностью белков и углеводов. В праздник седьмого ноября он вполне может украсить стол, а в суровые трудовые будни может служить как завтраком, так и ужином. И, конечно же изумительной закуской. И не только к кока-коле. И ещё в оливье а-ля Хрущев никаких свежих овощей, огурцов в частности. В тогдашнем советском Союзе, свежие огурцы появлялись не зависимо от широты, не раньше мая, а исчезали к концу сентября. А почти все великие советские праздники приходились на самое мерзкое время года в средней полосе России. И никаких корнюшонов. Во-первых слово не русское, а во-вторых социалистические овощеводы считали чуть ли не преступлением срывать свою продукцию до тех пор пока она не достигнет формы цеппелина, и убойного веса молочного поросенка. Но огурцы гиганты конечно же нам не подойдут. Средние. Вона баночка с домашним соленьем стоит. Ещё раз прикинем всё что нужно. Имеется ли? Два фунта варёного

языка есть? Есть. Столько же отварного картофеля. Пяток варёных яиц. Несколько солёных огурцов. Две банки консервированной кукурузы. Пучок нежного зелёного лука. Соль. Черный молотый перец. И майонез, конечно. Всё на месте. Теперь быстро сделает добавку-соус. Две унции кукурузного масла, столько же растопленного до жидкого состояния сливочного, столовую ложку сладкой горчицы – всё тщательно взбить. А дальше всё как всегда. Режем кубиками. Слой языка. Слой варёного картофеля. Майонезом всё это укрыть как стол скатертью. Огурчики, кукуруза. Опять майонезная прослойка. Сверху рубленные яйца. И скрошенный лучок. Залить соус. При перемешивании посолить и поперчить. Всё. В холодильник. Пусть стынет. А теперь приступим к изготовке оливье «коммунизм». При коммунизме, если верить 3 программе почившей в августе 91 года КПСС должно быть всё. Как в Греции. А по сему просто необходима банка бурых греческих маслин без косточек. Банка кукурузы и банка зелёного горошка конечно же так же. Кто б там чего не говорил а свежие огурцы, как и маринованные корнюшоны так являются неотъемлемой частью быта коммунар. В мясной составляющей так же отличие существенное. Искомого варёного языка фунт. Это первая часть. Вторая часть посвящена всем тем кто за светлое будущее живот положил. А именно фунт отварных до помягчения куриных пупков. Их некоторая жесткость подчеркнёт нежность языка и придаст блюду вкус весьма специфический. Ещё одна тонкость. В состав данного яства входят грибы. И не «желательно» – а именно боровики. Искомый фунт свежих боровиков вариться в полупинте молока с добавлением в него трех унций коровьего масла пятой части галлона воды, столовой ложки сахара, щепотки смолотой в пыль гвоздики. Варить на очень медленном огне. Думаю не требуется особой инструкции для определения готовности грибков. Когда сварилось, боровички аккуратно извлекаются, а то в чём они булькотели пригодиться для заправки. Но подождём пока варево остынет. Подождали. Теперь в него две банки майонеза. Того самого. Я кстати сделал запас. Хотя в лавке меня уверили что он местного производства и магазин им снабжается с завидной регулярностью. И три четверти фунта сметаны. Сметана должна быть жирной и свежей, по своей консистенции приближённой к маслу. Все это тщательно сбиваем. Хоть миксером, хоть венчиком. Пока не запузыриться обильно. При коммунизме, если верить классикам марксизма не будет никакого расслоения. Не классового, ни пищевого. Поэтому в любом порядки скрашиваем в тазик следующие ингредиенты: язык, куриные пупки, картофель, крутые яйца, маслинки, грибочки, огурчики, как свежие так и маринованные, пучок нежного зелёного лучка, пучок петрушки, солим, перчим (перец только чёрный, молотый в пыль), сверху высыпаем горошек и кукурузу, и заливаем дурманяще пахнущим сбитнем. Перемешиваем. Делаем это азартно, проявляя силу воли и твердость, что бы ложку не облизать. Не знаю как читать, а писать подобные рецепты на пустой желудок – пытка. Теперь что? Коммунизма дожидаться? Или нового года? Черта два! Здесь и сейчас. Попробовать уж однозначно. Тем паче хрустальна стопка тягучей ржаной водочкой наполнена. Да и бутылка кока-колы из холодильника извлечённая благородной испариной покрылась, как лоб Карла Маркса когда он дописал последнюю фразу в своём опусе «Критика готской программы». Водочка во внутрь – хоп. Теперь ложка оливье. Первая, вторая ... здесь главное вовремя остановиться. Ведь родственники имеются, гости, соседи на худой конец. Кока-колы стакан ... хотя как русский человек я предпочитаю квас с изюмом. Но это уже дело вкуса. Как известно, обещанный коммунизм для советского народа был заменён на московскую олимпиаду. Но оливье «олимпиада-80», никак не может послужить заменой оливье «коммунизм». Эти вещи вполне самостоятельные, самодостаточные, весьма различимы по рецептуре. Для «Олимпиады» так же как и для «Коммунизма» необходим язык. Искомый фунт. А вот вторая часть протеиновой составляющей кардинально иная. А именно фунт копчёного медвежьего окорока. Причем медведь должен быть не гризли, и, упаси боже, не гималайский – а бурый. Наш родной. Желательно сибирский. Тот самый что прослужил прототипом для эмблемы московской олимпиады. Понимаю достать продукт подобный, даже за деньги не так просто. И если уж коммунизм был заменён олимпиадой попытаемся и мы подыскать замену.


Это печень. Не медвежья и не тресковая, а обыкновенная говяжья. Сначала сырая, а потом сваренная. Она подчеркнёт прелесть языка с другой стороны чем куриные пупочки. В свое время доводилось лицезреть мне в рабочей бытовке плакат наглядной агитации. Плакат цветной. Добротно картоном проклеенный. «Печень алкоголика» называется. Впечатление производил ещё то. По крайности в обеденный перерыв, поднося к губам гранёный стакан на дне которого плескалось 150 граммов «экстры», я глубоко задумывался на секунду. И на тёплый кебаб в тарелке смотрел уже без прежнего аппетита. Так вот, заявляю с уверенностью – коровы водки не пьют и печень их не только пригодна в пищу, но и выглядит весьма аппетитно. Итак чего мы имеем. Язык, около фунта. Варёная печень столько же (или копчёный медвежий окорок, если он есть – печень не нужна). Понятно полтора фунта отварного картофеля, традиционный пяток крутых яиц. Корнюшоны или маринованные огурчики, но не солёные. Свежие не нужны. Этой прелести 3\4 фунта. Если корнюшонов, то маленькая баночка. Если размер огурчиков средний – то штук пять. Грибов и маслин не нужно. Они бойкот объявили. А вот зелени много. А именно: лук-латук, петрушка, укроп, кинза (на любителя), базилик, крест- салат, тархун. Меленько-меленько всё пошинковать. Теперь орехи. Полтора стакана кедровых. Нет - тогда столько же кешью. Тоже нет. Сойдёт и фундук лущёный. Но не арахис и не грецкий орех. Это ария из другой оперы. Зелёный горошек и кукуруза в соотношении 1\3. Горошка больше. «Олимпиада послойной» укладки не требует, но заправка её имеет свои тонкости. Итак всё нарезано и уже в тазике. Теперь туда три столовые ложки конопляного масла, можно в принципе и кунжутового. Если этих нет – то вообще не нужно. Солим, перчим. Здесь необходим черный перец крупного помола, смешанный с душистым и мускатной пылью. Теперь майонез. Перемешиваем. Теперь и сметану. Пропорция один к трём. Для чего? Майонез, масляная основа его, подчеркнёт индивидуальность каждой фракции. Именно для подчеркивания этого качества постное (кунжутовое) масло и добавляется. А если конопляное – то оно ещё и аромат придает который весьма со вкусом орехов гармонируют. Те же, своей твердостью и хрусткостью контрастно выделяют нежность печёнки и языка. Или же пряную жёсткость медвежьего окорока. А теперь уж сметану. Жировые свойства этого продукта и создадут единый вкусовой букет. Перемешиваем. Господи, хорошо то как. Даже водку пить не хочется. Но что делать? Надо. А вот от того чтоб попробовать оливье можно и удержаться. Да разве получиться?

Chkmark
Всё

понравилось?
Поделиться с друзьями

Отзывы